Гипертрофированное чувство вины: Самооценка, интернализованный стыд, гипертрофированное чувство вины | by callthecats

Содержание

Самооценка, интернализованный стыд, гипертрофированное чувство вины | by callthecats

Самооценка

Самооценка — это то, что вы действительно думаете о самих себе, как вы оцениваете себя, свои сильные и слабые стороны. Cамооценка может быть высокой или низкой, но она не основана на том, что думают о вас другие люди. Вместо САМОоценивания, созависимые люди обращаются к другим в поиске одобрения и оценки. Именно другие люди и события заставляют созависимых думать о себе хорошо или плохо. Можно сказать, что созависимые люди определяют себя через других.

Негативные эмоции и тревожные мысли, возникающие во время конфликтов или проблем на учёбеработе или в отношениях, огорчения, всегда временны, преходящи. Они не отражают истинную самооценку. Устойчивая самооценка не сильно меняется под давлением внешних событий. Они не отражают ваше «Я». Но когда созависимые люди терпят потерю или разочарование, они чувствуют себя проигравшими.

Ниже я хочу разграничить высокую и низкую самооценку. Слева — чем характеризуется высокая самооценка, а справа на контрасте изображены характерные черты человека с низкой самооценкой.

Чувство самодостаточности — Думаете, что недостаточно хороши, сравниваете себя с другими

Знаете, что вы ценны и значимы — Не ощущаете самоценности

Уверены в том, чем занимаетесь — Нуждаетесь в одобрении со стороны, постоянно спрашиваете мнения других

Проявляете честность, целостность и последовательность — Нерешительны, идете на уступки, соглашаетесь с другими, пытаетесь им угодить

Доверяете себе — Сомневаетесь в себе, не думаете о своих потребностях и желаниях

Принимаете себя — Критичны как к себе, так и к другим, чувствительны к критике

Ответственны перед собой и другими — Обесцениваете свои чувства, желания и потребности

Не теряете надежды и веры в себя и в будущее — Не уверены в себе, не ощущаете самодостаточности и самоэффективности (Самоэффективность — вера в эффективность собственных действий и ожидание успеха от их реализации)

Уважение и сострадание к себе и другим — Отсутствие чувства собственного достоинства и самосострадания

У созависимых людей чаще всего низкая самооценка. Они думают, что таких, какие они есть, недостаточно, они недостаточно привлекательные, умные, хорошие. Их самоценность может держаться на деньгах, престиже, успехе в какой-то деятельности, но ничто из этого не является реальной самооценкой. Как вы будете к себе относиться, если потеряете все деньги, перестанете быть популярными или ваш проект провалится? Также не является настоящей самооценкой успех в чем-то, если вы руководствуетесь желанием быть лучше других или стремлением завоевать признание. Вам может казаться, что у вас высокая самооценка, но вы не будете понимать, что такое отношение к себе держится на внешних факторах, и если что-то пойдет не так, всё рухнет.

Поскольку созависимые люди обычно оторваны от самих себя, вы можете не доверять себе, и не можете следовать внутреннему руководству. Вы можете быть в замешательстве, колебаться, когда необходимо принимать решение, всегда интересуетесь чужим мнением. Вы можете не знать, чего вы действительно хотите. Низкая самооценка может вас сделать самокритичными до такой степени, что вы придираетесь ко всему, что вас как-то касается — как вы себя чувствуете, что вы делаете, чем вы интересуетесь, о чем вы думаете, что вы говорите и создаете. Вы можете даже ненавидеть себя или испытывать к себе отвращение. Большинство людей даже не осознают, насколько они самокритичны. Одновременно с самокритикой, вы очень чувствительны к критике со стороны, вам может казаться, что вас критикуют и осуждают даже тогда, когда этого не происходит. Когда вас хвалят, делают комплименты и уделяют внимание, вы смущаетесь и оправдываетесь, потому что уверены, что вы этого всего не заслужили. Будучи самокритичными, вы критикуете и других.

Хорошие новости: самооценку можно научиться осознавать и понимать, а низкую самооценку трансформировать в самоценность.

Интернализованный (внутренний) стыд

Стыд — это болезненное чувство униженности и в разной степени отвращения к самим себе. Когда вы окружены людьми, вам может казаться, что вы отчуждены, будто вас разоблачили и все видят ваши недостатки. Вы пытаетесь спрятаться, стать невидимыми. Все испытывают стыд, но полезен он только тогда, когда мешает сделать что-то, что вы считаете неэтичным.

Внешне, физически, стыд проявляется следующим образом: человек избегает зрительного контакта, отдаляется, отчуждается от окружающих, повышается потоотделение, тело напряжено, человек может сутулиться, опускать низко голову, многих также тошнит в таких ситуациях.

Обычно ощущение стыда проходит после смущающего инцидента, но в случае с созависимыми людьми, стыд интернализуется, становится частью вас самих, никуда не девается, как открытая рана, которая никогда не заживает. Вы стыдитесь самих себя. Стыд всеобъемлющ, он парализует, лишает вас непосредственности, ограничивает во всех проявлениях. Вы не верите в то, что заслуживаете любви, счастья, уважения или успеха. Вы убеждены, что вы плохие, неправильные, неполноценные, неудачники и обманщики. Хронический стыд — причина ощущения безнадежности и отчаяния, а также чувства неполноценности. Вы завидуете и сравниваете себя с людьми, которыми восхищаетесь. Так как стыд причиняет боль, в силу может вступать отрицание и вы даже не будете осознавать, что с вашей самооценкой что-то не так. Вы можете ощущать собственную важность или превосходство над теми, кто, по-вашему, стоит ниже вас (другой класс, культура, етц). Понижая в своих глазах ценность других, вы пытаетесь поставить себя выше. Большинство созависимых колеблются между чувством неполноценности и превосходства.

Стремление угодить

Некоторые созависимые готовы вывернуться наизнанку, чтобы угодить другим. Они отчаянно стремятся к тому, чтобы другие подтвердили их ценность и значимость, любили и нуждались в них. Они делают всё возможное, чтобы понравиться, угодить, завоевать расположение и одобрение других. Созависимым людям тревожно и плохо, если кто-то рядом с ними несчастлив. Они ставят чужие чувства и потребности выше своих. Созависимые люди прячут от себя свои же чувства и мысли, чтобы стать кем-то другим, кто, по их мнению, устроил бы окружающих. Особенно такое распространено в романтических отношениях. Созависимые люди пытаются подстроиться, стать идеальными, красивыми, успешными, ответственными, заботливыми, самыми лучшими, ещё глубже пряча свои травмы, боль и стыд.

Вина

В то время как стыд — это негативное чувство, которое вы испытываете по отношению к себе как человеку, чувство вины возникает тогда, когда вы сказали или сделали что-то идущее вразрез с вашими принципами. У созависимых людей чувство стыда и вины идут рука об руку. Например, вы можете чувствовать себя виноватыми («Я не должна была так поступать»), и тут же подключается стыд («Я такая эгоистка/неудачница етц»).

Например:

Дэвид-бухгалтер, в субботу он понял, что сделал ошибку в налоговой декларации клиента. Он не стал сообщать об этом клиенту или начальству, но так сердился на себя и испытывал такое непреодолимое чувство вины, что прервал выходную семейную прогулку и вернулся в офис. Чувство вины лишило его покоя, потому что пробудило интернализованный стыд.

Созависимые люди чувствуют себя виноватыми и стыдятся самих себя и своих чувств. Вы осуждаете себя и говорите, что не должны себя чувствовать ТАК, вините себя, когда злитесь или обижаетесь, думаете, что с вами что-то не так, если вы подавлены или грустите. Вы не понимаете, как вообще вести себя НОРМАЛЬНО. Вы постоянно прокручиваете в голове ситуации, свои слова и поступки, везде ищите ошибки. «Я» созависимого человека окружено негативными мыслями и отрицательными эмоциями.

Ниже я хочу привести список фраз, многие из которых часто возникают в речи или в мыслях созависимого человека:

Стыд: я не люблю себя, я не могу этого сделать, я не доверяю себе, я не знаю что делать, мне не нравится внимание, я не знаю чего хочу.

Страх: что, если я останусь одна? что делать, если меня отвергнут? что, если я потеряюсь в другом человеке? что, если я потерплю неудачу? что, если меня будут осуждать?

Вина: я неудачник, я не важна, меня невозможно любить, я плохой человек, я обманщица, со мной что-то не так, я должна стараться больше, это я во всём виновата.

Созависимые люди испытывают чувство вины и стыда за свои потребности, запрещая себе обратиться за помощью или попросить о чем-то. Они считают себя слабыми, эгоистичными и потакающими своим прихотям и желаниям. Многие созависимые воспринимают себя как обузу, не могут обратиться за помощью даже в самых критичных ситуациях. Обесценивание собственных потребностей как раз и отражает низкую самооценку.

Созависимые испытывают чувство вины не только за свои чувства, но и за чувства других людей. Они ошибочно чувствуют ответственность за них. Вы можете чувствовать себя виноватыми, если человеку не понравился фильм, который вы предложили посмотреть. Вы не можете не согласиться с близким человеком не испытывая при этом чувства вины. Вы всё чаще извиняетесь, не пытаетесь противостоять. Если у человека плохое настроение или он злится, даже когда о вас речи не идет, вы можете подумать «Что я сделала не так?». Вы пытаетесь защищаться, рационализировать. Вина не дает вам услышать и понять другого человека, что только эскалирует конфликт.

Так как вы считаете, что не заслуживаете хорошего отношения, вы не противостоите обвинениям, абьюзу, насилию, так как это всё служит дальнейшим доказательством того, что вы виноваты (даже если вас будут обвинять в чужой зависимости). Низкая самооценка не позволяет вам отстаивать свои границы, вы только еще больше пытаетесь угодить обвиняющему вас и заслужить его одобрение. Обвиняющая сторона, кстати, такая же созависимая. Они не берут на себя ответственность за свои чувства и поступки, низкая самооценка толкает их обвинять других в их собственных поступках и поведении. Ни тот, кто обвиняет, ни тот, кто берет на себя вину, не сосредоточены на собственном «Я».

Это не все характеристики созависимых людей, дальше речь будет идти о перфекционизме, контроле и заботе, отрицании и еще много о чем! Созависимый человек совсем не обязательно обладает всеми характеристиками. Всё очень индивидуально. Мне кажется, важнее скорее само осознание наличия этих проблем и стремление их исправить. А это всегда возможно.

Чувство вины – положительное качество или путь к саморазрушению?

Чувства вины и стыда. Помощь психолога

Чувства вины и стыда встречаются у людей,
неуверенных в себе. Они считают себя неудачниками, а негативные чувства со временем начинают доминировать и подавлять личностные качества, что может привести к невротическому состоянию.

Читать далее

Любой человек время от времени ощущает чувство вины. Эти переживания тесно связаны с ответственностью за свои поступки, что вполне нормально для развитой личности. Но при определенных обстоятельствах из конструктивного чувство вины превращается в деструктивное.

Зачем нам чувство вины?


Это чувство дано человеку не просто так. Оно призвано регулировать его психическую деятельность в сторону социальной и этической приемлемости. Если человек поступает вопреки социальным или собственным морально-этическим нормам – он испытывает дискомфорт. Примерно таким же образом работает и чувство стыда. 


Но и той, и этой эмоции нужны разумные ограничители. Нормально чувствовать вину или стыд за собственные неблаговидные поступки. Однако абсолютно неправильно ощущать вину за поступки, которые были совершены не умышленно. И уж точно подобная эмоция не уместна, когда речь идет о поступках другого человека. В этом случае речь идет уже о гипертрофированном чувстве вины, имеющем деструктивную природу.

Из-за чего оно возникает?


Чаще всего корни гипертрофированного чувства вины «растут» из детства – его прививают ребенку родители. Так бывает в следующих случаях:


1. Когда родители пытаются вырастить из чада идеального человека без недостатков. В этом случае любая слабость малыша ставится ему в вину. Боишься? Плохо! Злишься? Нельзя злиться! Тебе кто-то не нравится? Ты добрый и должен любить всех! При этом ребенка с детства учат не принимать себя, испытывать вину за нормальные, в общем-то, эмоции.


2. Вторая причина появления гипертрофированного чувства вины – в стремлении родителей манипулировать отпрыском. Конечно же, родители делают это не специально – просто они хотят, чтобы ребенок был послушным. Если у него есть чувство вины, им куда проще управлять.


3. Иногда бывает так, что родители «передают» ребенку чувство вины по наследству: их самих так воспитывали, и они глубоко убеждены, что это верно.


В любом случае, результатом родительского воспитания становится привычка испытывать чувство вины, которая с возрастом только усугубляется.

Негативное воздействие чувства вины


Почему гипертрофированное чувство вины – это плохо? Потому что самый простой путь избавления от него – наказание. Если за проступок не поступает наказания извне, человек начинает наказывать себя сам. Если речь идет о ребенке, то первым сигналом для родителей должны стать его участившиеся травмы – от безобидных синяков и шишек до серьезных переломов. Таким образом, ребенок неосознанно избавляет свою психику от разрушающего воздействия чувства вины. Интересно, что подобным образом поступают и взрослые люди. Только в их случае запускаются программы более серьезные, и оттого – более опасные.


Постоянное чувство вины формирует в человеке внутреннюю готовность к наказанию. В результате могут формироваться абсолютно разные программы:


•  «Я неудачник, никогда не добьюсь того же, что и  мои знакомые»;


• «Жизнь становится все хуже и хуже, вряд ли стоит ждать пряников от судьбы»;


• «Мне не везет, такая уж у меня судьба, надо с этим смириться»;


• «Я никому не нужен и обречен на одиночество» и т.п.


Объединяет все эти программы то, что они совершенно не совместимы со способностью быть счастливым, поскольку человек искренне убежден, что счастья он не заслужил. Хуже всего то, что если в человеке уже запущена негативная программа, то он будет с упорством, достойным лучшего применения, отпихивать все возможности и подарки судьбы. Объясняя это тем, что «все равно ничего не получится». Но на самом деле человеком движет страх, что как раз-таки получится – и как же тогда наказание? Лучше спокойно страдать и быть уверенным в том, что хуже уже не будет.

Как победить чувство вины?


Если вы ощущаете, что постоянное чувство вины уже мешает вам  адекватно оценивать ситуацию – значит, пришло время меняться! Первое, что необходимо сделать – вывести эту эмоцию из подсознания, понять, что негативная программа существует и попытаться проанализировать, почему так случилось.


Следующий шаг: разобраться, является ли чувство вины собственным ощущением или же оно навязано извне – родственниками, спутником жизни или окружением. Если вы поняли, что это не ваше собственное переживание, тогда стоит освободиться от влияния тех, кто навязывает вам это ощущение. Проще всего, конечно, просто перестать общаться с такими людьми. Но это возможно не всегда.


Если не можете отказаться от общения с человеком, из-за которого возникает чувство вины, тогда стоит заняться анализом ситуации. Вы можете отвечать только за собственные поступки, но никак не за чужие эмоции по этому поводу. Если считаете, что ваше поведение было правильным и адекватным ситуации, то не должны ощущать вину за то, что кто-то демонстрирует по этому поводу негативные эмоции. Это его личный выбор, вы здесь ни при чем. То же самое касается неадекватного поведения других людей. Если человек поступает определенным образом и обвиняет в этом других – это всего лишь способ переложить ответственность на чужие плечи. Не берите этот груз на себя, вы этого не заслужили.


В том случае, когда ощущение вины все-таки идет изнутри, наиболее простым решением оказывается заменить его другим – чувством ответственности, например. По своей природе оно куда более конструктивно и позитивно.


И самое главное, запомните: совершать ошибки – это нормально! Чувствовать злость или другие негативные эмоции – нормально. Человек всегда остается собой. И не становится хуже от того, что на кого-то рассердился. Более того – он даже не становится хуже от того, что кто-то считает его плохими… Первый шаг к внутренней гармонии – начать любить и принимать себя любым, вывести себя из-под оценки. Помните, что все хорошо в меру – в том числе и чувство вины.

Гипертрофированное чувство вины и желание одобрения — Психология

Добрый день!

«…Понимаю, что все это тянется из детства… Подскажите, в какую сторону копать?…» — так вот в сторону детства и нужно копать, только не в «общем и целом», а  предметно каждое конкретное обстоятельство.  Все Ваши проблемы родом оттуда, и какие бы усилия в настоящем времени Вы не предпринимали, какой бы опытный коуч с Вами не работал, всегда в определенный момент будут всплывать Ваши внутренние барьеры на пути, пока с ними окончательно не разберетесь. Успешное движение вперед возможно только тогда, когда «тылы подтянуты».

«…Но искоренить проблему не удается…» — точно так, «… искоренить..» в прямом понимании этого слова и не удастся… Нельзя бороться с самим собой — это аналог  бессмысленной борьбы с ветряными мельницами. У любой внутренней проблемы помимо реальных минусов, есть и плюсы — это Ваша защита… Вот тут коучинговый переформат  негатива на позитив вполне уместен = сформулируйте для  себя Цель работы в позитиве: Что и Для чего я хочу?!…

Далее  — От чего и Для чего Вас защищают Ваши страхи (за чувством вины   и желанием одобрения также стоят именно страхи. ..)? — поиск ответа на этот вопрос и есть предмет первичного анализа…  +  Когда? При каких обстоятельствах? Кем? были сформированы страхи… Будут понятны ответы на вышеобозначенные вопросы,  тогда и понимание Что?! и Как?! делать начнет проясняться… 

Хочу обратить Ваше внимание на тот факт, что любой страх по природе своей иррационален. Это область подсознательная. Соответственно, работать самостоятельно с проблемой очень и очень сложно: и объективность оценки ситуации отсутствует, и сопротивление организма велико. Ответ в формате открытых вопросов может обозначить тенденции, но получить действенные  рекомендации возможность не дает — это уже предмет индивидуальной работы клиент-консультант. При желании пообщаться предметно по теме — пишите в чат..

Удачи Вам!

С уважением,

Оксана

Непреодолимое чувство вины

Если уж виноват, так изволь!

Чувство вины испытывает каждый. Оно закладывается в раннем детстве и лежит в глубине нашей психики, именно поэтому, чувство вины, отчасти, бессознательно.

Для чувства вины характерны, прежде всего, самообвинения и самоуничижения, стремление к самонаказанию.

Мы чувствительны к вине, воображаемой или реальной. Но, коль скоро это в природе человека, он может ее распознавать и с ней справляться.

Слишком много в жизни ситуаций, из которых мы выхо­дим не с чистой совестью. И совершенно заслуженно. Как быть, если ты действительно виноват? Как заслужить прощение? Ученые, буквально вслед за служителями куль­та, говорят: даже если ничего исправить нельзя, можно раскаяться.

Можно осознать вину, принять на себя ответственность и делать то, что следовало бы назвать «извинением». Часто ты виноват перед одним человеком, но уже не можешь перед ним извиниться. И тогда? Тогда есть возможность сде­лать добро другому или по крайней мере никогда больше не поступать так, как поступил.

Мы слишком одержимы гордыней, для того чтобы изви­няться. Стыдно, не хочется, противно, очень глупо выглядит. Но другого выхода нет: чувство вины (оно же совесть) съест каждого, как бы мы ни храбрились. Признание вины — это не только слова, но и изменение поведения. Это наша ответственность за сделанное и наш выбор на будущее. В этом смысле чувство вины — продуктивное чувство.

А психологи здесь могут только помочь и объяснить, что относится к закономерностям переживания чувства вины.

Например, вина утраты. Рано или поздно мы теряем своих родителей и своих друзей. Все переживают это по-разному, но у каждого возникает то, что называется «синдромом утра­ты». И все люди без исключения проходят через определен­ные эмоциональные стадии.

Первая — шок и отрицание. Когда теряешь кого-то, не хочется верить в то, что произошло. Эта стадия коротка. Следом приходит жалость к себе. За что это мне? Ну поче­му это случилось именно со мной? Затем чувство вины, особенно если речь идет о смерти близких. Потому что ты всегда смертельно виноват перед ушедшим, кажется, что обязательно есть что-то, что ты по отношению к нему делал неправильно, или не доделал, или не договорил.

А затем нас ждет депрессия и печаль. Стадия печали неиз­бежна, но это более продуктивный этап, чем чувство вины или чувство жалости к себе. Вслед за депрессией приходит освобождение и реконструкция собственной жизни. Попыт­ка выстроить ее заново, уже без того, кто ушел. И поскольку утраты — часть нашей жизни, мы должны понимать, что с нами произойдет. Это не защитит нас от мук совести, но, быть может, спасет нашу жизнь от разрушения.

Вина без раскаяния опасна, прежде всего, для нас самих, потому что она ищет наказания. Можно покарать свое тело, буквально заболеть. Люди, совершившие проступок и не су­мевшие в нем покаяться, часто получают мелкие травмы, как будто бы ищут боли. Многие наносят себе порезы. Это частая реакция, особенно у подростков, когда чувство вины делает их состояние невыносимым. Телу не больно — больно душе. Так больно, что тело теряет чувствительность, и поре­зы, вид крови, травмированной ткани дают разрядку. Самоповреждения становятся отве­том на бессилие перед виной.

Иногда перегрузка хронической виной настолько велика, что люди в поисках облегчения задумываются о смерти. Вронский выстрелил в себя, чтобы не чувствовать вины. Он остался жив, и боль на время отступила.

 

Виноватые без вины

Переживание острой вины, то есть вины реальной, неиз­бежно. Но можно избежать накопления ненужной, ни на чем не основанной вины. Раз это чувство свойственно всем, значит, его не надо пробуждать и усиливать. Здесь стоит с виной разбираться, чтобы не нагружать ни свою душу, ни свое тело.

Дети не должны нести ответственность за то, что они не в силах контролировать, — за промоченные ползунки или за сломанную игрушку. И если постоянно стыдить их и наказы­вать, они приучаются чувствовать себя виноватыми. Роди­телям это иногда удобно. Но, строя отношения с ребенком на поддержании в них чувства вины, они формируют патологи­ческую программу поведения. Они говорят ребенку: ты опять довел меня до головной боли, из-за тебя я умираю от усталости, это ты виноват в том, что я болею. Понять это адекватно способен взрослый, а у ребенка возникает пред­ставление о том, что он нарушил естественный ход вещей и его родители стали несчастными. А значит, он виноват уже в том, что родился.

Человек часто отвечает за чужую вину. Дети, подвергав­шиеся насилию (в частности, сексуальному) или испытав­шие чувство нестерпимого унижения, не умеют правильно понять и оценить случившееся, особенно если насилие осу­ществлялось родителями или близкими родственниками. Де­тям кажется, что, если это сделали с ними, значит они в этом виноваты. Часто они забывают о том, что с ними сделали. Но вытесненное воспоминание превращается в чувство вины. Это самый тяжелый вариант чувства вины, на то, чтобы вспомнить о происшедшем могут уйти годы психотерапевтической работы.

Приходя к психотерапевту, люди приносят с собой свои депрессии и обиды. И очень часто за этим кроется усвоенное в детстве чувство вины.

 

Вот небольшой пример влияния детских переживаний на гипертрофированное чувство вины.

Это был молодой человек с очень скованным телом, лишен­ный легкости общения, очень стеснительный, почти не имеющий друзей. Именно коммуникативные трудности и привели его ко мне. Но доступ к реальным проблемам этого человека открыли детские воспоминания. Первое. В дет­ском саду, на пятидневке, воспитательница не любила, ког­да дети просились ночью в туалет. Потому что это ей ме­шало. И ребенок, попросившийся на горшок, был заранее ви­новат в том, что сделал это не вовремя. Лучше было ле­жать и терпеть, чем получить свою долю порицания. И попросить утешения у мамы было невозможно. А второе воспоминание оказалось еще более ярким. Как в раннем дет­стве он гостил у дедушки в небольшом подмосковном горо­де. Дедушка взял его на рыбалку, но мальчику стало скучно, и он, ничего не говоря, ушел к маме. Когда он предстал пе­ред мамой, она воскликнула: «Как же ты мог! Дедушка ста­ренький, у него больное сердце, он может испугаться и не пережить того, что тебя нет рядом». Когда они прибежа­ли домой, дедушка сидел за столом, и мальчику показалось, что у него совершенно серое от горя лицо. И когда через год дедушка умер, мальчик подумал, что укоротил его жизнь. В этой ситуации никто не был виноват. Мать справедливо рассердилась на ребенка. Может быть, она, говорила слиш­ком резко и не смогла скрыть испуга. И не был виноват че­тырехлетний мальчик, который не представлял себе пос­ледствий своего поступка. Но оказалось, что долгие годы он носил в себе груз вины, который мешал ему жить и об­щаться с людьми.

Хроническая вина превращается в способ восприятия ми­ра. Она буквально меняет тело, и в первую очередь осанку. Люди, которые тащат на себе хроническую вину, как будто хотят занять меньше места, у них особенная скованная по­ходка, у них никогда не бывает широкого легкого шага, сво­бодной жестикуляции, громкого голоса. Они зажаты всегда и во всем.

Хотите представить, как выглядит человек с чувством хронической вины? Попробуйте сказать, наклонив голову и почтительно присвистывая: «Извините, пожалуйста, ради бога, не сочтите за беспокойство, простите мне мою настой­чивость, не могли бы вы сказать, который сейчас час?» Взгляните в зеркало. И вы увидите, что у вас согнулась спи­на, а в глазах появился тусклый блеск профессионально го нищего. Вам неловко, вы не можете посмотреть человеку в глаза, вы как будто бы виноваты в том, что должны у него спросить.

Вина опасна еще и тем, что провоцирует обиду. Если вы чувствительны к вине, вас будут обижать. Вина может тран­сформироваться в другие эмоциональные переживания, она может превратиться в гнев или стать источником депрессии. Но чаще всего спутником вины бывает обида.

Потому что виноватый человек, как правило, склонен оби­жаться. И ровно до тех пор, пока не удастся переложить это чувство вины на другого — в этом смысл обиды. Поэтому лю­ди, которые считают себя обидчивыми, должны подумать о том, кто, когда и где сделал их виноватыми и почему они при­выкли эту стратегию поведения переносить на окружающих.

И наоборот. Есть люди, в присутствии которых начинаешь чувствовать свою вину. Они всегда готовы сделать вам заме­чание или поставить вас в положение, при котором вы ока­жетесь перед ними в долгу. Это совершенно особый тип лов­ких, хотя иногда и неосознанных манипуляторов. Они нас провоцируют, и от таких людей надо защищаться. Если вы перед кем-то слишком часто чувствуете себя виноватым, не совершая никаких проступков, попробуйте разобраться, как он, она или они делают это с вами. Как вы попадаетесь на крючок? Механизм этой манипуляции, как правило, прост: она возможна потому, что вы в себе не уверены и слишком склонны к ощущению вины.

 

Проверьте себя: виноваты ли вы?

Какова стратегия вашего поведения в жизни, ваша реакция на неудачу? Если вы реагируете чувством вины, значит, оно вас никогда не оставляет. Представьте себе, что вы в магазине, ко­торый должен закрыться через пять минут, перед вами полная тележка с продуктами, позади вас — негодующая очередь. И когда вы подходите к кассе, выясняется, что вы где-то забыли кошелек. Вы явно огорчены отсутствием кошелька, а вашим по­ведением явно огорчена очередь. И вот надо объясниться с продавцом. И вот нет кошелька. И вот полная сумка продуктов.

И вот очередь, которая ведет себя буквально как при развитом социализме, то есть не чувствуя за собой никакой вины. Одни говорят: я в таком случае почувствовал бы себя ужасно виноватым перед всеми. Другие: я бы извинился и попросил разрешения поискать кошелек. Третьи: я пошел бы прямо к ад­министратору и договорился бы с ним, что заберу продукты по­том. Пусть магазин закрывается, но персонал ведь не расходит­ся сразу. И этот выбор определяется навыком поведения в стрессовой ситуации, когда можно почувствовать себя правым, а можно — виноватым.

 

Первая помощь при нестерпимом чувстве вины.

Задайте себе четыре простых вопроса:

Что я сейчас делаю? — Просто оцените ситуацию.

Что я сейчас чувствую? — Может быть, у вас тяжесть в ногах, напряженный лоб, нахмуренные брови.

Как я дышу? — Первое, на чем отражаются наши переживания, — это наше дыхание. Вопрос «как я дышу?» сразу же помогает снова войти в привычный ритм.

И, наконец, о чем я сейчас думаю?

Ответив на эти вопросы, вы многое заметите в себе и хотя бы ненадолго избавитесь от навязчивой тяжести. На будущее: не пережевывайте обиду.

Постарайтесь упростить ваши реакции, свести их к «здесь и сейчас». Люди склонны к внутренним диалогам. Когда они не могут решить проблему, они предпочитают ее договорить, ста­раясь мысленно переиграть ситуацию, в которой они, быть мо­жет, выглядели не так хорошо, как им хотелось бы. Эти игры давно описаны психологами.

«Он виноват»: если бы он не сделал этого по отношению ко мне, вся жизнь моя пошла бы по-другому.

«Если бы я»: не развелся тогда; если бы я не слушал советов и устроился на ту самую работу.

«Как я ужасен»: как я толста, как я неук­люж. В этой игре нужны слова «никто», «все» и «никогда». Никто никогда не любил меня по-настоящему. Все всегда сме­ялись надо мной. «Я опять все сделал не так»: человек толь­ко что с трудом принял решение, но все равно продолжает сомневаться.

Есть игра «Он лучше»: он образованнее; она лучше меня одевается, это очевидно.

Или «Я не могу реали­зовать свои возможности»: я всего лишь не очень счастли­вый человек; я всего лишь слабая женщина; я всего лишь за­меститель генерального директора.

Этих игр не избегает никто. В них играют все — время от вре­мени и с разной интенсивностью. Вопрос в том, насколько при­вычен этот способ реагировать на стресс. Дело в том, что эти игры никогда не ведут к позитивным изменениям, а всегда вво­дят вас в замкнутый круг и отнимают силы. Лучше вовремя пой­мать себя на первом же витке и сказать: «Ага! Я опять веду все туже игру с самим собой. А займусь-ка я чем-нибудь полезным».

Важно только понимать, что вина не бывает бесконечной. Она должна иметь определенный предел, переступать который нельзя, потому что тогда уже включаются программы са­моразрушения. Бесконечной вины организм вынести не мо­жет и начинает защищаться от нее всеми доступными спосо­бами: едой, таблетками, алкоголем. Но вот тут-то и возникает поистине замкнутый круг.

 

Использован материал из журнала «Домовой» №11, 1998

назад к списку статей

Почему чувство вины отравляет жизнь, как маскируется и что с ним делать :: Здоровье :: РБК Стиль

Чувство вины (негативные установки, при которых нам кажется, что совершенные нами поступки — а в некоторых случаях и мы сами — являются причиной бед других людей) имеет разнообразные проявления и не всегда напрямую относится к «вине» или «виновности». Это чувство может появиться не только там, где человек мог бы быть виноватым. Оно может возникнуть в любой ситуации, где был сильный стресс (на языке психологии — травма).

Возникнув в психике человека, это неприятное чувство исполняет важную функцию — помогает приспособиться к тяжелой ситуации, чтобы пережить ее с меньшим ущербом: вместо того чтобы фокусироваться на травмирующей ситуации, мы смотрим на чувство вины, потому что это не так больно и требует меньше внутренней работы. Можно сказать, что само по себе чувство вины почти случайно и на его месте могла образоваться любая другая негативная установка. Но почему же именно чувство вины так популярно и мы так часто говорим о нем?

Как зарождается чувство вины

Считается, что на бессознательном уровне самообвинения могут случиться уже у младенца, то есть этот механизм знаком нам с тех времен, когда мы не могли ни выразить что-то словами, ни в полной мере осознать происходящее. С появлением зрелого мышления инструментом «чувство вины» становится еще удобнее пользоваться.

Для маленького ребенка родители являются оплотом безопасности, силы и стабильности. Они обеспечивают его выживание и развитие. Бессознательно младенцы и маленькие дети безоговорочно доверяют авторитету родителей. Но если по какой-то причине ребенок страдает от поведения родителей, он оказывается перед дилеммой: кто не прав? Его всемогущие родители, которых он пока безусловно обожает и почитает, либо проблема в нем самом? Чтобы не пошатнуть стабильность своего существования, ребенок бессознательно оборачивает на себя вину за то, что между ним и его родителем что-то пошло не так. В некоторых ситуациях эта установка остается с человеком на долгие годы вперед и может диктовать его линию поведения. 

Хорошая новость заключается в том, что психотерапия помогает проработать эту проблему и перестать жить по схеме травмирующего события, осевшего в бессознании. Вопреки слухам, психотерапия не призвана проникнуть в каждый уголок подсознания и добраться до воспоминания младенческого периода. Часто достаточно обратить внимание на внешние проявления проблемы, чтобы приблизиться к пониманию причин чувства вины, проработать их и изменить поведение на благополучное и продуктивное.

Работа с чувством вины — это воспитание новых, здоровых привычек в восприятии реальности и поведении. 

Как распознать чувство вины 

Чувство вины многолико и, кроме непосредственного ощущения «своей вины», принимает разные формы.

В первую очередь обратите внимание, есть ли у вас привычка чрезмерно извиняться. «Извините, можно войти?», «Простите, пожалуйста, если отнимаю ваше время». В таких ситуациях, используя извинение, мы пытаемся смягчить свое вмешательство, хотя это можно сделать и другими проявлениями вежливости.

Если вам знакомо такое поведение, попробуйте поразмышлять, за что вы на самом деле извиняетесь. За себя, который побеспокоил кого-то важнее, чем вы сами, или, может быть, за себя, который не имеет права на что-то рассчитывать?

Механизм неуместных извинений, несоразмерных ситуации, также может использоваться людьми, которые склонны к самообвинениям.

  • Установка «я не заслуживаю счастья»

Хроническое чувство своей «плохости», несоответствие идеалам (придуманным самим же или привитым другими людьми) могут свидетельствовать о том, что вами управляет чувство вины. Оно заставляет думать, что вы не достойны ни похвалы, ни счастливой жизни и вообще ничего из того, чего вам хотелось бы на самом деле.

Пример — продолжение несчастливых отношений или брака «ради детей» («чтобы не расстроить маму», «чтобы сохранить союз»), «положительного образа в глазах окружающих». Для таких людей мысль о том, что можно отстаивать свои интересы и быть счастливыми, почти греховна, ведь собственное благополучие занимает последнее место среди всех других «более важных» мотивов.

Существование рядом с нелюбимым человеком ради некой высшей цели является явным отражением внутренней установки «я недостоин счастья», которая напрямую относится к чувству вины.

Другим полюсом чувства вины является агрессия, направленная как на других людей, так и на самого себя.

Агрессия в чувстве вины — это оставшаяся невыраженной претензия обидчику, который когда-то нанес урон вашей самооценке, самоуважению и положительному восприятию себя. Здесь речь идет о бессознательном восприятии, и если вы наверняка не можете сказать, в чем же проблема, то в вашей психике конфликт остался и все его участники с их ролями увековечены на бессознательном уровне.

Если после конфликта не случилось «отмщения» (например, конструктивного выяснения отношений), вероятно, подсознательное желание наказать врага будет идти по пятам, пока не найдет выхода.

Из явных примеров неприкрытой агрессии можно назвать привычку критиковать других и стремление быть правым, иметь последнее слово в любой ситуации. Такое поведение свойственно тем людям, кто внутри себя презирает право на ошибку, кто считает слабостью даже самое незначительное свое несовершенство. Критикуя других, люди часто отводят от себя опасность того, что кто-то, по их мнению, может увидеть их несовершенство. Они как бы нападают первыми. Или же они предъявляют к себе завышенные требования, строго им следуют и не могут простить всем остальным другого поведения.

Поэтому если вы замечаете у себя привычку критиковать других (про себя или вслух), вспомните ощущение, которое испытываете, когда делаете это. Попробуйте понять, чем это чувство полезно вам, что оно дает, по какой причине раз за разом вам необходимо испытывать его. 

Довольно часто чувство вины сопровождается невыраженной агрессией. Если в случае с привычкой критиковать мы видим ее явное проявление, то подавленная агрессия не так прямолинейна. Она может принимать форму легкой враждебности (например, некоторые люди в стрессовой ситуации как бы «ощетиниваются»), конфликтности на работе, агрессивного стиля вождения — то есть тех проявлений, о которых человек обычно знает и научился контролировать. Но иногда подавленные эмоции могут проявляться парадоксальным образом.

Например, чрезмерным дружелюбием или страхом выражать свое недовольство, страхом отстаивать свои нужды, добиваться своего, вести конструктивный спор. Страх выразить агрессию (и, возможно, получить ее в свой адрес) и неумение ее выражать приводят к тому, что человек ищет способы слияния с другими людьми, быть удобным другим. Страх быть отверженным приводит к страху отстаивать свои интересы.

Другим не самым очевидным образом чувство вины находит свой выход через высокую тревожность.

В некоторые периоды жизни мы все испытываем тревогу: из-за болезней близких, на работе в конфликте с коллегами, когда слышим грустные новости и тому подобное. Но тревога здорового человека соразмерна ситуации и проходит со временем.

Высокая тревожность — это большой спектр мучительных состояний, которые сложно контролировать и порой сложно отследить («Меня что-то мучает, хотя объективно в жизни все хорошо»).

Высокая тревожность может оборачиваться плохим самочувствием, причину которого не могут найти врачи, проблемным сном, «беспричинными» резкими перепадами настроения, перееданием или, наоборот, одержимостью диетой, переработкой или упадком сил. У тревожности много симптомов, и если что-то из перечисленного вам знакомо, то это повод обдумать причины.

Тревожность может быть выбрана подсознанием как канал, через который выходит напряжение от основной проблемы — чувства вины. Это происходит тогда, когда оно настолько непереносимо или с ним связано настолько тяжелое переживание, что психика отказывается даже смотреть в ту сторону и пытается контролировать хотя бы то, что ей под силу. Так появляется тревожность: выбирается объект тревожности и на борьбу с ним направляются все силы.

Это действительно непростая конструкция, и для того, чтобы искоренить тревожность, нужно устранить первопричину. Сделать это в паре с психологом намного легче. Поэтому если вы знакомы с тревожностью, но не знаете, чем она вызвана, расскажите об этом специалисту. Ему этот механизм знаком, и вы быстрее придете к разгадке своего мучительного состояния. Плюс терапевт свободен от вашего чувства вины, не играет по его правилам, а контакт с тем, кто не играет по правилам вины, уже сам по себе очень полезен.

Почему стоит избавиться от чувства вины

Чувство вины пожирает ресурс человека, ведь ему приходится отдавать жизненные силы на «обслуживание» этой проблемы.

Жить с чувством вины крайне затратно, и в один момент это может привести к коллапсу, поэтому очень важно разбираться с тревожащими симптомами и прорабатывать их самостоятельно или на психотерапии. Среди этих симптомов: срывы на нервной почве, злоупотребление алкоголем и наркотиками, хронические болезни и многие другие проявления, которые делают жизнь тяжелой, бедной и несчастливой.

Чем «лечить» чувство вины

Поскольку речь идет о бессознательных процессах, изменения должны происходить там же. Самый действенный способ — это, безусловно, психотерапия: долгосрочная или краткосрочная, индивидуальная или в группе — ваши пожелания можно обговорить с психологом или терапевтом, который, поняв ваш запрос и собрав анамнез, предложит схему лечения.

Для того чтобы самому разобраться в проблеме, можно использовать несколько подходов из когнитивистской психологии.

  • Отмечайте, при каких обстоятельствах и с какими людьми чаще всего вас накрывает чувство вины. Запишите и проанализируйте: есть ли в этих ситуациях и людях сходные черты? А затем вспомните, была ли похожая ситуация с вами до этого. Возможно, в вашем детстве или отрочестве.
  • Когда вас затягивает это переживание, постарайтесь отслеживать, что с вами происходит телесно и психологически. Отмечайте реакции тела и ума. Развивать такую чувствительность полезно для того, чтобы научиться отделять себя от своих реакций, а в конечном итоге — управлять ими.
  • Проводите с собой аутотренинг. Напоминайте себе, что ситуация была в прошлом и, хоть она имеет протяжение в настоящее, вам необязательно следовать этому сценарию. Почаще говорите себе, что не существует идеального мира, идеальных ситуаций и уж тем более идеальных людей. Стремление быть идеальным доводит до невроза. Оптимально стремиться быть достаточно хорошим и давать себе право на ошибку. Напоминайте себе, что в ваших руках есть контроль и вы можете разными способами перебороть свое страдание.


Важно внимательно и последовательно заниматься этими практиками, чтобы со временем заметить положительные изменения.

Напоследок хочется сказать об очень распространенном механизме, которым пользуются почти все люди, пытающиеся разобраться с тем, что происходит внутри них. Это интеллектуализация и рационализация своего состояния, попытки жить не чувствами и эмоциями, а «головой».

Безусловно, рефлексия — это хорошо. Способность осознавать и размышлять над внутренними процессами — это отличный навык, который помогает в очень многих жизненных ситуациях. Но важно отмечать момент, когда мыслительный процесс превратился в рутину и не приносит реального облегчения. Думать о проблеме много и долго еще не значит решать ее, а зачастую и вовсе означает обратное («Лучше я буду об этом думать, чем на самом деле действовать»).

Наш мыслительный аппарат не имеет отношения к чувственной сфере, и его «прокачанность» хороша для осознания проблемы и для выработки стратегии ее решения. Но само решение всегда лежит в области чувств и эмоций. Именно на это делает упор психолог или психотерапевт: он приглашает вас вместе исследовать другую сторону вашей личности — бессознательные чувственные процессы, которые когда-то были повреждены травмой и до сих пор не получили должного внимания. 

Чувство вины, стыд и совесть

Казалось бы, это три понятия очень-очень родственные, практически аналогичные. Да, все они близки, но есть между ними и существенные отличия. Причем, каждое из них можно рассмотреть как с положительной, так и отрицательной стороны.

Чувство вины

Возникает как короткая или длительная реакция, сопровождаемая негативными эмоциями на то, что, по мнению человека, он сделал неправильно, и в результате этих действий пострадал и расстроился кто-либо, или стало плохо самому. Чувство вины исходит из осуждения – другими людьми или самим себя. У всех людей это чувство развито по-разному. Один человек постоянно считает себя виноватым и занимается самобичеванием. Переживает, страдает, зачастую берет вину других на себя, постоянно подстраиваясь под ситуацию. А другой никогда себя ни в чем не обвиняет, считая, что во всех несчастьях виноваты окружающие люди.

Некоторым личностям самолюбие просто не позволяет ощущать чувство вины. В идеале человек должен испытывать вину непродолжительное время или, по крайней мере, до тех пор, пока не исправит свою ошибку (в случае возможности ее исправить).

Если же, например, из-за однажды украденной конфетки в магазине старушка или ребенок испытывают в течение десяти лет неловкость и чувствуют виноватость, это уже ненормально. Может развиться множество комплексов и, что совсем плохо – признание себя никчемным неудачником без перспектив и будущего. Таким образом, две крайности: гипертрофированное чувство вины и полное его отсутствие – это плохо и, в конечном итоге, приводит человека к эмоциональному и душевному краху и огромному разочарованию.

Семь основных механизмов внушить и развить чувство вины

  • Родителям – ребенку: это всем известная система кнута и пряника. Каждый помнит, за какие поступки в детстве родители ругали, а за какие – хвалили. Руганью прививают чувство вины за дело или слово. Когда ребенка ругают и внушают чувство вины, для него это всегда неприятно, а порой превращается в стресс. Тогда дитя, чтобы избежать ругани, наказаний со стороны взрослых и испытания чувства вины, начинает все делать так и для того, чтобы только понравиться взрослым и окружающим.
  • Ребенок – родителям: это называется манипуляцией. «Вы не сделали, не купили, не устроили то-то, значит меня вы не любите, вы плохие!», «А вот Паше, Саше, Маше родители разрешили это, а вы мне нет» и т.д.
  • Внушение якобы через любовь: «если любишь, будешь делать/покупать/разрешать то-то», «если не совершишь этот поступок, значит не испытываешь ко мне настоящего чувства, ты – обманщик/обманщица!».
  • Общественное порицание: все начинается еще с детского садика, а продолжается в школе, ВУЗе и на работе. Человек не оправдывает ожидания воспитателей, учителей, преподавателей, работодателей. Ему говорят: «Вот какой ты плохой, сделал не так, как следовало!»
  • Сексуальное воспитание: долгое время секс как таковой отрицался и порицался. Он считался чем-то непотребным, греховным, даже в лексиконе это слово появилось не сразу. Другое дело, что совсем недавно психиатры, сексологи и сексопатологи пришли к выводу, что секс в умеренных количествах баз извращений – это прекрасно, однако устаревшее негативное понимание все ещё вертится в нашем обществе и головах некоторых людей.
  • Религиозные убеждения: «Вот за твой поступок Бог накажет тебя!», «Ты портишь себе карму и попадешь в Ад!». Религия призывает быть совершенными, но этого достичь в реальном мире невозможно. Отсюда – внушение чувства вины за отсутствие идеала.
  • Жесткая самокритика за совершенные поступки: да, покритиковать себя иногда полезно, но нужно знать четкую грань, не перегибать палку. Критика должна быть конструктивной, а не разрушительной.

Стыд – испытание неловкости, сопровождаемое осознанием своей неполноценности или неправоты после совершения какого-либо поступка, за не так или не к месту сказанные слова. Часто стыд идет рука об руку с чувством вины.

Стыдно бывает из-за своих слов и дел, а иногда из-за чужих. Стыд также возникает из-за несоответствия собственным установкам, стандартам и правилам, чертам характера (например, если человек считал себя и считается другими храбрым, а однажды струсил, то ему за это непременно будет стыдно).

С одной стороны чувство стыда ставит человека в какие-то рамки, даже порой накладывая табу на определенные некрасивые (и визуально, и морально) действия (например, нехорошо ходить в одних трусах по городским улицам, в пьяном виде орать песни на весь подъезд, не уступить место в вагоне метро старушке-инвалиду и т.д.). С другой стороны слишком гипертрофированное чувство стыда приводит к разрушению личности, и, как крайнему последствию этого разрушения – совершению страшного насилия в отношении себя или других.

Стыд закладывают в человека еще в раннем детстве родители и близкие люди. Тут главное не переборщить. Слишком сильно развитое чувство стыда формирует у человека мнение о том, что он неполноценен. Под влиянием постоянного сильного стыда люди начинают видеть в себе одни недостатки (зачастую придуманные), развивается куча комплексов, происходит установка самому себе огромного количества «нельзя» и гонение себя в жесточайшие рамки (таких людей на простонародном языке называют «забитыми»). Но человек не может долго держать табу на себе и своих эмоционально-душевных потребностях. Когда-нибудь комплексы от стыда прорываются наружу и выражаются в чем-нибудь ужасном – разбое, убийстве, самоубийстве.

Совесть – всегда положительное качество

Когда ее нет, это очень грустно. Совесть – это высокоморальное качество. Совесть – это система нравственных установок и ценностей в человеке, позволяющая контролировать, совершать и дифференцировать собственные поступки. Совесть ставит перед человеком достаточно четкие и реальные границы между «хорошо-плохо», «честно-нечестно», «зло-добро», «прекрасно-уродливо». Правда, в современном обществе при уровне нравственности ниже плинтуса слишком совестливым человеком быть очень тяжело. Но можно сказать в утешение: «Каждому воздается по его заслугам». А за добро всегда придет благодарность.

Вам должно быть так-же интересно:

Гипертрофированное чувство ответственности: codebegemot — LiveJournal

  Оказывается, есть такая фобия.
  Это когда винишься себя за всё, что с тобой происходит, и за то, что происходит вокруг. Постоянно винишь себя вне зависимости от того, мог ты что-то сделать, или нет. Например, за то, что кому-то рядом с тобой было плохо. Или за то, что было хорошо, но могло быть ещё лучше. Или за то, что что-то сделал (например, кому-то дорогу не уступил), или за то, что сделал, но недостаточно быстро и полно (и кто-то на тебя злился. Ведь злился! Значит, ты что-то сделал не так!)
  Или за то, что рядом что-то произошло, а ты не вмешался (например, машина, в которой ты ехал пассажиром, тюкнула кого-то). Или, опять же, кто-то разозлился на водителя машины, в которой ты ехал пассажиром (Ведь злился! Значит ВЫ что-то сдедали не то! Или ты чем-то отвлёк своего водителя… или что-то не сделал… или что-то не то сказал…)
  Продолжать можно до бесконечности. Вину можно почувствовать и от каких-то мелких поступков, и от какого-либо бездействия, и от естественных процессов, протекающих вокруг.
  В отдельных запущенных случаях люди винят себя за мировые проблемы типа глобального потепления, холодной войны и падения доллара.

  Для «больного» это сущий кошмар. Видели скульптуру, где мужик держит на своих плечах земной шар? Вот такое «больной» испытывает постоянно. Он ДЕРЖИТ. Он постоянно ПЕРЕЖИВАЕТ за свои (да и не только свои) проступки (и не только проступки). Он простоянно думает об этом, тосует ситуации, в которых он побывал, и не находит ничего хорошего во всё этом. Он постоянно думает о Прошлом, а если ошибается снова, груз его становится ещё тяжелее.
  И тянет к земле.

  Иногда он забывает о своих проблемах. В эти минуты ему хорошо как никогда. А потом Прошлое приходит сново.

  «Лекарства» в интернете я не нашел.
  НЛП учит, что в конкретной ситуации наш поступок — это лучшее, что мы могли совершить. (А, может, не НЛП… Но всё равно уговорами вылечиться не получается. Зато добавляется новая вина: что попробовал, но не смог вылечиться)
  «Трёхпозиционка» работат только с конкретными случаями. А что если ты сделать ничего не мог?..
  Козлов советует признать ошибку и исправить её. (А что если ты уже попытался? Если всё получилось, но всё равно осталось чувство вины, чувство ПОНИМАНИЯ, что ошибка БЫЛА совершена?)
  Перекладывание ответственности (ну, типа «Не виноватая я, он сам пришел!») не срабатывает: ты и так знаешь, кто виноват в этой ситуации. Более того, добавляется дополнительная вина: за то, что пытаешься переложить ответственность.
  Немного помогает логическое продумывание и оценка. Но потом эмоции всё равно берут верх.

  Например:
  При мне Петров назвал Сидорова дураком, мудаком, и дал ему по морде.
  Эмоции:
  Я виноват! Я очень нехорошо себя чувствую, т.к. не помешал мордобою. Во-первых, потому что Я не считаю Сидорова мудаком (только дураком. …но кто в нашем мире идеален?! Кстати, за это я тоже испытываю чувство вины!). Во-вторых, Петров сам не лучше (за то, что я так подумал, тоже надо испытать вину), в-третьих, Я всё-таки сильнее их обоих, надо было ввалить по первое число и тому, и другому, чтобы не петушились! (И за это я ТОЖЕ испытываю вину. За то, что не ввалил, и за то, что подумал, что надо бы ввалить).
  Потом мысли переходят в плоскость, что «бля, не мы такие, жизнь такая» (вот тут начинается хандра), что все мужики — тупые сволочи, а бабы — глупые бляди (продолжаем депресняк), что всё равно ничего не изменишь (накатывает мировая скорбь), потом приходят в голову мысли о судьбах нации (и всё начинает валиться из рук), о политической системе и невозможности её исправить (приходит ЗЛОСТЬ), что, с другой стороны, я всё равно ничего для этого не делаю, мне бы со своими проблемами разобраться (появляются мысли о собственных «долгостроях»), и что надо бы сделать одну хрень (и снова вспоминается ситуация, где я испытывал Чувство Вины), и всё переходит на новый виток.

  Ментальная Мастурбация в действии.
  Постоянный пиздец в попытках хоть что-то исправить. Исправить же всё НЕВОЗМОЖНО. Ну вот как, скажите, можно исправить ситуацию, когда на улице на тебя косо посмотрели?! Ты этого прохожего НИКОГДА больше не увидишь. НИКОГДА!!! Он шёл, взглянул на тебя, весь расстроенный своими мыслями, и ушел!
  А чувство вины осталось.
  Что, МОЖЕТ БЫТЬ, ему ты не понравился (был не так одет, не так причёсан, у белой рубашки не волотничке уже серый налёт, «благоухал» после трудового дня в офисе, и зубы у тебя уже с утра не чищенные), или что не смог ему помочь (не разобрался, не дал совет (о деньгах, конечно, и речи быть не может), не помог, не пожалел)… Да мало ли!.. ПРОСТО ОСТАЛОСЬ НЕПОНЯТНОЕ ТУПОЕ ОЩУЩЕНИЕ ВИНЫ! Такое невнятное… глупое… противное… бесполезное… и мешающее жить.

  Потому что, если не думать о бедных несчастных людям, можно было бы поработить весь мир.

  А вы говорить «свиной грипп»… «свиной грипп»…
  Пачка «Бисептола» — и в поликлинику, закрывать больничный.

  …А от душевных болезней антибиотики ещё не придумали. Только водка. Каждый день по 300-400 грамм.
  И надежда, что с каждым прожитым днём мучиться остаётся всё меньше и меньше.

Взято здесь:
Ссылка: http://green-cmetaha.ru/page/gipertrofirovannoe-chuvstvo-otvetstvennosti

Не входите в круговорот чувства вины, если вы позволяете себе время от времени развлекаться.

Итак, когда люди садятся на диету, им всегда должны быть разрешены «чит-дни», потому что ВЫ ЗНАЕТЕ, что это жизнь. Мы, , будем переедать в некоторые дни, потому что мы ЧЕЛОВЕКИ, и если мы не включим РЕАЛЬНОСТЬ в диету, мы просто настроим себя на неудачу. Но даже если в вашу гибкую диету включены чит-дни, чувствуете ли вы себя виноватым из-за того, что переедаете? Оказывается, многие люди так делают!

Итак, вот история.Ранее в этом году я начал считать калории с помощью MyFitnessPal. Идея была очень простой. Вы просто регистрируете еду, которую едите, и пока вы едите меньше калорий, чем обычно сжигаете за день, вы худеете. И похудела я.

Раньше я НИКОГДА не чувствовал себя виноватым.

До того, как я сел на диету, независимо от того, сколько я ел и что ел, я никогда не чувствовал вины вообще. Когда я начал осознавать все, что кладу в рот, я заметил, что буду чувствовать себя виноватым, если перейду на дневную норму калорий, хотя на самом деле у меня все еще был огромный дефицит калорий в течение недели.

Раньше я совершенно не обращал внимания на то, сколько калорий было в буррито и гамбургерах, которые я ел. Я всегда был уверен в своей внешности и всегда гордился своим уровнем физической подготовки, потому что много катался на велосипеде. Раньше я ел свою пищу с ГОРДОСТЬЮ И УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ. И самое главное: БЕЗ ВИНЫ!

Что-то изменилось, когда я начал считать калории. Это поставило еду в центр внимания.

Внезапно еде стало уделяться много внимания.Новой целью стало питание при дефиците калорий. Я узнал, что чувствовать голод — это нормально, потому что у меня было , чтобы иногда чувствовать голод, если я хочу похудеть. Я бы прекрасно себя чувствовал, когда ложился спать, зная, что у меня дневной предел калорийности. Я тоже позволял себе «чит-дни», потому что знал, что это нормальная часть жизни.

Но даже при том, что я знал, что чит-дни — это нормально … Я все еще чувствовал некоторую вину, если я переоценивал. Я не особо обращал внимание на это чувство вины, но оно определенно было в тени в дни читерства.В дни, когда я знал, что съедаю тонны еды, я мог чувствовать колебания и нежелание фиксировать правду, но я всегда делал это, чтобы оставаться честным перед самим собой. Только сейчас, несколько месяцев спустя, я действительно поднимаю это на всеобщее обозрение, потому что нам нужно это обработать.

Почему я должен чувствовать себя виноватым СЕЙЧАС, если раньше я не чувствовал НИКАКОГО и делаю больше, чем когда-либо, чтобы оставаться в форме?

Я стал на 20 фунтов легче с начала года и чувствую себя виноватым из-за того, что не ел в дефиците? Хотя раньше я ничего не чувствовал? Насколько это глупо? Это полное дерьмо чувство, которое НИКОГДА не должны испытывать такие люди, как я (или вы).

Как-то я забыл, что раньше не чувствовал НУЛЯ вины, потому что не обращал на это внимания. (Что заставляет задуматься, является ли иногда невежество блаженством.) Я пишу это, потому что хочу, чтобы все мы вернулись к этому чувству НУЛЕВОЙ вины.

Мы могли бы разорвать этот круг, избавившись от вины!

Давайте превратим эту вину

в удовольствие

Отбросьте этот цикл чувства вины, если вы позволите себе потакать себе. Выкинь в окно! ПРИНИМАЙТЕ УДОВОЛЬСТВИЕ в решениях, которые ВЫ принимаете.Возьмите на себя ответственность за них. ЛЮБИТЕ СЕБЯ и сделанный вами выбор. СОБСТВЕННЫЕ решения, которые вы принимаете, потому что они ваши, и вы их принимаете. Смотрите в лицо своим страхам. Еда никуда не денется, так что вы можете смириться с этим прямо СЕЙЧАС!

Вот как должен выглядеть здоровый цикл:

Ключевое слово здесь: Вина Удовлетворение.

Итак, что делать, если вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО переедаете?

Прежде всего. Надеюсь, вам понравилась эта еда.Наслаждался этим. Очень понравилось. Обнял это. Вы не участвовали в злых гедонистических ритуалах. Вам просто захотелось съесть проклятую пищу! Если вам кажется, что вы упали с повозки, все, что вам нужно сделать, это вернуться в нее на следующий день. Не делай из этого ничего особенного. Завтра новый день. Каждое утро — чистый лист.

Если вы упадете с повозки из-за переедания, просто поднимитесь и возвращайтесь завтра.

Думайте в долгосрочной перспективе.

Чтобы похудеть, нужно несколько недель.И наоборот, кому-то нужно несколько недель, чтобы НАБЕРИТЬ вес. Если у вас лишний вес на 100 фунтов, вы не поправитесь в одночасье. На то, чтобы это произошло, потребовались годы. Так что смотрите на реальность в перспективе. В ваши чит-дни ничего плохого не случится. То, сколько вы едите в течение недели, важнее, чем те дни с читерством, поэтому не зацикливайтесь на них.

Еда — это то, что всегда будет частью нашей жизни. Это бесконечный процесс. Так что сними с себя вину! Буть свободен! Возьмите под контроль свои эмоции.Возьмите на себя ответственность за свои действия. Люби себя. Будьте добры к себе. Береги себя, потому что больше никто не будет!

Понимание роли Суперэго Фрейда

Согласно психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда, суперэго — это компонент личности, состоящий из интернализованных идеалов, которые мы заимствовали от наших родителей и общества. Суперэго работает, чтобы подавить побуждения Ид и пытается заставить эго вести себя морально, а не реалистично.

В теории психосексуального развития Фрейда суперэго является последним развивающимся компонентом личности. Ид — это основная, изначальная часть личности; присутствует с рождения. Эго начинает развиваться в течение первых трех лет жизни ребенка. Наконец, суперэго начинает проявляться в возрасте пяти лет.

Идеалы, которые способствуют формированию суперэго, включают не только мораль и ценности, которым мы учимся от наших родителей, но также идеи правильного и неправильного, которые мы получаем от общества и культуры, в которой мы живем.

Детали Superego

В психологии суперэго можно разделить на два компонента: идеал эго и совесть (что может быть более знакомо как понятие).

Идеал Эго

Идеал эго — это часть суперэго, которая включает в себя правила и стандарты хорошего поведения. К такому поведению относятся те, которые одобряются родителями и другими авторитетными лицами. Соблюдение этих правил приводит к чувству гордости, ценности и достижений.Нарушение этих правил может вызвать чувство вины.

Идеал эго часто рассматривается как образ, который у нас есть о наших идеальных «я» — людях, которыми мы хотим стать. Именно этот образ идеального человека, часто создаваемый по образцу людей, которых мы знаем, мы считаем эталоном того, кем мы стремимся быть.

Совесть

Совесть состоит из правил, по которым поведение считается плохим. Когда мы совершаем действия, соответствующие идеалу эго, мы чувствуем себя хорошо или гордимся своими достижениями.Когда мы делаем то, что наша совесть считает плохим, мы испытываем чувство вины.

Голы Суперэго

Первичное действие Супер-Эго — полностью подавить любые побуждения или желания Ид, которые считаются неправильными или социально неприемлемыми. Он также пытается заставить эго действовать морально, а не реалистично. Наконец, Суперэго стремится к нравственному совершенству, не принимая во внимание реальность.

Суперэго также присутствует на всех трех уровнях сознания.Из-за этого мы иногда можем испытывать чувство вины, не понимая, почему мы так себя чувствуем. Когда Суперэго действует в сознании, мы осознаем возникающие в результате чувства. Однако, если Суперэго действует бессознательно, чтобы наказать или подавить Ид, мы можем в конечном итоге испытать чувство вины и не понять, почему мы так себя чувствуем.

«Содержимое [Супер-Эго] по большей части сознательно и поэтому может быть непосредственно получено посредством эндопсихического восприятия. Тем не менее, наша картина Супер-Эго всегда имеет тенденцию становиться туманной, когда между ним и эго существуют гармоничные отношения.

Затем мы говорим, что они совпадают, т.е. в такие моменты суперэго не воспринимается как отдельный институт ни для самого субъекта, ни для стороннего наблюдателя. Его очертания становятся ясными только тогда, когда оно враждебно противостоит эго или, по крайней мере, критика », — написала Анна Фрейд в своей книге 1936 года« Эго и механизмы защиты ».

«Суперэго, как и Ид, становится ощутимым в состоянии, которое оно производит внутри эго: например, когда его критика вызывает чувство вины», — объяснила Анна Фрейд.

Коллектив Августина | Странное упорство вины: вопросы и ответы с Уилфредом МакКлеем

Уилфред Макклей (доктор философии, Университет Джона Хопкинса) — интеллектуальный историк и известный общественный ученый. Он занимал кафедру передового опыта в области гуманитарных наук SunTrust Bank и преподавал в Джорджтауне, Тулейне, Университете Далласа и Университете Джонса Хопкинса. Макклей — старший научный сотрудник Международного центра ученых Вудро Вильсона, старший научный сотрудник Центра этики и государственной политики и Тринити-форума, а также член Филадельфийского общества и Общества ученых в программе Джеймса Мэдисона по американским идеалам. и институты Принстонского университета.С 2002 по 2012 год он работал в Национальном совете по гуманитарным наукам, консультативном совете Национального фонда гуманитарных наук. Он опубликовал ряд статей в таких изданиях, как First Things , The New Atlantis и Jerusalem Review . В настоящее время он владеет G.T. и кафедра истории свободы Либби Бланкеншип в Университете Оклахомы.

В: В своей статье «Странное упорство вины», опубликованной в журнале Hedgehog Review , вы утверждаете, что больше знаний и силы влечет за собой большую ответственность.Что побудило вас написать эту статью? Был ли у вас конкретный опыт, который заставил вас почувствовать ответственность за зверства в мире, или статья была результатом размышлений и наблюдений?

A: Нет, у меня не было личного или особого опыта, но я сталкивался с этой проблемой с некоторыми из моих студентов, и я бы добавил, что любой с активной совестью понимает, что это непросто разграничить круг наших обязанностей в мире. Мне кажется, это особенно тяжело сегодня для морально чувствительной молодежи.Они часто искренне обеспокоены тем, как даже их самые тривиальные и банальные решения могут иметь более серьезные моральные последствия. Над этим легко посмеяться, но это неправильно. Он представляет собой гипертрофию аспекта нашей человеческой чувствительности, которая является одной из наших самых замечательных черт.

В: Вы определяете бесконечную растяжимость вины как привязанную к более глубокому пониманию и контролю над физическим миром. Как точно вы определяете вину? Как отличить стыд от вины?

A: Существует традиционное различие между стыдом и виной, и, хотя это не всегда жесткое различие в реальных случаях, это очень полезное аналитическое различие.Стыд понимается как социальный по своему характеру; нам стыдно за то, как нас рассматривают другие, за то, как мы нарушили общепринятые социальные нормы или отстали от них. Это особенно актуально в сплоченных обществах и в таких организациях, как военные. Вина имеет гораздо более индивидуальный и разносторонний характер. Он может иметь как эмоциональное, так и судебно-медицинское значение; мы чувствуем вины, чувство, которое может соответствовать или не соответствовать реальности нашего , являющегося виновным в каком-то преступлении или проступке.Один из способов, которым вина становится проблемой, — это когда ее эмоциональные аспекты полностью отделяются от криминалистических, то есть люди чувствуют себя виноватыми, даже если они не сделали ничего плохого. (Социопатия — это противоположное состояние: люди не чувствуют вины даже за самые ужасные вещи, за которые они могут нести ответственность.)

В: Вы пишете: «Какие бы пожертвования я ни делала благотворительной организации, это никогда не может быть столько, сколько я мог бы сделать. Я никогда не смогу уменьшить свой углеродный след в достаточной степени или дать достаточно бедным … Колониализм, рабство, структурная бедность, загрязнение воды, вырубка лесов — есть бесконечный список вещей, за которые мы с вами можем отдать должное.Как могут христиане стремиться к праведному управлению, не приписывая эти проблемы просто грехопадению и греховной природе человека? Или не отмахиваясь от этих проблем, потому что они знают, что в конечном итоге их искупают?

A: Отличные вопросы. Они обращаются к вопросу о том, что мы несем ответственность за то, что делаем в мире, который не совершенен и который нелегко установить, особенно если мы живем таким образом, чтобы иметь возможность самостоятельно решать все эти вопросы. Я думаю, что начало ответа состоит в том, что Церковь, как в ее институциональном смысле, так и как совокупность верующих людей, играет гораздо большую роль в таких вопросах, чем мы позволяем ей.Но есть и более простой и доступный ответ; мы верны в выполнении того, что Бог поставил перед нами. Часто это может быть что-то гораздо более скромное, чем вышеупомянутые причины, которые могут быть, а могут и не быть достойными причинами, но могут быть опасны даже для лучших и самых скромных слуг, которые направят наши усилия на службу большим абстракциям, а не конкретным людям. Нам не дано решать мировые проблемы грандиозным и радикальным образом. Но есть что-то или некоторые вещи, которые существуют для нас, часто прямо перед нашими лицами — некоторая миссия примирения, милосердия или благодати, которую мы можем выполнить , что в наших силах сделать .Бог даст нам такие вещи, и мы должны внимательно их искать.

В: Вы пишете, что феномен нарастания вины — это современная парадоксальная проблема, потому что социальный прогресс порождает чувство вины и, в то же время, ему мешает. Некоторые психологи и биологи, обнаружившие, что чувство вины (как эволюционно модулированная эмоция, развившаяся для дальнейшего выживания человеческого вида) имеет полезные адаптивные функции, сказали бы, что нарастание вины не обязательно плохо.Например, было обнаружено, что более склонные к чувству вины люди обладают большей межличностной эмпатией. Какую роль деморализованная функциональная оценка вины по отношению к здоровью играет по отношению к христианской концепции вины?

A: Я согласен с теми, кто хорошо говорит о вине! Я не против, и на самом деле я считаю, что одним из худших аспектов нашего современного терапевтического подхода к вине является то, что мы хотим деконструировать ее и исключить как категорию анализа. Вина — ключевой аспект того, что можно назвать нашей моральной нервной системой.Он предупреждает нас о наших неудачах и подталкивает к тому, чтобы каким-то образом их исправить. Мы должны пытаться обойтись без него не больше, чем без нервной системы, потому что она причиняет нам боль. Это было бы абсурдно. Очень важно, чтобы я знал по причиняемой ею боли, что класть руку в бушующий огонь — нехорошо для моего тела. Однако то, что мы не можем делать, — это устранять последствия вины. Это проблема, которую постхристианская псевдосекулярная среда, которая сейчас окутывает нас этой культурой, не в силах решить.У нас все еще есть рефлексы иудео-христианской морали, но у нас нет трансцендентальной веры, которая поддерживала их. Это как жить в доме без фундамента.

В: Вы пишете о том, как светский мир не может решить проблему сохранения вины. Как именно христианская концепция решает или облегчает проблему с помощью идеи безусловного искупления?

A: Прежде всего, он признает, что грех должен быть оплачен. Это центральное место в иудео-христианской традиции.Эта традиция дает нам возможность заплатить за наши грехи и освободиться от власти вины, вернувшись в правильные отношения со вселенной. Искупление, конечно, не безоговорочно; единственное условие — это принятие господства Иисуса и, посредством этого, присвоение искупительной смерти и воскресения Иисуса в качестве платы за наши грехи. Однако то, что мы имеем сейчас в нашей общей культуре, — это псевдосекулярный мир, в котором грех все еще существует — даже если он больше не называется этим именем — но не осталось никаких средств искупления, искупления или иного нарушения его силы. нам.

В: Вы пишете, что без возможности прощения и искупления в мире греха виктимизация становится единственным способом почувствовать себя морально оправданным. Как виктимность в одном случае переносится на общую моральную апатию в других областях? Чтобы было ясно, уменьшает ли определение статуса жертвы вину одного человека в ее конкретном случае или в целом социальной группы, к которой он принадлежит в целом?

A: Да, я думаю, что это уменьшает восприятие своей вины.И я не хочу быть циничным по этому поводу. В мире есть настоящие жертвы и акты виктимизации. Не все утверждения о виктимизации являются манипулятивными или ложными. И, как христиане, мы призваны отождествлять себя с маргинализованными и презираемыми на земле. Но есть что-то совершенно неприличное в моральном соревновании, которое продолжается в наши дни за то, кто является наиболее пострадавшим человеком или группой. Это порождает странную моральную самоуспокоенность, нежелание слышать голоса других, легкое обращение к языку «привилегий» в качестве препятствия для разговора.Это порождает желание рассматривать других людей как абстракции. С христианской точки зрения, все мы грешники, достойные проклятия; это отправная точка. Достаточно сделать, уловить эту мысль и включить ее в свой взгляд на реальность, не стремясь выиграть дерби с виктимизацией. Для христиан наша глубочайшая идентичность — во Христе. Период.

В: Многие христиане сегодня борются с личной виной, которая усложняет и мешает их отношениям с Богом. Говоря языком прощения, исповеди и извинения, как именно христианство в прошлом лучше сдерживало вину?

A: Ну, я бы никогда не сказал, что это было идеально.Но Церковь постепенно избавилась от ответственности в этой области. Давайте рассмотрим акт исповеди, что-то, что раньше занимало центральное место в литургической и сакраментальной жизни многих церквей, но практикуется все реже, даже в католических приходах. В церквях, частью которых я был, такие дела почти всегда поручаются священнослужителями непрофессиональным психологам или психиатрам. Нам было бы лучше, если бы у нас были церкви, приходы и общины, которые рассматривали акт исповеди как центральную часть работы примирения и исцеления, которая является центральной для идентичности Церкви в мире.Мы знаем, что признание полезно для души, но это больше, чем просто терапевтическое требование. «Если мы заявляем, что мы без греха», как сказано в 1 Иоанна 1: 8, «мы обманываем себя, и истины нет в нас» (NIV). Но, продолжает Иоанн, «если мы исповедуем свои грехи, [Бог] верен и справедлив и простит нам наши грехи и очистит нас от всякой неправды» (NIV). Нам необходимо восстановить институциональный механизм, посредством которого этот процесс будет осуществляться на регулярной и постоянной основе.

Вопрос: Не могли бы вы немного подробнее рассказать о «западном мазохизме» Паскаля Брукнера как культурном феномене, возникающем из рудиментарных моральных рефлексов? Какие параллели или пересечения у антиамериканизма с общей идеей вины?

A: Хотя я очень восхищаюсь работой Брукнера, и он очень проницателен в отношении роли постколониальной вины в руководстве саморазрушительным путем своей Европы, я думаю, что он слишком ницшеанец для своего же блага.Христианин с меньшей вероятностью будет рассматривать вину как патологическое явление, проистекающее из смерти Бога. Иногда чувство вины является патологическим, но не всегда , и мы должны быть благодарны за нашу способность чувствовать вину; тот факт, что мы можем это сделать, является мерой нашего морального статуса.

Вопрос: Вы утверждаете, что современная наука не может научить нас тому, как жить, и не может сделать ничего, чтобы облегчить чувство вины. Как христианство дает практические ответы или руководство, например, при определении исторической вины народов?

A: Это сложный вопрос, отчасти потому, что «историческую вину народов» очень и очень трудно решить.Также важно отметить, что, хотя христианская вера предлагает учение обо всем, что необходимо для спасения, она не предлагает учение обо всем. Есть вопросы государственной мудрости и дипломатии, связанные с урегулированием договоров и соглашений по завершении войн, и они могут затрагивать христианскую веру только в самых общих чертах. Тем не менее, один из способов, которым христианская вера позволяет нам жить счастливой и гармоничной жизнью перед лицом мира, наполненного настоящей и исторической несправедливостью и грехом, заключается в том, что христианин уступает ответственность за окончательный расчет вещей высшей силе.Все, что мы можем сделать, — это задача, которую Бог поставил перед нами. Остальное — Его.

В: Какие конкретные шаги, которые, по вашему мнению, необходимо предпринять, чтобы восстановить моральный порядок и равновесие? Как могут конкурирующие плюралистические идеи реально объединиться в одну абсолютную мораль в сегодняшнем секуляризованном мире?

A: Я открыт для всех видов возможностей. Возможно, надеяться на восстановление культурных предпосылок, которые сделают покаяние и искупление греха центральными чертами нашей нравственной жизни, нереально.Но я бы на это надеялся.

Теги: этика, благодать, вина, мораль, Ницше, парадокс, Паскаль Брукнер, плюрализм, привилегия, психология, примирение, стыд, Уилфред МакКлей

Стыд, вина и этическая ориентация

dc.description.abstract Традиционные взгляды на негативные эмоции, относящиеся к самому себе, такие как стыд и
чувство вины никогда не ставило под сомнение полезность или необходимость этих болезненных чувств.По факту,
и стыд, и вина рассматривались как решающие для поддержания надлежащих способов
поведение, приличия и сдерживание эгоистичных стремлений или самовозвеличивания.
Современная психология уже давно рассматривает стыд и вину как патологические и
с учетом своего эмансипативного, индивидуалистического подхода, он стремился избавить людей от обоих
эти застенчивые эмоции без учета возможных негативных
последствия такого проекта. Ключевой компонент патологизации
отрицательные эмоции — это усиление внимания к личности, поскольку
первичная психологическая и политическая единица в американском обществе.Основной поток
психология поставила в центр себя, отражая и материализуя
доминирующая социальная этика и политическая философия, либеральный индивидуализм. Психология,
с его акцентом на личности, привил
гипертрофированное самосознание, а также расширение индивидуальных свобод и
потенциалы. Это самосознание с его неизбежным сравнением с самим собой,
уязвимости и требования их подтверждения — источник стыда (и
бесстыдство) для современных людей.Отношения между стыдом и виной,
депрессия, индивидуализм и коммунитаризм, пустой нарциссизм и
Значимая связь и ответы на сценарии, провоцирующие гнев, были
были исследованы на выборке из 150 студентов старших курсов с использованием
интересующие размеры. В целом, предрасположенность к стыду в значительной степени связана с
к экстернализации, депрессии и злонамеренному гневу. Чувство вины было
в значительной степени связано с конструктивным гневом и значимой связью.Когда
сгруппированы в соответствии с уровнем индивидуалистических этических убеждений, в высшей степени индивидуалистичны
участники были значительно более склонны к стыду и с большей вероятностью одобрили
пустой, эгоистичный и разрозненный подход к жизни. В высшей степени индивидуалистическая группа
был значительно реже, чем в группах с умеренным или низким уровнем
чувство значимой связи с другими людьми или сообществом, которое может
обостряют чувство отчуждения и стыда. Коммунитарная этическая ориентация
был в значительной степени связан с чувством значимой связи.Не было
значительная взаимосвязь между индивидуализмом и злобным, деструктивным гневом.
dc. title Стыд, вина и этическая ориентация en

Психокультурный взгляд на японскую личность в JSTOR

Информация о журнале

Ethos — это междисциплинарный международный ежеквартальный журнал, посвященный научным статьям, посвященным взаимоотношениям между индивидуумом и социальной средой, между психологическими и социальными дисциплинами.Журнал публикует работы из широкого спектра различных дисциплинарных традиций: например, недавние выпуски включают статьи о религии, медицинской практике, развитии детей, семейных отношениях и культурных системах убеждений. Методологические подходы также различаются во многих традициях, включая анализ языка и дискурса, нарративный анализ, этнографические интерпретации и эмпирические исследования.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять их потребности и реализовывать их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир.

Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Избавьтесь от продуктивности, позора, вины

Добро пожаловать в последний выпуск серии статей о продуктивности. Если вам нужна секунда, чтобы наверстать упущенное, ознакомьтесь с этими постами, посвященными действию (продуктивность) и движению (занятость), методу Айви Ли для определения приоритетов и технике помидора для управления временем.Но если вы все в курсе, мы сразу же приступим к делу!

Чувствуя стыд за неудачу

До этого момента я рассмотрел темы и методы, которые направлены на повышение продуктивности. Но что произойдет, если вы не достигнете целей производительности, которые вы перед собой поставили?

Может быть, вы смотрели на список дел на своем столе и спрашивали себя: «Как я только сделал так много сегодня?» Может быть, вы начнете ругать себя, или ругаете себя, как родители своего ребенка.Если вы когда-нибудь оказывались в таком положении, вы не одиноки. Многие успешные люди описывают себя как обладающих «внутренним стимулом для крупного рогатого скота», когда дело доходит до их собственной продуктивности, постоянно заставляя себя делать больше и идти дальше, пока, наконец, они не достигнут неустойчивого темпа. Исследователи ввели термин позор производительности применительно к этому явлению. Но почему так многие из нас испытывают это чувство в отношении работы?

Эксперт по производительности о причинах стыда за производительность

Джоселин К.Глей — автор, лектор и ведущий подкаста Спешите медленно. Она исследует и представляет способы оптимизации производительности и творчества, а также способы повышения устойчивости на рабочем месте и в повседневной жизни. Она описывает стыд за продуктивность как «токсичное вещество, которое медленно разрушает вашу способность получать удовольствие от работы». Она приводит примеры, которые некоторым могут показаться слишком знакомыми, например, выполнение рабочей нагрузки, которая, как вы интуитивно понимаете, нереальна. Или, может быть, вы поставили перед собой невероятно сложную цель (что по своей сути не является плохим), но не можете создать структуру поддержки или подотчетности, а затем ругаете себя за неспособность достичь этой цели.

Глей сталкивалась с этим много раз со студентами своего класса и теми, с кем она консультировалась на рабочем месте. Она называет потенциальные причины нашей культурой мгновенного удовлетворения, которая подпитывается социальными сетями и технологиями. Если нам нужно дождаться загрузки из-за слабого подключения к Интернету, если наш пост в Instagram не получает сразу определенного количества лайков, если нам приходится ждать более 2 минут в очереди на проезд, это почти до такой степени, что некоторые чувствуют, что к ним обращаются.Это просто раздражает. Со временем мы можем постепенно настраиваться на тот же уровень скорости, когда дело касается нашего творчества и продуктивности, что только настраивает нас на провал.

Советы для более реалистичной производительности

Так как же бороться со стыдом за продуктивность? Как вы можете быть более реалистичными как на рабочем месте, так и в повседневной жизни, когда дело касается ваших дел? Вот несколько приемов, которые вы можете использовать сегодня, чтобы избежать стыда за продуктивность:

  1. Ограничьте свой список дел только абсолютно необходимыми вещами. Попробуйте метод Айви Ли накануне вечером, но ограничьтесь своими дорогостоящими предметами, но не более двух или трех. Чем больше в вашем списке, тем больше вероятность того, что чувство вины подкрадется к вам в конце дня.
  2. Выделите определенное время в течение дня, чтобы работать только над этими двумя или тремя важными делами. Если вы работаете в офисе, придерживайтесь политики закрытых дверей в течение часа. Если вы работаете из дома, установите таймер, уберите телефон в ящик и закройте ненужные вкладки на компьютере.Эти мелкие, казалось бы, незначительные отвлекающие факторы существенно меняются.
  3. Найдите ответственного друга. Это может быть кто-то на рабочем месте или в личной жизни, который может служить для вас проверкой на пути к вашим целям. Наличие физических средств подотчетности может помочь вам не сбиться с пути, будь то проект на работе или побочная суета дома.
  4. Вставай и двигайся! Иногда короткая тренировка или даже прогулка могут стимулировать идеи, прояснить ваш разум и стимулировать творчество.

Попробуйте несколько из них и посмотрите, не стихнет ли ненадолго этот внутренний голос, вызывающий чувство вины, «должен-а-а-а».

Этот блог был написан Лорен Закрайсек, инструктором по фитнесу, персональным тренером и координатором стажировки NIFS. Чтобы узнать больше о блоггерах NIFS, щелкните здесь.

Нарциссизм в здравоохранении — Христианские медицинские и стоматологические ассоциации

By Autumn Dawn Galbreath, MD, MBA | 17 мая 2017 г.

Я искал информацию на веб-сайте Американской ассоциации врачей-лидеров, когда мое внимание привлекла статья: «Вы нарцисс?» Я еще не решил, о чем буду писать в блоге в этом месяце; неудивительно, что нарциссизм не входил в список вещей, которые я рассматривала.Но статья вызвала у меня интерес, поэтому я щелкнул ссылку и прочитал все. Был даже тест, который я мог использовать, чтобы узнать, нарциссист ли я. Вы почувствуете облегчение, узнав, что я «прошел» викторину с не-нарциссическим результатом! Это обнадежило, но мне было любопытно, почему эта статья меня так заинтересовала.

Меня давно обвиняли (может быть, с рождения!) В «сильной личности», что является эвфемизмом для немного напористой и решительной. Мои родители впервые заметили во мне именно это качество.Их подход заключался в том, что моя «сильная личность» должна была подчиняться их. Некоторые из моих друзей за эти годы заметили это, и их подход часто заключался в том, чтобы дистанцироваться от меня. Мой муж и дети замечают это и подходят лучше всех. Они указывают мне на это и напоминают, что мнение других людей тоже имеет значение — что у меня нет монополии на хорошие идеи.

Я рискну и предположу, что более чем одного из вас также обвиняли в «сильной личности» или того хуже.В классической статье 1985 года JAMA описаны три доминирующие черты личности врача: сомнение, чувство вины и преувеличенное чувство ответственности. Учитывая, что большинство из нас разделяют эти черты характера, как мы можем не иметь «сильных личностей»? В самом деле, разве не эти личности делают нас хорошими врачами? Разве наше преувеличенное чувство ответственности не заставляет нас регулярно вставать посреди ночи, чтобы отвечать на телефонные звонки или физически оценивать больного человека? Как насчет времени, которое вы потратили на изучение всех зебр, которые могли быть основной причиной того случая, в котором вы просто не могли понять на прошлой неделе? Разве это не комбинация сомнения и вашего чувства ответственности? И даже не заставляйте меня говорить о годах, которые мы потратили, работая более чем в два раза больше, чем в обычную рабочую неделю, а также проводили эти драгоценные несколько часов вдали от больницы, читая о пациентах, которых мы оставили в конце дня.

С другой стороны, статья JAMA продолжает описывать неадаптивные проявления этих личностных черт: «трудности с расслаблением, нежелание брать отпуск с работы, проблемы с уделением времени семье, неуместное и чрезмерное чувство ответственности за вещи, не поддающиеся контролю, хроническое чувство «недостаточно», трудности с установлением ограничений, гипертрофированное чувство вины, мешающее здоровому стремлению к удовольствиям, и смешение эгоизма со здоровым корыстным интересом.”

Вы съеживаетесь, когда видите номер определенного человека на экране телефона, зная, что вам «придется» снова одолжить ему деньги? Ваши дети когда-нибудь спрашивают, почему вы никогда не приходите на их футбольные матчи? Все ваши увлечения заканчиваются каким-то продуктом или требуют интенсивного обучения, так что на самом деле это просто работа под другим названием? Вы накопили часы и часы отпуска, потому что просто не могли уйти? На самом деле однажды у меня был начальник, который был разочарован тем, что врач из нашей группы уезжал в отпуск, и сказал: «То, что мы даем вам шесть недель отпуска в году, не означает, что вы должны его брать!»

«Да, — скажете вы, — но упорный труд не делает меня нарциссом!» Конечно, нет.Но вас возмущает то, как много вы работаете? Вы даже иногда переносите это на других людей? Ожидаете ли вы, что они будут придерживаться тех же перфекционистских стандартов, что и вы? Чувство превосходства заставляет вас отвергать идеи других людей? Как вы реагируете, когда персонал операционной не имеет необходимых вам инструментов, или как насчет того, чтобы сотрудники вашего офиса испортили счет?

Я не пытаюсь убедить никого из нас в том, что мы нарциссы. Я просто хочу побудить каждого из нас задуматься о личностях врача.В каких сферах наша сильная, решительная, целеустремленная, сомневающаяся в себе, чрезмерно ответственная личность хорошо служит нам и способствует хорошей жизни? И в каких областях они делают нас хорошими профессионалами в области здравоохранения за счет того, что мы являемся хорошими друзьями, хорошими супругами или хорошими родителями? Если мы поднесем к себе зеркало и по-настоящему посмотрим, где мы увидим, что оказываем чрезмерное давление на окружающих, придерживая их слишком высоких стандартов? В таком случае, где мы увидим себя, придерживаясь слишком высоких стандартов? Один мудрый человек однажды сказал мне: «Это огромная тонкая монета, у которой нет двух сторон», имея в виду, что те, кто не желает сострадать к собственной слабости и уязвимости, вряд ли будут сострадать к другим людям. также.

Если взглянуть на эти вопросы на более глубокий уровень, где наши врачебные качества, дары и таланты позволяют нам полагаться на самих себя, а не на Бога? Мой наставник и преподаватель медицинского факультета, доктор Фред Ричардс, произвел на меня глубокое впечатление этими словами в выпускной речи: «Бог дал вам много коры головного мозга, поэтому вы НЕ ДОЛЖНЫ быть в Нём. Но если вы ХОТИТЕ нуждаться в Нем, и если вы МОЛИТЕСЬ нуждаться в Нем, и если вы зависите от Него каждый день, тогда вы можете получить признание своей профессии на небесах.Если ты не зависишь от Бога, то это просто профессия ». Различие между здравоохранением как служением, осуществляемым людьми, которые ежедневно зависят от Бога и используют свои дары и «сильные личности» для продвижения Его работы в мире, и здравоохранением как профессией, выполняемой людьми, чьи дары и личности могут нести их долгий путь в мире, является критически важным для нас, христианских профессионалов в области здравоохранения.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *