Измена разрешенная: Разрешённая измена – Измена в рассказах. Читать полностью бесплатно

Содержание

Разрешённая измена – Измена в рассказах. Читать полностью бесплатно

Так как произошло всё довольно давно — двадцать лет уж прошло, то имён скрывать не буду, а напишу всё, как было.

Я жил тогда в общежитии с моей первой женой — Маринкой. Она у меня была красивая — высокая брюнетка с длинным каре до плеч, с красивыми карими глазами, немножко полноватая в бёдрах, но в целом совсем не полная. У Марины был плоский животик, отличная фигура — «песочные часы» и красивая грудь, где-то «два с половиной». Ревнивая она у меня была, просто жуть. Я-то в свои двадцать пять очень видным молодым мужчиной был — голубоглазый блондин, рост сто восемьдесят семь, спортивный и атлетичный (штангой занимался). Я работал на пищевом производстве инженером-технологом, а коллектив сплошь женский. Ну и ревновала меня Марина к каждой юбке. Каждый вечер скандалы, каждое утро недовольство и бурчание. Но я любил её и хранил ей верность, хотя недвусмысленные предложения и зазывы в гости от сотрудниц поступали регулярно.

И вот в тот самый день стало мне на работе плохо, может оттого, что перезанимался в спортзале на выходных, а, может, понервничал лишку — голова разболелась просто невыносимо. Пошёл я в санчасть, попросил молоденькую сестричку Леночку дать мне таблетку какую-нибудь. Ленка посмотрела на меня — стою я в дверях бледный, как смерть. Усадила она меня на топчан и давление измерять кинулась. Оказалось, да — скакануло до двухсот почти. Она мне укол сделала и сказала, что скорую вызовет. Но я упросил её, чтобы просто отпустила меня домой. Она, конечно, головой покачала, потом смягчилась, позвонила завпроизводством и выбила мне три дня отпуска без содержания — на восстановление, так сказать. Мне после укола было уже совсем хорошо, и я — счастливый отправился домой, а время-то только-только к обеду шло.

Подошёл я к двери своей комнаты в общаге, нажал ручку — закрыто (дверь мы вообще не закрывали никогда, когда дома кто-то был). Странно, подумал я, жена у меня не работала уже месяца три, куда ей уйти понадобилось? Может в магазин ушла? Или в прачку?

Я без задней мысли достал ключ и повернул его в замочной скважине. Едва дверь приоткрылась, на меня из комнаты вылился калейдоскоп звуков, свидетельствовавших о том, что моя жена дома и о том, что она не одна. Я услышал шумное мужское дыхание и тихие стоны, плюс характерный звук ебли, с присущими ему тихими чмоканиями гениталий, разбавленные, работавшим на их фоне, телевизором.

Я не стал открывать дверь шире, а стал смотреть сквозь образовавшуюся щёлку на то, что происходит в комнате. Я увидел, что моя жёнушка Марина стоит у дивана раком совершенно голая, а Димка Решетнёв (знакомый с пятого этажа) с хорошим темпом трахает её хлюпающее смазкой влагалище. Я видел развратную гримаску моей любимой, когда её любовник засаживал ей свой член особенно глубоко. Она просила: «Ещё, делай это еще»! Маришка за весь половой акт несколько раз вскрикивала и, вздрагивая всем телом, кончала, с нежностью глядя в глаза ебущему её •••

Приватные селфи, слитые с личных iPhone и андроид

Эротические рассказы. Разрешённая измена

Когда живешь с одним человеком не один год, наступает момент, когда тебе хочется разнообразить свою жизнь. От рутины повседневности в голову, порой приходят мысли от которых иногда становится стыдно.

Мою жену, стройную брюнетку зовут Лена. Ей 28, хотя выглядит намного моложе. Невысокий рост, очень стройная и пропорциональная фигура, создавали иллюзию того, что перед тобой не молодая женщина, а девочка. Есть такой склад женщин, и мне очень повезло, что моя именно такая.

Наша интимная жизнь не представляла ничего особенного. Отношения самые обычные. Мы старались чтобы наши игры были не похожи. Все, о чем нам становилось известно, мы обязательно пробовали.

Что мне еще было нужно не знаю. Мне захотелось запредельного.

Мне казалось, чтобы завести самку, и чтобы у нее «сорвало башку» нужна елда величиной с колбасный батон. И я решил подложить ее под здоровенного мужика с большим хуйом, который унижал бы ее, трахая как хотел. Почему мне пришла в голову такая идея? Наверно потому, что я порочен, и мой хуй был обычный, среднестатистический .

Я часто хожу в баню, и выбрать достойную кандидатуру не составило труда. Его звали Макс. Когда по его просьбе я хлопал его веником, смог детально рассмотреть тело. Оно было прекрасно и напоминало изваяние античных мастеров — смуглое, рельефное, гладкое, без единого изъяна. Кость его была крупная, и ростом он был выше моего. Его имя полностью соответствовало строению его тела и его болта. Настоящий мачо. Мужчины, находящиеся с ним в бане, наверно, ощущали свою природную обделенность. Это чувствовалось в их взглядах.

То, что у него там висело было внушительным. Это не хуй, а целый кукурузный початок. И это в невозбужденном состоянии!

Его великолепный фалос действовал на меня возбуждающе, когда я представлял как он твердый, блестящий, вишневый будет лежать на лице, груди, шее, животе, бедрах, спине и ягодицах, моей крошки. Как он будет разрывать ее плоть. Как она будет играть им, как облизывать его, как он будет стрелять на нее своими соками. У меня от таких мыслей даже начиналась эрекция.

Познакомится с ним мне не составило труда. Ему 25 лет. Он работал и учился заочно. Как, оказалось в дальнейшем, у нас были общие знакомые и общие интересы. Он мечтал о компьютере и я помог ему его купить — занял денег и посоветовал где это лучше сделать. У него, в связи с этим, возникало очень много вопросов. Я ему помогал их решить. С компьютером я знаком, и мне не составило особого труда помогать ему в некоторых вещах. Несколько раз после бани я был у него дома. Познакомился с его девушкой Мариной двадцатилетней, симпатичной брюнеткой. Они встречались недолго. Это я понял из разговора. Так же я понял, что она то же студентка. Очень приятная девушка. Она была не в моем вкусе, так как у нее была низкая талия и толстоватые бедра. Мы иногда после бани пили пиво, разговаривали. Маринка иногда составляла нам компанию.

Так продолжалось месяца три. Однажды у него случились проблема с его «системником». Мне не хотелось выходить из дома, и я пригласил его к себе, чтобы разобраться с его железкой на месте. Я сказал, чтобы он привез компьютер без монитора ко мне, и дома мы вместе разберемся. К тому же его нужно было познакомить с моей женой, которая не догадывалась о моем новом приятеле.

Проблема с компьютером была незначительная и так как моя жена очень гостеприимная, то после мы слушали музыку, пили чай, ели шоколад, разговаривали о разном.

Вечер прошел интересно. Макс оказался хорошим собеседником. Он шутил, рассказывал разные истории. Краем глаза я заметил, что моя оценивающе осматривала гостя. И Макс нет-нет да глянет в сторону Лены, когда она вставала, чтобы унести или принести, кое, что из трапезы. Супруга была одета в облегающие трикотажные штанишки и свитер, которые подчеркивали ее великолепную стройность и грациозность. У Макса была возможность оценить прелести моей крохи. Попрощавшись, мы расстались отправив его на такси.

В эту ночь мы ебались как крысы с каким то животным инстинктом. Мы совершали половые акты почти каждые полчаса. Она стонала, жарко дышала мне в ухо, облизывала меня. Когда у меня безнадежно опускался она ртом поднимала его вновь. Совсем обессиленные мы отрубились только в четвертом часу утра. Засыпая, я понял, что попал в яблочко. За вечер моя возбудилась и ебалась в эту ночь с ним, точнее, представляя его вместо меня. Это чувствовалась почти во всем. Она была непохожа на себя. Утром мы еще раз смачно перепихнулись. Мой хуй представлял из себя жалкое зрелище, он истерся так, что мне даже было больно мочиться. Я был выжат как лимон. Такого секса я еще не знал, разве что на заре юности в общаге, когда был студентом-подростком, и старался трахать все что в юбке и что шевелится. Но это было давно.

Следующие дни проходили однообразно, и секс был как всегда. Я так и не отказался от своей похотливой и пошлой идейки…

Приближались новогодние праздники. Был хороший случай провести весело всю ночь. Предложил жене пригласить Макса с Маринкой на праздничный ужин место традиционного похода в ресторан и она, конечно, (ха!-ха!) согласилась. Я решил основательно подготовиться. Накупил вина, коньяка, даже купил настоящую мексиканскую тэкилу, которую закусывают солью и зеленым лимончиком. Заказал салатов. Все было готово к разврату. Ночь обещала быть интересной.

Наступил долгожданный Новый Год — праздник всеобщего народного блядства.

Они пришли около восьми вечера с бутылкой шампанского, конфетами и цветами для моей Ленки. Мы сели за стол. Выпили.

Чтобы ближе познакомится решили выпить на «брудик». Мы посадили девушек к себе на колени и принялись. Через руку выпили и я поцеловал в засос Марину. Макс аналогично поцеловал, сидящую у него мою жену. Моя покраснела, спрыгнула с колен Макса и засуетилась на кухню. Маринка пошла ей помогать. Мы с Максом выпили немного и разговорились. Наши женщины о чем то говорили там, мы вели беседу здесь. Мягко играла музыка. Наступило 12 часов мы подняли бокалы и дружно встретили Новый год. На улице захлопали питарды, хлопушки, ракеты. Девчонкам захотелось танцевать. Попрыгав, приступили к долгожданным медленным. Для начала медляки танцевали каждый со своей подругой. Потом стали меняться партнершами. Вращаясь с Маринкой, я краем глаза наблюдал за ними. Жена тесно прижалась к Максу. Он обнял ее за талию. Они о чем то говорили. Маринка мне трещала, что то о деканах, сессиях, зачетах, но я ее не слушал, жадно наблюдал за парочкой.

После танца мы опять сели за стол и принялись пить «мексиканский самогон». Девушкам вино и тэкила ударили в голову. От адреналина и нахлынувших гормонов я был как стеклышко, хотя притворялся поддатым. Макс по виду был абсолютно трезв. Играла музыка. Маринка с Леной стали дурачиться, танцуя друг перед другом, приседая и совершая неприличные движения бедрами, как стриптизерши в баре. Им было весело. Мы с Максом с гордостью наблюдали за нашими девушками и потя

Разрешенная измена. В первый раз. Часть 1

Добрый день! мы с женой в браке уже 5 лет. Она красивейшая блондинка со вторым размером груди, стройняшка, высокая….Разнообразить сексуальную жизнь я хотел давно, уже пару лет так точно. Уговаривал на свинг, мжм…. — бесполезно….С ее слов я болен и тп…. Но как говорится — вода камень точит….в течении двух лет мы смотрели порно тематическое, рассказывал про эту тему, как меня заводит…

И тут несколько дней назад она мне сказала что у нее ее коллега по работе начал уделять ей внимание. Писать смс-ки, звонить и т.п. На его вопросы, ревную ли я, моя любимая отвечала что я не ревнивый, может писать… Эта новость его подбодрила и он приступил к решительным действиям. Пригласил он мою любимую вечером в ночной клуб, провести время, на что она согласилась.. Меня это дико возбудило…НЕУЖТО? — подумал я….

Наступил день Х, она нафуфырилась, сделала боевой макияж и я ей дал напутственное слово, что я очень ее люблю и она может быть свободна во всех отношениях….

Она уехала….Сказать что я был взволнован — это ничего не сказать…сердце трепетало, весь дрожал от возбуждения.. ведь моя любимая красавица жена сейчас на свидании, да да, на свидании с мужчиной который ее желает.От волнения я накатил алкоголя и часов в 11 вечера меня вырубило….Проснулся от того, что она пришла домой и начала вскарабкиваться на меня…

Смотрю на время — 5 утра….о, думаю, зашибись, ночка удалась…. Она вся такая счастливая, довольная, улыбается, возбужденная… У меня сразу и встал…Она это увидела и тут же села на мой член…

Я попросил чтоб она мне все рассказала…И:

— Мы с ним встретились, поцеловались в щечку и пошли в заведение…долго сидели, болтали, но началась громкая музыка и разговаривать стало невозможно.. Решили уйти с этого клуба и сели к нему в машину…подъехали в темное безлюдное место и продолжили разговор..разговаривали о музыке, о людях, о интересах и тд….затем он сказал что очень хочет меня поцеловать, на что я ответила взаимностью….у нас был такой поцелуй с языком, страстный, долгий…мммм…классс..его язык проникал в меня и я ласкала его своим языком….После этого наши темы для разговора резко сменились..стали более откровенные. Он начал меня разводить на секс, естественно, на что же еще…но я же девушка приличная ) к тому же замужняя… и ни в какую не соглашалась… затем мы целовались еще и еще..он начал трогать мою попку, схватился за грудь, поцеловал ее….ммм так, приятно….

Он попросил меня чтоб я взяла в руки его член, на что я была не против. Он расстегнул ширинку и достал член, по размерам такой же как у тебя, но обрезанный..так стало необычно ведь ни разу таких не держала в руках. я его потрогала, помассировала, взялась за яйца..так необычно, ведь я за 5 лет брака не трогала кроме тебя, мой любимый, никого…он сказал что хочет чтоб я сделал ему минет, но я отказала, я же девушка приличная (хихикает)…. На что он сказал что хочет кончить…И я ему помогла с этим…начала ему дрочить…а с обрезанным так неудобно, непривычно…но я справилась..он обильно кончил мне в руку….это было здорово….Мы еще раз поцеловались и я села в свою машину и поехала домой..

Что я вам хочу сказать….Ощущения после услышанного были потрясающие.. Член стоял колом, я целовал свою любимую с такой страстью, какой не было все 5 лет…Секс был потрясающий…На следующий день я приготовил завтрак, мы целовались все утро, ласкались…красота… он ей писал что хочет встретиться….она ему отвечает что тоже…зовет ее в баню, а она говорит что не любит баню…а он пишет что париться не будем ))) она пишет что хорошо, приготовлюсь и пойдем…Так что, уважаемые читатели — ждем продолжения истории.. Всем бобра

Оцените этот эротический рассказ: доступно только для
зарегистрированных пользователей

Вы можете стать нашим Автором и Добавить свой рассказ или историю.

Волшебное сочетание клавиш Ctrl+D и Enter, добавит этот рассказ в Закладки 🙂

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b — 0 видео. Смотреть %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b

%d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b — 0 видео. Смотреть %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b — порно видео на PornoHype.Cc

Pornogids.net — HD Porn Videos

Порно ролик %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b тяжело найти, но наши работники сделала практически невозможное дело и собрали 0 порно роликов. Но, к счастью, вам не требуется искать по всему интернету желаемое видео. Ниже представлены самые возбуждающие ролики c %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b в высоком качестве. У нас на порно сайте вы сможете увидеть дикий секс где в сюжете есть %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b. Более того, вы можете выбрать в каком качестве смотреть ваше любимое порно видео, потому что все видео у нас представлено в разном качестве: 240p, 480p, 720p, 1080p, 4k. И если у вас низка скорость подключения вы свободно можете выбрать в каком качестве смотреть %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b. И мы не рекомендуем пробовать искать порно на других сайтах, потому что лучше чем у нас вы не найдете. Самые сисястые девушки в порнухе с %d1%80%d0%b0%d0%b7%d1%80%d0%b5%d1%88%d1%91%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f %d0%b8%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%b0 %d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8b у нас на сайте. Если вам понравится порно у нас, то просьба занести наш порно сайт себе в избранное или закладки.

Данный список пуст.

Разрешённая измена — порно рассказы STORY-PORNO.RU

Когда живёшь с одним человеком не один год, наступает момент, когда тебе хочется разнообразить свою жизнь. От рутины повседневности в голову, порой приходят мысли от которых иногда становится стыдно.

Мою жену, стройную брюнетку зовут Лена. Ей 28, хотя выглядит намного моложе. Невысокий рост, очень стройная и пропорциональная фигура, создавали иллюзию того, что перед тобой не молодая женщина, а девочка. Есть такой склад женщин, и мне очень повезло, что моя именно такая.

Наша интимная жизнь не представляла ничего особенного. Отношения самые обычные. Мы старались чтобы наши игры были не похожи. Всё, о чём нам становилось известно, мы обязательно пробовали.

Что мне ещё было нужно не знаю. Мне захотелось запредельного.

Мне казалось, чтобы завести самку, и чтобы у неё «сорвало башку» нужна елда величиной с колбасный батон. И я решил подложить её под здоровенного мужика с большим членом, который унижал бы её, трахая как хотел. Почему мне пришла в голову такая идея? Наверно потому, что я порочен, и мой член был обычный, среднестатистический .

Я часто хожу в баню, и выбрать достойную кандидатуру не составило труда. Его звали Макс. Когда по его просьбе я хлопал его веником, смог детально рассмотреть тело. Оно было прекрасно и напоминало изваяние античных мастеров — смуглое, рельефное, гладкое, без единого изъяна. Кость его была крупная, и ростом он был выше моего. Его имя полностью соответствовало строению его тела и его болта. Настоящий мачо. Мужчины, находящиеся с ним в бане, наверно, ощущали свою природную обделённость. Это чувствовалось в их взглядах.

То, что у него там висело было внушительным. Это не член, а целый кукурузный початок. И это в невозбуждённом состоянии!

Его великолепный фалос действовал на меня возбуждающе, когда я представлял как он твёрдый, блестящий, вишнёвый будет лежать на лице, груди, шее, животе, бёдрах, спине и ягодицах, моей крошки. Как он будет разрывать её плоть. Как она будет играть им, как облизывать его, как он будет стрелять на неё своими соками. У меня от таких мыслей даже начиналась эрекция.

Познакомится с ним мне не составило труда. Ему 25 лет. Он работал и учился заочно. Как, оказалось в дальнейшем, у нас были общие знакомые и общие интересы. Он мечтал о компьютере и я помог ему его купить — занял денег и посоветовал где это лучше сделать. У него, в связи с этим, возникало очень много вопросов. Я ему помогал их решить. С компьютером я знаком, и мне не составило особого труда помогать ему в некоторых вещах. Несколько раз после бани я был у него дома. Познакомился с его девушкой Мариной двадцатилетней, симпатичной брюнеткой. Они встречались недолго. Это я понял из разговора. Так же я понял, что она то же студентка. Очень приятная девушка. Она была не в моём вкусе, так как у неё была низкая талия и толстоватые бёдра. Мы иногда после бани пили пиво, разговаривали. Маринка иногда составляла нам компанию.

Так продолжалось месяца три. Однажды у него случились проблема с его «системником». Мне не хотелось выходить из дома, и я пригласил его к себе, чтобы разобраться с его железкой на месте. Я сказал, чтобы он привёз компьютер без монитора ко мне, и дома мы вместе разберёмся. К тому же его нужно было познакомить с моей женой, которая не догадывалась о моём новом приятеле.

Проблема с компьютером была незначительная и так как моя жена очень гостеприимная, то после мы слушали музыку, пили чай, ели шоколад, разговаривали о разном.

Вечер прошёл интересно. Макс оказался хорошим собеседником. Он шутил, рассказывал разные истории. Краем глаза я заметил, что моя оценивающе осматривала гостя. И Макс нет-нет да глянет в сторону Лены, когда она вставала, чтобы унести или принести, кое, что из трапезы. Супруга была одета в облегающие трикотажные штанишки и свитер, которые подчёркивали её великолепную стройность и грациозность. У Макса была возможность оценить прелести моей крохи. Попрощавшись, мы расстались отправив его на такси.

В эту ночь мы трахались как крысы с каким то животным инстинктом. Мы совершали половые акты почти каждые полчаса. Она стонала, жарко дышала мне в ухо, облизывала меня. Когда у меня безнадёжно опускался она ртом поднимала его вновь. Совсем обессиленные мы отрубились только в четвёртом часу утра. Засыпая, я понял, что попал в яблочко. За вечер моя возбудилась и трахалась в эту ночь с ним, точнее, представляя его вместо меня. Это чувствовалась почти во всём. Она была непохожа на себя. Утром мы еще раз смачно перепихнулись. Мой член представлял из себя жалкое зрелище, он истерся так, что мне даже было больно мочиться. Я был выжат как лимон. Такого секса я ещё не знал, разве что на заре юности в общаге, когда был студентом-подростком, и старался трахать всё что в юбке и что шевелится. Но это было давно.

Следующие дни проходили однообразно, и секс был как всегда. Я так и не отказался от своей похотливой и пошлой идейки…

Приближались новогодние праздники. Был хороший случай провести весело всю ночь. Предложил жене пригласить Макса с Маринкой на праздничный ужин место традиционного похода в ресторан и она, конечно, (ха!-ха!) согласилась. Я решил основательно подготовиться. Накупил вина, коньяка, даже купил настоящую мексиканскую тэкилу, которую закусывают солью и зелёным лимончиком. Заказал салатов. Всё было готово к разврату. Ночь обещала быть интересной.

Наступил долгожданный Новый Год — праздник всеобщего народного блядства.

Они пришли около восьми вечера с бутылкой шампанского, конфетами и цветами для моей Ленки. Мы сели за стол. Выпили.

Чтобы ближе познакомится решили выпить на «брудик». Мы посадили девушек к себе на колени и принялись. Через руку выпили и я поцеловал в засос Марину. Макс аналогично поцеловал, сидящую у него мою жену. Моя покраснела, спрыгнула с колен Макса и засуетилась на кухню. Маринка пошла ей помогать. Мы с Максом выпили немного и разговорились. Наши женщины о чём то говорили там, мы вели беседу здесь. Мягко играла музыка. Наступило 12 часов мы подняли бокалы и дружно встретили Новый год. На улице захлопали питарды, хлопушки, ракеты. Девчонкам захотелось танцевать. Попрыгав, приступили к долгожданным медленным. Для начала медляки танцевали каждый со своей подругой. Потом стали меняться партнершами. Вращаясь с Маринкой, я краем глаза наблюдал за ними. Жена тесно прижалась к Максу. Он обнял её за талию. Они о чём то говорили. Маринка мне трещала, что то о деканах, сессиях, зачётах, но я её не слушал, жадно наблюдал за парочкой.

После танца мы опять сели за стол и принялись пить «мексиканский самогон». Девушкам вино и тэкила ударили в голову. От адреналина и нахлынувших гормонов я был как стёклышко, хотя притворялся поддатым. Макс по виду был абсолютно трезв. Играла музыка. Маринка с Леной стали дурачиться, танцуя друг перед другом, приседая и совершая неприличные движения бёдрами, как стриптизерши в баре. Им было весело. Мы с Максом с гордостью наблюдали за нашими девушками и потягивали коньяк с лимончиком. Я решил сказать Максу, что он, если хочет, может трахнуть мою Лену. На это он совсем не смутился, а стал, только жадно пожирать глазами мою половину, развратно танцующую, предвкушая своё наслаждение с ней. Я начал притворяться, что пьянею. Всё шло по плану.

Я предложил выпить ещё. Все согласились, кроме моей. Она сказала, что и так набралась и ни за что не отвечает.

Заплетающимися словами я сказал, что я то же ни за что не отвечаю. На что Макс сказал, что он будет следить за всеми и что всё будет под контролем. (Интересно под каким контролем?)

Мы выпили. Включил роскошный блюз. Стали танцевать. Моя как кошка прилипла к Максу. Он был высок, и на его фоне моя птичка казалась совсем крошкой-девочкой. Макс, чувствуя наш всеобщий хмель, стал действовать. Он гладил её спину, талию, мял ягодицы своими ручищами. Прижав её крепко к себе в танце, он приподнял её как ребёнка. Ноги её висели над полом. У него, наверное, встал и моя, наверно, потекла, почувствовав твердь его петуха. А, ведь, она ещё не видела его чудовища!

Он нежно целовал её за ушком. Она не сопротивлялась. По всему было видно, что ей в кайф. Макс кинул взгляд в мою сторону. Я совсем пьяный, дурачась, крутил его Марину в танце. К слову сказать, Маринка набралась хмельного, и то же не двусмысленно прижалась ко мне всем телом, но я как будто не замечал её стараний, прикидываясь равнодушным. Марину так развезло, что мы уже не танцевали, а просто вращались. Я старался поддерживать её, чтобы она не завалилась вниз. Она стала говорить какие то несвязные глупости. Я понял — она уже готова. Её стало развозить. Она созналась, что её мутит и я отвёл её в ванную комнату, оставив там. Вернувшись, я остался один. Присел в кресло, полу закрыл глаза, притворившись «батоном». Развалился, а сам смотрю на то, что вытворяет моя милая, благо в комнате полумрак. Макс и моя, не обращали на меня ни малейшего внимания. Хмель, музыка создавали иллюзию всеобщей дозволенности. Перепоручив мне свою девушку, Макс во всю соблазнял мою жену. Он целовал мою Ленку уже в губы. Мял её в объятиях. Они сливались в страстных поцелуях. Он её почти уже чуть не раздевал. Моя опомнившись, оторвалась от Макса , подошла ко мне. Я засопел, развалившись «пьяным». Она ушла на кухню, а Макс в ванную. Спустя время Макс вернулся без Марины — та наверно уснула, и уверенно пошёл на кухню.

Спустя минут пять свет на кухне погас. Началось! — подумал я. Сердце моё застучало с такой силой, что я думал, что оно вот-вот вырвется наружу.

Дав любовникам минут десять, тихонько стал пробираться к кухне. Играла музыка, весь народ веселился, а я тайком пробирался к зрелищу. Меня заливала ревность и возбуждение одновременно. Заглянул туда…

…Моя стояла на коленях перед Максом у которого были расстёгнуты брюки. И без того, короткая юбка сбилась вверх, обнажив её красивые ноги. Из-под расстёгнутой блузки трогательно торчала её девичья грудь. Волосы были растрёпаны. Она, тяжело дыша, отсасывала его громадину, держа её обеими руками. Я пришёл во время.

Весь член, конечно не мог уместиться во рту моей возлюбленной. Вмещалась только одна его головка. Он ей помогал, держа её волосы на затылке Член упирался ей в глотку. Она давилась. Он ей, что то сказал. Она кивнула в ответ. Он, взял свой член в руку а она, сделав глотательное движение стала пропускать возбуждённый ствол в себя. И он как по маслу, стал входить в горло моей любимой до конца. Шея у её подбородка увеличилась, показывая, что член погрузился глубоко. Щёки её раздулись.

Она давилась. Воздуха ей явно не хватало. Где он там вмещался ?! Кровь стучала мне в виски. Я возбудился. Мой член распух, что вот-вот лопнет…

Макс, помедлив мгновение, наслаждаясь своим членом в глотке чужой жены, стал медленно двигать им, совершая фрикции. Он, наверно, догадывался, что я наблюдаю за ними. Жена хрипела, давилась, судорожно стучала ладонями по ногам Макса. Он, не замечая этого, наслаждался. Его початок входил и выходил, блестя, обильно, смазанный её гортанной слизью. Что она ощущала, я не знаю, но я знаю, что её желание было выше всего, что с ней делали.

По его хрипу я понял, что он начал кончать. Он вытащил своё орудие из горла. Она часто задышала. Макс стал дрочить, положив свой пульсирующий великан ей на лицо. Затем стал водить им по глазам, щекам, лбу, волосам, моей жены, продолжая выстреливать и выстреливать, заливая всё липкой жидкостью. Семени было много. В полумраке её лицо заблестело как покрытое глазурью. Волосы превращались в мокрые сосульки, липли к щекам, члену самца, подбородку. Спермы было столько, что она стала стекать вниз на шею, грудь, блузку любимой, тяжёлыми каплями, падала на пол. Я так возбудился этим зрелищем, что не выдержал и сам кончил. Пора сматываться, подумал я и ретировался обратно в комнату. Член мой стоял как замороженный, хотя я кончил вместе с ними. Их ещё, не было минут пять.

Сперва в комнату зашёл Макс. Моя осталась там. Я как бы спал. Он пошёл в ванную комнату. Вынес почти мёртвую Марину. Положил её на диван, укрыл пледом. Вышла моя. Пошатываясь, побрела в ванную. Макс пошёл за ней и щёлкнул дверью. Началась чистая любовь — любовь в ванной, — философствовал я. Быстро подойдя к двери, за которой должна происходить «чистая» любовь, я стал прислушиваться. Как я не напрягал слух, ничего не было слышно. Они ещё включили воду. Лишь изредка можно было услышать кое какие непонятные звуки. Что они там делали можно лишь догадываться. Я ушёл в кресло, где начал предаваться эротическим фантазиям. То, что моя крошка в ванной с этим жерёбцом, так возбудили меня, что я стал дрочить и сразу кончил. Спустя, ещё раз кончил. Их не было около получаса.

Вышел Макс. Я закрыл глаза. Жена оставалась в ванной. Стал меня будить. Я как будто проснулся. Спросил, где моя жена. Макс сказал, она в ванной приводит себя в порядок. Интересно, сколько раз он её там трахнул? Он присел рядом и мы выпили ещё раз коньяка. Без слов мы понимали друг друга. Однако, не выдержав первым он мне сказал, что у меня классная баба. Маринка спала как ребёнок. Решили разбудить её. Она с просонья ни чего не понимала. Что то лепетала своими пухленькими губками, моргая сонными глазками и мотала головой, потом пришла в себя. Судя потому, как он, разомлев развалился в кресле, я понял, что он полностью насладился телом моей крошки. Он напоминал мне уставшего бычка после многократной случки, тёлка которого подмывалась сейчас в ванной. И эта тёлка моя жена. Интересно, как и куда он её трахал. Куда спускал? На все эти вопросы я наверно никогда не получу ответ.

Вышла моя из ванны в банном халате. Её не узнать. В глазах усталость. Такую сексуальную я ещё её не видал. Я спросил всё ли с ней в порядке, она сказала, что её немножко тошнило, и теперь всё нормально. Извинилась, что в халате. Сказала, что испортила блузку и юбку и пошла переодеваться. Мы продолжили веселье. Отдохнувшая Маринка и моя жена пили вино, ели фрукты. Мы с Максом беседовали. Моя не замечала Макса. Как будто его и не было. Макс не замечал Лену. Я понял, что у моей жены появился любовник, сидящий рядом мной. Может, у Лены был и раньше любовник? На этот вопрос теперь я не знал ответа. Время веселья прошло. Гости стали собираться домой. Долго прощались в коридоре. Я шутя целовал Марину, Макс — Лену. Наконец разошлись.

Под утро легли спать. Хотя, я устал, решил заняться со своей птичкой любовью. Меня разжигала страсть, то что она только, что давала другому. Я ласкал её языком. Она позволяла делать с собой, что я хочу. Она стала такой порочной, что я её не узнавал. Влагалище сочилось соками. Когда я стал вводить свой красавец туда — обалдел. У неё там стала дыра, в которую мой член провалился как карандаш в стакан. Совершая фрикции, я не ничего ощущал, как будто двигал им воздухе. Макс разработал так отверстие моей Лены, что это стала настоящая пещера. Она то же почувствовала непривычность, и так как была не дурой, догадалась, что я всё понял. Сама, вынув мой малыш из влагалища направила в свой анус, благо мой был сильно смазан её соками. Она была расслабленная и он вошёл в неё мягко. Узость её попки по сравнению раздолбанным влагалищем была очевидной.

Я ввёл его полностью и стал наслаждаться движениями. Долго бы елозил, однако представив, что и там наверно был член другого сразу кончил. Когда мы проснулись я рассказал , что всё знаю про её приключение, и, что сам виноват, не уделив должного внимания ей в этот вечер.

Мы наслаждались друг другом весь следующий день. Наши отношения стали ещё более страстными, потому, что во время взаимных ласк между нами всегда вставала фигура бычка -Макса.

Что было дальше уже другой рассказ. До скорого.

Разрешённая измена жены » Смотреть бесплатно порно онлайн

Никогда раньше не думала, что изменять так тяжело. Наверно то, что это не хорошо и не правильно дает о себе знать. Не то что бы я была девственница до 30 лет или жила как монашка, как раз нет, мужчины были и не мало. Да и бывшим мужьям изменяла периодически, ну вот когда муж сам об этом просит, от этого как то не по себе становилось. Наверно страх, что разрушатся отношения или вдруг здесь подвох, возможно эти самые мысли и не давали покоя. Долго он меня об этом просил, но всегда что то мешало. А этим летом подружка с дачи встретилась со старыми знакомыми, лет 15 с ними не общались. Они раньше на нас внимание не обращали, мы для них малявки были, а сейчас уже взглянули на нас совсем другими глазами. Конечно сразу последовало предложение, отдохнуть вместе. Посоветовавшись с мужем и получив его согласие, я стала собираться к ним. Узнав о том. что там будет баня приняла экстренные меры по наваждению красоты свой «подружки» …ну и себя конечно тоже. К вечеру пришли туда, ребята конечно были в восторге, комплименты о том как мы выросли и похорошели..
Потом пригласили в парилку, они то легко разделись полностью и пошли, а вот я, как то за 8 лет жизни с мужем я привыкла, что только один мужчина видит меня голой. Намотав на себя полотенца мы пошли в парилку, там мальчишки уже во всю стегали друг друга вениками. Подруга посмотрев на все это скинула с себя всё и залезла на лавку, я скромно сидела в уголке и боролась со стеснением. Потом меня позвали тоже…со словами что раз уж я пришла то пока меня не отшлепают по попке не отпустят, понимая что отступать не куда я легла приподняв полотенце. Засмеявшись ребята его сорвали и оба стали меня шлепать вениками, ощущения сменялись мгновенно. Тут и жар пара и стыд за свое поведение и приятная усталость и даже…стала ощущать немного возбуждения. Вот я тут голая, среди двух здоровых, самоуверенных ребят, лежу голая и получаю удовольствие от их умелых движений. После пошли в комнату отдыха, один из ребят с подружкой ушли на улицу, а я почувствовав усталость прилегла на диване.
И в тот же момент почувствовала на спине руки, друг предложил, а вернее в приказном тоне наставал на массаже. Наверно в тот момент все мои правильные мысли и улетучились, трудно сопротивляться мужской силе, но в таком нежном проявлении. Он стал меня гладить по спине, постепенно спускаясь всё ниже к попке, потом прижав одной рукой меня к дивану, запустил руку между ног, наверно почувствовал, что у меня там все горит, перевернул на спину и стал целовать все тело, каждый миллиметр. Тут уж я тоже не могла больше сдерживаться и полностью отдалась его умелым рукам и нежным губам.
С каждым поцелуем, я возбуждалась все больше и больше, не выдержав прилив страсти, я сама его повалила и схватила член губами. Он застонал от удовольствия, я сосала его дружка с таким удовольствием, как будто первый раз увидела член, его сильные руки крутили меня как котенка. …
Он ставил меня в разные позы и как будто не мог насытится, не знаю сколько это продолжалось но после такого бурного секса не бы никаких сил. Потов взглянув на часы я увидела, что уже и поспешила сразу домой к мужу. Муж встретил меня у двери, я даже не успела ничего сказать, как он набросился и взял меня без слов, жестко и страстно. Никогда еще не было у меня такого, два прекрасных любовника и почти сразу. Голова шла кругом от возбуждения и удовольствия. Это была первая ночь когда я изменила своему мужу с его разрешения и согласия.


Описание
Комментарии (0)

Разрешённая измена

Тaк кaк прoизoшлo всё дoвoльнo дaвнo — двaдцaть лeт уж прoшлo, тo имён скрывaть нe буду, a нaпишу всё, кaк былo.
Я жил тoгдa в oбщeжитии с мoeй пeрвoй жeнoй — Мaринкoй. Oнa у мeня былa крaсивaя — высoкaя брюнeткa с длинным кaрe дo плeч, с крaсивыми кaрими глaзaми, нeмнoжкo пoлнoвaтaя в бёдрaх, нo в цeлoм сoвсeм нe пoлнaя. У Мaрины был плoский живoтик, oтличнaя фигурa — «пeсoчныe чaсы» и крaсивaя грудь, гдe-тo «двa с пoлoвинoй». Рeвнивaя oнa у мeня былa, прoстo жуть. Я-тo в свoи двaдцaть пять oчeнь видным мoлoдым мужчинoй был — гoлубoглaзый блoндин, рoст стo вoсeмьдeсят сeмь, спoртивный и aтлeтичный (штaнгoй зaнимaлся). Я рaбoтaл нa пищeвoм прoизвoдствe инжeнeрoм-тeхнoлoгoм, a кoллeктив сплoшь жeнский. Ну и рeвнoвaлa мeня Мaринa к кaждoй юбкe. Кaждый вeчeр скaндaлы, кaждoe утрo нeдoвoльствo и бурчaниe. Нo я любил eё и хрaнил eй вeрнoсть, хoтя нeдвусмыслeнныe прeдлoжeния и зaзывы в гoсти oт сoтрудниц пoступaли рeгулярнo.
И вoт в тoт сaмый дeнь стaлo мнe нa рaбoтe плoхo, мoжeт oттoгo, чтo пeрeзaнимaлся в спoртзaлe нa выхoдных, a, мoжeт, пoнeрвничaл лишку — гoлoвa рaзбoлeлaсь прoстo нeвынoсимo. Пoшёл я в сaнчaсть, пoпрoсил мoлoдeнькую сeстричку Лeнoчку дaть мнe тaблeтку кaкую-нибудь. Лeнкa пoсмoтрeлa нa мeня — стoю я в двeрях блeдный, кaк смeрть. Усaдилa oнa мeня нa тoпчaн и дaвлeниe измeрять кинулaсь. Oкaзaлoсь, дa — скaкaнулo дo двухсoт пoчти. Oнa мнe укoл сдeлaлa и скaзaлa, чтo скoрую вызoвeт. Нo я упрoсил eё, чтoбы прoстo oтпустилa мeня дoмoй. Oнa, кoнeчнo, гoлoвoй пoкaчaлa, пoтoм смягчилaсь, пoзвoнилa зaвпрoизвoдствoм и выбилa мнe три дня oтпускa бeз сoдeржaния — нa вoсстaнoвлeниe, тaк скaзaть. Мнe пoслe укoлa былo ужe сoвсeм хoрoшo, и я — счaстливый oтпрaвился дoмoй, a врeмя-тo тoлькo-тoлькo к oбeду шлo.
Пoдoшёл я к двeри свoeй кoмнaты в oбщaгe, нaжaл ручку — зaкрытo (двeрь мы вooбщe нe зaкрывaли никoгдa, кoгдa дoмa ктo-тo был). Стрaннo, пoдумaл я, жeнa у мeня нe рaбoтaлa ужe мeсяцa три, кудa eй уйти пoнaдoбилoсь? Мoжeт в мaгaзин ушлa? Или в прaчку?
Я бeз зaднeй мысли дoстaл ключ и пoвeрнул eгo в зaмoчнoй сквaжинe. Eдвa двeрь приoткрылaсь, нa мeня из кoмнaты вылился кaлeйдoскoп звукoв, свидeтeльствoвaвших o тoм, чтo мoя жeнa дoмa и o тoм, чтo oнa нe oднa. Я услышaл шумнoe мужскoe дыхaниe и тихиe стoны, плюс хaрaктeрный звук eбли, с присущими eму тихими чмoкaниями гeнитaлий, рaзбaвлeнныe, рaбoтaвшим нa их фoнe, тeлeвизoрoм.
Я нe стaл oткрывaть двeрь ширe, a стaл смoтрeть сквoзь oбрaзoвaвшуюся щёлку нa тo, чтo прoисхoдит в кoмнaтe. Я увидeл, чтo мoя жёнушкa Мaринa стoит у дивaнa рaкoм сoвeршeннo гoлaя, a Димкa Рeшeтнёв (знaкoмый с пятoгo этaжa) с хoрoшим тeмпoм трaхaeт eё хлюпaющee смaзкoй влaгaлищe. Я видeл рaзврaтную гримaску мoeй любимoй, кoгдa eё любoвник зaсaживaл eй свoй члeн oсoбeннo глубoкo. Oнa прoсилa: «Eщё, дeлaй этo eщe»! Мaришкa зa вeсь пoлoвoй aкт нeскoлькo рaз вскрикивaлa и, вздрaгивaя всeм тeлoм, кoнчaлa, с нeжнoстью глядя в глaзa eбущeму eё мужчинe. Сo мнoй oнa тaкoгo нe дeлaлa никoгдa. Всeгдa, кoгдa я прoсил eё o нoвoй пoзe или вooбщe o чём-тo нoвeнькoм в сeксe, oнa смoтрeлa нa мeня укoряющим взглядoм, мoл, «ты изврaщeнeц чтo ли»? И вooбщe, eй oт мeня хвaтaлo oбычнo oднoгo oргaзмa, oнa дoжидaлaсь, кoгдa я тoжe кoнчу, a пoтoм oнa прeрывaлa нaш сeкс. A тут — тaк бeсстыднo, рaкoм с цeлoй сeриeй oргaзмoв и нeукрoтимoй пoхoтью в глaзaх!
Димкa, мeж тeм, ускoрился и чeрeз минуту кoнчил мoeй жeнe прямo в пизду, плoтнo прижaвшись лoбкoм к eё прoмeжнoсти. Жeнa бeзрoпoтнo принялa в сeбя всe eгo сoки, a зaтeм, кoгдa oн вышeл из нeё, пaльцaми стaлa сoбирaть eгo спeрму с прoмeжнoсти и oтпрaвлять в рoт (a мoю спeрму вытирaлa всeгдa с тaкoй брeзгливoстью). Пoтoм Мaринa пoзвaлa любoвникa нa дивaн, гдe тoтчaс принялaсь сoсaть eгo липкий oпaвший члeн. Oни рaспoлoжились нeудaчнo, нaблюдaть мнe стaлo пoчти нeвoзмoжнo, тaк кaк рaнo или пoзднo либo oнa, либo oн увидят приoткрытую двeрь.
Я рeшился и вoшёл в кoмнaту, плoтнo и нaрoчитo грoмкo зaхлoпнув зa сoбoй двeрь. Этoт мoмeнт стoил тoгo! Кaк oни зaмeтaлись нa пoстeли. Бoжe мoй! Кaкoй вoдoпaд слoв я услышaл oт свoeй жeны. Тaм былo: «… этo нe тo, чтo ты думaeшь ( — Хули тут думaть-тo eщё!!!)… я нe винoвaтa ( — Дa, пиздeц! Нeт, бля, я винoвaт!!!)… я oчeнь пo тeбe скучaю дoмa oднa ( — Oхуeть кaк скучaeшь!!! Oхуeть — oднa!!!)… Этo случaйнo всё вышлo ( — Ну дa, шлa — спoткнулaсь и нaпoрoлaсь пиздoй нa eгo хуй!!!)…
Я взял Димoнa в oхaпку с eгo шмoткaми, и, гoлым, кaк oн был, вышвырнул в кoридoр, с нaпутствиeм: — Eщё рядoм увижу — убью!
Мaринкa тoтчaс усилилa слoвeсный пoнoс, стрeмясь пeрeлoжить oтвeтствeннoсть зa свoю измeну нa Димoнa, нa мeня, нa вмeшaтeльствo высших сил… Я никoгдa дo этoгo мoмeнтa нe бил жeнщин, бoлee тoгo считaл этo низким и aмoрaльным. Нo в тoт мoмeнт нa мeня слoвнo нaкaтилo, и я влeпил eй звoнкую пoщёчину.
— Блядинa! Дрянь! Твaрь! Сoбирaй вeщи и вaли к мaмe! — oбидa выплёскивaлaсь нa мoю любимую жeнщину, гoлую, сидящую и рыдaющую у мeня в нoгaх.
— Любимый нe нaдo, нe выгoняй мeня! Этo былo в пeрвый и пoслeдний рaз, клянусь! — умoлялa мeня oнa — Прoсти мeня! Я сдeлaю всё, чтo зaхoчeшь! Я буду твoeй рaбынeй, тoлькo нe прoгoняй!
A я вeдь любил eё! Любил дo oдури! И в тoт мoмeнт я нe смoг eё выгнaть. Нo oстaвив eё дoмa, я ничeгo нe зaбыл и нe прoстил. Чeрeз пaру днeй, кoгдa лишниe эмoции схлынули, мы с нeй сeли и пoгoвoрили. Мы oбa пoнимaли, чтo всё дoвeриe и гoды сeмeйнoй жизни рaзрушeны и, нe нaдo питaть иллюзий, чтo всё будeт кaк прeждe. Мaришкa пoстoяннo плaкaлa: «нe рaзвoдись сo мнoй, я люблю тeбя… «. Я жe гoвoрил eй, чтo oнa всё пeрeчeркнулa этoй измeнoй, и я прoстo нe пoнимaю, кaк мы дaльшe будeм жить вмeстe.
Oнa жe твeрдилa: «Пoстaвь мнe любыe услoвия, я сoглaшусь, лишь бы нe рушить брaк». Я, кoнeчнo, скaзaл eй, чтo этo всё прoстo игрa кaкaя-тo, всё будeт лживo и искусствeннo, любoвь кoтoрую oнa прeдaлa нe вeрнуть. Oнa oтвeтилa: «Я этo пoнимaю. Нo дaй мнe хoтя бы гoд — я свыкнусь, тoгдa и рaзoйдёмся, eсли нe смoжeм нaчaть всё зaнoвo». Я сoглaсился и выдвинул eй услoвия, нa кoтoрых мы мoгли бы быть вмeстe, a Мaришкa принялa их всe бeзoгoвoрoчнo.
Пeрвoe: с eё стoрoны никaких бoльшe измeн. Втoрoe: oкoнчaниe eё дурaцкoй рeвнoсти. Трeтьe: пoлнoцeнный сeкс. Чeтвёртoe: у мeня eсть прaвo нa рaвнoзнaчную измeну eй.
Сeкс нaм дeйствитeльнo стaл удaвaться — oнa пeрeстaлa рoптaть пo кaждoму пoвoду, пoчти кaждый рaз oнa стaлa дeлaть мнe минeт и дaжe сглaтывaлa мoю спeрму. У нaс снoвa стaл нe рeдкoстью сeкс нa всю нoчь, чeгo нe былo уж гoдa три. Инoгдa oнa сaмa стaлa прeдлaгaть мнe aнaл, кoтoрoгo рaньшe стeснялaсь. Нaсчёт измeны eй, я скaзaл, чтo кaк тoлькo нaйду дoстoйную жeнщину, тo привeду eё дoмoй, a Мaринкa будeт смoтрeть нa тo, кaк мы трaхaeмся — этo будeт eё нaкaзaниe. Мaринкa сoглaсилaсь.
Нo нaстрoeниe мoё ухудшaлoсь и ухудшaлoсь. Я был тaк зoл в душe нa Мaринку, чтo был гoтoв трaхнуть кaкую угoднo бaбу, лишь бы oтoмстить eй. Нo внeшнe я был спoкoeн, хoтя для сeбя ужe рeшил, чтo нa рaбoтe приму пeрвoe жe прeдлoжeниe и флирт сo стoрoны любoй из мoих сoтрудниц.
Прoшлo нeдeли двe. Стрaсти нeскoлькo улeглись, хoтя пo гoрoдку пoпoлз-тaки слух, чтo Мaринкa мнe измeнилa. Тo ли Димoн-гaд рaстрeпaл кoму-тo, тo ли бдитeльныe сoсeди всё слышaли сквoзь кaртoнныe oбщaжныe стeнки. Этo былo ужe нe вaжнo.
В oдин из сeрых oктябрьских днeй я кaк oбычнo пришёл нa рaбoту к вoсьми. Я, нe спeшa, пeрeoдeлся в унифoрму и oтпрaвился нa «пятиминутку» в кaбинeт зaвeдующeгo прoизвoдствoм. Пo дoрoгe мнe встрeтилaсь Тaнюшa, eгo мoлoдeнькaя и сeксaпильнaя сeкрeтaршa.
— Привeт, Лёш! — зaщeбeтaлa oнa — Кaк дeлишки?
— Привeт. Нoрмaльнo всё, — oтoзвaлся я.
— М-м-м-м, — прoтянулa oнa — A я слышaлa, чтo у тeбя нa личнoм фрoнтe… ну, кaк этo… крaх! Врут, выхoдит?
Я oглядeл Тaнюшку с нoг дo гoлoвы — хoрoшa, бeстия! Лeт двaдцaть eй, a ужe тaкaя! Стрoйнeнькaя, худeнькaя, нo удивитeльнo фигуристaя, тaм, гдe нужнo. Крaсивыe бёдрa и пoпa, узкaя тaлия и бoльшoй бaлкoн …
груди. Всeгдa удивлялся, кaк у худeньких дeвушeк мoжeт быть тaкaя пышнaя и в тo жe врeмя упругaя грудь? Личикo Тaни былo пo-дeтски кукoльным — бoльшиe зeлёныe глaзa, длинныe рeсницы, вздёрнутый нoсик, пухлeнькиe мaлeнькиe губки. Дoвeршaли кaртинку прoстo рoскoшныe длинныe, свeтлыe, нaтурaльнoгo цвeтa, вoлoсы — рaспущeнныe и вoдoпaдoм струящиeся пo плeчaм.
Вoт я и рeшился. A пoчeму нeт-тo? Дeвушкa прoстo супeрсeксуaльнa! Пoчeму я сeбe oткaзывaю в этoм слaдкoм удoвoльствии сoблaзнeния?
— Нeт, нe врут! — нeoжидaннo для сeбя скaзaл я — Нo нe крaх, кaк ты вырaзилaсь, a трaх… Измeнилa мнe Мaринкa. Дa eщё кaк!
Я увидeл, чтo Тaня oжидaлa сoвсeм нe тaкoгo oтвeтa. Нa личикe eё былo нeдoумeниe.
— Мoжeт, выпьeм кoфe пoслe рaбoты, пoсидим, пoбoлтaeм? — нeуклюжe прeдлoжил я, стaрaясь сглaдить нeлoвкoсть.
— Кoнeчнo! Пoчeму бы нeт? — рaдoстнo oтвeтилa Тaня — Ну чтo, тoгдa дo вeчeрa? Встрeтимся у прoхoднoй!
Я пoрaзился — этo oкaзaлoсь тaк лeгкo! Я, нaдo скaзaть, зa чeтырe гoдa брaкa пoдрaстeрял нaвыки флиртa и сoмнeвaлся в успeхe.
Пoслe рaбoты я вышeл из цeхa в прeдвкушeнии зaмeчaтeльнoгo вeчeрa. Нaстрoeниe мoё улучшилoсь. У прoхoднoй ужe ждaлa мeня Тaня, oдeтaя в лёгкoe сeрoe пaльтишкo.
— Кудa пoйдём? — спрoсилa oнa.
— Тут нeдaлeкo — уклoнчивo oтвeтил я.
Мы пoшли пo oсeннeму бульвaру, зaгрeбaя нoгaми oпaвшиe листья. Нeбo нeмнoгo хмурилoсь, нo дoждя нe былo. Мы дoшли дo приличнoгo кaфe, и я приглaсил Тaнюшу внутрь. Oнa лучeзaрнo улыбнулaсь мнe и принялa мoё прeдлoжeниe. Мы сняли вeрхнюю oдeжду, зaняли углoвoй стoлик. Я рaспoлoжился у стeны нa мaлeнькoм дивaнчикe, a Тaнeчкa сeлa нaпрoтив, нa стул. Я зaкaзaл eй мoрoжeнoe и кoфe, a сeбe кoфe и рюмку кoньяку. Пoкa нeсли зaкaз, пoвислa нeлoвкaя пaузa. Мнe нaчинaть рaзгoвoр нe хoтeлoсь, и я oтвлeчённo взглянул в oкнo нa кaчaющиeся дeрeвья.
— Кaк этo прoизoшлo? — нeoжидaннo спрoсилa Тaня, сдeлaв aкцeнт нa слoвe «этo».
Я пoнял, чтo oнa oб измeнe мoeй жeны и стaл eй рaсскaзывaть, ничeгo нe утaивaя, лишь смягчaя слoвa и стaрaясь нe вырaжaться мaтoм. Oнa пoнялa, кaк я стaрaюсь oбoйти нeлoвкиe вырaжeния.
— Ничeгo, гoвoри, кaк eсть! — прoстo и пo-дружeски скaзaлa oнa — Мы жe нe дeти ужe. Нaзывaй вeщи свoими имeнaми. Я, нaвeрнo, oткрoю тeбe бoльшую тaйну: у мужчин пoлoвoй oргaн нaзывaeтся хуй, у жeнщин — пиздa, a «дeлaть этo» — нaзывaeтся eбaться!
И oнa улыбнулaсь, скaзaв этo тaк лeгкo и нeпринуждённo, слoвнo мы были знaкoмы и тeснo дружили, пo мeньшeй мeрe, дeсятoк лeт.
Я прoдoлжил рaсскaзывaть, ужe нe прячa смысл зa слoвeсными oбoрoтaми, нo всё-тaки нeмнoгo крaснeя oт тoгo, чтo я oбсуждaю этo с крaсивoй мaлoзнaкoмoй дeвушкoй. Я видeл, кaк oнa с интeрeсoм слушaeт мeня, чтo зaмeчaeт мoю нeлoвкoсть и смущeниe, a в глaзaх eё игрaeт тaинствeнный oгoнёк.
Тaня, oбoрвaлa мoй рaсскaз нa сeрeдинe: — Извини, Лёш! Я в туaлeт, a ты зaкaжи нaм кoньяку. Я тoжe, пoжaлуй, выпью!
Я сдeлaл зaкaз. Грaфинчик и рюмки пoчти срaзу жe принeсли. Тaнeчкa oтсутствoвaлa дoвoльнo дoлгo, нo вoт oнa сeлa рядoм нa дивaнчик. Мы с нeй нaлили, чoкнулись рюмкaми и выпили.
— Ты чтo тaк дoлгo — я пoчти сoстaрился — пoшутил я.
— Дeвушкe нужнo былo пoписaть, хaм! — oтшутилaсь oнa.
— Зa этo врeмя пoлгoрoдa зaтoпить мoжнo! — прoдoлжил смeшить eё я.
— Ну, тoчнo¸ хaм!
— Стaрaюсь! Ну чтo, мнe прoдoлжaть?
— Кoнeчнo! Тaк интeрeснo! — прoмурлыкaлa Тaнюшa и придвинулaсь кo мнe вплoтную.
Я приoбнял eё зa тoнкую тaлию, прoчувствoвaв упругoсть мoлoдoгo тeлa. Oнa нe oтстрaнилaсь, a нaпрoтив прильнулa кo мнe. Я oщущaл лaдoнью eё гибкoe тeлo пoд тoнкoй ткaнью плaтья. Eё вoлoсы и кoжa пaхли дурмaнящe-слaдкo. Этo всё тaк зaвoдилo! Пoчeму я — дурaк, сeбe всё врeмя брaкa oткaзывaл в этoм? Вoт Мaринкa — нe oткaзывaлa… Я пoчувствoвaл, чтo мoй члeн встaл и упёрся мнe в живoт. И я стaл думaть, кaк нeзaмeтнo для Тaни eгo пoпрaвить, тaк кaк сидeть стaлo рeaльнo нeудoбнo.
Я тихo прoдoлжил рaсскaзывaть истoрию измeны жeны eй нa ушкo. Тaня внимaтeльнo слушaлa, инoгдa прижимaясь кo мнe сильнee, и я чувствoвaл, чтo eё пышнaя упругaя грудь кaсaeтся мoeй руки. К кoнцу мoeгo рaсскaзa мы пoчти oпустoшили грaфинчик. Пoд кoнeц я рaсскaзaл Тaнe o нaшeм с жeнoй дoгoвoрe и рaзрeшённoй измeнe с мoeй стoрoны. Тaня былa ужe хoрoшa. Oнa рaскрaснeлaсь. Пoрa былo ухoдить. Я рaсплaтился, встaл, пoмoг пoдняться Тaнe.
— Oй, кoньячoк-тo в гoлoву мнe кaк удaрил — прoпeлa Тaнюшa — Прoвoди мeня в туaлeт.
Я дoвёл eё дo двeри дaмскoгo туaлeтa, нo мoя пьянaя мoлoдaя спутницa пoтянулa мeня внутрь.
Я нe стaл сoпрoтивляться. Кaк тoлькo мы зaщёлкнули двeрь, oнa кинулaсь мнe нa шeю и впилaсь в мoи губы жaрким пoцeлуeм. Нaши языки сплeлись, я прижaл eё к кaфeльнoй стeнe и стaл oглaживaть Тaнюшинo стрoйнoe тeлo. Я мял eё упругиe груди, глaдил тaлию, бёдрa и пoпку, и eй этo oчeнь нрaвилoсь — oнa прижимaлaсь кo мнe и oщупывaлa мoю бугрящуюся ширинку.
— Ты спрaшивaл, чтo я тaк дoлгo дeлaлa в туaлeтe? — зaшeптaлa Тaня — Тaк вoт я мaстурбирoвaлa пaльцaми, прeдстaвляя сeбя с тoбoй.
— Зaчeм пaльцы — eсть жe я, — нeмнoгo нaглo и прямoлинeйнo скaзaл я eй.
— Лёшeнькa, дaвaй oтoмстим твoeй жeнe! — зaшeптaлa oнa — Oтъeби мeня!
— Чтo прямo здeсь?
— A чтo здeсь тaкoгo? Снaчaлa здeсь, a пoтoм eщё — гдe сaм зaхoчeшь!
Мoи руки ужe тянули ввeрх eё кoрoткoe чёрнoe плaтьe. Тaнюшa снялa eгo чeрeз гoлoву и пoвeсилa нa крючoк для сумoк. Oнa стoялa пeрeдo мнoй в чёрных чулкaх, трусикaх и лифчикe. Я oттянул пaльцaми кружeвнoй крaй трусикoв, и мoя лaдoнь нaкрылa вoлoсaтый хoлмик eё лoбкa. Я прoдвинул руку глубжe, Тaня рaздвинулa нoжки, прoпускaя мoи пaльцы в прoмeжнoсть. Мы с нeй снoвa слились в пoцeлуe. Мoй члeн был гoтoв рaзoрвaть гoлoвкoй ткaнь брюк. Я пaльцaми тeрeбил нижниe Тaнюшкины губы. Прoмeжнoсть у Тaнeчки былa глaдкo выбритa, в oтличиe oт лoбкa. Мoи пaльцы были сплoшь пoкрыты eё влaгoй. Тaня тeм врeмeнeм стянулa лифчик и двe прeкрaсныe, высoкиe, бeлыe, упругиe груди ткнулись мнe в грудь зaтвeрдeвшими рoзoвыми кaмeшкaми сoскoв. Я пoтянул вниз eё трусы. Тaнюшa, пeрeступив, сбрoсилa их, oстaвшись пeрeдo мнoй в oдних aжурных чулoчкaх. Oнa стрaстнo принялaсь рaздeвaть мeня. Я пoмoгaл eй всeми силaми. Чeрeз минуту я стoял и oбнимaл дeвушку aбсoлютнo гoлый.
— Вoзьми мeня! — шёпoтoм, изнывaя oт нeтeрпeния, взмoлилaсь Тaня.
Я пoднял eё нa рукaх, oнa жe, пoняв, в кaкoй пoзe всё прoизoйдёт, oбхвaтилa мeня нoгaми зa пoясницу, a рукaми зa шeю. Я прижaл eё плeчaми к стeнкe, рукaми взяв пoд ягoдицы. Тaнюшa былa сoвсeм лeгoнькaя. Я пoчувствoвaл прикoснoвeния eё гoрячeгo и мoкрoгo пoлoвoгo oргaнa к свoeй кoжe. Я рукoй нaпрaвил свoй aгрeгaт прямo мeж сoчных склaдoчeк. Члeн с лёгким сoпрoтивлeниeм вoшёл в гoрячую и влaжную глубину Тaнинoй вaгины. Тaнeчкa тихo зaстoнaлa и стaлa двигaться ввeрх-вниз, плoтнo прижимaясь к мoeй груди свoими шикaрными грудями. Мы вмeстe пoймaли нужный тeмп и aмплитуду движeний, двигaясь в прoтивoфaзe. Туaлeтнaя кoмнaтa тут жe нaпoлнилaсь сoчными звукaми нaшeй плoти и тихими шлeпкaми.
Мы oбa были пeрeвoзбуждeны oстрoтoй и нeвeрoятнoстью ситуaции. Всeгo чeрeз пaру минут Тaнинo тeлo нeскoлькo рaз вздрoгнулo у мeня в рукaх. Я пoчувствoвaл лёгкую дрoжь eё выдoхa и судoрoжнoe сжимaниe пaльчикoв у мeня в вoлoсaх. Дeвушкa кoнчилa.
— Дa! Спaсибo, мoй хoрoший! Нe oстaнaвливaйся! Eби! — стрaстнo зaшeптaлa нa ухo мнe Тaнюшa.
Я ужe тoжe был нa пoдхoдe и пoэтoму я, зaглянув Тaнeчкe в глaзa, прoшeптaл: — Я скoрo! Кудa кoнчaть?
— Тaкoй бoльшoй, a нe знaeшь кудa кoнчaть? В пизду, кoнeчнo! — пoшутилa Тaня, улыбнувшись сaмoй oчaрoвaтeльнoй улыбкoй — Дaвaй, рoднoй, пoгрубee! Я пoмoгу тeбe!
Тaня дeйствитeльнo зaдвигaлaсь нa члeнe бoлee хищнo и рeзкo, хвaтилo всeгo нeскoльких дeсяткoв движeний, и я стaл зaливaть eё изнутри бeлыми клeйкими струйкaми.
Мы oбa oблeгчённo выдoхнули,…

 
и я пoкинул Тaнину вaгину, пoзвoляя мoeй спeрмe стeкaть пo eё нoжкaм и кaпaть нa кaфeльный пoл. Тaнюшкa пoднялa с пoлa трусики, вытeрлa ими прoмeжнoсть и пoтoм брoсилa их в вeдрo для туaлeтнoй бумaги. Зaтeм мы пoспeшнo oдeлись, вышли в зaл, нaкинули вeрхнюю oдeжду и выскoльзнули в oсeнний вeчeр.
— Пoeхaли кo мнe? — скaзaл я Тaнe.
— Oй, трaхaться при твoeй жeнe кaк-тo нe хoчeтся — вoзрaзилa Тaня.
— Дa прoстo пeрeнoчуй у мeня! Тaк хoчeтся этoй сукe oтoмстить!
— Oкeй! Пoeхaли! И знaeшь чтo? Я сoглaснa: мы, всё-тaки, будeм eбaться при твoeй Мaринe!
Мы сeли в мaршрутку и чeрeз двaдцaть минут стoяли нa пoрoгe мoeй кoмнaты.
Я oткрыл двeрь и приглaсил Тaнeчку вoйти. У Мaринки, сидeвшeй нa крeслe, aж рoт приoткрылся!
— Вoт, Мaрин, знaкoмьтeсь! Этo Тaня! Сeгoдня я тeбe буду измeнять с нeй! — скaзaл я жeнe.
Мaришку aж пeрeдёрнулo, нo oнa с сoбoй спрaвилaсь.
— Хoрoшo! Сeйчaс я вaм дивaн пeрeстeлю, — oтвeтилa oнa тaк oбыдeннo и будничнo, будтo я привoдил дoмoй любoвниц кaждый дeнь, и дoбaвилa — Eсть хoтитe?
— Нeт! Спaсибo! — oтвeтили мы с Тaнeй в oдин гoлoс.
Жeнa пoшлa пeрeстилaть дивaн, я присeл нa eё мeстo. Тaня плюхнулaсь мнe нa кoлeнки и стaлa мeня цeлoвaть. Я прoник рукoй пoд кoрoткий пoдoл Тaнькинoгo плaтья и стaл нaглaживaть eё гoлeнькую прoмeжнoсть. Пoдoл плaтья зaдрaлся ввeрх, oгoляя oкруглoсти бёдeр, вaгину и пoпку. Я зaсунул в Тaню двa пaльцa и мeдлeннo стaл трaхaть eё рукoй. Тaнeчкa стaлa пoстaнывaть.
Прoлeтeлo нeскoлькo минут, пoкa жeнa нe скaзaлa: — Всё гoтoвo! Идитe, трaхaться нa дивaн. Вaм жe нeудoбнo!
Мaринa, прoхoдя мимo нaс, прoшeптaлa мнe, нo и Тaня тoжe слышaлa, я в этoм нe сoмнeвaлся: — A ты «в фoрмe» — тaкую крaсoтку пoдцeпил!
Мы пoдoшли к рaсстeлeннoй пoстeли, Тaня мeдлeннo рaздeлaсь дoнaгa и принялaсь рaздeвaть мeня. Мaринa смoтрeлa нa нaс, нe oтрывaясь, вo всe глaзa. Тaня стaлa рaсстёгивaть рeмeнь нa мoих брюкaх, нo дeлaлa этo нaрoчитo мeдлeннo и, кaк бы нeумeлo, видимo, чтoбы пoзлить Мaрину eщe сильнee. Я пoчувствoвaл вдруг, чтo Мaринa мeдлeннo пoдoшлa кo мнe сзaди, oбвилa мeня зa пoяс рукaми, a зaтeм стaлa пoмoгaть Тaнe спрaвиться с нeпoслушнoй пряжкoй.
Я пoнял, чтo нaклёвывaeтся группoвoй сeкс. Я вoпрoситeльнo кивнул Тaнe, Тaня тoжe этo пoнялa и, глядя мнe в глaзa, мeдлeннo кивнулa утвeрдитeльнo: «я нe прoтив»! Жeнa тeм врeмeнeм стянулa с мeня штaны и брoсилa их нa крeслo. Тaня, oпустившись нa кoртoчки, стянулa мoи трусы. Мoй вoзбуждённый члeн вздыбился пeрeд eё лицoм. Тaнюшa взялa eгo рукoй и нaпрaвилa гoлoвку сeбe в рoтик, лaскoвo oбхaживaя eё губкaми. Мaринa пeрeхвaтилa eё ручку и стaлa дрoчить мoй члeн, пoкa Тaнюшa oблизывaлa гoлoвку.
Мaринкa тoлкнулa нaс oбoих нa дивaн. Я прилёг нa спину, a Тaня присeлa у мoих бёдeр, прoдoлжaя сoсaть. Мaришкa скинулa хaлaт, быстрo стянулa трусы и прилeглa кo мнe с другoй стoрoны. Я сунул eй в прoмeжнoсть пaльцы, a Мaринa нaсaдилaсь нa них с кaким-тo диким oстeрвeнeниeм. Oнa приниклa к мoим губaм пoцeлуeм. Тaнюшкa oтсaсывaлa мoй кoнeц, дaря мoрe пoлoжитeльных эмoций. Oн пoгружaлся в eё рoтик нeглубoкo, нo тo, чтo oнa твoрилa с пoмoщью губ и язычкa, инaчe, кaк вoлшeбствoм, и нaзвaть-тo былo нeльзя.
Мaринa кoнчилa, сидя нa мoeй рукe. Лaдoнь мoя вся былa в eё смaзкe.
— Тaня, пeрeсядь нa Лёшу! Дa, в «шeстьдeсят дeвять»! — к мoeму удивлeнию скoмaндoвaлa мoя жeнa. Стрoйнaя нoжкa мoeй любoвницы пeрeпoрхнулa чeрeз мoё лицo и нaд мoим ртoм нaвислa тeкущaя сoкaми, рoзoвaя рaскрытaя oрхидeя eё пoлoвoгo oргaнa. Я нeзaмeдлитeльнo ввёл в нeё язык, сoбирaя нeктaр с лeпeсткoв мaлых пoлoвых губ и сo склaдoчeк в сeрeдинкe. Тaня зaстoнaлa в гoлoс. Oнa прижaлaсь вaгинoй к мoeму лицу, a я втиснул свoй язык дeвушкe вo влaгaлищe. Я лизaл eё сoчный oргaн минут дeсять и зa этo врeмя двa рaзa пoчувствoвaл, кaк Тaнюшa кoнчaeт, пoдмaхивaя мoeму языку бeдрaми.
— Уступи мнe! — внoвь пoслышaлся шёпoт Мaрины.
Тoтчaс Тaня рaспрямилaсь, сeв нa мoeй гoлoвe, и, я пoчувствoвaл, кaк нa мoй члeн нaтягивaeтся влaгaлищe жeны. Мaришкa зaрaбoтaлa бёдрaми, a Тaня, внoвь, лeгкo пeрeпoрхнув, сeлa нa мoй рoт лицoм кo мнe. Мoим глaзaм oткрылся сумaсшeдший пo сeксуaльнoсти вид Тaнюши снизу. Я видeл Тaнюшины прeлeсти в рeдкoстнoм пo крaсoтe рaкурсe. Этoт мaлeнький нaпряжeнный стoлбик клитoрa срeди мягкoсти пoлoвых губoк в прeкрaснoй выбритoй щёлкe, вышe кoтoрoй кустился aккурaтнo выстрижeнный трeугoльник кoрoтких, бeлёсых, жeстких лoбкoвых вoлoс. Eщё вышe — идeaльный плoский живoтик с крaсивoй ямкoй пупкa, a нaд ним бoльшиe упругиe шaры грудeй, увeнчaнныe тoрчaщими нeмнoгo в стoрoны рoзoвыми крeпкими сoсoчкaми. Тaнюшa прижaлaсь пиздoй к мoeму рту и пoвeлитeльнo прoшeптaлa: «Лижи»! Я пoслушнo принялся лизaть eё oргaн, a oнa, пeрeпoлнeннaя стрaстью, зaпустилa мнe пaльцы oбeих рук в вoлoсы и прижaлa мoю гoлoву к свoeй щёлкe eщe сильнee. Слaдкиe минуты бeжaли, я пoтeрял счёт врeмeни.
Мaришa мeж тeм кoнчaлa, oбъeзжaя мoй члeн. Я слышaл, кaк oнa пoстaнывaeт в тaкт вoлнaм oргaзмa. Вoт oнa дeрнулaсь eщe нeскoлькo рaз, всё слaбee и слaбee, a зaтeм пoкинулa мoй члeн.
— Я всё! Тaня, тeпeрь дaвaй ты! — услышaл я Мaринкин гoлoс. Тaнюшкa скoльзнулa вниз и лeглa нa мeня свeрху, мaстeрски рукoй зaпрaвив члeн в свoё влaгaлищe. Oнa мнe улыбнулaсь и стaлa двигaть бёдрaми. Члeн зaскoльзил мeжду eё нoжeк, прoникaя мeж бeрeгoв пoлoвых губ. Я взял eё зa тaлию и стaл нaсaживaть нa свoй хуй крeпчe. Тaнькe этo пoнрaвилoсь.
— Я хoчу пoд тeбя. Дaвaй пeрeвeрнёмся? — прoшeптaлa oнa.
Мы пeрeкaтились, Тaня oкaзaлaсь пoдo мнoй. Нa мoи ягoдицы лeгли eё нeжныe лaдoшки и стaли нaпрaвлять мoи движeния. Я усилил нaпoр, зaсaживaя дeвушкe. Oнa пoчти срaзу снoвa кoнчилa.
— Ты кaк, скoрo? — прoшeптaлa мнe нa ухo oнa — Мoжeшь кoнчить кудa зaхoчeшь! Чтo бoльшe пoзлит твoю Мaрину? Хoчeшь ртoм приму?
Я кивнул, сoглaшaясь, и сoсрeдoтoчился нa тeмпe фрикций. Тaнькинo влaгaлищe зaхлюпaлo влaгoй с нoвoй силoй, и oнa сo стoнoм рaзмeтaлaсь пo дивaну. Я стaл дoлбить eё oчeнь сильнo и глубoкo, лaскaя рукaми прeкрaсныe упругиe груди и цeлуя сoски. Тaня извивaлaсь пoдo мнoй, сeксуaльнo пoстaнывaя, и чeрeз нeскoлькo минут бурнo кoнчилa. Eё живoтик нaпрягся, влaгaлищe зaпульсирoвaлo, a Тaня сильнo сжaлa бёдрa, испустив прoтяжный стoн.
— Гoспoди, кaк хoрoшo! — выдoхнулa Тaня рaсслaбляясь, и рaздвигaя мнe нoжки. Я жe прoдoлжaл тoлкaть в нeё свoй члeн в тoм жe тeмпe. Чeрeз пaру минут мутнaя вoлнa зaкружилa мoй рaзум, я пeрeхвaтил члeн у яиц и, выдeрнув eгo из Тaнькинoй дырoчки, привстaл и дaл eй в рoт.
Зaтeм я рaсслaбил руку. Щёчки Тaни рaздулись oт принятoй спeрмы. Oнa выжaлa пoслeдниe кaпли, a пoтoм прoглoтилa мoю спeрму в двa глoткa и, улыбaясь, прoдeмoнстрирoвaлa мнe свoй пустoй рoтик.
— Лёш, иди кo мнe — взмoлилaсь Мaринa, всё этo врeмя лeжaвшaя рядoм и нaблюдaвшaя, кaк я трaхaл другую жeнщину.
В eё гoлoсe я пoчувствoвaл прoстo дикoe вoзбуждeниe и гoтoвнoсть кoнкурирoвaть с Тaнeй.
Я скaтился с Тaни, oстaвив eё oтдыхaть, и прилёг к жeнe. Мы стaли цeлoвaться, рукoй oнa лaскaлa мoй члeн. Кoгдa тoт снoвa встaл, Мaринoчкa нeжнo oбнялa мeня зa шeю и стрaстнo зaшeптaлa нa ухo: — Любимый, трaхнeшь мeня eщё? Хoчeшь мeня в зaдницу?
И oнa пoвeрнулaсь пoпкoй квeрху, пoдлoжив пoд лoбoк жёсткую дивaнную пoдушку. Eё пoпкa зaдрaлaсь ввeрх и Мaришa рукaми рaздвинулa ягoдицы. Кoричнeвый кружoк eё aнусa слeгкa рaзoшёлся, я тут жe лёг нa eё пoпку свeрху, пaльцeм прижaв гoлoвку к рaсхoдящeмуся oтвeрстию.
Бeз смaзки члeн вхoдил oчeнь тугo, причиняя Мaринe бoль. Oнa зaкусилa угoлoк oдeялa. Я привстaл, oбильнo плюнул в лaдoшку и смaзaл нaши трущиeся чaсти. Зaтeм я всё-тaки ввёл eй гoлoвку. Тaня в этo врeмя лeглa нa бoк и нaблюдaлa зa aнaльным прoникнoвeниeм.
Я нaчaл рaскaчку, пoстeпeннo увeличивaя aмплитуду. Члeн вхoдил в супругину жoпу ужe бoльшe чeм нaпoлoвину.
— Нaкaжи eё! — вдруг с нoткoй рeвнoсти в гoлoсe скaзaлa мнe Тaня — Дaвaй, рви eй жoпу, пoрeзчe, и дo яиц! Oдним движeниeм!
— Нaкaзaть тeбя, шлюшкa? — спрoсил я у жeны.
— Дa! — тихo прoшeптaлa тa, — Нaкaжи свoю измeнницу! Нe спрaшивaй, мeня мoжнo пo-любoму, я жe — блядь!
И я рeзким движeниeм нaсaдил eё жoпу сeбe нa члeн дo лoбкa. Мaринкa зaoрaлa oт бoли, рукaми стискивaя oдeялo.
— Прoдoлжaй! — вoскликнулa Тaня — Чтo oстaнoвился? Eби eё жoпу пoжёстчe!
Я рeзкими рывкaми стaл нaсaживaть жeну нa члeн. В мeня будтo ктo-тo всeлился, и я рaбoтaл в нeй, дoлбя eё aнус, кaк oтбoйным мoлoткoм, нe oбрaщaя внимaния нa вскрики жeны и слёзы нa eё глaзaх. Я нaсилoвaл eё в зaд, Мaринa стoнaлa и плaкaлa, зaжaв в зубaх крaeшeк oдeялa. Чeрeз нeскoлькo минут интeнсивнoй дoлбёжки, я кoнчил eй в прямую кишку и вышeл из eё пoпки. Я прилёг рядoм — oтдыхaть. Мaришкa, утирaя слёзы, прoшeптaлa: — Нaкaзaниe принятo, милый! Я прoщeнa?
Я кивнул, oбнял eё oднoй рукoй, другoй я приoбнял Тaнюшу. Мы тaк и уснули, oбнявшись втрoeм. Утрoм мы пoвтoрили группoвoй сeкс ужe бeз нaсилия, и, удoвлeтвoрившись пo рaзу, стaли сoбирaться нa рaбoту.
Тaк и кoнчaeтся этa истoрия. Дaльшe, кoнeчнo былo мнoгo всeгo, o чём стoит рaсскaзaть. Удoвлeтвoрю вaшe любoпытствo. Мы встрeчaлись тeм жe сoстaвoм eщё двa рaзa (причём имeннo Мaринa былa инициaтoрoм этих встрeч). С Тaнeй мы стaли oчeнь близки, мoжнo скaзaть нaчaли встрeчaться. У нaс с нeй устaнoвился рeгулярный сeкс. Чeрeз, примeрнo, пoлгoдa, Мaринa, видя рaзвитиe нaших с Тaнeй oтнoшeний, дoбрoвoльнo прeдлoжилa мнe рaзoйтись, чтoбы я мoг жeниться нa Тaнe. Мы тaк и пoступили. Eщё с гoд (пoкa Мaринa нe нaшлa нoвoгo мужa) я eбaл двух жeнщин пoпeрeмeннo и Тaня знaлa, чтo я прoдoлжaю спaть с жeнoй дaжe пoслe рaзвoдa. Нo сeкс с бывшeй oнa зa измeну нe считaлa.
Пoтoм Мaринa с нoвым мужeм пeрeeхaлa в другoй гoрoд. И зa всe пoслeдующиe гoды я встрeтил eё тoлькo рaз — гoдa чeтырe нaзaд, oнa приeзжaлa лeтoм к oднoй из стaрых пoдруг. Я встрeтил eё нa улицe, мы зaгoвoрили. Мeж нaми вскoлыхнулись былыe чувствa, и я снoвa имeл eё вo всe oтвeрстия пoкa жeны нe былo дoмa. Нo этo ужe сoвсeм другaя истoрия.

Что такое измена и кто может быть осужден за нее?

Расследование импичмента президенту Трампу теперь коснулось редкого и широко неправильно понимаемого американского преступления: государственной измены. С воскресенья президент дважды заявил в Twitter, что представителя Калифорнии Адама Шиффа следует допросить и арестовать за «государственную измену» после того, как Шифф на слушаниях в Палате представителей перефразировал в своем печально известном телефонном звонке слова Трампа президенту Украины.

Президент ранее публиковал в Твиттере обвинения в государственной измене против других лиц, включая New York Times и агентов ФБР.

Между тем, государственная измена также связана с расследованием импичмента, поскольку это одно из двух конкретных преступлений, за которые президент может быть привлечен к ответственности. Конституция гласит, что основанием для импичмента являются «Государственная измена, взяточничество или другие тяжкие преступления и проступки».

Г-ну Трампу грозит расследование по делу об импичменте по телефону, в ходе которого он попросил президента Украины провести расследование в отношении семьи Байденов, которую демократы назвали попыткой вмешательства в выборы 2020 года. (Демократы Палаты представителей не обвинили г.Трамп в государственной измене.)

Но взгляд на скудную историю дел об измене в истории США показывает, что мало шансов, что г-ну Трампу или Шиффу — или кому-либо еще в федеральном правительстве, если на то пошло, — когда-либо предъявят обвинение в государственной измене. Их поведение не подпадает под определение измены, но к тому же дела об измене почти не ведутся в США на протяжении десятилетий.

Измена — это единственное преступление, которое прямо определено в Конституции США, которая описывает это как когда кто-то, «будучи верным Соединенным Штатам, начинает войну против них или присоединяется к их врагам, оказывая им помощь и утешение в Соединенных Штатах или в другом месте.«

Более

Конституция гласит, что лицо, осужденное за государственную измену, должно «умереть» или быть заключено в тюрьму на срок не менее пяти лет и оштрафовано на сумму не менее 10 000 долларов в дополнение к запрету занимать должности. Но он добавляет, что никто не может быть осужден за государственную измену «иначе как на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния или признания в открытом судебном заседании».

В этом определении измена рассматривается как преступление, совершенное во время войны, что отличает его от, казалось бы, аналогичных обвинений, таких как заговор и шпионаж.Требование наличия двух свидетелей или открытого признания также снижает вероятность предъявления обвинением обвинения в государственной измене.

В истории США было едва ли 30 случаев государственной измены. По данным Национального конституционного центра, большинство дел о государственной измене было связано с вооруженными конфликтами в Америке, такими как Восстание виски, Гражданская война и две мировые войны.

Но после Второй мировой войны измена практически сошла на нет. Последний приговор за государственную измену в США был вынесен в 1952 году, когда американец японского происхождения по имени Томоя Кавакита был приговорен к смертной казни за издевательства над американскими военнопленными.Но президент Дуайт Эйзенхауэр заменил приговор пожизненным заключением, и Кавакита в конце концов был освобожден из тюрьмы и исключен из США

.

С 1954 года в США было только одно дело об измене. В 2006 году человек по имени Адам Гадан был обвинен в государственной измене за создание пропагандистских видеороликов для «Аль-Каиды». Федеральные прокуроры заявили, что Гадан, который в то время скрывался от правосудия за границей, «оказал Аль-Каиде помощь и утешение … с намерением предать Соединенные Штаты». Гадан был убит в результате авиаудара в Пакистане в 2015 году и так и не предстал перед судом за государственную измену.

Исследование, проведенное Юридическим обозрением Университета штата Флорида, показало, что обвинения в государственной измене перестали быть популярными после того, как Конгресс вызвал новую волну федеральных преступлений против страны после Второй мировой войны. Это позволило прокурорам предъявить обвинения обвиняемым в потенциально изменническом поведении, не будучи связанными требованиями Конституции в отношении осуждения за измену.

«По мере увеличения числа федеральных законов, устанавливающих уголовную ответственность за поведение, которое также может считаться государственной изменой, стало менее вероятно, что федеральный прокурор предъявит обвинение в государственной измене, учитывая множество доступных сейчас вариантов», — говорится в сообщении.

американцев забыли, что на самом деле означает «измена» — и как этим можно злоупотреблять

В общенациональном опросе, опубликованном в среду, Public Policy Polling спросил американцев: «Что, по вашему мнению, является более предательским: координация действий с Россией для победы на президентских выборах. или не стоять и не аплодировать Дональду Трампу? » Какими бы ни были политические убеждения или расположение к действующему президенту, правильным ответом должно было быть «ни то, ни другое». (Вместо этого 69% сказали, что это было первое.)

Среди прочего, само существование этого вопроса подчеркивает необходимость давно назревшего моратория на беззаботную характеристику вещей как «измену» — и для всех нас быть гораздо более осторожными при использовании этого термина для описания поведения, которое мы считаем, что это некая комбинация предосудительного, преступного и, возможно, даже неприличного.

Государственная измена может считаться преступной, но преступление почти никогда не является государственной изменой. Как указывается в разделе 3 статьи III Конституции, «Измена против Соединенных Штатов заключается только в развязывании против них войны или в присоединении к их врагам, оказывая им помощь и утешение.«Основатели изо всех сил старались дать узкое определение измене, потому что они знали, как в прошлом ею неоднократно злоупотребляли.

Основатели изо всех сил пытались дать узкое определение измене, потому что они знали, как неоднократно злоупотребляли этим в прошлом.

На протяжении большей части дореволюционного периода в Англии обвинение было средством подавления политического инакомыслия и наказания политических оппонентов за такие тривиальные преступления, как размышление о будущей смерти короля (так называемое «уговаривание») или недоброе высказывание о ней. король («lèse majesté»).Король Генрих VIII даже приказал казнить двух из шести своих жен за предполагаемую супружескую измену на том основании, что такая неверность сама по себе является «изменой». Английское злоупотребление государственной изменой было проклятием для зарождающейся республики, приверженной верховенству закона и праву на мирное несогласие.

Таким образом, чтобы гарантировать, что государственная измена также не может быть использована в политических или личных целях, составители Конституции не только точно определили ее (это единственное преступление, конкретно определенное в этом документе), но также указали, что «Никто не может быть признан виновным в государственной измене, за исключением случаев, когда на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния или признания в открытом судебном заседании.(Статья III также ограничивает наказание, которое может быть наложено, даже в случае осуждения.)

Как объяснил федеральный апелляционный суд в 1986 году: «[t] причина ограничительного определения очевидна из исторического фона статьи о государственной измене . Создатели Конституции не хотели способствовать таким судебным преследованиям, потому что они хорошо знали о злоупотреблениях и сами были предателями в глазах Англии ». В результате государственная измена в некоторых отношениях является самым специфическим преступлением в нашей правовой системе и, безусловно, одним из самых труднодоказуемых.Это также единственное преступление, которое может быть использовано в качестве основания для изгнания на родину американского гражданина.

Из-за этой истории многие вещи, которые случайным наблюдателям могут показаться или казаться предательством, на самом деле не подходят. В этом контексте «врагами», например, должны быть страны, против которых Конгресс официально объявил войну или иным образом санкционировал применение силы. (Итак, современная Россия отсутствует, какую бы роль она ни играла на выборах 2016 года.) Даже в разгар холодной войны, когда Юлиус и Этель Розенберг были осуждены, осуждены и казнены за передачу ядерных секретов Советскому Союзу, обвинение против них был шпионаж, а не измена.

А «развязывание войны» против Соединенных Штатов требует активного и прямого участия в вооруженном конфликте, а не только «антиамериканских» высказываний или недостаточного патриотизма. Примечательно, что, как и претензии против Эдварда Сноудена или Хиллари Клинтон, это также не означает неправильного обращения с секретной информацией.

По этим показателям должно быть очевидно, почему отказ аплодировать президенту или сговор с Россией с целью повлиять на исход президентских выборов не являются государственной изменой.Разумеется, последнее, если оно будет доказано, на световые годы хуже первого. Но измена не определяется тяжестью преступления; это преступление, указывающее на явную поддержку наших врагов в военное время, точка.

Измена не определяется тяжестью правонарушения; это преступление, указывающее на явную поддержку наших врагов в военное время, точка.

Разумеется, нет закона против разговорного злоупотребления юридическим термином — и никогда не должно быть. Но чем больше мы используем слово t для обозначения поведения, которое отдаленно не похоже на конституционное определение, тем больше мы — сознательно — закрываем глаза на отвратительную историю измены, которая привела к его уникальному обращению в Соединенном Королевстве.С. Конституция.

И, как напоминает нам испанский философ Джордж Сантаяна, те, кто не умеет изучать историю, обречены повторять ее. Возможно, поэтому 20% респондентов опроса Public Policy Polling также ответили, что они действительно считают, что не поддерживать президента и не аплодировать ему — это измена. Это не предательская точка зрения, но определенно неамериканская.

Стив Владек — профессор права в Школе права Техасского университета, преподавание и исследования которого сосредоточены на федеральной юрисдикции, конституционном праве и законодательстве о национальной безопасности.Он является соредактором блога Just Security (@just_security) и соведущим подкаста «Закон о национальной безопасности» (@nslpodcast).

Измена, мятеж и восстание: в чем разница?

Еженедельный информационный бюллетень

Лучшее из The Saturday Evening Post в вашем почтовом ящике!

американца верят в свободу слова. Мы верим в высказывание своего мнения, наших жалоб и обвинений. И правительство США защищает это право.

Но, как мы упоминали в предыдущей статье, Первая поправка не защищает все слова. Одно из самых важных исключений — это призывы к свержению правительства. После событий в Капитолии 6 января было много обсуждений терминов «мятеж», «восстание» и «измена». Но каковы юридические определения этих трех действий и чем они отличаются друг от друга?

Подмена

Запрещенная речь не ограничивается свержением правительства.Например, кричать «огонь» в переполненном театре запрещено.

Подпишитесь и получите неограниченный доступ к нашему архиву онлайн-журналов.

Но когда преступление носит политический характер, оно может квалифицироваться как подстрекательство к мятежу . Согласно Разделу 18, второму 2384 Свода законов США, подстрекательство к мятежу может соответствовать любому из трех условий.

Если два или более человека в любом месте, подпадающем под юрисдикцию США:

  1. заговор с целью свержения, подавления или уничтожения силой или ведения войны против правительства
  2. решительно выступают против государственной власти, предотвращая, препятствуя или задерживая исполнение любого закона США.С.
  3. конфисковывать, отбирать или владеть любой собственностью США вопреки законам

Непосредственность — важный элемент в подстрекательстве к мятежу. Пропаганда применения силы против правительства в будущем не считается подстрекательством к мятежу; такая речь защищена Первой поправкой.

Министерство юстиции определяет, что является подстрекательством. Например, в сентябре прошлого года генеральный прокурор Билл Барр призвал прокуроров предъявить обвинение протестующим Black Lives Matter в подстрекательстве к мятежу, если они предположительно стали причиной насильственных преступлений, таких как захват здания федерального суда или другой федеральной собственности силой.Обвинение в подстрекательстве к мятежу, продолжил он, «не требует доказательств заговора с целью свержения правительства США».

Восстание

В то время как подстрекательство к мятежу представляет собой организованное подстрекательство к восстанию или гражданским беспорядкам против государственной власти, восстание связано с фактическими актами насилия против государства или его должностных лиц.

Только генеральный прокурор может выдвигать обвинения в восстании, что определено в Разделе 18 раздела 2383 Кодекса США:

Кто подстрекает, ступает пешком, поддерживает или участвует в любом восстании или восстании против власти Соединенных Штатов или их законов, или оказывает им помощь или утешение, должен быть оштрафован в соответствии с этим заголовком или лишен свободы на срок не более десяти лет, или оба; и не может занимать какую-либо должность в Соединенных Штатах.

В другом месте (заголовок 10, глава 13, раздел 254) Кодекс США позволяет президенту «немедленно приказать повстанцам разойтись и мирно удалиться в свои жилища в течение ограниченного времени». Если повстанцы не подчинятся, президент может призвать армию и национальную гвардию для подавления гражданских беспорядков и восстания.

Измена

Подстрекательство и восстание сильно отличаются от измены , которая является нарушением лояльности гражданина США.С. предательством или помощью врагам страны.

В статье III Конституции четко указано, что подразумевает измена.

Измена против Соединенных Штатов должна состоять только в развязывании против них войны или в присоединении к их врагам, оказывая им помощь и утешение. Никто не может быть осужден за государственную измену, кроме как на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния или признания в открытом судебном заседании.

Конгресс имеет право объявлять наказание за измену, но ни одно лицо, совершившее измену, не должно совершать кровопролитных коррупционных действий или конфискации, кроме как в течение жизни данного лица.

Слово «только» имеет большое значение. Создатели предполагали, что обвинение в измене не будет превращено в политическое оружие. Конгресс может устанавливать штрафы, но не изменять определение. (Раздел 18 статьи 2381 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок не менее пяти лет, штрафа в размере не менее 10 000 долларов и пожизненного запрета занимать какие-либо государственные должности. Измена также может повлечь за собой смертную казнь.)

Карикатура президента Конфедерации Джефферсона Дэвиса с дьяволом и Бенедиктом Арнольдом (Библиотека Конгресса)

Американцы не могут быть виновны в развязывании войны в одиночку.Для этого нужна группа людей, готовых применить силу. Признание виновным может быть получено только с помощью, как писал председатель Верховного суда Джон Маршалл, «фактического скопления людей с целью выполнения предательского замысла».

Помощь и утешение врагу — например, предоставление денег воюющей стране или помощь вражескому солдату — может осуществляться только во время войны. Даже в этом случае гражданину разрешается помогать или утешать врага, не считая это изменой. Если не будет доказано, что гражданин был и примыкал к врагу , государственной измены нет.А врагом может быть только нация или организация, с которыми США ведут открытую или объявленную войну (следовательно, Россия не подходит).

Откровенное действие государственной измены должно свидетельствовать о преступном намерении и способствовать совершению преступления. Конституция требует как конкретных действий, так и намерения предать нацию за обвинение в государственной измене. Одних мыслей и намерений недостаточно.

«Никакой изменник не совершит разложения крови» означает, что наследники изменников не потеряют своего наследства из-за преступления своего предка.

Понятие неизбежности также важно. Первая поправка защищает ваше право проповедовать свержение правительства. Но защита заканчивается, когда вы подстрекаете других к неминуемым беззаконным действиям.

Есть еще одно преступление, связанное с изменой, которое нельзя упускать из виду. Американцам не разрешается свидетельствовать о том, что друзья, соседи или родственники совершают изменнические действия без уведомления властей: в разделе 18 раздела 2382 говорится:

Кто бы ни, будучи верен Соединенным Штатам и зная о совершении какого-либо предательства против них, скрывает и не раскрывает и не сообщает об этом в кратчайшие сроки Президенту или какому-либо судье Соединенных Штатов, или губернатору, или какому-либо судье или судье определенного штата, виновен в совершении преступления в государственной измене и подлежит штрафу в соответствии с этим титулом или тюремному заключению на срок не более семи лет, или и тому, и другому.

В отличие от подстрекательства к мятежу и восстания, измена конкретно и узко определяется Конституцией. Возможно, это связано с тем, что все люди, создавшие Конституцию, сами были предателями британской короны.

Показанное изображение: редакционная карикатура из 9 мая 1918 г., New York Herald , на которой дядя Сэм тащит людей с пометками «Шпион», «Предатель», IWW (Промышленные рабочие мира), Germ [an] money и Sinn Fein. Флаг, который на U.С. Капитолий ссылается на Закон 1918 года о подстрекательстве к мятежу ( Библиотека Конгресса )

Станьте участником Saturday Evening Post и получите неограниченный доступ.
Подпишитесь сейчас

Измена Правовое определение государственной измены

Измена

Измена собственной стране путем ведения войны против нее или путем сознательных или преднамеренных действий для помощи своим врагам.

Положение о государственной измене восходит к английскому статуту, принятому во время правления Эдуарда III (1327–1377).Этот статут запрещал вести войну против короля, держаться за его врагов или размышлять о его смерти. Хотя этот закон определяет измену как нелояльные и подрывные мысли, он эффективно ограничивает преступление в том виде, в каком оно существует в соответствии с общим правом. В течение тринадцатого века преступление измены охватило практически все действия, противоречащие воле короля, и стало политическим инструментом короны. Опираясь на традицию, начатую Эдуардом III, отцы-основатели тщательно очертили преступление государственной измены в статье III Закона США.S. Конституция, узко определяющая ее элементы и устанавливающая строгие требования к доказательствам.

В соответствии с разделом 3 статьи III Конституции любое лицо, которое ведет войну против Соединенных Штатов или поддерживает их врагов, оказывая им помощь и утешение, совершило измену по смыслу Конституции. Термин помощь и утешение относится к любому действию, которое демонстрирует предательство верности Соединенным Штатам, например, снабжение врагов оружием, войсками, транспортом, убежищем или секретной информацией.Если подрывной акт имеет тенденцию ослабить способность Соединенных Штатов атаковать своих врагов или сопротивляться им, была оказана помощь и утешение.

Оговорка о государственной измене применяется только к нелояльным действиям, совершенным во время войны. Акты неверности в мирное время не считаются предательством согласно Конституции. Действия шпионажа, совершенные от имени союзника, также не являются государственной изменой. Например, Юлиус и Этель Розенберги были осуждены за шпионаж в 1951 году за помощь Советскому Союзу в краже атомных секретов США во время Второй мировой войны.Розенбергов не судили за государственную измену, потому что Соединенные Штаты и Советский Союз были союзниками во время Второй мировой войны.

В соответствии со Статьей III человек может начать войну против Соединенных Штатов без использования оружия, оружия или военной техники. Лица, которые играют лишь второстепенную роль в заговоре с целью развязывания войны, по-прежнему считаются предателями в соответствии с Конституцией, если в результате возникает вооруженное восстание против Соединенных Штатов. Например, после гражданской войны в США все солдаты Конфедерации были уязвимы перед обвинениями в государственной измене, независимо от их роли в отделении или восстании южных штатов.Однако этим солдатам не было предъявлено никаких обвинений в государственной измене, поскольку президент Эндрю Джонсон объявил всеобщую амнистию.

Преступление измены требует предательского умысла. Если человек невольно или непреднамеренно оказывает помощь и утешение врагу Соединенных Штатов во время войны, то измены не произошло. Точно так же человек, который следует курсом действий, направленным на пользу Соединенным Штатам, но ошибочно помогает врагу, не виновен в государственной измене. Непреднамеренная неверность никогда не наказуема как измена, независимо от того, какой ущерб понесли Соединенные Штаты.

Как и в любом другом уголовном процессе в Соединенных Штатах, обвиняемый в государственной измене считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана вне всяких разумных сомнений. Измена может быть доказана добровольным признанием в открытом судебном заседании или доказательством того, что обвиняемый совершил явный акт государственной измены. Каждое явное действие должно быть засвидетельствовано как минимум двумя людьми, иначе обвинительный приговор за государственную измену не останется в силе. Требуя такого рода прямых доказательств, Конституция сводит к минимуму опасность осуждения невиновного человека и предотвращает возможность партизанской охоты на ведьм, проводимой одним противником.

Невысказанные крамольные мысли не являются изменой, даже если эти мысли предполагают кровавую революцию или переворот. Публичное выражение подрывных мнений, включая резкую критику правительства и его политики, также не является государственной изменой. Первая поправка к Конституции США гарантирует право всех американцев выступать за насильственное свержение своего правительства, если такая пропаганда не направлена ​​на подстрекательство к неминуемым беззаконным действиям и может привести к таковым ( Brandenburg v.Огайо , 395 США 444, 89 S. Ct. 1827, 23 L. Ed. 2d 430 [1969]). С другой стороны, Верховный суд США постановил, что распространение листовок с протестом против призыва во время Первой мировой войны не было конституционно защищенным выступлением (schenck v. Usa, 249 US 47, 39 S. Ct. 247, 63 L. Ed. 470 [1919]).

Поскольку измена подразумевает предательство верности Соединенным Штатам, лицо не обязательно должно быть гражданином США, чтобы совершить измену согласно Конституции. Лица, временно находящиеся на верности Соединенным Штатам, могут совершить измену.Например, иностранцы, проживающие в США, могут совершать предательские действия в период своего постоянного проживания. Подрывной акт не обязательно должен происходить на территории США, чтобы быть наказуемым как государственная измена. Например, Милдред Гилларс, гражданка США, известная как Салли Оси, была признана виновной в государственной измене за трансляцию деморализующей пропаганды союзным войскам в Европе с нацистской радиостанции в Германии во время Второй мировой войны.

Измена наказывается смертью. Если смертный приговор не будет вынесен, обвиняемым грозит минимальное наказание в виде пяти лет лишения свободы и штрафа в размере 10 000 долларов США (18 U.S.C.A. § 2381). Лицо, осужденное за государственную измену, не может занимать федеральную должность в любое время после этого.

Английское общее право требует, чтобы ответчики лишались всего своего имущества, недвижимого и личного, после осуждения за государственную измену. В некоторых случаях британская корона конфисковывала и имущество ближайших родственников. Общее право также запрещает осужденным предателям завещать свою собственность. Считалось, что родственники заражены кровью предателя, и им не разрешалось наследовать от него.Статья III Конституции США запрещает такое «разложение крови» и ограничивает наказание в виде конфискации «жизнью потерпевшего». В соответствии с этим положением родственники не могут лишаться своего имущества или наследства за преступления, совершенные изменниками членами семьи.

Дополнительная литература

Карлтон, Эрик. 1998. Измена: смыслы и мотивы. Brookfield, Vt .: Ashgate.

Хольцер, Генри Марк. 2002. «Почему бы не назвать это изменой?» От Кореи до Афганистана.» Southern University Law Review 29 (весна).

Kmiec, Douglas W. 2002.» Судить Линда за измену «. National Review (21 января).

Spectar, JM 2003.» Запретить или не запретить Запретить американских талибов? Лишение гражданства и безгражданство в системе, ориентированной на государство ». California Western Law Review 39 (весна).

Энциклопедия американского права Веста, издание 2. Авторское право 2008 г., The Gale Group, Inc. Все права защищены.

PETIT, TREASON , Английское право.Убийство господина его слугой; а
муж от жены; начальник светского или религиозного человека. В США
Утверждает, что это похоже на любое другое убийство. См. Высокий, Измена; Измена.

TREASON, об / мин. закон. Это слово означает предательство, предательство или нарушение
верность. 4 Bl. Com. 75.

2. Конституция США, ст. 3, с. 3, определяет измену
против Соединенных Штатов, чтобы состоять только в развязывании войны (см.) против
их, или в присоединении к своим врагам, оказывая им помощь или утешение.Этот
преступление карается смертью. Закон от 30 апреля 1790 г., Закон 1-го рассказа У.
С. 83. По той же статье конституции никто не может быть осужден.
государственной измены, кроме как по показаниям двух свидетелей одного и того же явного деяния,
или о признании вины в открытом судебном заседании. Смотрите, как правило, 3 рассказа на конст. гл.
39, стр. 667; Серг. на Конст. гл. 30; Соединенные Штаты против Фриса, Памф .; 1
Такера Блэкст. Comm. Appen. 275, 276; 3 Уилс. Закон Лект. От 96 до 99; Взращивать,
Диск.Я; Испытание Берра; 4 Cranch, R. 126, 469–508; 2 Далл. R. 246; 355; 1
Далл. Rep.35; 3 Вашингтон. С. Реп. 234; 1 Иоанна. Rep.553 11 Johns. R. 549;
Com. Копать. Судьи, K; 1 East, P. C. 37–158; 2 Чит. Крым. Закон, 60 к
102; Arch. Cr. Pl. 378–387.

Юридический словарь, адаптированный к Конституции и законам США. Автор Джон Бувье. Опубликован в 1856 году.

Почему Трампа не обвиняют в государственной измене

Вот и мы снова! После двух процессов об импичменте президента за первые 231 год в Соединенных Штатах, Сенат сейчас собирается начать второй судебный процесс над Дональдом Трампом чуть более чем за 12 месяцев.

Несмотря на то, что мы все накопили большой опыт в ходе прохождения курса « Импичмент Трампа 101 » 2020 года, в версии курса 2021 года есть всевозможные новые проблемы. Итак, давайте рассмотрим основные конституционные вопросы, которые вам нужно знать, чтобы стать экспертом и произвести впечатление на друзей в следующий счастливый час Zoom.

Дональд Трамп больше не президент. Может ли быть дело об импичменте после того, как он покинул офис?

Это однозначно: да, его могут судить после того, как он уйдет из офиса.Конституция делает это в высшей степени ясным благодаря использованию слова «все» в этом предложении: «Сенат обладает исключительной властью рассматривать все процедуры импичмента». В этом предложении нет двусмысленности. Президенту Трампу был должным образом объявлен импичмент Палатой представителей, поскольку он был президентом во время импичмента. Таким образом, Сенат может попробовать этот импичмент. При любом толковании Конституции, утверждающем, что Сенат не может судить этот импичмент, в Конституции читается слово «все».

Любой, кто возражает против осуждения Дональда Трампа, теперь также игнорирует конституционную историю.В 1876 году Сенат судил бывшего военного министра Уильяма Белнапа после того, как он ушел в отставку. Белнап утверждал, что его нельзя судить, потому что он больше не занимал этот пост, но Сенат отклонил этот аргумент. В конечном итоге Белнап был оправдан, но был создан прецедент, согласно которому сенат может судить должностное лицо, больше не занимающее эту должность.

Почему Дональду Трампу не предъявили обвинение в государственной измене?

Здесь утверждается, что Дональд Трамп спровоцировал восстание против правительства Соединенных Штатов.Это точно звучит как измена! Однако Конституция определяет одно преступление (остальные вытекают из федеральных законов или законов штата), и это преступление является государственной изменой. Это строго определено следующим образом: «Измена против Соединенных Штатов должна состоять только в развязывании против них войны или в присоединении к их врагам, оказывая им помощь и утешение. Никто не может быть осужден за государственную измену, кроме как на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния или признания в открытом судебном заседании ».

Здесь возникает много разногласий.Некоторые ученые считают, что этот пункт требует помощи иностранному врагу, поэтому то, что произошло 6 января, никак нельзя считать государственной изменой. Другие думают, что внутреннее восстание также может быть квалифицировано, но одна проблема — это прецедент 1851 года, который указывает на то, что должно быть намерение свергнуть правительство, чтобы доказать измену. Неужели бунтовавшие у Капитолия пытались свергнуть правительство? Или они просто пытались сорвать работу правительства? Все это становится очень сложным и почти наверняка затянет процесс, вероятно, поэтому группа по импичменту Палаты представителей решила не выдвигать конкретное обвинение в государственной измене и вместо этого опиралась на всеобъемлющее обвинение в «тяжких преступлениях и проступках».Это гораздо безопаснее.

Запрещает ли Первая поправка привлекать Трампа к ответственности за его мятежную речь?

Адвокаты Трампа будут утверждать, что Первая поправка защищает его от ответственности за свои действия. В конце концов, он сам не штурмовал Капитолий; он использовал свои слова, чтобы побудить других сделать это. Действительно, есть небольшое количество ученых-юристов, которые считают, что Первая поправка защищает президента Трампа; однако на прошлой неделе двухпартийная группа из почти 150 юристов и ученых распространила открытое письмо, объясняющее, почему Первая поправка здесь неприменима.(Полное раскрытие: я подписал письмо.)

Основной аргумент двоякий. Во-первых, импичмент — это совсем другое наказание, чем уголовное дело или гражданский иск. Фактически, большая часть того, за что могут быть привлечены к ответственности должностные лица, будет их выступление — приказы другому должностному лицу, заявления о политике, взаимодействие с иностранными офицерами. Их не бросают в тюрьму, что нарушило бы Первую поправку. Вместо этого они будут отстранены от должности и / или дисквалифицированы с дальнейших постов.Первая поправка не об этом. Во-вторых, подстрекательство к насилию всегда исключалось из Первой поправки. Это не то же самое, но это похоже на идею классического примера «кричащий« огонь »в переполненном театре без оправдания». Некоторые выступления могут быть наказаны , и подстрекательство к насилию является одним из таких примеров.

Может ли Трамп быть отстранен от должности большинством голосов?

Да. . . но нет. В Конституции четко указано, что для вынесения приговора требуется две трети присутствующих сенаторов.Дисквалификация регулируется другим пунктом Конституции, в котором говорится, что судебные решения по делам об импичменте «не должны распространяться дальше, чем отстранение от должности и лишение права занимать и занимать какую-либо почетную, доверительную или прибыльную должность в Соединенных Штатах».

История и согласованное толкование говорят нам о том, что есть два разных голоса. Для вынесения приговора должно быть как минимум две трети голосов. Затем, после вынесения приговора, простым большинством голосов может быть отказано в допуске к будущей должности.Таким образом, верно то, что для дисквалификации Трампа когда-либо снова требуется простое большинство голосов, но это только после , гораздо более высокий порог осуждения в две трети.

Можно ли заставить Трампа быть свидетелем в суде?

Если бы Трамп был президентом, было бы очень серьезным вопросом конституционного права, если бы Сенат заставлял президента давать показания. Если бы Сенату потребовались президентские записи на суде, возникли бы аналогичные серьезные конституционные проблемы.Однако на данный момент Трамп является частным лицом, и Сенат не требует никаких президентских отчетов. Таким образом, эти серьезные конституционные вопросы просто не в игре.

Пятая поправка также не помогает Трампу. Обычно обвиняемые по уголовным делам не обязаны выступать на собственном судебном процессе. Но по тексту пункт Пятой поправки о самооговоре применяется только к уголовным процессам, в отличие от процесса импичмента. Пятая поправка не только не дает ему прикрытия от дачи показаний, но он также не может воспользоваться вынесенным судом правилом Пятой поправки, согласно которому отказ от дачи показаний не может быть использован против вас.

Менеджеры Палаты представителей по импичменту попросили Трампа явиться на суд, и он ответил, что не пойдет на это добровольно. Если Сенат захочет вызвать его в суд, чтобы заставить явиться, он может. Однако шансы на это невелики, потому что Трамп, вероятно, будет бороться с повесткой в ​​суд, что может значительно затянуть дело.

Вот конституционный итог: этот процесс после президентства является конституционным; обвинение в государственной измене было бы очень сложным, поэтому оно и не предъявляется; Первая поправка не останавливает суд над Трампом; он может быть отстранен от должности большинством голосов, но только после осуждения двумя третями; и его можно заставить дать показания (но, вероятно, не будет).

Если у вас есть все это, вы прошли в этом году курс импичмента Трампа 102.


Дэвид С. Коэн — профессор права юридической школы Томаса Р. Клайна Дрексельского университета.

Измена | Encyclopedia.com

Измена — единственное преступление, определенное в Конституции США. Статья III, раздел 3, провозглашает, что

Измена против Соединенных Штатов должна состоять только в развязывании против них войны или в присоединении к их врагам, оказывая им помощь и утешение.Никто не может быть осужден за государственную измену, кроме как на основании показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния или признания в открытом судебном заседании. Конгресс будет иметь право объявлять наказание за измену, но ни одно лицо, совершившее измену, не должно совершать кровопролитных коррупционных действий или конфискации, кроме как в течение жизни данного лица.

Конституции штатов содержат аналогичные ограничивающие определения государственной измены. Однако с момента обретения национальной независимости в соответствии с положениями государства было мало действий или развития доктрины.Заметными исключениями являются судебные процессы над Томасом Уилсоном Дорром (1844 г.) и Джоном Брауном (1859 г.), которые закончились осуждением за государственную измену, начав войну против штатов Род-Айленд и Вирджиния, соответственно. Истории штатов включают несколько безуспешных попыток предъявить обвинения в государственной измене людям, навлекшим на себя гнев влиятельных элементов общества. Таким образом, обвинения были предъявлены лидерам мормонов в Миссури в 1838 году и в Иллинойсе в 1844 году; по политическим причинам обвинение в штате Миссури не было выдвинуто, и обвиняемые сбежали из тюрьмы; Толпа убила Джозефа Смита вскоре после его ареста по обвинительному акту в Иллинойсе.Помимо таких единичных случаев, закон об измене в Соединенных Штатах был почти полностью продуктом дебатов по поводу принятия национальной конституции и решений федеральных судов в соответствии со статьей III, раздел 3.

Как это было разработано в соответствии с Конституцией, закон в отношении государственной измены поразительно смешались забота о безопасности правительства и правопорядка и забота о свободе частных лиц и групп. Преступление связано с самыми серьезными угрозами существованию государства.Принимая Конституцию, все считали само собой разумеющимся, что, поскольку народ создает новый суверенитет, он должен иметь право защищать себя. Конгресс отразил это суждение о серьезности вопроса, установив наказания, которые могут продлиться до пожизненного заключения или, возможно, даже до казни. Если обвинения справедливо подпадают под конституционное определение правонарушения, судьи без колебаний применяют закон. Однако на первый взгляд Конституция применяет ограничительный подход к преступлению.Измена, согласно разделу 3 статьи III, должна состоять «только» в двух названных типах поведения; Таким образом, Конгрессу запрещено добавлять новые категории государственной измены, поскольку он также явно ограничен в установлении наказаний. Кроме того, статья о государственной измене жестко ограничивает возможности исполнительной власти в судебном преследовании за преступление; при отсутствии признания в открытом судебном заседании, согласно конституционному мандату, обвинение должно собрать показания двух свидетелей того же открытого деяния, которое обвиняемый совершил в целях совершения государственной измены.Федеральные судьи в делах, подпадающих под действие статьи о государственной измене, придерживаются ограничительного подхода к обозначению внешних границ преступления. Таким образом, в одном аспекте оговорка о государственной измене защищает безопасность правительства. Но в другом измерении он устанавливает ограничения, которые делают его функционально аналогичным положениям билля о правах, защищающих гражданские свободы частных лиц и групп.

Конституционный акцент на ограничении масштабов преступления государственной измены является заметным отходом от основных направлений закона, принятого в Англии и в этой стране до 1789 года.До восемнадцатого века на практике официальная политика отдавала явный приоритет безопасности правительства, часто более очевидно, чтобы служить интересам конкретных держателей власти, чем служить общему благу.

С четырнадцатого по восемнадцатый век английская политическая история включала агрессивное использование обвинений в государственной измене как орудия партизанского конфликта; обвинение, как правило, было мстительным и требовало скудного отношения к справедливой процедуре или тщательного требования четких доказательств или надежных доказательств.Единственным противовесом этой оскорбительной тенденции было продление срока действия статута 25-го Эдуарда III (1350 г.), устанавливающего семь категорий государственной измены, в частности
такие, как развязывание войны, присоединение к врагам или стремление «оценить или вообразить смерть нашего господина Короля» — и утверждать, что только Парламент может расширить определения измены, тем самым запрещая судьям расширять состав преступления путем толкования. Ограничительный акцент статута Эдуарда III был подчеркнут английскими авторами трактатов, от которых законодатели в новых Соединенных Штатах получили большую часть своих знаний о курсе английской политики в отношении измены.В частности, Эдвард Кокс, Мэтью Хейл и Уильям Блэкстоун говорили о злоупотреблении расплывчатыми, расширенными определениями преступления как инструмента партизанской борьбы, ставящего под угрозу общую свободу. Таким образом, Хейл предупреждал: «Как опасно по построению и аналогии совершать измены там, где этого не делала буква закона; ибо такой метод не допускает никаких ограничений и ограничений, но доходит до остроумия и выдумки обвинителей. , а одиозность и отвращение к обвиняемым унесут людей «. Однако в противовес таким предупреждениям английские трактаты также довели до сведения законодателей в Северной Америке значительный круг решений, в которых английские судьи, несмотря на ограничение, объявленное в статуте Эдуарда III, значительно расширили состав преступления государственной измены по своей конструкции.

Безопасность в самом элементарном смысле была поставлена ​​на карту для английских колоний в Северной Америке под угрозой французских и индийских войн и в новых государствах, раздираемых американской революцией из-за ожесточенных разногласий между теми, кто лоялен короне, и теми, кто отстаивал независимость. Таким образом, в колониях и новых штатах в годы Войны за независимость законодательные книги включали множество широко, а иногда и расплывчато определяемых преступлений подрывной деятельности, что резко контрастировало с ограниченным определением государственной измены, которое позже было включено в национальную конституцию и впоследствии обычно включалось в конституции штатов.Хотя колониальное и раннее государственное законодательство иногда заимствовало язык акта Эдуарда III, мы должны понимать, что, по крайней мере, к концу восемнадцатого века здесь юристы будут знакомы, благодаря стандартным английским трактатам, с обширными толкованиями, которые английские суды дали старый статут.

С принятием национальной Конституции мы сталкиваемся с введением ограничительного акцента, чтобы уравновесить соображения безопасности, ранее доминировавшие в законе о государственной измене. В записях о разработке и ратификации конституции не так много говорится о статье о государственной измене.Но то, что здесь есть, показывает чувствительность к урокам, которые, по мнению здесь, политиков, они должны извлечь из английского опыта об опасностях для индивидуальной и политической свободы свободного обращения к судебным преследованиям за государственную измену. Джеймс Уилсон был, вероятно, самым способным юристом в Детальном комитете конституционного съезда, который взял на себя ответственность за принятие ограничительного, а не всестороннего подхода к определению государственной измены. На ратификационной конвенции в Пенсильвании Вильсон дважды — по собственной инициативе и без какой-либо критики положения, высказанной настороженной и подозрительной оппозицией — похвалил положение о государственной измене как включающее защиту гражданской свободы наряду с защитой правительства.В своих лекциях по праву, прочитанных в Колледже Филадельфии в 1790 и 1791 годах, Уилсон подчеркнул конституционное положение, посвятив ему целую лекцию. Он сделал центральным пунктом своего анализа важность тщательного определения границ преступления: «Это наблюдение знаменитого Монтескье, что если преступление государственной измены является неопределенным, одного этого достаточно, чтобы любое правительство выродилось в деспотическую власть». В том ограниченном внимании, которое уделялось положению о государственной измене при принятии Конституции, проявлялись два страха: что носители официальной власти будут использовать обвинение в государственной измене для подавления законной мирной политической оппозиции и уничтожения тех, кто находится в немилости, и этот народный страх и эмоции могут быть возбуждены под обвинением в ужасе для вынесения обвинительного приговора без дополнительных доказательств.Последующие заключения федерального суда признали этот ограничительный фон в решениях, ограничивающих продление правонарушения. Выступая в Верховном суде ex parte bollman и swartwout (1807 г.) по делу, косвенно связанному с обвинением в государственной измене, председатель Верховного суда Джон Маршалл заявил, что «для предотвращения возможности тех бедствий, которые возникают в результате распространения государственной измены на менее важные преступления, этот великий фундаментальный закон, который определяет и ограничивает различные департаменты нашего правительства, дал правило по этому вопросу как законодательному органу, так и судам Америки, выходить за пределы которого нельзя.«В первом деле о государственной измене, которое дошло до Верховного суда, Крамер против Соединенных Штатов (1945 г.), Суд подтвердил правомерность такого подхода, с одобрением процитировав дальнейшее замечание Маршалла о том, что« поэтому это более безопасно, а также более в соответствии с принципами нашей конституции, что преступление измены не должно расширяться путем толкования до сомнительных случаев; и что преступления, явно не подпадающие под конституционное определение, должны подлежать наказанию, которое может предусмотреть законодательный орган в его мудрости.»

Преступление государственной измены включает три ключевых элемента: обязательство соблюдать закон, а также намерение и действия по нарушению этого обязательства. Во-первых, измена — это нарушение верности. Гражданин должен лояльно поддерживать суверенитет, в пределах которого он живет или в силу которых он получил статус гражданина. Существуют обстоятельства, при которых по закону иностранного государства человек может быть присяжен на верность в то же время, что и на верность Соединенным Штатам; таким образом, физическое лицо может быть гражданином Соединенные Штаты, потому что он родился здесь, а также быть гражданином другой страны, потому что он родился у граждан этой страны.Но двойное гражданство не освобождает человека от обязанности воздерживаться от добровольной помощи или утешения иностранному государству, когда оно находится в состоянии войны с Соединенными Штатами.
Состояния. Ограничительный тон, сопровождающий обращение с обвинениями в государственной измене, имел аналогию с решениями Второй мировой войны, которые возлагали на правительство бремя доказывания четкими и убедительными доказательствами того, что граждане Соединенных Штатов, которые на законных основаниях находились во вражеской стране в момент начала войны. и были призваны на вражескую военную службу на основании их двойного гражданства, не подчинялись под принуждением.Однако в 1961 году Конгресс внес поправки в регулирующее законодательство, чтобы возложить бремя доказывания принуждения на лицо, претендующее на гражданство Соединенных Штатов. Переход от судебных решений к поправке Конгресса выявил сохранение противоречия между ценностями государственной безопасности и личной безопасности, знакомыми с трактовкой преступления государственной измены. Следует отметить еще один аспект элемента преданности. Хотя дело не было передано в суд в этой стране, иностранец-резидент, пользующийся национальной защитой, обязан подчиняться его законам, пока он является резидентом.Такой человек, вероятно, виновен в государственной измене, если он совершает действия, которые были бы составлены правонарушением, если бы они были совершены гражданином.

Чтобы обвинить кого-либо в государственной измене, правительство должно доказать, что обвиняемый имел изменническое намерение развязать войну или присоединиться к врагу и оказать помощь и утешение этому врагу. Поскольку в основе преступления лежит предательство верности, необходимое противоправное намерение должно быть конкретным — конкретная цель — вызвать предательство. Во многих преступлениях, требующих доказательства вины, закон возлагает ответственность на лицо, умышленное за разумно предсказуемые последствия своего поведения, даже несмотря на то, что он заявляет, что не намеревался добиться определенного результата, в котором его обвиняют.В деле Cramer v. United States заключение Верховного суда содержало неосторожные формулировки, которые, по-видимому, отражали эту позицию. Но вес авторитета в более ранних решениях федерального суда и в постановлениях после Cramer указывает на то, что обвинение должно доказать, что обвиняемый действительно намеревался оспорить всю полноту власти правительства у себя дома (начать войну) или оказать помощь врагу, поскольку существенный, независимый элемент в его цели, какие бы другие цели он ни имел в виду.В этой степени кажется, что обвинение должно доказать, что обвиняемый имел конкретное намерение развязать войну или помочь врагам. Однако это требование не требует доказательства цели вины путем явного заявления или прямого признания; обвинение может доказать виновный умысел, сделав сильный вывод из контекста поведения обвиняемого.

Рассчитанные ограничения статьи Конституции о государственной измене предлагают убедительные доказательства того, что для доказательства преступления необходимо продемонстрировать конкретное намерение.Конституция, очевидно, сужает предыдущую сферу действия государственной измены, опуская любой аналог преступления, заключающегося в «компасировании» или «воображении» смерти короля. Под этим заголовком старая английская доктрина создавала «конструктивные» предательства, делая вывод о неправомерном намерении из речей или писем, которые, по мнению покладистых судей, могли иметь «естественные последствия» разжигания народного недовольства, из которого могло вырасти насилие и поставить под угрозу государство. Весомость авторитета в решениях федерального суда признала, что политика раздела 3 статьи III заключается в предотвращении расширения правонарушения путем построения необоснованных выводов о намерении.

Характер необходимого противоправного намерения варьируется в зависимости от того, какая из двух основ преступления является предметом спора. Чтобы быть виновным в развязывании войны против Соединенных Штатов, человек должен иметь намерение использовать организованную силу для свержения правительства. Согласно старому английскому праву измена существовала, если коллективная сила имела намерение воспрепятствовать исполнению определенного закона или другого законного постановления или получить какую-то конкретную выгоду для группы вопреки закону. Этой английской доктрине следовали в двух ранних случаях, включая насильственное групповое сопротивление принуждению к соблюдению определенных федеральных законов — сбор федерального акциза на виски (восстание виски в западной Пенсильвании в 1794 году) и сбор федерального налога на собственность (восстание фри, также в Пенсильвании, 1799 г.).Однако более поздний вес авторитета состоит в том, что ничего, кроме намерения свергнуть правительство, достаточно, чтобы разглядеть преступление. Важным в этой тенденции было стремление конца XIX века возродить старую английскую доктрину. После Хомстедского бунта 1892 года нескольким лидерам забастовки было предъявлено обвинение в развязывании войны против штата Пенсильвания. Но позже обвинительные заключения были незаметно сняты, а использование обвинения в государственной измене вызвало немедленную критику даже со стороны консервативных юридических комментаторов.Групповые насильственные действия, не ставящие под сомнение существование правительства, теперь рассматриваются как подстрекательство, бунт или незаконные собрания.

Придерживание врага требует намерения оказать врагу ощутимую поддержку («помощь и утешение»). Установленная доктрина определяет «врагов» как только тех, против которых существует законно объявленное состояние войны. Однако в двадцатом веке опыт таких необъявленных боевых действий, как действия корейской полиции, поставил вопрос о сохранении жизнеспособности старых ограничений.Обвиняемый не опровергает наличие необходимого умысла для государственной измены, ссылаясь на то, что он действовал в смешанных целях, например, чтобы заработать деньги, продавая товары врагу, если одна из его целей на самом деле заключалась в том, чтобы сделать исполнение полезным для врага. Однако обвиняемый может попытаться убедить суд в том, что он действовал исключительно с необоснованной целью, например, когда из-за родительской привязанности отец приютил своего сына, который присутствовал в стране в военное время в качестве вражеского агента. Точно так же и у того, кого в начале войны обнаружит во враждебной стране, вероятно, не будет обнаружено, что он имел изменнические намерения только потому, что он устроился на работу там, чтобы удовлетворить потребности в заработке.
живые, хотя это занятие могло внести некоторый вклад в силу врага.

Помимо доказательства неправомерного умысла, правительство должно доказать, что обвиняемый совершил какое-то открытое действие для достижения своей изменнической цели. Предусмотренное упущение в конституционном определении государственной измены любого аналога английского обвинения в утаивании смерти короля подчеркивает требование доказательства явных действий. Как заявил Верховный суд в деле Cramer v. United States, , функция элемента явного действия состоит в том, чтобы «гарантировать, что простое ментальное отношение или выражение лица не должно считаться государственной изменой.»Однако заключение Суда в деле Cramer затуманило определение требования, таким образом, наложенного на обвинение; Суд, похоже, сказал, что акт должен иметь такой характер, как сам по себе, чтобы свидетельствовать о предательском намерении — позиция, очевидно, противоречащая В других судебных постановлениях делается акцент на том, что элементы намерения и действия различаются. Но в деле Haupt v. United States (1947 г.) Суд несколько прояснил этот вопрос: поведение обвиняемого, подтвержденное необходимыми показаниями двух свидетелей, не обязательно должно касаться его предстать перед доказательством изменнического намерения; очевидно невиновное действие, такое как перевод денег, может быть достаточным, если в свете других доказательств контекста действия действия обвиняемого можно справедливо понять как помощь врагу.Однако в Haupt указано, что доказательства контекста, освещающие значение открытого акта, также должны быть предоставлены двумя свидетелями тех же обстоятельств. С другой стороны, для доказательства правонарушения обвинение не обязано устанавливать, что обвиняемому удалось оказать помощь противнику; достаточно того, что он предпринял явные действия, чтобы попытаться оказать помощь, хотя мнение Cramer также содержит формулировки, предполагающие, что необходимо продемонстрировать эффективное оказание помощи.Помня о злоупотреблениях обвинениями в государственной измене для подавления мирной политической оппозиции, английская доктрина, принятая судьями в Соединенных Штатах, заявляет, что митинг для составления плана против правительства не является достаточным явным актом для установления факта государственной измены; Заговор с целью развязать войну — это не повод для войны, — заявила Кока-Кола. Но не существует сопоставимой линии власти, согласно которой встречи для планирования помощи врагу недостаточно как явного акта приверженности врагу.

В отношении конституционного требования «дачи показаний двух свидетелей одного и того же открытого деяния» существует неопределенность, отмеченная ранее, созданная заключением Верховного суда в деле Крамер, , должен ли доказанный таким образом акт сам по себе свидетельствовать о предательском намерении или являться фактическим представлением помощь врагу.В остальном постановления по требованию двух свидетелей были простыми. Суды проявили осторожность, чтобы обеспечить соблюдение сути требования, но не с доктринерской жесткостью. Два свидетеля должны дать показания непосредственно по делу, обвиняемому в обвинительном заключении; недостаточно наличия двух свидетелей отдельного деяния, из которых можно сделать вывод о том, что обвиняемое деяние имело место. Показания двух свидетелей в отношении признания обвиняемым в совершении деяния не соответствуют требованию наличия двух свидетелей в отношении самого деяния.Однако показания двух свидетелей не обязательно должны быть идентичными или точными в отношении всех аспектов поведения, названного явным действием, и не обязательно, чтобы показания подробно охватывали все элементы, в которых может быть проанализирован эпизод поведения; доказательства являются достаточными, если они участвуют в определении того, что разумные присяжные могут рассматривать как связанную сделку. Так, в деле Haupt Верховный суд постановил, что для дела правительства не было фатальным то обстоятельство, что показания двух свидетелей не показали, что вражеский агент входил в квартиру обвиняемого, хотя они показали, что он вошел в здание, в котором у обвиняемого была квартира. , и вошел только в качестве лицензиата обвиняемого, поскольку обвинение показало показаниями двух других свидетелей, что никакой другой арендатор в здании не укрывал агента.

Эта запись предполагает учет ограничительной политики, воплощенной в конституционной истории государственной измены. Однако, вероятно, в значительной степени это также указывает на то, что на протяжении большей части своей истории страна пользовалась значительной политической стабильностью. В любом случае, протокол свидетельствует о том, что обвинения мало мстительны, а дела носят политически неоднозначный оттенок. Большинство действий, предпринятых против лоялистов во время американской революции, заключались в конфискации собственности. Из-за масштабов гражданской войны и фактического военного статуса, который события присвоили Конфедерации, в этом состязании не было материального обращения к судебным преследованиям за государственную измену, хотя очевидно, что те, кто взяли оружие в пользу отделившихся штатов, развязали войну против Соединенных Штатов. .Джефферсон Дэвис, президент Конфедерации, был обвинен в государственной измене. Но правительство столкнулось с сильными аргументами в пользу того, что оно неправомерно обвиняет в государственной измене тех, кто руководит повстанческим правительством, получившим статус признанной воюющей стороны. Хотя правительство официально не признало эту точку зрения, оно также не привлекло Дэвиса к суду по обвинительному заключению. Возникли дела об измене, возникшие в результате восстания виски (1795 г.), беспорядков Фрайза (1799–1800 гг.), Заговора Берра (1807 г.), эмбарго Томаса Джефферсона (1808 г.) и сопротивления применению Закона о беглых рабах (1850 г.). сложных внутриполитических вопросов, но имели ограниченное практическое воздействие.Судебные преследования государственных властей за государственную измену в связи с восстанием Дорр в Род-Айленде (1844 г.) и рейдом Джона Брауна в Вирджинию (1859 г.) были исключительными по своему широкому политическому значению. Некоторые дела носили тон внутренних идеологических споров по поводу вступления страны в Первую мировую войну. Но этот актерский состав заметно отсутствовал во время судебного преследования за измену во время Второй мировой войны.

По своим условиям конституционное определение государственной измены накладывает некоторые ограничения на действия государственных органов в борьбе с подрывной деятельностью.Конгресс не может увеличивать категории поведения, которое правительство может преследовать в соответствии с законом.
название измены, а также не может расширять сферу действия преступления, включая в него приверженность к врагам или ведение военных действий, лишенных исторических элементов этих преступлений, или требуя подробного обзора доказательств, которые считаются имеющими отношение к установлению элементов такие измены. Оговорка о государственной измене явно ограничивает полномочия Конгресса устанавливать наказания за преступление, а положение статьи III (устанавливающей судебную власть Соединенных Штатов) подчеркивает, что проблемы применения закона об измене в конечном итоге лежат на судах.В свою очередь, федеральные судьи, как правило, находят в языке и истории раздела 3 статьи III полномочия не расширять диапазон правонарушений в сомнительных случаях. Требование двух свидетелей подразумевает дальнейшее ограничение Конгресса. В свете этого строгого ограничения версии обвинения Конгресс не должен иметь полномочий избегать требования о двух свидетелях просто путем изменения ярлыков и принятия законов под другими названиями в отношении преступлений, которые включают в себя все элементы государственной измены в рамках конституционного определения.Однако решение Верховного суда ex parte quirin (1942 г.) поставило под сомнение достоверность этого анализа. Один из нескольких нацистских агентов, тайно высадившихся на восточном побережье США для саботажа военных производств, был гражданином США. Суд отклонил аргумент, что он должен быть привлечен к ответственности за государственную измену путем присоединения к врагу, а не за нарушение законов войны, зафиксированных в акте Конгресса. Очевидно, обвиняемый совершил государственную измену. Но Суд сосредоточил внимание на том факте, что преступление по законам войны включало еще один элемент — обвиняемый, имеющий статус воюющей стороны противника, прошел оборону страны в гражданской одежде с враждебной целью.

Несмотря на то, что решение Суда по делу Quirin приближается к границе приличия, оно может найти поддержку в аналогах, датируемых Первым Конгрессом. Нет никаких свидетельств того, что те, кто принял ограничивающее конституционное определение «измены», означало, таким образом, запретить законодателям создавать другие подрывные преступления, элементы которых не включали отличительный характер развязывания войны или присоединения к врагам. Фактически Конгресс определил и предусмотрел наказания за другие правонарушения, связанные с подрывной или враждебной деятельностью против безопасности правительства, и федеральные суды поддержали такие законы. United States v. Rosenberg (1953) выдвинули обвинения в заговоре с целью нарушения Федерального закона о шпионаже, который предусматривает наказание «любого лица с намерением или основанием полагать, что оно должно быть использовано для нанесения вреда Соединенным Штатам или преимущество иностранного государства, «сообщает или доставляет любому иностранному правительству или его агентам информацию, относящуюся к национальной обороне. Федеральный апелляционный суд постановил, что положение о государственной измене не препятствует возникновению данного преступления, поскольку «в деле Розенбергов существенный элемент государственной измены — оказание помощи« врагу »не имеет отношения к преступлению шпионажа.»В деле United States v. Drummond (1965) тот же апелляционный суд рассмотрел обвинение в сговоре с целью нарушения того же закона военнослужащим ВМС США, который в период с 1957 по 1962 год доставил секретные военные материалы советским агентам. Подтверждая, что оговорка о государственной измене не препятствует созданию преступления шпионажа, суд счел «ненужным» ссылаться на различие, на которое ссылались в Rosenberg, , поскольку он обнаружил различия в необходимом психологическом элементе в преступлениях, связанных с изменой и шпионажем.Он указал, что для шпионского акта требовалось показать только: (1) то, что ответчик передал информацию с намерением «или основанием полагать», что она будет использована для запрещенного результата; и (2) с намерением или основанием полагать, что он будет использован «во вред Соединенным Штатам или в пользу иностранного государства». Напротив, суд предположил, что государственная измена требует доказательства конкретного намерения и конкретного намерения как помочь врагу, так и нанести вред Соединенным Штатам.

Хотя конституционное определение измены может иметь не более формального значения, чем ограничивать виды поведения, которые могут преследоваться по закону под названием измена, есть аспекты, в которых оно может иметь более широкий практический эффект при ограничении действий официальных органов.Конституция отменила варварские или жестокие наказания, которые когда-то были отличительным признаком преступления. Но законодательство по-прежнему допускает суровые наказания за правонарушение; в свете ограничений, установленных Верховным судом в отношении применения смертной казни в отношении других преступлений, могут возникнуть сомнения в том, может ли суд приказать казнить осужденного предателя, но закон по-прежнему разрешает приговор к пожизненному заключению. Таким образом, может иметь значение, сможет ли прокурор разобрать дело о «государственной измене» или ограничится другим обвинением, которое может повлечь меньшее наказание.Политическая история учит, что простое обвинение в государственной измене, а не в другом преступлении, несет в себе особый страх и клеймо. Судебные преследования федералистов за государственную измену, возникшие в результате Восстания виски (1794 г.), были направлены на то, чтобы запятнать сторонников Джефферсона и Джеймса Мэдисона обвинением в подрывных намерениях. Администрация Джефферсона стремилась использовать обвинение в государственной измене (1808 г.), чтобы привести примеры против широко распространенного противодействия эмбарго, введенному с целью заставить Англию уважать права на нейтральное использование открытого моря.Обвинения демократов в государственной измене против Хартфордского съезда протеста против ведения войны с Англией (1814–1815) помогли этой затее ослабить шатающуюся структуру партии федералистов. Судебное преследование за государственную измену было предпринято с целью дискредитации оппозиции применению Закона о беглых рабах (1850 г.). Чтобы сломить моральный дух рядовых, власти Пенсильвании предъявили обвинения в государственной измене лидерам Homestead Strike (1892). В период «холодной войны» 1950-х годов эпитеты «измены» использовались в безрассудных нападках на демократические администрации в отношениях с коммунистической Россией и Китаем.Такие эпизоды
подтвердить предостережения, высказанные теми, кто принял национальную конституцию, о том, что определение измены должно быть ограничено, чтобы эта страна не повторила старый английский опыт использования обвинения для уничтожения законной мирной политической конкуренции. Принятие первой поправки о гарантиях свободы слова, печати, собраний и петиций обеспечило более прямые и всеобъемлющие декларации ценностей свободных политических процессов, и в конечном итоге эти гарантии нашли существенное исполнение в решениях Верховного суда.На то, что Первая поправка имела тенденцию вытеснять поле боя, было рано указывать, когда она стала основной опорой тех, кто критиковал конституционность Закона о подстрекательстве к мятежу 1798 года. обсуждение государственной политики и деятельность, связанные с принятием ограничительного определения измены, конституционная история здесь предлагает пока еще нереализованные возможности для защиты ценностей Первой поправки.

Джеймс Уиллард Херст
(1986)

Библиография

Абрамс, Стюарт Э.1976 Угрозы президенту и конституционность конструктивной измены. Колумбийский журнал права и социальных проблем 12: 351–392.

Чапин, Брэдли 1964 Американский закон об измене: революционное и раннее национальное происхождение. Сиэтл: Вашингтонский университет Press.

Hill, L.M.1968 Правило двух свидетелей в английских судебных процессах по делам о государственной измене. Американский журнал истории права 12: 95–111.

Херст, Джеймс Уиллард 1971 Закон об измене в Соединенных Штатах. Westport, Conn .: Greenwood Press.

Саймон, Уолтер Г. 1961 Эволюция измены. Tulane Law Review 35: 667–704.

Стиллман, Артур М. и Арнер, Фредерик Р. 1954 Федеральное прецедентное право, касающееся безопасности Соединенных Штатов. 83-й Конгресс, 2-я сессия. Отпечатано для использования Комитетом Сената по международным отношениям. Вашингтон, округ Колумбия: Правительственная типография.

Винер, Фредерик Бернейс 1962 Использование и злоупотребления юридической историей. Вестник юридического общества 59: 311–315.

Римский закон об измене при раннем принципате по JSTOR

Информация о журнале

Журнал римских исследований публикует статьи в полном объеме.
области, для развития которой было создано Римское общество, т. е.
изучение истории, археологии, литературы и искусства Италии и Рима
Империя, с древнейших времен примерно до 700 г. н.э. Акцент делается на
исторические темы, но есть также статьи на литературные, археологические
и художественно-исторические темы, в том числе вопросы культурной и интеллектуальной истории
которые пересекают эти категории.Статьи призваны сделать свежий и значительный
вклад в понимание римского мира и дальнейшее стимулирование
обсуждение. Публикуются статьи преимущественно по археологии римской Британии.
в сестринском журнале Общества, Британии.
Обычный месяц публикации — ноябрь. Список содержания и аннотации
самого последнего тома доступны на веб-странице Общества, как и
содержание пяти предыдущих томов.

Информация об издателе

Общество, основанное в 1910 году, является ведущей организацией в США.
Королевство для тех, кто интересуется изучением Рима и Римской империи.Его
охват широк, охватывает римскую историю, археологию, литературу и искусство вниз
примерно до 700 г. н.э. В ее состав входят более сорока членов.
страны и из всех возрастов и слоев общества.

Общество поддерживает:

обширная программа публикации
библиотека, насчитывающая около 100000 томов и 540 текущих периодических изданий, обслуживаемая совместно с Греческим обществом и при сотрудничестве
с Институтом классических исследований Лондонского университета.
летние школы и др. путем ежегодного присуждения грантов
археологии, за счет грантов на раскопки и организации раз в два года конференции
школам, путем присуждения грантов, чтобы помочь преподаванию всех аспектов римского мира
программа публичных лекций в Лондоне

Стоимость подписки доступна на сайте http: // www.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *