Как наказывают мальчиков: 7 способов наказания для ребенка

Содержание

7 способов наказания для ребенка

Представьте себе такую картину. Вы, после долго дня на работе, устало приходите домой. Традиционно осматриваете все вокруг. Ребенок цел, вся мебель на месте, цветы в горшках, можно выдохнуть… И тут вам навстречу выходит ваш Барсик, криво подстриженный подо льва. А сзади довольный юный парикмахер.

Что делать? Накричать, отшлепать, поставить в угол? А если хочется сделать все сразу? Не торопитесь. Успокойтесь, воспользовавшись способами, о которых мы писали ранее и прочтите эту статью.

Мы вспомнили самые частые виды наказания и добавили к каждому пункту мнения «за» и «против» родителей с различных форумов и страничек соцсетей.

1. Применять силу.
Очень многие родители часами спорят на тематических форумах о том, можно или нельзя применять физическую силу, как метод воспитания. Одни категорически против и готовы отстаивать эту позицию с пеной у рта, другие считают, что от нескольких шлепков ничего не будет, третьи говорят, что без ремня и не воспитаешь.

ЗА:

«Людей бить нельзя, никаких, ни больших, ни маленьких. Но если у человека истерика, то его останавливают пощечиной, не так ли? Да, в подавляющем большинстве случаев (на мой взгляд) физическое „наказание“ ребенка — это роспись в беспомощности родителей и в педагогическом „фиаско“. Но бывают же случаи когда ребенка в чувство можно привести только шлепком по попе? (при этом оставаясь спокойный внутренне и как ни странно исходя из родительской любви)».

«Одно дело „бить“ детей и совсем другое „шлепнуть по попе“. Вот в годик никто никого не наказывал, но сейчас сыну 2,5 года и шлепки по попе иногда зарабатывает. И меня, и сестру в детстве по попе шлепали, а один раз я даже ремня выхватила (за дело, сама помню). Выросли обычными, воспитанными и любящими людей девушками. Моего мужа в детстве поколачивали основательно, вырос вроде тоже воспитанным, но злость на родителей присутствует. Может и послать (разок слышала :((((
Таким образом, мой вывод сводится к тому, что редкие шлепки по попе (по делу) иной раз просто незаменимы. И они не имеют ничего общего с понятием „бить“, „избивать“ ребенка.
Еще мне нравится способ успокоения — разок ремешком шлепнуть, а потом только пугать им, мол, сейчас каааак возьму ремень…».

ПРОТИВ:

«Меня били в детстве за всякую ерунду. ну что я могу сказать? Пусть не удивляются что звоню я редко, приезжаю еще реже да и о чем нам говорить?
И на самом деле дело то не в битье, а в не желании родителей понять своего ребенка (в моем случае) Я конечно за них переживаю и надеюсь что все у них хорошо, но поддержки мне от них ноль».

«Я шлепков по попе и другие наказания тоже не понимаю и не приемлю. Нас родители никогда пальцем не трогали, все шло в воспитательной беседе. Я своего ребенка тоже еще ни разу не стукнула и в угол не поставила. Вы сами подумайте, когда вы произносите слово НЕЛЬЗЯ! что это значит для ребенка? он ведь не понимает, что нельзя? почему нельзя? Я своему ребенку все позволяю пробовать. Чтоб он понимал мои слова. Хочет потрогать горячий чайник? — дайте дотронуться пальчиком, пусть поймет, что нельзя-значит опасно. Пусть возьмет ножницы и под вашим присмотром порежет бумагу, пошьет иголкой, уколется. Чтоб слово нельзя не было пустым звуком. Пусть замарает на улице одежду, попрыгает в луже, насладится (надо иметь одежду для улицы, которую можно извозить в грязи) Это же детство и всему надо учить и пробовать. Мой ребенок изо дня в день проливает кружку. Ну что делать? а у вас разве не бывает такого? нет настроения, разбили посуду, не хотите сегодня купаться. Вас ведь никто по попе не бьет. Вы хотите, чтоб ребенок был и вел себя по вашей модели, какую вы составили у себя в голове. А ребенок- личность в первую очередь и это надо учитывать».

5 СИТУАЦИЙ, КОГДА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ СТОИТ НАКАЗЫВАТЬ РЕБЕНКА

2. Кричать.
А прикрикнуть на ребенка — можно или нельзя? Многостраничные форумы пестрят темами: «Кричу на ребенка: что делать?!». Здесь мнения расходятся чуть меньше, чем в вопросе шлепков, большинство родителей против крика, самим же потом стыдно становится за несдержанность. Оттого эти темы на форумах и появляются.

ЗА:

«Такое иногда бывает. Говоришь ему раз, два, три, четыре раза — как в пустоту, реакции ноль, потом как гаркнешь… И сразу все доходит!!!»

«Тоже иногда ору, ничего не могу с собой поделать. Особенно, когда по сотому разу надо повторять — а шапку взял, а то положил, а это сделал. И ничего, или да-да, а потом все оказывается забыто, ору… Конечно, не хорошо, но зато как помогает. Главное не частить, чтоб не привык к ору».

ПРОТИВ:

«Орут (родители) от бессилия, когда не могут или не знают как себя вести. Дальше — для дочки это пример того, как НАДО себя вести, и она истерит в ответ. Дети — зеркальное отражение своих родителей, они очень внимательные и дааалеко не глупые. В идеале родителю должно быть достаточно одного взгляда, чтобы ребенок понял, что огорчает своим поведением».

«Вы себя поставьте на место ребенка? или представьте, что вы уже дама в возрасте, а ваша уже взрослая дочь в силу различных проблем, усталости орет на свою уже престарелую мать?
каково вам будет?».

ВРЕДЯТ ЛИ ДЕТЯМ СТРАШНЫЕ ИГРУШКИ

3. Запугивать.
Все мы знаем присказки в духе «не будешь слушаться, отдам Бабе-Яге». И еще: «Все! Сейчас выброшу все твои игрушки!». Оба обещания неисполнимы, ребенок после первого же невыполненного слова может перестать воспринимать вас всерьез. Но многие считают, что это помогает. И надеются, что Баба-Яга и правда заберет непослушное чадо хотя бы на пару часиков.

ЗА:

«У меня дети телефонные маньяки, поэтому если пробуют скандалить, говорю что если еще раз повториться, телефон заберу и не отдам. Дети очень быстро принимают правила игры».

«Доча — та еще сладкоежка. Стоит ей сказать, что сама съем все сладкое (я конечно не съем, его у нас очень много), как сразу — мама-мамочка, больше не буду. Работает безотказно».

ПРОТИВ:

«Запугивание неведомо чем — сомнительный вариант, неизвестно как отразится на ребенке. Ну например, встретит старушку на улице и подумает это та самая Баба Яга, стресс.
Уж если пугать, хотя лучше угрожать, чем-то конкретным, чтоб не было полета фантазии, который непонятно куда завернет».

«Чаще всего испуг обусловлен неправильной тактикой воспитания, возникает как результат различного рода запугиваний. Например: „будешь плохо себя вести, тетя врач сделает укол“ или „отдам дяде милиционеру“ или „не будешь слушаться, — утащит собака“ и т. д. И вот безобидный, влияющий хвостом Шарик, подбежавший к малышу, становится сверхсильным раздражителем, а врач, пришедший к больному ребенку, вызывает у него ужас».

4. Лишить чего-то.

Забрать любимую игрушку, запретить сладкое или планшет, не пустить в кино — вот то, что часто делают родители в ответ на выходку ребенка. Кажется, довольно логичным. Сделал нам плохо — вот и мы тебе плохо, око за око, телефон — за разбитый мячом сервиз.

ЗА:

«Мы своего ребенка наказываем так: забираем у него все машинки, которыми он играет. Если он сильно в чем-то провинился, то на два-три дня от остается без игрушек. Еще ставим в угол, слава Богу что начал понимать что это такое и зачем его туда ставят».

«Лучше всего лишить ребенка чего-либо. Например, если рвет книги, портит игрушки — забрать и долго не отдавать. Если ребенок постарше стал плохо учиться из-за слишком частого торчания в интеренете, изъять планшет, телефон. Лишать сладкого, мультиков, прогулок иногда бессмысленно, потому что есть дети, которые скажут, что не очень-то им это и нужно. Сужу по себе и своему ребенку».

ПРОТИВ:

«Нельзя всех детей грести под одну гребенку. У меня двое детей и к каждому приходится применять свой метод. Если на старшего сына всегда действовало изолирование и лишение каких-либо благ и удовольствий, то младший ребенок очень упрям и это на него не действует, помогает высказывание своего огорчения таким поведением и разговоры о не допустимости такого».

«Забирать любимое — это неправильно. А если бы у вас забрали на работе телефон за то, что вы вышли ответить на звонок, не понравилось бы наверно. Должно быть наказание такое, как поступок. Разбил — убирай, накричал — извинись и всегда договориться можно, а не отбирать».

5. Устроить бойкот.
Зачем кричать или драться, если можно просто помолчать? Пусть ребенок сам поймет, в чем дело, пока мама молча занимается своими делами. Тихая мама, тихий ребенок, тишина и покой…

ЗА:

«А меня родители наказывали полным игнором: дошло быстро-я поняла насколько гадко я поступила, что со мной даже разговаривать не хотят, даже в сторону мою смотреть не желают. Бить и кричать бесполезно, угол вообще считаю тупым и бессмысленным. Я и со своими детьми перестаю разговаривать, эффект наступает быстрее-сами подходят, озвучивают свой поступок и ведут себя иначе. Надо, чтобы ребенок сам проанализировал свое поведение и понял, в чем он не прав».

«Я детей не наказывала. Но сама очень расстраивалась и замолкала. И дочка и сын очень переживали., что я молчу и начинали сами меня спрашивать, почему у меня такой грустный вид и почему я молчу. Вот тогда я им объясняла причину моей грусти, они сами просили прощения, мы мирились и наши разногласия были погашены объятиями».

ПРОТИВ:

«По-моему, намного лучше будет обсудить с ребенком причину Вашего недовольства, объяснить, чем нехорош его поступок и почему не стоит так делать в будущем. Игнорировать малыша и не разговаривать с ним действительно не очень хорошо. Во-первых, ребенок может и не понять, из-за чего мама на него обиделась. Во-вторых, он так и привыкнет „замалчивать“ проблемы, а в дальнейшем это ничего хорошего не принесет».

«Ребенок не телепат, чтобы понять за что мама обидку затаила, особенно кроха. Это будет давить на него, но он может не догадаться или не захотеть спросить. В итоге полчаса молчания и расстроенные мама и кроха, кому это надо?».

КОГДА МОЖНО ОТПУСКАТЬ ДЕТЕЙ ГУЛЯТЬ БЕЗ ПРИСМОТРА

6. Ставить в угол.
Еще одна обсуждаемая тема — можно ли ставить в угол? Одни говорят, что можно, их ставили, они своих детей ставят, а те своих ствавить будут. Нет ничего лучше средства, проверенного временем. Другие говорят, что дети у них по углам не стоят и вообще там отрицательная энергия скапливается. Кто прав — решать вам.

ЗА:

«Оптимальный метод наказания, по мнению нашего врача, — старый добрый Угол. За хулиганство, отказ слушаться, необоснованные капризы, не прекратившиеся после первого (!) предупреждения, надо взять ребенка за руку, посмотреть ему в глаза, коротко и четко сказать, за что его наказывают, и отвести в пустой угол, лучше даже в другой комнате, и запретить их него выходить (если выйдет без спросу — вернуть)».

«Доче 1,5 года и стояла у компа и требовала включить мультик. начала ныть (не плакать), психовать, топотать т. к. я не собиралась ей его включать и сказала „нет“. отвела в угол, сказала, что как перестанет капризничать сможет выйти. и минуты не прошло как ребенок и забыл про свою истерику. теперь начинает командовать, я ей — хошь в угол? детенок сразу послушным становится. правда не часто углом пригрожаю, чтоб как шутка не стало у нас».

ПРОТИВ:

«Насколько точно помню себя маленькой и меня ставили в угол, но дело в том, что я не помню о чем я там думала, но как правило чувство вины не испытывала, видимо потому, что мама много времени на объяснения не тратила, просто ставила и все. Старшего сына, маленьким тоже в уголок ставила „подумать о своем поведении“, учась на родительских ошибках уделяла время на объяснение причины наказания. Сынок обычно „думал“ там лежа, сидя и тоже так и непонятно о чем:)».

«Не всех можно поставить в угол. Брат мой стоял, а я нет, выходила просто и начинала заниматься какими-то другими делами. Меня можно было либо попросить что-то не делать/делать, или четко объяснить почему именно такие ко мне требования. Обычно после этого я легко шла на договоренности. Дочь свою никогда в углы не ставила, зато, если ребенок сильно расшалился, я ее отводила в другую комнату, садилась с ней рядом и подробно разбирала, что именно мне кажется неправильным в ее поведении, потом предлагала посидеть и подумать, в чем причина и как избежать ошибок».

7. Заставить трудиться.

Еще один нередкий вид наказания — это труд. Чаще всего — работа по дому. «Теперь три недели будешь посуду мыть!». И себя разгрузили, и ребенка наказали, и посуда будет чистой. Правда возможно не очень целой, если вашему шкоднику это все надоест.

ЗА:

«Здравствуйте, я считаю что самые главные виды наказания, это трудом и лишения некоторых удовольствий. Труд всегда помогает ребенку исправиться и кто муже труд облагораживает, и поможет осознать свои поступки».

«Сейчас у детей вообще никакой трудовой дисциплины, надо как-то приучать, хоть так. Зато работа по дому будет сделана и ребенок потрудится. У меня если сын плохо себя вел, я его на выходные ни дома оставляла с компом, а на дачу к деду строить колодец отправляла».

ПРОТИВ:

«Я один раз, с дуру, видимо, из-за прогула в школе заставила ребенка все полы в доме вымыть. Ну, сына, конечно, вымыл, но с тех пор любую просьбу помочь с уборкой воспринимает в штыки. У него есть и свои обязанности по дому, но вот полы теперь — это только за прогул, видимо».

«Ни в коем случае!!! Это не наказание, же, вы одна семья и должны распределять работу по дому, а не наказывать ей. А так мыть посуду будет только по праздникам что ли?».

Что еще можно посоветовать родителям при наказании ребенка?

  • Одно преступление — одно наказание, соответствующее проступку. Не будьте жестоки к мелким провинностям и не спускайте ребенку с рук серьезные проступки.
  • Ребенок должен знать правила поведения. Если вы заранее не объяснили ему, что делать можно, а что нельзя, то это скорее ваша, чем его вина.
  • Не затягивайте. Ребенок быстро забывает содеянное. Наказание должно последовать сразу после, а не вечером, когда у вас будет время.
  • Будьте спокойны. Если вы постоянно повышаете голос, то ребенок привыкнет к этому и перестанет воспринимать это как угрозу. А заодно переймет такой вид поведения для себя.
  • Согласуйте мнение с супругом/родственниками. Если папа ругает, а мама прощает, то ребенок очень быстро начнет манипулировать ситуацией в свою пользу. Вы должны быть солидарны, по крайней мере, с точки зрения ребенка.
  • Отчитывайте ребенка в одиночестве. Не стоит наказывать ребенка прилюдно, это сильно давит психологически.
  • Не наказывайте ребенка за то, чем сами грешите. Если до этого вы аккуратно подравняли шерсть коту, не удивляйтесь, что ребенок решил повторить за вами.
  • Поощряйте хорошее поведение. Помните, что кроме кнута, есть еще и пряник.
    Учитывайте возраст и характер ребенка. В разные периоды на детей действуют разные дисциплинарные меры.
  • Понятно, что ставить школьника в угол уже не по возрасту. Кроме этого, не забывайте и о его личности. Если ваш ребенок обычно грустный и задумчивый — не применяйте метод «запугивания», если слишком активный — чтение морали не поможет и т. д.

Послушных вам детей и поменьше поводов их наказывать!

 

Интересное по теме:
Как «заставить» ребенка смотреть те мультфильмы, которые хотите вы
Мойдодыр: если ребенок не любит купаться

Как правильно наказывать ребёнка: 10 важных правил

Как правильно наказывать ребёнка: 10 важных правил

Один из вечных вопросов родителей, повод для тревог и переживаний, жарких дискуссий и споров — наказывать детей или нет? И если всё-таки да, то как делать это правильно, так, чтобы не причинить вред неустойчивой детской психике? А если не наказывать, то где гарантии, что ребёнок не вырастет избалованным эгоистом, готовым в любой момент сесть на шею мягкосердечным родителям и превратиться в настоящего мучителя? Об этом «О!» рассказала семейный психотерапевт и клинический психолог Мария Меролаева.

Мария Меролаева, клинический психолог, семейный психотерапевт

Одни родители, считают, что ребёнок — источник грехов и пороков, наказывать его надо обязательно, применяя физическую силу, не жалея, иначе ничего путного из него не вырастет. Как правило, они защищают свою позицию тем, что «нас в детстве били, и мы хорошими людьми выросли», приводя в пример тех, кто вырос «не очень», значит, скорее всего, «мало били». Смысл такой модели воспитания — подчинить волю ребёнка себе, «чтобы глупостей не натворил».

Другая крайность — избегать любых наказаний, оправдывая это тем, что ребенок «маленький, он просто не понимает, что делает, он не специально, с ним просто нужно уметь договариваться» и так далее. Таким образом, родители, сами того не замечая, снимают ответственность со своего ребёнка. Эта модель получила распространение в связи с ростом «ценности ребёнка» и отрицает саму идею семейной иерархии.

На самом деле, ни первый ни второй вариант не допустимы. Применять физическое и моральное насилие (угрожать, не разговаривать, шантажировать, кричать) к ребёнку нельзя ни в коем случае. Конечно, бывают такие случаи, когда родитель под воздействием эмоций теряет контроль и может шлёпнуть или повысить голос, но намеренно заставлять ребёнка испытывать страдания — значит не оставить ему шанса на развитие таких чувств как сострадание, сожаление, не дать ему возможности осознать, что он важен и дорог.

Оставляют ребёнка совсем безнаказанным чаще всего родители, которые боятся его обидеть, причинить ему вред, возможно, пасуют перед детскими истериками и гневом, стараясь любыми способами минимизировать их проявления, либо в случае педагогической запущенности, когда уже просто нет сил воспитывать и проще разрешить делать всё, что угодно, чем пытаться изменить поведение малыша.

Чтобы разобраться в том, как можно наказывать ребёнка так, чтобы это имело смысл, нужно понять, что такое наказание, в чём его назначение? Чего мы — родители — хотим добиться, наказывая своих детей?

Этимологически слово «наказание» происходит от глагола «казать» — то есть наставлять, показывать. Тогда логично, что «наказание» — это нечто, что мы используем для того, чтобы направить ребенка на правильный путь, очертить для него границы дозволенного. Как правило, наказывая, мы хотим самого лучшего для своих детей — чтобы они поняли, что такое хорошо и что такое плохо, выросли «настоящими», «достойными» людьми, не допустили в своей жизни неисправимых ошибок, стали лучше нас.

Тогда следующий вопрос: каким должно быть наказание, чтобы ребенок действительно осознал, что он поступил неверно, извлек из случившегося урок и усвоил полученный опыт? Достигнем ли мы этих высоких целей, воспитывая ребенка с помощью кнута и пряника? Конечно же нет. Единственное, чему мы сможем научить такими методами — бояться наказаний и родителей, стараться заслужить поощрение, награду — и всё это, не особо задумываясь о случившемся.

Для того, чтобы наказания принесли пользу, а не становились просто способом разрядки расстроенного, уставшего, беспомощного родителя, нужно соблюдать следующие правила:

  1. Главное правило вытекает из базовой потребности, которая есть у каждого ребёнка — потребности в привязанности. Родитель для ребёнка, прежде всего, источник защиты, детям нужна забота сильного и ответственного взрослого, который априори находится выше и доминирует, но не для того, чтобы подчинять и угнетать, а для того, чтобы помогать и защищать. Когда безопасная привязанность сформирована, между ребёнком и родителем устанавливается очень тесная связь, которая сильно упрощает взаимодействие и делает малыша послушным. Наказывая ребёнка, важно сохранять к нему уважительное отношение.

  2. Для того, чтобы урок был усвоен, ребёнок, в первую очередь, должен понять, осознать, в чём он не прав, прочувствовать последствия своего проступка. И эти последствия — не ремень или крик разгневанного родителя, не лишение сладкого или запрет выходить из дома. Это что-то, что непосредственно вытекает из содеянного. Например, опоздал домой и не позвонил, значит, не умеешь планировать свое время и тебе еще рано гулять по вечерам с друзьями. Кричишь и плачешь на площадке или в магазине — мне очень жаль, но это настолько портит моё настроение, что сейчас я не хочу больше продолжать прогулку и нам придется вернуться домой. Не сделал домашнее задание вовремя — значит придется делать перед сном вместо мультика или вечернего чтения. Если ты обидел кого-то и не извинился, то с тобой больше не захотят играть. Суть такого метода в том, что на каждый свой поступок ребёнок получает ответ от самой жизни. Это помогает ему обрести ориентацию в том, как устроен мир. Именно такая тактика учит детей в дальнейшем предвидеть последствия своих действий, почувствовать сожаление из-за того, что получилось плохо.

  3. У ребёнка ни при каких обстоятельствах не должно возникать сомнения в том, что родители любят его таким, какой он есть. Он должен понимать, что его будут принимать независимо от его поступков. Именно поэтому наказывая, важно сфокусироваться на проступке, а не на личностных особенностях ребёнка. Если, например, малыш, играя с едой, разлил суп, не стоит говорить ему, что он «растяпа» — достаточно просто объяснить, чем его поступок плох и для закрепления полученного опыта предложить ему тряпку для уборки.

  4. Наказывая малыша, стоит сосредоточиться на том, чтобы остаться во взрослой позиции. Если в момент разговора с ребёнком родитель чувствует раздражение или отчаяние, это значит, что из позиции взрослого его выбило. Это часто случается, когда детские слёзы, капризы и истерики пробуждает в нас внутреннего ребёнка — тогда мы становимся беспомощны. В этом случае стоит задать себе вопрос «Сколько мне сейчас лет?», отойти в сторону, немного остыть и только после этого возвращаться к разговору. Например, в ситуации, когда ребёнок отказывается выключать телевизор, но большое количество мультиков ему определённо не идет на пользу, мама из взрослой позиции может сказать так: «Мне очень жаль, но я не могу разрешить тебе посмотреть второй мультик, потому что если ты смотришь два подряд, то потом у тебя бывает истерика, и настроение у всех портится».

  5. Быть последовательными, постоянным и предсказуемым в своих требованиях и реакциях. Это значит, что внутри семьи должна существовать некая единая концепция того, что можно, что нельзя, что такое хорошо, а что такое плохо. Ребёнок должен быть посвящён в нюансы этой концепции и твёрдо знать, за что его могут наказать. При этом способ реагирования родителей не должен зависеть от настроения, погоды за окном и времени года. Например, если мама в хорошем настроении просит ребенка выключить телевизор, а он начинает капризничать и не выключает, она, улыбаясь, разрешает ему продолжить. Но в той же ситуации, если у мамы настроение плохое — она начинает скандалить, кричать и скорее всего накажет малыша. При таком положении дел ребёнок просто не в состоянии усвоить, что ему можно делать, а что нельзя.

  6. Очень важно в разговоре с ребёнком о плохом поведении использовать так называемый «временный» язык, а не постоянный. Например, «ты только что сломал игрушку, теперь тебе придется некоторое время поиграть без нее», вместо того чтобы сказать «ты всегда все ломаешь! Больше я тебе игрушки никогда покупать не буду». Используя такие слова как «никогда, ни за что, никому», вы рискуете не выполнить данное обещание и потерять доверие.

  7. Наказание должно соответствовать возрасту ребёнка. Бесполезно пытаться что-то объяснить и читать лекции двухлетнему малышу, потому что он просто на просто не способен усвоить то, о чем вы ему говорите и не может концентрировать произвольное внимание дольше пяти минут. Точно так же не имеет смысла в качестве наказания запрещать есть сладкое подростку.

  8. Наказание должно быть справедливым и соответствовать серьёзности поступка.

  9. Ни в коем случае нельзя пугать и запугивать ребёнка — это верный способ научить его врать и выкручиваться.

  10. Всегда, при любых обстоятельствах помните о самой большой ценности, которая у нас есть — о душевной связи с ребёнком. Ведь, если задуматься, становится очевидным, что ни один испорченный диван или плохая отметка в школе, лишние 30 минут у компьютера или потерянный телефон не стоят того, чтобы эту связь надорвать, омрачив образ внутреннего родителя, который каждый из нас слышит где-то в душе, когда так нужна защита, поддержка, любовь и принятие.

Читайте также:

Если родители — перфекционисты: 6 травм родом из детства

С какого возраста ребенку нужен свой смартфон: мнение психолога

Фото: Antonio Guillem/Shutterstock.com

Как наказывать ребенка правильно ✔️ Можно ли это делать?

Наказание детей – горячая тема, которая всегда вызывает холивары в соцсетях и на форумах. Кто-то считает, что нет ничего страшного в том, чтобы шлепнуть ребенка по попе или дать ему подзатыльник за непослушание. Кто-то категорически против физических проявлений насилия и предпочитает в случае детской провинности с ребенком просто прекратить разговаривать, считая, что воспитание молчанием – эффективная штука. (Спойлер: нет.)

Так где же та грань, после которое наказание = насилие, как воспитывать детей, чтобы не травмировать их психику, но в то же время приучить нести ответственность за свои поступки? Об этом поговорим в нашей новой статье. А также разберемся в том, почему дети плохо себя ведут, кто виноват и что делать. Как наказывать можно, как нельзя, и в финале – 18 советов от психологов, которые помогут выстроить сбалансированную систему воспитания, без перекосов в наказания и вседозволенность.

Узнайте, соблюдает ли ребёнок ваши ограничения и правила, когда вас нет рядом. Смотрите, где он находится сейчас, во сколько пришёл домой и где был в течение дня, а также слушайте звук вокруг с помощью приложения «Где мои дети».

Содержание:

Наказание детей

Нет ни одной другой темы в плане воспитания детей, которая вызывает у родителей столько эмоций и жарких споров. Если в 90-х годах больше спорили о том, как лучше наказать – отлупить ремнём или перестать разговаривать, то сейчас баталии сместились в поле «наказывать или разговаривать», и это радует.

В словарях слово «наказание» толкуется как применение к другому человеку нежелательных или неприятных для него воздействий с целью прекратить или остановить нежелательное или антинормативное поведение.

Любое наказание предполагает неравенство, потому что это властное принуждение кого-то к желательному поведению.

В наказании всегда присутствуют:

  • наказующий – некий судья, законодатель, который определяет, что правильно и неправильно;
  • наказываемый – тот, кто вследствие действий другого человека испытывает страдание.

Нет сомнений, что лучше всего объяснять ребёнку правила, говорить и рассказывать, как правильно себя вести. Большинству детей таких разговоров достаточно (важно знать и уметь так разговаривать). Но все мы отличаемся друг от друга конституцией, темпераментом, чертами характера, желаниями, потребностями и много чем ещё. Поэтому всегда будут существовать дети темпераментные, упрямые, настойчивые в своих желаниях, которые не хотят слушать и слушаться.

Плохое поведение: почему ребенок не слушается

Как же быть в ситуациях, если разговор не помогает, а ребёнок ведёт себя разрушительно по отношению к другим, отрицает и нарушает правила? Терпеть, ругаться, сходить к психологу или повесить на гвоздик ремень?

Конечно, сходить к психологу, если вы чувствуете затруднения в общении с детьми, с которыми вам сложно справляться. Думаю, каждый психолог на приеме слышал:

  • Я понимаю, что орать нельзя, но не знаю, что сделать
  • Он (-а) совсем меня не слушается, что делать?
  • Мы его (ее) и ругали, и в угол ставили, и отшлепали пару раз, ничего не работает.
  • Скажите, с какого возраста и нужно ли наказывать детей?
  • Как бороться с непослушанием?

У вас есть дети? Если нет, то просто вспомните своё детство. И прежде, чем читать дальше, сделайте следующее:

  1. Выпишите в столбик все поощрения, которые вы используете при воспитании ребёнка. Получилось?
  2. Теперь запишите в другой столбик все наказания, которые используются вами, когда ребенок не слушается.
  3. Сравните два списка. Какой получился длиннее? Что было тяжелее писать?
  4. Теперь напротив каждого пункта напишите четкое определение, за что именно вы используете данное поощрение и наказание.

Это задание подсвечивает то, что мы не замечаем в наших родительских буднях – как правило, мы направо и налево раздаем наказания и совсем забываем поощрять детей за что-то хорошее, правильное. Все, что ребенок делает правильно, воспринимается нами как должное и мы не замечаем этого, концентрируя внимание только на негативе и детских оплошностях.

Почему возникают трудности в воспитании

Сложности при воспитании детей связаны с несколькими вещами:

1. Нет достаточного арсенала средств воздействия на ребенка (информационная проблема)

Родитель и рад бы не орать, но как можно по-другому – не знает, потому что, например, не было позитивного опыта в своей семье.

2. Дисбаланс поощрений и наказаний в сторону последних

В этом случае снижается мотивация выполнять правила (какой смысл слушаться, если все равно накажут)

3. Непоследовательность в воспитании

  • Непредсказуемость

Когда родители ведут себя непредсказуемо и за одну и ту же провинность меняют наказание (то накричат, то шлёпнут, то лишат мультиков, то просто пожурят) . В результате у ребёнка нет чёткого понимания, «что за что бывает». Наказания в таком случае воспринимаются больше как импульсивность родителя. Как следствие – у ребенка повышается тревога, возникают невротические реакции (ведь каждый раз, провинившись, ребёнок не знает, чего ждать от родителей), ухудшается поведение, т.е., возникает то самое «непослушание».

  • Несогласованность

Когда разные члены семьи используют разные приемы воспитания, и в семье нет общих правил. Последствия такие же, как в первом пункте.

  • Несоответствие возраста ребёнка и требований, предъявляемых к нему взрослыми 

Бывают дети, которые к 3 годам отлично говорят, опережают своих сверстников по интеллектуальному развитию, и, например, высокого роста. Такой ребёнок почти всегда воспринимается родителями как более взрослый, чем он есть на самом деле, и от него начинают требовать выполнения таких действий и сложных инструкций, как будто он старший дошкольник. Например, родители могут быть обеспокоены тем, что ребенок не убирается в своей комнате, не кладет после игры игрушки на место. Естественно, ребенок начинает капризничать, часто плакать, могут появиться невротические реакции признаки (тики, страхи, нарушение сна и поведения).

  • Неврологические проблемы или проблемы в развитии

Бывает, что родители не видят за плохим поведением сложностей в развитии или им трудно это признать.

  • Гиперактивность

Синдром дефицита внимания может сопровождаться импульсивностью ребёнка и подростка, нарушением концентрации внимания и волевых качеств. В этом случае дети нарушают правила и не слушаются не потому, что не хотят, а потому что не могут запомнить инструкцию, удержаться в границах дозволенного. Ошибкой в данном случае будет являться излишнее давление и требования.

  • Непоследовательность поведения родителей и нечеткие правила для всех

В этом случае состояние ребёнка можно сравнить с новичком за рулем, который не знает ПДД. Он нарушает правила, не зная о них, или надеясь, что «проскочит», потому что раньше это удавалось.

  • Разные тактики воспитания у разных членов семьи

Это может приводить к невротизации ребёнка, в результате он становится непослушным и капризным.

  • Много запретов

Порой родители так тревожатся за безопасность или «правильное воспитание» детей, что в доме и на улице от них только и слышится «нельзя», «отойди», «не лезь», «это тебе рано». Как будто весь мир становится запретным. Эта ситуация неприемлема для ребёнка, который только познает мир и имеет сильный интерес ко всему новому. Поэтому логично, что он «перестаёт слышать» эти запреты.

  • Недостаток внимания со стороны взрослых

Если ребёнку в семье мало уделяется внимания, то он начинает привлекать его любым способом, в том числе и плохим поведением. Равнодушие для ребёнка страшнее наказаний.

Наказания в культуре разных стран

Проводилось много монокультурных и несколько кросскультурных исследований касательно наказаний детей. Согласно статистике, в 7% культур применяются телесные наказания детей, но «часто» – только в 20% сообществ. В 82% культур чаще всего применяются внушение, демонстрация примеров поведения и другие более мягкие приемы воспитания по сравнению с физическими наказаниями.

Существуют культуры, где битье детей и какого-то рода физические воздействия вообще не применяют. Например, канадские бедуины-инуиты никогда не бьют детей и вообще предоставляют им максимум свободы. Если ребёнок плохо себя ведёт, над ним, как правило, подшучивают и дразнят его, а если он игнорирует замечания, перестают с ним разговаривать.

В японской культуре существует период вседозволенности – от рождения до 5 лет. В это время от ребёнка вообще стараются не требовать идеального поведения, не делают ему особо никаких замечаний и не ограничивают его поведение. На этом этапе развития родители лишь объясняют, почему так поступать нельзя, и выражают своё огорчение по поводу плохого поведения. Однако к моменту поступления в школу поведение ребёнка уже жестко регламентируется правилами поведения.

Можно ли наказывать или ругать ребенка?

 

Если под наказанием подразумевать побои и крики, то нет. Если же мы говорим о запретах и методах поддержания правил и установления границ дозволенного, то да. Запреты в любом случае должны быть.

Полноценный родитель – не тот, кто только хвалит ребёнка, а тот, кто создаёт условия для развития.

Это человек, который знакомит с миром, правилами и способствует адаптации ребёнка в мире и социуме.

Если ребёнок в семье не научился придерживаться правил поведения, то он будет их нарушать и вне семьи, только мир не будет с такой готовностью его прощать, как родители.

Границы в воспитании

Важную роль в воспитании играет правильное установление личностных психологических границ.

Здоровые границы:

  • служат для сохранения целостности: физической и эмоциональной;
  • позволяют бесконфликтно строить отношения с другими людьми.

Если ребёнку во всем потакали в семье, создавали сверх комфортные условия, то вполне вероятно, что когда он выйдет в мир, этот мир покажется ему слишком жёстоким и непредсказуемым. В результате такой человек травмируется больше обычного взрослого и испытывает колоссальное напряжение.

Проверьте, всё ли хорошо с вашим ребёнком в открытом мире. Отследите его маршрут или текущие местоположение, моментально дозвонитесь в случае необходимости, а также послушайте, что происходит вокруг с помощью приложения «Где мои дети».

Критерии и цели наказания

Поскольку любое наказание – это действия, вызывающие у их объекта страдание, то решающими и очень важными при выборе того, как же наказать ребенка за непослушание, являются несколько критериев:

  • Действия, при помощи которых осуществляется наказание

Их спектр широк: от жеста неодобрения или простого словесного замечания до жестоких побоев.

  • Инструменты, при помощи которых осуществляется наказание

Это может быть и слово, и ремень.

Способы обоснования наказания, доказательства их необходимости, правомерности и соразмерности.

Каждое наказание обычно имеет какую-то цель. Никто, будучи в здравом уме, не наказывает ребенка просто так, заранее, для профилактики или из-за плохого настроения. Все наказания, как правило, сводятся к трем целям:

  1. Отомстить.
  2. Устрашить, чтобы ребёнок не повторял в будущем подобные поступки.
  3. Долгосрочное изменение ценностных ориентаций и мотивации, изменение поведения.

8 запрещенных приемов, или как наказывать нельзя

Какие приемы считаются запрещёнными? Что, наказывая, делать категорически нельзя? Об этом ниже.

1. Бить

В 2004 году парламентская ассамблея Совета Европы провозгласила общеевропейский запрет на телесные наказания детей. Но по данным опросов в той же Америке 90% родителей верят в эффективность порки. В нашей стране процент не меньше.

!!! Физические наказания не только не эффективны как метод воспитания, но и способствуют поддержанию «субкультуры насилия» (драчливость, отождествление с агрессивностью) . Агрессия может породить только агрессию или страх как способ подавления агрессии. Ни то, ни другое не способствует формированию уверенности и способности к реализации.

2. Унижать

Насмехаться, критиковать публично. Это пагубно влияет на самооценку и травмирует психику.

3. Запугивать от имени сверхъестественных существ или от своего имени

Есть риск, что ребёнок будет бояться, вырастет тревожным.

4. Оскорблять, использовать слова-ярлыки

«Ты неряха», «и в кого ты такой…» и т.п. – осторожнее с подобными словами, ребенок может в это поверить и возьмет эту установку с собой на всю дальнейшую жизнь.

5. Обвинять в «плохой генетике» («Ты такой же, как твой отец»)

Не отыгрывайте собственные конфликты с настоящим или бывшим супругом на ребёнке. Ребёнок не может «изгнать» из себя существующую «плохую» часть. Это то, что он не выбирал, и не может нести ответственность за своего, пусть даже непутёвого родителя. Такая тактика приводит к большому количеству стыда у человека, который может проявляться разными способами в самочувствии и поведении.

6. Наказывать за то, что ребёнок не может регулировать (например, за энурез, тики, моторную неловкость)

При таких наказаниях дети, пытаясь прекратить нежелательные проявления, опираясь на волю, истощаются и доходят до отчаяния, и симптоматика только усиливается. Кроме того, к обиде примешивается стыд, страдает самооценка ребёнка.

7. Отвергать (не разговаривать, игнорировать, лишать любви), устраивать бойкот, говорить «я больше тебя не люблю»

Для ребёнка это самое страшное наказание. Отвержение родителем внутренне воспринимается как угроза жизни. С возрастом это никуда не уходит и у многих взрослых встречаются отголоски такого воспитания. Все это влияет на взаимоотношения с другими и самим собой.

8. Ущемлять в базовых потребностях

Никогда и ни за что нельзя наказывать едой, прогулками, необходимыми вещами для полноценного развития.

Наказания: а как можно? 6 «легальных» способов наказания

1. Метод естественных последствий

Этот способ психологически безболезненный и наиболее адекватен в любом возрасте. Например, ребёнок 3 лет хочет надеть лыжные штаны в летний день. Вы можете объяснить, почему вы думаете, что шорты подойдут для прогулки больше, но не пытаетесь повлиять на решение, а предоставляете ему возможность убедиться на собственном опыте, что если он так оденется, то ему будет жарко.

То, что понимается на собственном опыте, запоминается надолго. Применяя этот способ, родителям очень важно не попадать в злорадство типа «А я тебе говорила!».

2. Замечание

Часто вместо замечания (когда родитель обращает внимание на что-то) происходят упреки и критика («Вечно у тебя беспорядок!»). Важно, чтобы это был не упрёк, а повод поискать решение проблемы.

Например: «Я огорчаюсь и сержусь, когда наступаю на детали конструктора, разбросанного по полу во всей квартире. Давай вместе подумаем, что можно с этим сделать».

3. Тайм-аут

Метод, когда ребёнка удаляют из общего пространства в отдельную комнату и оставляют его там одного на какое-то время. Это позволяет на время увеличить дистанцию между взрослым и ребёнком и «остыть», отрегулировать свои эмоции.

Считается, что ребенка в одиночестве не травмирует интервал времени в минутах, кратный его возрасту. Например, для 3-летнего ребёнка – это 3 мин, 4-летки- четыре и т.д. Комната, куда вы уводите ребенка «остыть», должна быть светлой, с окном. Ни в коем случае не кладовка, туалет или другое темное помещение.

4. Игнорирование

Не награждать нежелательное поведение вниманием. Хороший метод, но сложный в исполнении – обычно взрослым трудно сохранять самообладание и не реагировать на негативные проявления в поведении ребенка.

5. Лишение

Это когда за нарушение правил ребёнок лишается чего-то важного и желаемого для себя. Например, запрет на просмотр мультфильмов или игры в компьютер.

Важно, чтобы ребенку были известны изначальные договоренности, за что именно и чего он лишается в случае несоблюдения правил. Нельзя просто лишить ребенка просмотра мультиков, если он сегодня «плохо себя вёл». Вы должны изначально договориться об этом.

Для детей дошкольного возраста эти правила и лишения можно нарисовать или, если ребенок уже умеет читать, написать на пластиковой доске или листе бумаги и повесить на стену. Часто дети ведут себя нехорошо не потому, что злодеи, а потому, что забыли.

Второй важный момент – соразмерность наказания. Маленький проступок – маленькое лишение. Нелогично за небольшую провинность лишать просмотра телевизора на 2 месяца, к тому же, взрослым самим будет сложно это выдержать.

6. Метод символической экономики

Очень хорошо работающий метод для детей среднего школьного возраста, подростков. Когда на семейном совете договариваются с ребёнком, какие действия награждаются баллами и в каком количестве, а за что происходит лишение «очков».

Здесь важно выработать систему награждений, начисления и списания баллов. Далее накопленные баллы меняются на что-то ценное для ребёнка. Это может быть что-то материальное (например, покупка машинки, журнала и т.п.) или нет (например, дополнительные 15 мин игр за компьютером, настольная игра с родителями или прогулка с друзьями)

В этом методе важно, чтобы баллы доставались не очень легко, но и не очень трудно – и в том, и другом случае пропадёт мотивация.

Этот метод в простом варианте подходит уже для детей 4-5 лет. Лет с 9-10 и включая подростковый возраст, этот способ регулировать поведение подходит лучше всего. С подростками имеет смысл попробовать заключить даже письменный договор, если не получается договориться устно.

6.1 Ограничение

Это метод, когда в ответ на нарушение важных правил вводится ограничение прав.

Например, за каждое нарушение правила, вечерний отбой начинается раньше на 15 мин, т.е ребёнок отправляется спать не в 21:00, а в 20:45.

Узнайте, соблюдает ли ребёнок ваши ограничения и правила, когда вас нет рядом. Смотрите, где он находится сейчас, во сколько пришёл домой и где был в течение дня, а также слушайте звук вокруг с помощью приложения «Где мои дети».

Надо понимать, что нет одного единственного самого лучшего способа регулировать поведение детей и прививать им полезные привычки: кто-то более чувствителен, кто-то «толстокожий». Нет ни одного одинакового ребёнка и одинаковой семьи, поэтому важнее определиться для себя с принципами, которых вы будете придерживаться в общении с детьми, и подобрать для себя и своего ребёнка оптимальные методы, которые не будут разрушать никого из присутствующих, но стратегически полезны для развития ребёнка.

4 способа повлиять на детское поведение без наказаний

Существуют ли способы влиять на детское поведения, не наказывая? Да. Это поощрения и внимание к хорошему поведению и изменениям поведения в желаемую сторону, хотя это кажется слишком простым (простота здесь только на первый взгляд).

1. Внимание к мелочам

Самый эффективный метод воспитания с целью изменения нежелательного поведения ребёнка – это обращать внимание, замечать все то, что является желаемым, и игнорировать какие-то нарушения и трудное поведение у ребёнка.

Обычно все происходит наоборот: если ребёнок ведёт себя примерно, мы ощущаем, что все в порядке, расслабляемся, нам кажется, что так оно и должно быть. Но как только, ребёнок нарушает правила или начинает плохо себя вести, мы делаем ему замечание. Сменить эту тактику непросто, но оно того стоит.

Смысл состоит в том, чтобы давать внимание и похвалу, когда ребёнок хотя бы движется в ту сторону, в которой бы нам хотелось, чтобы шло его развитие.

Например, ребёнок часто дерётся в детском саду, и воспитатели говорят, что он агрессивный, ему сложно сдерживать свои эмоции, он не сидит на месте, часто перебивает взрослых, не может дождаться своей очереди и т.п. В данном случае будет полезно вслух отметить момент, как только ребёнок просидел спокойно хотя бы пять минут или удержался от конфликтов со сверстниками. Обратите на это своё внимание и обсудите, как это важно, и как у него здорово сегодня все получилось.

При этом очень важно применять «описательную похвалу», а не оценочную. Другими словами, говорить не «ты сегодня молодец», а «Я горжусь тем, что ты сегодня вежливо общался с ребятами во дворе и с воспитателями в детском саду. Тебе удалось посидеть спокойно, хотя очень хотелось бегать. Я обратила внимание, что в работе ты почти не допустил ошибок, ты постарался написать аккуратно».

2. Награждать за примерное поведение

Поощрение всегда работает лучше, чем наказание.

3. Подчёркивать достоинства и сильные стороны ребёнка

Это позволит ребенку опираться на них. В конечном счете, если по-честному, нам же важнее, чтобы ребёнок чувствовал себя сильным и способным справиться с трудностями. Критикой и наказаниями этого не добиться. Всем нам нужна поддержка.

4. Хвалить авансом

Можно попробовать хвалить за то качество, которого пока у ребёнка нет. Например, он грубит и часто невнимателен в общении. Вы же, напротив, вскользь замечаете при нем, что вас радует, что он умеет быть вежливым и уважительным. Иногда говорите это ему.

Если мы относимся к людям чуть лучше, чем они есть,- у них может возникнуть мотивация таким стать, дотянуться до этого отношения.

18 советов для родителей, которые размышляют над проблемой методов воспитания и наказаний детей

  1. Наказания должны быть всегда обоснованными.
  2. Мера пресечения должна быть понятна ребёнку.
  3. Правила и ограничения дают ощущение уверенности и безопасности.
  4. Родители не должны всегда являться теми, кто устанавливает правила и следит за их выполнением – гармоничное участие детей в установлении и соблюдении тоже полезно.
  5. Чаще показывайте свою любовь.
  6. Считайте своего ребёнка способным на многое, талантливым. Действия должны приводить к ощущению своей силы и способностей, а не беспомощности и отчаяния.
  7. Избегайте жестокости.
  8. Будьте гибкими в общении с ребёнком, придумывайте методы, способы, которые помогут вам сохранять любовь и крепкую связь с вашим ребёнком.
  9. Меняйте правила с изменением возраста ребёнка и обстоятельств. То, что нельзя дошкольнику, можно позволить подростку (например, приходить домой не в 18:00, в 20:00, разрешить чуть позже ложиться спать)
  10. Будьте последовательными. Непоследовательность поощрений и наказаний – путь к неврозу.
  11. Разделяйте личность и поступки. Оттого, что кто-то ведёт себя плохо, он не становится плохим. Плохим может быть поступок, но каждый же может ошибиться.
  12. Не угрожайте невыполнимыми последствиями, которые не сможете обеспечить. Старайтесь не угрожать вообще.
  13. В каждой семье свои правила, не ищите готовые.
  14. Правила для всех – и для взрослых, и для детей!
  15. Сохраняйте терпение и самообладание. Никто не понимает сказанное, если на него кричат.
  16. Не придирайтесь. Если вы часто чувствуете раздражительность, попробуйте разобраться, с чем она больше связана. Иногда причины лежат не в поведении ребёнка, а в вашем здоровье.
  17. Не ждите от себя безупречности. Ошибаться нормально. И родителям тоже. Поэтому не будьте к себе строги и не наказывайте себя вместо ребёнка.
  18. Если столкнётесь с неожиданными сложностями, с которыми справиться никак не получается, обратитесь за помощью к специалисту. Можно записаться на приём к психологу или обсудить проблемы с толковым педагогом.

В этой статье мы рассмотрели только несколько вариантов повлиять на поведение ребёнка. Способов и подходов, конечно, гораздо больше.

Важно понять для себя одно: не стоит чувствовать себя беспомощным, если ребёнок плохо себя ведёт. Ищите методы, просите помощи у специалистов. Пробуйте разные подходы. И не теряйте за всеми этими методами воспитания самого человека, пусть он ещё и маленький. Помните, что самый эффективный метод воспитания – это любовь, сочувствие и воспитание себя.

Автор статьи – Лариса Милова

Семейный психолог

Для родителей. Принципы и правила наказания

  1. Родители должны сами для себя определить, чего хотят и чего не хотят видеть в поведении своего ребенка. А он  в свою очередь тоже должен знать, что приемлемо в его действиях, а что нет. Только при таком условии наказание будет восприниматься как справедливое.  Правил не должно быть слишком много, и они должны быть понятны вашему ребенку. Тогда их будет легко соблюдать.
  2. Ребенок должен понимать, за что наказан. Сначала поговорите с ним, напомните правила, которые были установлены и которые он нарушил, расскажите, какие его действия и поступки привели к наказанию, и обязательно выслушайте его объяснения. Если он  в этот момент находится в состоянии гнева, раздражения, например, когда он подрался с кем-то, очень сильно обиделся на кого-то и проявляет агрессию, — остановите его, постарайтесь удержать, не давайте действовать. Только когда он немного успокоится, с ним можно поговорить.
  3.  Нельзя унижать ребенка, использовать негативные эпитеты и оскорбления: «Из тебя никогда не получится нормального человека», «У тебя руки не оттуда растут», «Ты такой же, как твой отец», «Зачем я тебя родила» и т.д. Нужно оценивать не личность ребенка, а лишь его проступок. Ведь существует достаточно конструктивный и эффективный способ высказывания своего недовольства, сообщая при этом, какой эмоциональный отклик они у вас вызвали, это называется  «Я-высказывание»: «Сегодня мне очень больно от того, что ты обидел бабушку», «Я расстроена твоим поведением в техникуме, и мне было очень стыдно слышать от преподавателей  про тебя и про твое поведение». 
  4. И вообще, старайтесь как можно чаще разговаривать  со своими детьми, при каждом удобном случае расставляйте акценты на происходящее, обсуждайте ежедневные события, его поступки.
  5. Наказывая ребенка, не кричите, не злитесь: нельзя наказывать, когда вы в приступе гнева, раздражены, когда ребенок попался «под горячую руку». Лучше самому остыть, успокоиться и только тогда наказывать ребенка.
  6. На вызывающее, демонстративное поведение ребенка, явное неповиновение нужно отвечать уверенно и решительно. Нужно быть готовым к этому и твердо предъявить требования, которые бы ограничили подобное поведение. Не нужно оставлять этого без внимания. Он должен осознать, что такое недопустимо.
  7. В семье должно быть единство взглядов на процесс воспитания и наказания ребенка. У всех взрослых должны быть единые требования к ребенку. Если чего-то нельзя, значит — это действительно нельзя. А если один родитель что-то запрещает и за это наказывает, а другой — разрешает, то очень быстро он  научается манипулировать взрослыми.
  8. Нужна ваша последовательность в действиях, а не банальное наказание ребенка от случая к случаю. Нельзя сегодня за какой-то проступок наказать, а завтра, когда маме будет некогда, на то же самое не обратить внимание. Если будет так — со временем ваши запреты не будут восприниматься  серьезно.
  9. Не нужно дважды наказывать ребенка за один и тот же проступок.  При наказании детей не вспоминайте прежних проступков, помните, что наказываете за конкретный поступок, который был совершен именно сейчас.
  10. При любом наказании нельзя лишать ребенка удовлетворения его физиологических и биологических потребностей (например, лишать сна, еды).
  11. Некоторые родители, наказывая ребенка за какие-то проступки, в качестве наказания используют усиленный «наряд» на кухне, дополнительные занятия по какому-либо учебному предмету. Но этого делать нежелательно.  Во-первых, это может выработать у детей стереотип, что труд — наказание. А во-вторых, это будет формировать негативное отношение к данному виду деятельности.
  12.  При любом наказании ребенок должен быть уверен, что его по-прежнему любят, и даже будучи наказанным, он не остается без родительской любви. Когда конфликт исчерпан и срок наказания истек, необходимо  помириться друг с другом. Еще раз объясните ему, почему он наказан и как в следующий раз следует поступать. Скажите ему, что вам неприятно его наказывать, скажите, что вы его по-прежнему любите, но определенные поступки в его поведении вам не нравятся.

И последнее, конечно, самое главное — при любом наказании нужно руководствоваться любовью! Наказание в воспитании, наряду с поощрением, преследует главную цель — благо ребенка. Потому оно должно быть продиктовано родительской любовью!

С уважением, психолог авиатехникума Соколова Н.Н.

ОБУСО Центр «Подросток» — Наказывать и прощать

Сейчас онлайн

Онлайн всего: 1

Гостей: 1

Пользователей: 0

Учредитель — Министерство труда и социальной защиты
Официальный сайт о государственных и муниципальных учреждениях
Добровольцы России
Партнерство каждому ребенку
День победы
О центре «Подросток»
Видеоролик «Супер герои»

«Я знаю, что
детей бить нельзя и телесные наказания- не дело. Да я ведь его и пальцем не
трогаю. Знаете, что я делаю? Он страшно боится темноты-так я его запираю в
подвал, выключаю свет и оставляю там. Посмотрели бы вы, какой он потом шелковый
становится!»-это рассказ отца, который привел на обследование шестилетнего
мальчика с сильным неврозом.

«Не верьте вы ему. Уж я его насквозь вижу, притворщика. Нарочно — медленно
отстегиваю ремень-еще и не коснусь, а он уже орет, зовет маму на
защиту»-так говорит другой отец, огорченный плохой успеваемостью
сына-третьеклассника.

«У меня есть принцип: ничего не хвалить, пока сын не достигнет
совершенства. А он никогда не достигнет. Я проcто добиваюсь, чтобы у него было
чувство ответственности — а его нет!» — подобным заявлением начинает свой
длинный рассказ третий отец, сильно озабоченный поведением одиннадцатилетнего
сына. Он страшный лентяй, лгун, замалчивает плохие отметки, никакие наказания
не помогают.

Мы процитировали высказывание троих отцов, но это не значит, что ошибки и
перегибы в воспитании — удел только отцов. Жестокости, подобной той, какая
исходит из первого приведенного примера, непонимания, о котором свидетельствует
второй пример, нелепых принципов, на коих основано воспитание в третьем
случае,-всего этого в избытке, к сожалению, и у мам, бабушек, дедушек, дядюшек
и других воспитателей.

Задумаемся глубже над третьим случаем. Он совсем не редкость, и я искренне
убежден, что многие родители узнают себя. Уже этого вполне достаточно для более
тщательного разбора.

Отец утверждает, что наказания не помогают, и он пришел посоветоваться, есть ли
такое наказание, которое воздействует на сына. От матери и самого мальчика мы
узнали, что отец действительно никогда не поступается своими принципами.
Никаких одобрений и похвал. Отец полагает, что мальчик «обязан все
уметь» и нечего ждать от отца помощи и совета. Отец педантично
контролирует выполнение домашних заданий и поручений, которые дает он сам;
беда, если обнаружится ошибка. Мальчик избегает этого контроля как только
может. Тем самым он запускает уроки, школьные оценки ухудшаются. Соответственно
повышаются отцовские требования, отец все строже, неистовее в своем контроле-и
вот готова разразиться семейная катастрофа. Притом нет сомнений, что намерения
у отца благие, мальчиком он дорожит и хотел бы воспитать его как можно лучше.


Что на это скажет психолог?


Для начала
зададимся вопросом, что же такое наказание. В голову сразу лезет воспоминание о
полученных в детстве нескольких затрещинах или домашнем аресте за небрежно
нацарапанное домашнее задание, либо за шалость. Но, наверняка, вспомнятся и
друзья, для которых затрещины были обычным делом, поскольку сыпались справа и
слева, и никакая «домашняя тюрьма» не могла заставить их аккуратнее
писать. Ибо наказание-это вовсе не действие со стороны наказывающего, а то, что
происходит в наказываемом ребенке. То, что он при этом переживает. С точки
зрения психологии это хорошо всем известное неприятное, давящее чувство стыда и
унижения, от которого хочется как можно скорее избавиться и никогда более не
переживать.

Так же обстоит дело с поощрением. Награда-это отнюдь не всегда то, что мы
считаем таковой, а то, что воспринимается ребенком как поощрение. Приятная,
возвышающая удовлетворенность делом, за которое похвалили дорогие нам люди.
Удовольствие от того, что нас любят и симпатизируют нам. Разумеется, подобное
чувство хочется подольше удержать и почаще переживать в будущем.

Итак, на вопрос как правильно распределять наказания и поощрения, мы не дадим
точного ответа, сколько того и другого должно приходиться на каждого ребенка.
«Сколько затрещин и сколько конфет». Воспитательная проблема
заключается тут не в количестве, а в отношении ребенка к наказывающему и
поощряющему. Это глубоко личное, индивидуальное дело воспитателя и ребенка, в
нем сфокусировано все, что их связывает и сближает. Важно, как формировались их
взаимоотношения, насколько они эмоционально близки друг другу! Чтобы наказание
возымело действие, ребенок должен пережить чувство вины. Ему надо осознать, что
он неким образом нарушил хорошие взаимоотношения с родителями или иными
воспитателями. Без этого чувства наказание всего лишь открытый акт насилия,
бессмысленное терзание, либо напрасная трата энергии. Оно не является
воспитанием. Хуже того, весь возбуждаемый в ребенке негативный эмоциональный
заряд обращается против того, кто так «хладнокровно» наказывает.
Воспитатель оказывается в роли надсмотрщика, который высек провинившегося, но
тот за собой никакой вины не видит.

Педагоги утверждают, что наказание имеет тройное значение. Во-первых, оно
должно исправить вред, причиненный дурным поведением. И ребенок обязан убрать
небрежно разбросанные вещи, починить по возможности сломанную или разбитую
вещь. Из своих карманных денег хотя бы частично возместить стоимость
причиненного кому-либо ущерба. Во-вторых, наказание способствует тому, чтобы
такие действия не повторялись. Оно имеет отпугивающий, устрашающий смысл, о чем
мы уже говорили. Но третье, и, по всей видимости, главное значение заключается
в снятии вины. «Провинность» представляет собой определенное
отчуждение, преграду, неуверенность во взаимоотношениях с провинившимся.
Грядущее наказание должно смыть эту вину. Тем самым в наказании усматривается
элемент высшей справедливости, которую виноватый признает и принимает.

Из этого следует, что если мы наказываем ребенка из-за собственной
нетерпеливости или плохого настроения, а также по причине находящих на нас
приступов злобы, то свое самочувствие мы немного улучшаем, но с точки зрения
воспитательной наше поведение не только расходится с целью, но и приносит вред.
Ребенок с минуту страдает, может, и плачет, просит прощения, но в его понятия о
справедливости это не укладывается, и он не ощущает за собой необходимого
чувства вины, нет и облегчения и урока на будущее.

А как обстоит дело с поощрением? Оно как воспитательное средство более
действенно. Если наказание лишь останавливает дурные действия, то поощрение
ориентирует на хорошие и закрепляет их. Под поощрением нельзя понимать конфеты,
футбольный мяч или велосипед за школьные успехи. Лучшая награда для ребенка -
сознание того, что он принес радость любимым людям, а подарок впридачу лишь
символизирует это. Там, где символ становится главным и самоцельным, где лишь
он заставляет ребенка хорошо вести себя, — в семье что-то неладно.

Если за любую ошибку ребенка ждет наказание и ничего больше, ребенок не
научится правильному поведению. Кроме того, он будет бояться того, кто наказывает,
стремиться обмануть его, чтобы избежать наказания. Никакие упреки и наказания
не сделают школу привлекательнее для менее одаренного ребенка. Но если за
каждый маленький успех хвалить и ободрять его, появится надежда, что он будет
работать с удовольствием и полной отдачей.

А теперь немного о другом. Поощрение и наказание- основные воспитательные
средства. Это означает, что с их помощью мы достигаем определенной
воспитательной цели. Цель наказания, таким образом, не потопить грешника, а
спасти и вытянуть! Способ для этого-прощение!

Мальчик из детского дома, сравнивая более богатый детский дом с бедно
оборудованным, все же отдал предпочтение бедному, потому что, по его словам,
там «нас за плохое поведение начальница накажет, а директор за нас
заступится». На первый взгляд, такое поведение профессионалов -
воспитателей кажется непедагогичным, непоследовательным и даже бессмысленным.
Но в той ситуации, дети прекрасно чувствовали, что дело тут не в слабости, а,
наоборот, в привязанности к ним, и понимали, чего недоставало им в других
детских домах. К тому же, начальница и директор были супругами, и их детский
дом, в сегодняшнем понимании, назывался бы «детдом семейного типа». А
в какой семье не заступаются за детей именно так, как у тех двоих воспитателей в
детском доме!

Прощение-это не награда, а освобождение от напряжения вины, ожидаемого или уже
полученного наказания. Это по сути примирение. Как любое освобождение, прощение
рождает добрые чувства к освободителю. Только тогда ребенок будет любить
наказывающего отца или мать и переживать новые проступки как стремление
исправиться, помириться, хорошо вести себя впредь.

Но и здесь следует избегать крайностей. Никогда ничего не прощать означает
бесчувственное, бесчеловечное, антипедагогичное поведение. Оно лишь углубит
пропасть между воспитателем и ребенком. Но всегда с готовностью прощать все -
значит потерять авторитет и возможность влиять на ребенка. Так что и здесь
рассудительность и понимание индивидуальных качеств ребенка будут служить нам
лучшим ориентиром.

Отцу того непослушного мальчика, по поводу которого мы начали эти размышления,
мы не сможем посоветовать, какое избрать наказание, но настоятельно попросим
его пересмотреть свои «принципы». Они у него нежизненны,
недейственны, антипедагогичны, и бедный мальчик лишь утверждается в своем
упрямом сопротивлении. Принципы эти в конечном счете пагубны и для воспитателя,
ибо лишают его возможности оказывать положительное влияние на мальчика, а с
другой стороны, не позволяют ощутить радость и удовлетворение воспитателя.

ПОИСК ПО САЙТУ

 

Календарь
«  Май 2021  »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
Аналитический фильм Территория БезОпасности
Видеоролик «Супер герои»

поиск по сайту

Почему стоит отказаться от воспитания «настоящих мужчин»

Важно сказать о случаях детской агрессии, в которых мы должны беспокоиться и обратиться за помощью к специалистам: ребенок часто стремится нанести вред себе или окружающим вещам, животным и людям, если ситуация становится все хуже или агрессия ребенка направлена на себя — он шлепает, царапает себя или говорит о себе негативно. Специалист поможет оценить серьезность ситуации и выработать план помощи для вашего ребенка.

Остановить агрессивное движение. Буквально — мягко остановить руку ребенка, если он замахивается, уйти с площадки, если он дерется. Важно ввести ограничение и сделать ситуацию максимально безопасной для всех.

Помочь ребенку успокоиться. Скорее всего, он расстроен, фрустрирован, переживает. Сейчас его лимбическая система — часть мозга, которая отвечает за эмоции, — возбуждена, и хуже работает кора головного мозга, которая отвечает за принятие решений и логику. Взрослые часто начинают что-то объяснять до того, как ребенок успокоится. Это бесполезно и только усиливает раздражение — разговор не складывается, и все выходят из него раздосадованными. Если вы поможете ребенку успокоиться, ему будет проще вас слушать.

Посочувствовать ребенку и помочь понять, что с ним произошло. «Ты был очень огорчен, что Маша тебя толкнула», «Это было несправедливо, когда у тебя отобрали самокат», «Ты хотел сесть на свое место, но не знал, что его уже заняли». Во-первых, это обращение к эмоциям помогает ребенку быстрее испытать облегчение и разрядиться, сбросить напряжение, заметить поддержку и уважение взрослых. Во-вторых, это помогает ему понять, что с ним произошло, и начать размышлять о дальнейшем поведении. Что он может сделать, чтобы это не случилось снова? Или как он может помочь себе, если ситуация еще не завершилась? В длинной перспективе это учит ребенка саморегуляции, умению дать себе время, чтобы внимательнее осмотреться, прислушаться к себе до того, как он взорвется. Это практика осознания не только на уровне действий, но и смыслов: не просто «ты ударил, это плохо», а «ты ударил, потому что разозлился из-за конкретной причины». Так ребенок развивает навыки самонаблюдения и учится отслеживать внутренние эмоциональные процессы.

Обсудить поведение других людей в произошедшей ситуации. После произошедшего мы должны проанализировать ситуацию. Ты уверен, что другой человек обидел тебя специально? Может быть, это не так, давай проверим. Умение ориентироваться в обстоятельствах, проверять информацию помогает человеку стать тем, кто умеет справляться со своими агрессивными импульсами.


Спасибо Евгении Страховой за иллюстрации к этому материалу

Как наказывать подростка?

Деструктивное наказание

Всё это относится к конструктивным наказаниям. Однако встречаются и откровенно деструктивные. Рассмотрим несколько примеров.

Иногда можно встретить рекомендации из разряда «клин клином вышибают» – когда, например, курящего подростка заставляют выкурить большое количество сигарет, чтобы у него возникло к ним отвращение. Такая стратегия, мягко говоря, сомнительна. Во-первых, нельзя считать ее эффективность полностью доказанной, во-вторых, следует задуматься о физическом и психологическом здоровье формирующейся личности.

Второй пример касается обоснованности наказаний. На одном из порталов размещено обращение матери, которая жалуется на непослушание подростка: сын много времени проводит с друзьями. Автор послания пишет, что ей нужно узнать эффективные способы наказания, но при этом добавляет, что ей некогда даже наказать ребенка, потому что она всё время работает.

Может быть, причина непослушания в данном случае кроется не в строптивой натуре сына, а в его внутреннем чувстве одиночества? Поэтому прежде, чем наказывать подростка, нужно выяснить, действительно ли именно он виноват в случившемся.

Как наказывать подроста с пользой для формирующейся личности

  1. В основе наказания должны лежать правила, выработанные совместно с ребенком и принятые им. Это своеобразный «договор» между родителями и ребенком.

  2. Среди форм наказания должны отсутствовать все варианты насилия.

  3. Наказание, по возможности, должно следовать сразу же за провинностью. Отсрочка возможна в случае болезни подростка, его пребывания в стрессовом и других неблагоприятных эмоциональных состояниях.

  4. За один проступок нельзя наказывать дважды.

  5. Наказание должно быть соизмеримо проступку.

  6. Если родитель предупредил о наказании за проступок, то надо придерживаться выбранной линии.

  7. Наказывая, демонстрируйте искренние эмоции, но не давайте подростку повода думать, что теперь вы стали любить его меньше, чем любили до проступка.

Как показывает практика, чаще всего непослушание наблюдается в семьях, где нарушен эмоциональный контакт между родителем и ребенком. Это возможно в семьях с гипоопекой, где подросток чувствует себя нелюбимым и ненужным, предоставлен сам себе, и своим неподобающим поведением он привлекает внимание значимых взрослых.

Сюда же относятся и семьи с гиперопекой, где демонстративное поведение подростка – стремление вырваться из-под гнета чрезмерной заботы.

Если в семье царит гармония, взаимопонимание, доверие в отношениях между родителями и детьми, то наказания используются достаточно редко.

И еще одно. Прежде чем наказывать подростка, ответьте себе на следующие вопросы:

  1. Что бы чувствовал я, если бы меня наказывали подобным образом?

  2. Понимает ли подросток, за что именно его наказывают?

  3. Пойдет ли наказание на пользу ребенку?

Только после этого принимайте взвешенное решение. Имейте в виду: частое использование наказаний обесценивает их.

Подросток уже не ребенок, ему многое понятно и доступно, потому самое действенное наказание – это понимание содеянного, угрызения совести.

Маргарита Логвинова

Подросток не хочет общаться, у вас не получается мирно договориться – как быть в такой ситуации? Пройдите тест и получите информацию об особенностях вашего стиля воспитания и о взгляде подростка на то, как вы его воспитываете.

Пройти тест

VIII. Применение телесных наказаний к определенным группам

<< предыдущая | индекс | следующий >>

Телесные наказания непропорционально применяются к определенным группам студентов, включая мальчиков, афроамериканцев и студентов специального образования. Например, афроамериканские студенты составляют 17,1 процента от общенационального студенческого контингента, но 35,6 процента из них занимаются греблей. 316 Даже несмотря на то, что общий уровень телесных наказаний снизился за последние 30 лет, несопоставимые показатели физических наказаний афроамериканских студентов сохраняются. 317

Кто-то может возразить, что это несоответствие существует потому, что в штатах более высокий процент студентов-афроамериканцев, которые активно гребут, и поэтому они чрезмерно представлены в национальной статистике телесных наказаний. Тем не менее, когда мы изучаем данные только по 13 штатам, в которых гребет на гребной лодке более 1000 студентов в год, 318 диспропорциональность гребли афроамериканских студентов сохраняется. Среди этих 13 штатов афроамериканские студенты в 1,4 раза чаще подвергаются гребле, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю от общего числа студентов.Точно так же среди этих 13 штатов студенты из числа коренных американцев составляют 1,2 процента от общего числа студентов, но 2,4 процента из них занимались греблей, что является несоразмерным соотношением два к одному. 319

Эти диспропорции ущемляют право учащихся на недискриминацию при доступе к образованию. Кроме того, они еще больше подрывают учебную среду в школе и создают враждебную среду, в которой группы меньшинств могут бороться за успех.

Мальчики подвергаются телесным наказаниям гораздо чаще, чем девочки: по всей стране мальчиков составляет 78 человек.Гребли 3 процента, девушки — 21,7 процента. 320 Мальчиков берут на воду чаще, чем девочек во всех штатах, где применяются телесные наказания. Например, в Миссисипи 74,2 процента гребли в школах — мальчики, а в Техасе 78,7 процента гребцов — мальчики. 321

Одна учительница средней школы предложила одну возможную причину гендерного неравенства в гребле, отметив, что в ее школе было обычной практикой «держаться подальше от ударов девочек.Я полагаю, что они более хрупкие, и многие из них могут быть беременными, а мы бы этого не знали ». 322 Отец двух мальчиков и девочки считал, что для мальчиков более приемлемо, когда их грести, чем для девочек. Он объяснил: «Моя маленькая девочка, не клади на нее руки…. Что касается моих мальчиков, я очень жестко отношусь к ним. Во-первых, это молодые чернокожие мужчины, которые сталкиваются с разными препятствиями в жизни. Я нахожусь на них каждый день, и я знаю, что они говорят: «Мужик, мой папа крутой» ». 323

Многие опрошенные сообщили, что мальчиков избивали более жестко, чем девочек.Ученик средней школы из Миссисипи заметил, что один из его учителей «грести мальчиков очень сильно, и когда он гребет девочек, он на самом деле не ударяет их». 324 Один ученик сообщил, что есть весла меньшего размера для девочек: «Они используют короткий для девочек и длинный для мальчиков ». 325 Одна ученица средней школы, однако, сказала нам, что« [некоторые] девушки, которые действуют быстро, как будто они геи или что-то в этом роде … они сильно пострадают . Когда они пытаются почувствовать других девушек ». 326

Рисунок 2

Источник: Департамент образования США, Управление по гражданским правам (OCR), «Сбор данных о гражданских правах 2006», 26 марта 2008 г., http: // ocrdata.ed.gov/ocr2006rv30/xls/2006Projected.html (по состоянию на 18 июля 2008 г.).

* «Национальная» статистика относится к данным из штатов, разрешающих применение телесных наказаний в школах.

По всей стране учащиеся афроамериканцев и коренных американцев подвергаются непропорционально частым избиениям в государственных школах, что нарушает их право не подвергаться физическому насилию и на равную защиту со стороны закона. Хотя применение телесных наказаний в целом сократилось за последние 30 лет, непропорционально высокий уровень телесных наказаний афроамериканских студентов остался прежним или увеличился. 327 Самые последние доступные статистические данные показывают, что по сравнению с соответствующими процентами общенационального студенческого населения, как афроамериканские мальчики, так и афроамериканские девочки значительно чаще подвергаются наказанию, чем их белые сверстники. Афроамериканские студенты составляют 17,1 процента от общего числа студентов по всей стране, но 35,6 процента из них гребли. 328

Как упоминалось выше, несоответствие в показателях гребли афроамериканских студентов нельзя объяснить только тем, что в штатах, где активно гребут, выше процент афроамериканских студентов, и поэтому они чрезмерно представлены в национальной статистике телесных наказаний.Если посмотреть на данные только по 13 штатам, которые занимаются греблей на лодках более 1000 студентов в год, 329 , чтобы точно сравнить долю наказанных студентов от общего числа студентов, диспропорциональность гребли афроамериканских студентов сохраняется. Среди этих 13 штатов афроамериканские студенты составляют 24,8 процента студентов, но 35,9 процента тех, кто гребет на веслах, 330 , что означает, что афроамериканские студенты в 1,4 раза чаще подвергаются гребле, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю в гребле. студенческий состав.Точно так же среди этих 13 штатов студентов из числа коренных американцев гребут более чем в два раза быстрее, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю от общего числа студентов. 331

Некоторые из наших собеседников отметили разрозненное применение телесных наказаний к афроамериканским студентам. Одна старшеклассница из расово разнообразной школы в Миссисипи заметила, что «каждый раз, когда вы идете по коридору, вы видите, как чернокожего ребенка бьют. Я бы сказал, что за весь учебный год только около трех белых детей попали на весло.” 332

Поскольку мальчиков избивают чаще, чем девочек, эта диспропорция становится еще более очевидной, если выделить данные для мальчиков. Если посмотреть на 13 штатов с высокими показателями гребли, афроамериканские мальчики в 2,1 раза более склонны к гребле, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю среди учащихся; Мальчики из числа коренных американцев в 3,2 раза чаще подвергаются гребле. 333 Белых мальчиков также избивают непропорционально часто, хотя неравенство меньше: белых мальчиков 1.В 6 раз больше шансов попасть на греблю, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю студентов в этих 13 штатах. 334

Неравенство афроамериканских мальчиков неодинаково в разных штатах. В Миссисипи, одном из двух штатов, рассматриваемых в этом отчете, вероятность того, что белые мальчики будут грести, в 1,2 раза выше, чем можно было бы ожидать, учитывая их долю от общего числа учащихся, тогда как у афроамериканских мальчиков вероятность того, что их погонят, в 1,7 раза выше. 335 В Техасе, другом штате, сосредоточенном здесь, однако, белым мальчикам 2 года.Вероятность того, что их будут грести, в 3 раза выше, чем можно было бы ожидать, тогда как у афроамериканских мальчиков вероятность того, что их будут грести, в 2,1 раза выше. 336

В то время как девочек гребут реже, чем мальчиков в группе, 337 Афроамериканские девочки более чем в два раза чаще подвергаются гребле, чем их белые сверстницы. В 13 штатах, где ежегодно гребет более 1000 студентов, афроамериканские девушки в 2,07 раза чаще, чем белые девушки, подвергаются телесному наказанию. 338 Это несоответствие сохраняется в целевых штатах для данного отчета, хотя в меньшей степени в Техасе, чем в Миссисипи.В Техасе афроамериканские девушки в 1,35 раза чаще, чем белые девушки, подвергаются гребле. 339 В Миссисипи афроамериканские девушки в 2,22 раза чаще, чем белые девушки, подвергаются гребле, и это число превышает средний показатель по 13 штатам. 340

Рисунок 3

Источник: OCR, «Сбор данных о гражданских правах, 2006 г.».

Бывший член попечительского совета государственной школы Джексона (штат Миссисипи) назвал непропорциональное отношение к темнокожим девочкам одной из причин отмены телесных наказаний в Джексоне: «Некоторые белые учителя, учителя-мужчины, шлепали черных девочек, но не белые девушки.Если они могли шлепать черных девушек, то почему они не могли шлепать белых девушек? Так что это была другая проблема. Это не выполнялось честно. У нас должна быть одинаковая политика для всех ». 341

Кто-то может возразить, что афро-американских студентов наказывают больше, потому что они совершают более серьезные дисциплинарные нарушения или потому, что они совершают большее количество мелких дисциплинарных нарушений. Управление по гражданским правам Министерства образования США, главный источник информации о показателях телесных наказаний, не собирает данные о лежащих в их основе нарушениях; На вопрос о том, совершают ли черные студенты более серьезные нарушения, объясняющие их непропорциональное наказание, в этом отчете нет ответа.Мы также не можем определить, совершают ли черные студенты больше (в отличие от более серьезных) нарушений, чем белые студенты, и поэтому чаще подвергаются телесным наказаниям. 342 Существующие данные действительно устанавливают, что афроамериканские студенты подвергаются телесным наказаниям в чрезвычайно непропорциональной степени, и что диспропорциональность сохраняется с течением времени. 343

Дискриминационная среда обучения

Разрозненное применение телесных наказаний создает враждебную школьную среду, в которой цветные учащиеся могут бороться за успех; студенты, учителя и администраторы осознают эти дискриминационные модели в своей повседневной жизни.17-летняя девушка рассказала об атмосфере, созданной разрозненным применением телесных наказаний в средней школе, которую она посещала в сельской местности штата Миссисипи: «Мне кажется, что мы снова в рабстве». 344 Прокламация против телесных наказаний в школе, подписанный 20 национальными афроамериканскими лидерами, включая Квейси Мфуме, Марка Мориала и преподобного Джесси Джексона-старшего, отмечает, что «телесные наказания в школах непропорционально применяются к афроамериканским детям, и … все дети заслуживают иметь возможность учиться в безопасной и благоприятной учебной среде, свободной от телесных наказаний.” 345

Некоторые из наших собеседников считают, что телесные наказания применялись с дискриминационными мотивами. Учитель сельской школы штата Миссисипи описал, как даже среди афроамериканских учеников темнокожие ученики наказывались более строго, отчасти из-за того, что они верили в меньший риск того, что будут видны сильные синяки:

Я слышал, как в моей школе и в других школах говорили: «Этому ребенку нужно меньше хлыстов, он оставит следы.«Темнокожим студентам требуется больше времени, чтобы покрыться синяками на коже. Даже со всеми чернокожими учениками наблюдается дисбаланс: темнокожие ученики получают худшее наказание. Это действительно повлияло на меня, поскольку я сам был темнокожим человеком. 346

Один отец и один опекун в разных городах штата Миссисипи выразили обеспокоенность тем, что их афроамериканские сыновья «нуждаются» в телесных наказаниях из-за дискриминационной среды, с которой они столкнутся во взрослом возрасте. Опекун заявил: «Молодые чернокожие мужчины, если вы не слушаете авторитетов, вас отправляют в тюрьму.Дисциплина должна исходить от людей, которых они любят, чтобы предотвратить это ». 347 Это соответствует мнению старшеклассника из Джексона, штат Миссисипи, района без телесных наказаний, который считает, что телесные наказания помогли бы сделать его уроки более упорядоченными. : «Телесные наказания показывают [детям], как они могут выжить в этом мире — они учит их о жизни после школы». 348 Тем не менее, есть и другие способы научить детей справляться с проблемами, с которыми они столкнутся в дальнейшей жизни. ; Воспитательная школьная среда, структурированная с использованием моделей позитивной дисциплины, может помочь обеспечить эту уверенность в себе.

В интервью Хьюман Райтс Вотч учащиеся и родители неоднократно связывали применение телесных наказаний в школах с рабством, характеризуя избиение молодых афроамериканцев как дисциплину в классе как бесчеловечное напоминание о методах, используемых для контроля над рабами на плантациях. 349 Один мальчик афроамериканского происхождения в пятом классе прокомментировал: «Это пришло из времен рабства. Раньше они связывали черного раба и заставляли другого раба бить его ». 350 Другая ученица, рассерженная греблей за то, что не носит школьную форму, сказала нам, что ей хотелось спросить:« Хорошо, вы все еще в рабском мышлении, тренер ? » 351

Опытные педагоги также видят связь между телесными наказаниями и покорностью, которые, в свою очередь, связаны с доминированием белых над черными.Один суперинтендант заметил, что телесные наказания «берут свое начало во времена рабства, когда рабов связывали и били плетью в качестве средства контроля. Но то, что вы получаете согласие, не означает, что у вас есть контроль ». 352 Член школьного совета в городе Миссисипи размышлял над этим вопросом:

Я рассматриваю телесные наказания как форму рабства. Избиение рабов было тем, как староста заставлял их что-то делать. Расизм — это не ненависть, а господство … мы так сильно сосредоточены на том, чтобы заставить детей делать то, что мы хотим.Подумайте о том, с какими умственными способностями остаются наши дети после такого лечения. Мы говорим им, что не уважаем их. Они покидают кабинет директора и думают: «Они не считают меня человеком». Этот молодой человек теряет чувство собственного достоинства. 353

Хотя девочек гребут реже, чем мальчиков, многие учителя и родители, с которыми мы говорили, говорили, что их особенно беспокоит сексуальный подтекст телесных наказаний девочек-подростков.Кроме того, как уже отмечалось, некоторые респонденты выразили беспокойство по поводу связи между телесными наказаниями и домашним насилием. Эти респонденты утверждали, что было неправильно учить детей в школе, что кто-то из авторитетов может наносить удар более слабому человеку, который не может нанести ответный удар.

Пример использования: Эллисон Гатри

Эллисон Гатри, недавнюю выпускницу средней школы в районе Далласа, в возрасте 17 лет отправили в тюрьму трижды в неделю за опоздание, и ей предоставили выбор: отстранение от занятий в школе или «удары»:

«Директором был мужчина.Я думаю, он раньше был спортивным директором, он весил, может быть, 300 фунтов…. Мне нужно было получить согласие родителей, мама должна была расписаться в приемах. Она действительно пришла в школу, чтобы подписать это. Она решила оставить это мне, полагаю, она решила, что я могу решить сам….

«Моя мама ушла, и я вошел в кабинет директора, и там была женщина, вроде секретаря, женщина-свидетель. Он дал мне стул и сказал, держись за стул. В весле были отверстия. Потом он просто сделал три удара… Меня ударили по ягодицам….В весле были отверстия, чтобы оно двигалось быстрее. Между каждым ударом была небольшая пауза. Все это длилось минуту. Директор мне ничего не сказал … Было очень больно. Определенно были красные отметины, а затем припухлость. Я помню, как у меня на ягодицах было красным. Отметины, похожие на рант. Это длилось не больше пары дней…

«Это было странно тогда, а когда я стал старше, это было еще более странно. Это было что-то вроде: «Ух ты, 17-летняя девушка получила удар?» Но тогда в этом не было ничего необычного, потому что люди получали удары.Это оставило меня очень униженным. Я думаю, было несколько уровней эмоций. Физическая боль, душевное унижение. Во-первых, это было немного неоправданно — просто из-за опоздания? И, будучи женщиной в том возрасте, это было похоже на то, что этот пожилой мужчина ударил меня по заднице. Это странно. Очень странно в таком возрасте. Даже в том возрасте я знал, что это неуместно, потому что это человек, которого я не знаю. Это было инстинктивное осознание того, что это неуместно….

«Я говорил об этом с тех пор, но тогда мы не говорили об этом как о неуместном.Думаю, мне потребовалось время, чтобы понять, почему мне было так стыдно за это и насколько это было неуместно ». 354

Одна ученица двенадцатого класса из Техаса рассказала нам, что в одиннадцатом классе ее загнали за опоздание: «В то время это казалось нормальным, но сейчас кажется странным, что мужчина ударил девочку-подростка…. Что ж, это именно то, что я думал, должно было случиться. Странно оглядываться назад ». 355 Другая девочка двенадцатого класса повторила это мнение:« Можете ли вы в это поверить, меня прогнал учитель-мужчина? Это было для мелочей, например, для разговора вслух.Это был просто удар по моей спине. Но зачем мужчине стучать по девушке? Вот почему я считаю его извращенцем ». 356 Один эксперт считает, что, поскольку телесные наказания теперь чаще практикуются в частном порядке (в кабинете директора, а не в классе), они с большей вероятностью имеют сексуальный подтекст. 357 Учитель из Миссисипи резюмировал чувство дискомфорта:

Я знаю, как 24-летний мужчина, я чувствовал бы себя очень неудобно, гребя по заднице 14-летней девочки… Я не знаю, есть сексуальные коннотации с греблей на заднице.Я не хочу участвовать в этой сюжетной линии. 358

В то время как ни один ребенок не должен быть избит в школе, учащиеся специального образования 359 исключительно уязвимы для телесных наказаний. Данные OCR показывают, что в 2006-2007 учебном году телесным наказаниям были подвергнуты 41 972 учащихся специальных учебных заведений. 360 В штатах Миссисипи и Техас, рассматриваемых в этом отчете, учащиеся специального образования в больших количествах подвергаются телесным наказаниям.В Миссисипи 5831 учащийся специального образования были подвергнуты физическому наказанию в 2006-2007 учебном году; а в Техасе — 10 222 человека. 361

По данным OCR, количество учащихся специального образования непропорционально велико по сравнению с общей численностью учащихся. Ориентируясь на студентов, которые имеют право на специальное образование в соответствии с федеральным законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), 362 студентов IDEA в Техасе составили 18 человек.4 процента от общего числа студентов, подвергшихся избиению по всему штату. 363 Однако студенты IDEA в Техасе составляли лишь примерно 10,7 процента от общего числа студентов штата, 364 , что означает, что у них почти в два раза больше шансов быть избитыми, чем можно было бы ожидать. В Миссисипи студенты IDEA составляли 15,1 процента от общего числа студентов. те, кого избили в 2006-2007 учебном году, но лишь 12,2 процента учащихся штата. 365 Луиза П., бывшая учительница специального образования в средней школе в дельте Миссисипи, утверждала, что некоторых учеников специального образования бьют больше, чем других, отчасти потому, что школа не удовлетворяет их особые потребности. 366

Детский спорт и другие формы физического наказания могут быть особенно суровыми для учащихся специального образования. Джонни Макфэйл, отец девочки с аутизмом из северной части Миссисипи, описал комбинацию агрессивных методов, используемых для контроля над его дочерью: «В детском саду ее выталкивали и помещали в шкаф. Это изоляция. Сначала они взяли ее по руке. Я узнал позже ». 367

Родители Р., родители мальчика с синдромом Туретта, обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР) и биполярным расстройством, описали ранний инцидент, в котором его сдерживали и шлепали:

Когда он был в детском саду, они проводили собрания и решали, что у них будет для него комната перерыва.Тайм-аут — они просто вычистили шкаф и поместили его туда… на часы…. И хотя им нельзя было прикасаться к нему, они это сделали. Они внесли его туда. Но эти люди не были обучены выполнять какие-либо удерживающие приемы или что-то в этом роде…. Он несколько раз приходил домой с синяками и красными отметинами. Учитель шлепнул его по заду открытой ладонью. Это случилось — когда он нам об этом рассказывал — по крайней мере, пять или шесть раз. По меньшей мере. 368

Отель R.Сообщается, что их сын получил серьезные травмы, когда был наказан как пятиклассник за использование неправильной посуды и проклятия в адрес заместителя директора школы. Его мать описала ситуацию:

Он обедал в специальной комнате…. В тот день у них было картофельное пюре и ананас… У него была вилка, но он приберег ее для ананаса, потому что не хотел пачкать вилку. И ему сказали, чтобы он не ел картошку пальцами … Учитель схватил его за руку, и с этого все началось …[Заместитель директора] попросила [моего сына] пойти с ней… она схватила его и стала тащить за руку по коридору…. Заместитель директора потянулся, и [мой сын] обернулся, он был весь в бешенстве … и случайно ударил ее в живот. Поэтому она прижала его к полу, и он укусил ее, потому что он все время велел ей слезть, потому что она причиняла ему боль. 369

Пришла полиция и надели наручники на пятиклассника. Г-жа Р. сообщила: «Его запястья были такими крошечными, что он просто снял наручники. 370 Г-н Р. добавил: «У него были синяки на верхних ребрах, на обеих руках и на обеих ногах в течение как минимум недели». 371

Опыт семьи Р. также показывает, как иногда учащиеся специального образования могут быть наказаны силой за «отыгрывание» поведения, связанного с их ограниченными возможностями. Г-жа Р. отметила, что синдром Туретта ее сына вызывает физические «тики». Как она объяснила:

Одним из его тиков было вот так сжать кулаки, и это было воспринято как агрессия, и у него были проблемы с этим.Его посадили в тайм-аут, и он не понимал, почему. Он пытался объяснить, что это был тик, и он не мог его контролировать, но они видят, что он усиливает его. Так что теперь они сковывают его, а потом дают успокоительное и зовут меня забрать его. У них был чулан, и он заходил туда, и там его ударили. 372

Подобные инциденты, в которых применяется сила для наказания учащихся специального образования, могут происходить из-за того, что учителя не понимают состояния учащегося.Как заключил г-н Р., «Я искренне верю, что большинство учителей считают, что [у моего сына] были проблемы с поведением, и его нужно шлепать. Некоторые из них сказали нам, что ему просто нужна хорошая порка ». 373

Г-жа Р., которая также является учителем специального образования, сказала, что она вмешалась, когда ее школа предложила применить телесные наказания к ученику с СДВГ, который регулярно не выполняет свою домашнюю работу: «Подход заключался в следующем:« каждый день вы приходите и делаете Не приноси с собой домашнее задание, тогда тебя будут шлепать.Может быть, это поможет вам вспомнить ». 374 Член школьного совета в крупном городе Миссисипи заявил:« Я обеспокоен тем, что учителя не читают индивидуальные планы обучения детей… Ребенок с проблемами дисциплины может действовать не из-за проблем с поведением, а из-за своей инвалидности ». 375

Телесные наказания могут быть особенно вредными для учащихся специального образования, поскольку они могут усугубить основное состояние учащегося. Джонни Макфэйл, отец девочки из Миссисипи, страдающей аутизмом, считал, что гребля крайне вредна: «Аутичный ребенок никогда не забывает греблю.У них есть полный отзыв, программирование должно быть таким же. Если вы ударите ее, она будет бить, ее трудно отговорить ». 376 Беверли Шилдс, мать мальчика-аутиста из Миссисипи, упорно боролась за то, чтобы ее сына исключили из наказания:« Телесные наказания для аутичного человека просто недопустимы ни в каком виде. Он не знал, зачем они это делают ». 377 Г-жа Р. стала свидетелем телесного наказания студента с синдромом Аспергера и биполярным расстройством и отметила отрицательную реакцию студента:« Он просто плакал и просто сломался, что-то вроде беспомощности: «Я не знаю, что мне делать.’» 378

Помимо причинения значительного физического и психического вреда, телесные наказания могут создать дополнительные препятствия для получения образования этой и без того находящейся в неблагоприятном положении группе учащихся. Луиза П. считала, что облизывание особенно вредно для ее учеников специального образования: «У многих моих детей были проблемы с дисциплиной. Они всегда пропускали первый урок, они были в офисе, ожидая, пока их облизывают. Это повредит их образованию. В зависимости от учителя они пытались составить урок….Но тем же детям было бы трудно попасть в школу после школы… [и] было бы трудно заставить их закончить школу ». 379



Свежие записи

Группа девочек и мальчиков собирается в классе, а учитель выходит за различными материалами. Когда учитель возвращается, ее любимая стеклянная фигурка яблока разбита. Кто виноват? Что ж, если бы выяснилось, что фигурку сломал мальчик, некоторые защищали бы его и говорили, что хулиганство заложено в его натуре.С другой стороны, если учитель узнает, что девочка разбила яблоко, учитель, скорее всего, отругает эту девушку, потому что ожидается, что она будет более ответственной и зрелой ученицей по сравнению со своими сверстниками-мужчинами. Проблема неравных ожиданий относительно гендерного поведения является актуальной во многих сферах жизни. Как упоминал Роберт Блюм, доктор медицинских наук и профессор Института городского здоровья Джона Хопкинса, «из-за опасений взрослых по поводу своей сексуальной уязвимости девочкам постоянно говорят держаться подальше от мальчиков, и в противном случае применяются санкции — наказание, социальная изоляция. , сексуальные слухи и намек »(53).Вызывает разочарование то, что девочки страдают от общения с мальчиками в подростковом возрасте из-за двойных стандартов в отношении пола. Более того, я лично сталкивался с несоответствием ожиданий по поводу гендерного поведения в сфере спорта. Хотя различия между женскими и мужскими поведенческими ожиданиями могут показаться незначительными, эти ожидания и последствия их нарушения играют роль в неравном обращении с мужчинами и женщинами в нашей культуре и должны быть устранены.

Выросший в маленьком городке, я часто имел возможность общаться со своими сверстниками-мужчинами.Мы оба заполнили классы, заняли клубы и сформировали команды; мы были практически равны, за исключением того, как с нами обращались. Мальчики всегда могли позволить себе избежать наказания за любые проступки, потому что наша сельская община Индианы верила в то, что мальчики должны быть грубыми, крутыми и хулиганскими. Интересно, что мальчики, с которыми я вырос, ни разу не задались вопросом, почему они не наказываются. Отчасти могло быть так, что эти мальчики не боялись наказания, поскольку они никогда не были рядом с ним; тогда как девушки ходили по яичной скорлупе, зная, что любое мелкое нарушение может повлечь за собой суровое наказание.Было бесить наблюдать за тем, как девочек непропорционально винят и страдают от неприятных последствий.

Одно событие, в частности, в средней школе, выражает несоответствие в гендерных ожиданиях; даже одна мысль об этой ситуации меня злит. Я был членом софтбольной команды средней школы Честертона, и мне часто приходилось делить тренировочные помещения, посещать мероприятия и поддерживать связь с нашей братской бейсбольной командой. Однако отношения между нашими двумя группами быстро исчезли, когда стало очевидно, что мужская команда значительно занизила поведенческие ожидания по сравнению с таковыми из команды по софтболу.

Был знойный летний полдень; в воздухе витал запах свежескошенной травы. Команды по бейсболу и софтболу собрались на своих полях, чтобы принять участие в своих ежедневных тренировках. Все выглядело хорошо, пока тренеры по софтболу не вышли на поле для инструктажа; как стадо быков, они подошли к нам с суровым и угрожающим видом. Когда мы сидели на скамейке, нас охватил ужас. Каждому игроку не терпелось услышать объяснение того, почему все тренеры излучают гнев.Затем цунами ярости обрушилось на нас, как на автобус. Тренеры заявили, что наша команда позорила имя Честертон из-за нашего поведения; они имели в виду предыдущую ночь, когда мы участвовали в бейсболе и софтболе, в котором участвовал TPing. Насколько известно тренерам, бейсбольная команда принимала такое же участие в мероприятии, как и мы; это было групповое мероприятие.

Две команды встретились на стоянке нашей школы около 22:00. предыдущей ночью.Оттуда все сели в свободные машины и направились в «Джуэл-Оско» за туалетной бумагой. Сделав необходимые покупки, мы отправились в желаемое место. В этот момент мы все вышли из машин, схватили рулоны туалетной бумаги и начали бросать их на деревья и в другие видимые места. Не причинив вреда никому и ничему, мы выполнили свою задачу к полуночи. Как наивные подростки, мы верили, что это безобидное занятие укрепит командное товарищество; однако наши тренеры сочли это действие признаком морального упадка со стороны женской сборной по софтболу.

Исходя из своей позиции по ситуации, наши тренеры решили назначить нам различные наказания различной степени тяжести. Первым из наших наказаний стала практика, наполненная интенсивными беговыми упражнениями, кошмаром каждого спортсмена. Мы собрались на конвейер для набора самоубийц; Я уже мог слышать, как колотится мое сердце, еще до того, как раздался свисток. Во мне росло разочарование, потому что я не мог понять, почему тренеры нас так наказывают. Когда мы продолжили наши десять серий самоубийств, я посмотрел на близлежащее бейсбольное поле и заметил, что у них была веселая тренировка; их музыка ревела, и они смеялись.Бейсболисты рассыпались по полю без малейшего признака наказания. Казалось, что они играли в игру с очками, в которой каждый игрок должен был наносить удары в течение определенного времени, и в зависимости от удара он подсчитывал определенное количество очков. Некоторые игроки смотрели на наше поле, чтобы показать и посмеяться над нашим наказанием, потому что они знали, что от них ничего подобного не потребуется. Но даже в этом случае их приятное занятие казалось странным, поскольку мы — команда по софтболу — страдали от того, что мы провели прошлой ночью с бейсбольной командой.Как будто они оцепенели от ситуации; их не волновало, что нас наказывают за то, в чем они тоже участвовали. Тем не менее, когда я хватал ртом воздух, я не мог не дуться при мысли о том, что мне придется вынести оставшиеся два часа ада во время тренировки, потому что мои тренеры хотели, чтобы команда девочек извлекла урок из нашей розыгрыша с туалетной бумагой.

Мальчики продолжали веселиться, пока мы перешли к новой форме наказания; мы должны были очистить поле в условиях ограниченного времени, что, очевидно, означало, что нам нужно было спринт, чтобы завершить работу.Каждому игроку выдали мешок для мусора и приказали подобрать каждый лист, сорняк и кусок мусора на поле и рядом с ним в течение пятнадцати минут. Имея это в виду, перед нами стояла задача выполнить недельную работу менее чем за пятнадцать минут. Однако гневные мысли о двойных стандартах, с которыми столкнулась команда по софтболу, не единственное, что сказалось на мне. Из-за жары и напряженной активности у меня в горле поднялся утренний овес; Я был на грани рвоты.Несмотря на то, что я продолжал свои усилия на поле, я постарался выразить свои чувства по поводу ситуации, осторожно выплюнув несколько нецензурных слов вне пределов слышимости тренеров.

Несмотря на борьбу, мы смогли закончить наказание в указанные сроки, и когда закончили, мы вернулись в землянку, тяжело дыша и карабкаясь за водой. Я снова взглянул на бейсбольное поле и заметил, что наказание все еще отсутствует. В этот момент я заметил, что бейсбольная команда начала практиковаться в битах.Я почувствовал, как закипает моя кровь, потому что я все еще не мог определить вескую причину отсутствия наказания бейсбольной командой. Как бы то ни было, мои три часа физического ада в конце концов закончились; однако мое чувство справедливости и беспристрастности достигло точки, когда я не мог заставить его замолчать. Я решил напрямую подойти к главному тренеру, чтобы сообщить ей истинные подробности события. Она послушала, как я говорю, а затем сказала: «Нет нужды в болтовне. Ты просто будешь занозой для всех, если будешь продолжать жаловаться на это.»Она продолжила объяснять, что действия бейсбольной команды не были ее проблемой и что она не собиралась» спорить «о них с их тренером. Я надулся, не веря реакции тренера, моя голова склонилась за то, что меня обвинили в доносе о мальчиках моим тренером.

Это реакция моего тренера, которая демонстрирует наличие гендерных предубеждений в мужском и женском поведении. Вместо того, чтобы защищать свою группу девочек, наш тренер предпочел проигнорировать ситуацию и просто сосредоточиться на том, что было ей легче всего управлять: нас.Во многих случаях взрослым, тренерам, учителям, ректорам, профессорам и другим людям проще сосредоточиться на обеспечении неравноправных поведенческих ожиданий по отношению к женщинам, потому что общество считает женщин более понимающими и уважительными людьми, которые принимают свою судьбу в жизни. Однако я считаю, что непропорционально суровое наказание, применяемое к женщинам, необходимо изменить.

Событие TPing можно рассматривать как изолированный пример того, как одна группа придерживается более высоких стандартов, чем другая группа.Больше не было никаких инцидентов или коллективных розыгрышей, потому что команда по софтболу как группа решила разорвать большинство социальных связей с бейсбольной командой. Наши тренеры быстро вернулись к своим обычным тренировкам, и мы продолжили заниматься спортом в обычном режиме, больше не обсуждая инцидент.

Анализируя ситуацию в ретроспективе и принимая на себя ответственность за то, что розыгрыш с туалетной бумагой был расточительным и глупым, мне все еще кажется несправедливым то, что тренеры-женщины подвергали нас наказанию, пока мальчики наблюдали, несмотря на то, что я знал, что мальчики тоже участвовали в поведении, которое было признано достойным наказания.С другой стороны, я не шокирован, потому что этот инцидент — микрокосм большего макрокосма в нашей культуре. Мы построили целое общество на принципах преференциального отношения к мужчинам. Расхождения в поведении по признаку пола очевидны в молодежном спорте, а также заметны среди взрослой рабочей силы. Например, журналистка и писательница Сьюзан Антилла заметила, что на Уолл-стрит, «хотя средний финансовый советник-мужчина совершает в три раза больше нарушений, чем советники-женщины, женщины наказываются более сурово, и у них меньше шансов найти работу, если они потеряют работу.»Этот факт удивителен, и я считаю, что мы должны начать задачу устранения предвзятых ожиданий в отношении поведения мужчин и женщин в детстве. Если мы уравняем наказание за проступки среди молодежи, возможно, наше общество привыкнет к равным гендерным ожиданиям к взрослой жизни. Мы должны обусловить чтобы наши мальчики были более восприимчивыми к тому поведению, которое им сходит с рук на повседневной основе — например, спортсменам-мужчинам обычно удается спать во время уроков, а студентам-мужчинам удается устраивать вечеринки в своих комнатах общежития — и мы должны сообщить об этом нашим девочкам, что они должны говорить, когда видят, что мужчинам сходит с рук поведение, за которое наказывают девочек.Тем самым мы заставляем мальчиков больше бояться наказания, позволяя девочкам действовать и говорить более свободно, не опасаясь наказания; по сути, мы развиваем общество, которое ожидает одинакового поведения от всех.

Несходные гендерные ожидания также очевидны с точки зрения того, какую работу мужчины и женщины могут выполнять. Во многих случаях ожидается, что женщины будут выполнять менее напряженную, менее мощную и менее оплачиваемую работу по сравнению с их коллегами-мужчинами; именно эти предубеждения необходимо удалить из нашей культуры.Женщина должна иметь возможность выполнять любую работу, в которой она преуспевает, будь то пожарный, генеральный директор, профессиональный спортсмен или тренер. Женщин не следует критиковать из-за предвзятых гендерных ожиданий. В обществе я видел, как от женщин ожидается, что они будут выглядеть изящными, скромными, вежливыми и женственными; в то время как мужчины могут проявлять себя неформальным, экспансивным, смелым и уверенным образом, не подвергаясь какой-либо форме критики.

Я считаю, что различия в ожиданиях, основанных на гендерных факторах, несправедливы и пагубны для общества, поскольку они приводят к формированию напряженной среды, которая обеспечивает соблюдение статус-кво.В этой напряженной обстановке люди не могут создать более сплоченное общество для всех, потому что сообщества, которые должны заботиться о нас, построены на фундаменте фундаментального неравенства. Чтобы исправить эту универсальную проблему, совершенно необходимо, чтобы мы придерживались одинаковых стандартов поведения для всех полов, что также требует распределения равных наказаний. Я считаю, что со всеми следует обращаться одинаково, но равное обращение не должно быть представлено только в положительной форме; отрицательное равенство тоже должно быть очевидным.Мы должны сделать так, чтобы мальчики были так же хорошо знакомы с наказанием, как и девочки, когда они действуют заведомо неприемлемыми способами. Мы должны убедиться, что стереотип о том, что мальчики по своей сути отличаются от других из-за некоторых предполагаемых аспектов их характера, не является оправданием плохого поведения. Мы должны уравнять поведенческие ожидания для всех. С учетом всего сказанного и возвращающегося к моему ощущению несправедливости на поле для софтбола одним жарким летом в сельской Индиане, я надеюсь, что будущим игрокам софтбола Честертона не придется бороться с практикой наказания, пока их братская бейсбольная команда купается во славе привилегированное предположение, что мальчики будут мальчиками.

Расовые различия в школьной дисциплине, в 4-х таблицах

Наказание ребенка за поведение в школе может зависеть от его расы и каким образом, говорится в новом отчете Счетной палаты правительства (GAO).

Отчет показал, что темнокожие ученики в школах K-12 с гораздо большей вероятностью будут подвергнуты дисциплинарному взысканию — будь то отстранение от занятий или направление в правоохранительные органы — чем их коллеги из других рас.

На этой диаграмме показаны верхние выводы, демонстрирующие, что чернокожие дети перепредставлены в зависимости от их фактической численности в студенчестве:

Счетная палата правительства

Это было правдой независимо от вида наказания:

Счетная палата правительства

Независимо от типа школы:

Счетная палата правительства

И не важно, сколько бедности в школе:

Счетная палата правительства

GAO отметило, что «различия в дисциплинах учащихся, подобные представленным на этом рисунке, могут служить подтверждением факта дискриминации, но, взятые отдельно, не позволяют установить, имела ли место незаконная дискриминация.Итак, эти диаграммы могут показывать дискриминацию, расовую предвзятость и системный расизм, но могут быть задействованы и другие факторы.

Однако вместе взятые диаграммы представляют ужасающую картину: можно было бы предположить, что любые другие факторы должны применяться ко всем видам наказания, всем видам школ и независимо от уровня бедности — и применять особенно темнокожим детям.

Есть также хорошее исследование, показывающее реальность расизма в Америке.Например, исследование 2014 года показало, что люди обычно считают черных мальчиков более старшими и менее невинными, начиная с 10-летнего возраста. «Дети в большинстве обществ считаются принадлежащими к особой группе с такими характеристиками, как невиновность и потребность в защите, »- говорится в заявлении Филиппа Гоффа, автора исследования 2014 года. «Наше исследование показало, что черные мальчики могут считаться ответственными за свои действия в том возрасте, когда белые мальчики все еще извлекают выгоду из предположения, что дети по сути невиновны.”

Другое исследование, проведенное в 2017 году, дало аналогичные результаты, обнаружив, что американцы в целом считают чернокожих девочек менее невинными и более зрелыми для своего возраста в возрасте от 5 до 14 лет. Респонденты с большей вероятностью утверждали, что темнокожие девочки, по сравнению с белыми, нуждаются в меньше заботы, меньше защиты, меньше поддержки, меньше утешения, они более независимы, знают больше о взрослых темах и больше знают о сексе. Исследователи охарактеризовали это как «фальсификацию» чернокожих девушек.

Если люди с большей вероятностью будут рассматривать чернокожих детей как менее невинных и пожилых, они с большей вероятностью примут более суровые наказания в отношении этих детей. Исследование GAO предполагает, что это может быть так — и это подтверждается другими исследованиями.

Это не первый отчет, в котором встречается что-то подобное

Было бы одно дело, если бы отчет GAO был первым с такими выводами, но есть много исследований и данных, которые показывают, что чернокожие дети несоразмерно наказываются в школах:

  • Федеральное расследование гражданских прав показало, что чернокожие ученики наказываются более сурово, чем белые ученики в школах, даже когда черные и белые ученики ведут идентичное или похожее поведение.
  • Чернокожие учащиеся с ограниченными возможностями почти в три раза чаще сталкиваются с отстранением от занятий или исключением из школы, чем их белые сверстники, и в два раза чаще подвергаются отстранению от занятий или исключению из школы, согласно отчету Национального центра по проблемам обучаемости .
  • Хотя чернокожие мальчики сталкиваются с более высокими показателями школьной дисциплины, чем кто-либо другой, отчет Центра исследований интерсекциональности и социальной политики Колумбийской школы права показал, что чернокожие девочки в шесть раз чаще будут отстранены от занятий, чем белые девочки, а чернокожие мальчики — в три года. раз чаще, чем белые мальчики.

Центр исследований интерсекциональности и социальной политики

  • Исследование, опубликованное в журнале Sociology of Education , ​​проанализировало набор данных о более чем 60 000 школ в более чем 6000 округах. Было обнаружено, что школы с относительно большим количеством меньшинств и бедных слоев населения с большей вероятностью будут применять дисциплинарные меры, ориентированные на уголовное правосудие, такие как отстранение от занятий, исключение, направление в полицию и аресты, и с меньшей вероятностью будут подключать их к психологической или поведенческой помощи.
  • Мальчики, отцы которых находятся в заключении, гораздо реже обладают поведенческими навыками, необходимыми для успешной учебы в школе к 5 годам, как показало исследование, опубликованное в журнале Sociological Science . Таким образом, чернокожие дети, отцы которых с большей вероятностью будут заключены в тюрьму, с большей вероятностью будут выбраны плохим курсом до того, как пойдут в детский сад.

Более суровые наказания являются частью тенденции, которая существует уже несколько десятилетий. Когда законодатели и политики начали проводить политику «жесткой борьбы с преступностью» в 1970–1990 годах, некоторые из этих концепций дошли до школ, которые начали передавать дисциплину школьным консультантам и направлять их в систему ювенальной юстиции.

Это привело к тому, что некоторые критики называют «конвейером из школы в тюрьму». По сути, по мере того, как школьные наказания становятся более суровыми — и особенно в связи с тем, что они все чаще вовлекают полицию — они создают для учащихся возможность вовлечься в систему уголовного правосудия на довольно раннем этапе их жизни, что может повысить риск правонарушений или преступной деятельности в будущем . (Во-первых, наличие судимости затрудняет получение и удержание законных средств дохода.) А поскольку черные дети страдают непропорционально сильно, этот трубопровод отражает более широкие расовые различия в системе уголовного правосудия в целом.

Другими словами: это места, которые должны обучать детей и вести их к счастливой и продуктивной жизни. Но такая политика может иметь противоположный эффект для определенного сегмента населения.

чернокожих парней в кризисе: слишком ли сурово наказание?

Не секрет, что чернокожие мальчики считаются нарушителями спокойствия общества. В пенитенциарных системах Америки чернокожие граждане содержатся в тюрьмах в шесть раз чаще, чем белые, и NAACP прогнозирует, что каждый третий из этого поколения чернокожих мальчиков проведет какое-то время взаперти.Но рассказывают ли эти числа правду? Являются ли черные мальчики по своей сути более опасными, чем их белые и латиноамериканские сверстники, или они являются продуктом расового профилирования и общества, которое настраивает их на поражение?

В первой части этой серии статей я рассмотрел связь между низким уровнем чтения и борьбой на протяжении всей жизни чернокожих молодых людей в США, но сегодня я хочу сосредоточиться на неакадемической области, которая влияет на эту группу в детстве: наказание что начинается в классах K-12.

Статистика проблем в школах

Почти 75 процентов всех школ в США сообщают по крайней мере об одном насильственном инциденте в своих школах каждый год, но это число возрастает до 82 процентов для школ с большинством чернокожих учащихся. Хотя латиноамериканские мальчики чаще всего участвуют в деятельности банд в школе, это, безусловно, проблема и для чернокожих мальчиков — 31 процент учащихся по всей стране сообщили, что видели активность черных банд в своих школах. Однако насилие — это лишь часть криминальной стороны коридоров К-12.Также больше ненасильственных преступлений, таких как воровство, в школах, где чернокожих учащихся больше, чем из любой другой расы.

При этом все еще существует насилие в школах, где черные учащиеся составляют меньшинство, и совершаемое не-чернокожими учащимися. Тем не менее, снова и снова статистика показывает, что наказание чернокожих мальчиков — даже впервые нарушителей — в школах суровее, чем в любой другой демографической группе. Рассмотрим эти факты:

• Черные студенты составляют всего 18 процентов детей в U.S. дошкольных учреждений, но составляют половину отчисленных детей.
• Чернокожие мальчики получают две трети отчислений в школу по всей стране с учетом всех демографических данных и обоих полов.
• В Чикаго 75 процентов всех учащихся, арестованных в государственных школах, — черные.

Также беспокоит тот факт, что не все черные мальчики, взятые из школ в наручниках, являются жестокими или даже преступниками. Прикомандированные школой сотрудники правоохранительных органов все чаще выгоняют этих учеников из школьных холлов за мелкие правонарушения, включая срыв занятий, опоздания и даже ненасильственные споры с другими учениками.Кажется, что этих учеников легче отстранить от занятий через клеймо отстранения от занятий или ареста, чем искать решения в школе.
Адвокат по гражданским правам Миннесоты Некима Леви-Паундс пишет, что «это постоянное оскорбление человеческого достоинства чернокожих мальчиков, когда с ними обращаются как с гражданами второго сорта в системе государственных школ и заставляют думать, что их не ждут в обычных классах. . »

В Миннеаполисе, например, в государственных школах было создано Управление по успеваемости чернокожих учащихся мужского пола, чтобы решать конкретные проблемы, с которыми сталкиваются молодые чернокожие мужчины при навигации по системе государственных школ.Однако похоже, что усилия могут быть лишь дымом и зеркалами, поскольку на это было выделено всего 200000 долларов, что составляет всего 28 долларов на одного афроамериканского мальчика.

Трубопровод из школы в тюрьму

Отстранение от занятий в школе и, конечно же, арест — это только начало жизни, которую многие черные мальчики считают не по ту сторону закона. К 18 годам 30 процентов чернокожих мужчин были арестованы хотя бы один раз, по сравнению с 22 процентами белых мужчин. К 23 годам эти цифры вырастают до 49 процентов среди чернокожих и до 38 процентов среди белых мужчин.Ранее в этом году исследователи из нескольких университетов пришли к выводу, что аресты в раннем возрасте часто определяют новые преступления и тюремное заключение на протяжении всей оставшейся жизни преступника.

Отказ от плохого поведения школьников K-12 не преподает им урок и не ведет к изменению жизни к лучшему. Это только упрощает настоящее, открывая путь преступности и другим проступкам в будущем. Чтобы изменить тревожные тенденции в отношении чернокожих мужчин и преступности, нам сначала необходимо обратить внимание на то, как чернокожие мальчики воспитываются в школах K-12, и найти более эффективные решения для отстранения от занятий и арестов.

Фото

: Эллиотт Фузи-Пудал через photopin cc

Морское наказание для мальчиков: «Поцелуи дочери наводчика»

The Point of Honor , Джордж Крукшанк,

В восемнадцатом веке Королевский флот поощрял мальчиков в возрасте девяти лет поступать на службу в качестве «слуг» (нижний возрастной предел был увеличен до 13 лет в 1794 году). Они были юнгами для офицеров и старших моряков, но они также были моряками-подмастерьями, «осваивая канаты» (буквально), когда проходили обучение парусному спорту на такелажах.Во время сражений их заставляли носить воду и порох, за что они получили прозвище «пороховые обезьяны».

Классовые подразделения были не такими жесткими, как в более поздние викторианские времена, и мальчики из скромных семей отправлялись на борт вместе с сыновьями джентльменов и уже существующих офицеров и моряков. Иногда давили на мальчиков старшего возраста хорошего телосложения, но большинство из них были добровольцами, которых привлекала романтика моря и (с 1794 года) относительно хорошая оплата. Некоторые мальчики уже были достаточно образованы, чтобы стать гардемаринами (мальчиками-офицерами) после нескольких месяцев обучения.Это была суровая жизнь, даже по меркам того времени, и романтика быстро затмилась гнилой пищей, ужасами боя и строгой дисциплиной.

В защиту большинства поркой капитанов кораблей ВМФ существующие спартанские условия затрудняли создание эффективных санкций за проступки. Мальчики ежедневно носились босиком по палубам, карабкались по такелажу в любых климатических условиях и специально закалялись, чтобы справиться с жизнью на море. Еда, время для отдыха и разговоры были для них священными, а сокращение диеты, дополнительные тренировки, отказ от свободного времени и одиночное заключение в камерах корабля вызывали у мальчиков недовольство, и их было неудобно контролировать, даже если это было эффективно.

Мальчики из рабочего класса в то время практически не учились в школе и, следовательно, мало имели опыта формального (еще менее голого) последующего наказания. Грубый удар рассерженной матери или ремень со стороны отца были пределом этого. Стивен Хамфрис в своей книге о детстве рабочего класса в более поздний период «Хулиганы или мятежники?» Поднимает некоторые интересные аспекты. Он указывает на то, что наказание «голой задницей» было знакомо и принималось мальчиками из среднего и высшего класса, посещавшими так называемые «публичные» (т.е. частные) школы, но, как правило, сопротивлялись менее образованным, не только самим мальчикам, но иногда и их родителям:

… наиболее решительное сопротивление особым наказаниям, которые пытались наложить учителя, произошло, когда мальчики отказались снимать штаны, чтобы их били по голой подошве… хотя эти ритуальные унижения в течение многих лет были неотъемлемой частью общественной школьной жизни, учителя таких фон часто обнаруживал, что родители и дети из рабочего класса решительно сопротивлялись этому виду наказания.Мальчики… стоически терпели традиционные наказания, подобные тем, которые могли бы наложить их родители, но отказывались подчиняться более унизительным дисциплинарным мерам, которые предпочитают некоторые школьные учителя из среднего класса. — С. Хамфрис, Хулиганы или мятежники ?: Устная история детства и юности рабочего класса 1889-1939 гг.

Тем не менее, мальчики любого происхождения подлежали строгой дисциплине, как только они поступали на флот. Неясно, насколько далеко уходит эта традиция.В 16 веке были корабельные мальчишки, и они, безусловно, подвергались телесным наказаниям. Документ из Харлейской коллекции рукописей (Британский музей) кое-что рассказывает о прибрежной жизни того периода:

… Что касается всех мелких грабежей и поручений такого рода, они обычно наказывались хлыстом, преступник с этой целью подпрыгивал на шпиле; и праздность и праздность корабельных мальчишек, оплачиваемых боцманом с удочкой, и обычно эта казнь совершается по утрам понедельника и настолько часто используется, что некоторые простые моряки и болтуны искренне верят, что у них никогда не будет такой казни. до тех пор, пока бедняги не будут должным образом доведены до сундука; то есть, взбитые каждый понедельник утром.- Наказание моряков при королеве Елизавете воспроизведено в Журнал учета

К XVIII веку у нас есть достоверные сведения о наказаниях гардемаринов. Это были офицеры-стажеры в подростковом возрасте, обычно более образованные (или, по крайней мере, с лучшими связями), чем обычные моряки, и которых всегда называли «юными джентльменами», а не мальчиками. Один из таких, Джеффри Райгерсфельд (позже контр-адмирал), описал жизнь на Mediator под командованием капитана Коллингвуда в 1780-х:

… гардемарины были… всегда открыты для капризов своих командиров, наказаний, назначенных им во время обучения, таких как мачта, снижение номинала, поворачивание перед мачтой, порка и фактически отстранение от службы в целом, все это суровые наказания; тем не менее, я придерживаюсь мнения, что они, в конечном счете, служат для пользы отдельного человека, а в равной степени — для военно-морской службы страны.

Молодежь часто бывает необузданной и буйной, и ей требуется крепкая рука, чтобы удержаться в рамках. На борту «Посредника » все эти наказания применялись в разное время; и однажды утром после завтрака, когда мы стояли на якоре на Сент-Джонс-роуд, Антигуа, всех гардемаринов послали в капитанскую каюту, и четверо из нас были привязаны один за другим к казенной части одного из орудий и пороли. наши голые днища с девятихвостым котом у боцмана корабля; некоторым было нанесено шесть ударов плетью, некоторым — семь, а мне — три.Несомненно, мы все это заслужили и были благодарны за то, что нас наказывали в каюте, а не на палубе, что не было редкостью на других кораблях флота. -Джеффри Барон де Райгерсфельд, Жизнь морского офицера

Одним «молодым джентльменом», который не так безразлично относился к порке, был Джордж Дюваль, 16-летний мичман на корабле HMS Trent в 1801 году. В судовом журнале записано просто:

Воскресенье, 23 августа 1801 г.

Punished Geo.Дюваль, мичман, с 21 ударами плетей.

Это побудило отца мальчика написать письмо капитану, сэру Эдварду Гамильтону, с жалобой на жестокое обращение. Мало того, что с мальчиком жестоко обошлись, «пороли … самым публичным и немилосердным образом», но, как утверждал отец, он был затем бесцеремонно высадлен на острове Джерси без денег и без друзей, «испытывая сильнейшие телесные боли от наказание », и ему пришлось ехать домой в Тинмут, Девон.

Капитан ответил, что он поймал мальчика, когда он смотрел через окно своей (капитанской) каюты, где он не задернул шторы, в то время как капитан «собирался обнять леди». Он приказал боцману нанести удары плетью «как обычно».

Недовольный ответом капитана, г-н Дюваль-старший затем написал в Адмиралтейство, но получил краткую расправу: их светлость указали, что если бы капитан Гамильтон привел мальчика в военно-полевой суд («что он мог бы сделать»), наказание было бы намного серьезнее.Тем не менее, они заверили его, что инцидент не будет иметь отношения к парню в «его будущих перспективах на службе».

Похоже, именно в конце 18 и начале 19 веков вопросы морской дисциплины постепенно стали более стандартизированными. Что касается мальчиков, то существовало три уровня телесных наказаний в порядке возрастания их строгости: избиение палкой на месте, церемониальная порка без надлежащего судебного разбирательства и порка военным трибуналом, и эта трехуровневая система оставалась практически неизменной на протяжении всего периода. Викторианский период расцвета флота до 1906 года.

* Удар палкой на месте: все мальчики до 19 лет могли быть немедленно наказаны палкой на месте за мелкие правонарушения; Никаких записей об этих наказаниях не велось, которые могли быть применены любым офицером или боцманом. Было разрешено шесть ударов тростью по рукам, но, поскольку это ограничивало способность мальчика карабкаться по снастям, большинство капитанов предпочитали наказание сзади. Юношей и гардемаринов регулярно били палкой за мелкие проступки или расслабленность.

* Сумасшедшая порка: для более серьезных преступлений мальчики могли быть подвергнуты церемониальной порке «уменьшенной кошкой» (иногда называемой «котом мальчика» или «киской»), состоящей из пяти хвостов гладкой плетеной шнура.Это было в то время, когда морские капитаны все еще обладали суммарной властью — то есть без ссылки на какой-либо высший авторитет — наказывать взрослых моряков поркой кошачьего девятихвостого. Такие порки обычно происходили утром на верхней палубе перед собравшимся экипажем и должны были быть упомянуты в ежедневном журнале капитана. Сохранились многие бортовые журналы XIX века, с которыми можно ознакомиться в Государственном архиве.

* Порка военным трибуналом: Военные трибуналы проводились только за очень серьезные преступления.Мальчиков редко доставляли перед военным трибуналом, но когда это случалось, их могли приказать пороть взрослого «кота». Одно из таких событий произошло в 1813 году, когда 17-летний Валентин Вудс был официально приговорен к 60 ударам плетью девятихвостой кошкой «по голым задним ногам» за нанесение ножевого ранения товарищу по команде.

В другом военном трибунале на борту HMS Albion в Портсмутской гавани 11 ноября 1822 года рядовой морской пехотинец Уильям Осборн был обвинен в сексе с 14-летним мальчиком Уильямом Уэббером на борту их шлюпа Shamrock .Доказательства свидетельствуют о том, что Осборн соблазнил Уэббера поздно ночью в пустой каюте, где они были найдены утром «в очень неприличном и нечистом состоянии», хотя обвинение признало отсутствие доказательств фактического содомии (преступление, караемое смертной казнью). Военный суд приговорил «упомянутого Уильяма Осборна к нанесению пятидесяти ударов по голой спине с помощью Cat O’nine Tails, а упомянутому Уильяму Уэбберу — к нанесению 36 ударов плетью обычным способом для наказания мальчиков на борту упомянутого шлюпа Его Величества Шемрока [ sic] », и оба должны быть вычтены из всей причитающейся заработной платы и уволены с работы.

Наказания произошли через три дня:

Судовой журнал Shamrock , ​​четверг, 14 ноября 1822:

9.30 Наказал Ума Осборна (морской пехотинец) пятьдесят ударов плетью во исполнение приговора военного трибунала 11-го инст. также Уэббер (Мальчик) с тридцатью шестью ударами плетей по заднице, после чего оба были уволены со службы.

Мальчику, которого приговорили к порке, часто требовалось сделать своего собственного кота, привязав клюшку шнура к ручке.Его наносили на обнаженные ягодицы с перерывом в 10 или 15 секунд между ударами ресниц, чтобы мальчик полностью испытал боль, а также потому, что хвосты могли переплетаться и требовать разделения. Порка мальчика 48 ударами плетью (максимум), вероятно, займет 12 минут. Обычно присутствовал судовой врач, и все мальчики собирались «стать свидетелями наказания». Зрелище должно было служить сдерживающим фактором, но, учитывая хорошо известное любопытство мальчиков к наблюдению за наказаниями, возможно, имело место и некоторое рвение увидеть страдания негодяя.

Мальчика обычно привязывали в согнутом положении к полевому ружью, его тело было продольно вдоль ствола, а его запястья были связаны друг с другом так, что он обнимал ствол. Его живот покоился на сложенном гамаке или матрасе. Эта поза упоминалась как «целование дочери наводчика».

Мальчику, подвергающемуся порке, разрешалось кусать кусок кожи или обернутой ткани и давали пить воду после каждой дюжины ударов плетью, возможно, скорее для усиления ритуала, чем по медицинским показаниям.Кровотечение более чем поверхностной формы происходило редко. Порка 48 ударов плетью считалась серьезной, вероятно, из-за того, что ее продолжительность превышала интенсивность причиненной боли.

Адмиралтейские инструкции гласили, что при порке мальчика верхняя палуба должна быть очищена от взрослых моряков, но это редко выполнялось. Сообщается, что моряки карабкались на такелаж, чтобы посмотреть, как пороли мальчиков.

Когда взрослых мужчин обычно пороли по плечам, почему мальчиков неизменно наказывали по попе? Одна из причин может заключаться в том, что военно-морские власти не хотели, чтобы мальчики становились дерзкими после «мужского наказания».Один капитан написал в 1864 году:

.

[Морские] корабли теперь допускаются только к мальчикам Первого класса, и они получают такие же наказания за совершенные преступления, как и мужчины, очень склонны считать себя таковыми до того, как их оценивают, и, следовательно, становятся закаленными и плохими персонажами, пока они все еще остаются в сравнительно молодом возрасте. В то же время и по той же причине я должен рекомендовать не распространять привилегию курения на мальчиков любого возраста. Я убежден, что такое регулирование поможет мальчикам оставаться на своих должностях.- Отчет Райдера о морской дисциплине, 1866

Предоставлено Newjack, C. Farrell, Diogenes и CorPun

Как школы могут снизить чрезмерную дисциплину чернокожих учащихся

Энн Грегори вспоминает любовь ребенка к десятичной системе счисления Дьюи. Он записывал комбинацию цифр и букв на клочке бумаги и отыскивал нужную книгу в библиотеке. Детали были его делом. Однажды он написал несколько страниц, описывающих последовательность движений, необходимых для победы в видеоигре, — говорит она.

Но в начальной школе, где Грегори работал вожатым, педагоги увидели другого ребенка. Возмутитель спокойствия. Один учитель сказал Грегори, что мальчик часто бродил в середине урока. Поэтому учитель перемещал свой стол в дальний угол комнаты, а иногда отправлял его в кабинет директора.

За дверью директора мальчик встал в очередь из почти всех чернокожих мальчиков. Но чернокожие и латиноамериканские ученики вместе составляли чуть более половины школьного населения.Грегори поделился с директором ее опасениями. Почему у этого маленького мальчика всегда были проблемы? Почему эта линия предполагаемых нарушителей спокойствия исказила черных и мужчин?

Это была середина 1990-х годов, время, когда преподаватели и исследователи знали, что черные студенты в среднем получают более низкие баллы по стандартным тестам, чем белые студенты. К тому времени этот «разрыв в достижениях» уже стал поводом для беспокойства. Но то, как педагоги обращаются с чернокожими детьми, редко обсуждалось. Директор сказал Грегори, что ее опасения, хотя и потенциально обоснованные, «слишком горячие», чтобы их можно было решать.

«Я мог просто видеть, насколько структура школы подавляла потенциал этого афроамериканского мальчика и все его сильные стороны», — говорит Грегори. «Это, в сочетании с тишиной вокруг этого в его школе, продемонстрировало мне абсолютную безотлагательность и необходимость указать на это».

Грегори, ныне психолог в Университете Рутгерса в Пискатауэе, штат Нью-Джерси, посвятил свою карьеру выявлению проблемы. В январском выпуске Educational Researcher за январь 2010 года она и ее коллеги использовали термин «пробел в дисциплине», чтобы охарактеризовать то, что она наблюдала: чернокожие ученики, особенно мальчики, наказывались чаще и строже, чем их белые сверстники, несмотря на отсутствие доказательств того, что Черные дети совершали больше преступлений.Эти наказания варьировались от учителей, отправляющих учеников в кабинет директора, до отчисления. Грегори и другие считают, что непропорциональное исключение чернокожих учеников из школы вполне может лежать в основе разрыва в успеваемости.

Я мог просто видеть, насколько структура школы подавляла потенциал этого афроамериканского мальчика и все его сильные стороны.

Энн Грегори

В 2015 году президент Барак Обама подписал Закон о достижении каждым учащимся успеха, отчасти для того, чтобы ограничить практику, отталкивающую учащихся от занятий.Закон требовал, чтобы каждый штат собирал и сообщал данные о дисциплине, а школьные округа должны были сформулировать альтернативы отстранению от занятий и исключению из школы. В нескольких штатах и ​​округах запретили отстранение от занятий за мелкие правонарушения, например за разговоры с учителем.

Но администрация президента Дональда Трампа отменила ключевые требования. А по состоянию на июль 2020 года ни один штат не представил полностью дисциплинарные данные, согласно отчету от 11 октября Civil Rights Project, группы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, которая продвигает исследования социальной справедливости.Кроме того, согласно федеральным данным за 2015–16 учебный год, вероятность отчисления чернокожих учащихся средних и старших классов в четыре раза выше, чем у белых.

Политические изменения сами по себе не могут ликвидировать разрыв, говорит Рассел Скиба, психолог из Индианского университета в Блумингтоне, занимающийся вопросами равенства в образовании. Педагоги также должны изменить отношение к темнокожим ученикам. «Нам нужны вмешательства, которые смотрят как на сокращение общего использования запретительной дисциплины, так и на вопросы скрытой предвзятости [и] структурного расизма», — говорит Скиба.

Удаление чернокожих студентов из класса лишает их возможности на всю жизнь, добавляет Дэниел Лозен, директор Центра защиты гражданских прав Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и соавтор октябрьского отчета. По сравнению с другими учениками, наказанные ученики с большей вероятностью отстают в учебе, часто по годам, имеют более низкие результаты тестов, бросают школу, меньше зарабатывают и попадают в тюрьму. «Это массовое нарушение гражданских прав», — говорит Лосен.

Наказание таможни

Карательные практики в У.В С. школах нет ничего нового. В начале 1900-х учителя обычно гнали или били учеников. Телесные, или физические наказания, по сей день остаются законными во многих штатах. К 1960-м годам учителя и другие руководители образования также начали отстранять учеников от занятий за плохое поведение.

Жесткая дисциплина во всех формах теряла популярность, пока в 1980-х годах эпидемия крэк-кокаина не начала разрушать общины чернокожих. Чтобы искоренить это зло, политики начали «войну с наркотиками». Пик насильственных преступлений также пришелся на начало 1990-х годов.Эти двойные силы привели к изменениям в политике в 1980-х и 1990-х годах, которые ужесточили тюремные сроки за преступления, связанные с наркотиками и насильственными преступлениями, включая обязательные минимальные наказания за определенные преступления. В то время люди считали, что преступники процветают в хаотической и беззаконной среде, говорит Лозен. Поэтому правоохранительные органы начали ссылаться даже на незначительные нарушения.

Эти драконовские практики достигли класса. Президент Билл Клинтон подписал Закон 1994 года о школах, свободных от оружия, об отчислении как минимум на один год любого ученика, принесшего в школу оружие, без необходимости слушания.Вскоре в штатах были приняты законы о нулевой терпимости, которые приводили к отстранению от занятий или высылке даже за незначительные правонарушения. Учащиеся были удалены из школы за ношение «оружия», такого как кусачки для ногтей или резинки, или распространение «контрабандных» леденцов от кашля. Сегодня политика абсолютной нетерпимости составляет около 10 процентов разрыва в расовой дисциплине, сообщил эксперт по образовательной политике Крис Карран из Университета Флориды в Гейнсвилле в декабрьском 2016 г. «Оценка образования и анализ политики ».

По сравнению с другими учащимися, наказанные учащиеся с большей вероятностью отстают в учебе, часто по годам, имеют более низкие результаты тестов, бросают школу, меньше зарабатывают и попадают в тюрьму.

Явные или скрытые предубеждения педагогов в отношении чернокожих детей также сохраняют большой разрыв, как показывают исследования. Эти предубеждения присутствуют даже в дошкольных учреждениях. В одном исследовании ученые снабдили 132 учителя дошкольного образования айтрекерами и попросили учителей посмотреть видеоклипы с изображением четырех детей — черной девочки, черного мальчика, белой девочки и белого мальчика — сидящих за столом.Исследователи посоветовали учителям искать проступки.

По правде говоря, никто из детей не вел себя плохо, но айтрекеры показали, что учителя проводили больше времени, глядя на черного мальчика. И в сопроводительной анкете, в которой спрашивалось, какой ребенок требует наибольшего внимания, 42 процента респондентов выбрали темнокожего мальчика, 34 процента выбрали белого мальчика, 13 процентов выбрали белую девушку и 10 процентов выбрали чернокожую девочку, написали исследователи из Йельского университета. отчет для федеральных и государственных чиновников в сентябре 2016 года.

Другое исследование показывает, как такие предубеждения способствуют тому, что учителя более жестко наказывают чернокожих учеников, чем белых. Исследователи попросили 191 учителя K – 12 представить себе преподавание в средней школе, изображенное на фотографии. Затем учителя читают серию виньеток об ученике, который дважды попадал в беду: один раз из-за неподчинения, а затем за то, что мешал учебе. Исследователи сказали половине учителей, что ученика звали Дарнелл или Дешон, стереотипно черные мужские имена; для другой половины мальчика звали Грег или Джейк, стереотипно белые мужские имена.

После каждого происшествия учителя отвечали на вопросы по семибалльной шкале. Вопросы включали: «Насколько серьезным было плохое поведение ученика?» и «Насколько строго следует наказывать ученика?» После первого плохого поведения учителя одинаково снисходительно относились к черным и белым мальчикам. Но после второго плохого поведения учителя оценили чернокожих мальчиков как на 25 процентов более проблемных, чем белых мальчиков, и рекомендовали на 30 процентов более жесткие дисциплинарные меры, сообщили социальные психологи Джейсон Оконофуа и Дженнифер Л.Эберхардтом из Стэнфордского университета в 2015 г. в Psychological Science . Исследователи назвали это открытие парадигмой «двух ударов».

Это исследование показывает, как предвзятость может проявляться в учебных заведениях, говорит Шон Дарлинг-Хаммонд, аспирант по образовательной политике Калифорнийского университета в Беркли, который сотрудничает с Okonofua, также сейчас работающим в Калифорнийском университете в Беркли, для продолжения этого направления исследований. После неоднократных проступков учителя были более снисходительны к белым ученикам, но наказывали черных учеников.

Коррекция дальтонизма

Октябрьский отчет представляет собой самую последнюю картину пробелов в дисциплине. Данные для отчета взяты из сбора данных о гражданских правах Министерства образования США и включают информацию о зачислении учащихся, демографических данных и дисциплинах для каждой государственной школы в стране.

Общее количество отстранений снижалось при администрации Обамы, вероятно, отчасти потому, что 15 штатов приняли законы, запрещающие отстранение.Калифорния, например, отмечает округа, которые отстраняют от занятий более 6 процентов своих студентов, и помогает снизить ставки в этих округах.

Когда классы K – 12 были объединены, процент отстранений упал с 4 процентов до 3 процентов для белых учащихся и с 16 процентов до 13 процентов для чернокожих учащихся в период с 2009-10 по 2015-16 школьные годы.

Но учитывая, что количество отстраненных от занятий чернокожих студентов в четыре раза выше, чем среди белых студентов, в отчете также подчеркиваются недостатки использования исключительно изменений в политике для устранения разрыва.«Никакая политика не может уловить бесчисленное множество взаимодействий, происходящих в школе», — говорит исследователь политики в области образования Кеннет Шорс из Делавэрского университета в Ньюарке. Рассмотрим распространенные сценарии — учителя хвалят белых учеников, критикуют чернокожих учеников, или звонят в основном белым ученикам.

Тем не менее, многие текущие меры направлены на улучшение школьного климата, избегая при этом проблемы расы. Например, некоторые программы полагаются на восстановительное правосудие. Эта концепция часто применяется в системе уголовного правосудия и объединяет потерпевших и правонарушителей для обсуждения инцидента и предоставления права голоса всем вовлеченным сторонам.

Практика восстановительного правосудия может помочь учителям изменить то, как они решают проблемы с дисциплиной. Такие подходы также могут создать школьную культуру, основанную на доверии и открытом общении, часто вместо дисциплины. Например, многие школы используют многоуровневую систему поддержки учащихся и сотрудников. Первый уровень — профилактический: учащиеся объединяются в так называемые общественные круги, чтобы обсудить подсказку или вопрос и выслушать точки зрения друг друга. На втором уровне учащиеся, вовлеченные в незначительный спор, работают вместе в «кружках реагирования» для решения проблемы.А на третьем уровне каждый, кто вовлечен в серьезный спор, участвует в «восстановительной конференции», где обученный фасилитатор ведет диалог. Если учащийся по-прежнему отстранен, преподаватели позже приветствуют учащегося снова в школе и оценивают его потребность в дополнительной поддержке.

В 2006 году разрыв между отстранениями между чернокожими и белыми студентами в крупном городском округе Денвер составлял 12 процентных пунктов: отчислили около 6 процентов белых студентов по сравнению с 18 процентами черных студентов.К 2013 году разрыв сократился до 8 процентных пунктов, сообщают исследователи в книге «Закрытие пробелов в школьной дисциплине », опубликованной в 2015 году совместно с Лозеном. Отчасти это падение могло быть связано с тренингами по восстановительному правосудию, которые были начаты в начале 2000-х годов.

Тем не менее, преподаватели по-прежнему отстраняли больше чернокожих студентов — 10,42 процента по сравнению с 2,28 процента среди белых студентов. Фактически, дальтонизм усугубил расовую пропасть с трехкратной разницы между черными и белыми учениками до почти пятикратной.

«Меры по сокращению неравенства в… дисциплине не могут быть расовыми», — говорит Скиба из Индианы.

Подпишитесь на последние новости от

Science News

Заголовки и резюме последних научных новостей статей, доставленных на ваш почтовый ящик

Адресация расы

Прошло несколько десятилетий с тех пор, как Грегори заметил, что мальчик начальной школы ждал возле кабинета директора. Тем не менее, она все еще пытается решить, как помочь таким детям, как он.

Два года назад, например, Грегори и ее коллеги запустили пилотную программу в одной начальной, одной средней и одной средней школе в Нью-Йорке по борьбе с расизмом в школах. Эта программа сочетает в себе расовую версию восстановительного правосудия с социально-эмоциональным обучением. Последний помогает детям регулировать свои эмоции, обучая самосознанию и социальной осведомленности и ответственному принятию решений. В течение 25 часов обучения учителя собираются в кружки, подобные тем, которые используются в Денвере.Однако в подсказке учителям предлагается подумать о том, как структурный расизм вредит детям. После этого начального обучения тренеры также работают с учителями один на один.

Этот облегченный диалог вокруг расы помог учителям свободно говорить о своих заботах, отметил Грегори в 2018 году в отраслевом издании The Learning Professional . Например, во время учебных кружков учителя часто выражают озабоченность тем, что некарательные подходы слишком мягкие или неструктурированные. Когда это происходит, Грегори и ее коллеги знакомят учителей со сценариями альтернативных реакций на плохое поведение учеников.

Сбор данных также является ключом к успеху новой программы, говорит Грегори. Обработка цифр может выявить различия, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными. Например, в экспериментальной средней школе в исследовании Грегори учились преимущественно чернокожие, что с самого начала делало расовые пробелы в дисциплине меньшей проблемой. Однако школьные чиновники знали, что у девочек там больше поведенческих проблем, чем у мальчиков. Однако изучение данных о дисциплинах показало, что учителя наказывали мальчиков чаще и строже, чем девочек.

В 2019 году команда начала расширять программу, чтобы в конечном итоге охватить 18 школ в Квинсе и Бруклине. Исследователи также следят за тем, как школьные руководители оказывают поддержку, например, создают пространство для восстановительных кружков и высвобождают время для обучения учащихся социально-эмоциональным навыкам. Однако, по словам Грегори, пандемия прервала усилия по расширению и опубликование предварительных результатов.

Но исследования в сфере образования и других областях показывают, что попытки искоренить предубеждения людей редко бывают успешными.Поэтому вместо того, чтобы нацеливаться на само предубеждение, Дарлинг-Хаммонд, Оконофуа и аспирантка психологии Калифорнийского университета в Беркли Аманда Перес недавно попытались устранить его последствия. То есть, если суровая дисциплина рассматривается как кульминация процесса, который начинается с предвзятости и заканчивается, скажем, изгнанием, то какие цели между этими двумя точками может быть легче изменить? Команда определила виды деятельности, которые изменили мышление учителей или помогли им понять точку зрения непослушных учеников.

Работа с двумя забастовками 2015 года показала, что преподаватели поспешили заклеймить чернокожих студентов как нарушителей спокойствия.Таким образом, трио задавалось вопросом, можно ли убедить учителей принять «установку на рост» — веру в то, что ученики и отношения могут измениться. Команда также предположила, что, как только учителя перейдут на установку на рост, им потребуется время и место, чтобы познакомиться со своими учениками.

Оконофуа и его коллеги знали из исследования 2015 года, что учителя рекомендуют на 30% более жесткую дисциплину для черных учеников, чем для белых. Поэтому в ходе последующего исследования команда попросила другую группу американских учителей прочитать виньетки о гипотетических учениках по имени Дешон или Грег.

Но на этот раз учителям нужно было прочитать дополнительные виньетки. Во-первых, около половины из 243 учителей прочитали отрывок об установке на рост, в частности о том, как учителя могут изменить жизнь ученика. Во-вторых, учителя читают о том, как можно улучшить их отношения с учениками. В-третьих, они читают о плохом поведении ученика вначале. В-четвертых, они читают о любви ученика к музыке и трудностях вне школы. И, наконец, учителя прочитали о втором проступке ученика, а затем ответили на ряд вопросов.

Учителя в контрольной группе, тем временем, читают только эпизоды о неправильном поведении, перемежающиеся несвязанными или подрывными чтениями, такими как отрывок о том, как отношения не могут измениться.

Вмешательство сделало отклики как у чернокожих, так и у белых студентов более положительными. По сравнению с учителями в контрольных группах те, кто читал дополнительные эпизоды о Дешоне, с меньшей вероятностью назвали его нарушителем спокойствия или ожидали, что его отстранят от работы в будущем, и с большей вероятностью почувствовали, что могут построить с ним прочные отношения. команда сообщила 16 октября в Science Advances .Хотя эти учителя также были менее склонны к суровому наказанию Дешона, этот вывод не достиг статистической значимости. Дарлинг-Хаммонд теперь надеется, что эти вмешательства будут протестированы вне лаборатории.

Виртуальный класс

Между тем, Лосен и другие обеспокоены тем, что продолжающаяся пандемия COVID-19 может еще больше затруднить сокращение дисциплинарного разрыва. Данные, собранные во время пандемии, пока недоступны, но недавно всплыли анекдоты о том, как учителя наказывают чернокожих учеников за плохое поведение во время онлайн-уроков.Полиция прибыла в дом 12-летнего мальчика в Колорадо после того, как его учитель рисования увидел, что он играет с неоново-зеленым игрушечным пистолетом. Позже школа отстранила мальчика на пять дней. Полиция также посетила мальчика в Нью-Джерси после того, как учитель увидел, что он играет с ружьем Nerf. Школьные власти в Луизиане отстранили 9-летнего мальчика за то, что в его спальне был виден незаряженный пулемет BB.

Во время этой пандемии у учителей остается еще меньше времени и места, чтобы узнать, что происходит в жизни их учеников.Лозен говорит, что уровень стресса у всех на рекордно высоком уровне. «Если мы не сделаем что-то совершенно иное и не решим проблемы, которых у нас никогда не было, мы увидим крушение поезда».

Учитель обвиняется в скальпировании мальчика в качестве наказания за разговор в классе

Учитель начальной школы в центральном Китае был арестован за то, что якобы выдергивал волосы ученика в качестве наказания за разговоры во время урока. Сообщается, что после инцидента у девятилетнего мальчика произошло сильное внутреннее кровотечение и опухоль.

Врачи сказали, что скальп мальчика был отделен от черепа, и кровотечение заполнило часть его мозга. Китайская новостная платформа thecover.cn сообщила, что в ходе семи хирургических операций с помощью шприцев пришлось взять более литра (чуть более четверти галлона) крови.

Учитель, которого опознали только по фамилии Чанг, был задержан полицией в прошлую субботу в Пиндиншане в провинции Хэнань.

Инцидент произошел в начальной школе Синьхуа-роуд 5 марта, когда ученик третьего класса (идентифицированный только по фамилии Юань) и двое одноклассников, как сообщается, разговаривали во время урока.Чанг якобы наказал их, вытащив детей за волосы в начало класса.

Сообщается, что в ночь происшествия мальчик почувствовал головокружение и тошноту. Он рассказал матери, что случилось с ним в тот день в школе.

Сообщается, что его мать сказала: «У моего сына короткие волосы. Когда учитель впервые потянул его за волосы, мой мальчик отступил назад. Учитель, возможно, подумав, что он сопротивляется, затем снова потянул его за волосы».

На следующий день кожа головы Юаня опухла и заболела, а к 7 марта опухоль покрыла половину головы ребенка.На следующий день мальчика доставили в больницу, где выяснилось, что опухоль была вызвана внутренним кровотечением.

Юань прошел три недели лечения, прежде чем его выписали из больницы. Сообщается, что он все еще чувствует боль в коже головы, особенно во время стрижки.

Мать позвонила классному руководителю мальчика, который признался в применении физического насилия. По ее словам, медицинские счета ребенка оплачивает учитель.

«Он [учитель] сказал, что чувствует сожаление и вину.Он надеялся, что мы простим его. Но я не могу его простить », — сказала мать.

Мать обвинила школу в том, что она изначально не восприняла инцидент всерьез, и сказала Red Star News, что подаст в суд на школу и учителя.

Мама мальчика сказала : «В школе сказали, что это индивидуальное поведение учителя, и здесь она не несет ответственности. Школа отстранила его от преподавания только через 20 дней ».

Юань постоянно боится ходить в школу и не посещает занятия с марта.Его мать сказала, что инцидент оставил тень в сознании ребенка.

«Он боится учителя и боится ходить в школу … Я подумываю перевести его в другую школу.

» Этот семестр был потрачен зря для моего сына. Я могла бы снова отправить его учиться в третьем классе [со следующего семестра] », — добавила она.

Заместитель директора школы, которую называют только по фамилии, Чжан, сказала thecover.cn:« Только старшие- окончательное решение о том, несет ответственность школа или нет, остается за властями уровня.«

Телесные наказания запрещены в школах Китая. Статья 16 Закона об обязательном образовании 1986 года гласит:« Запрещается применять физические наказания к учащимся », как указано в отчете Китая по инициативе« Прекратить телесные наказания ». Глобальное партнерство по искоренению насилия в отношении детей.

В этой инициативе поясняется: «Согласно статье 37 Закона об учителях 1994 года, применение учителями телесных наказаний к учащимся и отказ исправиться после критики» подлежат административным санкциям или увольнение и «если обстоятельства достаточно серьезны, чтобы составлять преступление, подлежит уголовной ответственности в соответствии с законом».'»

учеников, выполняющих физические упражнения в классе начальной школы в Чжэнчжоу, провинция Хэнань, Китай, в декабре 2015 года. Учитель начальной школы в центральном Китае был арестован в прошлую субботу за то, что якобы в качестве наказания якобы яростно выдергивал волосы ученика. для разговоров во время урока.
Getty Images
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *