Как помочь маме пережить смерть папы: Совсем недавно наша семья потеряла отца. Как помочь маме пережить смерть близкого человека?

Содержание

Совсем недавно наша семья потеряла отца. Как помочь маме пережить смерть близкого человека?

Дорогая Александра!

Как бы мы ни готовились к уходу близкого человека, смерть всегда наступает внезапно. Не зря же в народе говорят, что «горе слишком широко, чтобы его обойти, слишком высоко, чтобы его перепрыгнуть, и слишком глубоко, чтобы под ним проползти; через горе можно только пройти».

Конечно, боль утраты со временем притупляется. Происходит это во многом благодаря постепенной смене прежнего уклада жизни. Но бывает и так, что оставшийся родственник не может изжить горечь потери самостоятельно, а его состояние постепенно перетекает в устойчивую депрессию, требуя посторонней помощи и серьезной внутренней работы над собой.

Как известно, первая стадия переживаний — это шок. От шока человек словно каменеет и выглядит внешне безучастным. И если не дать нахлынувшим эмоциям вылиться наружу, то душа его не сможет в полной мере очиститься от переживаемого горя. Поэтому на данном этапе слезы играют очень важную роль. Если вспомнить историю Древнего мира, то мы увидим, что на церемонию похорон приглашались специальные женщины – плакальщицы. Помимо подчеркивания социального статуса умершего, они выполняли еще одну важную миссию – позволяли всем присутствующим выплакаться, в результате чего у членов семьи наступало некоторое облегчение и избавление от шока. Особенно важны были причитания-прощания у смертного одра. Эти причитания весьма характерны для России: до сих пор родственники таким плачем выражают свои искренние чувства к ушедшему в мир иной. Он, если хотите, очерчивает т.н. «пространство боли» и направляет шоковую реакцию в определенное русло. Обычно после причитания люди довольно быстро возвращаются к адекватному состоянию, и это позволяет им в дальнейшем успешно проходить следующие стадии на пути к изживанию горя.

Уходя, человек как бы сливается с окружающим миром, становится частью его, растворяется во внешней среде. Понимая это и чувствуя духовную связь с ним, мы можем помочь себе и другим быстрее преодолеть кризис. Замечено, что гораздо легче смерть близких дается верующим людям. «Он ушел», «его душа обрела покой», «Господь забрал его к себе» — примерно такие слова мы слышим в тех домах, где о вере в Бога знают не понаслышке. И смерть здесь не горе, а некое таинство, переход в мир иной, рождение к новой жизни, воссоединение с Творцом.

Огромную роль для скорбящего играет активное взаимодействие с окружающими. Погружаясь в другое пространство – пространство общения с другими – мы невольно меняем свое отношение к действительности и вдруг начинаем понимать, что жизнь не стоит на месте, постоянно наполняя наше собственное существование новым смыслом, новыми надеждами и планами на будущее. Считается, что в этот период особую ценность представляет общение с детьми: их непосредственность и неумение подолгу зацикливаться на своих печалях согревают душевным теплом и придают новых сил для жизни.

Очень важно, чтобы скорбящего человека окружали те, кто умеет по-настоящему слушать, сочувствовать и сопереживать. Когда-то еще великий Тютчев сказал: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется, — и нам сочувствие дается, как нам дается благодать». Такое слушание и сопереживание подобно грузу, взятому с плеч усталого путника и переложенному на собственные плечи.

Утешая кого-то, следует помнить, что нельзя ускорять или тормозить ход изживания горя. Очень точно высказался доктор А.В.Гнездилов, много лет посвятивший изучению данной проблемы: «Самое интересное заключается в том, что если ты переживаешь горе конструктивно, страдая открытой душой, — оно становится богатейшим духовным опытом». По-моему, точнее не скажешь!

Многим из тех, кто утратил близкого человека, помогает, когда они пишут письма своим усопшим, делясь своими переживаниями, прося прощение и т.д. Кто-то даже сочиняет объемные труды или книги, посвященные ушедшему в мир иной, а кому-то становятся близкими идеи милосердия и благотворительности. И это уже вопрос, относящийся к переводу деструктивного (разрушительного) горевания в конструктивное (созидательное). Ведь горе заставляет искать собственную вину в смерти другого человека. Находя работу для своей души, мы преодолеваем чувство вины и находим новую сферу применения своей любви.

И еще. Ношение определенной одежды и соблюдение траура с давних времен не только одобрялось обществом, но и создавало некую официальную возможность для человека постепенно изживать свое горе. Сейчас же, когда традиции размыты или вовсе утеряны, люди не успевают правильно горевать, пряча свои чувства от окружающих и задвигая их вглубь себя. Но ложные маски тем и страшны, что надев их в угоду новым веяниям в обществе, мы рискуем остаться один на один со своим неизжитым горем и неразрешенными духовными и психологическими проблемами. Поэтому психологи советуют нам оставаться самими собой.

И в то же время не стоит забывать о том, что жизнь — это ритм: как вдох-выдох, день-ночь, прилив-отлив. В народе бытует выражение: нельзя жить прошлым, надо жить дальше. И очень важно, чтобы после преодоления боли от потери близкого мы вновь возвращались к тем, кто еще рядом, к тем, кто нуждается в нас и ценит каждую минуту, проведенную возле нас.

 

(опубликовано в газете «Парадный подъезд», 2011)

Дата публикации: 03.04.2011   Рубрика: Вопросы и ответы

«Для всех жизнь кончается одинаково». Как пережить смерть близкого человека и помочь другу справиться с этим

«Держись», «обратись к психологу», «ты сильный» — это фразы, которые вряд ли помогут человеку, только что пережившему крупнейшую в своей жизни утрату. Говорить о смерти в Украине не принято, а потому люди обычно не знают, как реагировать на плохие новости, а люди в горе винят себя за то, что страдают не так, как принято. Журналистка Забороны Алена Вишницкая рассказывает, почему каждый этап горевания имеет смысл, а готовиться к смерти — это не страшно.

Этим текстом Заборона продолжает серию публикаций о ментальном здоровье. Еженедельно мы вместе со специалистами рассказываем, как работает наш мозг и как помочь нашей психике. Наши предыдущие материалы об этом можно почитать здесь.

Мама Оксаны Кузьменко умерла в апреле на глазах у дочери. Этому предшествовали полгода борьбы с раком. В больнице Оксане отдали пакет с ее вещами и сказали хоронить. В Украине только начался жесткий карантин и Оксана должна была оперативно решить, как забрать тело, где найти транспорт. На каком кладбище хоронить? В какой одежде? Какого цвета должен быть гроб? Кому позвонить и сообщить прежде всего?

За несколько лет Оксана потеряла почти всю семью. Сначала умерли бабушки и дедушка, потом — папа. Из близких остался только брат, и Оксана вынужденно стала старшей. Она решала, где хоронить близкого человека: возле ее мамы или ее мужа.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Оксана почти не помнит те похороны. Говорит, что могла только плакать.

«Первые месяцы после маминой смерти я просто сидела в комнате, залипала в комп, ни с кем не говорила. Образовавшаяся пустота была огромной. Оказалось, что у меня не очень есть, чем ее заполнить. Ну, есть работа, которую я делаю — точнее, которую я живу», — рассказывает Оксана. Периодически она плачет. С маминых похорон прошло месяцев девять, но легче не стало.

Всегда детство

Все посыпалось как-то неожиданно. Оксана заканчивала университет — в течение двух лет умерли бабушка и дедушка. Еще через несколько лет заболел и умер отец. Ему диагностировали рак легких на последней стадии и через месяц его не стало. Мама забрала вторую бабушку ближе к себе — спустя месяц бабушка тоже умерла. Проживать каждую смерть было, конечно, сложно, но помогала мама. Она, говорит Оксана, всегда держала оборону, поэтому потери проживались немного легче.

В ноябре 2019-го у мамы Оксаны диагностировали рак. Оксана начала бороться за ее жизнь: вернулась из Киева в родной городок и почти все время была рядом, в больнице.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда человек долго болеет, это морально очень истощает тех, кто рядом. Во время маминой болезни я ела больше таблеток и транквилизаторов, чем после ее смерти. Это было очень тяжело. Как-то неожиданно я превратилась в того человека, которому надо было принимать решения — брать ответственность за других, потому что больше некому. Я не была к этому готова», — вспоминает Оксана.

Немного сил давала работа: Оксана работала редакторкой дистанционно и убегала в ноутбук. Рядом были друзья — они вместе с ней литрами пили кофе, и за одно это Оксана была им благодарна. Друзьям не надо было ничего объяснять.

До последнего дня Оксана была уверена, что маму удастся вылечить. И та тоже держалась. Несколько раз обмолвилась, что может умереть — но, говорит Оксана, это было не рациональное принятие реальности, а от боли. Мама не была готова к смерти и не признавала ее до конца.

Разобраться, как вообще вытаскивать маму, было сложно: выбирать врачей, методы и все остальное приходилось на ощупь. Оксана говорит — мало кто из тех, кто выздоровел, рассказывали о том, как им это удалось, к кому они обращались. Понять, что делать после слов о диагнозе, было в принципе трудно.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда человек не преодолевает болезнь, то этого не скроешь. А когда преодолевает, то предпочитает об этом не вспоминать. Все хотят это забыть, и потому не говорят. Если бы я знала тогда то, что знаю сейчас, то можно было бы все сделать иначе. Если бы я постаралась лучше, если бы попробовала другие варианты лечения… Иногда мне кажется, что это не закончится никогда и я всегда буду корить себя за то, что маму можно было спасти», — говорит девушка.

Стабильно хуево

Когда мама умерла, Оксана поняла, что у нее совершенно нет сил. Ее друзья пытались помочь: приглашали девушку к себе в другие города, предлагали сменить обстановку, съехать с квартиры, где еще недавно жили родные. Оксана хотела только сидеть в комнате в углу.

«Возможно, я не хотела эту черноту, которая есть во мне, нести куда-то дальше. Я понимала, конечно, что друзья меня любят такой, какая я есть, но мне было так проще — сидеть здесь и не распространять свою печаль на других».

Хуже всего было, когда люди выражали сочувствие. На улице Оксана постоянно встречала маминых подруг, соседок, знакомых — все они хотели рассказать, какая мама была прекрасная. Или что она недавно им приснилась и это был хороший, добрый сон.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Так долго ищешь в себе равновесие, чтоб не свернуться калачиком и не выть целый день — и снова начинается. Любые проявления нежности, сильной заботы, эти все истории о маме — все это просто выбивало из колеи. От этого было значительно хуже, чем когда просто не касались этой темы», — говорит девушка. Кому-то, добавляет она, от проговаривания боли могло быть легче, но ей — нет.

Проще было общаться с людьми, которые не начинали разговор с вопроса «как ты?». У тех, кто был рядом во время маминой болезни и похорон, таких вопросов не возникало.

«Ну а как я? Я хуево. Я хуево — и за месяц это не изменилось, и за два тоже, и за три».

Держись, ну

Татьяна Конрад

Люди часто не знают, как реагировать на боль других. Могут мимоходом бросить что-то вроде: «Сколько можно плакать?», «надо жить дальше», «уже столько времени прошло, хватит реветь». Такие фразы обесценивают чувства человека и от этого становится еще хуже, рассказывает гештальт-терапевтка Татьяна Конрад.

Анастасия Леухина

Вопросами «как ты?», так же как и фразами «держись» или «все будет хорошо» тоже поддержать сложно. Слово «держись» довольно формальное и может вызвать у человека логичный вопрос: за что держаться? Будет ли хорошо, тоже никто не знает, говорит Анастасия Леухина, авторка «Совсем не страшной книги о жизни, смерти и всем, что между ними». Это книга о жизни, с которой сталкивается человек, выйдя из больницы с плохими новостями.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Человеку, который переживает потерю, трудно принимать любые решения. Поэтому даже если ему предложить: «Говори, если надо помочь», то он вряд ли отреагирует с чем-то конструктивным.

Чтобы поддержать, лучше избегать бессмысленных универсальных фраз. Стоит быть конкретным — например, предложить съездить за продуктами в какой-то день, приготовить ужин, подвезти на машине или разрулить какие-то дела, говорит Анастасия. Конкретика звучит искренне и имеет больше шансов на реализацию.

Самое важное — помочь человеку прожить потерю так, как нужно именно ему. А общество часто не позволяет этого делать. Культура как будто решает за человека, что достойно горевания, а что — нет, говорит Татьяна Конрад. Например, ребенку не позволяют горевать об умершей собаке, а женщине, потерявшей ребенка, говорят, что у нее еще будут дети.

«Когда у меня умер ребенок, я очень хорошо помню, что у меня была потребность жить так, как раньше, была потребность говорить — и о том, что произошло, и о ребенке. А люди вокруг не давали мне возможности ни для первого, ни для второго. С одной стороны они не могли делать вид, что ничего не произошло, и у меня куча энергии уходила на то, чтобы справиться с чужими переживаниями, потому что было неудобно. А с другой — мне не позволяли говорить о потере открыто, потому что им было некомфортно», — вспоминает Анастасия.

Именно поэтому важно узнать у человека, что нужно именно ему: помолчать или поговорить, побыть одному или концентрированно встречаться с людьми. Главное — не накладывать на человека свои представления о том, как нужно правильно горевать.

«Мой знакомый из Штатов рассказывал, что у него долго болела мама дома. Она умерла в тот момент, когда он впервые за недели вышел в книжный магазин развеяться и купить комиксы с сатирическими рассказами. Когда он вернулся домой, никто не знал, что делать. Семья села рядом с мамой и начала читать ей сатирические рассказы. Никогда еще в доме так не смеялись, как в тот день, и этот смех в каком-то смысле помогал справиться с горем. Горевание не обязательно должно быть печальным и серым», — говорит Леухина.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Стандарта горевания не существует, отмечает Анастасия: нужно чувствовать себя и быть честным с собой, чтобы понимать, что именно тебе нужно, и сколько времени: «Может быть, хочется быть одному и ходить в церковь, или же поехать в какой-то другой город и забыть обо всем. Это история о том, что нам самим нужно осознавать свои чувства, а не пытаться ориентироваться на то, что якобы является социально приемлемым».

Тема-табу

Смерть — это одна из самых табуированных тем в украинском обществе.

«Мы боимся смерти, но я не знаю ни одного человека, который жил бы вечно. Жизнь — это процесс, и он заканчивается одинаково для всех. Вопрос лишь в том, как мы к этому относимся», — объясняет Татьяна Конрад.

Она подчеркивает, что о смерти нужно говорить с детства. Не скрывать, не табуировать, а учить детей проживать эмоции, поддерживать других, завершать какие-то процессы с человеком, который умирает.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

В Украине привыкли не переживать, а проскакивать любой дискомфорт, добавляет Анастасия Леухина. Когда она готовила книгу к печати, то столкнулась с десятками людей, которые заботились о тяжелобольных родственниках и отказались брать книгу в руки: мол, она приблизит их к смерти, поэтому об этом лучше не думать и не говорить.

«В нашей культуре есть традиция избегать сложных честных разговоров. Например, родители часто отвлекают детей от чего-то дискомфортного вместо того, чтобы помочь им это прожить. Мы избегаем разговоров о трудностях, и смерть — одна из тем, о которых предпочитают не говорить», — говорит Анастасия.

В то же время проговаривать завершение жизни важно. Для близких это возможность обсудить то, чего раньше избегали, или на что всегда не хватало времени. Для человека, который умирает — шанс попрощаться, завершить какие-то дела или мечты. А еще — решить моменты, связанные с погребением. Узнать, как бы человек хотел, чтобы с ним попрощались, что для него важно и так далее.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Все эти вещи важно обсудить заранее, когда все живые и не рыдают. Потому что это помогает принять кучу решений, которые затем будут вызывать массу стресса», — говорит Леухина.

Для проживания травмы, объясняет она, важно и то, как человек будет вспоминать день прощания. Если он будет наполнен чужими людьми, пустыми словами и бессодержательными для человека ритуалами, то, скорее всего, он будет стремиться не прожить его, а забыть.

Эмоциональные мины

Оксана пыталась избавиться от вещей, которые напоминали о маме: что-то выбрасывала и отдавала на благотворительность, часть сложила в коробки. Пакет, который отдали в больнице, оказался на балконе: к нему трудно было даже подступиться. Ответственность валилась отовсюду: нужно было разобраться, как платить коммуналку и по какому принципу там вообще насчитывают суммы — никто, кроме Оксаны, решить этого не мог.

«Как-то приснился сон, что я разбираю документы в квартире, а мама говорит: «Слушай, я бы эти документы еще не выбрасывала». Тогда я начала на нее злиться и бросаться этими документами с криками «как, как ты могла меня оставить? Ты видишь, что я вообще не выгребаю?», — вспоминает Оксана.

Похожие сны к ней приходили несколько раз. Летом еще приснилась бабушка — Оксана накануне вновь перевернула квартиру, вынесла кучу вещей, выбросила часть мебели. Тогда бабушка сказала: «Ну вот, мне уже несколько ночей негде прилечь». В каком-то из следующих снов снова была мама — намекнула, что в квартире стало пусто.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Из-за таких снов Оксану не покидало ощущение, что она делает что-то не так.

«Друг мне тогда сказал, что музеефикацией точно не стоит заниматься. Но я много думала о том, нормально ли это вообще — что я хочу оставить память, но одновременно и обезопасить себя от этих триггеров и эмоциональных мин, которых вокруг и так полно», — говорит Оксана.

«Миной» могло стать все что угодно: встреча, вещь, слово. На Рождество это была коробка с елочными украшениями, часть из которых мама сделала сама.

«Я поставила елку, достала коробку с игрушками — и рыдала над ней пару недель. Не могла себя сгрести в кучу, чтобы что-то повесить. На рождественские праздники я всегда приезжала к маме: мы вместе ходили в костел, у нас были общие традиции. А здесь мне пришлось заново переживать то же самое, но уже самой», — говорит Оксана.

Год

Человек измеряет время годами — так работает наше мышление. Это означает, что в первый год после утраты мы вспоминаем то, что было в прошлом году — праздники, совместные поездки, занятия и прочее.

«На второй год после утраты мышление работает так же: мы вспоминаем, что было в прошлом году — уже без этого человека», — говорит Татьяна Конрад.

Это не значит, что за год горе проходит: боль может оставаться с нами много лет в зависимости от того, какую роль этот человек играл в жизни.

«Однако будет появляться что-то новое. Человек должен учиться жить без того, что потерял. Жить по-другому», — говорит экспертка.

Потеря дома, работы, развод — все это мозг может воспринимать так же сильно, как и смерть. Когда этап горевания заканчивается, человек начинает видеть новое и радоваться ему, выстраивая совсем другие отношения с жизнью без того, что потерял.

Пандемия

Смерть мамы пришлась на первый локдаун в Украине. Фактически весь первый год после ее смерти продолжается пандемия коронавирусной инфекции. Это сделало невозможными много вариантов самопомощи, говорит Оксана:

«О возвращении к социальной жизни речи быть не могло, но я этого и не хотела. Однако это стало еще одной преградой: я отказывалась видеться с друзьями, потому что ко всему остальному добавлялся страх кого-то заразить».

Если бы не эпидемия, Оксана, возможно, купила бы себе билет на самолет в одну сторону. Она всегда любила путешествовать, особенно в одиночестве. Когда умер папа, такая поездка помогла. Девушка вырвалась к подруге в Норвегию — жила там месяц, работала дистанционно, прогуливалась по городу, смотрела на скалы и море.

«Не факт, что помогло бы в этот раз. В этих условиях легче было сидеть и не рыпаться, минимизировать количество контактов. В какой-то момент уже было невозможно понять: я мало контактирую с людьми, потому что мне трудно из-за потери, или потому, что боюсь заболеть и заразить кого-то из близких», — говорит Оксана.

Тогда же начали возникать мысли о собственной внезапной смерти. Оксана дала подруге пароли к своим банковским счетам и заначкам, надиктовала инструкции, где что лежит.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда видишь много смертей, то без шуток начинаешь параноить. Мне кажется, раньше такого не было. А тут я начала серьезно переживать, что оставлю после себя много незавершенного. Я хотела, чтобы близкие люди в случае чего знали, что делать, где лежат ключи и деньги. Я не хотела повторения всех вещей, которые произошли со мной», — говорит она.

Для нее до сих пор принятие любых решений — это неподъемная ноша. Даже если это обычная бытовая ситуация, которая не требует долгих размышлений.

«Я перестала от себя что-то хотеть — даже хотеть себе нравиться. Причесаться или накраситься — это подвиг», — говорит девушка.

Недавно Оксана, например, заказала несколько книг: она смотрела и выбирала их изо дня на день. На то, чтобы принять решение и нажать одну кнопку, ушли месяцы.

Зачем нужно горевание. Объясняет психотерапевтка Татьяна Конрад

Горевание по человеку начинается не с момента смерти, а с постановки тяжелого диагноза, если человек болел. У самого процесса горевания есть конкретный перечень целей. Чтобы пережить потерю, нужно пройти все этапы.  

Человек должен признать факт потери — то, что дальше реальность будет существовать, но уже «без»: человека, надежды, возможности или чего-либо другого, что он потерял.  

Прожить тяжелые эмоции и идти дальше.  

Изменить пространство в своей жизни: теперь здесь не будет человека, который на нее влиял. Поэтому пространство тоже должно трансформироваться, наполниться чем-то другим.  

Выстроить новые отношения с человеком, который ушел. Они будут кардинально отличаться от тех, что были прежде.  

Боль может быть нужна для того, чтобы двигаться дальше.  

«Да, нам обычно не хочется сталкиваться с болью, потому что мы мыслим так: хорошие вещи — это хорошие чувства, а плохие вещи — плохие чувства. Поэтому трудно представить, что горевание нам нужно для чего-то хорошего, — говорит психотерапевтка. — Однако по завершении процесса горевания у человека возникает светлая печаль. Человек, оставшийся живым, начинает улыбаться, вспоминая того, кто ушел. Появляется что-то светлое и можно обращать лицо к новой жизни: смотреть, что там дальше».  

Помогает опираться на ритуалы — они часто возникают, когда нужно заполнить пустоту. Можно, например, ходить самому по тому же маршруту, по которому люди ходили вдвоем, и вспоминать там о совместном опыте. Это может помочь пережить потерю, говорит психотерапевтка.  

Единственный ритуал, который точно не поможет — это каждый день или очень часто ездить на кладбище: «Тогда вся жизнь человека начинает вращаться вокруг этой потери: он застревает. Один человек не может быть смыслом жизни другого: это опасно и для окружающего мира, и для этого человека».

Как поддержать маму после смерти папы. Как помочь маме пережить смерть отца? Как помочь папе

Когда умирает близкий человек, особенно родители, мама, горе кажется нестерпимым, человек просто впадает в шок. Первая мысль — этого не может быть! Как же так? Что же дальше? Даже если мама болела долго и кончина была предрешена, сомнения в реальности происходящего исчезают не сразу. Необходимо привыкнуть к мысли о том, что любимого, такого важного и единственного в жизни человека уже нет рядом. Появляется скорбь, а на смену ей приходит мысль о своей вине перед умершими, о том, что вы не так себя вели, не были рядом при умирании, не оказывали достаточного внимания, не смогли помочь и т.д. Как утверждают психологи, горе проходит 7 этапов, после которых человек, потерявший родителей, приходит в себя и начинает жить дальше. Как выйти из депрессии?

Оплакивание, скорбь, депрессия после смерти матери — это естественная реакция нормального человека. Ведь с мамой было связано все самое лучшее, что есть у человека, ее любовь всегда оберегала и защищала вас. Без матери человек чувствует себя осиротевшим. Но если состояние горя затягивается, нарушая весь уклад жизни, разрушая самого человека, то речь идет о депрессии.

Горе после смерти близкого человека, по мнению психологов, проходит несколько этапов:

  1. Отрицание.
  2. Депрессия.
  3. Принятие случившегося.
  4. Возрождение.
  5. Создание новой жизни.

Отрицание и гнев

В основе 1 этапа лежит страх, человек боится произошедшего, не знает, что и как будет дальше, иногда люди могут впасть в оцепенение, стать неадекватными. Они отрицают смерть, не верят в то, что произошло. Отвлеките их в этот момент, заставьте заняться процедурой похорон, поминок, не давайте им возможности уходить в себя, не оставляйте одних, говорите с ними. Успокаивать и утешать не надо, они все равно вас не воспринимают, им это не поможет. Человек дома наталкивается на вещи умершей, может слышать ее голос, увидеть во сне, в толпе — это нормальная реакция на горе, пугаться этого не следует.

Этот этап заканчивается осознанием смерти близкого человека, после которого идет следующий, 2 этап — гнев и обида: все, что случилось, несправедливо, чувство ненависти проецируется на весь мир. Почему это случилось, за что? Почему именно с ней, с мамой? Зависть: почему другие живы и ходят на работу, по улице, как будто ничего не произошло? Это неправильно! Эмоции могут быть похожи на бурю в зависимости от того, как часто и с какой силой человек выплескивает их наружу.

Чувство вины и депрессия

3 этап — чувство вины: вспоминаются моменты общения, и обязательно присутствует мысль, что недостаточно были внимательны, почему в момент смерти не были рядом, не держали за руку, не попрощались, мало сделали, чтобы помочь не умереть. У некоторых это чувство вины остается на всю жизнь, даже когда все прошло, но это зависит, видимо, от тонкости натуры человека.

Следующая стадия — депрессия: человек сдается, у него нет больше сил скрывать свои эмоции, он энергетически истощен, очень печален, не верит, что может возродиться, избегает сочувствия, не дает выхода негативным мыслям и становится от этого еще несчастнее; может быть сильно выражено чувство опустошенности. Потом приходит принятие случившегося, а с принятием облегчение и уменьшение боли: человек примиряется с тем, что случилось. Злость и депрессия начинают отпускать, слабеют, человек чувствует, что в состоянии взять себя в руки и начать новую жизнь, хотя и без матери. Чтобы человек вышел из ситуации, ему нужна помощь.

Возрождение

После смерти мамы или другого близкого человека в любом случае начинается следующий этап — возрождение: приходит понимание необходимости принятия новых условий, переживший потерю уходит в себя, становится молчаливым, малообщительным, все время как будто что-то анализирует. Этот период, пожалуй, самый продолжительный, он может длиться до нескольких лет.

На последнем, 7 этапе человек меняется, все стадии горя пройдены, жизнь стала иной, вышла на новый уровень. Многие стремятся найти новых друзей, сторонников, сменить обстановку. Некоторые переезжают в другой город, меняют работу, чтобы уже ничто не возвращало к прошлому. Человек понимает, что жизнь продолжается, он начинает осознавать, что для матери смерть была освобождением, и тогда уже переживает не о ней самой, а о том, что ее нет с ним.

Но не всегда проходит 7 стадий, иногда человек так и остается на этапе депрессии, фиксированным на своей трагедии. Признаком депрессии после потери становится апатия: все рисуется в черном цвете, пропадает интерес к жизни, человек не возвращается из прошлого, он вспоминает ушедшего, общается с ним в мыслях, могут быть нарушения сна или бессонница, механическое поглощение еды или отказ от нее, тоска, тревога, чувство безысходности, желание умереть. Если есть хотя бы 3 из названных симптомов и длится это уже более 3-6 месяцев, ставится диагноз депрессия. Депрессия после смерти бывает сильнее, когда человек стал свидетелем внезапной кончины близкого.

Депрессия уже не проходит с обычным выплакиванием слез, человек может и не помнить причины своего состояния, настолько все становится для него безысходным. В обычной ситуации, когда человек еще в горе, он может допускать моменты радости, а при депрессии этого нет, тоска и отчаяние постоянны. При депрессии присутствует постоянное чувство вины, заторможены мышление и моторика, речь замедлена, могут быть галлюцинации, апатия, безразличие к окружающему, даже к грязи в доме, малоподвижность, развиваются запоры. Нередко добавляется плаксивость, ожидание проблем и неприятностей.

В таких случаях обращаются к психологу и психиатру. Психотерапия часто является действенной и помогает выйти из ситуации после смерти близких. Чем вам может помочь психотерапевт? Быть рядом в моменты переживаний, помочь пройти через все этапы, восстановить силы после утраты, сохранить психическое здоровье и предотвратить последствия скорби.

По мнению психологов, восстановление психики, когда воспоминания уже перестают быть резко болезненными, происходит через 9 месяцев.
А до этого времени необходимо не оставаться в одиночестве. Будьте окружены родными, близкими вам людьми, с которыми можно вместе вспоминать, грустить. Не зря говорят, что разделенное горе — это ополовиненное горе. Займитесь проведением похорон, поминок, оформлением жилья, наследства — это отвлечет вас. Если очень тяжело, не запрещайте себе поплакать, погоревать, слезы очищают. Смените обстановку, уйдите в отпуск или, наоборот, погрузитесь в работу. Не прибегайте к алкоголю или успокоительным — восстановление психики при этом нарушается.

Уберите из поля зрения вещи мамы, чтобы не расстраивать себя, посетите могилу, не сдерживайте себя, если невмоготу. Не стесняйтесь своего горя и его проявлений, в такой состоянии человек беспомощен и напоминает ребенка. Людей надо слушать, дайте им говорить, рассказать о своей боли. Многим в этих случаях помогает дневник, записывайте в него все свои переживания, перечитывайте и анализируйте написанное. Не культивируйте в себе чувство вины.

Другой способ — написать письмо маме, все недоговоренное письмо примет на себя, это нужно вам, не ей. Не будет смешным, что его некуда отправить, потом можете его просто сжечь.

Есть еще один метод: использование двух банок. Сделайте много разноцветных кусочков бумаги, и когда вспоминаете что-то хорошее об ушедшем человеке, напишите на листочке буквально 2 слова, сверните в шарик и бросьте его в «хорошую» банку. Так же и с «плохой» — банкой обид. То, когда ваша «хорошая» банка заполнится, зависит от вас. Поставьте ее на видное для себя место, и все хорошее будет теперь у вас перед глазами. А с «плохой» банкой — придет день, когда обиды вспоминаться не будут, тогда сожгите шарики в ней, и вы освободитесь.

Найдите новое хобби, делайте общую работу по дому, не занимайтесь тем, что напомнило бы вам о потере. Заставляйте себя двигаться, общайтесь, выезжайте на природу, участвуйте в приятных мероприятиях. Освойте методику глубокого дыхания, релаксацию, займитесь медитацией, начните делать гимнастику по утрам, гуляйте, спите по 7-9 часов в сутки. Это поможет вам справиться с болью от смерти близких и двигаться дальше. Не дайте горю превратиться в депрессию.

Воспоминания смягчают удар. Измените свое мышление, ведь любую проблему можно переформулировать со знаком «плюс». Мама умерла от рака — она освободилась от боли, получила покой, не страдает больше. Кардинально изменить жизнь после утраты не под силу никому, но постепенно оправиться и восстановиться возможно. Чтобы жить в настоящем, нужно приложить усилия, обращайтесь за помощью — это естественно. Если же обращаются к вам, найдите время выслушать человека в горе, поддержите его. Будьте терпеливы к себе и другим, переживания длятся больше, чем люди себе представляют.

Вспомните о привычном для вас распорядке дня, пройдитесь по магазинам, начните выполнять обязанности по дому. Не ставьте перед собой сложных задач, отложите их выполнение до лучших времен. В каждом человеке живет внутри маленький ребенок, и вы должны обязательно поговорить с ним, как взрослый с малышом, и убедить его в том, что в смерти мамы вы не виноваты. И никто не виноват. Убеждайте его до тех пор, пока не придет чувство облегчения, пока чувство вины не отступит, разум и душа не успокоятся.

У любого ушедшего всегда остаются недоделанные дела, займитесь ими, уладьте все — это тоже придаст вам сил. Не закрывайтесь в 4 стенах, надо выходить к людям. Скорбь, отречение от реальности — это не выход, не показатель силы любви, а проявление эгоизма. Пусть вас интересует жизнь рядом живущих.

Лечение

Иногда возникает необходимость в помощи врачей — не стесняйтесь обращаться к ним, в таких случаях лечение проводится в стационаре, под наблюдением медперсонала.

Из применяемых по различным методикам препаратов можно назвать антидепрессанты, транквилизаторы, иногда нейролептики. Физиопроцедуры, витаминотерапия, ноотропы, правильный режим дня, помощь психолога — все это помогает выйти из депрессии окончательно и без рецидивов, потому что речь идет о реактивной этиологии.

Через потери проходит любой из нас. В такие моменты важно не дать себе погрузиться в пучину отчаяния, найти силы выжить. Выходит, время действительно лечит и открывает новые краски мира. Ведь после зимы всегда приходит весна, хотим мы этого или нет. При воспоминаниях о маме пусть будет только светлая печаль и благодарность, что она была с вами. Ушедшие всегда незримо присутствуют, пока люди помнят о них.

Жить прошедшим нельзя, если вы хотите взять из прошлого только хорошее, больше думайте о других и очень немного о себе, и тогда никакого застревания в горе не будет. Пережить горе — не значит забыть о нем, но научиться полноценно жить после потери.


Смерть родного всегда становится стрессом — наиболее сильным потрясением из всех возможных.

А смерть мамы застает детей врасплох, несмотря на возраст — и в 7 лет, и в пятьдесят пережить такое довольно тяжело. Иногда необходимо несколько лет, а в некоторых случаях смерть матери остается раной на всю жизнь.

Как пережить смерть самого любимого человека — мамы?

Нельзя оставаться наедине со своими дурными мыслями или обесценивать их. Если в окружении нет тех, кто сможет сопереживать, можно найти хорошего психолога, священника или же просто к человека, который симпатичен.

У православных священников есть свое мнение о том, как прекратить сильно переживать по поводу смерти.

Внимание!
Христианство трактует смерть как переход в иную жизнь и избавление умершего от всех его грехов и мук.

Священники советуют обязательно заказать сорокоуст и панихиду об скончавшемся в церкви.

  • Важным аспектом становится чтение молитв
    , в них следует просить у Господа смирения, покоя и душевных сил, достаточных для примирения с потерей.
  • Умиротворение, смирение и подъем душевных сил дает человеку посещение храма
    .

Священники считают неправильным долго горевать об усопшем — смерть мамы является волей Всевышнего; необходимо благодарить Бога за то, что он дал возможность быть с ней и «отпустить» ее. В честь памяти следует чаще раздавать милостыню и стараться делать добрые дела.

Посмотрите видео, в котором рассказывается, почему умершая мама приходит во сне:

Когда «уходят» родители, это тяжело, но все же считается нормой. Человек в любом возрасте со смертью мамы испытывает достаточно сильное душевное потрясение, с которым должен все равно справиться.

Как это сделать, если боль порой настолько сильная, что заменяет собою все остальные желания и потребности?

В некоторых случаях человеку, переживающему смерть матери, может даже понадобиться помощь специалистов — психологов.

Их советы помогают заменить острую боль чувством легкой грусти и постепенно возвратиться в обыденное, но полноценное функционирование:

  1. Не стоит стремиться возвратить свой прежний образ жизни.
    Это не получится, так как со смертью матери многое меняется, а стремление игнорировать факт ее кончины не позволяет человеку адекватно взаимодействовать с реальностью. Следует больше находиться в обществе.
  2. Следует дать себе время и прочувствовать всю тоску и боль, связанные с «уходом» мамы.
    Нельзя ставить временные рамки, особенно оглядываясь на других — кто и сколько по времени «горевал» по умершим. В некоторых случаях стоит обращаться за помощью к врачу, который порекомендует успокоительные препараты.
  3. После траура нужно время на так называемую адаптацию
    — так или иначе, жизненный уклад приходится пересматривать, ведь смерть матери вносит в него свои коррективы. Нужно поэтапно приступать к выполнению обыденных дел, ведь маме не хотелось бы, чтобы с ее уходом закончилась и жизнь ее ребенка.
  4. Поговорить о маме можно с родственниками
    — такие беседы помогают немного «притупить» боль. Также можно воспользоваться советами тех, кто недавно перенес похожую утрату.
  5. Не стоит забывать и о состоянии своего здоровья
    — горе и хлопоты, связанные с похоронами, могут существенно навредить организму. Нельзя злоупотреблять алкоголем — спиртное еще больше угнетает нервную систему. Временное облегчение от выпитого быстро сменяется более тяжелыми и физическими, и душевными страданиями.
  6. Следить за своим эмоциональным состоянием
    , определяя моменты, когда депрессивное состояние обостряется. Это, конечно, полностью не исключит переживания, но поможет более мягче их перенести.
  7. Необходимо больше общаться
    — с друзьями, родственниками и даже посторонними людьми. В такие моменты любая поддержка может принести значительное облегчение.
  8. После похорон мамы следует убрать из виду ее вещи
    — это поможет уменьшить поток воспоминаний. Если хочется посетить кладбище, сдерживаться не стоит.

На видео психолог рассказывает, как пережить смерть близких и прийти в себя:

Как пережить смерть от рака?

Внезапная смерть мамы всегда застает врасплох — у человека рождается чувство растерянности и вины, появляется негодование, остается недосказанность. После он начинает сожалеть о редких встречах, невысказанных чувствах и резких словах, имевших место.

В случае болезни и смерти мамы от онкологии, у детей имеется больше специфических моментов.

Как правило, смерть от рака не всегда бывает легкой и, тем более, мгновенной. Больной и его окружение знают о скором неизбежном исходе, они вынуждены жить с этой информацией. Конечно, это дает возможность поговорить о чем-то важном: спросить о наболевшем, попросить прощения, подготовиться к предстоящим похоронам.

Внимание!
Болезнь и скорая смерть от рака — тяжелый период для всех: для мамы — это душевное испытание, а для близких родственников — знания о скорой потере.

В самом начале у родственников появляется отрицание происходящего, непонятная озлобленность и предвзятое отношение к врачам.

Это переизбыток эмоций жестоко травмирует психику не только самого больного, но и его близких.

Часто при онкологии больной нуждается в особом уходе — и это «ложится» на плечи его родных, которые сами нуждаются в психологической помощи:

  • Конечно, изматывающие часы рождают желание скорейшего «ухода» больной матери, за что потом дети испытывают вечное чувство вины.
  • В таком случае следует понимать, что человек не желает скорой смерти своей маме, он хочет лишь прекращения ее страданий, а, возможно, и своих и всей семьи.
  • Тут необходимо знать: невозможно изменить время смерти близкого, как бы этого бы не хотелось, и как бы о нем не заботились.

Справка!
Смерть от онкологии — своеобразная смесь эмоций (горечь потери и облегчение от страданий). Иногда после ухода мамы вследствие онкологического заболевания у ребенка возникает страх за свою жизнь и даже псевдоощущение болезненности там же, где и у больной.

В таких случаях, для успокоения, необходимо пройти медицинское обследование и посетить психотерапевта.

Как помочь папе?

После утраты близкого человека страдание — вполне естественное состояние.

Когда умирает мама, для папы мир рушится, ведь он теряет человека, с которым связано много моментов его жизни. Каждый мужчина по-разному переживает горе — кто-то начинает употреблять алкоголь, кто-то «уходит» в себя.

Но в любом случае папу необходимо поддержать:

  • дать ему время полностью пережить боль утраты;
  • чаще находиться рядом с ним, поддерживая его;
  • следить за состоянием его здоровья и не дать отчаянию завладеть чувствами отца.

Как помочь ребенку?

Смерть для взрослого — тяжелая, но вполне понятная утрата.

Для малыша утрата, особенно мамы — самая страшная из бед
, ведь ребенок еще не до конца понимает все происходящее и от этого ему становится более жутко.

Как помочь малышу?

Психологи считают, что в такие моменты очень важно:

  • находиться рядом с ребенком, поддерживая его эмоциональное состояние,
  • прислушиваться к его желаниям,
  • контролировать его состояние,
  • стараться достоверно отвечать на его вопросы,
  • делиться с ним впечатлениями о происходящем в приемлемой, доступной для малыша, форме,
  • быть терпимым к шалостям и открытым для чувств.

После боль немного притупится.

Почему так трудно отпустить?

Почему трудно отпустить близких? Чаще всего — это привязанность к физическому
: хочется обнять маму, вновь почувствовать ее запах, услышать ее голос.

А также страх перемены
— трудно по-другому обустраивать быт, делать обыденные дела. Но, как бы не хотелось, отпустить умершего нужно.

Ведь, как считают священники, тем, кто умер, тоже трудно именно от того, что живые не могут их отпустить. Нужно больше молиться, посещать храм во время службы и просить у Бога духовной помощи и смирения.

Внимание!
Что бы ни случилось, нельзя отчаиваться. Смерть мамы — большое горе, тяжелое потрясение. К сожалению, это неизбежно и боль от утраты не проходит даже со временем, а лишь становится меньше.

Вопрос психологу

Здравствуйте, месяц назад у нас умер папа неожиданно, до сих пор не можем осознать. Очень беспокоит состояние мамы, жуткая депрессия : плохо и мало спит, резкая смена настроения, болит сердце, неожиданная агрессия, нежелание что-либо делать. Мы не знаем, как ей помочь.

Ответы психологов

Прошел всего месяц….

Вы хотите, чтобы мама через месяц пела и плясала?

Трудно смотреть на горе мамы? Да, трудно…..

Важно разговаривать с ней об ушедшем…. Вспоминать разные случаи из их жизни — желательно светлые.

Пусть она делится своими переживаниями, а Вам не стоит успокаивать и прерывать ее.

Просто молчите и слушайте.

Вам это трудно? — да, из жизни современного человека ушли обычаи и привычки проводов человека.

Будете нуждаться в более подробной консультации — обращайтесь.

Можете прийти на прием вместе с мамой.

Г.Идрисов (работаю и по скайпу).

Хороший ответ

5

Плохой ответ

0

Улжан, добрый день.

Яровая Лариса Анатольевна, психолог Москва

Хороший ответ

5

Плохой ответ

1

Здравствуйте, Улжан.

Все, что переживает Ваша мама абсолютно ЕСТЕСТВЕННО. Горе важно пере-жить… Для этого необходимо время и… силы… А еще понимание, что проживание необходимо для обретения равновесия и способности Жить дальше…

Кроме того, горевание, как процесс, имеет свои этапы. Вы можете прочитать об этом здесь:http://www.stranamam.ru/post/5330653/

Не думаю, что Вам нужно поддерживать
маму… Будет полезным Ваше собственное горевание по отцу…

Быть рядом, переживать свое, со-переживать маме… Вспоминать об Отце… И находить силы Жить дальше… Искать для этого новые смыслы…

Сил Вам и Мужества желаю.

С уважением,

Куроедова Татьяна Николаевна, психолог Тараз

Хороший ответ

2

Плохой ответ

1

Здравствуйте, уважаемый Джубал! После очередного разговора по телефону с папой, после которого хочется рвать на себе волосы от бессилия что-либо изменить, просто набрала в поиске «бесплатная консультация психолога» и без всякой надежды найти отклик я здесь. Ну, хоть выговорюсь что ли…

Три месяца назад я потеряла мамочку — самого близкого и любящего человечка в моей жизни. Она умерла так внезапно, не дожив 5 дней до своего 55-летия… Мощнейший инсульт (повторный, после первого три года назад она полностью восстановилась каким-то чудом просто), глубокая кома, сложнейшая операция на мозге, 12 дней реанимации и всё. Я все еще не могу рассказывать об этом без слез. Я была очень близка с мамой. Кажется, она была светлой призмой, через которую жизнь была добрее и лучше. Я уалекаюсь, я не об этом сейчас жалуюсь. С мамой уже ничего не исправить, а вот что делать с папой — я уже ума не приложу…

Папа тяжелее всех нас переносит это горе. Папа сложный человек, вспыльчивый, эгоистичный, но все равно очень хороший, понимающий, заботливый. И в первый мамин инсульт он жил вместе с ней в больнице и ухаживал за ней лучше нас, дочерей, и в этот раз сделал все, чтобы мама выбралась, не жалея ни сил, ни денег. После маминой смерти мы решили, что его нельзя оставлять сейчас одного и сестра (они живут в одном районе) переехала с семьей к нему, чтобы помочь и поддержать. Папа все это время каждый день плачет, не видит смысла в жизни и не хочет нас никого не слышать и не видеть. Хотя на удивление он находит в себе силы ходить в бабушкину квартиру делать ремонт, похоже, только потому, что так они планировали с мамой (сделать там ремонт и перейти жить туда, а свою квартиру оставить сестре). В первое время после похорон он был открыт, но вскоре все изменилось. Он постоянно жаловался мне на сестру и ее семью, что они раздражают его своим присутствием, что они все делают не так и что среди них он еще более одинок, вплоть до того, что с ним никто не разговаривает. А сестра говорит, что он сам отгораживается, не хочет общаться и принимать поддержку. Кроме того, он начал выпивать… Днем делает ремонт, а к вечеру напивается. При этом он становится таким агрессивным, что я реально боюсь за сестру. Он орет на них матом, а это слышат двое летей 10 и 5 лет, кричит «чтобы вы все здохли» и прочие ужасные гадости. Сестра уже не выдерживает и собирается вернуться к себе домой. Все это время я была громоотводом и папе, и сестре, они с двух сторон жаловались мне друг на друга. Меня, конечно, это давило, но я была рада, что папа может хотя бы со мной выплакаться — я видела, что пообщавшись со мной, ему немного становилось легче. Но сейчас, мне кажется, он немного смирился уже и успокоился, а вот пить стал больше и похоже использует свое горе, как оправдание своему поведению. Время идет, а он сосредоточен только на себе, он не проявляет ни заботы, ни интереса к нам, к внукам, вобще к жизни. Из-за постоянного приема алкоголя состояние его только ухудшается. Сегодня утром я попыталась деликатно обратить его внимание на это. Мол, это же только усугубляет и без того тоскливое самочувствие. Он вспыхнул и не стал со мной говорить. Вечером, когда я как обычно, позвонила ему, он как ребенок вел себя. Говорил сквозь зубы. На мой вопрос: «пап, ты не хочешь разговаривать?», начал возмущаться: «а что тебе разговаривать с алкоголиком-мазохистом?! Хотя называть его алкоголиком у меня и в мыслях не было, не то, что на языке. И понеслось… С его слов, мы его «лечим» своими советами и указами, а ему и без этого плохо; нам всем хорошо и мы его не понимаем; ему все равно, поддержим мы его или нет, и все в таком духе… А я теперь места себе не нахожу. Кажется, лишила его последней поддержки (с сестрой они эпизодически ругаются)…

Что делать? Может, мы действительно не правы в том, что пытаемся его наставлять на путь истинный? Может, мы не терпеливы и должны просто подставлять плечо для его слез? Но ведь сестра думает и о своей семье, которая страдает от его злобы и агрессии. Как оказать поддержку, если папа ее отвергает? На любые уговоры о том, что лучше верить в то, что после смерти мы все встретимся, он сердится и отрицает все. Да не только на это — практически на все. Даже простое «пап, ну держись, время облегчит боль» можно услышать: «да, но я посмотрю на тебя, если ты потеряешь мужа, с которым прожила 35 лет! сказать «держись» проще всего!» и так далее. Так что же тогда говорить??? Вобщем, я не знаю, я подавлена и просто убита всем происходящим. Кажется, с маминым уходом наша семья распалась и весь мир вобще потрескался…

Вот вроде т выговорилась, а легче не стало.

Ответ психолога:

Здравствуйте, Ирина!

После ухода Вашего папы прошло очень мало времени, слишком мало, чтобы перестать горевать и маме и Вам. То, что сейчас происходит с Вашей мамой — абсолютно нормально, более того, правильно. А вот у Вас могут быть тяжелые последствия искусственно пережитого горя. С одной стороны, вы решили побыстрее отпустить, перестать плакать и переживать. С другой стороны, возможно, это произошло потому, что Вы переключились на маму. Конечно, ей нужна поддержка. Но и свое горе нужно выплакать, выстрадать, прогоревать.
Нам часто внушают, что плакать это плохо, а плакать по умершему еще хуже, мол, дайте ему уйти спокойно, отпустите его. Но это все не значит, что вообще плакать и переживать не надо. Невыплаканное, невыстраданное горе прячется в уголках души, накапливается там и рано или поздно находит выход в виде тяжелой депрессии, психосоматических и даже психических заболеваний.
За горем мамы Вы забыли или сделали вид, что забыли, о своем горе. Уверены ли Вы в том, что действительно отпустили папу, что горе уже не такое сильное, что Вы не спрятали его в себе?
Теперь я расскажу вкратце о нормальных стадиях проживания горя.
1. Стадия шока. Ужас, эмоциональный ступор, отстраненность от всего происходящего. В сознании человека появляется ощущение нереально­сти происходящего.
2. Стадия отрицания (поиска) характеризуется неверием в реальность потери. Отрицание — это естественный защитный механизм, поддерживающий иллюзию о том, что мир остаётся неизменным. Но постепенно сознание начинает принимать реальность потери.
3. Стадия агрессии которая выражается в форме него­дования, агрессивности и враждебности по отношению к окружающим, обвинении в смерти близкого человека себя, родных или знакомых, лечившего врача, и др. Находясь на этой стадии столкновения со смертью, че­ловек может угрожать «виновным» или, наоборот, занимать­ся самобичеванием, чувствуя свою вину в произошедшем. Человек, которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшествовавших смерти, доказательства, что он не сделал для умершего всего, что мог (не вовре­мя дал лекарство, отпустил одного, не был рядом и т.д.). Чувство вины может отягощаться ситуацией конфликта перед гибелью. Спектр переживаемых в это время эмоций также дос­таточно широк; человек остро переживает утрату и плохо контролирует себя. Все это — ес­тественный процесс переживания утраты. Когда злость находит свой выход и интенсивность эмоций снижается, наступает следующая стадия.
4. Стадия депрессии (страдания, дезорганизации) — тос­ки, одиночества, ухода в себя и глубокого погружения в правду потери. Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Типичны необыкновенная поглощённость образом умершего и его идеализация — подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках.
5. Стадия принятия произошедшего Эту стадию подразделяют на две:
5.1. Стадия остаточных толчков и реорганизации. На этой фазе жизнь входит в свою колею, восстанавли­ваются сон, аппетит, профессиональная деятельность, умерший перестает быть главным средоточием жизни. Переживание горя теперь протекает в виде сначала ча­стых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Эта стадия, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщи­на смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, именно поэтому большинство культур и религий от­водят на траур один год.
5.2. Стадия «завершения». Описываемое нами нормаль­ное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу. Смысл и задача работы горя в этой фазе состоит в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в се­мейной истории, семейной и личной памяти горюющего, как светлый образ, вызывающий лишь светлую грусть.

Если Вы внимательно прочитали о всех стадиях, Вы легко определите, на которой сейчас Ваша мама. Ей нужно говорить о своей вине. И ей нужна поддержка в этом. Конечно, не надо ей говорить, мам, да! ты виновата. Достаточно быть рядом с ней, не отрицать ее чувства, выслушивать. Она вас не слышит, потому что Вы не слышите ее чувств, отрицаете их.
Дайте ей возможность пережить горе так, как ей нужно. Можно отзеркаливать чувства: «Ты злишься на саму себя!» «ты себя винишь!» «ты его очень любила». Можно перевести «стрелки» на себя «Ваша любовь (ваши отношения) пример для меня». Поговорите о том, что мама могла бы сделать, что могли бы сделать Вы для папы. Вспомните вместе какие-то случаи, когда смогли сделать папе хорошо, порадовать его.
Если человек застревает на какой-то стадии, то горевание переходит в патологическую форму. И тут не обойтись без психотропных лекарств и лечения у психотерапевта.
Если нужна будет дальнейшая консультация, пишите.

Как пережить смерть близкого человека: Личные истории и советы психолога

Смерть — важная часть жизни, и все мы так или иначе с ней сталкиваемся. Близкие люди, к сожалению, умирают, и с этим как-то надо жить.

Опыт столкновения со смертью близкого очень важен и для живущего человека, поэтому мы решили узнать, через что проходит человек, переживающий утрату, что помогает ему справиться с потерей и как всё-таки найти в себе силы жить дальше. 


Данияр Косназаров

В день смерти близкого мне человека я находился в Токио. Ожидание чуда в преддверии цветения сакуры внезапно сменилось трауром. Звонки, поступавшие от родственников, с которыми давно не разговаривал, вызывали недоумение. Поняв из беседы со мной, что я не в курсе случившегося, они бросали трубку, прерывая разговор.

Только по возвращении в Алматы я понял, что родители и супруга не хотели мне сообщать новость о смерти дяди, чтобы я, находясь в другой стране, не впал в уныние и хорошо выступил перед студентами и профессурой Токийского университета.

Я не смог поехать на похороны, но, возможно, меня это и спасло от сильной депрессии. Для меня данное событие стало личной трагедией на фоне колоссальных тектонических сдвигов в стране в связи с транзитом власти, протестами и выборами. Всё это казалось неважным, второстепенным, когда не стало родной души, всю свою жизнь помогавшего другим как ангел в человеческом обличии.

Уже на 40 день после смерти дяди я побывал на его могиле, мулла прочитал молитву, а родные собрались, чтобы почтить его память. Все вспоминали поступки дяди, делились смешными моментами из жизни, это придало силы.

Пока мы помним, живы наши близкие и живы мы сами.

Кайсар Даулетбек

Этим летом скончалась моя близкая подруга, с которой мы вместе росли.

Она умерла внезапно. Врачи сказали, что это волчанка. Когда пытались установить причину, одним из возможных факторов была резкая смена климата. Два года назад они переехали в Испанию. Когда человек, который циклично отдает себя сорокоградусным морозам, переезжает в ежедневную двадцатиградусную жару, это сказывается на здоровье.

Её часто водили по врачам, у неё всегда были проблемы со здоровьем. Все к этому привыкли, да и она тоже. Но что это была волчанка врачи сказали только после того, как она умерла.

В последнее время мы перестали близко общаться, и я ругаю себя за это. Когда её положили в больницу, я не думал о серьезности всей ситуации. Думал, может, очередная проверка.

Когда на третий день у неё начали отказывать органы, я понял, что обязан поехать в больницу и хотя бы узнать как дела у её родителей. Её папа всё время искал необходимые лекарства. За два дня он несколько раз летал в Москву: лекарства всё время не подходили.

На пятый день мне позвонила мама и сказала, что Томирис умерла. Это такой нокдаун, после которого тебе нужно время, чтобы понять, что вообще происходит.

Когда ты узнаёшь о смерти близкого, ты не успеваешь ни о чем подумать. У тебя просто появляется чувство пустоты. А слёзы — это реакция, которая позволяет заполнить ту самую пустоту. Я был воспитан в семье, где мужчинам несвойственно показывать слёзы. Но ты плачешь и это никак не прекратить. Самое комфортное решение для меня — это отойти куда-нибудь и посидеть в изоляции. Я думаю, что большинству людей, воспитанных как я, а это большинство мужчин в Казахстане, нужна изоляция. Нужно подумать, собраться с мыслями и только потом ты можешь обсудить ситуацию с кем-то.

Тяжело, когда ты осознаёшь происходящее, когда понимаешь, что этого человека больше нет. Тяжело видеть родителей, потерявших ребёнка: я смотрел им в глаза, а они смотрели сквозь меня.

Я не сказал им ни слова, ни разу. Просто не мог. Салфетки подавал, лекарства какие-то приносил, но ни слова не сказал. Я думаю, что просто находиться рядом в этот момент уже многое значит.

Самое худшее, что можно сказать человеку, переживающему горе: «Если что — обращайся». Самое лучшее, что можно сделать — навести его на какие-то мысли.

Мы отвлекаемся от наших эмоций, когда начинаем о чём-то думать. Если, допустим, я сижу и плачу, то мне стало бы легче от вопросов: «Какие у вас были самые хорошие воспоминания? Что отличало этого человека от остальных?». Это что-то, что может заставить тебя думать, напрягать мозги, вспоминать что-то. Пока твой мозг будет заниматься этим, он не сможет придавать смысл эмоциям.

Я иногда вспоминаю Томирис. Вспоминаю, каким чудесным человеком она была, но не думаю о её смерти. В общаге у меня висит картина, которую она нарисовала. Каждый день я просыпаюсь и смотрю на эту картину — теперь она часть моей рутины, я не придаю смерти большого значения.

Манзура Алимжанова

В августе прошлого года у моей мамы случился обширный инфаркт. Случилось это внезапно, когда она уехала на свадьбу двоюродного брата в Самарканд. Мама умерла сразу после того, как проводили жениха на «гулянку». Родственники сказали, что она из окна посмотрела на брата, сказала, что он очень красивый, обрадовалась за него и заплакала.

О смерти нам сообщил двоюродный брат.

Я заплакала, потом находилась в состоянии неопределенности: я не верила в произошедшее, но в то же время понимала, что произошло горе. Мой разум взял верх над чувствами. Я понимала, что плакать некогда: надо готовиться к похоронам и купить необходимые вещи.

Минут через 15 после известия о смерти мамы дом был полон людей: соседи, родственники, знакомые, друзья — пришли все. Мужчины сами мыли потолки во дворе, убирались, помогали с подготовкой. Женщины готовили, разбирали что есть, чего нет, что необходимо докупить для похорон.

Ночью меня начало трясти и только тогда я поняла, что потеряла свою маму. Я плакала, у меня была паника. Я начала читать намаз, чтобы успокоиться и на последние секунды молитвы я слышу громкое «Приехали!». Мое состояние ухудшилось, дышать было тяжело, всё  тело ломило. Завезли тело мамы в зал. Домой заходят родственники, которые приехали издалека. Здороваюсь со всеми по очереди, и тут заходят дяди, которых я впервые увидела плачущими. Они обнимали меня и просили прощения за то, что не смогли уберечь маму.

Нас, детей, попросили зайти к маме, чтобы увидеть её в последний раз и попрощаться. Я стояла в коридоре и издалека увидела её тело. Я не смогла зайти, моё состояние с каждой секундой ухудшалось и тут я потеряла сознание. Меня завели в мою комнату, привели в чувства, дали успокоительное и сказали, что я должна зайти. Я подошла к двери, но мне опять стало плохо, я начала держаться за двери и сопротивляться. Меня еле успокоили и уговорили зайти.

В зале около 30 человек, рядом с мамой сидят тётя и мы, три дочери. Я находилась в шоковом состоянии и не хотела плакать. Мне казалось, что в комнате кроме нас никого нет. Только я и мама. Я долго и пристально рассматривала её лицо. Я в первый раз видела её такой бледной, ведь её натуральным цветом кожи был румяный.

Были моменты, когда я хотела плакать, но тётя говорила, что плакать нельзя и постоянно говорила что делать. А когда я не хотела плакать, меня заставляли. Это меня очень сильно раздражало. Почему кто-то знает лучше, что я должна чувствовать?

Я долго думала об этом и поняла, что мои отношения с мамой — это наши личные отношения, и никто не имеет права вмешиваться в них. Я буду плакать, если мне так хочется, а если не захочу — не буду.

Также мне очень не нравились глупые домыслы людей, из-за чего же всё-таки она умерла. А ещё все хотели разделить золото мамы между детьми, что ещё больше нас злило.

Самое удивительное, что после похорон я спокойно рассказывала друзьям о произошедшем. Смерть мамы подтвердила тот факт, что важно иметь близких людей, которым можно довериться и рассказать всё, о чём ты переживаешь.

Также пережить горе мне помогла вера в Бога. За несколько дней до смерти мы с девочками дискутировали о том, как важно доверие Господу. Если ты веришь в Него, то необходимо полностью Ему довериться. Если в твоей жизни произошло какое-либо событие, то в этом была необходимость и это не обсуждается.

Я благодарю Всевышнего, что у меня большая семья, что у меня прекрасные соседи, замечательные друзья и знакомые. Пока не прошло 40 дней мамы, все дежурили у нас дома по очереди. Просто их присутствие рядом, понимание того, что рядом есть человек, которому можно довериться, помогало больше всего.

В первый месяц было не тяжело, потому что я не до конца осознавала её смерть. Мне казалось, что она скоро приедет. Все началось через пару месяцев: я плакала ночами, тело ломило, были очень сильные боли в области груди. Казалось, моё тело обгорело.

Но как-то я увидела себя на фото и поняла, насколько сильно я выгорела эмоционально. С того самого момента я решила привести себя в порядок: возобновила своё хобби, начала чаще встречаться с друзьями, посещала сеансы психолога и не стеснялась просить помощи, когда она была мне нужна.

В последние годы я по-особенному старалась показать свою любовь к маме. Дарила ей подарки, покупала платья, водила по разным заведениям, приглашала на мероприятия, дарила цветы без повода. Но мне так и не хватило смелости обнять маму просто так и сказать, как сильно я люблю. Это единственное, о чём я жалею.

Камиля Сулейменова 

Психолог-консультант. 

Смерть — естественное завершение жизни любого из нас и каждого из наших близких. В зависимости от жизненной мудрости, культуры, типа вероисповедания, местных стереотипов и собственной философии жизни разные люди переживают факт смерти по-разному.

Тот, кто уже умер, свою смерть не переживает.

Однако его смерть тяжело переживают родственники умершего, по крайней мере в нашей культуре. Во многих культурах, пропитанных исламом и православием, принято безутешно горевать по умершим. При том, что эти религии учат относиться к смерти  со спокойным смирением. 

Во многих других современных культурах отношение к смерти такое же нейтрально-деловое, как к погоде: Пошёл дождь — нужно открыть зонтик. Кто-то умер — значит, нужно похоронить. И дальше заниматься следующими делами.

Что мы испытываем, когда близкий нам человек уходит из жизни

Мама Софии умерла уже много лет назад, но София плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чём она плачет? О маме? Нет, о той любви, которую мама давала ей. О той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого. 

София — прекрасный человек, но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любую любовь, идущую от такого множества людей в её сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала её — плакала бы она? Когда умирают любимые родители, любящие дети плачут. Но плачут они не об умерших родителях, они плачут о себе, лишившихся собственности и спонсоров внимания. 

Основная трудность в том, что сильно переживающий человек не хочет освободиться от овладевшей им душевной боли, и запрос обычно звучит не «Как вернуться к нормальному состоянию», а «Как пережить всё это?», то есть оставить боль и найти возможность жить на фоне этой боли.

Как пережить смерть близкого человека

Если вы потеряли близкого человека, ситуация закрыта, его не вернуть. Начинайте смотреть вперёд и заботиться о тех, кто рядом с вами. Ваше спокойствие и обращённость к делам будет им лучшей поддержкой. 

Очень полезно сменить обстановку, убрать все мелочи, которые раз за разом напоминают о смерти близкого. Не путайте: благодарная память — это одно, а напоминания о смерти — другое.

Если у вас не было хорошей фотографии отца, матери или другого близкого человека —  распечатайте её и повесьте на достойное место. Если вы с помощью друзей и родственников соберёте все лучшие воспоминания, оформите их и может быть даже где-то опубликуете — это также уважение к памяти. А вот сидеть, раз за разом перебирая личные вещи умершего — не лучшая затея. Живите так, как хотел бы этот человек, а он хотел, чтобы вы были счастливы и жили, думая о будущем и строя своё будущее. Значит, так жить и следует.

Если умер ребёнок 

Смерть ребенка — это очень сильный фрагмент в жизни любого человека. Всё сгладит только время, но с этим точно можно жить. Будут разные периоды.

Бывает отчаянье, злость на себя, даже на погибшего ребенка, пустота, чувство вины, зацикливание на вопросе «Ну почему?» и так далее, однако в среднем через 6 месяцев самые сильно переживающие люди возвращаются к обычной жизни. 

Возвращаться к обычной жизни бывает трудно, но чем раньше человек хотя бы попытается, тем быстрее это произойдет. Любая рутина здесь в помощь. Сон, еда, работа — всё лучше, чем переживания. Нельзя оставаться одному, надо идти против этого всеми силами. Нельзя сидеть одному и плакать — даже если не хочется, надо идти в люди, сидеть с друзьями и говорить с ними. Если можно выйти на работу, нужно выйти на работу. 

Бабушек и дедушек после сообщения новости надо сразу переключать на живых людей — на детей, на живых внуков и внучек. 

Умершему человеку наш плач не нужен. Мы и наша забота нужны живым: нашим детям, родителям, друзьям и любимым. 


Если вам необходима психологическая помощь, вы можете позвонить по номеру +7 701 642 7008 или написать Камиле Сулейменовой в дайрект @kamilya_coach. 

Также вы можете воспользоваться номерами горячих линий психологической помощи в Казахстане:

111 — телефон доверия для детей и подростков

150 — служба психологической помощи

115 — телефон доверия в сложных жизненных ситуациях

1415 — телефон доверия для жертв бытового насилия

 

Читайте также: Неуместно говорить «Представляю, что ты чувствуешь»: Как поддержать семью, потерявшую ребенка?

 

«Я потерял обоих родителей в пандемию»

В июне плохо себя чувствовать начал мой отец. У него поднялась температура, но папа продолжал ходить на работу. По указу губернатора, его должны были отправить домой на самоизоляцию, но лишь немногие работодатели прислушивались к этому.

Состояние папы совпало с падением температуры в начале лета, поэтому его температура 37,5 и легкий кашель могли оказаться симптомами обычной простуды. Но из-за того, что симптомы держались три дня, он вызвал врача. Тот пришел только через день, провел дежурное обследование, назначил больничный, выписал антибиотики и сказал, что это обычное ОРВИ. Врач назначил отцу дату, когда нужно прийти в больницу и сделать флюорографию. Отец сходил. А потом через несколько дней снова пришел в больницу на прием к врачу — температура не падала и кашель усиливался. Я даже не предполагал, что у него коронавирус: у отца не было проблем с обонянием или болей в груди, а слабость я списывал на побочные действия антибиотиков. В итоге на следующий день после последнего похода в больницу ему позвонили и сказали, что анализы подтвердили коронавирус — спустя шесть дней.

Из-за истории с мамой я понял: нужно сделать так, чтобы отец не попал в городскую больницу — там творится ад. Скорая отвезла его в областную больницу на Чапаева. Это немного успокаивало: казалось, что там отец пройдет более качественное лечение у хороших специалистов.

Эту больницу перепрофилировали на лечение больных коронавирусом, поэтому я ни разу не был внутри. Только от отца знал, что там много людей и постоянные очереди на КТ. Состояние папы резко ухудшалось, поэтому о происходящем в больнице я знаю очень фрагментарно. Отец поступил в плохом состоянии, со слабостью и одышкой. Его сразу подключили к аппарату с кислородом. Спустя неделю перевели в реанимацию. Через разные каналы я пытался узнавать о его самочувствии — сделать это по-другому оказалось невозможным.

В больнице на звонки либо не отвечали, либо просили оставить номер телефона и обещали, что врач перезвонит. Поговорить с врачами удалось только несколько раз. На одном этапе мы общались с лечащими врачами, но вся информация о состоянии отца была только с их слов, не подтвержденных документами. Когда его положили в больницу, то он сказал мне, что легкие поражены на 35 %. Потом врачи мне сообщили, что было 70 %. Может, папа сказал мне иначе, а может, иначе сказали ему. Допускаю, что информация со временем изменилась. Но самое странное, что я до сих пор не смог узнать, как было на самом деле.

Врачи говорили мне, что лечение проходит по протоколам, присланным из Москвы. Но их несколько: одни используют препараты от ВИЧ, другие — антималярийные препараты. В США антималярийные быстро запретили использовать, но в России летом они применялись. Это крайне тяжелые препараты, особенно для ослабленного человека в возрасте. Но я до сих пор точно не уверен, чем лечили моего отца. Это же врачебная тайна.

Как пережить смерть близких — Российская газета

Они жили долго и счастливо и умерли в один день

Это не просто о любви до гробовой доски и о семейной жизни с хорошим концом … Это попытка ответить на вопрос, над которым веками бьются философы, поэты, художники: «Может ли любовь победить смерть?»

Анатолий Антонов: «В один день» — это метафора и мечта, которая в жизни редко реализуется. Жан-Поль Сартр и его супруга Симона де Бовуар умерли почти в один и тот же день, но с промежутком в шесть лет. Но и это символично. Речь идет о том, что люди всю жизнь проживают рядом, становясь друг для друга незаменимыми. Это и счастье, и огромное испытание…

Алексей Герман: Глядя на свою семью, я понимал, что они проходили очень много испытаний вместе. При том, что родители могли ссориться, и даже бабушка с дедушкой иногда. Тем не менее всегда было ощущение единства, внимания друг к другу и понимания. Сейчас, мне кажется, мы теряем ценность энергии семьи, которая поддерживает в этом сложном и иногда враждебном мире. Семья перестает быть высшей ценностью. Это не означает, что раньше «все сидели под елочкой в белых рубашечках». Просто я всегда понимал, что для меня родители- это главное, а я — для них. И всегда знал, если у кого-то из нас случится выбор, то он будет сделан не в пользу денег или карьеры, а в пользу семьи.

Недавно умер 90-летний муж близкой знакомой. Она сказала: «Я не умею без него дышать…»

Анатолий Антонов: Есть такое социально-психологическое понятие: социальный атом человека. Это наименьший и неделимый элемент социальной вселенной. Когда кто-то один умирает, атомная структура разрушается, ведь атом неделим. Умер один старик, скоро уйдет и другой. Впрочем, социологам известно, что у женщины есть шанс прожить еще лет 10. А вот если умирает первой жена, муж долго не протянет. Все это я говорю о парах с большим стажем. В современной семье, где по пять раз разводятся и сходятся, совсем другая картина. Развод там — тоже смерть, но не в буквальном смысле слова. Посмотрите телевизионные передачи: люди готовы друг другу горло перегрызть за каждую табуретку. Такая грязь внутри человеческая убивает когда-то очень близкого.

Алексей Герман: Возможно, в этом виноват тревожный ХХ век, который принес бесконечное форматирование государства, постоянное провозглашение то одних, то других ценностей. Меня потрясает количество выяснений отношений, показушной и бессмысленной любви, которое сейчас транслируется отовсюду. Когда умирала певица Юлия Началова, было ощущение нескончаемого потока грязи. Бесконечные оправдания врачей, скандалы с бывшими мужьями. Жизнь в состоянии постправды, когда рейтинг важнее, чем мораль, когда человеческая жизнь всего лишь история о том, как повысить количество читателей, лишает нас чего-то очень важного. Интерес к трагическим моментам с одновременным вытаскиванием грязного белья — результат того, что нет моральных авторитетов. А это тащит за собой остальное — отсутствие запроса на справедливость, нищенские пенсии, неуважение и безразличие к старикам и т.д.

Алексей Герман (мл.): Долгая жизнь вместе — это то, что превращает двоих в одно целое. Фото: РИА Новости

Татьяна Чаленко: Ухаживая за больными и помогая людям в последние мгновения жизни, я пришла к парадоксальному выводу: настоящая любовь бывает только в старости. Когда смотришь на своего мужа и думаешь: «Раньше я его не любила, это было другое. А вот сейчас я его люблю!» У 90-летнего священника в келье я видела две фотографии. Матушка — сразу после венчания и незадолго до смерти. На одной — юная красавица, а на другой — морщинистая старуха с бессмысленным взглядом. В рамку второй фотографии батюшка вложил клочок бумаги, на которой было написано: «Господь с тобой, любовь моя!» Тогда я этого не поняла, а теперь — понимаю.

Алексей Герман: Это правда: долгая жизнь вместе — это выше, чем просто любовь, это что-то, что превращает двоих в одно целое. Моя мама очень тяжело переживала уход папы. По большому счету, она не могла без него жить, поэтому все время кидалась в какую-то работу, чаще неблагодарную и низкооплачиваемую. Бабушка после ухода дедушки стала заниматься его архивами. Закончив работу, она, увы, быстро умерла.

Последняя точка многое говорит о человеке

Чехов пьет смертельно опасное шампанское. Пушкин ест морошку из рук любимой жены… О чем обычно просят в такие минуты?

Татьяна Чаленко: Меня потряс случай. Я ухаживала за удивительной женщиной. Она содержала в Тверской области маленький детдом для олигофренов. Шесть человек научила говорить. Самоотверженная была — служила людям. И вот сидим мы с родственниками у ее одра, и она завещает отвезти ее после смерти туда, где детдом, обложить дровами, сжечь, а прах развеять над деревней. При этом никаких признаков деменции или других психических расстройств. Просто ей хотелось раствориться в своем призвании…

Современное искусство все чаще обращается к осмыслению человеческих переживаний о приближении конца… Все возможные мировые награды собрал фильм Ханеке «Любовь». Сюжет прост и сложен одновременно: два очень старых и очень любящих друг друга человека пытаются сохранить достоинство в безысходности болезни, которая сначала отнимает силы физические, а потом забирает разум…

Татьяна Чаленко: Мы должны уходить из жизни достойно. Как в молитве сказано: «непостыдно». Деликатность и терпение — вот, что нужно усвоить тому, кто ухаживает за больным. Человек не должен быть унижен, даже если он уже не помнит, как его зовут, а тело его абсолютно беспомощно…

Анатолий Антонов: Недавно я оказался в больнице. На лыжах гонял и сломал шейку бедра. Не учел возраст. Хирурги смеялись: где этот горнолыжник? Так вот о достойном уходе. При мне человек умер прямо на коляске, не дождавшись места в палате. Медицинские братья и сестры в присутствии умирающего разговаривают: вот этот сейчас загнется, освободится кровать. Это же так страшно — умереть среди абсолютно равнодушных людей. О деликатности, физической и психологической, в которой нуждаются старики еще больше, чем молодые, речи не идет.

Алексей Герман: Я был поражен, как трудно положить в больницу человека преклонного возраста и как минимальны его шансы на выживание там. Это пренебрежение к людям в почтенном возрасте — колоссальная проблема. Сегодняшняя установка на доживание безобразна, как и термин «возраст дожития». Откуда это взялось? Как ни странно, это вопрос и о религии, и о воспитании, и о нравственности, и вопрос очень скромной пенсии.

Но вот больной человек дома… Бросившись к нему на помощь, близкие люди часто не рассчитывают свои силы на годы методичной и мало результативной, по большому счету, работы… И тогда возникает вопрос: ухаживать за больной матерью — это святая обязанность или наказание? И случаи, когда родственники ведут себя так, что хочется сказать: «Лучше уйдите!», — не редкость….

Алексей Герман: Наверное, самое дурное, что может быть в такой момент, это когда родственники начинают злиться друг на друга. Это бывает очень часто. Когда напрягаются дети, когда самому человеку кажется, что ему недодают чего-то. Мне кажется, достоинство и в том, чтобы как-то останавливать себя.

Надо жить, думая о конце, и тогда жизнь будет и радостной, и прекрасной. А мы загоняем свой страх в подполье

Татьяна Чаленко: Вопрос про наказание может ставить только незрелая душа. Важно помочь ей созреть. Наши родственники любимые — мамы, тети, бабушки — поверьте, все осознают… Есть очень короткий срок, когда понимаешь, что уже помочь не сможешь. Когда мама вас не узнает и считает своей мамой, — это, конечно, шокирует. Но вам дается возможность еще полюбить ее немножко, погладить руку или голову — пока дышит, на тебя смотрит, пока она еще теплый… Видит и слышит? Нужно попросить прощения, может быть, какие-то распоряжения получить. Уже не слышит? Важно держать за руку. Гладить потихонечку, даже просто немножко касаться тела, головы, волос. Мы, сестры милосердия, знаем, как важно, чтобы человек чувствовал, что он не один умирает. Кто-то рядом с ним сидит и вместе с ним дышит. Я ухаживаю за больными скоро 25 лет. Как правило, это происходит так: ты вышел за дверь, на кухню на минутку, и человек умер. Так вот это большой подарок от Бога видеть, как он уходит, услышать последний вздох. Подарок вашей душе.

Герой нового фильма Сергея Ливнева «Ван Гоги» (его очень точно и тонко играет Алексей Серебряков) рядом с заболевшим Альцгеймера отцом излечивается от равнодушия, неполноты существования, эгоизма, амбиций… Получается, чтобы быть человеком, нужно пройти и это?

Татьяна Чаленко: Уход за стариками с деменцией — это тяжелая, но душеспасительная история.

В Калуге 86-летняя бабушка ушла ночью из дома и замерзла. Общество обрушилось на сына, который сам давно уже пенсионер… Но все ли зависит от родственников? Нужна ли им самим поддержка?

Татьяна Чаленко: Я консультирую семью. Пожилая женщина — 94 года. Простая, малообразованная, труженица. Нарушения у нее уже очень развернутые. И две дочери, сами понимаете, в возрасте. Как же они ухаживают за матерью! Как они терпеливо любят, невзирая на ее бесконечные вопросы, какие-то детские поступки. Как служат ей! Когда смотришь на это, жить хочется, и веришь в людей, и счастлив, несмотря на ужасающую ситуацию! Все очень просто, бедно, скудно. Денег на перевязочные материалы нет. Но ни грамма уныния или жалости к себе, только любовь и добрый юмор.

Настоящая любовь бывает только в старости. Когда смотришь на мужа и думаешь: Раньше я его не любила, а вот сейчас люблю!

Алексей Герман: Я, к счастью, не знаю, что такое деменция. Мой папа умирал медленно, долго и страшно. Он очень тяжело болел 20 лет. Мы знали это. Это знание всегда было рядом. В случае с мамой все произошло очень быстро. С одной стороны, пожилые родители — это страшное испытание. Это, когда ты начинаешь разбираться в медицине. Когда тебя одолевает стыдная усталость, и ты живешь в бесконечном ожидании трагедии. Но с другой стороны — это взаимопонимание и счастье от того, что ты можешь прийти к ним и ощутить, что ты не один и ближе родителей никого не будет.

Почему тема ухода, последних дней жизни у нас под запретом?

Почему мы боимся говорить о смерти? Вот два письма от известных российских писателей, которые пришли в ответ на приглашение редакции к разговору. «Простите, я бы не хотела говорить об этом… Недавно умерла жена моего брата»… «У меня пожилые родители, боюсь думать, что будет через год-два-три…»

Анатолий Антонов: Да, это табу. У нас нет поведенческой психогигиены относительно смерти. Посмотрите, в светской жизни совсем нет траура, если это, конечно, не касается знаменитостей, из смерти которых делают шоу. Люди уходят незаметно: был человек и нет его.

Алексей Герман: Может быть, причина в том, что тема ухода очень личная…

Анатолий Антонов: Боязнь говорить о смерти — это очень напряженная струна современного мира. Во всех странах упростились похоронные обряды. Помню: по улице у нас на Таганке идет процессия, оркестр играет, машина с красно-черным полотном на борту. Останавливаются зеваки. Сейчас вы не увидите похорон.

Разве это плохо? Вспомнишь «Траурный марш» Шопена и мурашки страха по спине…

Анатолий Антонов: Это особенность нашей жизни: скорее похоронить, забыть и побежать по своим делам. Дело не в отсутствии сопереживания. Смерть загнана в подсознание, невероятно высок страх смерти… В свое время великий Мечников написал книгу «Этюды оптимизма». Она вовсе не о том, что умирать надо с оптимизмом. Нет. По Мечникову, умирать нужно по-человечески: не отчаиваться, не цепляться за жизнь, а понимать, что это закономерный финал, к которому нужно себя приготовить. Не в одиночку, а в окружении родственников и близких. Как раньше: на людях, чтобы вся деревня попрощалась… У меня мама до 90 лет дожила. Умерли все ее братья и сестры, умерли знакомые, ей перестал быть интересен даже Ельцин, который разрешил верить в Бога. И она тихо ушла. Парадоксальная мысль: надо жить, думая о конце, и тогда жизнь будет радостной и прекрасной. А мы загоняем свой страх в подполье.

Этот феномен изучен?

Анатолий Антонов: Вы удивитесь, но табу на смерть не только у обывателей, но и у ученых. В советское время я пытался проводить исследования про отношение к смерти среди преподавателей и студентов, но партком МГУ быстро мне их прикрыл. Как умирать — это не тема для советского человека. Он хотя и смертен, но вечен, бодр и весел! Такая идеологическая установка. А людям задумываться над тем, как жизнь сберечь, как дожить до глубокой старости при уме и памяти, было некогда. Модернизация, урбанизация, технологический прогресс — все это дает высокий процент смертности. В патриархальной и религиозной крестьянской России суицидов случалось мало. Жизнь была, с точки зрения простого человека, не легче, но правильнее. А что получилось, когда сельское население вытянули в города? После войны мы впятером жили в коммуналке на шести квадратных метрах. Удобства на улице. Москва была деревянная, страшная, бедная. Про другие города и не говорю. В ХХ веке не за чем было беречь здоровье. Мужчины усвоили: через каждые 10 лет — или войны и революции, или репрессии и «как закалялась сталь» на стройках коммунизма. Жертвенность, послевоенный голод.

Трагичный минувший век отучил россиян думать о том, как жить долго и качественно. Но были же примеры, перед которыми хочется снять шляпу: Владимир Зельдин, Даниил Гранин…

Анатолий Антонов: По числу долгожителей мы сильно отстаем от развитых стран. Между тем биологи из США, кстати, наши — МГУ-шники, уехали в Америку в 90-е годы, провели анализ по всем европейским странам за 300 лет и пришли к выводу, что средняя продолжительность жизни должна быть 100 лет. Сейчас Япония и Скандинавские страны приближаются к показателю 85 лет. Среди японских женщин полно тех, кому 88-89. Мы же вышли на среднемировой показатель — 72 года. Это на десять лет меньше, чем в передовых странах мира. По женщинам мы на 130-м месте в мире, а по мужчинам — на 145-м… Когда мы стали проводить исследования установок на жизнь и смерть, выяснилось, что большинство опрошенных не хочет дожить до ста лет. Старость воспринимается, как дряхлость и нищета. Зачем такая жизнь? Молодые так и пишут в анкетах: лучше прожить активно, бодро, но мало. Пробежал стометровку и помер на финише. А я студентам внушаю: нужно марафонскую дистанцию пробежать, а для этого продумать свою историю уже сейчас, пока вам двадцать, рассчитать силы на всей дистанции.

Справка «РГ»

Сейчас в России проживает более 33 миллионов людей старше трудоспособного возраста. Это 23 процента населения страны. По прогнозам, к 2025 году доля этих граждан составит 28 процентов.

Ключевой вопрос

Возможно, старость пугает не только дряхлостью и нищетой, но и тотальным одиночеством. Немощность и смерть уничтожает друзей, они вдруг куда-то исчезают, будто боятся чего-то.

Герман: Переоценил ли я Вселенную, когда папа умирал и очень многие люди, которые были его друзьями, пропали? Да, переоценил. Переоценил ли я ситуацию, когда мама умерла и многие, кому она помогала, не пришли? Переоценил. Для меня жизнь без родителей — это жизнь заново. После ухода мамы «Ленфильм» начал терять какие-то ориентиры. Теряется то, ради чего она жила, ради чего спасала студию. Исчезновением друзей я был, конечно, неприятно удивлен. Но, с другой стороны, чего требовать от профессиональных сообществ, когда все мы становимся обществом фейсбучных конфликтов, медийной истерии, потребности немедленно кому-то ответить, поделиться своим мнением со всем миром. Как ни странно, революция в соцсетях сделала нас глупее.

Уход близких может перевоспитать?

Герман: Не знаю (вздыхает). Надеюсь, что я стал немного внимательнее к людям. Как минимум стал мягче и добрее. Наверное. В чем-то стал менее амбициозен. Не знаю, стал ли я умнее и мудрее, но я стал иным, и какое-то отношение к жизни во мне пересмотрелось. Не я сам пересмотрел. А оно само изменилось. Смерть близких меняет приоритеты и понимание того, что такое жизнь. Мы же не верим никогда, что все это может произойти с нами. Этот момент бесконечно далеко. А когда это происходит сейчас и с тобой, конечно, ты становишься другим человеком. Ты понимаешь, что теперь ты в семье старший, что не с кем уже посоветоваться.

И главное. Ты всегда винишь себя в том, что позвонил на два часа позже, приехал в больницу на 25 минут позже, не сообразил снять задвижку на двери… Вина останется навсегда. И тут совет только один. Его давали уже миллиарды человек до меня. Не откладывайте общение. Позвоните своим родителям прямо сейчас.

Страшная утрата. Советы психолога, как справиться с горем в семье | СОВЕТЫ | ЗДОРОВЬЕ

В череде счастливых и рутинных моментов  жизни нам приходится сталкиваться и со сложностями. Самый большой удар – смерть близкого человека. Рано или поздно через это проходит каждая семья.

Как рассказать ребёнку о том, что умер родственник? Что поможет родителям пережить потерю малыша? Как вести себя с детьми, которые могут скончаться?

Не отстраняйтесь

Часто родители теряются, как объяснить ребёнку, что их близкий ушёл из жизни. Психолог службы качества жизни благотворительного фонда помощи детям «Дедморозим» Ольга Зимина говорит, что в этом вопросе нужно ориентироваться на возраст ребёнка.

«В возрасте до трёх лет дети не понимают значение слова «смерть». Они расстраиваются, если их кто-то покидает, но в основном ориентируются на настроение родителей или бабушек и дедушек. Ребёнку тяжело видеть, что люди грустят, что они в напряжённом состоянии. Он считывает негативные эмоции, но не понимает, что происходит, – объясняет она. – Поэтому папе и маме нужно при ребёнке стараться быть в стабильном состоянии. Нужно уделять ему внимание, разговаривать, объяснить, что близкий член семьи ушёл, но сейчас он в лучшем месте. К примеру, можно сказать, что теперь он на небе (при этом лучше избегать фразы «он смотрит на тебя с неба» – ребёнка это может испугать). Если умер кто-то из пожилых людей, можно объяснить, что жизнь не бесконечна, что человек уже был старенький. И, к сожалению, его больше нет».

Родители могут давать волю эмоциям, но нельзя забывать о детях. Нужен контакт: можно обняться, поплакать вместе.

«Бывает ситуация, когда в семье умирает папа. Если мамам тяжело справиться, лучше обратиться к психологу, который подскажет, как вместе с детьми пережить потерю, – говорит Ольга Зимина. – К примеру, можно рассказать о случившемся в форме сказки или игры. Можно поплакать, вспомнить что-то. Хороший способ – разделить между членами семьи (в том числе между детьми) обязанности папы. Так они заполнят образовавшуюся пустоту».

Порой один из членов семьи уходит из жизни не сразу – сначала он долго болеет.

«Надо объяснить ребёнку, что с больным человеком нужно чаще проводить время, общаться. Если человек дома и у него есть силы, можно продолжать, к примеру, играть. Если же он в больнице, то ему можно приносить рисунки, подарки, читать вместе книжки, – объясняет психолог. – Ребёнку нужно позволить проявлять чувства по отношению к тому, кто заболел. Но окончательное слово за родителями. Некоторые решают не приводить детей к тяжелобольным родственникам. Это их выбор. Но даже в таком случае можно сохранить общение – передавать поделки, письма или созваниваться по телефону».

Чем старше ребёнок, тем больше вопросов по поводу приближающейся смерти он задаёт. Если он уже большой (от 11 лет), можно поговорить с ним о том, что скоро один из родственников покинет вас.

Сообщать о случившемся факте летального исхода близкого должны обязательно родители (или ближайшие родственники). Если не знаете, как сказать ребёнку, лучше обратиться к психологу. Но помните: специалист расскажет, как лучше поговорить с детьми. При необходимости он может находиться рядом в этот момент, но не сообщит о смерти за вас.

Подробностей кончины сообщать детям не надо. Всё это может напугать или привести к тому, что ребёнок зациклится на этом. К примеру, если родственник погиб в ДТП, он начнёт бояться ездить на машинах. Аналогичная ситуация, если близкий умер от онкологического заболевания: дети могут начать искать у себя симптомы. В этом случае можно сдать анализы и убедить ребёнка, что всё в порядке.

Если в семье случилось горе, не надо кардинально менять режим и распорядок дня ребёнка. Можно взять небольшую паузу на пару дней или недель, но затем вернуться к прежнему расписанию. Сохранение распорядка поможет лучше справиться с горем.

Когда же ребёнок узнал о смерти, ему, как и взрослым, нужно прожить все стадии горя.

Когда не стало ребёнка

Ещё одна сложная ситуация, с которой порой приходится сталкиваться семьям, – тяжёлая болезнь и смерть ребёнка. Чаще всё происходит из-за онкологического заболевания.

В Прикамье, например, со всеми семьями, в которых у детей диагностировали рак, работают психологи. Они помогают пережить трудный период и обсуждают с родителями, как лучше сказать ребёнку о смертельном заболевании и (в безнадёжных случаях) о приближающейся смерти. Однако почти ни один родитель не решается рассказать сыну или дочери о страшном.

«Многие дети (если они уже подростки) сами понимают, что их ждёт. Они не признаются родителям – стараются не сделать хуже. Некоторые даже не говорят мамам и папам, что им невыносимо больно. Так они стараются оберегать родителей от ещё больших страданий, – рассказывает Ольга Зимина. – Многие не хотят сообщать детям о неизбежной смерти в страхе, что они сдадутся. Нельзя однозначно утверждать, как именно нужно поступить – говорить или нет. Это очень тонкий вопрос, тут нельзя дать одинаковую рекомендацию для всех. Поэтому в таких ситуациях важно, чтобы рядом был психолог. При летальном исходе мы бываем с семьёй и на похоронах, иногда нас приглашают на девять и сорок дней. Также сопровождаем семьи в течение некоторого времени: проводим встречи для тех, кто потерял детей».

Не бросить в беде

Родители, которые пережили смерть ребёнка, проходят большое испытание.

Порой в семье создаётся культ личности скончавшегося малыша: повсюду выставляют его фотографии, вещи. Часто этим страдают бабушки и дедушки.

«Так делать не нужно. Фотографии после сорока дней лучше убрать, вещи ребёнка – раздать. Не надо создавать алтари, – объясняет Ольга Зимина. –Мужу и жене стоит поддерживать друг друга. Хороший способ реабилитации после смерти ребёнка – совместная поездка куда-то. Если трудно жить в квартире, то лучше сменить её или сделать ремонт и перестановку. Также важны любые физические активности – танцы, фитнес, бег, плавание и т. д. Причём на занятия лучше ходить вместе. Важно не отдаляться, разговаривать. Основа отношений – доверие».

Часто родители начинают обвинять друг друга в смерти ребёнка (или себя винит один из них). Если такое происходит, надо обратиться к психологу. Вдвоём такую проблему не решить. Некоторые семьи стараются как можно скорее родить ещё одного ребёнка. Но специалисты советуют не спешить и не зацикливаться на этом – сначала нужно прийти в себя.

Кстати, также очень важна поддержка друзей. Многие поступают неправильно, ограничивая общение. Тот, кто пережил потерю, очень нуждается в помощи друзей.

Стадии переживания утраты у детей

  1. Шок. Малыши испытывают состояние дискомфорта. Взрослые дети переживают сильнее. Будет правильным дать им поучаствовать в приготовлении к похоронам. Так он не будет чувствовать себя одиноким и отстранённым.
  2. Отрицание смерти. Дети понимают, что человек умер, видели его мёртвым. Но их мысли очень сильно сосредоточены на человеке и он не может поверить, что его больше нет.
  3. Поиски. Период, когда ребёнок думает: он кого-то потерял, поэтому теперь должен его найти. Во время этой стадии он часто представляет, как домой заходит человек, который скончался.
  4. Отчаяние. Ребёнок осознаёт невозможность возвращения умершего. В этот период он вновь плачет, может кричать и отвергать любовь и внимание других род­ственников. Помочь преодолеть это состояние помогут только терпение и любовь родных.
  5. Гнев. Ребёнок злится на человека, который умер, за то, что он покинул его. На этой стадии малыши могут начать ломать игрушки, истерить, колотить руками и ногами по полу и т. д. Подростки же перестают общаться с матерью или отцом, начинают грубить учителям, могут без причины ударить брата или сестру.

Как помочь пожилому родителю справиться со смертью супруга

Велта Льюис умерла утром 15 мая на руках у своего мужа в доме, который они купили после выхода на пенсию три года назад. Ее смерть через девять месяцев после диагноза рака легких произошла незадолго до того, как пара планировала отпраздновать 52-ю годовщину свадьбы во время двухнедельной поездки в Париж. Мой отец был опустошен. В течение следующих недель я обнаружил, что он сидит один в своей затемненной семейной комнате — без телевизора, без радио, без разговоров, нарушающих тишину — и смотрит покрасневшими глазами в прошлое, со слезами на щеках.

Если вы пережили смерть любимого человека, вы понимаете, как горе может оглушить, даже поставить на колени. Среди собственной боли легко забыть других, кто страдает. Однако в случае с родителем, чей супруг умер, ваша сила и сострадание особенно необходимы именно в это время.

Работа со смертью супруга

Представители величайшего поколения не привыкли к смерти. Мой отец, будучи маленьким мальчиком, пережил кончину своей бабушки и был свидетелем того, как ее тело отдыхало в гостиной их дома для последнего осмотра, как это было принято в те дни.Во время Второй мировой войны он провел почти год в Европе, теряя товарищей из-за разрушительной битвы. В последующие годы он и моя мать хоронили родителей, родственников и друзей, и по мере того, как они становились старше, похороны становились все более частыми. Они были религиозными людьми, не боялись смерти, но были уверены в своем месте в вечности.

Но, как правило, естественный образ жизни таков, что первыми идут мужья, а не жены. Они работали и копили на протяжении многих лет, ожидая от пяти до десяти лет путешествий и встреч с внуками до отъезда отца.Смерть матери первой была неестественной по большому счету — маловероятно, но вполне возможно. Фактически, согласно данным переписи населения США в 2012 году, вероятность смерти мужей раньше своих жен в 3,2 раза выше: 36,9% женщин старше 65 лет овдовели по сравнению с 11,5% мужчин старше 65 лет, являющихся вдовцами. Для моего отца все их совместные приготовления к последним дням внезапно оказались бессмысленными.

Даже когда мужья умирают первыми, потери выжившей жены могут быть столь же огромными, особенно если смерть наступает неожиданно.Выживший теряет не только партнера, но и постоянного партнера, повседневного спутника жизни и, как правило, опекуна. Горе и печаль, а также вина за то, что они выжили, — это общие чувства, и требуется время, чтобы примириться. Многие выжившие сообщают о глубоком чувстве одиночества и изоляции, преодоление которого могут занять месяцы, даже годы; чем теснее супружеские отношения, тем более вероятно, что выживший партнер будет в депрессии.

Их горе иногда может иметь фатальные последствия, если их не лечить. Исследование, проведенное Гарвардской школой общественного здравоохранения в 2013 году, показало, что выживший супруг старше 50 имеет на 66% повышенный риск смерти в течение первых трех месяцев после смерти супруга.Врачи часто называют «синдром разбитого сердца» или стрессовую кардиомиопатию, результат внезапного стресса, такого как неожиданная смерть любимого человека.

Если пара болеет или ослабла, последствия смерти одного из партнеров особенно огорчают оставшегося в живых. Вместе они могут жить независимо, полагаясь друг на друга. Когда один умирает, другой может оказаться неспособным жить один, и ему придется пережить утрату супруга и, возможно, свою независимость.

По иронии судьбы, оставшиеся в живых супруги, которые находятся в более выгодном экономическом положении, вероятно, будут более подавленными. По словам профессора Рутгерса и социолога Деборы Карр: «Те, кто владеет домом, могут оказаться в худшем положении, потому что у них есть дополнительное напряжение ухода за домом. Они могут быть более социально изолированными, одинокими и даже бояться жить в одиночестве по сравнению с выжившими супругами, которые живут в квартирах и имеют соседей поблизости ».

Поскольку многие пожилые пары разделяют повседневные обязанности — например, один может готовить еду и стричь газон, а другой оплачивает счета и занимается домашним ремонтом, — потеря одного из партнеров может привести к тому, что другой останется необорудованным или не сможет добавить новые задачи, необходимые для повседневного существования.Например, Джеки Баттимер из Bethesda, штат Мэриленд, никогда не уравновешивала чековую книжку и редко использовала компьютер, пока в апреле 2010 года не умер ее почти 50-летний муж. «Это огромная кривая обучения, и я никогда не жил один, — говорит Баттимер.

Роль детей и друзей

Потеря партнера влияет на пожилых людей по-разному: некоторые могут продолжать функционировать, не выглядя чрезмерно затронутыми, в то время как другие неспособны выполнить даже малейшую задачу. В то же время вы будете горевать о потере матери или отца и, возможно, осознать свою смертность.Важно справиться со своим горем и страхами, но помните, что потерять партнера — это не то же самое, что потерять родителя. Если возможно, вашим приоритетом должно быть в первую очередь утешение родителей, осознавая, что иногда вам может потребоваться отстраниться, чтобы горевать и перезарядиться.

Не бойтесь обращаться за помощью к другим членам семьи или друзьям. Многие люди готовы помочь, но не решаются вмешиваться в это очень эмоциональное время. Им нужно ваше руководство, чтобы помочь им полезными способами, будь то питание, выполнение необходимых домашних обязанностей, таких как стирка одежды или стрижка газона, или проведение времени с вашим родителем в разговоре и утешении.

Нет определенного периода траура или среднего времени, чтобы вернуться к «нормальному». Людям нелегко преодолеть свою боль; со временем они учатся справляться с этим, поскольку время смягчает потерю. Некоторые родители могут захотеть поговорить об умершем, в то время как другие избегают этой темы, особенно если смерть была болезненной или неожиданной. Воспользуйтесь подсказками родителей.

Вскоре после смерти моей матери мы с отцом предприняли недельную автомобильную поездку, чтобы посетить места его детства, и часы, проведенные в машине, были наполнены его воспоминаниями об их совместной жизни.Мы смеялись, плакали, и нам обоим стало легче. Помните, что горе обычно всплывает в грядущие годы в праздничные дни, дни рождения, годовщины и любые особые семейные дни. Если и когда эмоции всплывают на поверхность, важно признать эти чувства и поделиться ими.

Непосредственные последствия смерти

Даже при хорошо спланированных, заранее определенных мероприятиях существует ряд обязанностей, требующих внимания после смерти. Выжившего супруга может охватить горе, поэтому эти обязанности должен выполнять ребенок или другой представитель семьи.В их числе:

  • Уведомление соответствующих органов . Если смерть наступает дома, как в случае с моей матерью, представитель хосписа и врач должны объявить о смерти и утилизировать все оставшиеся неиспользованными фармацевтические препараты с ограниченным доступом. Если смерть наступила неожиданно, на месте происшествия может потребоваться следователь или судмедэксперт. Медицинский персонал обычно принимает меры для перевода умершего в выбранный морг.
  • Составление или проверка организации похорон .Во многих случаях были приняты меры относительно размещения тела (захоронение или кремация), мест захоронения и похоронных услуг. Условия необходимо пересматривать и время от времени изменять, чтобы учесть последние пожелания умершего или оставшегося в живых супруга. Это особенно эмоциональное время, которое некоторые недобросовестные распорядители похорон могут попытаться использовать, перепродавая более дорогие гробы, обширные цветочные композиции или сложные надгробия. Лучший совет — как можно точнее следовать пожеланиям умершего, при условии, что все это было сделано в менее эмоциональных обстоятельствах.
  • Связь с семьей, друзьями и духовенством . С членами семьи, часто проживающими по всему континенту, необходимо связаться и проинформировать их о похоронах, с указанием времени между смертью и службой, чтобы те могли приехать, если это необходимо. С близкими друзьями следует обращаться лично с просьбой связаться с другими людьми, которые, возможно, пожелают засвидетельствовать свое почтение. Церкви часто сразу же реагируют на смерть члена церкви, предлагая еду и другую помощь.
  • Уведомление юридических, финансовых и государственных органов .Хотя выполнение этих обязанностей может быть отложено до похорон и получения свидетельств о смерти, следует уведомить Администрацию социального обеспечения, чтобы можно было прекратить ежемесячные выплаты и начать выплату пособий по потере кормильца, если таковые имеются. Необходимо подавать иски по страхованию жизни. Учреждения, которые предоставляют совместные банковские счета, кредитные карты или другое имущество, должны быть уведомлены и предоставлены надлежащие документы для передачи права собственности в соответствии с волей умершего. Если адвокат ранее не участвовал в планировании наследственного имущества, возможно, будет разумным обратиться за помощью к юристу, который будет действовать наиболее эффективно при завещании завещания и урегулировании имущественного права.
  • Отсрочка оплаты счетов за лечение умершего . В течение нескольких недель после смерти моей матери мой отец был завален медицинскими счетами, связанными с уходом за моей матерью и ее смертью, даже несмотря на то, что расходы были понесены на ее имя и покрыты программой Medicare. Информационные системы в медицинской отрасли заметно неэффективны, устарели и неточны. Как следствие, многие поставщики услуг продолжают выставлять счета моей умершей матери, даже если счета были оплачены ранее или не подлежали оплате по закону.Мой отец, желая почтить доброе имя моей матери, оплачивал счета, будучи не в состоянии определить, был ли баланс законным или нет. В случае смерти разумно отложить любые медицинские выплаты умершему минимум на три месяца, чтобы счета и сборы могли быть надлежащим образом зарегистрированы, а суммы задолженности должным образом согласованы.

В зависимости от плана, предшествовавшего смерти, способности оставшегося в живых решать юридические и финансовые вопросы, а также сложности имущества, почти наверняка будут возникать дополнительные случаи, когда помощь или руководство ребенка для защиты интересов ребенка выживший родитель будет необходим.

Признаки продолжающегося горя у пожилых людей

Многие люди, кажется, быстро приходят в норму после трагического события, но внешность может быть обманчива. По данным Американского фонда хосписов, некоторые признаки того, что ваш родитель все еще скорбит, включают следующее:

  • Забывчивость . Пропущенные встречи, запирание ключей в машине или отправка неподписанных чеков со счетами — все это признаки того, что ваш оставшийся в живых родитель может испытывать трудности с концентрацией внимания. Будьте терпеливы и предлагайте письменные напоминания, чтобы не терять концентрацию.
  • Дезорганизация . У скорбящих взрослых часто наблюдается более длительное или невыполнение одной задачи перед тем, как приступить к другой. Письменные расписания могут помочь.
  • Неспособность концентрироваться . Горе заставляет разум блуждать, поэтому чтение книги или просмотр телешоу может быть трудным. Будьте особенно внимательны, если ваш родитель продолжает водить автомобиль или работать с опасными механизмами.
  • Отсутствие интереса или мотивации . Ваш родитель может задаться вопросом о цели жизни или о том, почему стоит приложить какие-либо усилия.Слушайте их, выражайте любовь и поддержку и продолжайте пытаться вовлечь их во что-то, выходящее за рамки их ближайшего окружения.
  • Очарование смерти или будущей жизни . Хотя думать об этом после смерти естественно, зацикленность на смерти в сочетании с депрессией может привести к самоубийству. Немедленно обратитесь к терапевту.

Конкретные проблемы, которые могут возникнуть

Хотя большинство людей постепенно восстанавливаются после смерти постоянного супруга, существуют уникальные проблемы и обстоятельства, которые могут усложнить или продлить процесс заживления.Как их ребенок, вы должны осознавать потенциальные области, которые могут создавать препятствия, и стремиться их минимизировать.

1. Утрата независимости

Смерть супруга подчеркивает физическую хрупкость выжившего. По мере взросления у людей снижается мышечная сила, появляются проблемы с равновесием и походкой. Неврологические состояния, такие как болезнь Паркинсона, высокое кровяное давление, невропатия и проблемы со зрением, такие как глаукома и катаракта, могут вызывать неустойчивость и падения, и могут потребоваться определенные лекарства.Пара людей, живущих вместе, может заботиться друг о друге и при необходимости звать на помощь, но одинокому человеку не хватает такой безопасности.

Если ваш пожилой родитель хочет жить один, но может упасть, подумайте об улучшении физических условий в доме, удалив незакрепленные коврики, установив перила на лестницах, добавив пандусы и поставив поручни в ванных комнатах. Добавление системы домашнего мониторинга может дать вам и вашим пожилым родителям душевное спокойствие.

2. Новые задачи для изучения

За 50 с лишним лет, когда он был женат, мой отец редко выписывал чеки, оплачивал счета или определял, какие инвестиции делались на пенсионные счета семьи.В других семьях жена могла позволить мужу решать все финансовые вопросы. Некоторые выжившие партнеры не умеют готовить или водить машину.

Когда умирает супруг (а), оставшийся в живых должен взять на себя новые обязанности, которые могут быть непосильными. К счастью, технологии становятся все более простыми, так что даже самые незнакомые люди могут изучать основные задачи, необходимые в повседневной жизни. Поощряйте родителей записаться на общественные курсы для пожилых людей в местных колледжах, университетах, местных отделениях Американской ассоциации пенсионеров (AARP) или центрах для пожилых людей.Они могут найти друзей с общими интересами и получить новые навыки, которые позволят им общаться с более широким миром.

3. Финансовые трудности

Проблемы с уровнем или управлением активами могут возникнуть после смерти супруга. Например, муж и жена обычно выписывают два чека социального страхования каждый месяц. При смерти одного из супругов доход снижается. Распределение аннуитета или пенсионного плана также может быть изменено. Во многих случаях умерший супруг мог быть ответственным за принятие повседневных управленческих решений в семейном пенсионном портфеле, опыт, который больше не доступен с уходом партнера.

В зависимости от воли и желания умирающего супруга, контроль над активами может принадлежать только оставшейся в живых, что потенциально затрудняет усилия по защите их финансовых интересов. К сожалению, выжившие пожилые супруги — популярные цели мошенников, мошенников и недобросовестных продавцов инвестиций. Если у вас есть подозрения, что ваш родитель не может рационально принимать инвестиционные решения или находится под влиянием тех, кто не имеет в виду его или ее интересы, немедленно обратитесь за юридической помощью.

4. Одиночество и депрессия

Периодические периоды депрессии и одиночества неизменно сопровождают смерть супруга. На самом деле, здоровое горе — это процесс, который может длиться месяцами или годами. Однако со временем периоды одиночества и депрессии обычно становятся короче, а периоды между депрессиями увеличиваются. Однако в некоторых случаях могут пройти месяцы без каких-либо признаков улучшения. Психологи называют это состояние «сложной скорбью».

Признаки тяжелого горя включают следующее:

  • Неспособность признать факт смерти
  • Частые кошмары и навязчивые воспоминания
  • Отказ от социальных контактов
  • Постоянная тоска по умершему

Горе имеет физические последствия — потерю аппетита, проблемы со сном, головную боль, усталость, мышечное напряжение — которые обычно приводят к снижению активности, недостаточному питанию и чрезмерной зависимости от лекарств.Если кажется, что ваш родитель застрял в продолжающемся цикле депрессии, обратитесь за психологической помощью и побудите его поговорить с друзьями или духовным наставником.

Не забывайте заботиться о себе

Попытка помочь родителю оправиться от горя, связанного со смертью, сродни спасению человека от утопления. Возможно, вы боретесь с собственной депрессией и чувствами вины и сожаления. Если вы обнаружите, что не можете помочь своему отцу или матери, не пожертвовав при этом собой, попросите помощи у других членов семьи, друга или специалиста по психическому здоровью.

Найдите время для себя и своих ближайших родственников и при необходимости обратитесь в группу поддержки. Убедитесь, что вы соблюдаете хорошую диету, продолжаете заниматься спортом и много спите. И сосредоточьтесь на хороших воспоминаниях об ушедшем родителе и о том, кто выжил. Помните, что время со временем уменьшит вашу боль.

Последнее слово

Мой отец в конце концов последовал за моей матерью в смерти. Он не боялся и даже не волновался, поскольку считал, что его жена ждет на другой стороне, и они проведут остаток вечности вместе.

Хотя помогать моему отцу пережить его горе, связанное с кончиной моей матери, иногда было неудобно и неприятно, я не сомневаюсь, что в результате наши отношения углубились и укрепились. Если возникает случай, когда вас призывают помочь одному из ваших родителей после смерти другого родителя, воспользуйтесь возможностью поделиться своим горем и выразить свою любовь. Как и рождение, смерть может показать нам радость жизни и семьи.

Какие еще советы вы можете предложить, чтобы помочь родителям справиться со смертью супруга?

Когда один родитель умирает, другому часто нужен план долгосрочного ухода

Долгосрочные браки обычно превращаются в систему поддержки, настолько эффективную, что даже взрослые дети почти не замечают изменений в своих родителях.Если папа плохо слышит, мама становится его ушами. Если у мамы артрит плохо, папа становится ее мускулом. Если у одного из них происходит потеря памяти, другой заполняет пробелы настолько плавно, что это практически незаметно для посторонних.

Тогда либо мама, либо папа умирают. Человек, остающийся внезапно, стал более слабым и нуждающимся, чем можно было ожидать. Выживший супруг переживает потерю спутника жизни, шок, от которого он, возможно, никогда не оправится полностью. Кроме того, человек, заполнивший пробелы, ушел, и эти пробелы могут внезапно выглядеть как пропасти.

Взрослые дети спешат на помощь

Естественно, взрослые дети пары, подобной описанной выше, ожидают, что выживший родитель пройдет через процесс горя и на какое-то время будет нуждаться в большом комфорте и заботе. Однако чаще, чем многие ожидали, комфорт и уход превращаются в потребности в долгосрочном уходе.

Хрупкость выжившего родителя становится суровой реальностью. Двойной удар по скорбящим взрослым детям может заключаться в том, что похороны одного из родителей становятся временем планирования заботы о выжившем родителе.

Не торопитесь и не принимайте поспешных решений, которые невозможно отменить.

Смерть родителя тяжелая, будь она внезапной или долгой. Преимущество более медленной смерти состоит в том, что, возможно, было больше времени на подготовку, однако человеческая природа такова, что люди часто не используют это время должным образом. Конечно, внезапная смерть может отбросить всех назад по самой природе шока. В любом случае, если нет веской причины поступить иначе, как правило, неразумно вносить изменения слишком быстро, если их нельзя легко отменить.

  • Смена места жительства: легко сказать: «Папа, теперь ты будешь жить со мной». Но действительно ли это лучшее, долгосрочное решение или предложение исходит из вашего эмоционального шока?
  • Удаление вещей: уборка вещей умершего человека вызывает много эмоций. Дайте родителям время скорбеть. Дайте себе время скорбеть. Через некоторое время вместе решите, как поступить с одеждой и другими личными вещами умершего.
  • Общайтесь с братьями и сестрами: кто из вас живет ближе всего к оставшемуся в живых родителю? Кто из вас лучше всех работает с финансами? Кто из вас лучше всех знает проблемы со здоровьем? И да, у кого из вас есть движущаяся личность, подобная опекуну.
  • Если эта личность, обеспечивающая уход, принадлежит вам, не позволяйте ей вытеснять ваш здравый смысл. Ваша естественная склонность брать на себя все заботы может поставить вас в тупик. Если вы живете поблизости, вы можете сказать: «Я возьму на себя заботу о папе сейчас, но мы должны придумать, как разделить ответственность в долгосрочной перспективе».
  • Не становитесь диктатором. Берегите достоинство старца. Спросите о предпочтениях. Настоящий выбор. Не настаивайте на принятии решений. Работайте медленно и с состраданием, если вы настаиваете на перемене, даже если это изменение сделано для безопасности старшего.
  • Естественно, если старейшина настолько хрупок или у него настолько большие когнитивные проблемы, что его нельзя оставлять одного, кому-то нужно оставаться со старшим, пока не будут приняты другие меры. Однако со временем часть этого шока может пройти, и вы можете заметить, что у выжившего супруга еще много борьбы.
  • Обновите юридические документы как можно скорее, если пара не назначила взрослых детей представлять их на законных основаниях до смерти. В идеале в завещании, доверенности и постановлении о состоянии здоровья уже должен быть указан хотя бы один взрослый ребенок в качестве ответственного лица.Однако проверьте все документы, чтобы узнать, не нужно ли что-нибудь обновить.
  • Береги себя. Вы потеряли родителя. Ваши братья и сестры, если у вас есть братья и сестры, потеряли родителей. Ваш родитель потерял супруга. Вы не можете ничего исправить. Постарайтесь найти время, чтобы все обдумать. Кроме того, постарайтесь побыть в одиночестве, чтобы просто расслабиться. Пригласите друзей семьи или других братьев и сестер, чтобы дать друг другу перерыв. Обратитесь за помощью в религиозную организацию ваших родителей.
  • Принимайте решения, которые необходимо принять, но, если это вообще возможно, откладывайте обязывающие решения, которые изменяют течение жизни больше, чем оно уже было изменено.

Иногда приходится отбросить все правила и просто делать это по-своему. Если так, просто помните: правила сострадания. Если вы пойдете на это с добрым сердцем и примете во внимание потребности каждого, включая свои собственные, в конце концов у вас все получится.


Просмотрите наши бесплатные
Руководства по уходу за пожилыми людьми


Смерть родителя навсегда изменит взрослых детей

Потеря родителя — один из самых эмоционально трудных и универсальных человеческих переживаний.И хотя мы можем понять, что смерть наших родителей неизбежна в абстрактном смысле, это предвидение не уменьшает горе, когда умирает любимый человек. Потеря родителя — это горе и травма, которая навсегда меняет детей любого возраста, как биологически, так и психологически. Ничто не повторяется снова: потеря родителя — это событие, которое полностью меняет положение.

«В лучшем случае ожидается потеря одного из родителей, и у семей есть время подготовиться, попрощаться и окружить себя поддержкой», — говорит психиатр д-р.Николь Бендерс-Хади. «В случаях, когда смерть является неожиданной, например, при остром заболевании или травматическом происшествии, взрослые дети могут оставаться в фазах отрицания и гнева потери в течение длительных периодов времени… [что приводит к] диагнозу большого депрессивного расстройства или даже посттравматического стрессового расстройства. , если есть травма ».

Одни только психологические данные не могут полностью описать, как отчетливо сильное горе, которое следует за смертью родителей, влияет на каждого из нас на индивидуальном уровне. Однако существует ряд исследований с визуализацией мозга и психологических исследований, которые демонстрируют масштабы потерь, которые представляет собой смерть одного из родителей.Исследования показывают, что задняя поясная корка, лобная кора и мозжечок — это области мозга, которые мобилизуются во время обработки горя. Эти регионы задействованы в хранении воспоминаний и сосредоточении на прошлом; они также участвуют в регулировании сна и аппетита.

В краткосрочной перспективе потеря одного из родителей вызывает серьезные физические страдания. В долгосрочной перспективе горе подвергает риску все тело. Несколько исследований обнаружили связь между нерешенным горем и сердечными проблемами, гипертонией, иммунными расстройствами и даже раком.Непонятно, почему горе вызывает такие ужасные физические состояния, но одна из теорий заключается в том, что постоянно активированная симпатическая нервная система (реакция «бей или беги») может вызывать долгосрочные генетические изменения. Эти изменения — ослабление иммунных реакций, менее запрограммированная гибель клеток — могут быть идеальными, когда медведь преследует вас через лес, и вам нужны все здоровые клетки, которые вы можете получить. Но, если не обращать внимания, такая клеточная дерегуляция также является причиной метастазирования раковых клеток.

В отличие от ожидаемых физических симптомов, которые могут проявиться во время скорби по поводу смерти одного из родителей, психологическое воздействие утраты менее предсказуемо.После такой огромной потери нет «правильных» эмоций. В течение года после смерти одного из родителей в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM) APA считает здоровым для взрослых испытывать ряд противоречивых чувств, включая, помимо прочего, гнев, ярость, грусть, онемение, тревогу и т. Д. вина, пустоты, сожаления и раскаяния. После потери нормально броситься в работу; Также нормально уйти от дел и от друзей, когда умирает родитель.

Контекст также имеет значение. Причина смерти и уровень подготовки имеют большое значение. Например, внезапная насильственная смерть подвергает выживших более высокому риску развития расстройства горя. В других случаях потеря родителя, с которым у ребенка натянутые отношения, может быть вдвойне болезненна — даже если человек, потерявший близкого, отключается и делает вид, что не чувствует потери.

«Справляться с трудностями меньше, когда у взрослых детей есть время предвидеть смерть родителей», — говорит Джумоке Омоджола, терапевт и клинический социальный работник.«Неспособность попрощаться вызывает чувство депрессии и злости». Это помогает объяснить, почему исследования показали, что молодые люди, как правило, больше страдают от смерти своих родителей, чем взрослые среднего возраста. Когда родитель молодого взрослого умирает, это часто происходит неожиданно, в результате несчастного случая или, по крайней мере, раньше, чем обычно.

Удивительно, но пол родителей и ребенка может особенно влиять на контуры реакции горя на потерю. Исследования показывают, что у дочерей более сильная реакция горя на потерю родителей, чем у сыновей.Это не значит, что смерть родителей не сильно влияет на мужчин, но им может потребоваться больше времени, чтобы осмыслить свои чувства, и в конечном итоге они будут медленнее двигаться дальше. «Мужчины, как правило, меньше проявляют эмоции и больше разделяют», — говорит Карла Мари Мэнли, клинический психолог и автор. «Эти факторы действительно влияют на способность принимать и переживать горе».

Исследования также показали, что потеря отца чаще связана с потерей личного мастерства — видения, цели, приверженности, веры и самопознания.С другой стороны, потеря матери вызывает более грубую реакцию. «Многие люди сообщают, что после смерти матери они испытывают еще большее чувство утраты», — говорит Мэнли. «Это может быть связано с зачастую близким, заботливым характером отношений между матерью и ребенком».

В то же время различия между потерей отца и матери представляют собой относительно слабые тенденции. Само собой разумеется, что у каждого есть свои уникальные отношения со своими матерями и отцами, и их скорбная реакция на смерть родителей будет уникальной для их жизненного опыта.«Сложная тяжелая утрата может существовать независимо от того, кто из родителей потерян, — говорит Бендерс-Хади. «Чаще всего это зависит от отношений и связи, которые существовали с родителем».

Горе становится патологическим, согласно DSM, когда человек, потерявший близких, настолько подавлен, что не может продолжать свою жизнь после потери. Предварительные исследования показывают, что это происходит примерно у 1 процента здорового населения и примерно у 10 процентов населения, у которого ранее было диагностировано стрессовое расстройство.

«Диагноз расстройства адаптации ставится в течение трех месяцев после смерти, если наблюдается« стойкая реакция горя », превышающая нормальные для культуры и религии», — говорит Омоджола. «В этой ситуации скорбящий взрослый сталкивается с серьезными проблемами при выполнении социальных, профессиональных и других ожидаемых и важных жизненных функций».

Даже взрослые, которые могут пойти на работу и сделать смелое лицо после потери родителя, могут страдать от клинического состояния, если они по-прежнему озабочены смертью, отрицают, что их родитель умер, или активно избегают напоминаний о своих родители, на неопределенный срок.Это состояние, известное как стойкое комплексное расстройство, связанное с утратой, является более сложной диагностикой (в DSM оно обозначено как «состояние для дальнейшего изучения»).

Говоря более конкретно, неразрешенное горе после смерти одного из родителей может перерасти в тревогу и депрессию. Это особенно верно, когда родитель умирает в результате самоубийства, по словам Лин Моррис, лицензированного терапевта и вице-президента службы охраны психического здоровья Didi Hirsch. «Взрослые, потерявшие родителей из-за самоубийства, часто борются со сложными эмоциями, такими как вина, гнев, чувство покинутости и уязвимости», — сказал Моррис.Исследование, проведенное в 2010 году Университетом Джона Хопкинса, показало, что потеря одного из родителей в результате самоубийства повышает риск самоубийства у детей.

Элизабет Голдберг, психотерапевт из Нью-Йорка, работающая с скорбящими взрослыми, увидела, как долгое горе может сказаться на браке. В частности, Голдберг предполагает (в некоторой степени фрейдистскую) связь между потерей родителя и изменой супругу. «Я рассматриваю многие дела как проявление неразрешенного горя из-за потери родителя», — говорит она.«Взрослый ребенок пребывает в состоянии недоверия и во многих отношениях отвергает реальность, чтобы питать заблуждение, будто родитель все еще жив. Скорбящему ребенку нужна новая фигура привязанности, то есть психика, пытающаяся примирить отрицание и горе. Поэтому вместо того, чтобы сказать: «Моя мать умерла», скорбящий ребенок может сказать: «Пока мамы нет, я буду играть с кем-нибудь, кроме своего супруга» ».

Потому что потеря родителя — это то, что почти каждый в какой-то момент переживает. В какой-то момент их жизни выяснение того, как лучше всего справиться со смертью родителя здоровым образом, остается активной областью научных исследований.Росс Гроссман, лицензированный терапевт, специализирующийся на горе взрослых, выделил несколько «основных искаженных мыслей», которые заражают наш разум, когда мы сталкиваемся с невзгодами. Двумя наиболее известными из них являются «Я должен быть идеальным» и «Они должны были относиться ко мне лучше» — и они тянут в противоположных направлениях. «Эти искаженные мысли могут легко возникнуть после смерти любимого человека», — говорит Гроссман. Пациенты Гроссмана часто чувствуют, что им следовало сделать больше, и, «поскольку они не делали ничего или всех этих вещей, они низкие, грязные, ужасные, ужасные люди», — говорит он.«Подобные мысли, если их не оспаривать, обычно приводят к чувству низкой самооценки, низкой самооценки, стыда, самооценки, самоосуждения».

С другой стороны, взрослые дети могут иногда испытывать негодование по отношению к своим умершим родителям, обвиняя их в пренебрежении или плохом воспитании детей в более раннем возрасте. Это тоже нездорово. «Обычный результат этого — глубокая обида, гнев, ярость», — говорит Гроссман. «У них могут быть настоящие, законные причины чувствовать жестокое обращение или насилие.В таких ситуациях это не всегда смерть родителя, а смерть возможности примирения, сближения и извинений со стороны обидчика ».

Терапия может быть единственным способом вернуть скорбящего сына или дочь на ноги после смерти одного из родителей. (В общем, многим людям полезно поговорить о своей потере с профессионалом.) Время и понимание супруга также могут иметь большое значение для того, чтобы помочь взрослым пережить эту болезненную главу потери в своей жизни.Важно, чтобы супруги сидели со своими партнерами в своем горе, а не пытались исправить его или преуменьшить потерю.

«Мужьям лучше всего поддерживать своих жен, слушая их», — говорит Мэнли. «Мужчины часто чувствуют себя беспомощными перед эмоциями своих жен и хотят исправить ситуацию. Муж может принести гораздо больше пользы, если будет сидеть со своей женой, слушать ее, держать ее за руку, гулять и — если она того желает — посещать место захоронения ».

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

10 вещей, о которых вам никто не говорит о потере родителя

В нашей серии «Ваши истории» люди, потерявшие любимого человека, делятся своим уникальным видением через эссе, стихи и произведения искусства. На этой неделе Джессика Марселлус решает непростой вопрос, когда начинать встречаться после смерти партнера.


Два года назад, на Рождество, я сидела на диване рядом с моим мужем Дэном. Комната сияла мягкими красными и зелеными мерцающими огнями, сотканными вокруг только что срезанной бальзамической пихты. Ноты рождественских гимнов доносились в комнату из статичного старого радио на кухне, громкость была тихой; в остальном в комнате было тихо.

Используя твердую выступающую поверхность живота на девятом месяце беременности, я сложила крошечную гору свежевыстиранной детской одежды.Я держал каждый хлопковый комбинезон, каждую пушистую спящую мне на животе, дивясь тому, что пинающийся, извивающийся во мне незнакомец будет носить эту одежду всего через несколько коротких недель.

Через некоторое время Дэн заговорил, нарушив длительное, долгое вечернее молчание между нами.

«Как вы думаете, что вы будете делать со своими кольцами?» он спросил. «После того, как я … ты знаешь». Он не стал вдаваться в подробности. Но я знал. После того, как он умер.

У Дэна был рак мозга.У него была диагностирована ужасная неоперабельная опухоль всего два месяца назад. И вот мы здесь, пытаясь осознать тот факт, что он, скорее всего, не доживет до празднования первого дня рождения нашего ребенка. И все это в то время, когда большинство будущих родителей волновались, красить ли детскую «Шамбре Блю» или «Кейп-Код Грей».

«Как вы думаете, что вы будете делать со своими кольцами?» он спросил. «После того, как я … ты знаешь». Он не стал вдаваться в подробности. Но я знал. После того, как он умер.

Я склонил голову и взглянул на бриллиантовое кольцо на моей левой руке, его ограненный принцессой камень красиво блестел в разноцветном сиянии, отбрасываемом огнями деревьев.Я изучал платиновую оправу, затем каждый крошечный инкрустированный камешек соответствующего обручального кольца, продолжительное рассмотрение, попытку скрыть жар, который поднялся на мои щеки, воду в моих глазах.

Зная, что прошло несколько минут, я наконец поднял глаза и встретился с ним взглядом. В его глазах тоже были слезы.

«Я даже представить себе не мог, что сниму их», — честно признался я. Он кивнул. Приостановлено.

«Что ж, я надеюсь, что ты когда-нибудь снова выйдешь замуж». Он сказал это как ни в чем не бывало, но сила его слов повисла в воздухе между нами, ощутимая.

«Я тоже, дорогая».

По сей день я считаю, что мне повезло, что Дэн озвучил свое желание, чтобы я нашел кого-нибудь еще после его ухода. Некоторым людям, особенно тем, кто внезапно или неожиданно теряет своих партнеров, не предоставляется роскошь такого официального одобрения. Другие до сих пор никогда не разговаривают, как наш, из-за дискомфорта, который это может вызвать.

Но независимо от того, что думает или желает умерший партнер по этому поводу, тема обретения любви в какой-то момент неизбежно придет в голову большинству, если не всем выжившим половинкам.Тогда возникает вопрос: как скоро после потери уместно начинать встречаться?

Разумеется, простой ответ — его нет. Или то, что хочет услышать каждый ищущий информацию: это зависит от обстоятельств. Но на самом деле это так. Так много факторов влияет на решение, когда вернуться в то, что может быть одновременно зловещей и захватывающей сценой свиданий.

Была ли смерть вашего партнера внезапной или ожидаемой? Произошло ли это в результате длительной болезни? Были ли у вас вместе дети? Хотели бы вы когда-нибудь еще? Чувствуете ли вы поддержку в своем горе? Готовы ли вы рискнуть еще больше разбить сердце после того, как уже пережили невообразимое?

В моем случае первые шесть месяцев после смерти Дэна были потрачены исключительно на то, чтобы вырастить моего маленького сына и выяснить, как, черт возьми, выжить в одиночку.У меня не было ни энергии, ни места в моей душе ни для чего, кроме этих двух задач.

Мне было 26 лет, когда я овдовела. Я знал, что хочу снова кого-то любить; хотел иметь больше детей; хотел, чтобы когда-нибудь в жизни нашего сына был отец.

Итак, я месяц навещал сестру во Флориде. Я изучал книги о скорби, читал романы, мемуары. Я научился пользоваться газонокосилкой с нулевым поворотом — поздними летними вечерами катался по неровной поверхности наших 2,5 акров с радионяней, балансирующей между моими коленями.

Я привыкла к тишине в доме по ночам, уложив Сойера спать; отсутствию крейсера государственной полиции Дэна с его обычного места на подъездной дорожке; в пустое место в шкафу в спальне и на кровати размера «king-size». Постепенно я научился жить с каждой из этих незнакомых, нежелательных вакансий, сталкиваясь с ними каждый день заново, пока постепенно они не стали менее заметными.

Однако за густым туманом горя — даже в те первые несколько месяцев — существовало зарождающееся желание заполнить пустоты, образовавшиеся из-за отсутствия Дэна.Мне было 26 лет, когда я овдовела. Я знал, что хочу снова кого-то любить; хотел иметь больше детей; хотел, чтобы когда-нибудь в жизни нашего сына был отец.

Ничто по-настоящему не подготовит вас к потере человека, с которым, как вы думали, проведете свою жизнь.

Я также уже испытал многое из того, что так аккуратно называется «предвкушение горя» — того, что происходит перед надвигающейся потерей. За девять месяцев, прошедших с момента постановки диагноза Дэну до его смерти, я изо всех сил старался подготовиться к будущему без него.Я заставил себя визуализировать неизбежное ухудшение здоровья, физический акт смерти, крайнее горе и одиночество, которое я почувствую, когда его действительно не будет. Я также представлял — болезненно, неохотно, с надеждой — возможность счастья с кем-то другим.

Ожидание горя, надо признать, только до сих пор. Реальность в тысячу раз хуже, чем вы могли представить. Ничто по-настоящему не подготовит вас к потере человека, с которым, как вы думали, проведете свою жизнь.И поэтому мне отчаянно понадобились эти первые шесть месяцев, чтобы подвести итоги, расслабиться, взять себя в руки.

Но я действительно верю, что проведенная мной «подготовка» — заставившая себя заранее почувствовать эмоции потери Дэна, посидеть с ними, принять их — способствовала моей стойкости и, в конечном итоге, к признанию моего желания. двигаться вперед.

Вы думали, когда снова начнете встречаться?

Итак, примерно в эти шесть месяцев произошло несколько вещей.Во-первых, я возобновил занятия в спортзале — хобби, от которого отказывался на протяжении всей болезни Дэна. Тренировки помогли мне снова почувствовать себя сильной, как физически, так и эмоционально. И тренироваться вместе с подходящим, привлекательным незнакомцем — ну, здесь не нужно много объяснений.

Секунда — и за это я буду вечно благодарен — несколько друзей подняли тему того, что я снова встречаюсь, и тем самым сделали мое желание встречаться приемлемым.

Я могу связать один разговор, в частности, с тем кивком одобрения, которого я неосознанно добивался.Однажды утром я болтала в спортзале со случайной подругой, которая также оказалась женой одного из бывших коллег Дэна. Известная своей прямотой (качество, которым я всегда восхищался), она, не теряя времени, перешла к делу.

«Итак, я хотела кое-что спросить у вас», — проговорила она. «Я думаю, что другие люди тоже задавались этим вопросом, но боялись поднять эту тему — вы думали о том, когда снова начнете встречаться?»

«Ухх», — я запнулся от ответа, застигнутый врасплох вопросом.«Я не особо об этом думал, нет», — нерешительно ответила я, страх осуждения был очевиден даже у этой женщины, которая явно не собиралась судить меня. Она кивнула, больше не зная.

«Если бы я был на вашем месте, — сухо заявила она вместо этого, — я бы подождала от шести месяцев до года. После этого я чувствую, что хочу продолжить свою жизнь, как будто в противном случае я бы упустил возможность ».

Тогда я не сказал этого, но эти несколько слов были именно тем, что мне нужно было услышать.Подтверждая и одобряя, ее чувства заставили мое желание снова любить разумным, даже практичным. Мне просто нужно было, чтобы кто-нибудь сказал мне, что все в порядке.

Несмотря на то, что я чувствовал себя в основном готовым и даже немного взволнованным, чтобы начать эту новую главу, я все же беспокоился о том, что подумают другие.

Несколько недель спустя, однажды вечером, выпив второй бокал вина, я создал профиль в Tinder. Я никому не сказал. Я провел несколько дней, просматривая незнакомцев, прежде чем наконец решил, что встречусь с одним из них за кофе.Только тогда я робко признался хорошему другу, что пойду на свидание. Несмотря на то, что я чувствовал себя в основном готовым и даже немного взволнованным, чтобы начать эту новую главу, я все же беспокоился о том, что подумают другие.

Но, в конце концов, мое желание партнерства, товарищества, смеха, близости — еще одного шанса в будущем, которое я когда-то представлял с Дэном — было просто больше, чем мой страх осуждения со стороны окружающих.

Итак, я пошел на то свидание за кофе и продолжил встречаться, впервые в моей взрослой жизни.Сначала об этих приключениях знали только самые близкие мне люди. Я не упоминал о своей свидании в обычном разговоре. Я не писал об этом в социальных сетях. Пройдет больше времени и, в конечном итоге, я встречу мужчину, о котором стоит упомянуть, прежде чем я почувствую готовность к тому, что мир узнает, что я «ушел». Но когда я почувствовал себя готовым, я был удивлен, обнаружив, что вообще не сталкивался с осуждением.

По мере того, как я приближаюсь к двухлетнему рубежу вдовства, я не сожалею о том, как я начал встречаться после Дэна, или о временной шкале, которой я следовал.Но я также узнал, что если и существует одна уверенность в том, что вдовство существует, так это то, что горе у всех разное. Не существует универсального подхода к ее решению. Это не линейно; не следует графику; нет конца. Мое путешествие — мое собственное.

Другим, оказавшимся в подобных обстоятельствах, может потребоваться больше или меньше времени, прежде чем они захотят двигаться вперед. С этой целью, я думаю, «правильное» количество времени, чтобы подождать, прежде чем искать новую любовь, — это столько времени, сколько нужно, чтобы почувствовать себя готовым перестать выживать и начать жить снова.

А для таких, как я, кому нужно, чтобы кто-то дал добро? Я с радостью буду этим человеком.


Джессика Марселлус — медсестра и писатель отделения интенсивной терапии, живущая в Фэрфаксе, штат Вермонт. Вы можете узнать больше о том, как обстоят дела у Джессики и двухлетнего Сойера, подписавшись на ее аккаунт в Instagram: @ Jess.Marcellus .

Рекламный контент

Рекламный контент

Как справиться с потерей родителя

Через несколько месяцев после смерти мамы Кары Зиццо она вернулась к своему обычному распорядку дня.Она ходила на работу и болтала с друзьями. Но маленькие напоминания послали ее по спирали печали. «Я найду открытку, которую она прислала мне на моем столе, и начинаю рыдать», — говорит Зиццо, который живет в Нью-Йорке. Зиццо, которому в то время было 32 года, был раздавлен. «Самое сложное — это знать, что у меня больше никогда не будет матери», — говорит она.

Даже для взрослого человека смерть одного из родителей ужасна. «Вы часто теряете того, кто любил вас безоговорочно и давал вам чувство безопасности и стабильности», — говорит Холли Шифф, психиатр, психолог из Еврейской семейной службы в Гринвиче, штат Коннектикут.Если у вас были более сложные отношения, вы можете бороться с чувством гнева или сожаления.

Скорбь по поводу потери родителя — личное дело каждого. Нет «нормального» пути или временной шкалы. Каждый справляется с этим по-своему. Но если предпринять шаги, чтобы понять свои эмоции и найти поддержку, это может немного облегчить этот процесс. Начните с этих стратегий.

Продолжение

Знайте, что ваши эмоции изменятся. Горе связано с печалью. Но вы, вероятно, испытаете множество эмоций.«Когда умер мой отец, я был в шоке», — говорит Джейсон Филлипс, терапевт из Роли, Северная Каролина. «В моей семье о смерти не говорили, поэтому через несколько дней все вернулось к норме». Спустя несколько недель, когда Филлипс начал осознавать смерть отца, его переполнили эмоции.

Вы можете пройти следующие этапы горя:

  • Отказ. Вы можете почувствовать онемение или потрясение. Это способ вашего мозга справляться с огромными новостями.
  • Гнев. Когда вы смиритесь с потерей, ваши эмоции могут превратиться в гнев.Вы можете направить его на других людей, на умершего родителя или на высшую силу.
  • Торг. Вы можете чувствовать себя виноватым и думать «если бы …» и «а что, если бы …». Это отодвигает реальность вашей потери.
  • Депрессия. Когда утрата нарастает, вам становится грустно. Вы можете плакать и испытывать проблемы со сном и едой.
  • Приемка. Вы приняли реальность. Пока вы все еще расстроены, вы продолжаете жить своей жизнью.
Продолжение

В большинстве случаев вы не пройдете эти этапы по порядку, — говорит Александра Эмери, доктор философии, психолог из Grit City Psychology в Сиэтле.Вы можете прыгать от одного к другому или испытывать более одного опыта.

Позвольте себе горевать. «Единственное лекарство — это позволить себе почувствовать эмоции», — говорит Шифф. Отталкивание их может привести к неполному огорчению. Вот когда вы застреваете. Вы не можете двигаться дальше от оцепенения или гнева. Шифф предлагает выделить определенное время, чтобы скорбеть. «Когда это время истечет, сделайте все возможное, чтобы продолжить свой день», — говорит она.

Филлипсу он научился на смерти отца.Когда десятилетия спустя его мать скончалась, он знал, что ему нужно заняться своим горем. Он видел консультанта и вел дневник, чтобы проработать свои эмоции.

Получите необходимую поддержку. Положитесь на свою семью, друзей и близких. Вы также можете найти группу поддержки скорбящих. «Полезно поговорить с другими, переживающими то же самое, — говорит Шифф. Если вам удобно, расскажите об этом своему начальнику и близким сотрудникам. «Таким образом, они не будут ожидать, что та же самая версия вас появится в офисе», — говорит она.

Продолжение

Береги себя. В горе легко потеряться. Но если вы сделаете собственное здоровье приоритетом, это поможет вам лучше справиться с печалью и стрессом, — говорит Филлипс. Найдите время, чтобы выспаться, хорошо поесть и регулярно заниматься спортом. Также делайте то, что приносит вам радость. «Я люблю заниматься спортом и путешествовать», — говорит он. «Выполнение этих двух вещей после смерти моей мамы имело большое значение».

Попросите и примите помощь. Позвольте другим помочь вам, будь то подготовка к похоронам, доставка еды или помощь с детьми.Зиццо, потерявшая маму, отказалась от предложения друзей совершить поездку по пересеченной местности, чтобы провести с ней время. «Я не хотела причинять им неудобства, — говорит она. Но, оглядываясь назад, она понимает, что ей следовало позволить им помочь. «Они хотели быть рядом со мной», — говорит она.

Продолжение

Найдите способы вспомнить своих родителей. Делайте то, что помогает вам сблизиться с родителями, — советует Эмери. Вы можете приготовить их любимый рецепт, написать им письма и отпраздновать их дни рождения.Эти действия могут помочь вам справиться со своими эмоциями. «Каждый год в день рождения моей мамы мы с сестрой всегда вместе, чтобы отпраздновать его, — говорит Зиццо. У нее также есть ежедневные напоминания. «Я ношу украшения моей мамы», — говорит она. «Она была художницей, и ее работы развешаны по всей моей квартире».

Продолжение

Приготовьтесь к возвращению эмоций. Больше всего горя вы чувствуете в течение первых 6 месяцев после потери. По словам Шиффа, это нормально, когда в первый год наступают тяжелые времена.После этого вы часто принимаете смерть родителей и уходите. Но горе может вспыхнуть, особенно в праздники и дни рождения.

Рассмотрите возможность получения профессиональной помощи. Специалист в области психического здоровья, например терапевт или психолог, может помочь вам справиться с вашими эмоциями. Вы можете увидеть его в любой момент. Но важно поговорить с одним из них, если ваше горе не проходит со временем или если оно мешает вам в повседневной жизни. Например, вы не успеваете за работой или семьей.Специалист в области психического здоровья может дать вам инструменты, чтобы справиться с горем.

Пять способов справиться со смертью родителей

Потеря родителя — это то, что испытает почти каждый из нас. И все же смерть родителя у всех разная, потому что в результате горе — личное, как и ваши отношения с мамой или папой. Братья и сестры по-разному реагируют на смерть одного из родителей. Такие факторы, как то, насколько вы близки со своим родителем, на каком этапе вы находитесь в своей жизни, и насколько вы были связаны, как вы чувствовали себя каждый день, будут определять то, как вы себя чувствуете после этой смерти.

Когда несколько лет назад умер мой отец, мне было около 20 лет, и это опустошило меня так, что я даже сейчас не могу выразить словами. Мы были очень близки; картина моей жизни, протянувшейся передо мной, всегда включала заметное присутствие моего отца. Но даже в глубине этого горя я знал, что есть вещи, которые нужно сделать, и что это поможет мне в их выполнении: написать некролог, закрыть учетные записи электронной почты, просмотреть его инструменты в гараже. Теперь я знаю, что потребность в организации — чтобы чувствовать себя полезным — была частью моего процесса горя, даже если в то время я не смотрел на это так.Вот несколько рекомендаций, которые могут быть полезны при навигации по опыту.

Дайте себе достаточно времени, чтобы поразмыслить.

Когда дети теряют родителей, это может разрушить их мир. Но, будучи взрослым, вам не сразу могут быть понятны последствия смерти вашего родителя. Дни после потери мамы или папы могут стать размытыми. Необходимо организовать похороны, позвонить членам семьи, доставить еду от добрых соседей, и хотя список дел может помочь вам пережить часы, в конечном итоге все замедлится, и вы можете внезапно почувствовать себя пораженным Дело в том, что этого человека, который был в вашей жизни с самого начала, больше нет.

Позволить этому чувству развиваться и по-настоящему понять размер и форму вашего горя может быть болезненным. Но если это помогает: «Постарайтесь помнить, что горе часто является отражением того, насколько велика потеря», — говорит психотерапевт Тони Коулман. Другими словами: ваша боль — отражение великой любви.

Заручитесь поддержкой людей, которые были там

Когда мой отец умер, я помню, как мне казалось, что никто не понимал, через что я проходил, за исключением моей сестры — и даже наше горе не было полностью синхронизировано.Я не мог найти утешения в друзьях или партнере. «Как они могли понять?» Я помню, как думал. Я постоянно плакал.

Но, в конце концов, коллега направил меня в группу поддержки 20-летних, потерявших родителей. Я был в клубе с людьми, которые искренне сочувствовали моему опыту. Хотя это не заставило меня скучать по отцу меньше, это помогло мне увидеть мою душевную боль — тот факт, что он не проводил меня по проходу, не отправлял мне глупые текстовые сообщения или не создавал мне плейлисты Spotify — через более широкий объектив, а также чувствовать себя понятым.Их сочувствие дало мне силы, необходимые для того, чтобы пережить тяжелые дни. У меня была сеть поддержки, состоящая из людей, которые понимали, что такое День отца, когда вашего отца нет.


Еще от Tonic:


Составьте план на эмоционально насыщенные дни

В первый год после смерти отца я, как обычно, поехал домой на каникулы — и это было ошибкой. Это может быть верно не для всех. Может быть, это поможет вам сохранить нормальные семейные традиции, как способ почтить память потерянного родителя и даже отметить более счастливые времена.Но без отца нам было слишком грустно брать старые традиции. Итак, через год мы создали новые, где путешествуем по праздникам, но все равно чествуем его тостами или семейными историями.

Но больше всего помогло то, что план на те дни, которые, как я знаю, будут особенно напряженными. Вы можете решить, что в день рождения вашей матери или в День матери вы собираетесь испечь ее любимый рецепт, или что четвертого июля, когда ваш отец был королем гриля, вы будете пить пиво. его имени.

«Есть много места между чем-то совершенно другим и празднованием праздников в соответствии с обычными семейными традициями», — говорит Коулман. Для семей, которые изо всех сил пытаются попасть на одну страницу, она рекомендует, чтобы каждый член семьи придумал ритуал или традицию, которые важны для них, и включил их как часть этого дня. Иногда помогает смешать старые традиции и новые (например, выходить на День Благодарения вместо готовки). «Фактически, восприятие этого праздника как начала новой традиции может помочь в процессе перехода к новой норме», — добавляет Коулман.

Найдите способы сохранить присутствие родителей в вашей жизни

В дни, прошедшие после смерти моего отца, одним из самых первых вещей, которые я сделал, были аудиозаписи всех сообщений, которые он оставил на моем телефоне. Я вытащил его фотографии и положил их в гигантскую вазу на моем столе, чтобы я мог их просматривать, когда мне хотелось. Эти фотографии и его голос помогли мне почувствовать, что он все еще присутствует в моей жизни. Рассказывая о нем истории и отмечая фильмы или еду, которые ему бы действительно понравились, — это еще один способ, которым он проявляет активность в моем сознании каждый божий день.

Вы можете обнаружить, что другие люди не знают, как с вами разговаривать после того, как вы потеряли родителей — это может помочь им рассказать. Я хотел поделиться жизнью своего отца, даже с друзьями, которые никогда не встречались с ним, потому что мне казалось, что я снова добавляю его в этот мир. Вы найдете то, что вам подходит. Но не бойтесь вспомнить их.

Просмотр фотографий, прослушивание голосовой почты и просмотр семейных видео — это совершенно нормально после потери, говорит Коулман. Оставить его или ее стул свободным вокруг стола — еще один способ, которым некоторые семьи создают место для родительской памяти.«Все это способы, с помощью которых мы храним человека в наших сердцах и сохраняем его память, что очень важно для тех, кто скорбит», — говорит она.

Простите себя за то, что немного лучше

Для большинства из нас реальность такова: вы снова будете смеяться. У вас будет действительно отличное рождественское утро. Весь ваш день рождения пройдет без срыва из-за отсутствия родителей. Горе — это процесс, и одна из его составляющих — это интенсивность утихания вашего горя. По моему опыту, будут моменты, когда грусть внезапно нахлынет снова и сбьет вас с ног, как волна.Со временем для меня таких моментов становилось все меньше и больше.

Потеря родителя не может быть чем-то, что вы действительно «преодолеете» — я знаю, что не переживал. Но, по моему опыту, это потеря, которую становится легче принять. готовы двигаться дальше, ты будешь ».

Эта история изначально появилась на Samada, новом веб-сайте, предлагающем планирование, ресурсы и поддержку в конце жизни. внук в любом возрасте, но когда вы станете немного старше, это может изменить то, как вы справляетесь с этой потерей.Это то, что я обнаружил, когда в прошлом году скончалась моя бабушка.

Моя бабушка по материнской линии умерла, когда я был подростком, и в то время я не мог отказаться от мысли, что больше никогда ее не увижу. Но сейчас мне 20 и я столкнулся со смертью бабушки по отцовской линии; мое горе приобрело дополнительное измерение.

В день смерти моей наны я спросил маму, все ли в порядке с моим папой. Оглядываясь назад, это был глупый вопрос. Конечно, не был. Но мой вопрос пришел из более глубокого места.Мне нужно было мой папа, чтобы быть в порядке.

Моя мама посмотрела на меня и вздохнула: «Потерять родителей — одна из самых тяжелых вещей в жизни, — сказала она. — Ваш дом — это не место; там твои родители. А как только они уйдут, ты не знаешь, где твой дом. Вы чувствуете себя без якоря ».

Смерть моей бабушки не была неожиданной, но боль от этого не уменьшилась. Она умерла после непродолжительной битвы с раком, которая прогрессировала слишком быстро, чтобы любой из нас мог осознать происходящее.Она была человеком, на которого я был больше всего похож в своей семье. Как и моя, ее кожа была усыпана веснушками и склонна краснеть. Ее волосы покраснели; оттенок она называла «тицианом».

Бабушка помогает мне задуть свечу на день рождения в мой первый день рождения.

Она была серьезной бабушкой, но у нее было доброе сердце, полное любви. Сильная женщина, если бы она прожила еще один месяц, она стала бы прабабушкой.

Размышления обо всем этом наполняют меня грустью.Но эта печаль сменяется глубокой печалью по моему отцу, который потерял последнего оставшегося родителя.

В последующие дни я наблюдал, как мой отец оплакивал потерю своей матери, и понял, что однажды мне тоже придется это пережить.

Мои бабушка и дедушка в день свадьбы.

Я хотел облегчить ему жизнь — если это вообще возможно -. В течение недели после смерти моей наны я следовал за отцом по дому, как если бы я был его тенью; Я сидел в саду, пока он возился с мертвыми растениями.Я позаботился о том, чтобы он никогда не был один, и никогда не переставал обниматься. Это извечное клише, но бывают моменты в жизни, когда людям нужно буквально плечо, чтобы поплакать.

Фотографии были очень важны для моей бабушки. Ни одно семейное собрание не проходило без моей наны с фотоаппаратом, которая фотографировала нас вместе. В знак уважения к этому я откопал наши семейные фотоальбомы, заполнив каждую поверхность особыми моментами, которыми мы разделились. Это утешило нас и помогло нам подавить образы моей бабушки, лежащей на больничной койке на последних этапах своей жизни.

Моя бабушка сфотографировала с моим отчимом в день моего крещения в 1988 году.

Изображение: Рэйчел Томпсон / Mashable

В день похорон мы с братом читали от имени нашего отца; и мой двоюродный брат сделал то же самое со своим отцом. Мы знали, что даем голос нашим родителям в трудную минуту.

Следующее Рождество было особенно тяжелым. В детстве Рождество часто праздновали с нашей бабушкой, и она смотрела, как мы разворачиваем подарки рождественским утром.И когда мы были разлучены, Нана всегда звонила нам сразу после речи Королевы. В этом году никто не звонил после того, как Элизабет передала рождественское послание. Звук тишины казался чужим в нашем семейном доме. Канун Нового года был примерно таким же. Я остался дома в этом году, чтобы увидеть 2016 год с моими родителями. Каждые два года назад бабушка всегда звонила, как только часы пробивали полночь. В этом году телефонные звонки не опознали его. В ту ночь в нашем семейном доме царила атмосфера печали.

В такие времена трудно понять, что вы можете сделать, чтобы облегчить боль родителей. Простые действия, такие как убедиться, что люди ели, и убедиться, что они не одни, могут иметь значение.

Однако все семьи разные, и есть много других способов помочь своей в особенно тяжелое время. Доктор Шери Якобсон, клинический директор Harley Therapy, говорит, что быть хорошим слушателем — лучший подарок, который можно предложить кому-то в трудную минуту.

По словам Джейкобсона, потеря родителя также является поразительным напоминанием для них об их собственной смертности и может заставить их усомниться в своей цели или в том, чего они достигли.«Подтвердите своим родителям, что вы счастливы, что они живы и чего они стоят для вас. И будьте самими собой рядом с ними, позволяя им помнить, что вы — одно из их великих достижений», — сказал Джейкобсон Mashable .

Потеря любимого человека — одна из самых тяжелых вещей в жизни, и горечь может казаться очень одиноким процессом. Для моей семьи совместное времяпрепровождение означало, что мы делились опытом, мы вместе горевали. Мы вступили в новую эру в нашей семье и стали ближе, чем когда-либо прежде.Я знаю, что бабушка этому обрадуется.

Для получения поддержки и совета по поводу тяжелой утраты посетите веб-сайт Cruse Bereavement Care.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *