Как помочь маме пережить смерть папы: Умер папа, как помочь маме?

Содержание

Как помочь маме пережить смерть папы?

Дело в том, что папа умер совсем внезапно от инфаркта. И сколько бы его не просили изменить образ жизни или сходить к врачу, он упрямился и отказывался. Мама винит себя в том, что вовремя не настояла и не повела его по врачам.И теперь она все время твердит о том, что она виновата. А я не знаю как ее поддержать, как убедить ее в том, что она ни в чем не виновата. Какие слова я могу подобрать и как ее утешить? Просто раньше в семье были постоянные скандалы и так получилось, что мне сложно выражать эмоции, понять, как подобрать правильные слова утешения. Что мне вообще делать в данной ситуации? Я стараюсь, подбираю слова, чтобы убедить ее, что вины ее нет, что папа был взрослый и самостоятельный человек, и что он должен был следить за своим здоровьем. Но она меня не слышит.  Такое ощущение, что она ждет от меня подтверждения своей вины. И меня это начинает напрягать и я взрываюсь. Я уже очень устала и не знаю, как и чем я могу ей помочь.

Автор вопроса: Ирина

Ответ психолога:

Здравствуйте, Ирина!

После ухода Вашего папы прошло очень мало времени, слишком мало, чтобы перестать горевать и маме и Вам. То, что сейчас происходит с Вашей мамой — абсолютно нормально, более того, правильно. А вот у Вас  могут быть тяжелые последствия искусственно пережитого горя. С одной стороны, вы решили побыстрее отпустить, перестать плакать и переживать. С другой стороны, возможно, это произошло потому, что Вы переключились на маму. Конечно, ей нужна поддержка. Но и свое горе нужно выплакать, выстрадать, прогоревать.
Нам часто внушают, что плакать это плохо, а плакать по умершему еще хуже, мол, дайте ему уйти спокойно, отпустите его. Но это все не значит, что вообще плакать и переживать не надо. Невыплаканное, невыстраданное горе прячется в уголках души, накапливается там и рано или поздно находит выход в виде тяжелой депрессии, психосоматических и даже психических заболеваний.
За горем  мамы Вы забыли или сделали вид, что забыли, о своем горе. Уверены ли Вы в том, что действительно отпустили папу, что горе уже не такое сильное, что Вы не спрятали его в себе?
Теперь я расскажу вкратце о нормальных стадиях проживания горя.
1. Стадия шока.   Ужас, эмоциональный ступор, отстраненность от всего происходящего. В сознании человека появляется ощущение нереально­сти происходящего.
2.   Стадия отрицания   (поиска) характеризуется неверием в реальность потери. Отрицание — это естественный защитный механизм, поддерживающий иллюзию о том, что мир остаётся неизменным. Но постепенно сознание начинает принимать реальность потери.
3. Стадия агрессии   которая выражается в форме него­дования, агрессивности и враждебности по отношению к окружающим, обвинении в смерти близкого человека себя, родных или знакомых, лечившего врача, и др. Находясь на этой стадии столкновения со смертью, че­ловек может угрожать «виновным» или, наоборот, занимать­ся самобичеванием, чувствуя свою вину в произошедшем. Человек, которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшествовавших смерти, доказательства, что он не сделал для умершего всего, что мог (не вовре­мя дал лекарство, отпустил одного, не был рядом и т.д.). Чувство вины может отягощаться ситуацией конфликта перед гибелью. Спектр переживаемых в это время эмоций также дос­таточно широк; человек остро переживает утрату и плохо контролирует себя. Все это — ес­тественный процесс переживания утраты. Когда злость находит свой выход и интенсивность эмоций снижается, наступает следующая стадия.
4. Стадия депрессии   (страдания, дезорганизации) — тос­ки, одиночества, ухода в себя и глубокого погружения в правду потери. Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Типичны необыкновенная поглощённость образом умершего и его идеализация — подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках.
5. Стадия принятия произошедшего   Эту стадию подразделяют на две:
5.1. Стадия остаточных толчков и реорганизации.  На этой фазе жизнь входит в свою колею, восстанавли­ваются сон, аппетит, профессиональная деятельность, умерший перестает быть главным средоточием жизни. Переживание горя теперь протекает в виде сначала ча­стых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Эта стадия, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщи­на смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, именно поэтому большинство культур и религий от­водят на траур один год.
5.2. Стадия «завершения».   Описываемое нами нормаль­ное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу. Смысл и задача работы горя в этой фазе состоит в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в се­мейной истории, семейной и личной памяти горюющего, как светлый образ, вызывающий лишь светлую грусть.

Если Вы внимательно прочитали о всех стадиях, Вы легко определите, на которой сейчас Ваша мама. Ей нужно говорить о своей вине. И ей нужна поддержка в этом. Конечно, не надо ей говорить, мам, да! ты виновата. Достаточно быть рядом с ней, не отрицать ее чувства, выслушивать. Она вас не слышит, потому что Вы не слышите ее чувств, отрицаете их.
Дайте ей возможность пережить горе так, как ей нужно.  Можно отзеркаливать чувства: «Ты злишься на саму себя!» «ты себя винишь!» «ты его очень любила». Можно перевести «стрелки» на себя «Ваша любовь (ваши отношения) пример для меня». Поговорите о том, что мама могла бы сделать, что могли бы сделать Вы для папы. Вспомните вместе какие-то случаи, когда смогли сделать папе хорошо, порадовать его.
Если человек застревает на какой-то стадии, то горевание переходит в патологическую форму. И тут не обойтись без психотропных лекарств и лечения у психотерапевта.
Если нужна будет дальнейшая консультация, пишите.

Психолог Брюлина Елена Викторовна

Как поддержать маму после смерти папы. Как помочь маме пережить смерть отца? Как помочь папе

Когда умирает близкий человек, особенно родители, мама, горе кажется нестерпимым, человек просто впадает в шок. Первая мысль — этого не может быть! Как же так? Что же дальше? Даже если мама болела долго и кончина была предрешена, сомнения в реальности происходящего исчезают не сразу. Необходимо привыкнуть к мысли о том, что любимого, такого важного и единственного в жизни человека уже нет рядом. Появляется скорбь, а на смену ей приходит мысль о своей вине перед умершими, о том, что вы не так себя вели, не были рядом при умирании, не оказывали достаточного внимания, не смогли помочь и т.д. Как утверждают психологи, горе проходит 7 этапов, после которых человек, потерявший родителей, приходит в себя и начинает жить дальше. Как выйти из депрессии?

Оплакивание, скорбь, депрессия после смерти матери — это естественная реакция нормального человека. Ведь с мамой было связано все самое лучшее, что есть у человека, ее любовь всегда оберегала и защищала вас. Без матери человек чувствует себя осиротевшим. Но если состояние горя затягивается, нарушая весь уклад жизни, разрушая самого человека, то речь идет о депрессии.

Горе после смерти близкого человека, по мнению психологов, проходит несколько этапов:

  1. Отрицание.
  2. Депрессия.
  3. Принятие случившегося.
  4. Возрождение.
  5. Создание новой жизни.

Отрицание и гнев

В основе 1 этапа лежит страх, человек боится произошедшего, не знает, что и как будет дальше, иногда люди могут впасть в оцепенение, стать неадекватными. Они отрицают смерть, не верят в то, что произошло. Отвлеките их в этот момент, заставьте заняться процедурой похорон, поминок, не давайте им возможности уходить в себя, не оставляйте одних, говорите с ними. Успокаивать и утешать не надо, они все равно вас не воспринимают, им это не поможет. Человек дома наталкивается на вещи умершей, может слышать ее голос, увидеть во сне, в толпе — это нормальная реакция на горе, пугаться этого не следует.

Этот этап заканчивается осознанием смерти близкого человека, после которого идет следующий, 2 этап — гнев и обида: все, что случилось, несправедливо, чувство ненависти проецируется на весь мир. Почему это случилось, за что? Почему именно с ней, с мамой? Зависть: почему другие живы и ходят на работу, по улице, как будто ничего не произошло? Это неправильно! Эмоции могут быть похожи на бурю в зависимости от того, как часто и с какой силой человек выплескивает их наружу.

Чувство вины и депрессия

3 этап — чувство вины: вспоминаются моменты общения, и обязательно присутствует мысль, что недостаточно были внимательны, почему в момент смерти не были рядом, не держали за руку, не попрощались, мало сделали, чтобы помочь не умереть. У некоторых это чувство вины остается на всю жизнь, даже когда все прошло, но это зависит, видимо, от тонкости натуры человека.

Следующая стадия — депрессия: человек сдается, у него нет больше сил скрывать свои эмоции, он энергетически истощен, очень печален, не верит, что может возродиться, избегает сочувствия, не дает выхода негативным мыслям и становится от этого еще несчастнее; может быть сильно выражено чувство опустошенности. Потом приходит принятие случившегося, а с принятием облегчение и уменьшение боли: человек примиряется с тем, что случилось. Злость и депрессия начинают отпускать, слабеют, человек чувствует, что в состоянии взять себя в руки и начать новую жизнь, хотя и без матери. Чтобы человек вышел из ситуации, ему нужна помощь.

Возрождение

После смерти мамы или другого близкого человека в любом случае начинается следующий этап — возрождение: приходит понимание необходимости принятия новых условий, переживший потерю уходит в себя, становится молчаливым, малообщительным, все время как будто что-то анализирует. Этот период, пожалуй, самый продолжительный, он может длиться до нескольких лет.

На последнем, 7 этапе человек меняется, все стадии горя пройдены, жизнь стала иной, вышла на новый уровень. Многие стремятся найти новых друзей, сторонников, сменить обстановку. Некоторые переезжают в другой город, меняют работу, чтобы уже ничто не возвращало к прошлому. Человек понимает, что жизнь продолжается, он начинает осознавать, что для матери смерть была освобождением, и тогда уже переживает не о ней самой, а о том, что ее нет с ним.

Но не всегда проходит 7 стадий, иногда человек так и остается на этапе депрессии, фиксированным на своей трагедии. Признаком депрессии после потери становится апатия: все рисуется в черном цвете, пропадает интерес к жизни, человек не возвращается из прошлого, он вспоминает ушедшего, общается с ним в мыслях, могут быть нарушения сна или бессонница, механическое поглощение еды или отказ от нее, тоска, тревога, чувство безысходности, желание умереть. Если есть хотя бы 3 из названных симптомов и длится это уже более 3-6 месяцев, ставится диагноз депрессия. Депрессия после смерти бывает сильнее, когда человек стал свидетелем внезапной кончины близкого.

Депрессия уже не проходит с обычным выплакиванием слез, человек может и не помнить причины своего состояния, настолько все становится для него безысходным. В обычной ситуации, когда человек еще в горе, он может допускать моменты радости, а при депрессии этого нет, тоска и отчаяние постоянны. При депрессии присутствует постоянное чувство вины, заторможены мышление и моторика, речь замедлена, могут быть галлюцинации, апатия, безразличие к окружающему, даже к грязи в доме, малоподвижность, развиваются запоры. Нередко добавляется плаксивость, ожидание проблем и неприятностей.

В таких случаях обращаются к психологу и психиатру. Психотерапия часто является действенной и помогает выйти из ситуации после смерти близких. Чем вам может помочь психотерапевт? Быть рядом в моменты переживаний, помочь пройти через все этапы, восстановить силы после утраты, сохранить психическое здоровье и предотвратить последствия скорби.

По мнению психологов, восстановление психики, когда воспоминания уже перестают быть резко болезненными, происходит через 9 месяцев.
А до этого времени необходимо не оставаться в одиночестве. Будьте окружены родными, близкими вам людьми, с которыми можно вместе вспоминать, грустить. Не зря говорят, что разделенное горе — это ополовиненное горе. Займитесь проведением похорон, поминок, оформлением жилья, наследства — это отвлечет вас. Если очень тяжело, не запрещайте себе поплакать, погоревать, слезы очищают. Смените обстановку, уйдите в отпуск или, наоборот, погрузитесь в работу. Не прибегайте к алкоголю или успокоительным — восстановление психики при этом нарушается.

Уберите из поля зрения вещи мамы, чтобы не расстраивать себя, посетите могилу, не сдерживайте себя, если невмоготу. Не стесняйтесь своего горя и его проявлений, в такой состоянии человек беспомощен и напоминает ребенка. Людей надо слушать, дайте им говорить, рассказать о своей боли. Многим в этих случаях помогает дневник, записывайте в него все свои переживания, перечитывайте и анализируйте написанное. Не культивируйте в себе чувство вины.

Другой способ — написать письмо маме, все недоговоренное письмо примет на себя, это нужно вам, не ей. Не будет смешным, что его некуда отправить, потом можете его просто сжечь.

Есть еще один метод: использование двух банок. Сделайте много разноцветных кусочков бумаги, и когда вспоминаете что-то хорошее об ушедшем человеке, напишите на листочке буквально 2 слова, сверните в шарик и бросьте его в «хорошую» банку. Так же и с «плохой» — банкой обид. То, когда ваша «хорошая» банка заполнится, зависит от вас. Поставьте ее на видное для себя место, и все хорошее будет теперь у вас перед глазами. А с «плохой» банкой — придет день, когда обиды вспоминаться не будут, тогда сожгите шарики в ней, и вы освободитесь.

Найдите новое хобби, делайте общую работу по дому, не занимайтесь тем, что напомнило бы вам о потере. Заставляйте себя двигаться, общайтесь, выезжайте на природу, участвуйте в приятных мероприятиях. Освойте методику глубокого дыхания, релаксацию, займитесь медитацией, начните делать гимнастику по утрам, гуляйте, спите по 7-9 часов в сутки. Это поможет вам справиться с болью от смерти близких и двигаться дальше. Не дайте горю превратиться в депрессию.

Воспоминания смягчают удар. Измените свое мышление, ведь любую проблему можно переформулировать со знаком «плюс». Мама умерла от рака — она освободилась от боли, получила покой, не страдает больше. Кардинально изменить жизнь после утраты не под силу никому, но постепенно оправиться и восстановиться возможно. Чтобы жить в настоящем, нужно приложить усилия, обращайтесь за помощью — это естественно. Если же обращаются к вам, найдите время выслушать человека в горе, поддержите его. Будьте терпеливы к себе и другим, переживания длятся больше, чем люди себе представляют.

Вспомните о привычном для вас распорядке дня, пройдитесь по магазинам, начните выполнять обязанности по дому. Не ставьте перед собой сложных задач, отложите их выполнение до лучших времен. В каждом человеке живет внутри маленький ребенок, и вы должны обязательно поговорить с ним, как взрослый с малышом, и убедить его в том, что в смерти мамы вы не виноваты. И никто не виноват. Убеждайте его до тех пор, пока не придет чувство облегчения, пока чувство вины не отступит, разум и душа не успокоятся.

У любого ушедшего всегда остаются недоделанные дела, займитесь ими, уладьте все — это тоже придаст вам сил. Не закрывайтесь в 4 стенах, надо выходить к людям. Скорбь, отречение от реальности — это не выход, не показатель силы любви, а проявление эгоизма. Пусть вас интересует жизнь рядом живущих.

Лечение

Иногда возникает необходимость в помощи врачей — не стесняйтесь обращаться к ним, в таких случаях лечение проводится в стационаре, под наблюдением медперсонала.

Из применяемых по различным методикам препаратов можно назвать антидепрессанты, транквилизаторы, иногда нейролептики. Физиопроцедуры, витаминотерапия, ноотропы, правильный режим дня, помощь психолога — все это помогает выйти из депрессии окончательно и без рецидивов, потому что речь идет о реактивной этиологии.

Через потери проходит любой из нас. В такие моменты важно не дать себе погрузиться в пучину отчаяния, найти силы выжить. Выходит, время действительно лечит и открывает новые краски мира. Ведь после зимы всегда приходит весна, хотим мы этого или нет. При воспоминаниях о маме пусть будет только светлая печаль и благодарность, что она была с вами. Ушедшие всегда незримо присутствуют, пока люди помнят о них.

Жить прошедшим нельзя, если вы хотите взять из прошлого только хорошее, больше думайте о других и очень немного о себе, и тогда никакого застревания в горе не будет. Пережить горе — не значит забыть о нем, но научиться полноценно жить после потери.


Смерть родного всегда становится стрессом — наиболее сильным потрясением из всех возможных.

А смерть мамы застает детей врасплох, несмотря на возраст — и в 7 лет, и в пятьдесят пережить такое довольно тяжело. Иногда необходимо несколько лет, а в некоторых случаях смерть матери остается раной на всю жизнь.

Как пережить смерть самого любимого человека — мамы?

Нельзя оставаться наедине со своими дурными мыслями или обесценивать их. Если в окружении нет тех, кто сможет сопереживать, можно найти хорошего психолога, священника или же просто к человека, который симпатичен.

У православных священников есть свое мнение о том, как прекратить сильно переживать по поводу смерти.

Внимание!
Христианство трактует смерть как переход в иную жизнь и избавление умершего от всех его грехов и мук.

Священники советуют обязательно заказать сорокоуст и панихиду об скончавшемся в церкви.

  • Важным аспектом становится чтение молитв
    , в них следует просить у Господа смирения, покоя и душевных сил, достаточных для примирения с потерей.
  • Умиротворение, смирение и подъем душевных сил дает человеку посещение храма
    .

Священники считают неправильным долго горевать об усопшем — смерть мамы является волей Всевышнего; необходимо благодарить Бога за то, что он дал возможность быть с ней и «отпустить» ее. В честь памяти следует чаще раздавать милостыню и стараться делать добрые дела.

Посмотрите видео, в котором рассказывается, почему умершая мама приходит во сне:

Когда «уходят» родители, это тяжело, но все же считается нормой. Человек в любом возрасте со смертью мамы испытывает достаточно сильное душевное потрясение, с которым должен все равно справиться.

Как это сделать, если боль порой настолько сильная, что заменяет собою все остальные желания и потребности?

В некоторых случаях человеку, переживающему смерть матери, может даже понадобиться помощь специалистов — психологов.

Их советы помогают заменить острую боль чувством легкой грусти и постепенно возвратиться в обыденное, но полноценное функционирование:

  1. Не стоит стремиться возвратить свой прежний образ жизни.
    Это не получится, так как со смертью матери многое меняется, а стремление игнорировать факт ее кончины не позволяет человеку адекватно взаимодействовать с реальностью. Следует больше находиться в обществе.
  2. Следует дать себе время и прочувствовать всю тоску и боль, связанные с «уходом» мамы.
    Нельзя ставить временные рамки, особенно оглядываясь на других — кто и сколько по времени «горевал» по умершим. В некоторых случаях стоит обращаться за помощью к врачу, который порекомендует успокоительные препараты.
  3. После траура нужно время на так называемую адаптацию
    — так или иначе, жизненный уклад приходится пересматривать, ведь смерть матери вносит в него свои коррективы. Нужно поэтапно приступать к выполнению обыденных дел, ведь маме не хотелось бы, чтобы с ее уходом закончилась и жизнь ее ребенка.
  4. Поговорить о маме можно с родственниками
    — такие беседы помогают немного «притупить» боль. Также можно воспользоваться советами тех, кто недавно перенес похожую утрату.
  5. Не стоит забывать и о состоянии своего здоровья
    — горе и хлопоты, связанные с похоронами, могут существенно навредить организму. Нельзя злоупотреблять алкоголем — спиртное еще больше угнетает нервную систему. Временное облегчение от выпитого быстро сменяется более тяжелыми и физическими, и душевными страданиями.
  6. Следить за своим эмоциональным состоянием
    , определяя моменты, когда депрессивное состояние обостряется. Это, конечно, полностью не исключит переживания, но поможет более мягче их перенести.
  7. Необходимо больше общаться
    — с друзьями, родственниками и даже посторонними людьми. В такие моменты любая поддержка может принести значительное облегчение.
  8. После похорон мамы следует убрать из виду ее вещи
    — это поможет уменьшить поток воспоминаний. Если хочется посетить кладбище, сдерживаться не стоит.

На видео психолог рассказывает, как пережить смерть близких и прийти в себя:

Как пережить смерть от рака?

Внезапная смерть мамы всегда застает врасплох — у человека рождается чувство растерянности и вины, появляется негодование, остается недосказанность. После он начинает сожалеть о редких встречах, невысказанных чувствах и резких словах, имевших место.

В случае болезни и смерти мамы от онкологии, у детей имеется больше специфических моментов.

Как правило, смерть от рака не всегда бывает легкой и, тем более, мгновенной. Больной и его окружение знают о скором неизбежном исходе, они вынуждены жить с этой информацией. Конечно, это дает возможность поговорить о чем-то важном: спросить о наболевшем, попросить прощения, подготовиться к предстоящим похоронам.

Внимание!
Болезнь и скорая смерть от рака — тяжелый период для всех: для мамы — это душевное испытание, а для близких родственников — знания о скорой потере.

В самом начале у родственников появляется отрицание происходящего, непонятная озлобленность и предвзятое отношение к врачам.

Это переизбыток эмоций жестоко травмирует психику не только самого больного, но и его близких.

Часто при онкологии больной нуждается в особом уходе — и это «ложится» на плечи его родных, которые сами нуждаются в психологической помощи:

  • Конечно, изматывающие часы рождают желание скорейшего «ухода» больной матери, за что потом дети испытывают вечное чувство вины.
  • В таком случае следует понимать, что человек не желает скорой смерти своей маме, он хочет лишь прекращения ее страданий, а, возможно, и своих и всей семьи.
  • Тут необходимо знать: невозможно изменить время смерти близкого, как бы этого бы не хотелось, и как бы о нем не заботились.

Справка!
Смерть от онкологии — своеобразная смесь эмоций (горечь потери и облегчение от страданий). Иногда после ухода мамы вследствие онкологического заболевания у ребенка возникает страх за свою жизнь и даже псевдоощущение болезненности там же, где и у больной.

В таких случаях, для успокоения, необходимо пройти медицинское обследование и посетить психотерапевта.

Как помочь папе?

После утраты близкого человека страдание — вполне естественное состояние.

Когда умирает мама, для папы мир рушится, ведь он теряет человека, с которым связано много моментов его жизни. Каждый мужчина по-разному переживает горе — кто-то начинает употреблять алкоголь, кто-то «уходит» в себя.

Но в любом случае папу необходимо поддержать:

  • дать ему время полностью пережить боль утраты;
  • чаще находиться рядом с ним, поддерживая его;
  • следить за состоянием его здоровья и не дать отчаянию завладеть чувствами отца.

Как помочь ребенку?

Смерть для взрослого — тяжелая, но вполне понятная утрата.

Для малыша утрата, особенно мамы — самая страшная из бед
, ведь ребенок еще не до конца понимает все происходящее и от этого ему становится более жутко.

Как помочь малышу?

Психологи считают, что в такие моменты очень важно:

  • находиться рядом с ребенком, поддерживая его эмоциональное состояние,
  • прислушиваться к его желаниям,
  • контролировать его состояние,
  • стараться достоверно отвечать на его вопросы,
  • делиться с ним впечатлениями о происходящем в приемлемой, доступной для малыша, форме,
  • быть терпимым к шалостям и открытым для чувств.

После боль немного притупится.

Почему так трудно отпустить?

Почему трудно отпустить близких? Чаще всего — это привязанность к физическому
: хочется обнять маму, вновь почувствовать ее запах, услышать ее голос.

А также страх перемены
— трудно по-другому обустраивать быт, делать обыденные дела. Но, как бы не хотелось, отпустить умершего нужно.

Ведь, как считают священники, тем, кто умер, тоже трудно именно от того, что живые не могут их отпустить. Нужно больше молиться, посещать храм во время службы и просить у Бога духовной помощи и смирения.

Внимание!
Что бы ни случилось, нельзя отчаиваться. Смерть мамы — большое горе, тяжелое потрясение. К сожалению, это неизбежно и боль от утраты не проходит даже со временем, а лишь становится меньше.

Вопрос психологу

Здравствуйте, месяц назад у нас умер папа неожиданно, до сих пор не можем осознать. Очень беспокоит состояние мамы, жуткая депрессия : плохо и мало спит, резкая смена настроения, болит сердце, неожиданная агрессия, нежелание что-либо делать. Мы не знаем, как ей помочь.

Ответы психологов

Прошел всего месяц….

Вы хотите, чтобы мама через месяц пела и плясала?

Трудно смотреть на горе мамы? Да, трудно…..

Важно разговаривать с ней об ушедшем…. Вспоминать разные случаи из их жизни — желательно светлые.

Пусть она делится своими переживаниями, а Вам не стоит успокаивать и прерывать ее.

Просто молчите и слушайте.

Вам это трудно? — да, из жизни современного человека ушли обычаи и привычки проводов человека.

Будете нуждаться в более подробной консультации — обращайтесь.

Можете прийти на прием вместе с мамой.

Г.Идрисов (работаю и по скайпу).

Хороший ответ

5

Плохой ответ

0

Улжан, добрый день.

Яровая Лариса Анатольевна, психолог Москва

Хороший ответ

5

Плохой ответ

1

Здравствуйте, Улжан.

Все, что переживает Ваша мама абсолютно ЕСТЕСТВЕННО. Горе важно пере-жить… Для этого необходимо время и… силы… А еще понимание, что проживание необходимо для обретения равновесия и способности Жить дальше…

Кроме того, горевание, как процесс, имеет свои этапы. Вы можете прочитать об этом здесь:http://www.stranamam.ru/post/5330653/

Не думаю, что Вам нужно поддерживать
маму… Будет полезным Ваше собственное горевание по отцу…

Быть рядом, переживать свое, со-переживать маме… Вспоминать об Отце… И находить силы Жить дальше… Искать для этого новые смыслы…

Сил Вам и Мужества желаю.

С уважением,

Куроедова Татьяна Николаевна, психолог Тараз

Хороший ответ

2

Плохой ответ

1

Здравствуйте, уважаемый Джубал! После очередного разговора по телефону с папой, после которого хочется рвать на себе волосы от бессилия что-либо изменить, просто набрала в поиске «бесплатная консультация психолога» и без всякой надежды найти отклик я здесь. Ну, хоть выговорюсь что ли…

Три месяца назад я потеряла мамочку — самого близкого и любящего человечка в моей жизни. Она умерла так внезапно, не дожив 5 дней до своего 55-летия… Мощнейший инсульт (повторный, после первого три года назад она полностью восстановилась каким-то чудом просто), глубокая кома, сложнейшая операция на мозге, 12 дней реанимации и всё. Я все еще не могу рассказывать об этом без слез. Я была очень близка с мамой. Кажется, она была светлой призмой, через которую жизнь была добрее и лучше. Я уалекаюсь, я не об этом сейчас жалуюсь. С мамой уже ничего не исправить, а вот что делать с папой — я уже ума не приложу…

Папа тяжелее всех нас переносит это горе. Папа сложный человек, вспыльчивый, эгоистичный, но все равно очень хороший, понимающий, заботливый. И в первый мамин инсульт он жил вместе с ней в больнице и ухаживал за ней лучше нас, дочерей, и в этот раз сделал все, чтобы мама выбралась, не жалея ни сил, ни денег. После маминой смерти мы решили, что его нельзя оставлять сейчас одного и сестра (они живут в одном районе) переехала с семьей к нему, чтобы помочь и поддержать. Папа все это время каждый день плачет, не видит смысла в жизни и не хочет нас никого не слышать и не видеть. Хотя на удивление он находит в себе силы ходить в бабушкину квартиру делать ремонт, похоже, только потому, что так они планировали с мамой (сделать там ремонт и перейти жить туда, а свою квартиру оставить сестре). В первое время после похорон он был открыт, но вскоре все изменилось. Он постоянно жаловался мне на сестру и ее семью, что они раздражают его своим присутствием, что они все делают не так и что среди них он еще более одинок, вплоть до того, что с ним никто не разговаривает. А сестра говорит, что он сам отгораживается, не хочет общаться и принимать поддержку. Кроме того, он начал выпивать… Днем делает ремонт, а к вечеру напивается. При этом он становится таким агрессивным, что я реально боюсь за сестру. Он орет на них матом, а это слышат двое летей 10 и 5 лет, кричит «чтобы вы все здохли» и прочие ужасные гадости. Сестра уже не выдерживает и собирается вернуться к себе домой. Все это время я была громоотводом и папе, и сестре, они с двух сторон жаловались мне друг на друга. Меня, конечно, это давило, но я была рада, что папа может хотя бы со мной выплакаться — я видела, что пообщавшись со мной, ему немного становилось легче. Но сейчас, мне кажется, он немного смирился уже и успокоился, а вот пить стал больше и похоже использует свое горе, как оправдание своему поведению. Время идет, а он сосредоточен только на себе, он не проявляет ни заботы, ни интереса к нам, к внукам, вобще к жизни. Из-за постоянного приема алкоголя состояние его только ухудшается. Сегодня утром я попыталась деликатно обратить его внимание на это. Мол, это же только усугубляет и без того тоскливое самочувствие. Он вспыхнул и не стал со мной говорить. Вечером, когда я как обычно, позвонила ему, он как ребенок вел себя. Говорил сквозь зубы. На мой вопрос: «пап, ты не хочешь разговаривать?», начал возмущаться: «а что тебе разговаривать с алкоголиком-мазохистом?! Хотя называть его алкоголиком у меня и в мыслях не было, не то, что на языке. И понеслось… С его слов, мы его «лечим» своими советами и указами, а ему и без этого плохо; нам всем хорошо и мы его не понимаем; ему все равно, поддержим мы его или нет, и все в таком духе… А я теперь места себе не нахожу. Кажется, лишила его последней поддержки (с сестрой они эпизодически ругаются)…

Что делать? Может, мы действительно не правы в том, что пытаемся его наставлять на путь истинный? Может, мы не терпеливы и должны просто подставлять плечо для его слез? Но ведь сестра думает и о своей семье, которая страдает от его злобы и агрессии. Как оказать поддержку, если папа ее отвергает? На любые уговоры о том, что лучше верить в то, что после смерти мы все встретимся, он сердится и отрицает все. Да не только на это — практически на все. Даже простое «пап, ну держись, время облегчит боль» можно услышать: «да, но я посмотрю на тебя, если ты потеряешь мужа, с которым прожила 35 лет! сказать «держись» проще всего!» и так далее. Так что же тогда говорить??? Вобщем, я не знаю, я подавлена и просто убита всем происходящим. Кажется, с маминым уходом наша семья распалась и весь мир вобще потрескался…

Вот вроде т выговорилась, а легче не стало.

Ответ психолога:

Здравствуйте, Ирина!

После ухода Вашего папы прошло очень мало времени, слишком мало, чтобы перестать горевать и маме и Вам. То, что сейчас происходит с Вашей мамой — абсолютно нормально, более того, правильно. А вот у Вас могут быть тяжелые последствия искусственно пережитого горя. С одной стороны, вы решили побыстрее отпустить, перестать плакать и переживать. С другой стороны, возможно, это произошло потому, что Вы переключились на маму. Конечно, ей нужна поддержка. Но и свое горе нужно выплакать, выстрадать, прогоревать.
Нам часто внушают, что плакать это плохо, а плакать по умершему еще хуже, мол, дайте ему уйти спокойно, отпустите его. Но это все не значит, что вообще плакать и переживать не надо. Невыплаканное, невыстраданное горе прячется в уголках души, накапливается там и рано или поздно находит выход в виде тяжелой депрессии, психосоматических и даже психических заболеваний.
За горем мамы Вы забыли или сделали вид, что забыли, о своем горе. Уверены ли Вы в том, что действительно отпустили папу, что горе уже не такое сильное, что Вы не спрятали его в себе?
Теперь я расскажу вкратце о нормальных стадиях проживания горя.
1. Стадия шока. Ужас, эмоциональный ступор, отстраненность от всего происходящего. В сознании человека появляется ощущение нереально­сти происходящего.
2. Стадия отрицания (поиска) характеризуется неверием в реальность потери. Отрицание — это естественный защитный механизм, поддерживающий иллюзию о том, что мир остаётся неизменным. Но постепенно сознание начинает принимать реальность потери.
3. Стадия агрессии которая выражается в форме него­дования, агрессивности и враждебности по отношению к окружающим, обвинении в смерти близкого человека себя, родных или знакомых, лечившего врача, и др. Находясь на этой стадии столкновения со смертью, че­ловек может угрожать «виновным» или, наоборот, занимать­ся самобичеванием, чувствуя свою вину в произошедшем. Человек, которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшествовавших смерти, доказательства, что он не сделал для умершего всего, что мог (не вовре­мя дал лекарство, отпустил одного, не был рядом и т.д.). Чувство вины может отягощаться ситуацией конфликта перед гибелью. Спектр переживаемых в это время эмоций также дос­таточно широк; человек остро переживает утрату и плохо контролирует себя. Все это — ес­тественный процесс переживания утраты. Когда злость находит свой выход и интенсивность эмоций снижается, наступает следующая стадия.
4. Стадия депрессии (страдания, дезорганизации) — тос­ки, одиночества, ухода в себя и глубокого погружения в правду потери. Это период наибольших страданий, острой душевной боли. Типичны необыкновенная поглощённость образом умершего и его идеализация — подчеркивание необычайных достоинств, избегание воспоминаний о плохих чертах и поступках.
5. Стадия принятия произошедшего Эту стадию подразделяют на две:
5.1. Стадия остаточных толчков и реорганизации. На этой фазе жизнь входит в свою колею, восстанавли­ваются сон, аппетит, профессиональная деятельность, умерший перестает быть главным средоточием жизни. Переживание горя теперь протекает в виде сначала ча­стых, а потом все более редких отдельных толчков, какие бывают после основного землетрясения. Эта стадия, как правило, длится в течение года: за это время происходят практически все обычные жизненные события и в дальнейшем начинают повторяться. Годовщи­на смерти является последней датой в этом ряду. Может быть, именно поэтому большинство культур и религий от­водят на траур один год.
5.2. Стадия «завершения». Описываемое нами нормаль­ное переживание горя приблизительно через год вступает в свою последнюю фазу. Смысл и задача работы горя в этой фазе состоит в том, чтобы образ умершего занял свое постоянное место в се­мейной истории, семейной и личной памяти горюющего, как светлый образ, вызывающий лишь светлую грусть.

Если Вы внимательно прочитали о всех стадиях, Вы легко определите, на которой сейчас Ваша мама. Ей нужно говорить о своей вине. И ей нужна поддержка в этом. Конечно, не надо ей говорить, мам, да! ты виновата. Достаточно быть рядом с ней, не отрицать ее чувства, выслушивать. Она вас не слышит, потому что Вы не слышите ее чувств, отрицаете их.
Дайте ей возможность пережить горе так, как ей нужно. Можно отзеркаливать чувства: «Ты злишься на саму себя!» «ты себя винишь!» «ты его очень любила». Можно перевести «стрелки» на себя «Ваша любовь (ваши отношения) пример для меня». Поговорите о том, что мама могла бы сделать, что могли бы сделать Вы для папы. Вспомните вместе какие-то случаи, когда смогли сделать папе хорошо, порадовать его.
Если человек застревает на какой-то стадии, то горевание переходит в патологическую форму. И тут не обойтись без психотропных лекарств и лечения у психотерапевта.
Если нужна будет дальнейшая консультация, пишите.

немецкий опыт — Про Паллиатив

Вспомните ситуацию, когда умирал кто-то близкий у вашего друга, знакомого или коллеги. Кто из нас не был в замешательстве? Как утешить? Фразой «Держись!», помощью в организации похорон, деньгами? А дальше что? Отвлекать? Оставить в покое?

С горем потери близкого сталкиваются постоянно специалисты паллиативной помощи, и обычные люди. Чтобы поддержать родственника ушедшего пациента, нужно знать, как это правильно делать. Предлагаем познакомиться с практикой такой поддержки, которая применяется в немецком «Центре долгосрочного ухода Людвиг-Штайль-Хофф». Об этом рассказала на Саммите медсестер в Москве Катя Петкер, старшая медсестра, заведующая одним из стационаров Центра.

В Германии каждая клиника имеет право свободно выбрать концепцию траура, или концепцию переживания утраты, по которой она будет работать с родственниками, сопровождать их после смерти близкого. Этих концепций несколько, и нет никакой «обязаловки», какой из них придерживаться.

После того, как умирает наш пациент – не важно, лежал он у нас в стационаре или находился дома, и мы наблюдали его – мы не бросаем его родственников, не оставляем их одних в беде, а стараемся сопровождать их. И уже на протяжении пяти лет работаем в соответствии с концепцией переживания утраты по Шмидинг (создатель модели – Рутмарайка Шмидинг, немецкий педагог. Потеряв близкого ей человека, стала изучать процессы, которые происходят с людьми в этот период), которая описывает, что переживает человек на каждом этапе своего траура.

Что такое траур? Это внешняя форма выражения печали или горя по причине утраты близкого человека. Это понятие применяется и когда речь идет о смерти общественного деятеля, крупного государственного деятеля, трагической гибели большого количества людей. Но, конечно, наиболее остро мы переживаем смерть близкого человека.

Я хотела бы познакомить вас с моделью траура по Шмидинг. Почему так важно ее знать? Это знание поможет как родственникам умершего, так и персоналу медицинского учреждения.

Ничего не зная об этапах горевания, о том, как человек реагирует на утрату и какие фазы в своем горе проходит, иногда можно подумать, что он притворяется, что его реакции наигранные.

Бывает трудно понять, что с ним происходит, откуда у него те или иные эмоциональные проявления, и как ему помочь. А эта модель как раз дает понимание того, как человек переживает свою потерю. Это помогает поддерживать страдающего родственника, чтобы он смог снова встать на ноги и дальше идти по жизни. Конечная цель этой модели — помочь родственнику найти ресурсы и возможности, которые дадут ему силы жить дальше, после утраты.

Чувство вины перед умершим близким: как в нем разобраться?Когда умирает близкий человек, часто возникает чувство вины: недодал, не сказал, не сделал, а теперь уже ничего не поправишь. Всегда ли эта вина – справедлива, или за ней кроется что-то другое?

В этой модели рассматривается не только эмоциональная сторона переживания смерти близкого человека. Траур влияет на все области жизнедеятельности — на психику, на духовные аспекты, на сознание, когнитивные функции, на социальную сторону, поэтому мы рассматриваем человека в комплексе его проявлений.

Если посмотреть на траур в целом, выделяют четыре фазы боли:

  • «время шлюзов»,
  • «время Януса»,
  • «время лабиринта»,
  • «время радуги».

Сложность заключается в том, что горевание, траур — это не линейный процесс: эти фазы могут повторяться, возвращаться, причем по многу раз. Вы, наверное, слышали про стадии принятия смерти по Элизабет Кюблер-Росс? Она выделяет пять фаз: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Эти этапы переплетаются между собой, могут чередоваться, повторяться, поэтому так сложно быть рядом с переживающим человеком: сегодня он спокойный, умиротворенный, завтра — он опять мечется, злится, послезавтра у него депрессия, апатия.

Точно так же и здесь: все эти этапы перемещаются, поэтому бывает очень тяжело понять человека, находящегося в трауре, в горевании, очень непросто его поддерживать и сопровождать.

 Время шлюзов. Этот самый короткий из четырех периодов, он длится с момента смерти близкого и до его похорон. И это единственная фаза из четырех, которая не повторяется, поэтому очень важно учитывать культурные и религиозные потребности человека в этот момент.

Конечно, очень многое зависит от того, была ли смерть внезапной, допустим, в результате несчастного случая, или ожидаемой, после долгой болезни. Естественно, внезапная смерть переносится гораздо тяжелее, болезненнее, и процесс горевания затягивается.

В общем охарактеризовать эту фазу можно такой метафорой: кораблем необходимо управлять, и необходим «охранник шлюза», который открывает шлюз, чтобы корабль перешел из одного бассейна в другой, то есть обеспечивает переход из одного состояния в другое. Иначе скорбь может перелиться через край.

Я представляю эту ситуацию так: человек умер, и пока он болел, лежал у нас в учреждении, он был капитаном корабля. Этого человека не стало, значит, сейчас капитаном этого корабля должен стать кто-то другой, и этот другой должен вести корабль до тех пор, пока не пройдут похороны. Что это значит? Прежде всего, он должен быть Человеком с большой буквы: уметь слушать, промолчать, где нужно, поддержать, прийти, пожать руку, просто посидеть рядом. Такие действия облегчают скорбь, снимают частично ее эмоциональную тяжесть.

Безусловно, сопровождающему необходимо быть внимательным и бесконечно терпеливым, чтобы быть в состоянии выслушивать одни и те же истории по много раз. Каждый из нас, я уверена, кто проходил эту фазу, замечал, что человек, потерявший близкого, родного, способен по десять раз рассказать одну и ту же историю, связанную с умершим, постоянно возвращаться к ней. В конце концов, слушатель начинает думать: «Да я не хочу это выслушивать в одиннадцатый раз!».

Быть услышанным – и в десятый, и в одиннадцатый, и в сто одиннадцатый раз – очень важно для человека в трауре! Таким образом он как бы перерабатывает свое горе, ищет следующий шаг, чтобы дальше идти по жизни.

Это особенно характерно для периода «шлюза».

В этот момент необходимо протянуть руку скорбящему: навещать его, выслушивать, помогать организовывать достойные похороны и поминки. Нужно стараться оградить страдающего в этот период от каких-то камней преткновения, дополнительных переживаний, которые усугубляют страдания. Переживающий утрату часто испытывает чувство вины, чувство, что он что-то недоделал, недодал: «Если бы я тогда был рядом…», «Если бы мы организовали похороны так…», — такие переживания ложатся дополнительным грузом на плечи человека в трауре, и он несет этот груз дальше. Поэтому очень важно, чтобы было сделано все, что можно сделать, чтобы снять этот груз с плеч человека: с ним надо говорить, поддерживать его, слушать, помогать с похоронами, помогать в решении возникающих задач. Важно, чтобы в это время скорби перед человеком открывались и другие индивидуальные пути, чтобы человек сделал следующий шаг.

Вторая фаза траура — это время Януса.  Почему Януса? Это двуликий бог времени в древнегреческой мифологии: одно лицо молодое, другое – лицо старика. У человека в этой фазе тоже «два лица»: одно – то, которое он показывает окружающим, обществу, второе он прячет, скрывая то, что с ним на самом деле происходит (например, приходит домой и долго плачет в подушку, или ему чудится, будто он слышит голос умершего, но он боится кому-то рассказать об этом, чтоб его не сочли за сумасшедшего).

Photo: Sydney Sims / Unsplash

И в этой фазе очень многое зависит от того, умер ли человек внезапно, или его смерть была ожидаема. Если это произошло внезапно, то с родственником, по возможности, не надо говорить об умершем, в этот период такие разговоры будут для него дополнительной нагрузкой, стрессом, тяжестью. Придет время, и скорбящий сам созреет для таких разговоров. Пока он сам не говорит об умершем, не надо его провоцировать на такие разговоры. Надо просто быть рядом, сопровождать, слушать, но — не говорить. А если смерть была ожидаема, здесь, наоборот, очень важно в этой фазе говорить с родственниками: обсуждать похороны, говорить о том, как умерший жил, обо всем, что связано с ним. Каждый такой разговор приносит облегчение, укрепляет человека и дает ему ресурсы, чтобы сделать следующий шаг, чтобы обрести, как я всегда говорю, твердую почву под ногами и идти дальше по жизни.

Вот похороны позади: что происходит дальше с людьми, которые переживают смерть близкого? В процессе горевания они начинают обращать внимание на даты, соотносить определенные дни с событиями, прошедшими рядом с умершим: следят за календарем, вспоминают, когда этот человек родился, в какое время попал в больницу и т.д. То есть они как бы еще раз переживают все случившееся.

У людей, переживающих утрату, часто бывают нарушения сна – мы все это знаем. Это время слез и сомнений. Человек уже потратил много сил на похороны, и он понимает, что дальше ему предстоит тяжелый путь. У него пропадает аппетит, он не спит, у него может возникать ощущение, что он сходит с ума.

В 2005 году умерла моя мама. В то время еще не было этой программы сопровождения родственников. И уже после ее смерти, после похорон в один из дней я пришла с работы, переступила порог дома и услышала, как мама мне по-немецки говорит: «Катя, это ты?». Я ответила: «Да», но я же знала, что мамы больше нет.

Я испугалась тогда, подумала: «Ну все, я схожу с ума». Но когда я стала обсуждать этот эпизод с коллегами, выяснилось, что это вполне нормальное явление в период, когда человек находится в этой фазе траура: в его организме происходят изменения, возникает ощущение, что время остановилось. Это всё – нормальная реакция скорбящего человека. Любимого человека больше нет, но для скорбящих он рядом. Многие ощущают знакомый запах ушедшего, слышат его голос, чувствуют прикосновение.

Часто люди продолжают соблюдать все привычные семейные ритуалы, как и раньше, когда близкий был жив, – накрывают стол, варят еду на такое же количество членов семьи, как и раньше. Они словно по инерции все еще живут с умершим близким. Все эти действия отражаются на смене фаз траура, это часть процесса, и человека в любом случае надо поддерживать. Скорбящие зачастую боятся кому-то рассказать о том, что испытывают, но выговориться им очень важно! Поэтому у нас создаются группы траура, горевания: раз в месяц или раз в несколько месяцев мы приглашаем родственников, потерявших своих близких, на встречу, чтобы они могли выговориться и получить поддержку. И если видно, что у человека есть потребность в психиатрической помощи — у него депрессия, суицидальные мысли — мы предлагаем помощь такому родственнику.

Третья фаза — это фаза лабиринта. Это самое ядро горевания, когда происходит «переработка» горя. В принципе, этот этап можно представить так: траур — это рюкзак, это ноша на плечах. И с этой ношей человек входит в лабиринт, шагает по нему вперед, спотыкается, блуждает, возвращается назад, на старое место. Он ищет выход, старается выйти из этой фазы! В конце концов, выход есть, и мы все это знаем. Человек выйдет из этого лабиринта, — и рюкзачок будет с ним, да, но – уже не такой тяжелый, как вначале. Переживающий утрату уже понял, принял, что умершего нет рядом с ним, он понял, что его жизнь продолжается, а ушедший остается в его сердце. К концу этого периода человек полностью осознает реальность потери и с осознанием этой потери идет дальше по жизни.

Говорить или не говорить с ним в этот период? Здесь все индивидуально. Независимо от фазы, если человек принимает вашу помощь, открыт к разговорам, надо их поддерживать – вспомнить об умершем, быть рядом. Но если скорбящий отклоняет вашу помощь, надо отойти в сторону и просто наблюдать. И быть готовым помочь, выслушать, когда будет нужно.

Последний этап – это фаза радуги. Пережив, переработав горе, человек идет дальше по жизни и снова обретает возможность радоваться. Это окончание времени скорби, жизнь идет своим чередом, но никто не забыт. Умерший становится частью новой жизни.

Но даже на этом этапе возможен возврат, обратно, в предыдущую фазу. Кто сопровождал скорбящих, тот знает, что они сегодня могут смеяться, а завтра – безутешно плакать. На все подобные проявления нужно реагировать спокойно – смеяться вместе с тем, кто смеется, плакать с тем, кто плачет. Но если вы замечаете психические отклонения, нужно предложить помощь врача-психиатра.

Эти перепады в душе человека — нормальны. Постепенно он приходит к осознанию, что, даже скорбя, можно жить дальше и наслаждаться жизнью.

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

 

Как пережить смерть близких — Российская газета

Они жили долго и счастливо и умерли в один день

Это не просто о любви до гробовой доски и о семейной жизни с хорошим концом … Это попытка ответить на вопрос, над которым веками бьются философы, поэты, художники: «Может ли любовь победить смерть?»

Анатолий Антонов: «В один день» — это метафора и мечта, которая в жизни редко реализуется. Жан-Поль Сартр и его супруга Симона де Бовуар умерли почти в один и тот же день, но с промежутком в шесть лет. Но и это символично. Речь идет о том, что люди всю жизнь проживают рядом, становясь друг для друга незаменимыми. Это и счастье, и огромное испытание…

Алексей Герман: Глядя на свою семью, я понимал, что они проходили очень много испытаний вместе. При том, что родители могли ссориться, и даже бабушка с дедушкой иногда. Тем не менее всегда было ощущение единства, внимания друг к другу и понимания. Сейчас, мне кажется, мы теряем ценность энергии семьи, которая поддерживает в этом сложном и иногда враждебном мире. Семья перестает быть высшей ценностью. Это не означает, что раньше «все сидели под елочкой в белых рубашечках». Просто я всегда понимал, что для меня родители- это главное, а я — для них. И всегда знал, если у кого-то из нас случится выбор, то он будет сделан не в пользу денег или карьеры, а в пользу семьи.

Недавно умер 90-летний муж близкой знакомой. Она сказала: «Я не умею без него дышать…»

Анатолий Антонов: Есть такое социально-психологическое понятие: социальный атом человека. Это наименьший и неделимый элемент социальной вселенной. Когда кто-то один умирает, атомная структура разрушается, ведь атом неделим. Умер один старик, скоро уйдет и другой. Впрочем, социологам известно, что у женщины есть шанс прожить еще лет 10. А вот если умирает первой жена, муж долго не протянет. Все это я говорю о парах с большим стажем. В современной семье, где по пять раз разводятся и сходятся, совсем другая картина. Развод там — тоже смерть, но не в буквальном смысле слова. Посмотрите телевизионные передачи: люди готовы друг другу горло перегрызть за каждую табуретку. Такая грязь внутри человеческая убивает когда-то очень близкого.

Алексей Герман: Возможно, в этом виноват тревожный ХХ век, который принес бесконечное форматирование государства, постоянное провозглашение то одних, то других ценностей. Меня потрясает количество выяснений отношений, показушной и бессмысленной любви, которое сейчас транслируется отовсюду. Когда умирала певица Юлия Началова, было ощущение нескончаемого потока грязи. Бесконечные оправдания врачей, скандалы с бывшими мужьями. Жизнь в состоянии постправды, когда рейтинг важнее, чем мораль, когда человеческая жизнь всего лишь история о том, как повысить количество читателей, лишает нас чего-то очень важного. Интерес к трагическим моментам с одновременным вытаскиванием грязного белья — результат того, что нет моральных авторитетов. А это тащит за собой остальное — отсутствие запроса на справедливость, нищенские пенсии, неуважение и безразличие к старикам и т.д.

Алексей Герман (мл.): Долгая жизнь вместе — это то, что превращает двоих в одно целое. Фото: РИА Новости

Татьяна Чаленко: Ухаживая за больными и помогая людям в последние мгновения жизни, я пришла к парадоксальному выводу: настоящая любовь бывает только в старости. Когда смотришь на своего мужа и думаешь: «Раньше я его не любила, это было другое. А вот сейчас я его люблю!» У 90-летнего священника в келье я видела две фотографии. Матушка — сразу после венчания и незадолго до смерти. На одной — юная красавица, а на другой — морщинистая старуха с бессмысленным взглядом. В рамку второй фотографии батюшка вложил клочок бумаги, на которой было написано: «Господь с тобой, любовь моя!» Тогда я этого не поняла, а теперь — понимаю.

Алексей Герман: Это правда: долгая жизнь вместе — это выше, чем просто любовь, это что-то, что превращает двоих в одно целое. Моя мама очень тяжело переживала уход папы. По большому счету, она не могла без него жить, поэтому все время кидалась в какую-то работу, чаще неблагодарную и низкооплачиваемую. Бабушка после ухода дедушки стала заниматься его архивами. Закончив работу, она, увы, быстро умерла.

Последняя точка многое говорит о человеке

Чехов пьет смертельно опасное шампанское. Пушкин ест морошку из рук любимой жены… О чем обычно просят в такие минуты?

Татьяна Чаленко: Меня потряс случай. Я ухаживала за удивительной женщиной. Она содержала в Тверской области маленький детдом для олигофренов. Шесть человек научила говорить. Самоотверженная была — служила людям. И вот сидим мы с родственниками у ее одра, и она завещает отвезти ее после смерти туда, где детдом, обложить дровами, сжечь, а прах развеять над деревней. При этом никаких признаков деменции или других психических расстройств. Просто ей хотелось раствориться в своем призвании…

Современное искусство все чаще обращается к осмыслению человеческих переживаний о приближении конца… Все возможные мировые награды собрал фильм Ханеке «Любовь». Сюжет прост и сложен одновременно: два очень старых и очень любящих друг друга человека пытаются сохранить достоинство в безысходности болезни, которая сначала отнимает силы физические, а потом забирает разум…

Татьяна Чаленко: Мы должны уходить из жизни достойно. Как в молитве сказано: «непостыдно». Деликатность и терпение — вот, что нужно усвоить тому, кто ухаживает за больным. Человек не должен быть унижен, даже если он уже не помнит, как его зовут, а тело его абсолютно беспомощно…

Анатолий Антонов: Недавно я оказался в больнице. На лыжах гонял и сломал шейку бедра. Не учел возраст. Хирурги смеялись: где этот горнолыжник? Так вот о достойном уходе. При мне человек умер прямо на коляске, не дождавшись места в палате. Медицинские братья и сестры в присутствии умирающего разговаривают: вот этот сейчас загнется, освободится кровать. Это же так страшно — умереть среди абсолютно равнодушных людей. О деликатности, физической и психологической, в которой нуждаются старики еще больше, чем молодые, речи не идет.

Алексей Герман: Я был поражен, как трудно положить в больницу человека преклонного возраста и как минимальны его шансы на выживание там. Это пренебрежение к людям в почтенном возрасте — колоссальная проблема. Сегодняшняя установка на доживание безобразна, как и термин «возраст дожития». Откуда это взялось? Как ни странно, это вопрос и о религии, и о воспитании, и о нравственности, и вопрос очень скромной пенсии.

Но вот больной человек дома… Бросившись к нему на помощь, близкие люди часто не рассчитывают свои силы на годы методичной и мало результативной, по большому счету, работы… И тогда возникает вопрос: ухаживать за больной матерью — это святая обязанность или наказание? И случаи, когда родственники ведут себя так, что хочется сказать: «Лучше уйдите!», — не редкость….

Алексей Герман: Наверное, самое дурное, что может быть в такой момент, это когда родственники начинают злиться друг на друга. Это бывает очень часто. Когда напрягаются дети, когда самому человеку кажется, что ему недодают чего-то. Мне кажется, достоинство и в том, чтобы как-то останавливать себя.

Надо жить, думая о конце, и тогда жизнь будет и радостной, и прекрасной. А мы загоняем свой страх в подполье

Татьяна Чаленко: Вопрос про наказание может ставить только незрелая душа. Важно помочь ей созреть. Наши родственники любимые — мамы, тети, бабушки — поверьте, все осознают… Есть очень короткий срок, когда понимаешь, что уже помочь не сможешь. Когда мама вас не узнает и считает своей мамой, — это, конечно, шокирует. Но вам дается возможность еще полюбить ее немножко, погладить руку или голову — пока дышит, на тебя смотрит, пока она еще теплый… Видит и слышит? Нужно попросить прощения, может быть, какие-то распоряжения получить. Уже не слышит? Важно держать за руку. Гладить потихонечку, даже просто немножко касаться тела, головы, волос. Мы, сестры милосердия, знаем, как важно, чтобы человек чувствовал, что он не один умирает. Кто-то рядом с ним сидит и вместе с ним дышит. Я ухаживаю за больными скоро 25 лет. Как правило, это происходит так: ты вышел за дверь, на кухню на минутку, и человек умер. Так вот это большой подарок от Бога видеть, как он уходит, услышать последний вздох. Подарок вашей душе.

Герой нового фильма Сергея Ливнева «Ван Гоги» (его очень точно и тонко играет Алексей Серебряков) рядом с заболевшим Альцгеймера отцом излечивается от равнодушия, неполноты существования, эгоизма, амбиций… Получается, чтобы быть человеком, нужно пройти и это?

Татьяна Чаленко: Уход за стариками с деменцией — это тяжелая, но душеспасительная история.

В Калуге 86-летняя бабушка ушла ночью из дома и замерзла. Общество обрушилось на сына, который сам давно уже пенсионер… Но все ли зависит от родственников? Нужна ли им самим поддержка?

Татьяна Чаленко: Я консультирую семью. Пожилая женщина — 94 года. Простая, малообразованная, труженица. Нарушения у нее уже очень развернутые. И две дочери, сами понимаете, в возрасте. Как же они ухаживают за матерью! Как они терпеливо любят, невзирая на ее бесконечные вопросы, какие-то детские поступки. Как служат ей! Когда смотришь на это, жить хочется, и веришь в людей, и счастлив, несмотря на ужасающую ситуацию! Все очень просто, бедно, скудно. Денег на перевязочные материалы нет. Но ни грамма уныния или жалости к себе, только любовь и добрый юмор.

Настоящая любовь бывает только в старости. Когда смотришь на мужа и думаешь: Раньше я его не любила, а вот сейчас люблю!

Алексей Герман: Я, к счастью, не знаю, что такое деменция. Мой папа умирал медленно, долго и страшно. Он очень тяжело болел 20 лет. Мы знали это. Это знание всегда было рядом. В случае с мамой все произошло очень быстро. С одной стороны, пожилые родители — это страшное испытание. Это, когда ты начинаешь разбираться в медицине. Когда тебя одолевает стыдная усталость, и ты живешь в бесконечном ожидании трагедии. Но с другой стороны — это взаимопонимание и счастье от того, что ты можешь прийти к ним и ощутить, что ты не один и ближе родителей никого не будет.

Почему тема ухода, последних дней жизни у нас под запретом?

Почему мы боимся говорить о смерти? Вот два письма от известных российских писателей, которые пришли в ответ на приглашение редакции к разговору. «Простите, я бы не хотела говорить об этом… Недавно умерла жена моего брата»… «У меня пожилые родители, боюсь думать, что будет через год-два-три…»

Анатолий Антонов: Да, это табу. У нас нет поведенческой психогигиены относительно смерти. Посмотрите, в светской жизни совсем нет траура, если это, конечно, не касается знаменитостей, из смерти которых делают шоу. Люди уходят незаметно: был человек и нет его.

Алексей Герман: Может быть, причина в том, что тема ухода очень личная…

Анатолий Антонов: Боязнь говорить о смерти — это очень напряженная струна современного мира. Во всех странах упростились похоронные обряды. Помню: по улице у нас на Таганке идет процессия, оркестр играет, машина с красно-черным полотном на борту. Останавливаются зеваки. Сейчас вы не увидите похорон.

Разве это плохо? Вспомнишь «Траурный марш» Шопена и мурашки страха по спине…

Анатолий Антонов: Это особенность нашей жизни: скорее похоронить, забыть и побежать по своим делам. Дело не в отсутствии сопереживания. Смерть загнана в подсознание, невероятно высок страх смерти… В свое время великий Мечников написал книгу «Этюды оптимизма». Она вовсе не о том, что умирать надо с оптимизмом. Нет. По Мечникову, умирать нужно по-человечески: не отчаиваться, не цепляться за жизнь, а понимать, что это закономерный финал, к которому нужно себя приготовить. Не в одиночку, а в окружении родственников и близких. Как раньше: на людях, чтобы вся деревня попрощалась… У меня мама до 90 лет дожила. Умерли все ее братья и сестры, умерли знакомые, ей перестал быть интересен даже Ельцин, который разрешил верить в Бога. И она тихо ушла. Парадоксальная мысль: надо жить, думая о конце, и тогда жизнь будет радостной и прекрасной. А мы загоняем свой страх в подполье.

Этот феномен изучен?

Анатолий Антонов: Вы удивитесь, но табу на смерть не только у обывателей, но и у ученых. В советское время я пытался проводить исследования про отношение к смерти среди преподавателей и студентов, но партком МГУ быстро мне их прикрыл. Как умирать — это не тема для советского человека. Он хотя и смертен, но вечен, бодр и весел! Такая идеологическая установка. А людям задумываться над тем, как жизнь сберечь, как дожить до глубокой старости при уме и памяти, было некогда. Модернизация, урбанизация, технологический прогресс — все это дает высокий процент смертности. В патриархальной и религиозной крестьянской России суицидов случалось мало. Жизнь была, с точки зрения простого человека, не легче, но правильнее. А что получилось, когда сельское население вытянули в города? После войны мы впятером жили в коммуналке на шести квадратных метрах. Удобства на улице. Москва была деревянная, страшная, бедная. Про другие города и не говорю. В ХХ веке не за чем было беречь здоровье. Мужчины усвоили: через каждые 10 лет — или войны и революции, или репрессии и «как закалялась сталь» на стройках коммунизма. Жертвенность, послевоенный голод.

Трагичный минувший век отучил россиян думать о том, как жить долго и качественно. Но были же примеры, перед которыми хочется снять шляпу: Владимир Зельдин, Даниил Гранин…

Анатолий Антонов: По числу долгожителей мы сильно отстаем от развитых стран. Между тем биологи из США, кстати, наши — МГУ-шники, уехали в Америку в 90-е годы, провели анализ по всем европейским странам за 300 лет и пришли к выводу, что средняя продолжительность жизни должна быть 100 лет. Сейчас Япония и Скандинавские страны приближаются к показателю 85 лет. Среди японских женщин полно тех, кому 88-89. Мы же вышли на среднемировой показатель — 72 года. Это на десять лет меньше, чем в передовых странах мира. По женщинам мы на 130-м месте в мире, а по мужчинам — на 145-м… Когда мы стали проводить исследования установок на жизнь и смерть, выяснилось, что большинство опрошенных не хочет дожить до ста лет. Старость воспринимается, как дряхлость и нищета. Зачем такая жизнь? Молодые так и пишут в анкетах: лучше прожить активно, бодро, но мало. Пробежал стометровку и помер на финише. А я студентам внушаю: нужно марафонскую дистанцию пробежать, а для этого продумать свою историю уже сейчас, пока вам двадцать, рассчитать силы на всей дистанции.

Справка «РГ»

Сейчас в России проживает более 33 миллионов людей старше трудоспособного возраста. Это 23 процента населения страны. По прогнозам, к 2025 году доля этих граждан составит 28 процентов.

Ключевой вопрос

Возможно, старость пугает не только дряхлостью и нищетой, но и тотальным одиночеством. Немощность и смерть уничтожает друзей, они вдруг куда-то исчезают, будто боятся чего-то.

Герман: Переоценил ли я Вселенную, когда папа умирал и очень многие люди, которые были его друзьями, пропали? Да, переоценил. Переоценил ли я ситуацию, когда мама умерла и многие, кому она помогала, не пришли? Переоценил. Для меня жизнь без родителей — это жизнь заново. После ухода мамы «Ленфильм» начал терять какие-то ориентиры. Теряется то, ради чего она жила, ради чего спасала студию. Исчезновением друзей я был, конечно, неприятно удивлен. Но, с другой стороны, чего требовать от профессиональных сообществ, когда все мы становимся обществом фейсбучных конфликтов, медийной истерии, потребности немедленно кому-то ответить, поделиться своим мнением со всем миром. Как ни странно, революция в соцсетях сделала нас глупее.

Уход близких может перевоспитать?

Герман: Не знаю (вздыхает). Надеюсь, что я стал немного внимательнее к людям. Как минимум стал мягче и добрее. Наверное. В чем-то стал менее амбициозен. Не знаю, стал ли я умнее и мудрее, но я стал иным, и какое-то отношение к жизни во мне пересмотрелось. Не я сам пересмотрел. А оно само изменилось. Смерть близких меняет приоритеты и понимание того, что такое жизнь. Мы же не верим никогда, что все это может произойти с нами. Этот момент бесконечно далеко. А когда это происходит сейчас и с тобой, конечно, ты становишься другим человеком. Ты понимаешь, что теперь ты в семье старший, что не с кем уже посоветоваться.

И главное. Ты всегда винишь себя в том, что позвонил на два часа позже, приехал в больницу на 25 минут позже, не сообразил снять задвижку на двери… Вина останется навсегда. И тут совет только один. Его давали уже миллиарды человек до меня. Не откладывайте общение. Позвоните своим родителям прямо сейчас.

Как помочь маме пережить смерть мужа? Советы психологов, консультации

татьяня


Помощь ничью не принимает

Татьяна, увы, в такой ситуации помочь крайне сложно. Ваша мама не хочет принимать реальность, не смотря на готовность (вроде бы) к смерти… Она культивирует в себе обиду на этот мир (скорее, неосознанную), и ее можно понять (т.е это объяснимо) она, видимо, не знает, что делать дальше со своей жизнью.

Видимо, и до смерти папы ваша мама была в какой-то степени от него зависима. А когда он умер, она не смогла увидеть смысл (хоть какой-то) в своем дальнейшем существовании.

Поэтому неосознанно, на уровне образов, она «видит» свое бессознательное — тот факт, что она сама внутри себя не хочет его отпускать. И, опять же, на бессознательном уровне, для нее лучше «хоть какой» контакт с ним, чем полное его отсутствие, потому что, видимо, пустоты, которая за этим наступит (если она его отпустит) она боится больше, чем призраков. И несмотря на то, что она просит его не приходить, отпустить она его пока, видимо, не готова.

Что делать вам — быть собой в контакте с мамой. Говорить ей правду — что ее состояние тяжелое, что вы не можете ничем помочь (и прежде всего потому что она сама отказывается), и что так будет продолжаться до тех пор, пока она не решится принять помощь. Пока она не решится хоть как-то двигаться дальше.

Насильно вы ее все равно не заставите, увы. И возможно, когда пройдет эта стадия отрицания горя (когда человек не хочет признавать сам факт, что близкий человек умер), тогда начнется какое-то движение в сторону принятия ситуации.

Горе нельзя, увы, «промотать вперед», каждый человек, сталкиваясь со смертью, нуждается во времени для переживания и привыкания. У одних это идет сильнее, у других — слабее. Все зависит от того, насколько у человека есть какие-то опоры в жизни и в самом себе. И вырастить эти опоры не может никто, кроме самого человека.

Вы можете только поддерживать ее насколько ваших сил хватает, периодически напоминать о возможности помощи, говорить с ней. Почитайте вот этот круглый стол, чтобы было легче найти слова для мамы.

Сил вам и терпения!

С уважением, Несвитский А.М., консультации в skype

Как помочь маме пережить смерть брата? (1 ответ)

«Всё кончено, твоей мамы больше нет». Потерявшие близких и их истории

В Казахстане, где коронавирусом заражены десятки тысяч людей, сообщения в социальных сетях напоминают вести с фронта: постоянно появляется информация о новых смертях. Люди пишут, что больные в критическом состоянии умирают за нескольких часов, иногда прямо в машинах скорой помощи, из-за отсутствия мест в переполненных больницах. В госпиталях не хватает аппаратов вентиляции легких, кислородных баллонов и лекарств, неотложки не прибывают на вызов. Это истории людей, чьи близкие скончались от коронавируса, а также пневмонии, эпидемия которой происходит в стране «параллельно» с распространением COVID-19 (эти случаи с недавнего времени считают «возможным случаем коронавируса», но в статистику COVID-19 не включают).

«НА ВСЮ БОЛЬНИЦУ ОДИН ГАЕЧНЫЙ КЛЮЧ»

Айжан Дюсенова — жительница города Караганды. Ее 51-летний брат Кайрат Дюсенов скончался от двусторонней пневмонии 3 июля. Его легкие были поражены на 100 процентов.

Брат начал болеть 16 июня. У него поднялась температура. Сначала обратились к семейному врачу в поликлинике, к которой мы прикреплены. «У вас просто ОРВИ», — сказал тот и ушел. Дали парацетамол и аспирин. Брат начал лечиться. Постоянно поднималась температура. Врач сказал, что будет звонить и лечить на дому. Но никто так и не позвонил. Потом сказали вызвать скорую. Неотложка вообще не приезжала. 23 июня ему стало хуже. У него одышка пошла. В 14:00 вызвали скорую. Они пришли только в 22:00 вечера и спрашивают: «А где пациент? Он уже умер, что ли?»

Житель Караганды Кайрат Дюсенов.

Мы сами повезли его в поликлинику. Сами сделали компьютерную томографию платно. КТ показала, что у него 100-процентное поражение легких. А человек ходит сам. В тот же вечер мне позвонил племянник и говорит: «Папа задыхается, скорая не приезжает». Я приехала и забрала его на такси. Сперва не знала даже, куда везти его. По городу возила. Потому что все больницы говорили, что не принимают, что «только скорой».

В итоге я повезла его в Карагандинскую областную клиническую больницу. Они не хотели меня пускать даже. Я забежала, когда двери были открыты и сказала: «Возьмите моего брата. Я отсюда не уйду, пока не положите его». Его приняли все-таки. Брат разговаривал, был в сознании, но речь была несвязная, так как у него было полное поражение легких. Врачи спрашивали о контактах с зараженными коронавирусом. Оказывается, были. Он четыре дня был в командировке. Проверял объекты железной дороги. Он ревизором работал. Один парень только в конце командировки сказал, что у него мать болеет коронавирусом. Через неделю все, кто был с ним в командировке, заболели.

Вот мой брат тоже заболел. Его должны были сразу проверить. Он сказал врачам из поликлиники, что он контактный. А они ему: «У вас просто ОРВИ» — и отправили домой.

23 июня мы его еле положили в больницу. 25-го утром ему сказали, что у него положительный анализ на коронавирус.

Такой ключ просил принести в больницу Кайрат Дюсенов для подключения кислородного баллона.

Его изолировали, положили в отдельную палату. И вообще ничего не предпринимали. Целых два дня, 25 и 26 июня, его не лечили. Он просто лежал. Ему кислородную подушку дали и сами не заходили туда: все боялись. По протоколу его сразу должны были начать лечить. Мы с ним по WhatsApp’у общались. Он мне пишет: «Мне ничего не дают, лекарства не дают». Я ходила в больницу. Никто, кроме медсестер, не выходил. Врача нет. Не знала, у кого спросить, почему его не лечат. Все говорят: «Мы не знаем, не знаем».

После того как мы положили брата, пошел поток людей с пневмонией, они бесконечно поступали в эту больницу. Ажиотаж начался. Брат писал, что медсестры ему говорили: «Ой, мы про вас забыли». Не успевали, наверное, но как можно про человека забыть? Я говорю: «Ты по баллону стучи, чтобы тебя слышно было». В туалет он хотел, никто его не водит. «Айжан, я в туалет хочу, в туалет хочу», — говорил он. Я сказала ему, чтобы он попросил утку, не стыдился. «Ты же как на войне. Сам себя спасаешь», — сказала я.

За кислородным баллоном нужно следить, потому что он холодный. Его дают временами. Нужно переключать. Оказывается, на всю больницу один гаечный ключ, чтобы переключать. Он мне в девять часов пишет: «Айжан, принесите мне гаечный ключ, потому что в течение дня я пять раз чуть не умер от [нехватки] этого кислорода».

Я через знакомых начала искать места в реанимации. Звоню: «Ему ничего не делают. Умирать его оставили в палате». В тот же день его еле положили в реанимацию.

Врач сказал мне, что нужно найти лекарство «Актемра» (иммунодепрессор). Начали искать его по всему Казахстану. Нет. Нашли только в Турции. Капсула стоила 600 тысяч тенге. Мы собирали деньги по всем родственникам, друзьям. За день собрали два миллиона тенге. Нашли человека, который сможет привезти в Алматы. Из Алматы отправили в столицу. Оттуда встретили сами на машине. Привезли лекарства в Караганду. Начали ему колоть. 2 июля нам сказали, что ему очень хорошо стало. Мы так обрадовались. «Сам Бог помог нам», — думали мы.

Но врачи не учли, что нужны дополнительные препараты против тромбов, чтобы разжижать кровь. 3 июля в 16:30 он скончался из-за тромбоэмболии. Температура у него спала. Но давление периодически поднималось. Это первые звоночки о том, что тромбы начали появляться. Любой нормальный врач понял бы это. Ему надо было разжижать кровь. Они этого не делали. Потом я врачу писала: «Ни один реаниматолог, никто не вышел, не сказал, от чего умер мой брат. Если вы не хотите, чтобы я искала правды и не подавала в суд, объясните мне нормально». Она мне намекнула, что «не все врачи квалифицированны».

Больница совершенно не была готова. Врачи совсем молодые. Нам даже говорили, что его не смогли положить на живот, потому что он грузный. Десять дней он лежал в реанимации. И ровно десять дней я звонила в кол-центр. Никакой связи не было с ним. Мы не знали, что с ним делают. Он без легких держался десять дней. Уверена на 100 процентов, что его можно было спасти.

Тела умерших в карагандинской клинике. Фото предоставлено родственниками Кайрата Дюсенова.

А потом мы два дня не могли забрать его тело. Они в морг его не увезли — «он грузный». Каталка же есть?! Они не на себе его несут. Два дня лежал в черном мешке в больнице. Мы заплатили 200 тысяч тенге, чтобы тело продезинфицировали и помыли по мусульманским законам. И нам сказали: «5 июля вам его отдадут в мешке, посмотрите лицо и похороните». 5 июля мы поехали в морг. Они сказали, что нашего брата не отправили еще. И мы начали искать его тело. Поехали в больницу. В больнице его с трудом нашли. Там сказали, что в ту ночь скончались 59 человек. Мы его похоронили на обычном кладбище.

У него остались трое детей: двое сыновей и дочь. Младшему сыну 14 лет. Ему особенно тяжело. Он плачет. Говорит: «Айжан-тате, не верю, что папы нет». Что мне ответить? Мне самой не верится…

«СТАЛО ХУЖЕ ПОСЛЕ АНТИБИОТИКОВ»

Айнур Ергали —​ дочь 55-летнего жителя Шымкента Ергали Шырманбаева, скончавшегося от пневмонии.

Отец заболел 29 июня, и мы вызвали скорую помощь. Они сказали, что у него ангина, и сделали ему укол. После этого он чувствовал себя хорошо. Сильно не болел. Потом ему снова стало плохо, начались проблемы с дыханием. Приехала скорая помощь и увезла его в школу, где открыли стационар. Там были только кровати. Не было ни врачей, ни лекарств, ни аппаратов. Сотрудники стационара вернули его обратно, сказали, что он в тяжелом состоянии и они не могут его принять. Через одного врача в стационаре договорились, чтобы его повезли в клиническую больницу. Там тоже пришлось некоторое время подождать у входа, потому что его не хотели принимать из-за тяжелого состояния. В итоге приняли и сказали, что подключат к аппарату [ИВЛ].

Но в тот день так и не подключили. Отец позвонил утром и попросил привезти специальный шланг. Сказал, что без этого шланга его не могут подключить к аппарату. Я целый день ходила по Шымкенту в поисках, но так и не смогла найти. Сказали, что по городу нет. Искала в Алматы. Но и там не было.

Житель Шымкента Ергали Шырманбаев.

На следующий день отца перевели в отделение реанимации и подключили к аппарату. Ему стало лучше. Когда он говорил с нами по телефону, голос звучал бодро. Врач сказал, чтобы мы принесли антибиотик «Монепрам». Все лекарства я доставила ему лично. Мы обошли весь Шымкент и с трудом нашли. Однако после системы, уколов и антибиотиков отцу стало хуже. Вечером, когда мы говорили с ним по телефону, он сказал, что эти лекарства, которые ему дают, кажется, ему не подходят. Мы попытались его успокоить и сказали: «Возможно, они так действуют, вы должны выздороветь». На следующий день мы едва слышали его голос. Во второй половине дня он скончался.

Антибиотики, которые ему кололи, оказывается, способствуют накоплению жидкости в легких. Каждый человек реагирует на них по-разному. Они всех лечат одинаково. Не смотрят, принимает организм человека эти антибиотики или нет. Если бы отца можно было вылечить без аппарата, я бы забрала его оттуда. До сих пор жалею, что не сделала этого. Санитар пожилого возраста рассказал мне плача, что был рядом с отцом. «Я дал ему воды, чай. Умер у меня на руках. Сказал, что уколы и система отрицательно сказались на его самочувствии», — рассказал он.

Отец на своих ногах зашел в больницу и отделение реанимации. Он был водителем грузовика. Никогда не болел. Я бы поняла, если бы ему было 80 лет и он был прикован к постели. Ему было всего 55 лет, был в расцвете сил. Я виню врачей в смерти отца. Хотела найти виновных и дойти до конца. Но не захотела, чтобы трогали тело отца. Аллах всё видит. Многие плакали и говорили, что их отцы, матери, братья скончались из-за лекарств, назначенных врачами.

Я негодую из-за отсутствия квалифицированных врачей и неготовности наших властей. В школе открыли стационар. Там не было ни лекарств, ни шлангов. Почему моего отца перевозили из одного места в другое? Понимаю, что нет мест. Люди умирают, не доезжая до больниц. Но почему нет мест? Куда тратятся выделенные деньги? Я ежемесячно плачу налоги. В прошлый раз сдавала деньги на благотворительность. Почему народ должен собирать деньги на аппараты? В правительстве заявляют, что «всё делают». Неужели должно погибнуть столько людей, чтобы они зашевелились?

«Я НЕ ВИНЮ ВСЕХ ВРАЧЕЙ»

Айжан Ергешова и Ербол Толебаев —​ дети 51-летней жительницы Шымкента Аманкуль Агабаевой, которая работала медсестрой. Они утверждают, что сотрудники больницы подключили другого больного к кислородному баллону, который они купили для матери. Так Айжан и Ербол описывают подробности того дня.

Айжан Ергешова: 3 июля у матери начало болеть горло. Она лечилась, но лучше ей не становилось. 7 июля ей сделали рентген. Сказали, что у нее двусторонняя пневмония. Температуры и кашля у нее не было. Она нормально дышала, только слабела. Ее всё время клонило в сон. Ей становилось хуже, и мы вызвали скорую помощь. В скорой ответили, что больницы не принимают. Мы повезли ее в стационар, купили все лекарства. Ждали до утра. Заместитель главного врача сказал, что мать в срочном порядке нужно подключить к аппарату ИВЛ. На частной скорой помощи мы поехали в новую инфекционную больницу в микрорайоне Асар. Мы умоляли врачей и добились, чтобы маму положили в отделение реанимации.

Я пять часов простояла у входа в отделение, чтобы узнать состояние матери. Разве ее не должны были подключить к аппарату ИВЛ, спрашивала я у проходящих врачей. Сказали, что «нет». Вышел реаниматолог и спросил, какие лекарства у нас есть. Мы утром купили необходимые лекарства на сумму более 300 тысяч тенге. Отдали их. Ночь провели у больницы. Среди ночи поднялась шумиха. Сказали, что закончился кислород. Люди начали заносить в больницу баллоны. Мы начали выяснять, что происходит. Они заносили баллоны с кислородом для своих родственников. Мы купили один за 250 тысяч тенге. Вручили баллон санитару. Он сказал, что подключил кислород.

Айжан Ергешова, дочь Аманкуль Агабаевой.

Настало утро. Врач сказал, что мать хорошо себя чувствует. Спустя какое-то время люди снова зашумели: закончился кислород. Мы не могли стоять на одном месте. Ночью нам удалось купить защитную форму. Брат надел ее и зашел в отделение. В отделение реанимации он увидел мать: она была без сознания. Не было ни врача, ни баллона с кислородом, который мы купили. Мы не знаем, кто и когда взял баллон. Пока брат пытался подключить второй баллон, мама умерла.

Ербол Толебаев: Когда я зашел в больницу, мать лежала без сознания. У нее двигались веки, и чувствовалось, что она жива. Она была между жизнью и смертью. Я начал кричать, медсестра нашла купленный нами кислород и подключила к нему мать. Кислорода было мало. Я выбежал на улицу, чтобы занести второй баллон, но она не выдержала. Скончалась… Если бы не забрали тот кислород, трагедии бы не произошло.

Для того чтобы протянуть кислород в больницу, требуется 18 миллионов тенге. Для государства это не такие уж большие деньги. Акимат провел тендер, чтобы таскать баллоны туда-сюда. Я не говорю, что кислород может вылечить людей, но он может помочь спасти больных. Когда я зашел в отделение, чтобы увидеть мать, там в двух палатах лежали около 30 человек. Среди них были и те, кто дышал самостоятельно. Но я не увидел ни врачей, ни медсестер возле больных. Многие задыхались от нехватки кислорода.

Когда выходил оттуда, увидел лежащих в коридоре скончавшихся людей. Им даже лица не прикрыли. А перед больницей разбили газоны, установили фонтан. Зачем это больным, которые мучаются из-за нехватки кислорода? Почему бы на эти деньги не построить кислородную станцию? Это бы спасло жизни стольким людям.

Аманкуль Агабаева.

Айжан Ергешова: Мама скончалась из-за отсутствия лекарств и кислорода в больнице. Я написала в соцсети, как всё произошло. Между тем в акимате продолжают утверждать, что у них «всё есть». Это издевательство, равноценно плевку в лицо. В управлении здравоохранения сказали, что «сделали всё возможное». Это неправда. Если матери кололи лекарства, то это были купленные нами лекарства. Нам даже извинения не принесли. Ищут виновных везде. Обвиняют участкового врача, врача скорой помощи.

Самое главное — не признают существование проблемы, утверждая, что «всё есть». Если бы с самого начала сказали, что примут и будут смотреть за ней, и попросили бы принеси свои лекарства и кислород, я бы десять баллонов с кислородом привязала к изголовью ее кровати. Если бы они сказали, что не будут смотреть за ней, а будут только уколы ставить, я бы сама смотрела. Они не признают этого. Из-за этого столько горя происходит в семьях.

После поста о кончине матери я получаю тысячи писем каждый день. Люди пишут, как были убиты их матери, отцы и братья в больницах из-за нехватки кислорода. Мы бы не плакали так, если бы наша мать скончалась подключенной к кислороду, который мы купили. Мы боремся за правду, которую видели своими глазами. В день смерти моей матери из отделения интенсивной терапии вынесли тела еще трех человек. Если бы там был кислород, этого бы не случилось.

Мама работала медсестрой с 1988 года. Когда тысячи людей становились в очередь перед процедурными кабинетами во время карантина, она помогала всем и ставила уколы. Скончалась сама, спасая жизни.

Я не виню всех врачей. Однако ответственность за эту смерть несут не только медицинский персонал, главный врач больницы, которые дежурили в тот день, но и акимат, и управление здравоохранения. Они несут прямую ответственность за смерть тех, кто покинул мир в ту ночь и тот день. Мы впервые всей семьей протянули руки к правительству с просьбой спасти нашу мать. До этого мы лечились в частных клиниках. Из-за карантина клиники были закрыты.

Нас в семье четверо детей. Самой младшей сестре — восемь лет. Мы еще не сообщили ей о кончине матери. Теперь, если понадобится, я дойду и до столицы. Я не успокоюсь, пока не найдут виновных и не привлекут их к ответственности. Потому что я, мой младший брат и даже восьмилетняя сестра придут в себя, но наш отец сломлен. Он прожил с матерью 32 года. Это тяжело.

«ОНА УМРЕТ, НАС БУДЕТЕ ОБВИНЯТЬ»

Гульнур Кунжарыкова —​ дочь 59-летней жительницы Шымкента Курманкуль Кунжарыковой, скончавшейся от пневмонии. Она говорит, что потеряла время, пока искала больницу, которая приняла бы ее мать.

26 июня маме стало плохо, она не могла дышать. Около девяти часов утра мы вызвали скорую помощь. Они сказали, что ее надо везти в больницу. В карете скорой помощи ничего не было. Когда я звонила, сообщила, что моя мать тяжело больна, попросила прислать машину с оборудованием. Но в ней не было даже носилок. Мы позвали людей с улицы, положили маму на покрывало и спустили с третьего этажа.

Нас повезли в инфекционную больницу в микрорайоне Асар. Однако заведующий отделением не принял нас. «Уезжайте, мест нет. Почему вы все сюда едете?» — возмущался он. Мы около часа простояли у входа, умоляя принять нас. Маме было очень плохо. Оттуда мы маму повезли в провизорный центр на улице Диваева. Там тоже простояли около часа у входа и с трудом добились приема. Вышел заведующий и сказал: «Она в тяжелом состоянии. Мы ничем не можем ей помочь. Здесь нет ни лекарств, ни аппаратов, увозите ее отсюда». Там мы решили вызвать «нормальную скорую помощь». Простояли 15 минут. Нам вообще никто не ответил.

Курманкуль Кунжарыкова.

Затем поехали в инфекционную больницу близ рынка «Айна». Когда мы подъехали, перед больницей стояло шесть-семь карет скорой помощи. Двери были закрыты. Никого не принимали. Мы простояли у входа еще два часа. Мать находилась в критическом состоянии. Я сидела у ног. У нее было даже не затрудненное дыхание, она совсем задыхалась. Медик бригады скорой помощи нам сказали: «Мы каждый день забираем людей в таком состоянии и ездим по больницам в поисках места. Так люди и умирают в скорой».

Мы снова начали звонить во все больницы. В итоге сказали, чтобы везли в новую инфекционную больницу, куда мы поехали в первую очередь. Мы целый час ждали врача. Врач пришел примерно в 13:30 и долго кричал. Затем сказал, чтобы ее положили. Мать к этому времени уже не могла ходить. В больнице не было ни носилок, ни колясок. Сотрудники посадили маму на стул с колесами и увезли ее. Меня выгнали.

Я поехала домой и вернулась со сменной одеждой. Когда приехала обратно, было около 16 часов. «Всё кончено, вашей мамы больше нет», — сказали мне. Сказали, что ничего не смогли сделать. Тело не отдали. Забрали на следующий день.

У нее была двусторонняя пневмония. При поступлении в больницу у нее было поражено 86 процентов легких. Если бы ее вовремя подключили к аппарату ИВЛ и дали антикоагулянты, ее можно было бы спасти. Они знали, что у мамы было много сопутствующих заболеваний. Они должны были начать ее спасать в срочном порядке. Мы потеряли около пяти часов, пока ездили по больницам.

Все больницы видели, в каком состоянии была моя мать, но никто нас не принял. «Что вы тут делаете? Увозите! Делайте, что хотите! Мы не можем вам помочь» — это всё, что мы слышали. Это было бесчеловечно. Понимаю, что больных очень много. Но ведь они должны были оказать помощь человеку в критическом состоянии. Сотрудники больницы говорили: «Она же умрет. Мы не можем ничего сделать. В итоге нас будете обвинять». Нас провожали такими словами.

Мы лечили ее от злокачественной опухоли. Боролись с сахарным диабетом. Оперировали грыжу. Боролись с таким количеством болезней… Много знакомых умирает.

Я никогда не жаловалась на правительство. Всегда сами зарабатывали. Сами работали. А здесь нужно было наше правительство. Сейчас всё время пишут, что «ситуация стабилизируется». До сих пор люди умирают. А им все равно. Досадно, больно. Еще ни дня не было, чтобы мы не оплакивали.

Уважаемый читатель!
В это тяжелое время многие казахстанцы лишились близких из-за коронавируса и пневмонии. Мы призываем вас помочь сохранить имена жертв. Азаттык инициирует создание базы данных людей, жизни которых с марта этого года унесли COVID-19 и пневмония. Если вы потеряли родственников, друзей и близких, просим вас прислать в редакцию имя и фамилию, возраст, фотографию, диагноз и по возможности документы, подтверждающие кончину человека.
WhatsApp: +77711043505, электронная почта: [email protected]

Страшная утрата. Советы психолога, как справиться с горем в семье | СОВЕТЫ | ЗДОРОВЬЕ

В череде счастливых и рутинных моментов  жизни нам приходится сталкиваться и со сложностями. Самый большой удар – смерть близкого человека. Рано или поздно через это проходит каждая семья.

Как рассказать ребёнку о том, что умер родственник? Что поможет родителям пережить потерю малыша? Как вести себя с детьми, которые могут скончаться?

Не отстраняйтесь

Часто родители теряются, как объяснить ребёнку, что их близкий ушёл из жизни. Психолог службы качества жизни благотворительного фонда помощи детям «Дедморозим» Ольга Зимина говорит, что в этом вопросе нужно ориентироваться на возраст ребёнка.

«В возрасте до трёх лет дети не понимают значение слова «смерть». Они расстраиваются, если их кто-то покидает, но в основном ориентируются на настроение родителей или бабушек и дедушек. Ребёнку тяжело видеть, что люди грустят, что они в напряжённом состоянии. Он считывает негативные эмоции, но не понимает, что происходит, – объясняет она. – Поэтому папе и маме нужно при ребёнке стараться быть в стабильном состоянии. Нужно уделять ему внимание, разговаривать, объяснить, что близкий член семьи ушёл, но сейчас он в лучшем месте. К примеру, можно сказать, что теперь он на небе (при этом лучше избегать фразы «он смотрит на тебя с неба» – ребёнка это может испугать). Если умер кто-то из пожилых людей, можно объяснить, что жизнь не бесконечна, что человек уже был старенький. И, к сожалению, его больше нет».

Родители могут давать волю эмоциям, но нельзя забывать о детях. Нужен контакт: можно обняться, поплакать вместе.

«Бывает ситуация, когда в семье умирает папа. Если мамам тяжело справиться, лучше обратиться к психологу, который подскажет, как вместе с детьми пережить потерю, – говорит Ольга Зимина. – К примеру, можно рассказать о случившемся в форме сказки или игры. Можно поплакать, вспомнить что-то. Хороший способ – разделить между членами семьи (в том числе между детьми) обязанности папы. Так они заполнят образовавшуюся пустоту».

Порой один из членов семьи уходит из жизни не сразу – сначала он долго болеет.

«Надо объяснить ребёнку, что с больным человеком нужно чаще проводить время, общаться. Если человек дома и у него есть силы, можно продолжать, к примеру, играть. Если же он в больнице, то ему можно приносить рисунки, подарки, читать вместе книжки, – объясняет психолог. – Ребёнку нужно позволить проявлять чувства по отношению к тому, кто заболел. Но окончательное слово за родителями. Некоторые решают не приводить детей к тяжелобольным родственникам. Это их выбор. Но даже в таком случае можно сохранить общение – передавать поделки, письма или созваниваться по телефону».

Чем старше ребёнок, тем больше вопросов по поводу приближающейся смерти он задаёт. Если он уже большой (от 11 лет), можно поговорить с ним о том, что скоро один из родственников покинет вас.

Сообщать о случившемся факте летального исхода близкого должны обязательно родители (или ближайшие родственники). Если не знаете, как сказать ребёнку, лучше обратиться к психологу. Но помните: специалист расскажет, как лучше поговорить с детьми. При необходимости он может находиться рядом в этот момент, но не сообщит о смерти за вас.

Подробностей кончины сообщать детям не надо. Всё это может напугать или привести к тому, что ребёнок зациклится на этом. К примеру, если родственник погиб в ДТП, он начнёт бояться ездить на машинах. Аналогичная ситуация, если близкий умер от онкологического заболевания: дети могут начать искать у себя симптомы. В этом случае можно сдать анализы и убедить ребёнка, что всё в порядке.

Если в семье случилось горе, не надо кардинально менять режим и распорядок дня ребёнка. Можно взять небольшую паузу на пару дней или недель, но затем вернуться к прежнему расписанию. Сохранение распорядка поможет лучше справиться с горем.

Когда же ребёнок узнал о смерти, ему, как и взрослым, нужно прожить все стадии горя.

Когда не стало ребёнка

Ещё одна сложная ситуация, с которой порой приходится сталкиваться семьям, – тяжёлая болезнь и смерть ребёнка. Чаще всё происходит из-за онкологического заболевания.

В Прикамье, например, со всеми семьями, в которых у детей диагностировали рак, работают психологи. Они помогают пережить трудный период и обсуждают с родителями, как лучше сказать ребёнку о смертельном заболевании и (в безнадёжных случаях) о приближающейся смерти. Однако почти ни один родитель не решается рассказать сыну или дочери о страшном.

«Многие дети (если они уже подростки) сами понимают, что их ждёт. Они не признаются родителям – стараются не сделать хуже. Некоторые даже не говорят мамам и папам, что им невыносимо больно. Так они стараются оберегать родителей от ещё больших страданий, – рассказывает Ольга Зимина. – Многие не хотят сообщать детям о неизбежной смерти в страхе, что они сдадутся. Нельзя однозначно утверждать, как именно нужно поступить – говорить или нет. Это очень тонкий вопрос, тут нельзя дать одинаковую рекомендацию для всех. Поэтому в таких ситуациях важно, чтобы рядом был психолог. При летальном исходе мы бываем с семьёй и на похоронах, иногда нас приглашают на девять и сорок дней. Также сопровождаем семьи в течение некоторого времени: проводим встречи для тех, кто потерял детей».

Не бросить в беде

Родители, которые пережили смерть ребёнка, проходят большое испытание.

Порой в семье создаётся культ личности скончавшегося малыша: повсюду выставляют его фотографии, вещи. Часто этим страдают бабушки и дедушки.

«Так делать не нужно. Фотографии после сорока дней лучше убрать, вещи ребёнка – раздать. Не надо создавать алтари, – объясняет Ольга Зимина. –Мужу и жене стоит поддерживать друг друга. Хороший способ реабилитации после смерти ребёнка – совместная поездка куда-то. Если трудно жить в квартире, то лучше сменить её или сделать ремонт и перестановку. Также важны любые физические активности – танцы, фитнес, бег, плавание и т. д. Причём на занятия лучше ходить вместе. Важно не отдаляться, разговаривать. Основа отношений – доверие».

Часто родители начинают обвинять друг друга в смерти ребёнка (или себя винит один из них). Если такое происходит, надо обратиться к психологу. Вдвоём такую проблему не решить. Некоторые семьи стараются как можно скорее родить ещё одного ребёнка. Но специалисты советуют не спешить и не зацикливаться на этом – сначала нужно прийти в себя.

Кстати, также очень важна поддержка друзей. Многие поступают неправильно, ограничивая общение. Тот, кто пережил потерю, очень нуждается в помощи друзей.

Стадии переживания утраты у детей

  1. Шок. Малыши испытывают состояние дискомфорта. Взрослые дети переживают сильнее. Будет правильным дать им поучаствовать в приготовлении к похоронам. Так он не будет чувствовать себя одиноким и отстранённым.
  2. Отрицание смерти. Дети понимают, что человек умер, видели его мёртвым. Но их мысли очень сильно сосредоточены на человеке и он не может поверить, что его больше нет.
  3. Поиски. Период, когда ребёнок думает: он кого-то потерял, поэтому теперь должен его найти. Во время этой стадии он часто представляет, как домой заходит человек, который скончался.
  4. Отчаяние. Ребёнок осознаёт невозможность возвращения умершего. В этот период он вновь плачет, может кричать и отвергать любовь и внимание других род­ственников. Помочь преодолеть это состояние помогут только терпение и любовь родных.
  5. Гнев. Ребёнок злится на человека, который умер, за то, что он покинул его. На этой стадии малыши могут начать ломать игрушки, истерить, колотить руками и ногами по полу и т. д. Подростки же перестают общаться с матерью или отцом, начинают грубить учителям, могут без причины ударить брата или сестру.

Как помочь недавно овдовевшему родителю — Квеллер

Около месяца назад один из ближайших друзей моего мужа потерял отца. Так как происходит так много смертей, эта была одной из тех, которые произошли слишком рано и оставили мало времени для его семьи, чтобы обдумать и переварить то, что должно было произойти с их семьей, и попрощаться. После этого в Facebook появился великолепный сентиментальный некролог, и мой муж, Хит, быстро улетел, чтобы поддержать своего друга через травму, хотя и необходимую и катарсическую, от похорон родителя.

Естественно, Хит оставался на связи со своим другом в течение следующих недель, чтобы узнать, как у него дела. После одного ночного разговора Хит спросил меня, не возражаю ли я позвонить его другу и посоветовать, «что делать с его матерью». Как будто я был экспертом в том, как обращаться с выжившим родителем? Я сразу ощетинился и лег спать, прежде чем смог составить единственную мысль о том, «что делать» с родителем, который только что потерял любовь всей своей жизни и который, кажется, в данный момент не сможет пережить смерть. ее второй половинки.

Я так и не позвонил нашему другу. Но я думала о нем и его матери несколько недель. В эти недели я также думал о том, внес ли я свой вклад в то, чтобы помочь своей матери пережить смерть моего любимого отца (это было шесть лет назад в июне этого года). Не могу сказать, что я был так послушен, как должен был быть.

Вся эта вина накопилась, и я, наконец, записываю — для Ховарда, нашего друга, и для себя — скромные инструкции, которые вытекают только из моего опыта.Потому что мы потеряли моего отца, когда ему был всего 61 год, потому что моя мама потеряла единственного человека в мире, который все еще мог заставить ее краснеть после почти 40 лет брака, и потому что yahrtzeit моего отца приурочены к их годовщине и Дню отца, который будет вечно отстойным для моей мамы, брата и меня, навсегда, я обязан Ховарду и себе самому составить этот квази-контрольный список, который даже мне придется время от времени перечитывать. (Обратите внимание: у меня нет опыта работы в психологии, и если этот список может иметь какое-то отношение к вам, я буду счастлив узнать, что оно того стоило).

Как вы можете помочь своему недавно овдовевшему родителю?

1. Присутствовать. В головокружительные, изнуряющие дни после того, как мы попрощались с моим отцом, я понятия не имел, как еще утешить мою маму, кроме как быть рядом. Хотя я была новобрачной, я пробыла в ее доме почти неделю, просматривала с ней неоткрытые открытки с соболезнованиями, смотрела вместе с ней на недоеденную еду, наедалась вместе с ней, спала рядом с ней, нашла туалетную бумагу, когда у нас закончились салфетки для плакала, отвечала на звонок и просто слушала, когда ей нужно было с кем поговорить.Возможно, ваш родитель более пожилой и уже живет в доме с обслуживанием: поверьте, вы ему все еще нужны, даже если вы проводите несколько часов в день, держась за руки. Возможно, ваш родитель никогда не был из тех, кто хочет, чтобы вы были рядом с вами в эмоциональной поддержке; возможно, у вас никогда не было близких отношений; может быть, вы живете слишком далеко, чтобы помочь таким образом. Так что позвольте мне коснуться старой еврейской шутки: позвоните своей матери / отцу. (Это ведь не рубленая печень.) Звоните почаще, даже если живете за углом.Звоните почаще, даже если вы все еще испытываете негодование, вызванное спором (или несколькими), который у вас был много лет назад. Если у ваших родителей были прочные отношения — даже если они и не были — вы являетесь доказательством того, что их совместная жизнь произвела нечто потрясающее. Есть некоторое утешение в том, чтобы кому-то об этом напомнить.

2. Среда — это сообщение. Пока, а может быть, надолго.

Вы когда-нибудь задумывались, почему постоянный медиум TLC Тереза ​​Капуто появляется в необычных местах, таких как девичники? Потому что большинство из нас жаждет получить еще один признак связи с умершим.Горе делает с нами забавные вещи: мы с мамой смотрим на птиц и радугу как на сообщения, если хотите, что с моим папой все в порядке, здороваются, напоминают нам улыбаться в тяжелые дни. Если вы думаете, что это чушь, дождитесь того дня, когда ваш ребенок скажет что-нибудь или сделает что-то, что сделает вас на 100% уверенным, что душа вашего умершего родителя только что коснулась его или ее маленького тела, как Патрик Суэйзи в Вупи Голдберг. Может быть, вы не верите в загробную жизнь,
Олам Хааба, или души, или что-то в этом роде.Но ваш скорбящий родитель, возможно, отчаянно пытается найти хоть одну частичку трансцендентной связи. Постарайтесь поддержать это.

3. Когда это уместно, помогите родителям найти группу поддержки людей, потерявших супругов при аналогичных обстоятельствах. Такие организации, как Американская кардиологическая ассоциация и Американское онкологическое общество, имеют хорошо поддерживаемые веб-сайты, которые могут помочь вам найти местные встречи для людей, потерявших супругов из-за тех же заболеваний; есть также сайты, посвященные поиску групп поддержки для тех, кто предпочитает работать со специалистами в области психического здоровья или хочет, чтобы их подобрали для общения с другим человеком, а не с большой группой.Возможно, вам придется подталкивать и подталкивать и даже сопровождать родителей на встречу. По крайней мере, этот опыт поможет вашим родителям вспомнить, что существует сообщество поддержки, которое ждет ее на случай, если она или он когда-нибудь понадобится.

Группы поддержки не для всех; вы также можете посоветовать родителям более конфиденциально переживать через психологическое консультирование. Иногда универсальное лучше всего проявляется в литературе: Джоан Дидион и Джойс Кэрол Оутс написали высоко оцененные популярные мемуары о потере своих мужей.(Примечание: в один из дней, которые смешались с другими днями, которые последовали за смертью моего отца, моя мама с опухшими глазами потребовала, чтобы она «пошла первой». Я вспомнил анекдот из Виктора Франкла. Мужчина в поисках смысла, , в котором один из пациентов автора страдал от вины выжившего, которую описывала моя мать. Франкл спрашивает своего пациента, не хотел бы он, чтобы его жена видела, как он страдает, а не наоборот. На мгновение это перспектива принесла моей маме некоторое облегчение.Я бы тоже включил эту книгу в короткий список.)

4. Узнайте, чем отличается социальная жизнь ваших родителей. Мои родители любили гулять с другими парами: ужины, фильмы, шоу, они даже ездили за границу со своими лучшими друзьями-парами. Очевидно, смерть супруга существенно меняет динамику. Моя мама жаловалась в течение нескольких месяцев (лет?), Что она чувствует себя как пресловутое третье колесо, а динамика группы с нечетным номером казалась такой чужой и неудобной.К счастью, моя мама смогла сохранить дружеские отношения с теми, кто любил моего отца, включая лучшего друга, который тоже не женат. Но она также нашла дружеские отношения с другими овдовевшими женщинами. Постарайтесь побудить вашего родителя продолжать попытки выйти из дома, когда его / ее приглашают на прогулку, будь то со старыми друзьями или новыми знакомыми.

5. Помните, когда ваши родители рылись в вашем лагерном дневнике, чтобы убедиться, что вы не делаете ничего действительно глупого? Пришло время расплаты. Хотя сейчас твоим родителям нужно откровенно рассказать о финансах. В традиционных браках оплата счетов обычно ложится на одного человека. Убедитесь, что ваш родитель понимает график оплаты счетов, знаком с источниками дохода (социальное обеспечение, пенсии и т. Д.) И финансовыми резервами (401 кк, сберегательные счета, IRA и т. Д.). Убедитесь, что у вашего родителя есть дружелюбный, знающий и полезный финансовый консультант. Через некоторое время вам и вашим братьям и сестрам (если применимо) нужно будет обсудить (хотя и болезненно) реальность того, что может потребоваться перевод средств, или может потребоваться составление завещания и т. Д.Итог: убедитесь, что ваша мама или папа могут жить так же комфортно (с финансовой точки зрения), как она или он, когда был жив ее или его супруг. Потому что как бы хреново ни было горе, есть кошачий корм.

6. Создайте традицию с людьми, которые тоже любили вашего родителя; вовлекайте своих живых родителей и своих детей. Собираетесь ли вы на праздник, на барбекю, поминальную службу в Шаббат или на могилу, найдите время, чтобы рассказать о своих воспоминаниях. Рассказывание историй может быть как болезненным, так и успокаивающим, и очень трудно не пропустить человека, о котором вы говорите.Но как моя мама много раз говорила, плакать — это хорошо. Он [мой папа] стоил того, чтобы плакать! Я также обнаружил, что моя мама рассказывала детям моего и моего брата забавные истории об их саба — это эмоционально укрепляет для нее, а также заставляет детей чувствовать связь с кем-то, кого они никогда не знали, но который является неотъемлемой частью кто они.

7. Внесите свой вклад. Существует так много возможностей для поддержки медицинских исследований в форме гонок на 5 км, ночных эстафет и тому подобного, что вся семья может принять участие в сборе и пожертвовании средств на благие дела.Американское онкологическое общество прекрасно справляется с организацией «Эстафеты жизни», 24-часового пешеходного марафона, во время которого участники могут чествовать опекунов и выживших после рака, увековечить память близких с помощью люминарии и весело провести время. Если сбор пожертвований в больших группах не касается вас или ваших родителей, согласитесь сделать пожертвование в организацию вместе в память о другом родителе.

8. Почитай мать и отца , признав красоту дня: хотя боль выживания временами бывает настолько острой, твой родитель не хотел бы, чтобы она или его семья тосковали и скучали по ней.Вы услышите, как ваш живой родитель (часто) говорит вам, как сильно ваш отец или мать любили бы плавать с вашими детьми, зажигать ханукальные свечи, гулять, читать вслух, обедать с вами и так далее. Признайте, что боль утраты непреходящая и стойкая, и постарайтесь помочь матери или отцу двигаться дальше. Сделайте их неотъемлемой частью празднования, попросите их помочь больше, чем вы в противном случае; если вы живете в другом месте, сделайте Skype частью вашего общения. Поговорите о приземленных, юмористических и красивых моментах, которые делают жизнь такой потрясающей.Причастность к винтикам повседневной жизни — одно из лучших напоминаний о том, что жизнь продолжается, и хотя мы никогда так не думали, дни становятся — они действительно — становятся легче.


Понравился пост? Получите лучшее от Kveller прямо на ваш почтовый ящик.

Смерть родителя навсегда изменила взрослых детей

Потеря родителя — один из самых эмоционально трудных и универсальных человеческих переживаний. И хотя мы можем понять, что смерть наших родителей неизбежна в абстрактном смысле, это предвидение не уменьшает горе, когда умирает любимый человек.Потеря родителя — это горе и травма, которая навсегда меняет детей любого возраста, как биологически, так и психологически. Ничто не повторяется снова: потеря родителя — это событие, которое полностью меняет положение.

«В лучшем случае ожидается потеря одного из родителей, и у семей будет время подготовиться, попрощаться и окружить себя поддержкой», — говорит психиатр д-р Николь Бендерс-Хади. «В случаях, когда смерть является неожиданной, например, при остром заболевании или травматическом происшествии, взрослые дети могут оставаться в фазах отрицания и гнева потери в течение длительных периодов времени… [что приводит к] диагнозу большого депрессивного расстройства или даже посттравматического стрессового расстройства. , если есть травма.

Одни только психологические данные не могут полностью описать, как отчетливо сильное горе, которое следует за смертью родителей, влияет на каждого из нас на индивидуальном уровне. Однако существует ряд исследований с визуализацией мозга и психологических исследований, которые демонстрируют масштабы потерь, которые представляет собой смерть одного из родителей. Исследования показывают, что задняя поясная корка, лобная кора и мозжечок — это области мозга, которые мобилизуются во время обработки горя. Эти регионы задействованы в хранении воспоминаний и сосредоточении на прошлом; они также участвуют в регулировании сна и аппетита.

В краткосрочной перспективе потеря одного из родителей вызывает серьезные физические страдания. В долгосрочной перспективе горе подвергает риску все тело. Несколько исследований обнаружили связь между неразрешенным горем и сердечными проблемами, гипертонией, иммунными расстройствами и даже раком. Непонятно, почему горе вызывает такие ужасные физические состояния, но одна из теорий заключается в том, что постоянно активированная симпатическая нервная система (реакция «бей или беги») может вызывать долгосрочные генетические изменения. Эти изменения — ослабление иммунных реакций, менее запрограммированная гибель клеток — могут быть идеальными, когда медведь преследует вас через лес, и вам нужны все здоровые клетки, которые вы можете получить.Но, если не обращать внимания, такая клеточная дерегуляция также является причиной метастазирования раковых клеток.

В отличие от ожидаемых физических симптомов, которые могут проявиться во время скорби по поводу смерти одного из родителей, психологическое воздействие утраты менее предсказуемо. После такой огромной потери нет «правильных» эмоций. В течение года после смерти одного из родителей, согласно Диагностическому и статистическому руководству психических расстройств (DSM) APA, здоровым для взрослых является испытание ряда противоречивых чувств, включая, помимо прочего, гнев, ярость, печаль, онемение, тревогу и т. Д. вина, пустоты, сожаления и раскаяния.После потери нормально броситься в работу; Также нормально уйти от дел и от друзей, когда умирает родитель.

Контекст также имеет значение. Причина смерти и уровень подготовки имеют большое значение. Например, внезапная насильственная смерть подвергает выживших более высокому риску развития расстройства горя. В других случаях потеря родителя, с которым у ребенка натянутые отношения, может быть вдвойне болезненна — даже если человек, потерявший близкого, отключается и делает вид, что не чувствует потери.

«Справляться с трудностями легче, когда у взрослых детей есть время предвидеть смерть родителей», — говорит Джумоке Омоджола, терапевт и клинический социальный работник. «Неспособность попрощаться вызывает чувство депрессии и злости». Это помогает объяснить, почему исследования показали, что молодые люди, как правило, больше страдают от смерти своих родителей, чем взрослые среднего возраста. Когда родитель молодого взрослого умирает, это часто происходит неожиданно, в результате несчастного случая или, по крайней мере, раньше, чем обычно.

Удивительно, но пол родителей и ребенка может особенно влиять на контуры реакции горя на потерю.Исследования показывают, что у дочерей более сильная реакция горя на потерю родителей, чем у сыновей. Это не значит, что смерть родителей не сильно влияет на мужчин, но им может потребоваться больше времени, чтобы осмыслить свои чувства, и в конечном итоге они будут медленнее двигаться дальше. «Мужчины склонны меньше проявлять эмоции и больше разделять», — говорит Карла Мари Мэнли, клинический психолог и автор. «Эти факторы действительно влияют на способность принимать и переживать горе».

Исследования также показали, что потеря отца чаще связана с потерей личного мастерства — видения, цели, приверженности, веры и самопознания.С другой стороны, потеря матери вызывает более грубую реакцию. «Многие люди сообщают, что после смерти матери они испытывают еще большее чувство утраты», — говорит Мэнли. «Это может быть связано с зачастую близким, заботливым характером отношений между матерью и ребенком».

В то же время различия между потерей отца и матери представляют собой относительно слабые тенденции. Само собой разумеется, что у каждого есть свои уникальные отношения со своими матерями и отцами, и их скорбная реакция на смерть родителей будет уникальной для их жизненного опыта.«Сложная тяжелая утрата может существовать независимо от того, кто из родителей потерян, — говорит Бендерс-Хади. «Чаще всего это зависит от отношений и связи, которые существовали с родителем».

Горе становится патологическим, согласно DSM, когда человек, потерявший близких, настолько подавлен, что не может продолжать свою жизнь после потери. Предварительные исследования показывают, что это происходит примерно у 1 процента здорового населения и примерно у 10 процентов населения, у которого ранее было диагностировано стрессовое расстройство.

«Диагноз расстройства адаптации ставится в течение трех месяцев после смерти, если наблюдается« стойкая реакция горя », превышающая нормальные для культуры и религии», — говорит Омоджола. «В этой ситуации скорбящий взрослый сталкивается с серьезными проблемами при выполнении социальных, профессиональных и других ожидаемых и важных жизненных функций».

Даже взрослые, которые могут пойти на работу и сделать храброе лицо после потери одного из родителей, могут страдать от клинического состояния, если они по-прежнему озабочены смертью, отрицают, что их родитель умер, или активно избегают напоминаний о своей смерти. родители, на неопределенный срок.Это состояние, известное как стойкое комплексное расстройство, связанное с утратой, является более сложной диагностикой (в DSM оно обозначено как «состояние для дальнейшего изучения»).

Говоря более конкретно, неразрешенное горе после смерти одного из родителей может перерасти в тревогу и депрессию. Это особенно верно, когда родитель умирает в результате самоубийства, по словам Лин Моррис, лицензированного терапевта и вице-президента службы охраны психического здоровья Didi Hirsch. «Взрослые, потерявшие родителей из-за самоубийства, часто борются со сложными эмоциями, такими как вина, гнев, чувство покинутости и уязвимости», — сказал Моррис.Исследование, проведенное в 2010 году Университетом Джона Хопкинса, показало, что потеря одного из родителей в результате самоубийства повышает риск самоубийства у детей.

Элизабет Голдберг, терапевт из Нью-Йорка, работающая с скорбящими взрослыми, увидела, как долгое горе может сказаться на браке. В частности, Голдберг предполагает (в некоторой степени фрейдистскую) связь между потерей родителя и изменой супругу. «Я рассматриваю многие дела как проявление неразрешенного горя из-за потери родителя», — говорит она.«Взрослый ребенок пребывает в состоянии недоверия и во многих отношениях отвергает реальность, чтобы питать заблуждение, будто родитель все еще жив. Скорбящему ребенку нужна новая фигура привязанности, то есть психика, пытающаяся примирить отрицание и горе. Поэтому вместо того, чтобы сказать: «Моя мать умерла», скорбящий ребенок может сказать: «Пока мамы нет, я буду играть с кем-нибудь, кроме своего супруга» ».

Потому что потеря родителя — это то, что почти каждый в какой-то момент переживает. В какой-то момент их жизни выяснение того, как лучше всего справиться со смертью родителя здоровым образом, остается активной областью научных исследований.Росс Гроссман, лицензированный терапевт, специализирующийся на горе взрослых, выделил несколько «основных искаженных мыслей», которые заражают наш разум, когда мы сталкиваемся с невзгодами. Двумя наиболее известными из них являются «Я должен быть идеальным» и «Они должны были относиться ко мне лучше» — и они тянут в противоположных направлениях. «Эти искаженные мысли могут легко возникнуть после смерти любимого человека», — говорит Гроссман. Пациенты Гроссмана часто чувствуют, что им следовало сделать больше, и, «поскольку они не делали ничего или всех этих вещей, они низкие, грязные, ужасные, ужасные люди», — говорит он.«Такие мысли, если их не оспаривать, обычно приводят к чувству низкой самооценки, низкой самооценки, стыда, самооценки, самоосуждения».

С другой стороны, взрослые дети могут иногда испытывать негодование по отношению к своим умершим родителям, обвиняя их в пренебрежении или плохом воспитании детей в более раннем возрасте. Это тоже нездорово. «Обычный результат этого — глубокая обида, гнев, ярость», — говорит Гроссман. «У них могут быть настоящие, законные причины чувствовать жестокое обращение или насилие.В этих ситуациях это не всегда смерть родителя, а смерть возможности примирения, сближения и извинений со стороны обидчика ».

Терапия может быть единственным способом вернуть скорбящего сына или дочь на ноги после смерти одного из родителей. (В общем, многим людям полезно поговорить о своей потере с профессионалом.) Время и понимание супруга также могут иметь большое значение для того, чтобы помочь взрослым пережить эту болезненную главу потери в своей жизни.Важно, чтобы супруги сидели со своими партнерами в своем горе, а не пытались исправить его или преуменьшить потерю.

«Мужьям лучше всего поддерживать своих жен, слушая их», — говорит Мэнли. «Мужчины часто чувствуют себя беспомощными перед эмоциями своих жен и хотят исправить ситуацию. Муж может принести гораздо больше пользы, если будет сидеть со своей женой, слушать ее, держать ее за руку, выводить ее на прогулки и — если она желает — посещать место захоронения ».

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Пять способов справиться со смертью родителя

Потеря родителя — это то, что испытает почти каждый из нас. И все же смерть родителя у всех разная, потому что в результате горе — личное, как и ваши отношения с мамой или папой.Братья и сестры по-разному реагируют на смерть одного из родителей. Такие факторы, как то, насколько вы близки со своим родителем, на каком этапе вы находитесь в своей жизни, и насколько вы были связаны, как вы чувствовали себя каждый день, будут определять то, как вы себя чувствуете после этой смерти.

Когда несколько лет назад умер мой отец, мне было около 20 лет, и это опустошило меня так, что я даже сейчас не могу выразить словами. Мы были очень близки; картина моей жизни, протянувшейся передо мной, всегда включала заметное присутствие моего отца.Но даже в глубине этого горя я знал, что есть вещи, которые нужно сделать, и что это поможет мне в их выполнении: написать некролог, закрыть учетные записи электронной почты, просмотреть его инструменты в гараже. Теперь я знаю, что потребность в организации — чтобы чувствовать себя полезным — была частью моего горя, даже если в то время я не смотрел на это так. Вот несколько рекомендаций, которые могут быть полезны при навигации по опыту.

Дайте себе достаточно времени, чтобы поразмыслить

Когда дети теряют родителей, это может просто разрушить их мир.Но, будучи взрослым, вам не сразу могут быть понятны последствия смерти вашего родителя. Дни, прошедшие после потери мамы или папы, могут стать размытыми. Необходимо организовать похороны, позвонить членам семьи, доставить еду от добрых соседей, чтобы принять их — и хотя список дел может помочь вам пережить часы, в конечном итоге все замедлится, и вы можете внезапно почувствовать себя пораженным Дело в том, что этого человека, который был в вашей жизни с самого начала, больше нет.

Позволить этому чувству развиваться и по-настоящему понять размер и форму вашего горя может быть болезненным.Но если это помогает: «Постарайтесь помнить, что горе часто является отражением того, насколько велика потеря», — говорит психотерапевт Тони Коулман. Другими словами: ваша боль — отражение великой любви.

Заручитесь поддержкой людей, которые были там

Когда мой отец умер, я помню, как мне казалось, что никто не понимал, через что я проходил, за исключением моей сестры — и даже наше горе не было полностью синхронизировано. Я не мог найти утешения в друзьях или партнере. «Как они могли понять?» Я помню, как думал.Я постоянно плакал.

Но, в конце концов, коллега направил меня в группу поддержки 20-летних, потерявших родителей. Я был в клубе с людьми, которые искренне сочувствовали моему опыту. Хотя это не заставило меня скучать по отцу меньше, это помогло мне увидеть мою душевную боль — тот факт, что он не проводил меня по проходу, не отправлял мне глупые текстовые сообщения или не создавал мне плейлисты Spotify — через более широкий объектив, а также чувствовать себя понятым. Их сочувствие дало мне силы, необходимые для того, чтобы пережить тяжелые дни.У меня была сеть поддержки, состоящая из людей, которые понимали, что такое День отца, когда вашего отца нет.


Еще от Tonic:


Составьте план на эмоционально насыщенные дни

В первый год после смерти отца я, как обычно, поехал домой на каникулы — и это было ошибкой. Это может быть не для всех. Может быть, это поможет вам сохранить нормальные семейные традиции, как способ почтить память потерянного родителя и даже отметить более счастливые времена.Но без отца нам было слишком грустно брать старые традиции. Итак, через год мы создали новые, в которых мы путешествуем по праздникам, но все равно отмечаем его тостами или семейными историями.

Но больше всего помогло то, что план на те дни, которые, как я знаю, будут особенно напряженными. Вы можете решить, что в день рождения вашей матери или в День матери вы собираетесь испечь ее любимый рецепт, или что четвертого июля, когда ваш отец был королем гриля, вы будете пить пиво. его имени.

«Есть много места между чем-то совершенно другим и празднованием праздников в соответствии с обычными семейными традициями», — говорит Коулман. Для семей, которые изо всех сил пытаются попасть на одну страницу, она рекомендует, чтобы каждый член семьи придумал ритуал или традицию, которые важны для них, и включил их как часть этого дня. Иногда помогает смешать старые традиции и новые (например, выходить на День Благодарения вместо готовки). «Фактически, восприятие этого праздника как начала новой традиции может помочь в процессе перехода к новой норме», — добавляет Коулман.

Найдите способы сохранить присутствие родителей в вашей жизни

В дни, прошедшие после смерти моего отца, одним из самых первых вещей, которые я сделал, были аудиозаписи всех сообщений, которые он оставил на моем телефоне. Я вытащил его фотографии и положил их в гигантскую вазу на моем столе, чтобы я мог их просматривать, когда мне хотелось. Эти фотографии и его голос помогли мне почувствовать, что он все еще присутствует в моей жизни. Рассказывая о нем истории и отмечая фильмы или еду, которые ему бы действительно понравились, — это еще один способ, которым он проявляет активность в моем сознании каждый божий день.

Вы можете обнаружить, что другие люди не знают, как с вами разговаривать после того, как вы потеряли родителей — это может помочь им рассказать. Я хотел поделиться жизнью своего отца, даже с друзьями, которые никогда не встречались с ним, потому что мне казалось, что я снова добавляю его в этот мир. Вы найдете то, что вам подходит. Но не бойтесь вспомнить их.

Просмотр фотографий, прослушивание голосовой почты и просмотр семейных видео — это совершенно нормально после потери, говорит Коулман. Оставить его или ее стул свободным вокруг стола — еще один способ, которым некоторые семьи создают место для родительской памяти.«Все это способы, с помощью которых мы храним людей в наших сердцах и сохраняем их память, что очень важно для тех, кто скорбит», — говорит она.

Простите себя за то, что вы чувствуете себя немного лучше

Для большинства из нас реальность такова: вы снова будете смеяться. У вас будет действительно отличное рождественское утро. Весь ваш день рождения пройдет без срыва из-за отсутствия родителей. Горе — это процесс, и одна из его составляющих — это интенсивность утихания вашего горя. По моему опыту, будут моменты, когда грусть внезапно нахлынет снова и сбьет вас с ног, как волна.Со временем для меня этих моментов становилось все меньше и больше.

Потеря родителя не может быть чем-то, что вы действительно «преодолеете» — я знаю, что не переживал. Но, по моему опыту, это потерю становится легче принять. И, как говорит Коулман: «Когда вы готовы двигаться дальше, ты будешь ».

Изначально эта история появилась на Samada, новом веб-сайте, предлагающем планирование, ресурсы и поддержку в конце жизни.

10 вещей, о которых вам никто не говорит о потере родителя

В нашей серии ваших историй, люди, которые потеряли любимого человека, поделитесь своим уникальным видением с помощью эссе, стихов и произведений искусства.На этой неделе Джессика Марселлус решает непростой вопрос, когда начинать встречаться после смерти партнера.


Два года назад, на Рождество, я сидела на диване рядом с моим мужем Дэном. Комната сияла мягкими красными и зелеными мерцающими огнями, сотканными вокруг только что срезанной бальзамической пихты. Ноты рождественских гимнов доносились в комнату из статичного старого радио на кухне, громкость была тихой; в остальном в комнате было тихо.

Используя твердую выступающую поверхность живота на девятом месяце беременности, я сложила крошечную гору свежевыстиранной детской одежды.Я держал каждый хлопковый комбинезон, каждую пушистую спящую себе на животе, дивясь тому, что пинающийся, извивающийся маленький незнакомец внутри меня будет носить эту одежду всего через несколько коротких недель.

Через некоторое время Дэн заговорил, нарушив длительное вечернее молчание между нами.

«Как вы думаете, что вы будете делать со своими кольцами?» он спросил. «После того, как я … ты знаешь». Он не стал вдаваться в подробности. Но я знал. После того, как он умер.

У Дэна был рак мозга.У него была диагностирована ужасная неоперабельная опухоль всего два месяца назад. И вот мы здесь, пытаясь осознать тот факт, что он, скорее всего, не доживет до празднования первого дня рождения нашего ребенка. И все это в то время, когда большинство будущих родителей беспокоились о том, покрасить ли детскую комнату в цвет Chambray Blue или Cape Cod Grey.

«Как вы думаете, что вы будете делать со своими кольцами?» он спросил. «После того, как я … ты знаешь». Он не стал вдаваться в подробности. Но я знал. После того, как он умер.

Я склонил голову и взглянул на бриллиантовое кольцо на моей левой руке, его ограненный принцессой камень красиво блестел в разноцветном сиянии, отбрасываемом огнями деревьев.Я изучал платиновую оправу, затем каждый крошечный инкрустированный камень соответствующего обручального кольца, продолжительное рассмотрение, попытку скрыть жар, который поднялся на мои щеки, воду в моих глазах.

Зная, что прошло несколько минут, я наконец поднял глаза и встретился с ним взглядом. В его глазах тоже были слезы.

«Я даже представить себе не мог, что сниму их», — честно признался я. Он кивнул. Приостановлено.

«Что ж, я надеюсь, что ты когда-нибудь снова выйдешь замуж». Он сказал это сухо, но сила его слов повисла в воздухе между нами, ощутимая.

«Я тоже, дорогая».

По сей день я считаю себя счастливым в некотором смысле, что Дэн озвучил свое желание, чтобы я нашел кого-нибудь еще после его ухода. Некоторым людям, особенно тем, кто внезапно или неожиданно теряет своих партнеров, не предоставляется роскошь такого официального одобрения. Другие до сих пор никогда не разговаривают, как наш, из-за дискомфорта, который он может вызвать.

Но независимо от того, что думает или желает умерший партнер по этому поводу, тема обретения любви в какой-то момент неизбежно придет в голову большинству, если не всем выжившим половинкам.Тогда возникает вопрос: как скоро после потери уместно начинать встречаться?

Разумеется, простой ответ — его нет. Или то, что хочет услышать каждый ищущий информацию: это зависит от обстоятельств. Но на самом деле это так. Так много факторов влияет на решение, когда вернуться в то, что может быть одновременно зловещей и захватывающей сценой свиданий.

Была ли смерть вашего партнера внезапной или ожидаемой? Произошло ли это в результате длительной болезни? Были ли у вас вместе дети? Хотели бы вы когда-нибудь еще? Чувствуете ли вы поддержку в своем горе? Готовы ли вы рискнуть еще больше разбить сердце после того, как уже пережили невообразимое?

В моем случае первые шесть месяцев после смерти Дэна были потрачены исключительно на то, чтобы вырастить моего маленького сына и выяснить, как, черт возьми, выжить в одиночку.У меня не было ни энергии, ни места в моей душе ни для чего, кроме этих двух задач.

Мне было 26 лет, когда я овдовела. Я знал, что хочу снова кого-то любить; хотел иметь больше детей; хотел, чтобы когда-нибудь в жизни нашего сына был отец.

Итак, я месяц навещал сестру во Флориде. Я изучал книги о скорби, читал романы, мемуары. Я научился пользоваться газонокосилкой с нулевым поворотом — поздними летними вечерами катался по неровной поверхности наших 2,5 акров с радионяней, балансирующей между моими коленями.

Я привыкла к тишине в доме по ночам, уложив Сойера спать; отсутствию крейсера государственной полиции Дэна с его обычного места на подъездной дорожке; в пустое место в шкафу в спальне и на кровати размера «king-size». Постепенно я научился жить с каждой из этих незнакомых, нежелательных вакансий, сталкиваясь с ними каждый день заново, пока постепенно они не стали менее заметными.

Однако за густым туманом горя — даже в те первые несколько месяцев — существовало зарождающееся желание заполнить пустоты, образовавшиеся из-за отсутствия Дэна.Мне было 26 лет, когда я овдовела. Я знал, что хочу снова кого-то любить; хотел иметь больше детей; хотел, чтобы когда-нибудь в жизни нашего сына был отец.

Ничто по-настоящему не подготовит вас к потере человека, с которым, как вы думали, проведете свою жизнь.

Я также уже испытал многое из того, что так аккуратно называется «предвкушение горя» — того, что происходит перед надвигающейся потерей. За девять месяцев, прошедших с момента постановки диагноза Дэну до его смерти, я изо всех сил старался подготовиться к будущему без него.Я заставлял себя визуализировать неизбежное ухудшение здоровья, физический акт смерти, крайнее горе и одиночество, которые я почувствовал бы, когда он действительно ушел. Я также представляла — болезненно, неохотно, с надеждой — возможность счастья с кем-то другим.

Ожидание горя, надо признать, только до сих пор. Реальность в тысячу раз хуже, чем вы могли представить. Ничто по-настоящему не подготовит вас к потере человека, с которым, как вы думали, проведете свою жизнь.И поэтому мне отчаянно понадобились эти первые шесть месяцев, чтобы подвести итоги, расслабиться, взять себя в руки.

Но я действительно верю, что проведенная мной «подготовка» — заставившая себя заранее испытать эмоции потери Дэна, посидеть с ними, принять их — способствовала моей стойкости и, в конечном итоге, к признанию моего желания. двигаться вперед.

Вы думали, когда снова начнете встречаться?

Итак, примерно в шесть месяцев произошло несколько вещей.Во-первых, я возобновил занятия в спортзале — хобби, от которого отказывался на протяжении всей болезни Дэна. Тренировки помогли мне снова почувствовать себя сильным, физически и эмоционально. И тренироваться вместе с подходящим, привлекательным незнакомцем — ну, здесь не нужно много объяснений.

Секунда — и за это я буду вечно благодарен — несколько друзей подняли тему того, что я снова встречаюсь, и тем самым сделали мое желание встречаться приемлемым.

Я могу связать один разговор, в частности, с тем кивком одобрения, которого я неосознанно добивался.Однажды утром я болтала в спортзале со случайной подругой, которая также оказалась женой одного из бывших коллег Дэна. Известная своей прямотой (качество, которым я всегда восхищался), она, не теряя времени, перешла к сути.

«Итак, я хотела кое-что спросить у вас», — проговорила она. «Я думаю, что другие люди тоже задавались этим вопросом, но боялись поднять эту тему — вы думали о том, когда снова начнете встречаться?»

«Ухх», — я запнулся от ответа, застигнутый врасплох вопросом.«Я не особо об этом думал, нет», — нерешительно ответила я, страх осуждения был очевиден даже у этой женщины, которая явно не собиралась судить меня. Она кивнула, больше не зная.

«Если бы я был на вашем месте, — сухо заявила она вместо этого, — я бы подождала от шести месяцев до года. После этого я чувствую, что хочу продолжить свою жизнь, как будто в противном случае я бы упустил возможность ».

Тогда я не сказал этого, но эти несколько слов были именно тем, что мне нужно было услышать.Подтверждая и одобряя, ее чувства заставили мое желание снова любить разумным, даже практичным. Мне просто нужно было, чтобы кто-нибудь сказал мне, что все в порядке.

Несмотря на то, что я чувствовал себя в основном готовым и даже немного взволнованным, чтобы начать эту новую главу, я все же беспокоился о том, что подумают другие.

Несколько недель спустя, однажды вечером, выпив второй бокал вина, я создал профиль в Tinder. Я никому не сказал. Я провел несколько дней, просматривая незнакомцев, прежде чем наконец решил, что встречусь с одним из них за кофе.Только тогда я робко признался хорошему другу, что пойду на свидание. Несмотря на то, что я чувствовал себя в основном готовым и даже немного взволнованным, чтобы начать эту новую главу, я все же беспокоился о том, что подумают другие.

Но, в конце концов, мое желание партнерства, товарищества, смеха, близости — еще одного шанса в будущем, которое я когда-то представлял с Дэном, — было просто больше, чем мой страх осуждения со стороны окружающих.

Итак, я пошел на то свидание за кофе и продолжил встречаться, впервые в моей взрослой жизни.Сначала об этих приключениях знали только самые близкие мне люди. Я не упоминал о своей свидании в обычном разговоре. Я не писал об этом в социальных сетях. Пройдет больше времени и, в конечном итоге, я встречу мужчину, о котором стоит упомянуть, прежде чем я почувствую готовность к тому, что мир узнает, что я «двинулся дальше». Но когда я почувствовал себя готовым, я был удивлен, обнаружив, что вообще не сталкивался с осуждением.

Приближаясь к двухлетнему рубежу вдовства, я не сожалею о том, как я начал встречаться после Дэна, или о временной шкале, которой я следовал.Но я также узнал, что если и существует одна уверенность в том, что вдовство существует, то это то, что горе у всех разное. Не существует универсального подхода к ее решению. Это не линейно; не следует графику; нет конца. Мое путешествие — мое собственное.

Другим, оказавшимся в подобных обстоятельствах, может потребоваться больше или меньше времени, прежде чем они захотят двигаться вперед. С этой целью, я думаю, «правильное» количество времени, чтобы подождать, прежде чем искать новую любовь, — это столько времени, сколько нужно, чтобы почувствовать себя готовым перестать выживать и начать жить снова.

А для таких, как я, кому нужно, чтобы кто-то дал добро? Я с радостью буду этим человеком.


Джессика Марселлус — медсестра и писатель отделения интенсивной терапии, живущая в Фэрфаксе, штат Вермонт. Вы можете узнать больше о том, как обстоят дела у Джессики и двухлетнего Сойера, подписавшись на ее аккаунт в Instagram: @ Jess.Marcellus .

Рекламный контент

Рекламный контент

Как быть рядом со своим парнем после смерти его родителей

Что вы скажете после смерти отца или мамы вашего парня? Эти продуманные советы дадут вам практические способы помочь и утешить слова.Поддерживать парня может быть неловко и неудобно, но важно не обращать внимания на собственную боль, чтобы быть рядом со своим парнем.

Независимо от того, сколько вам лет, смерть родителей — одна из самых больших и разрушительных потерь в жизни. Неважно, умер ли неожиданно папа вашего парня или его мама скончалась после продолжительной болезни, он еще долго будет в шоке.

Я написала эту статью, чтобы помочь читательнице после смерти мамы ее парня. «Мама моего парня умерла, у нас отношения на расстоянии», — говорит Бриттани в своей книге «Как утешить и утешить своего скорбящего парня».«Отправка пакета помощи с сочувствием кажется отличной идеей. Я стараюсь быть максимально доступным, но у меня сумасшедший график. Его братья и сестры не очень хорошо себя чувствуют, его сестра больна раком в больнице. Я не уверен, знает ли она, что ее мать скончалась. Я плохо знаю его сестер, мы встречались много лет назад. Что я могу сделать, чтобы помочь моему парню пережить смерть его мамы? »

Самое важное, что нужно помнить, — это то, что процесс горевания вашего парня отличается от вашего.Возможно, ему нужно уйти и побыть одному. Ваш парень борется с болезненными эмоциями и непонятными мыслями о жизни после смерти мамы или папы. Не так важно то, что вы говорите, как ваша готовность просто «быть рядом» со своим парнем.

Мало того, что вы и ваш парень скорбите по-разному, вы также можете испытывать совершенно разные эмоции после смерти одного из родителей. Например, если мама вашего парня неожиданно умерла, его процесс горевания будет другим, чем если бы его отец скончался после длительной неизлечимой болезни.Если вы не оплакивали потерю собственной мамы или папы, возможно, вы не понимаете горя так, как ваш парень.

«Папа или мама моего парня умерли — что мне делать?»

Возможно, вам будет полезно прочитать 4 способа справиться с ситуацией, когда вы скучаете по маме.

Лучший способ быть рядом со своим парнем после смерти его мамы или папы — просто дать ему время. Позвольте ему уйти, если ему нужно, дайте ему возможность испытать шок, беспомощность, замешательство и даже гнев после смерти его мамы или папы.Процесс горя сбивает с толку и пугает. Вы можете не знать, что сказать или сделать для своего парня, когда его мама или папа умирают, и это нормально. Горе вызывает непредсказуемые и сильные эмоции, с которыми нелегко справиться или выразить их. Будьте нежны с собой и со своим парнем.

1. Смиритесь с тем, что ваш парень может на какое-то время потеряться в горе

Мама или папа вашего парня были его первым якорем в жизни. После смерти родителей он почувствует себя потерянным, сбитым с толку, возможно, даже рассердится.Его искра в большинстве вещей в жизни может угаснуть ненадолго. Ваш парень может справиться со смертью родителей, бросившись на работу, чтобы справиться с потерей. Работа может быть полезным отвлечением, способом оставаться на якоре, не переполняясь эмоциями.

«Мама или папа моего парня умерли — что мне делать?»

Вы можете потерять его внимание, пока он оплакивает смерть мамы или папы. Это не то же самое, что справляться с расстроенными отношениями при нормальных обстоятельствах, когда у вашего парня нет на вас времени.Скорее, сейчас самое время отвлечься от себя и помочь ему. Не требуйте от парня внимания и даже не пытайтесь поделиться его чувствами. Просто дайте ему знать, что вы готовы поговорить, когда он будет готов. Вы будете рядом с ним, когда он будет готов воссоединиться с миром.

Ваш парень, возможно, даже не переживает открыто или явно через процесс скорби. Это нормально. Пусть скорбит по-своему. Дайте парню возможность и время переживать смерть мамы или папы по-своему, в своем собственном темпе.

2. Поговорите с парнями, которые оплакивали смерть мамы или папы

Возможно, вам не захочется разговаривать с друзьями или членами семьи вашего парня, но вы можете спросить других парней, как они справились со смертью. Как мужчины скорбят, что они чувствуют и что они хотят, чтобы их подруги сказали или сделали? Просите помощи, идей, поддержки. Горе вашего парня из-за смерти мамы или папы — личное, но не совсем другое, чем у других мужчин. Будьте честны с парнем, которому доверяете, особенно если вы знаете психолога-психолога-мужчину! «Папа или мама моего парня умерли, что мне сказать? Что мне делать?» Узнайте о разнообразных переживаниях и реакциях.Это поможет облегчить ваш собственный дискомфорт, ваши собственные чувства, связанные с тем, что «отец моего парня умер, и я не знаю, что делать» или «мама моего парня больна и умирает».

Вот что сказал читатель She Blossoms в книге «Как справиться с чувством вины после смерти вашей мамы»: «Мама моего парня умерла почти месяц назад, и он еще не может справиться со смертью или с вещами своей матери. Я разговаривала со своим боссом на работе, потому что знала, что мама ее мужа умерла в прошлом году. Мой босс дал мне несколько идей, как помочь моему парню справиться со смертью.Она даже сказала мне, что сказать моему парню: «Мне очень жаль, что ты потерял мать. Не могу представить, как это больно для вас, но я здесь, чтобы слушать и любить вас так, как вам нужно ». Разговор с моим боссом был полезен, потому что ее муж и мой парень на самом деле знают друг друга через свою хоккейную команду. Мой парень все еще скорбит, но я чувствую себя более полезным и поддерживающим ».

3. Примите тот факт, что ваш парень может измениться после смерти родителей

Мы никогда не «переживем» смерть мамы или папы — особенно родителя, с которым мы были близки.Часто требуются месяцы и даже годы, чтобы выздороветь и снова почувствовать себя нормальным после смерти родителей. Если мама или папа вашего парня недавно умерли, дайте ему время и место, чтобы скорбеть. Скажите ему, что процесс горя длится долго, и что он, вероятно, еще долго не будет чувствовать себя нормально. Горе, которое мы испытываем, когда умирают мама или папа, на самом деле никогда не заканчивается . Он просто светлеет и тускнеет.

Если ваш парень плачет, не беспокойтесь о том, что сказать или сделать. Просто обними его. Трудно позволить кому-то поплакать у вас на плече, особенно если ваш парень обычно не эмоциональный или экспрессивный.Но если ваш парень плачет из-за того, что его мама или папа умерли, он будет здоровее и выздоровеет быстрее, чем если бы он проглотил свою боль и слезы. Опять же, не думайте, что сказать или сделать, когда мама или папа вашего парня умирают … просто будьте рядом с ним.

Ваш парень может не захотеть плакать перед вами или даже плакать в одиночестве. Не давите и не спрашивайте, плакал ли он; пусть он оплакивает смерть отца или мамы по-своему. Если ваш парень кажется очень грустным или подавленным, прочитайте 5 способов помочь вашему парню справиться с депрессией.

4. Помогите своему парню справиться с трудностями — особенно после поминальной службы

Если ваш парень — старший сын, у него может быть больше обязанностей, чем у его братьев и сестер. Он может не знать, что делать, если родитель умирает. Если вашему парню нужно спланировать похороны или поминки своих родителей, узнайте, что нужно сделать. Не пытайтесь делать все для своего парня; просто получите информацию о планировании похорон, подготовке панегирика, заказе цветов, сообщении членам семьи и т. д.

Другие практические способы помочь вашему парню справиться со смертью его мамы или папы: приносить ему домой приготовленную еду, выгуливать его собаку, убирать его квартиру, покупать продукты, стричь лужайку, убирать снег и т. Д. отдаленные отношения, подумайте о том, чтобы навестить своего парня на неделю после похорон его мамы или папы или поминальной службы. Один из лучших способов утешить своего парня после смерти его мамы или папы — особенно если вы не знаете, что делать или говорить — — это оставаться тихо рядом с ним после того, как похороны закончились.

Одна вдова однажды сказала мне, что ее худшее, самое печальное и самое одинокое время наступило в году после года, когда закончились похороны и поминальные службы. До этого она была занята всеми приготовлениями к похоронам, открытками сочувствия, семейными визитами и т. Д. Но после того, как вся пыль улеглась, ей действительно были нужны друзья и члены семьи. В этот момент ее сильно ударило горе… и она осталась одна в своей боли.

5. Поддержите своего парня — и дайте ему возможность горевать

«Я потерял отца, когда был подростком», — говорит Дуэйн в книге «Что делать после смерти мамы вашей подруги или жены».«Я действительно хотел, чтобы меня оставили в покое, поэтому я позволил своей девушке уделять ей столько времени, сколько ей было нужно, когда ее мама умерла. Люди всегда хотят, чтобы вы почувствовали себя лучше, а иногда вы просто хотите почувствовать боль. Если мама или папа вашего парня умерли, он может быть благодарен вам за то, чтобы вы принесли ему немного еды или супа и просто доставили их, а затем ушли. Не беспокойтесь о том, что сказать своему парню. На самом деле он не слишком внимательно слушает. Он скорбит ».

Когда умерла бабушка, я просто хотел спать.Я не хотел ни с кем разговаривать или быть. Ваш парень скорбит о смерти своего родителя, и ему нужно время и место, чтобы почувствовать боль и понять, что делать. Не толкайте его и не ждите, что он «добьется прогресса».

Лучший способ помочь своему парню после смерти его мамы или папы — это позволить ему горевать в его собственном темпе, по-своему.

6. Мягко призовите своего парня полагаться на свою веру в Бога

Если вы и ваш парень верите в Бога или даже следуете за Иисусом, найдите мягкие способы поговорить о своей вере.Были ли родители вашего парня христианами? Поговорите с ним о его вере, их семейных убеждениях и о том, что они думают о смерти.

Что сказать своему парню после смерти его родителя

«Люди, которые лучше всего справляются с потерями, верят в высшую силу, которая поможет им пережить тяжелые времена», — говорит консультант Ронди Лайтмарк. «Сильная связь с силой ваших предков также дает чувство дальновидности и способность двигаться вперед. Если у вашего парня нет веры или если его вера вызывает серьезные сомнения, он также, вероятно, чувствует себя довольно потерянным.Ответ на этот вопрос — глубокий внутренний поиск. Успокойся. Обращайтесь за помощью, даже если не знаете, к кому обратиться. Внутренне просите о помощи, даже если чувствуете себя никчемным. Будьте открыты для получения ответа. Вселенная — это все, что нужно давать и брать — мы даем любовь и благодарность, мы получаем и получаем благословения. Быть неподвижным — все равно что не жить. Поэтому мы должны продолжать движение, даже если мы не знаем, в каком направлении двигаться ».

Знать, что говорить и делать, когда мама или папа вашего парня могут сбивать с толку и вызывать у него больМолитесь о руководстве, мудрости и исцелении. Оставайтесь на связи с Богом и помните, как Иисус плакал, когда его возлюбленные друзья потеряли брата. Смерть тяжела, и простых советов, как помочь кому-то горевать, не существует.

7. Ожидайте, что у вашего парня будет меньше времени и энергии для вас

Будьте терпеливы хотя бы год после смерти родителей вашего парня. Я знаю, твоему парню кажется, что долго горевать — и это для каждого человека разное. Помните, что потеря родителя травмирует.Если вы заметили тревожные или нездоровые признаки, такие как членовредительство, крайняя депрессия, длительная ломка, поговорите с кем-нибудь, кто может помочь вам решить, нужна ли вашему парню дополнительная поддержка.

Узнайте как можно больше о процессе горевания. Прочтите такие книги, как Пожалуйста, проявите ко мне терпение, я горюю — Как заботиться о скорбящем сердце и поддерживать его Гэри Роу. Чем больше вы знаете о том, что чувствует ваш парень после смерти мамы или папы, тем меньше вас удивит и обидит его реакция на вас.

8. Подарите своему парню подарок на память о его маме или папе

Свеча комфорта.

Свеча утешения «В память о вашем отце» — прекрасный символ вашей поддержки и любви, особенно когда вы не знаете, что сказать своему парню, когда его мама или папа умерли.

Свечи — прекрасный подарок мужчине для сочувствия. Они не женственны, но они источник света, надежды и жизни. И у многих свечей комфорта есть вдохновляющие высказывания. Эта свеча говорит: «Возможно, это не звезды на небе, а скорее отверстия, в которые светят наши близкие, чтобы мы знали, что они счастливы.”

Чтобы найти больше идей подарков для вашего парня, прочитайте 20 идей подарков для тех, кто потерял маму.

*

Мой отец только что умер. Моя мама в беспорядке. Как я могу ей помочь? : AskReddit

Привет, Reddit,

Мне 24 года, и я младшая из двух дочерей; мы оба живем вдали от дома, но в 10 минутах езды. Моему отцу было 60 лет, и он недавно перенес операцию на головном мозге из-за тромба в мозгу. Он чувствовал себя хорошо, и неделю его не было в больнице, когда утром моя мама обнаружила, что он скончался во сне.Это было 26 августа. Так что его смерть была очень внезапной, и мы остались в шоке.

Нам потребовалась неделя, чтобы спланировать похороны и т. Д. Теперь моя сестра и я вернулись к работе и, как мне кажется, делаем все, что можем. Мы были очень близки с нашим отцом, поэтому очевидно, что его потеря действительно тяжела для нас, но я постоянно напоминаю себе, что мой отец не хотел бы, чтобы мы расстраивались из-за его смерти, и он хотел бы, чтобы мы двигались дальше и жили своей жизнью.

Моей маме очень тяжело. На прошлой неделе она уехала в отпуск со своими друзьями (это был запланированный отпуск, и она не хотела ехать, но мы убедили ее, что это будет хорошей идеей для нее поехать).Я приехал за ней из аэропорта вчера вечером, и она была в беспорядке. Она постоянно вздыхает, и кажется, что простые вещи ей очень трудно делать. Кроме того, она говорит о том, что навсегда останется одна, и никто из ее друзей не овдовел, и она не уверена, как она справится без моего отца.

Я хочу быть рядом с ней и помочь ей почувствовать себя лучше, но я не думаю, что жалость к себе — лучшее для нее, и похоже, что она просто застряла в этой жалкой яме, в которой, похоже, у нее нет способ выбраться.Моя мама чрезвычайно независима и самодостаточна (она является менеджером программ на своей работе), и для меня большой шок слышать, как она говорит так, как будто она ничего не может сделать без моего отца. Кроме того, мне трудно на 100% поддерживать ее, когда я тоже переживаю тонны горя.

Я знаю, что прошло не так много времени, и очевидно, что мы все еще переживаем этапы горя, но я не хочу, чтобы моя мама была просто несчастной. Что я могу ей сказать или как я могу помочь ей понять, что жизнь будет продолжаться без моего отца, особенно когда я тоже переживаю его потерю?

Кроме того, я не уверен, как именно я, , должен себя чувствовать, и мне интересно, может быть, я недостаточно скорблю , потому что я пытаюсь быть самодостаточным и продолжаю жизнь и не впадайте в крайнюю депрессию из-за этого все время.Думаю, этого хотел бы мой отец, но я не уверен.

Спасибо всем, кто может помочь или подсказать.

Как смерть родителя влияет на ребенка

Смерть одного из родителей — одно из самых травмирующих событий, которые могут произойти в детстве. По оценкам, 3,5% детей в возрасте до 18 лет (примерно 2,5 миллиона) в Соединенных Штатах пережили смерть своих родителей 1 . Итак, как смерть родителя влияет на ребенка?

Какой возраст самый худший для потери родителя?

Горе и боль — это не соревнование.Не существует «худшего возраста для потери родителя». Последствия потери родителя на всю жизнь зависят от их отношений до и от поддержки, которую они получат после.

Как смерть родителя повлияла на ребенка

Смерть одного из родителей обычно увеличивает вероятность ненадлежащего ухода 2 и ухудшает экономическое положение семьи 3 .

В некоторых семьях это означает, что скорбящий ребенок вынужден взять на себя обязанности умершего родителя и изолироваться от друзей.В других случаях отсутствие родителей часто сопровождается симптомами плохого психосоциального благополучия, изменениями в поведении, усилением стресса и нарушениями сна 4 .

Психологические последствия потери матери или отца также значительны. Дети, потерявшие родителей, подвергаются более высокому риску многих негативных последствий, включая психические проблемы (например, депрессию, тревожность, соматические жалобы, симптомы посттравматического стресса), более короткое обучение в школе, меньшие успехи в учебе, более низкая самооценка 5 и другие виды рискованного сексуального поведения 6 .

Учитывая негативные долгосрочные последствия, связанные со смертью родителей, совершенно необходимо, чтобы общество помогало детям здоровым образом горевать. Однако культурные убеждения и стойкое недопонимание часто мешают надлежащей поддержке детей и оказывают им медвежью услугу.

Как реакция выжившего родителя влияет на ребенка

Дети смотрят на своих родителей, чтобы безоговорочно любить их, защищая при этом от неудобных жизненных реалий.Когда родитель умирает, жизнь ребенка часто становится бесконечно пугающей и неопределенной, заставляя ребенка гадать, что будет дальше.

Это по понятным причинам ложится тяжелым бременем на оставшегося родителя и других членов семьи, которые хотят помочь ребенку горевать, в то же время они справляются со своей болью после смерти любимого человека.

В то время как одни культуры относятся к тяжелой утрате положительно, другие поощряют взрослых, окружающих скорбящих детей, сдерживать свои эмоции.Эти культуры часто рационализируют эту практику, ссылаясь на то, что дети смотрят на своих взрослых, чтобы оставаться сильными во времена неопределенности.

У этих взрослых затем есть подавленных эмоций или подавленных эмоций .

Подавление эмоций — это сознательная и преднамеренная попытка скрыть эмоции от других 7 . Родители или опекуны могут чувствовать грусть, но вместо того, чтобы выражать ее, они решают скрыть ее в присутствии своего ребенка.

Подавляемые эмоции часто бессознательны.Подавление эмоций — это попытка тела избавиться от плохих мыслей. Подавленные люди могут не осознавать свои эмоции в данный момент. Эти сдерживаемые эмоции могут со временем вылиться наружу.

С одной стороны, исследования показали, что это препятствует процессу исцеления родителей и ребенка 9 . Но с другой стороны, исследование показало, что подавленные эмоции играют адаптивную роль в процессе горевания.

Вопрос о том, является ли подавление эмоций или подавление родительских эмоций хорошим механизмом выживания, все еще обсуждается. 8 .Подавление или подавление со стороны родителей может быть, а может и не быть здоровым для их собственного психического благополучия. Но что более важно, их вера в отрицание эмоций влияет на то, как они помогают своему ребенку справиться с потерей .

Когда выжившие родители считают, что дети не способны понять смерть или успешно справиться с эмоциями и страхами, которые она вызывает, они склонны избегать этой темы дома и вести себя «нормально» с ребенком.

Но правда в том, что способность детей позитивно справляться со смертью может быть увеличена действиями, предпринимаемыми влиятельными взрослыми в дни, недели и месяцы после потери.

Вместо того, чтобы скрывать проблему и притворяться, что все в порядке, те, кто заботится о скорбящих детях, могут использовать следующие стратегии, чтобы помочь им успешно справиться с этим. 10 .

Как помочь скорбящему ребенку

Программа помощи семьям, потерявшим близких (FBP), разработанная Университетом штата Аризона (ASU), представляет собой научно обоснованное вмешательство, направленное на семьи, потерявшие родителей. Он направлен на повышение устойчивости маленьких детей и оставшихся в живых родителей 11 .

Вот стратегии.

1. Нормализовать процесс скорби

Как смерть одного из родителей в детстве влияет на ребенка, зависит от того, как влиятельные взрослые вокруг них реагируют на их горе. Ребенок, потерявший родителей, должен знать, что можно проявлять эмоции и говорить о человеке, который умер. Очень важно нормализовать процесс скорби. Это позволяет детям уменьшить беспокойство о будущем.

Дети могут испытывать различные эмоции после смерти родителей, включая гнев и вину.Им нужно знать, что смерть никогда не происходит по вине ребенка. Также нормально, что ребенок думает, что видит своего умершего родителя или видит во сне его. Им не нужно забывать об умерших родителях.

2. Используйте позитивное воспитание

Довольно часто дети могут сообщить о своих трудностях приспосабливаться к изменениям, произошедшим после смерти, неправильным поведением. Используя позитивное воспитание, родители создают позитивные отношения между родителями и детьми и среду, позволяющую открытое общение.

Родители, практикующие позитивное воспитание, тепло и благосклонны. Они используют эффективную позитивную дисциплину, в которой родители проявляют доброту и твердость. Эффективное позитивное воспитание может помочь детям адаптироваться после смерти родителей. Он снижает вероятность детского психического заболевания, такого как депрессивное расстройство, и способствует лучшей адаптации у детей, понесших тяжелую утрату. 12 .

3. Снизить подверженность детей негативным жизненным событиям

Негативные жизненные события после потери родителей связаны с увеличением проблем с психическим здоровьем детей 13 .Например, в первые два года отпуска семьям, потерявшим близких, особенно детям, может быть трудно. Родители могут использовать хорошие навыки слушания, чтобы предоставить детям безопасную среду, чтобы рассказать о своих чувствах к празднику.

Одна из областей, которая часто беспокоит детей, потерявших близких, — это то, что их родители начинают встречаться и развивают новые долгосрочные любовные интересы. Родители могут медленно представлять нового партнера или члена семьи. Открыто и в соответствии с возрастом поговорите со своими детьми об отношениях.

4. Совершенствуйте навыки детей справляться с трудностями

Активные стратегии совладания связаны с более позитивной адаптацией после смерти одного или обоих родителей 14 . Эти стратегии включают:

  • переосмыслить негативные самооценки в более позитивные разговоры с самим собой и включить оптимизм
  • отказаться от убеждения, что можно контролировать неконтролируемые события и идентифицировать события, которые можно контролировать
  • сосредоточиться на решении проблем
  • искать эмоциональную поддержку, чтобы помочь справиться со стрессовыми ситуациями .

Чтобы помочь детям, потерявшим близких, обрести чувство эффективности, родители могут попросить своих детей поставить цели в применении этих навыков. Они могут дать конкретную положительную обратную связь, когда дети будут использовать эти стратегии. Родители также должны выражать постоянную веру в способность своих детей справляться со своими проблемами.

Дети, потерявшие близких, могут чувствовать большую беспомощность и полагать, что у них меньше контроля над происходящими с ними событиями, чем у их сверстников, не потерявших близких.

Помочь детям справиться с этим беспокойством после потери родителей в молодом возрасте можно, сосредоточив внимание на обучении детей тому, в чем заключаются их обязанности.Поощряйте «адаптивное чувство контроля, сосредотачиваясь на различении проблем, которые» должен решать «ребенок, и проблем, ответственность за которые несет взрослый» 15 .

Например, оставшийся родитель считает, что ему трудно справиться с потерей, он должен сначала быть честным с ребенком о своих трудностях. Затем родитель может сообщить им, что они не ждут от ребенка помощи, и вместо этого обратятся к квалифицированному специалисту.

Детям полезно услышать, что родители смогут лучше справляться со своим стрессом со временем и что их работа предполагает сосредоточение внимания на таких задачах, как выполнение домашних заданий и проведение времени с друзьями.

Последние мысли о том, как смерть родителя влияет на ребенка

При работе с практиками FBP помните, что некоторые стратегии будут работать сразу, а некоторые — нет. Позвольте благодати. Поймите, что это путешествие нужно совершать один день за раз. Боль, связанная с потерей родителя, скорее всего, никогда не исчезнет полностью, но выживший родитель и их дети снова обретут счастье.


Список литературы

  1. 1.

    Социальное обеспечение A. Вашингтон, округ Колумбия: Офис главного актуария Управления социального обеспечения; 2000: 1.

  2. 2.

    Tremblay GC, Израиль AC. Приспособление детей к родительской смерти. Клиническая психология: наука и практика . Опубликовано в Интернете, декабрь 1998 г.: 424-438. DOI: 10.1111 / j.1468-2850.1998.tb00165.x

  3. 3.

    Кас А.Г., Франкенберг Э., Суриастини В., Томас Д. Влияние смерти родителей на благополучие детей: данные цунами в Индийском океане. Демография . Опубликовано онлайн 27 февраля 2014 г.: 437-457. DOI: 10.1007 / s13524-014-0279-8

  4. 4.

    Харрис Э.С. Утрата подростка после смерти одного из родителей: предварительное исследование. Детский психопат, разработчик . Опубликовано онлайн 1991: 267-281. DOI: 10.1007 / bf00705931

  5. 5.

    Даудни Л. Аннотация: Утрата в детстве после смерти родителей. J Детский психолог и психиатр . Опубликовано в сети, октябрь 2000 г.: 819-830.DOI: 10.1111 / 1469-7610.00670

  6. 6.

    Ротерам-Борус М.Дж., Вайс Р., Альбер С., Лестер П. Адаптация к подростковому возрасту до и после смерти родителей, связанных с ВИЧ. Журнал консалтинговой и клинической психологии . Опубликовано онлайн 2005: 221-228. DOI: 10.1037 / 0022-006x.73.2.221

  7. 7.

    Боаг С. Подавление, подавление и сознательное осознание. Психоаналитическая психология . Опубликовано онлайн 2010: 164-181. DOI: 10.1037 / a0019416

  8. 8.

    Бонанно Г.А., Келтнер Д., Холен А., Горовиц М.Дж. При избегании неприятных эмоций может оказаться не так уж и плохо: вербально-вегетативная диссоциация реакции и супружеская утрата среднего возраста. Журнал личности и социальной психологии . Опубликовано в сети, ноябрь 1995: 975-989. DOI: 10.1037 / 0022-3514.69.5.975

  9. 9.

    Киссан Д.В., Блох С. Семейное горе. Br J Психиатрия . Опубликовано в Интернете в июне 1994 г .: 728-740. DOI: 10.1192 / bjp.164.6.728

  10. 10.

    Хайн Р.А., Айерс Т.С., Сандлер И.Н., Вольчик С.А. Практика, основанная на фактах, для детей, потерявших родителей, и их семей. Профессиональная психология: исследования и практика . Опубликовано онлайн 2008: 113-121. DOI: 10.1037 / 0735-7028.39.2.113

  11. 11.

    Sandler IN, Wolchik SA, Ayers TS, Tein J-Y, Luecken L. Подход программы семейной утраты (FBP) к повышению устойчивости после смерти одного из родителей. Семейные науки . Опубликовано онлайн, октябрь 2013 г .: 87-94.DOI: 10.1080 / 19424620.2013.821763

  12. 12.

    Хайн Р.А., Вольчик С.А., Сандлер И.Н., Миллсап Р.Э., Айерс Т.С. Позитивное воспитание как защитный ресурс для детей, потерявших родителей. Исследования смерти . Опубликовано в Интернете, январь 2006 г .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *