Moral ru: Moral.Ru — Храм Святителя Николая в Пыжах

Содержание

Проповеди протоиерея Александра Шаргунова — Moral.Ru

Проповеди протоиерея Александра Шаргунова

Слова на праздники Господни

Воздвижение Креста Господня (Евангелие дня)

Слово на Воздвижение Креста Господня. 2002 г.

О вознесении Моисеем медного змия в пустыне и о глумлении над Крестом Христовым. Воздвижение Креста Господня. 2006 г.

Неделя пред Рождеством Христовым, святых отец (Евангелие дня)

Слово за Божественной литургией в Неделю перед Рождеством Христовым, в день памяти св. прав. Иоанна Кронштадтского. 2.01.2011

Слово в неделю святых отец. 3.01.10

Книга родства Господа Иисуса Христа. В Неделю святых отец. 2.01.2011

Суббота пред Рождеством Христовым (Евангелие дня)

Навечерие Рождества Христова (Евангелие дня)

О современном антихристианстве. Навечерие Рождества Христова. 6.01.2012

О Небесном Хлебе. Рождественский сочельник, Божественная литургия. 6.01.2012

Рождество Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Евангелие дня)

Слово на Рождество Христово. 2002 год

Слово на праздник Рождества Христова. 2003 г.

О спасении всех людей. Утреня Рождества Христова. 6.01.2012

О силе, в немощи совершающейся. 7.01.2012

Суббота по Рождестве Христовом (Евангелие дня)

Неделя по Рождестве Христовом (Евангелие дня)

Слово в день праздника Обрезания Господня и памяти святителя Василия Великого. 14.01.07

Обрезание Господне, память святителя Василия Великого. 14.01.10

Обрезание Господне, память святителя Василия Великого. 14.01.2012

Суббота пред Богоявлением (Евангелие дня)

Неделя пред Богоявлением (Евангелие дня)

О призыве к покаянию. Неделя пред Богоявлением. 15.01.2012

Навечерие Богоявления (Евангелие дня)

О молитве. Навечерие Богоявления. 18.01.2012

Крещение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Евангелие дня)

Слово на праздник Богоявления. 2003 г.

О правде Христовой. Святое Богоявление. 19.01.2012

Суббота по Богоявлении (Евангелие дня)

Неделя по Богоявлении (Евангелие дня)

Сретение Господне (Евангелие дня)

Слово в праздник Сретения Господня. Всенощное бдение 14 февраля 1996 года

Слово в праздник Сретения Господня. Божественная Литургия 15 февраля 1996 года

Сретение Господне. 15 февраля 2009 года

Сретение Господне. 14.02.10

Сретение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. 15.02.2012

Вход Господень в Иерусалим. Благовещение Пресвятой Богородицы. Всенощное бдение 6 апреля 1996 года

Слово в Вербное воскресенье. Вход Господень в Иерусалим. 1998 год

Слово в Вербное воскресенье. Вход Господень в Иерусалим. 2002 г.

Вход Господень в Иерусалим. 16 апреля 2006 года

Вход Господень в Иерусалим. 17.04.2011

Вход Господень в Иерусалим. 27 апреля 2013 года

Светлое Христово Воскресение. Пасха. 1998 год

Светлое Христово Воскресение. Пасха. Христос воскресе! 1997 год

Светлое Христово Воскресение. Пасха. 2000 г.

Пасха Господня. День, который наступает ночью. 27 апреля 2008 г.

Пасха. Светлое Христово Воскресение. 24.04.2011

Слово на праздник Вознесения Господня. 9 июня 1994 г.

О двух прощаниях Христа. 2006 г.

О главном обетовании Вознесения. 2006 г.

Вознесение Господне. 24.05.2012

Слово на праздник Святой Троицы. 2002 г.

Пятидесятница. 2005 г.

Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Евангелие дня)

Преображение Господне. 19 августа 2005 г.

Слово на Преображение Господне. 2002 г.

Слова на Воскресные дни и рядовые чтения

Неделя Святых праотец. 24 декабря 2005 года

Слово в Неделю 32-ю по Пятидесятнице. Об исцелении слепого. 24 января 1998 года

Слово в Неделю о Закхее. Преподобного Макария Великого (390-391). Святителя Марка, архиепископа Ефесского (1457). Божественная Литургия 1 февраля 1998 года

Слово в Неделю о Закхее. Преподобного Павла Фивейского (341). Всенощное бдение 27 января 1996 года

Слово в Неделю о Закхее. Божественная Литургия 28 января 1996 года

О Закхее. 1997 год

Слово в Неделю о мытаре и фарисее. О покаянии. Всенощное бдение 3 февраля 1996 года

Слово в Неделю о мытаре и фарисее. Божественная Литургия 4 февраля 1996 года

Слово в Неделю о мытаре и фарисее. 1999 год

В неделю о мытаре и фарисее. 8 февраля 2009 г.

Неделя о мытаре и фарисее. 05.02.2012

Слово в Неделю о блудном сыне. Собор новомучеников и исповедников Российских. Всенощное бдение 10 февраля 1996 года

Слово в Неделю о блудном сыне. Собор новомучеников и исповедников Российских. Божественная Литургия 11 февраля 1996 года

Неделя о блудном сыне. 12 февраля 2012 г.

Неделя о блудном сыне. 15 февраля 2009 г.

Слово на Вселенскую родительскую (мясопустную) субботу. Божественная Литургия 17 февраля 1996 года

Слово на Вселенскую родительскую (мясопустную) субботу. 1999 год

Мясопустная родительская суббота. 21 февраля 2009 года

Вселенская родительская суббота (мясопустная). 25.02.2011

Вселенская родительская (мясопустная) суббота. 18 февраля 2012 года

Слово в Неделю о Страшном Суде. Иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Всенощное бдение 17 февраля 1996 года

Слово в Неделю о Страшном Суде. Божественная Литургия 18 февраля 1996 года

В неделю о Страшном Суде. 22 февраля 2009 года

Слово в Неделю о Страшном Суде. 27.02.2011

В неделю о Страшном Суде. 19 февраля 2012 года

Выступление на международной богословской конференции в г. Кишиневе «Испытание веры — между толерантностью и любовью» (день памяти новых мучеников и исповедников Российских, Неделя о Страшном Суде). 6.02.10

Слово в Неделю сыропустную. Воспоминание Адамова изгнания. Всенощное бдение 24 февраля 1996 года

Неделя сыропустная. 1 марта 2009 года

Неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания из рая. 6.03.2011

Слово в Прощеное воскресенье. Божественная Литургия 25 февраля 1996 года

Слово в Прощеное воскресенье. О прощении. Вечерня 25 февраля 1996 года

Слово в Прощеное воскресенье. 20 февраля 1999 года

Слово в Прощеное воскресенье. 1997 год

Слово в Прощеное воскресенье. 2002 год

Прощеное воскресение. 28 февраля 2009 года

Прощеное воскресение. 14.02.10

Слово в прощеное воскресение. 6.03.2011

Покаянное слово от лица клира храма в Прощеное воскресенье. Вечерня 25 февраля 1996 года

Чин прощения. 6.03.2011

Великий покаянный канон преп. Андрея Критского. 2 — 5 марта 2009 года

Понедельник 1-й седмицы Великого Поста. Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Великое повечерие 26 февраля 1996 года

Чистый понедельник. 2 марта 2009 года

Вторник 1-й седмицы Великого Поста. Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Великое повечерие 27 февраля 1996 года

Среда 1-й седмицы Великого Поста. Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. О ветхозаветных пророчествах Исаии. Великое повечерие 28 февраля 1996 года

Литургия Преждеосвященных Даров: Среда 1 седмицы. 4 марта 2009 г.

Четверг 1-й седмицы Великого Поста. Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Великое повечерие 29 февраля 1996 года

Пятница 1-й седмицы Великого Поста. Слово после молебна великомученику Феодору Тирону (ок. 306) и благословения колива. Литургия Преждеосвященных Даров 6 марта 1998 года

Литургия Преждеосвященных Даров. Пятница 1 седмицы. 6 марта 2009 г.

Суббота 1-й седмицы Великого Поста. Слово перед исповедью. Утреня 1 марта 1996 года

Слово в субботу 1-й седмицы Великого Поста. Божественная Литургия 2 марта 1996 года

Слово в первую субботу Великого Поста. О причастии Святых Христовых Тайн. 27 февраля 1999 года

Первая суббота Великого поста. 7 марта 2009 года

Слово в Неделю 1-ю Великого Поста. Торжество Православия. Божественная Литургия 3 марта 1996 года

Слово в Неделю Торжества Православия. В день перенесения в храм мироточивой иконы святого Царя мученика Николая II. 28 февраля 1999 года

Торжество Православия. 8 марта 2009 года

Слово на первой Пассии. Евангелие от Матфея. Вечерня 3 марта 1996 года

Пассия — Евангелие от Матфея. 15 марта 2009 года

Слово в субботу 2-й седмицы Великого Поста. Память сорока мучеников Севастийских. 22 марта 1997 года

Слово в Неделю 2-ю Великого Поста. Святителя Григория Паламы, архиепископа Фессалонитского (ХIV). Всенощное бдение 9 марта 1996 года

Слово в Неделю 2-ю Великого Поста. Святителя Григория Паламы. Евангелие об исцелении расслабленного. Божественная Литургия 10 марта 1996 года

Слово в Неделю 2-ю Великого Поста. Святителя Григория Паламы. Иконы Божией Матери «Державная» (1917). Всенощное бдение 14 марта 1998 года

Слово в Неделю 2-ю Великого поста. 2002 год

Слово в Неделю 2-ю Великого Поста. 2006 г.

Слово в Неделю 2-ю Великого Поста. 2007 г.

Среда 3-й седмицы Великого поста. 23.03.2011

Пятница 3-й седмицы Великого поста. 25.03.2011

Слово в Неделю Крестопоклонную. Всенощное бдение 16 марта 1996 года

Слово в Неделю Крестопоклонную. Божественная Литургия 17 марта 1996 года

Слово в Неделю Крестопоклонную. Память сорока мучеников Севастийских. 1998 год

Слово в Неделю Крестопоклонную. Память сорока мучеников Севастийских. 21-22 марта 2009 года

Слово в Неделю Крестопоклонную. 1997 год

О трех тайнах Благовещения. Слово на праздник в Неделю Крестопоклонную. 7 апреля 2013 года

Слово на второй Пассии. Евангелие от Марка. Вечерня 17 марта 1996 года

Пассия — Евангелие от Марка. 22 марта 2009 года

Слово в среду Крестопоклонной Недели. Иконы Божией Матери «Споручница грешных». Литургия Преждеосвященных Даров 20 марта 1996 года

Слово в Неделю 4-ю Великого Поста. Преподобного Иоанна Лествичника (649). Всенощное бдение 23 марта 1996 год

Слово в Неделю 4-ю Великого Поста. Преподобного Иоанна Лествичника (649). Божественная Литургия 24 марта 1996 года

Слово в Неделю 4-ю Великого Поста. Преподобного Иоанна Лествичника. 2002 г.

Слово в Неделю 4-ю Великого Поста. Преподобного Иоанна Лествичника. 2006 г.

Слово на третьей Пассии. Евангелие от Луки. Вечерня 24 марта 1996 года

Пассия. Евангелие от Луки. 2006 г.

Три искушения в пустыне и на Кресте. Пассия. Евангелие от Луки. 2013 г.

Покаяние это вторая победа. Среда 5-й седмицы Великого Поста. 17 апреля 2013 года

Похвала Пресвятой Богородицы. Суббота акафиста. Утреня 29 марта 1996 года

Похвала Пресвятой Богородицы. Суббота акафиста. Божественная Литургия 30 марта 1996 года

Похвала Пресвятой Богородицы. 2006 г.

Похвала Пресвятой Богородицы. Суббота акафиста. 20 апреля 2013 года

Слово в Неделю 5-ю Великого Поста. Преподобной Марии Египетской (VI). Всенощное бдение 30 марта 1996 года

Слово в Неделю 5-ю Великого Поста. Преподобной Марии Египетской (VI). Божественная Литургия 31 марта 1996 года

Слово в Неделю 5-ю Великого Поста. Преподобной Марии Египетской. 2002 г.

Слово в Неделю 5-ю Великого Поста. 2006 г.

Как поклониться Кресту Христову. Неделя 5 Великого поста. 21 апреля 2013 года

Слово на четвертой Пассии. Евангелие от Иоанна. Вечерня 31 марта 1996 года

Пассия. Евангелие от Иоанна. 2006 г.

Пассия. Евангелие от Иоанна. 5 апреля 2009 года

Пяток Ваий. 18 апреля 2003 года

Лазарева суббота. 16.04.2011

Лазарева суббота. 27.04.2013

Утреня Великого Понедельника. 2006 г.

Великая Среда. 2000 г.

«Он до конца возлюбил их». Проповедь в Великий Четверг. 2004 г.

Утреня Великой Пятницы. 2000 г.

Вечерня Великой Пятницы. 2000 г.

Утреня Великой Субботы. 2004 г.

Слово на Светлой Седмице. 2002 г.

Антипасха. 2006 г.

Об Иосифе Аримафейском и Никодиме. Слово в Неделю 3-ю по Пасхе. 2000 г.

О верности Христу. Слово в Неделю 3-ю по Пасхе. 25 апреля 1999 года

Неделя о расслабленном. 2 мая 1999 года

Неделя о расслабленном. 18 мая 1997 года

В неделю 5-ю по Пасхе, о самаряныне. 13.05.2012

Апостол Иоанн Богослов. Слово в Неделю 5-ю по Пасхе. 1998 г.

В неделю о слепом. Слово в Неделю 6-ю по Пасхе. 2000 г.

Неделя о слепом. 20.05.2012

Отдание Пасхи. 23.05.2012

О спасении всех народов. Неделя памяти святых отцов Первого Вселенского Собора. 7 июня 1997 года

О истинном исповедании веры. Неделя памяти святых отцов Первого Вселенского Собора. 11 июня 2000 года

Троицкая родительская суббота. 16 июня 2000 года

Троицкая родительская суббота. 6 июня 1998 года

В неделю всех святых. 2006 г.

Об отречении от Христа. В неделю всех святых. 26 июня 1994 года

Проповедь в Неделю всех святых в земле Российской просиявших. 2005 г.

О призвании учеников. Неделя всех святых в земле Российской просиявших. 13 июня 1999 года

О многозаботливости. Неделя 2-я по Пятидесятнице. 28 июня 1998 года

О многозаботливости. Неделя 2-я по Пятидесятнице. 20 июня 1999 года

О власти и о свободе. Неделя 4-я по Пятидесятнице. 16 июля 2000 года

О прощении. 3 сентября 2000 года

Дмитровская родительская суббота. 2006 г.

Димитриевская родительская суббота. 7.11.09

Димитровская родительская суббота. 5.11.2010

Дмитровская родительская суббота. 5.11.2011

Для чего дается нам жизнь. 3 ноября — Димитриевская родительская суббота. 2 ноября 2012 года

Слова на Богородичные праздники

Рождество Пресвятой Богородицы (Евангелие дня)

Рождество Пресвятой Богородицы. 2006 г.

Покров Божией Матери. 14 октября 1996 года

Покров Божией Матери. 14.10.09

Празднование Казанской иконы Божией Матери. 3 ноября 1998 года

Суд об Отечестве нашем. 4 ноября — празднование Казанской иконе Божией Матери в память избавления Москвы и России от поляков в 1612 году. 4 ноября 2009 года

В день празднования Казанской иконы Божией Матери. 3.11.2010

«Ускорим на молитву и потщимся на покаяние». Празднование Казанской иконе Божией Матери. 4.11.2011

Всех скорбящих радосте. 2006 г.

Всех скорбящих радосте. 6.11.09

Свет, который светит во тьме. Всех скорбящих радосте. 6.11.2011

Введение во храм Пресвятой Богородицы (Евангелие дня)

Введение во Храм Пресвятой Богородицы. 2005 г.

Слово на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. 2002 г.

Введение во Храм Пресвятой Богородицы. 2006 г.

О совершенной самоотдаче. Введение во Храм Пресвятой Богородицы. 3 декабря 2008 г.

Об усыновлении Богу. Введение во Храм Пресвятой Богородицы. 4 декабря 2008 г.

О материнстве Пречистой Девы. Собор Пресвятой Богородицы. 8.01.2012

Благовещение Пресвятой Богородицы (Евангелие дня)

Слово на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. 2002 г.

Рождество Иоанна Предтечи. 2005 г.

Что отроча сие будет? Рождество святого Иоанна Предтечи. 7.07.2010

Казанская икона Божией Матери. 21 июля 2007 г.

Слово в день празднования иконы Божией Матери «Одигитрия». 10 августа 2012 года

Проповедь на начало Успенского Поста. 14 августа 2008 г.

Проповедь на начало Успенского поста. 14.08.09

Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии (Евангелие дня)

Слово на праздник Успения Пресвятой Богородицы. 2002 г.

Успение Божией Матери. 2006 г.

Слово в день Усекновения главы Иоанна Предтечи. 11 сентября 1994 г.

Слова на дни Святых

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. 21 ноября 2001 года

Собор Архистратига Михаила. 2006 г.

Самый важный час. 13 Декабря — память святого апостола Андрея Первозванного. 13.12.09

Святитель Николай Чудотворец. 2005 г.

Святитель Николай. 19 декабря 2006 г.

Святитель Николай. 19.12.09

Святитель Николай. 18.12.2010

О первых Христовых мучениках. Память 14000 младенцев, от Ирода в Вифлееме избиенных. 11.01.2012

Человек пустыни и человек радости. Собор святого Иоанна Предтечи. 20.01.2012

Слово в день памяти святых новых мучеников и исповедников Российских. 1997 год

Слово в день памяти новых мучеников и исповедников Российских. О новом мученике Евгении. 8 февраля 1999 года

Слово в день памяти святых новых мучеников и исповедников Российских. 1997 год

Новомученики и Исповедники Российские. 10 февраля 2008 г.

Собор новых мучеников и исповедников Российских. 8 февраля 2009 г.

«Да утверждается же Церковь Русская». 7.02.10

Новомученики и исповедники Российские. 05.02.2012

Слово в день памяти священномученика Владимира (1918). Иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Святителя Григория Богослова (389). Всенощное бдение 6 февраля 1996 года

О гонениях внутри Церкви. Иконы Божией Матери «Утоли моя печали». Священномученика Владимира (1918). Святителя Григория Богослова (389). Божественная Литургия 7 февраля 1996 года

Собор вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого. О тайне богословия. Божественная Литургия 12 февраля 1998 года

Кто из них первый? Собор Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. 12.02.2012

Слово в день памяти святого великомученика Феодора Тирона (ок. 306). О принятии электронных карточек, печати антихриста и тайне числа 666. 26 февраля 1999 года

Жизнь со Христом. 22 марта — память сорока Севастийских мучеников. 22.03.2011

Апостол и Евангелист Иоанн Богослов. 21.05.2012

Святитель Николай Чудотворец. 2006 г.

Святитель Николай. 22.05.2012

Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. 2005 г.

Слово в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. 2006 г.

Святые первоверховные апостолы Петр и Павел. 12 июля 2012 года

Память святителя Филиппа, митрополита Московского. 2006 г.

Слово в день памяти преподобного Сергия Радонежского и преподобномученицы Великой княгини Елизаветы. 2005 г.

Память преподобного Сергия Радонежского и преподобномученицы великой княгини Елисаветы. 18 июля 2007 года

В день памяти преподобного Сергия Радонежского и преподобномучениц великой княгини Елизаветы и инокини Варвары. 18.07.2010

Святая равноапостольная великая княгиня Ольга. 2005 г.

Святые Царственные мученики. 16 июля 2001 года

Царственные мученики. 17.07.07

В день памяти святых Царственных страстотерпцев. 17.07.2010

Преподобный Андрей Рублев. 17.07.2010

Память святых отцов шести Вселенских Соборов. 31.07.2011

Преподобный Серафим Саровский. 2006 г.

Преподобный Серафим Саровский. 15.01.2007

Слово в день памяти преподобного Серафима Саровского. 15.01.10

Беседа преподобного Серафима с Н.А. Мотовиловым «О цели христианской жизни». 15.01.2012

Преподобный Серафим Саровский. 1.08.2011

Быть христианином — значит следовать за Христом. Слово в день памяти преподобного Серафима Саровского. 1.08.2012

Россия в огне. 2.08.2010

Пророк Божий Илия. 2.08.2011

Пророк Илия. 2 августа 2012 года

Святые благоверные князья Борис и Глеб. 6 августа 2009 года

Святой великомученик и целитель Пантелеимон. 9 августа 2009 г.

Святой великомученик и целитель Пантелеимон. 9 августа 2012 года

Святой воин. Перенесение мощей благоверного князя Александра Невского. 2006

Преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца. 7 октября 2000 года

Слово в день памяти святителей Московских. 17.10.09

На молитву — как в сражение. 5 / 18 октября 1959 года, 50 лет назад преставился преподобноисповедник Гавриил (Игошкин). 18.10.09

Апостол Фома. 20 октября 2009 года

Слова на разные случаи

Слово в день преставления святейшего патриарха Алексия II. 5 декабря 2008 года

Об исповеди. 1997 год

Беседа о Посте. 1999 год

О покаянии. 2002 год

О Божественной Литургии Преждеосвященных Даров. 24 февраля 1999 года

Слово в день убиения Великого князя Сергея Александровича. Божественная Литургия 17 февраля 1998 года

О духовном сопротивлении. 16 февраля 1999 года

Слово перед таинством соборования. 1 февраля 1999 года

Слово после таинства соборования. 1 февраля 1999 года

Слово Протоиерея Александра Шаргунова (Обращение Общественного Комитета). 2001 год

Имя Промысла — Крест и Любовь. 5 февраля — 5 лет со дня преставления архимандрита Иоанна (Крестьянкина). 5.02.2011

Хорошо умереть на Пасху. 18 апреля — 20-летие убиения оптинских монахов. 18 апреля 2013 года

Новогодний молебен. 31 декабря 2008 г.

С Новым Годом, с новым счастьем! 31.12.09

Новогодний молебен. 31.12.2011

С Новым Годом! 31.12.2012

Moral.ru | Forbes.ru

Однажды мы вместе выпивали, и он обозвал тех, кто его хулит, новыми совками, имея в виду советскую традицию всем колхозом обсуждать личную жизнь человека. Я поспешно согласился с ним. Во-первых, потому, что для меня было очень важно поддержать его. А во-вторых, мы парни формата 40+. Мы выросли, сформировались в 1990-е — в десятилетие упадка закона, семьи, общества и триумфа личной инициативы и предприимчивости. Мы понимали, что истина настолько сложна и многоцветна, а у каждого поступка есть столько свидетелей, норовящих сказать прямо противоположное, что следует доверять более надежным материям. Поэтому мы верили больше тому, как человек говорит, шутит, поет, пьет. И более всего ценили взгляд человека и умение взгляд выдерживать… Славно мы тогда посидели с моим товарищем. И вскоре вся эта свистопляска как-то стихла. Он снова сошелся с любимой женщиной. Они, как и прежде, расфрэндивают друг друга в FB, а на следующий день душат друг друга в объятиях. Я же говорю: такая любовь. Но чем больше проходит времени, тем больше я думаю о его словах про «новых совков». И эти слова кажутся мне изумительно неточными. Они — новые, но совсем не совки.

Советский товарищеский суд был трибуналом тотального лицемерия. Его пылом и убежденностью могла быть только несчастная, обреченная старость — она поучала и осуждала порок, точнее то, что ей представлялось пороком. Моего товарища в FB, напротив, атаковали молодые. Следя за полемикой, я обнаружил, как ровно, почти без изломов, проходит линия баррикад. Она разделяла тех, кому до 30, и тех, кому под 40 или больше. Тридцатилетние же определялись по обстоятельствам, примыкая к тем или другим, а иногда и дезертируя по ходу битвы. Да, молодые не чувствуют многоцветную сложность жизни. Но тут не только в молодости дело. Им нравится говорить о принципах, наставлять, поучать. Это первое по-настоящему идейное поколение за последние 50 лет. Им не все равно, кто как поет и говорит, но они безжалостно вышвырнут хорошую песню из айфона, если поющий кумир сделал с их точки зрения недопустимое. Например, бросил жену с тремя детьми.

Мы же смотрели на мир шире. Мы, получается, были толерантнее. Хотя, возможно, нам ничего другого не оставалось. Потому что мы выросли в мире, где нет догм и практика жизни каждую секунду нокаутирует теорию нравственности. Не сказать, что нам всем нравилось так жить, когда ты вынужден сам быть рулем, ветрилом и законодателем. Когда мы приезжали за границу, чтобы со вкусом потратить деньги, вырванные зубами, мы восхищались миром, которым твердо, почти ненасильственно правят мораль и нравы, и тайно восхищались немецким пенсионером, который звонит в полицию, чтобы сообщить, что мимо его дома пронеслась машина с явным превышением скорости. Хотя вслух предпочитали презирать старика и обзывать его стукачом.

В последние три-четыре года я стал с удивлением замечать, что непреодолимый зазор, который существовал между западной цивилизацией и Россией, вдруг как-то сузился, размылся. Недостижимость того берега определялась, конечно, не марками автомобилей и вывесками на улицах. А тем, что на этих улицах происходит. Смягчились нравы, люди стали приветливее, обходительнее, пешеход после 20-летия диктатуры автомобилиста восстановлен в правах. Я не буду перечислять все неопровержимые приметы вестернизации России. Вы их знаете.

И я подумал, что всем этим мы обязаны именно 30–35-летним бородатым детям, набросившимся на моего товарища. Дурачкам, верящим в то, что с айфоном мир стал лучше, добрее и прозрачнее. Этим вечным мальчикам совсем не геройского вида, скучным в помыслах, аккуратным в выражениях и вежливым, как жители Лондона. Они похожи на упрямых сектантов, что покинули роскошную, мудрую, коварную, развратную и двуличную Европу и построили Америку.

Они кажутся простачками. Но они хитры и дальновидны — то-то они никогда не смотрят в глаза! Они прозорливее даже тех, кто делит теперь карту северного нефтяного шельфа. Моральное вопрошание, даже если оно не по делу, лучше конформистского молчания. Домен moral.ru станет главным активом будущего. Им завладеет не тот, кто богаче и сильнее, а тот, кто верит в то, что говорит. Пусть даже в словах этих не будет мудрости.

Moral experience: pedagogical aspect | Guschina

Воспитание подрастающего поколения — это важная социально-нравственная и педагогическая проблема. Ее решение удовлетворяет объективную потребность общества в нравственном человеке. При решении многообразных проблем современности такой человек ориентируется на достижение блага для себя и для других, осознает, что его действия и поступки не могут не затрагивать интересы других людей, несет ответственность перед настоящим и будущим поколениями. В нравственной памяти такого человека хранится ценное прошлого нравственного опыта. Вынимая из «утаенного» плана сознания определявшие прошлый нравственный опыт моральные смыслы, нравственный человек извлекает скрывающиеся за ними многочисленные конкретные значения. Человек, обладающий нравственной памятью, способен «расшифровать текст (самый древний или только что родившийся — не имеет значения) и ответить (хоть как-то, пусть и не адекватно прообразу) на него своей мыслью, своим чувством, своим словом» [1, с. 24]. Расшифровывая тексты, в которых содержится предшествующий нравственный опыт, он обнаруживает его в культуре. Нравственный человек, «оживляя» культурное содержание опыта, «оживляет» и являющийся частью культурного опыта человечества нравственный опыт, который хранится и в культуре, и в морали, вырастающей «на ветви аксиологической категории культуры» [2, с. 231]. Нравственный опыт, хранимый в культуре, в морали является источником нравственности человека. Сделаем пояснения относительно содержания понятия «нравственный опыт». Нравственный опыт, как подчеркивает Р.Г. Апресян, лексически «ассоциируется с такого рода ориентациями, решениями, действиями людей, которые оформлены в конкретных отношениях товарищества и любви, брака и семьи, групповой солидарности, привязанности к родным пенатам и обязанностей перед отчизной» [3, с. 311]. Характеристикой нравственного опыта, как показывает анализ идей Р.Г. Апресяна, являются связывающие людей отношения с другими людьми, с отчизной, с различными сторонами действительности. В то же время предлагаемое Р.Г. Апресяном определение понятия «нравственный опыт» как общее определение нуждается в конкретизации. Такая конкретизация должна начинаться с осмысления понятия «опыт», которое является родовым по отношению к понятию «нравственный опыт». При осуществлении конкретизации предлагаемого Р.Г. Апресяном общего определения понятия «нравственный опыт» мы исходим из того, что для понимания сути нравственного опыта признания наличия связывающих людей отношений, привязанности людей к родному очагу, обязанностей перед отчизной недостаточно. Подтверждение сказанному мы находим у В.Н. Сагатовского, отмечающего, что опыт не может сводиться только к непосредственной связи с миром: «В опыт должны войти любые способы человеческого взаимодействия с любыми возможными явлениями, уровнями и аспектами мира без редуцирования их к познанию» [4, с. 27]. В процессе взаимодействия с миром человек как субъект не просто получает от него «исходные данные, но и берет их, тем самым вкладывая в исходные элементы определенную интерпретацию, истолкование» [4, с. 28]. Следует иметь в виду, что опыт не является чистым опытом, то есть вложенным человеку в его сознание. Опыт, как полагал стоящий на позициях сенсуализма Д. Локк, познается в процессе размышления об идеях, получаемых от ощущений и рефлексии, а сами размышления вызывают соответствующие чувства. Единственный способ познать идеи, как пишет Д. Локк, «есть опыт. Дать им определение исходя из наличия добра и зла — не что иное, как сделать их известными нам, заставляя нас размышлять только о том, что мы в себе чувствуем при различных взаимодействиях добра и зла на наш ум, поскольку добро и зло различным образом относятся к нам или рассматриваются нами» [5, с. 280]. Идеи рождаются в сознании человека не просто в процессе его взаимодействия с миром и с людьми, но в процессе его размышлений о мире, о явлениях мира, о человеке и его действиях и поступках, о собственно результатах такого взаимодействия и, главное, о жизни, понятие которой есть «непосредственная идея» [6, с. 406]. Рефлексируя относительно полученного результата, человек тем самым указывает «также и на недостаток жизни, который состоит в том, что здесь понятие и реальность соответствуют друг другу еще не истинным образом» [6, с. 406]. В процессе осмысления несоответствия между понятием и реальностью, человек «имеет своим результатом идею в форме суждения, то есть идею как познание» [6, с. 406]. Человек выявляет несоответствие между понятиями «добро», «справедливость», «толерантность», «свобода» и др. и реальностью, между обозначаемыми соответствующими категориями ценностями и реальностью. При этом ценности, равно как и представления о справедливости и милосердии, благе, пользе, чести и достоинстве и т. д., движутся и во времени, и в пространстве отношений между людьми. Человек, размышляющий о несоответствии между понятиями морали и реальностью, размышляет и о нравственной жизни, один из источников которой — это нравственный опыт. Элементами нравственной жизни человека являются «искания, позиции и поступки» [7, с. 10]. Жизнь человека невозможна без поиска своего места в мире, в обществе, в коллективе. Поиск такого места сопряжен с выбором поступков и ценностей, с размышлениями и рассуждениями о морали, освящающей нравственную жизнь. Жить нравственно — «значит вести неустанный поиск морально-ценностных ориентиров своего бытия, утверждать свою жизненную позицию, наполнять светом и смыслом гуманистических идей свои поступки» [7, с. 10]. Заметим при этом, что нравственная жизнь человека как показатель качества его жизни с педагогических позиций осмысливается А.М. Суковых [8]. Размышления человека о процессе и результатах исканий своего места в мире по критерию ценностей и норм морали обогащают его нравственный опыт, который воспроизводится в обобщенном виде и предстает «как продолжение рассуждений о морали» [3, с. 311], о нравственном опыте. Мораль обращена к опыту, рассуждения о котором есть рассуждения о морали, о нравственном человеке, его нравственных исканиях, моральном выборе. В процессе рассуждений о нравственном опыте человек прямо либо опосредованно вступает во взаимодействие с людьми. Взаимодействующие с ним люди воспринимают его образ как образ нравственного человека, который, светясь нравственными гранями, приковывает взор другого человека. Распространяемый образом нравственного человека моральный свет, рассеивая темноту безнравственности, высвечивает ценности добра, милосердия, справедливости и др. Человек, говоря словами А.И. Титаренко, «отбрасывает своеобразную «моральную тень» на нравственные взаимоотношения» [9, с. 186] между людьми. Такую «моральную тень» отбрасывает и учитель на взаимоотношения с учеником. При этом «моральная тень» учителя проникает во внутренний нравственный мир учащегося, «моральная тень» которого проникает во внутренний нравственный мир учителя. Во взаимном проникновении «моральных теней» возникает нравственное поле притяжения людей, учителя и учащихся, или, говоря словами А. И. Титаренко, «эмоциональное «поле», которое создает вокруг себя каждый человек, — это не выдумка писателей, а реальность нравственный отношений» [9, с. 187]. Высота «моральной тени», а значит и полноты ее распространения зависит от «высоты ценностей». Признаками высоты ценностей, как подчеркивает М. Шелер, являются следующие: «1. Ценность тем выше, чем она «долговечнее», наверное, лучше сказать, чем менее она подвержена действию времени. <…> 2. Моральные ценности в высоком смысле являются объединяющими и не поддаются никакому делению, очевидно. <…> 3. Низшие ценности фундированы высшими» [Цит. по: 10, с. 297-298]. Сформулированным М. Шелером признакам высоты ценностей отвечает и ценность золотого правила нравственности. Не поясняя, почему ценность золотого правила нравственности отвечает признакам высоты ценностей, заметим, что, появившись практически одновременно в различных культурах, в различных, но весьма схожих между собой вариациях (подробно об этом в работах А.А. Гусейнова «Социальная природа нравственности» [11; 12], Р. Г. Апресяна «Золотое правило» [13]), ценность золотого правила нравственности обладает статусом интеллигибильности. Будучи интеллигибильной, ценность золотого правила нравственности «делает излишним любой вопрос о причинах ее значимости» [14, с. 129]. А причина ее значимости вытекает из того, что такое правило стало «квинтэссенцией нравственного отношения к другому человеку вообще» [15, с. 12]. Человек, размышляющий о несоответствии между поступками и действиями людей, политиков различных стран, между социально-экономическими отношениями различных государств, нравственными отношениями между людьми и реальностью, аспектом которой является нравственная жизнь, приходит к идее значения нравственности в установлении реальных нравственных отношений, квинтэссенция которых есть золотое правило нравственности. Результатом таких размышлений становится идея в форме суждения, то есть «идея как познание» золотого правила нравственности, цементирующего нравственные отношения между людьми, между учителем и учащимися, нравственный союз людей. Воля каждого, как подчеркивает В.Н. Муравьев, примкнуть к такому союзу: «У последнего нет санкций его правил для бунтовщиков и ослушников, он отлучает отщепенцев, то есть отрекается от них, отделяет от себя эти опавшие мертвые члены» [16, с. 36]. Люди доброй воли, стремящиеся к миру, к созиданию и сохранению культуры, к созиданию жизни, достойной человека, отвергают терроризм и террористические акты, всякие посягательства на достоинство личности, отделяют от себя террористов, у которых нет культуры. Мир террористов есть мир без культуры потому, что в нем отсутствуют продукты созидательной деятельности. Разрушая и даже уничтожая артефакты, например, в Древней Пальмире, они не только уничтожают древнюю культуру, но и нарушают преемственность этой и следующей за ней культуры. Они изымают из человеческой памяти построенные в доисламскую эпоху архитектурные шедевры римского времени, имя основателя Пальмиры. Согласно Библии, царь Соломон основал являющуюся визитной карточкой не только Сирии, но и всего Ближнего Востока, Пальмиру. Отделяя от себя террористов, насильников, убийц, люди, объединившиеся и объединяющиеся в нравственный союз, живут в культуре. В их нравственной памяти хранится человеческая история, у которой есть неисчезающее нравственное прошлое, живущее в настоящем и освящающее будущее. Выявляя несоответствие между понятиями морали и реальностью, человек вновь формирует цели нравственной, ценностно-ориентационной деятельности, достигая которые он обогащает и нравственный опыт, который хранится в культуре. Идея, как подчеркивает В.Н. Сагатовский, «разворачивающаяся в стратегическую концепцию, образ желаемого и должного, фундированный целостной картиной мира, превращается в идеал» [17, с. 123]. Идея золотого правила нравственности также разворачивается в стратегическую концепцию жизни сообща и превращается в идеал нравственных отношений между людьми. Опытом, в том числе и нравственным, субъект овладевает в процессе взаимодействия с миром и с людьми, которое порождает адекватные ему связи человека с миром, с другими субъектами, с которыми он вступает в разнообразные отношения. Осмысливая идеи Р.Г. Апресяна о нравственном опыте, мы видим, что ученый конкретизирует с этических позиций чисто лексическое значение выражения «нравственный опыт» через раскрытие характера такого опыта в духовной сфере. Читаем: «Это опыт духовной жизни, внутренних коллизий, ценностных выборов. Это опыт индивидуальной «работы с ценностями», личных достижений и упущений. Как индивидуальный опыт он вычитывается из конкретных ситуаций. Но как опыт нравственности он воспроизводится в обобщенном виде и в рамках этики оказывается представленным как продолжающиеся рассуждения о морали» [3, с. 311]. Рассуждает о морали субъект, одной из характеристик которого является активность. Проявляя активность в «работе с ценностями», освящающими его моральный выбор, субъект вычитывает нравственный опыт из ситуаций взаимодействия с другими субъектами, c миром. В нравственном опыте прошлого содержатся имеющие значение для современности традиции, нравы, обычаи, ценности, вокруг которых объединяются люди при решении многообразных проблем. В своем послании Федеральному собранию в 2014 году президент Российской Федерации В.В. Путин указывает на значение сохранения передаваемых предками традиционных ценностей: «Переданные нам предками традиционные ценности в сочетании с устремленностью в будущее, стабильность как условие развития и прогресса, уважение к другим народам и государствам при гарантированном обеспечении безопасности России и отстаивание ее законных интересов — вот наши приоритеты» [18]. Передаются ли современным образованием ценности, которые, не теряя своего значения, будучи устремленными в будущее, принимают форму идеалов? В полной мере, по-видимому, нет. Между тем философы отмечают, что «в сфере формирования человека необходимо осознать, что самые мощные знания и умения не создают субъекта, соответствующего человеческому образу. В основу образования должны быть положены ценности, по отношению к которым знания и умения — рычаги, средства. Человек, который сумеет органически соединить в себе ответственность, чувство меры, открытость трансценденции (духу) со свободной игрой творческих и экзистенциальных сил; сохранить надежность и радость — вот суть этого образа» [17, с. 284]. В такой человеческий образ вписывается культурный, нравственный человек, живущий в соответствии с золотым правилом нравственности, делающий все возможное, чтобы оно было обращено на другого человека. Такое понимание человеком значения золотого правила нравственности свидетельствует о полноте такого правила как добродетели, или, говоря словами Аристотеля, о «полной добродетели» или «полноте добродетели». «Добродетель, — пишет Аристотель, — есть в первую очередь полная добродетель, так как обращение с нею — [это проявление] полной добродетели, а полнота здесь от того, что, обладая этой добродетелью, можно обращать ее на другого, а не только на себя самого» [19, с. 147]. Суть полноты добродетели заключается в том, что человек сподвигает другого человека быть нравственным, обращает свою добродетель на другого человека, а не только на себя. Золотое правило нравственности становится полной добродетелью тогда, когда оно обращено не только на себя, но и на другого человека. Идея Аристотеля об обращении добродетели на себя и на другого человека была дополнена Р. Г. Апресяном в приложении к золотому правилу нравственности. Ученый подчеркивает, что в формулировке золотого правила нравственности эксплицитно содержится принцип универсализуемости, который «развернут в противоположную сторону: не от индивида к другим людям в разных ситуациях, от других людей (различных, но равных в своей оценке и своем отношении) — к индивиду» [13, с. 27]. В такой формулировке обращаемости золотого правила нравственности, как мы полагаем, речь идет о моральном равенстве взаимодействующих людей. Человек не станет человеком, если у него не развиты чувства ответственности, долга, собственного достоинства и др., не воспитаны добродетели. П.С. Гуревич, подчеркивая, что Сократ изо всех сил прорывался к глубинному пониманию человеческой добродетели, задавшись вопросом: «Не досужее ли это дело?», отвечает, что опыт веков показал: нет [20, с. 13]. Современное образование, по сути, забывает о важности воспитания добропорядочного человека, добродетели которого есть добавление к делу, к действию (действие-операция), которое он выполняет. И это верно для всех случаев жизни. «Назначение человека, — пишет Аристотель, — по роду тождественно назначению добропорядочного (spoydaios) человека, как тождественно назначение кифариста и изрядного (spoydaios) кифариста, и это верно для всех вообще случаев, а преимущества в добродетели — это [лишь] добавление к делу» [19, с. 64]. Какому бы делу человек ни служил, он должен, мы бы даже сказали, призван быть добропорядочным человеком, обладать полнотой добродетели, в смысле Аристотеля. На это нацелена и гуманизация образования, идеи которой, будучи реанимированными в середине 80-х годов прошлого века, сегодня, в условиях приоритета компетентностного подхода к образованию над другими подходами (ценностным, культурологическим, личностно-деятельностным, диалоговым и другими), предаются забвению. Как предаются забвению и идеи Аристотеля о добропорядочном человеке, о полноте добродетели. Идея Аристотеля о полноте добродетели должна быть положена в основу современного воспитания нравственности учащегося, студента. Успешный человек, если он обладает полнотой добродетели, будет стремиться обращать свою добродетель на другого. Добродетели успешного человека есть прибавка к его делу, а судят о человеке не только по результату его деятельности, но и по делам и поступкам, по отношению как к равным по статусу людям, так и к обездоленным и т.д. Словом, по отношению к тем, о ком написано в «Повести временных лет», в «Поучении Владимира Мономаха» и в других памятниках культуры, в которых возможно вычитать, расшифровать, а затем и «оживить» нравственный опыт, являющийся источником нравственности. «Оживить» нравственный опыт способен человек, обладающий полнотой добродетели. Ведущей задачей воспитания должно быть формирование способности учащегося, будущего учителя к моральному выбору как выбору ценностей и поступков, к нравственному поступку. Мотивом поступков являются ценности, которые школьник, студент черпает из прошлого и настоящего нравственного опыта.

Интеграция образования — 06.

Potanina L.T., Koinova-Zoellner J.V., Sklyarova T.V. Teachers’ Readiness to Develop Students’ Moral Concepts in Innovative Educational Contexts

To download article.

UDK 37.034

DOI: 10.15507/1991-9468.101.024.202004.608-621

 

Teachers’ Readiness to Develop Students’ Moral Concepts in Innovative Educational Contexts

Leila T. Potanina
Professor of the Vygotsky Institute of Psychology, Russian State University for the Humanities (6 Miusskaya S., Moscow 125993, Russian Federation), Dr.Sci. (Psychol.), Associate Professor, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5132-9127, Scopus ID: 24344722400, This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Julia V. Koinova-Zoellner
Researcher/Lecturer of the Department of General Didactics and Empirical Lesson Study, Dresden University of Technology (5 Weberplatz, Dresden 01062, Germany), Cand. Sci. (Ed.), Ph.D., ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3414-2491, Scopus ID: 57189378254, This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Tatyana V. Sklyarova
Dean of St. Tikhon’s Orthodox University (6 bd. 1 Likhov Pereulok, Moscow 127051, Russian Federation), Dr.Sci. (Ed.), Professor, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1169-5624, Scopus ID: 57202195235, This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Introduction. The development of students’ moral beliefs about the world is an essential component in the process of moral education. Various issues concerned with the transmission of moral and ethical values across generations are investigated in the theory and practice of vocational education. However, the problem of teachers’ value perceptions about the world as a means of developing students’ value systems has attracted little research attention. For the first time, this study aims to identify the levels of teachers’ value perceptions about the world as their most important competence in developing students’ moral beliefs.
Materials and Methods. The research sample included 216 teachers from different regions of the Russian Federation. On the basis of a review of available scientific publications, a theoretical analysis and systematization of Russian and foreign experience in the moral and ethical development of school-age students was carried out. The empirical research consisted in a survey aimed at revealing the respondents’ attitude towards improvement of their professional competencies in the field of moral and ethical education. The teachers’ value perceptions about the world were identified using two series of the projective technique “Incomplete sentence…”.
Results. The conducted empirical research confirmed the hypothesis that teachers’ competence in implementing the moral and ethical education of schoolchildren is based on their existing value systems. An analysis of the respondents’ beliefs about objects and facts of reality from the standpoint of their own value system allowed two levels of value perceptions to be revealed: value-associative and meaning-generating, which differ in the nature of the moral categorization of objects and phenomena of the world.
Discussion and Conclusion. The study confirmed the significance of teachers’ professional and personal competences in developing students’ moral and ethical values. The findings can be of interest for teachers, tutors, psychologists, professors and those investigating various aspects of the process of forming students’ moral values.

Keywords: moral concepts, moral judgments, transmitting values, meaning-generating activity, moral categorization, moral and ethical competence of a teacher, moral and ethical education of students

Funding: The study was supported by a grant of the Russian Science Foundation (project No. 19-013-00648).

Acknowledgments: The authors express their gratitude to the Pravolimp.ru portal and Victoria Tufrina, the administrator of the Russian National Olympiad for schoolchildren in the basics of Orthodox culture.

For citation: Potanina L.T., Koinova-Zoellner J.V., Sklyarova T.V. Teachers’ Readiness to Develop Students’ Moral Concepts in Innovative Educational Contexts. Integratsiya obrazovaniya = Integration of Education. 2020; 24(4):608-621. DOI: https://doi.org/10.15507/1991-9468.101.024.202004.608-621

Contribution of the authors:
Leila T. Potanina – analysis of scientific ideas on the problem of moral formation of school-age students; preparation of the initial version of the text; design of the table with the research results; statistical processing of empirical data.
Julia V. Koinova-Zoellner – theoretical analysis of scientific literature on the problem of research of values and meanings of teachers abroad; preparation of an international scientific review on the research problem; critical analysis and structural and semantic revision of the text.
Tatyana V. Sklyarova – formulation and description of methodological and theoretical problems of value system development in students; qualitative analysis of the obtained results and their interpretation; data collection in a group of teachers; design of an electronic database and systematization of research data.

All authors have read and approved the final manuscript.

Submitted 07.09.2020; revised 22.10.2020; published online 30.12.2020.

This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 License.

The foundations of I. Kant’s and V. Solovyov’s moral philosophies

The foundations of I. Kant’s and V. Solovyov’s moral philosophies

DOI
10.5922/0207-6918-2013-3-2
Pages
16-23
Abstract

The grounds of construction of ethical systems of Kant and Solovjev are comparatively tested in this article. Noting the obvious strenghts of Kant’s ethics, Solovjev finds, that because of its absolute formalism it doesn’t have the complete implementation in the objective world. Solovjev also sees as unsuccessful Kant’s attempt at overcoming subjectivism in the moral sphere. In Solovjev’s opinion, Kant’s postulates of practical reason don’t overcome subjectivism, but bring to the foundation of Kant’s ethic the double meaning and uncertainty. The author notes, that for all his respect to Kant’s ethic, Russian philosopher constructs ethic on his own principles. In the foundation of his moral philosophy Solovjev puts down the idea of Good, characterizing it as lawful, autonomous and all-united (vseedinoje). Solovjev proposes to regard the feelings of shame, pity and reverence as the primary data of human moral, disregarding the warnings of Kant about the unacceptability of natural foundations for our morals. Such distinction in the primary data of human moral of the concerned authors reposes on distinction in appraisal of human primary nature: Kant considers it as evil, Solovjev — as good. Thus, in contrast to I. Kant V. Solovjev affirms the heteronomy of morals and its religiousness, which, however, has little in common with Christianity.

Reference

1. Зорин С. М. Аскетизм по православно-христианскому учению. Т. 1 : Основоположительный. Кн. 1 : Критический обзор важнейшей литературы вопроса. СПб., 1907.
2. Калинников Л. А. Кант в русской философской культуре. Калининград, 2005.
3. Кант И. Критика практического разума // Кант И. Соч. : в 4 т. на нем. и рус. яз. Т. 3. М., 1997.
4. Лосев А. Ф. Творческий путь Владимира Соловьева // Соловьев В. С. Сочинения : в 2 т. Т. 1. М., 1990.
5. Михаил Помазанский, прот. Замечания о религиозно-философской системе В. С. Соловьева // Вл. Соловьев : pro et contra. СПб., 2002.
6. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики. М., 1996.
7. Феофан Затворник, святитель. Начертание христианского нравоучения. М., 2002.
8. Соловьев В. С. Оправдание добра // Соловьев В. С. Соч. : в 2 т. Т. 1. М., 1990.
9. Соловьев В. С. Первое начало теоретической философии // Там же.
10. Соловьев В. С. Приложение. Формальный принцип нравственности (Канта) — изложение и оценка с критическими замечаниями об эмпирической этике // Там же. 11. Соловьев В. С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории // Там же.
12. Федотов Г. П. Об антихристовом добре // Вл. Соловьев: pro et contra. СПб., 2002.
13. Философский словарь Владимира Соловьева. Ростов н/Д, 1997.

Reference

[

Коронавирус делает людей хуже. Как агрессия стала симптомом пандемии и что с ней делать?: Общество: Россия: Lenta.ru

Скоро пройдет уже год, как мир живет в условиях пандемии. За это время представления о морали успели перевернуться с ног на голову, а привычные нормы поведения работать перестали. Моральным стало то, что в обычное время считается неприемлемым. В 2020 году одной из тем ежегодной научно-просветительской конференции «Чтения Адама Смита» стала коронавирусная этика. «Лента.ру» записала лекцию психолога Людмилы Петрановской о том, как сегодня меняются нормы поведения в обществе, почему люди не могут услышать друг друга в спорах о COVID-19 и можно ли это изменить.

Людмила Петрановская

В последнее время у общества (возможно, не у всего, а у какой-то его части) развивалась иллюзия по наращиванию гуманизма. О том, что пришла пора все больше и больше говорить о ценности человеческой жизни, о том, что все заслуживают помощи, самых лучших из возможных способов лечения и всего остального. Исходя из этой весьма достойной максимы подразумевалось, что общество может себе позволить такого рода систему ценностей. Мне кажется, что эта иллюзия была очень болезненно торпедирована в ситуации с коронавирусом.

С чем мы все столкнулись? Все стало развиваться так, что вступили в противоречие различные важные и нужные ценности. Например, ценность сохранения жизни и ценность распоряжаться самим собой, своим временем, ценность свободно зарабатывать, развивать свою работу, свой бизнес, ценность общения и так далее. Естественно, все это вызвало очень много фрустраций, всяких тяжелых чувств, бурных обсуждений

Мне бы хотелось поговорить именно о характере этих дискуссий. О том, почему они часто такие беспощадные. Словесные войны всех истощают, в них бессмысленно сгорает социальный капитал, сгорают какие-то отношения, связи и доверие. Одни говорят: вам хочется ходить по ресторанам и путешествовать по разным странам, вам важнее ваш бизнес, чем умирающие старики. А другие парируют: это все не так, потому что умирающий бизнес и невозможность зарабатывать для людей — она уже в следующем шаге приведет к умирающим от бедности, к тому, что уже сейчас не получают медицинскую помощь люди, больные не коронавирусом, а чем-то другим, и прочее, и прочее.

Я не хочу сейчас даже повторять аргументы, которые приводят стороны. Потому что все они крутились по 200 тысяч раз, обрастая огромным количеством доводов, ссылок, доказательств. Но все эти аргументы и факты никого никуда не продвигали. Вот взять историю про дистанционное обучение в школах и вузах. Кто-то утверждает: вы лишаете детей общения, вы рушите систему образования, дистанционное обучение не может быть полноценным. Тут же приходит другой: здоровье важнее всего, у детей тоже может опасно протекать заболевание, есть такие случаи. А вдруг учителя пожилые заразятся? А если дети принесут бабушкам и дедушкам вирус? То есть идет бесконечное обсуждение аргументов. Все цепляются к словам, переходят на личности, начинают друг друга сильно не любить. В ситуации изоляции и сидения дома, возможно, было бы неплохо так коротать вечера. Однако в результате этих споров люди выгорают, у них возникает ощущение, что хороших решений этих проблем нет и быть не может, все — в западне.

Фото: Александр Петросян / «Коммерсантъ»

Я сейчас выношу за скобки радикалов. Тех, кто совершенно охвачен тревогой, в ужасе не заходит в лифт, хлеб протирает спиртом и так далее. И тех, кто вообще отрицает опасность, говорит, что все придумано, это заговор, это просто грипп и тому подобное. С радикалами всегда сложно договориться. Я говорю про тех, кто, с одной стороны, признает угрозу, а с другой — не полностью охвачен паникой. Речь о людях, более-менее остающихся в поле здравого смысла.

Все эти споры похожи на истории с моральной дилеммой о пресловутой вагонетке. (Один из первых мысленных этических экспериментов: по рельсам несется вагонетка, на ее пути — развилка. Если вагонетка свернет направо, то там на одной колее работают пятеро рабочих, а на левой колее — всего один. Стрелочник должен решить, как ему переключить стрелку — прим. «Ленты.ру».)

На самом деле никакого этического содержания в этой задаче нет, потому что нет никого, кто совершал бы выбор между добром и злом. Это не стрелочник выпустил вагонетку, у него не было выбора, поедет она или нет. В этой ситуации его решение может быть любым. Можно исходить из прагматических соображений, что пять лучше, чем один. Можно ничего не делать и руководствоваться мистикой: зачем я буду вмешиваться в судьбу. Можно исходить из психологических соображений: по какой-то причине вам кто-то из предполагаемых жертв симпатичнее, и прочее. То есть у вас могут быть разные причины, в конце концов можно действовать по должностной инструкции на такой случай или [руководствоваться] еще чем-то.

Но это все что угодно, но не этика. В чем неприятное, совершенно манипулятивное воздействие подобного рода задач? Они размывают само понятие этики, внушая, что это этический выбор.

До максимума доведенный пример таких манипуляций и создание с их помощью психологического дискомфорта — пресловутая книга «Выбор Софи», по ней также есть фильм. Я очень не люблю этот роман, считаю его хладнокровной и хорошо продуманной спекуляцией по теме холокоста. По сюжету мать по приезде в концлагерь заставляют сделать выбор, кого из детей оставить в живых, а кто пойдет в газовую камеру. Если мы начинаем трактовать подобную ситуацию как этическую, мы на самом деле присоединяемся ко злу. Здесь зло только с одной стороны — того, кто создает такой выбор, кто ставит человека в эту ситуацию. Только у «организатора» здесь этическая дилемма, но не у матери. Она может выбрать одного; выбрать другого; впасть в агрессию и напасть на тех, кто заставляет ее выбирать; она может впасть в ступор, и прочее. Не мать создала зло и не она несет за это ответственность. Если мы присоединяемся к версии, что мать должна мучиться всю жизнь за свой выбор, то мы присоединяемся ко злу.

Мне кажется, что когда мы начинаем обсуждать ситуацию с коронавирусом с позиции «жизни стариков против благосостояния других», то мы позволяем втянуть себя в подобную дурную манипуляцию

Фото: Алексей Смагин / «Коммерсантъ»

Почему это происходит, почему граждане, каждый в своем белом пальто, бесконечно обсуждают те или иные решения? И при этом жонглируют этическими соображениями: жизнь превыше всего, не жизнь превыше всего, а свобода и прочее? Мы не можем не понимать, что на этом поле решений нет. Если мы, например, обрекаем стариков на изоляцию в домах престарелых, где запрещены все посещения, то что мы делаем?

Ради того, чтобы эти люди прожили гипотетически не 87 лет, а 89, мы на год лишаем их общения с близкими, запрещаем им видеть своих детей и внуков. Возникает вопрос: мы у них спросили? Что здесь может служить достоверным обоснованием, что такая изоляция точно лучше, чем наоборот?

Есть очень сложные ситуации. Например, в России уже полгода закрыты интернаты, в которых живут дети с тяжелыми нарушениями развития. В этих интернатах большинство детей — родительские. И большинство из них общались со своими близкими. Их забирали на выходные, кого-то забирали на каникулы, к кому-то регулярно приходили. Все это сейчас нельзя. Уже полгода эти дети заперты там, никто не знает, что с ними происходит, там даже видеокамер нет.

Единственное, что могут родители, — передавать им какие-то продукты. Или забрать детей оттуда с концами, до завершения коронавирусной истории. Если люди работают, если у них есть другие дети, если у них ситуация, при которой они не могут полностью посвятить себя ребенку с инвалидностью, то это означает, что они либо потеряют все остальное, либо не будут видеть своего ребенка до тех пор, пока интернаты закрыты. А на данный момент многие регионы объявили, что учреждения не откроются до лета.

Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Большая часть этих детей испытывает проблемы со здоровьем, многие не доживают до подросткового периода. Имеем ли мы право забрать у них год общения с семьей ради того, чтобы снизить их риски заболеть коронавирусом? При этом мы знаем, что дети, даже имеющие серьезные проблемы со здоровьем, переносят ковид не очень тяжело.

Таких ситуаций вокруг пандемии — миллион. И мы пытаемся друг другу доказать, что правильнее делать это или то, оперируя этическими лозунгами. «Даже если только одного ребенка таким способом удастся спасти, то это стоит сделать». Или наоборот. То есть так или иначе ведется бой моральных позиций. А, как известно, это ни к чему не приводит.

Но обратите внимание, что в подобных дискуссиях вытесняется, умалчивается тема личных интересов. Хотя в реальности личные интересы тут очень сильно присутствуют. Но мы почему-то недостаточно это отслеживаем, рефлексируем, как наши обстоятельства влияют на нашу позицию.

Какой-то человек пишет: «О, слава богу, наконец-то дистант. Нам очень далеко ездить в школу, рано утром вставать, ребенку тяжело. А удаленка — нормально, пусть дома сидит. К тому же бабушка старенькая с нами живет. Боюсь, что если ездить будет, то может вирус притащить».

Это совершенно нормальная позиция. Человек честно пишет о том, что его интересы, его потребности случайным образом совпали в этой ситуации, и она ему скорее в плюс, чем в минус.

А другой человек у себя на странице пишет: «Кошмар, опять дистант, что делать? Я не могу ребенка дома одного оставить, сам он не сможет учиться удаленно. А если буду с ним сидеть, то потеряю работу».

То есть у другого человека личные потребности с данной ситуацией не совпадают. Понятно, что у всех обстоятельства разные. Но если мы встретим человека А и человека Б в другом обсуждении, где будет обмен мнениями по поводу дистанта, то что увидим? Ни один из них не станет говорить об удаленке как о своем интересе. Начнут приводить аргументы про то, что образование — важно, но гораздо важнее сохранение жизни и прочее; про то, что мы лишаем детей социализации, а значит, и себя лишаем будущего. .. То есть каждый опять будет облачаться в белое пальто и залезать на свой воображаемый броневичок.

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

Мне кажется, что гораздо правильнее было бы, если один скажет: мне удобнее так. А другой — а для меня это караул. Если бы мы представили такой разговор, то в качестве выхода из ситуации можно было бы найти какие-то варианты.

Из теории переговоров известно, что как только человек в споре переходит от обсуждения позиций к обсуждению интересов, то всегда выясняется, что пирог можно увеличить или придумать что-то еще.

Но у меня такое впечатление, что о личном зазорно говорить, все крутится вокруг высоких этических материй. И нет такого, чтобы просто сесть и спросить человека: а для тебя как лучше, есть какой-то более-менее приемлемый вариант? В результате рождается всякое безумие типа дискриминации пенсионеров, у которых в театре проверяют паспорт. Хотя расскажите вы им просто о сопутствующих рисках посещения мест большого скопления людей. А может, этот пенсионер уже переболел. Или у него какие-то другие обстоятельства? Почему кто-то решает за человека, что на основании паспортных данных он либо может пойти в театр, либо нет?

Было бы здорово, если бы мы больше говорили о разнообразии личных ситуаций, своих обстоятельствах. И самое главное — о принципах, на основании которых принимаются решения. Вот есть сложная ситуация, когда и так плохо, и по-другому плохо.

Принципы могут быть разные: минимизация необратимого вреда, например. Мы понимаем, что бизнесу будет нанесен ущерб. Но теоретически этот ущерб — обратим. А смерть — необратима

Или принцип, когда гражданин сам определяет иерархию ценностей. И в ситуации, когда он не посягает на безопасность других, можно оставить его в покое и не трогать. (…) Ну или наоборот. По крайней мере подобный разговор может быть содержательным и мог бы вывести нас на то, что все происходящее вызывает у нас постоянное чувство раздражения.

Понятно, что тут немного не та ситуация, в которой можно каждого предоставить самому себе. Интересы разных людей и угрозы для них очень тесно связаны. Мы оказались гораздо более тесно связаны, чем раньше считали. Это еще одна иллюзия, считать «я — автономный, я сам по себе, что хочу, то и делаю». Кто-то не верит в вирус, из-за этого, например, заразит тебя, а ты заразишь своего родственника, и этот родственник умрет — эта цепочка очевидна.

Она один из нервов всех этих дискуссий. Поэтому здесь нет простых решений: делайте все, что хотите, или наоборот, делайте все, что государство велит. Это сложная ситуация, а в сложной ситуации единственный вариант — искать более гибкие решения, искать какие-то принципы, на основании которых мы принимаем это решение. Если принципы будут ясны, то можно уже исходя из них как-то что-то делать. Нет смысла обсуждать саму по себе идею носить перчатки или не носить. Но у нас сначала было озвучено требование носить перчатки, а потом через два месяца проведено и опубликовано исследование на тему, сохраняется ли вирус на поручнях. Может, для начала как-то делать наоборот?

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

Мы видим, что центр принятия решений непонятно куда перемещается. Это правительство? Это Роспотребнадзор? Санэпидстанция, то есть Роспотребнадзор, у нас всегда ассоциировалась с теми, кто следит, чтобы в школьных столовых не было тараканов. И вдруг выясняется, что эти странные люди могут ограничивать наши передвижения. Вдруг выясняется, что на основании не очень понятно чего у нас разведены по разным странам семьи. Аргументы в пользу этого мутные, дальнейшие перспективы неизвестны, и тому подобные вещи. Но мы эти вопросы не задаем. А раздражение, которое копится, выливаем исключительно друг на друга.

Но это неправильно. Было бы разумнее спросить, как и почему принимаются те или иные решения. Философ Кант говорил, что не надо бесконечно ломать копья и спорить, что лучше: республика или монархия. Пускай государство будет правовым, тогда все равно, какой там строй. И если мы сегодня оглянемся вокруг, то увидим, что он был прав. Рядом в Европе две страны: республика и монархия, но очень мало друг от друга отличаются. Или может быть две республики. Одна — почти диктатура, а вторая — правовое государство.

Важны вопросы о сущностях. А все наши попытки отстаивать позиции, апеллируя к этике и морали, ни к чему не приводят. Я не думаю, что моя позиция — тоже про этику. Знаете, когда ведут протокол каких-то собраний, заседаний в Госдуме, кто-то может встать и сказать: «У меня вопрос по ведению». Вот и у меня — вопрос по ведению, а не по тому, что такое хорошо или что такое плохо. Он про то, нет ли у нас в обсуждении слепых зон. Нет ли такого, что мы говорим об одном, имея в виду другое. Я не к тому, что мы лицемерим или обманываем. Мы сами не отдаем себе в этом отчет, мы не расстаемся с этическими лозунгами, и это мешает нам увидеть точку зрения другого.

Конечно, если ты не оказался в ситуации разделенной семьи, у тебя все родственники здесь, среди них есть люди из зоны риска, то ты считаешь, что закрытие границ — прекрасная идея, зачем нам заразу эту возят, я боюсь за свою маму и своего папу. Но если ты оказался в позиции разделенной семьи, ты понимаешь, что твоя мама и твой папа закончат свои дни не из-за коронавируса, а по своим возрастным обстоятельствам, а ты даже не сможешь приехать попрощаться с ними. Ни та, ни другая позиция — не есть хорошая или плохая.

В чем мораль комедии «Дурочка» в Театре Вахтангова — Российская газета

У сеньора Октавьо есть две дочери на выданье. Ниса слывет умной, но холодной. Финея непосредственна, но глупа. Это не умственная неполноценность, а скорее детская непосредственность и крайнее невежество. В общем, женский вариант Митрофанушки. Но то, что умиляет в детях и слегка удручает в недорослях, в цветущей невесте кажется нестерпимым. Есть такое понятие «испанский стыд», когда нас смущают поступки другого человека. Кажется, к такого рода ситуациям оно и восходит.

Фокус в том, что дурочка Финея — более завидная невеста, чем ее сестра. Сумасбродный дядюшка оставил ей богатое наследство. Между тем Ниса просватана за блестящего хлыща Лауренсьо. Которому если чего не хватает, так это денег. А Финея — за грубого, но бравого Лисео. А он и сам человек не бедный и от женитьбы ждет благопристойного семейного уклада и здорового потомства.

Две пары влюбленных, героическая и комическая, — старая сюжетная схема. Мы привыкли к ней в оперетте, но канонизирована она была в итальянской комедии дель арте, а во времена Лопе де Веги уже сделалась шаблонной. Впрочем, схему эту можно различить в самых неожиданных местах, например, в «Тимуре и его команде» Гайдара. Правда, там любовная интрига развивается на фоне вражды молодежных группировок, как в «Ромео и Джульетте» или «Вестсайдской истории».

В «Дурочке» все устроено иначе. К четверым влюбленным приставлено по слуге или служанке — в качестве кривых зеркал либо комических контрастов хозяевам. Это тоже давний прием, восходящий еще к античным комедиям. Слуги не скованы этикетом, их проделки обыкновенно забавнее похождений главных героев. Вот представьте, что в «Горе от ума» четырем молодым героям (Чацкому, Софье, Молчалину, Лизе) придали бы по слуге. Веселая кутерьма возросла бы на два порядка. Правда, не оставила бы места ни грибоедовскому москвоведению, ни социальной критике. А если скажут, что служанка для служанки Лизы — это несколько избыточно, я отвечу, что избыточность не всегда недостаток. Избыточность — это щедрость. Принцип барокко, Шекспира и Лопе де Веги.

В «Дурочке» эта щедрость достигается простыми удвоениями. Здесь даже комических стариков двое. В пару гневному, но отходчивому благородному отцу Октавьо (Олег Форостенко) придан обходительный резонер Мисено (Рубен Симонов) — то ли нотариус, то ли давний приятель.

Так что же, вся пьеса построена на шаблонах и схемах? Ну разумеется, а как иначе великолепный Лопе смог бы сочинить свои 800 пьес? Этот рецепт работает и в эпосе, например, в русских былинах, составленных из готовых словесных формул и сюжетных ходов. Зато у Лопе де Веги есть другие важные достоинства — хитроумная комбинаторика и афористичность стиха.

Постановщики (режиссер Анатолий Шульев, художник Мариус Яцовскис) уравновесили избыточность пьесы нарочитым лаконизмом. Главная сценическая конструкция — красный дощатый барьер, выгораживающий этакую площадку для корриды. На нем можно балансировать и дефилировать, преодолевать его прыжком или сваливаться мешком, доминировать над окружающими или повисать в изнеможении.

Остроумно сделан световой занавес (художник по свету Руслан Майоров), отодвигающий начальные эпизоды на авансцену. Хороша лирическая интермедия, где Финея танцует с большой надувной рыбой. Думаешь: к чему бы такая рыба? Но вскоре умная Ниса сравнивает сестру, отбившую у нее жениха, со сладкогласною сиреной. И все становится на свои места. Кстати, этот поэтический комплекс — девушка, безумие, вода, луна — невольно приводит на ум шекспировскую Офелию. Или «Сон в летнюю ночь». Ничего удивительного: Шекспир и Лопе были современниками, и опусы их можно сравнивать бесконечно.

Главная претензия к спектаклю — на этой площадке для корриды разыгрываются не испанские страсти, а легкие интрижки. И эмпатии к героине недостает для настоящего испанского стыда. Финея (Екатерина Крамзина) кажется не дурочкой, вдруг поумневшей от любви, а ловкой обманщицей. Ниса (Ксения Кубасова) остра и начитанна, но завистлива и стервозна. Самодовольный дуболом Лисео (Александр Галочкин) и робкий жиголо Лауренсьо (Константин Белошапка) и вовсе приязни не вызывают.

Так что же, вся пьеса построена на шаблонах и схемах? Ну разумеется, а как иначе великолепный Лопе смог бы сочинить свои 800 пьес 

И тут на первый план выходят слуги (Ольга Боровская, Евгения Ивашова, Денис Самойлов, Евгений Пилюгин). Это четыре разных темперамента — дельная Селья, пылкая Клара, увалень Турин и томный Педро. Все четыре роли, даже с краткими сольными номерами, сделаны хорошо. Хвосты здесь не то чтобы откровенно вертят собаками. Но из взаимного притяжения слуг сразу ясно, кто из героев с кем соединится.

Так в чем же мораль — что лучше — быть глупым, но богатым, чем бедным, но завистливым? Что горе всегда от ума, а дуракам — счастье? Да нет, все как-то уравновешивается, каждый получает по золотой рыбке. Достоинства спектакля — чистота линий. Ряд хороших ролей. И возможность уяснить, что такое барокко и как из стандартных кубиков можно построить завораживающее зрелище. Как записал Михаил Пришвин, читая Майн Рида: «Такая динамика в романе, что умный пожилой человек с величайшим вниманием следит за судьбой дураков».

Включение моральных правил в разумный анализ затрат и выгод — комментарий Бенниса, Медин и Бартелса (2010) к JSTOR

Abstract

Беннис, Медин и Бартельс (2010, этот выпуск) опубликовали интересную статью о сравнительной пользе моральных правил по сравнению с анализом затрат и выгод (CBA). Многие из их конкретных комментариев точны, полезны и проницательны. В то же время мы полагаем, что они исказили CBA и пришли к ряду выводов, которые являются ошибочными и, если они будут приняты оптом, потенциально опасны.В целом, они предлагают мудрые предложения по повышению эффективности CBA, а не устранению CBA как инструмента принятия решений.

Journal Information

Perspectives on Psychological Science публикует эклектичный набор провокационных отчетов и статей, в том числе широкие интегративные обзоры, обзоры исследовательских программ, метаанализы, теоретические утверждения, обзоры книг и статьи по таким темам, как философия науки, мнения. об основных проблемах в этой области, автобиографические размышления высокопоставленных специалистов, и даже случайные юмористические эссе и зарисовки.Перспективы содержат как приглашенные, так и присланные статьи.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео.Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing. com

Конфуций (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Конфуций как китайский философ и символ традиционной культуры

Из-за широкого диапазона текстов и традиций, связанных с ним,
выбор того, какая версия Конфуция является авторитетной, изменился
с течением времени, отражая определенные политические и социальные приоритеты.В
Портрет Конфуция как философа отчасти является продуктом
серия современных межкультурных взаимодействий. В Императорском Китае,
Конфуций отождествлялся с интерпретациями классиков и
моральные принципы для администраторов и, следовательно, с обучением
ученые-чиновники, населявшие бюрократию. В то же
время, он был тесно связан с передачей древних
система жертвоприношений, и он сам принимал ритуальные подношения в
храмы найдены во всех крупных городах.Ханом (202 г. до н.э. — 220 г. н.э.),
Конфуций уже был авторитетной фигурой в ряде различных
культурные области, и ранние комментарии показывают, что чтение текстов
связанные с ним об истории, ритуалах и правильном поведении.
важно для правителей. Первые комментарии к Analects
были написаны наставниками наследному принцу (например, Чжан Ю 禹, ум. 5 г. до н. э.),
и выберите экспертов в «Пяти классиках»
( Wujing 五 經) получили должности учебы в правительстве.Авторитет Конфуция был таков, что во время позднего Хань и
после периода разобщенности его разрешение было использовано для подтверждения
комментарии к классике, закодированные политические пророчества и
эзотерические доктрины.

К периоду песни (960–1279) постбуддийское возрождение известно
как «неоконфуцианство» закрепило прочтение диалогов
Конфуция к дуализму между «космическим узором»
( li 理) и « pneumas » ( qi
氣), отличительной моральной космологии, которая отметила традицию
от буддизма и даосизма.Неоконфуцианская интерпретация
Analects Чжу Си 朱熹 (1130–1200)
интегрировали изучение Analects в учебную программу на основе
на «Четырех книгах» ( Sishu 四 書), которые
стал широко влиятельным в Китае, Корее и Японии. Досовременный
Конфуций был тесно связан с хорошим правительством, моральными
образование, правильное выполнение ритуалов и взаимные обязательства
что люди в разных ролях должны друг другу в таких контекстах.

Когда Конфуций стал персонажем интеллектуальных дебатов
в Европе восемнадцатого века, он стал первым в Китае
философ.Иезуитские миссионеры в Китае прислали обратно отчеты о
Древний Китай, изображавший Конфуция вдохновленным естественным богословием
преследовать добро, что, по их мнению, резко контрастировало с
«Идолопоклонство» буддизма и даосизма. Вернувшись в Европу,
интеллектуалы читают описания миссионерской работы и переводы с китайского
литература и писатели, такие как Готфрид Вильгельм Лейбниц
(1646–1716) и Николас-Габриэль Клерк (1726–1798) хвалили
Конфуцию за открытие универсальных законов природы посредством разума.
Писатели-просветители прославляли моральную философию Конфуция на протяжении многих лет.
его независимость от догматического влияния церкви.В то время как в
раз его критиковали как атеиста или защитника деспотизма,
многие европейцы считали Конфуция философом-моралистом, чей подход
соответствовал рационализму и гуманизму.

Сегодня многие описания сочетают в себе эти несколько способов позиционирования.
Конфуция, но современная интерпретация его взглядов была
осложняется тенденцией оглядываться на него как на эмблему
«Традиционная культура» Китая. В глазах некоторых поздно
Реформаторы девятнадцатого и двадцатого веков, стремившиеся укрепить Китай
против иностранного влияния моральное учение Конфуция имело
потенциал играть ту же роль, что, по их мнению, христианство
сделано при модернизации Европы и Америки, или служить основой
более светского духовного обновления, которое изменит
население в граждан современного национального государства.В двадцатом
века погоня за модернизацией также привела к отказу от
Конфуций от некоторых реформаторов Четвертого мая и Новой Культуры
движениями, а также многими в Коммунистической партии, которые определили
традиционные иерархии, заложенные в его социальных и политических
философия с социальным и экономическим неравенством, к которому они стремились
устранить. В этих современных дебатах дело не только в статусе
Конфуций в традиционном Китае, что сделало его таким мощным символом.
Его специфическая связь с учебным планом системы образования
ученые-чиновники в имперском правительстве и традиционные моральные
ценности в более общем плане, связывали его с аспектами ценности традиции
сохранение или то, что сдерживало Китай от модернизации,
в зависимости от точки зрения.

Поскольку наследие Конфуция связано с традиционными ритуальными ролями и
досовременная социальная структура подвергалась критике со стороны модернизаторов, с точки зрения
Конфуций как моральный философ, уже распространенный в европейских чтениях,
приобрел господство в Восточной Азии. Историк Ху Ши, получивший образование в Америке.
胡適 (1891–1962) написал раннюю влиятельную историю
китайской философии, начиная с Laozi 老子 и
Конфуций, явно по образцу существующих историй западных
философия. В нем Ху сравнил то, что он назвал консервативным аспектом.
философии Конфуция Сократу и Платону. Поскольку по крайней мере
в то время Конфуций занимал центральное место в большинстве историй Китая.
философия.

2. Источники жизни и мысли Конфуция

Биографические трактовки Конфуция, начиная с
«Наследственный дом Конфуция» ( Kongzi shijia
孔子世 家), глава Сыма Цяня
司馬遷 (c.145 – c.86 до н. Э.) Записи
Великий историк
( Shiji 史記), первоначально были
на основе информации из сборников самостоятельно обращающихся
диалоги и прозаические рассказы.Связывая отдельные элементы его
философия к жизненному опыту Конфуция — рискованная и
потенциально круговое упражнение, так как многие детали его
биографии впервые были записаны в поучительных анекдотах, связанных с
выражение дидактических сообщений. Тем не менее, поскольку Сыма Цянь
время биография Конфуция была тесно связана с
интерпретации его философии, поэтому этот раздел начинается с
краткое описание традиционных стереотипов о его семейном происхождении,
официальная карьера и обучение 72 учеников, прежде чем обратиться к
диалоги и прозаические рассказы, на основании которых ранние биографы, такие как Сима
Цянь нарисовал.

Конфуций родился во владениях Цзоу, в современной провинции Шаньдун,
к югу от более крупного королевства Лу. Дата 551 г. до н.э.
рождение в Gongyang Commentary ( Gongyang zhuan
公羊 傳) к классическому Весна и Осень
Анналы
( Chunqiu 春秋), что помещает его в
период, когда влияние государства Чжоу падало, и
региональные домены становились независимыми государствами. Его отец, который
происходил от Лу, происходил из благородного клана, в который входил Сыма
Цянь говорит, что несколько человек, известных своей скромностью и
ритуальное мастерство.Его отец умер, когда Конфуций был маленьким ребенком,
оставляя семью бедной, но с некоторым социальным статусом, и в молодости
человек Конфуций прославился знанием классических ритуалов и
церемониальные формы Чжоу. В зрелом возрасте Конфуций отправился в Лу
и начал карьеру чиновника у аристократических
семьи.

Различные источники идентифицируют Конфуция как обладателя большого количества
разные офисы в Лу. Записи в комментарии Цзо
( Zuozhuan 左傳) до Весна и осень
В анналах
509 и 500 гг. До н.э.
Исправления ( Sikou 司寇), и говорят, что ему было предъявлено обвинение
с помощью правителя в ритуалах, связанных с посещением
сановник из состояния Ци соответственно.Модель Mencius
( Mengzi 孟子), текст по центру фигуры
обычно считается наиболее важным ранним разработчиком
мысли Конфуция, Менций (традиция 372–289 до н. э.), говорит
Конфуций был пищевым писцом ( Weili 委 吏) и
Писец в поле ( Chengtian 乘 田), участвовал
с ведением бухгалтерского учета в зернохранилище и ведением бухгалтерских книг
выпас разных животных
(11.14). [1] В
В первой биографии Сыма Цянь упоминает эти офисы, но затем добавляет
второй набор более влиятельных должностей в Лу, включая Стюарда
( Zai 宰) управляющий имением в районе Чжунду,
Министр труда ( Sikong 司空) и даже исполняющий обязанности
Канцлер ( Сян 相).После его ухода из Лу,
разные истории помещают Конфуция в царства Вэй, Сун, Чен,
Цай и Чу. Сыма Цянь превратил эти истории в сериал.
правителей, неспособных оценить моральную ценность Конфуция, чей
высокие стандарты заставили его продолжать путешествовать в поисках
нетленный правитель.

В конце жизни Конфуций оставил службу и обратился к преподаванию. В Симе
Время Цянь, огромное количество независимо циркулирующих текстов
сосредоточиваясь на диалогах, которые Конфуций вел со своими учениками,
биографа включить отдельную главу «Организованные
традиции учеников Конфуция »( Zhongni dizi
liezhuan
仲尼 弟子 列傳).Его
счет идентифицирует 77 непосредственных учеников, которых Сыма Цянь говорит, что Конфуций
обучен ритуальной практике и Классик Одес
( Шиджин 詩經), Классик документов
( Shujing 書 經, также называемый Документы
Предшественники
или Shangshu 尚書), Records
ритуала
( Liji 禮記) и
Классика музыки ( Yuejing 樂 經). Всего около 3000
студенты получили некоторую форму этого режима обучения.Сима
Редакционная практика Цяня по систематизации диалогов была
включительно, и то, что он смог собрать столько
информация примерно через три столетия после смерти Конфуция
свидетельствует о важности последнего в ханьский период. Смотрел
по-другому, огромное количество непосредственных учеников и
учеников Конфуция, и противоречивые отчеты офисов в
который он обслуживал, также может быть связано с быстрым увеличением количества текстов
связывая все более авторитетную фигуру Конфуция с
расходящиеся региональные или интерпретирующие традиции во время вмешательства
веков.

Множество источников цитат и диалогов Конфуция, как
переданные и недавно раскопанные, предоставляют множество материалов
о философии Конфуция, но неполное понимание которой
материалы авторитетны. Последнее тысячелетие увидело
развитие общепринятого мнения о том, что материалы, сохраненные в
двадцать глав переданного Аналитика наиболее точно
представляют собой оригинальные учения Конфуция. Частично это происходит
из отчета второго века н.э. Бан Гу
(39–92 г. н.э.) композиции Analects , которые
описывает работу как составленную первым и вторым
поколения учеников Конфуция, а затем переданы частным образом для
столетий, что делает его, возможно, старейшим слоем сохранившихся до наших дней Конфуция
источники.Спустя столетия некоторые ученые придумали
вариации на этот основной счет, такие как Лю Баонан
劉寳楠 (1791–1855) вид в исправленных значениях
Аналектов
( Lunyu zhengyi
論語 正義), что каждая глава была написана
другой ученик. В последнее время несколько столетий сомнений в
внутренние несоответствия в тексте и отсутствие ссылок на
название в ранних источниках было составлено классиком Чжу Вэйчжэном
朱維錚 во влиятельной статье 1986 года, в которой утверждалось
что отсутствие приписываемых цитат из Analects , и
явных упоминаний о нем до второго века до нашей эры означало
что его традиционный статус как старейшего слоя учений
Конфуций был незаслуженным.С тех пор ряд историков, в том числе
Майкл Дж. Хантер, систематически показывали, что писатели начали
проявляют острый интерес к Analects только в
в конце второго и первого веков до н.э., предполагая, что другие
Записи тех веков, связанные с Конфуцием, также должны быть
считаются потенциально авторитетными источниками. Некоторые предложили
этот критический подход к источникам — это атака на историчность
Конфуций, но более разумное описание — это нападение
на авторитетность Analects , которая расширяет и
диверсифицирует источники, которые могут быть использованы для реконструкции исторического
Конфуций.

Расширение корпуса цитат и диалогов Конфуция за пределы
Analects , следовательно, требует внимания к трем дополнительным типам
источников. Во-первых, диалоги, сохраненные в переданных источниках, таких как
Записи о ритуалах, Записи старейшины Дая о
Ритуал
( DaDai Liji 大 戴 禮記),
и коллекции Хан, такие как
Семейные обсуждения Конфуция ( Kongzi jiayu
孔子 家 語) содержат большое количество разнообразных
учения. Во-вторых, цитаты, приложенные к интерпретации
отрывки из классики, сохранившиеся в таких произведениях, как Zuo
Комментарий
к Spring and Autumn Annals ,
или Интертекстуальный комментарий Хана к одам ( Хан
Ши вайчжуань
韓詩外傳) особенно
богатые источники для чтения истории и поэзии.Наконец, ряд
недавно археологически восстановленные тексты периода Хань и
раньше также расширили корпус.

Недавно обнаруженные источники включают три недавно раскопанные версии
тексты с параллельно переданным Аналитики . Эти
раскопки 1973 года на участке Динчжоу в провинции Хэбэй, датируемые
55 г. до н. Э .; раскопки частичной параллельной версии 1990-х гг. на
Чонбэкдон в Пхеньяне, Северная Корея, возраст от 62 до 45 лет.
BCE; и совсем недавно раскопки гробницы маркиза в 2011-2015 гг.
Хайхун в провинции Цзянси датируется 59 г. до н. э.Раскопки Хайхун
особенно важен, поскольку считается, что он содержит два
потерянные главы того, что источники периода Хань определяют как 22-главу
версия Analects , которая циркулировала в состоянии Ци,
названия которых выглядят как «Понимание пути»
( Zhi dao 智 道) и «Вопросы о
Нефрит »( Wen yu 問 玉). В то время как
Haihun Analects еще не опубликованы, содержание
потерянные главы частично совпадают с фрагментами, относящимися к позднему
первого века до нашей эры, которые были найдены на городище Цзяньшуй Цзингуань в
Уезд Цзиньта в провинции Ганьсу в 1973 году.В общем, эти находки
подтверждают внезапное широкое распространение Analects в
середина I века до н. э.

Были также использованы ранее неизвестные диалоги и цитаты Конфуция.
раскопали. На сайте Динчжоу также были найдены тексты с названиями
«Изречения Ру» ( Руцзячжэ янь
儒家 者 言) и «Герцог Ай спросил о
пять видов праведности »( Aigong wen wuyi
哀公 問 五 義). Существенно другой
текст, также получивший название «Изречения Ру», был найден в
1977 год в гробнице ханьцев в Фуян в провинции Аньхой.Несколько текстов знакомств
до 168 г. до н.э. записи высказываний Конфуция о
Classic of Changes ( Yijing 易經) были
раскопаны на городище Мавандуй в провинции Хунань в
1973 г. Дополнительно, ряд диалоговых текстов периода Воюющих Государств.
сосредоточен на конкретных учениках, а текст с толкованием
комментарии Конфуция к Классику поэзии , получившему название
«Конфуций обсуждает Од » ( Kongzi
shilun
孔子 詩論), были разграблены из гробниц в 1990-х годах, проданы на черном рынке,
и направились в Шанхайский музей.Наконец, гробница 59 г. до н. Э.
Маркиз Хайхун также содержит ряд ранее неизвестных
Диалоги Конфуция и цитаты о ритуалах и сыновней почтительности, а также
с материалами, которые частично совпадают с разделами передаваемых текстов
включая Analects , Records of Ritual и
Ритуальные записи старейшины Дая .

Некоторые раскопанные тексты, например, доханьский период «Чаща
Высказывания »( Yucong 語 叢), найденные при раскопках.
на стоянке Гуодиан в провинции Хубэй в 1993 г.
то
Аналитики в обращении без указания авторства Конфуция.В переданных материалах также показаны некоторые цитаты, приписываемые
Конфуций в Analects в устах других исторических
цифры. Плавность и разнообразие материалов, связанных с Конфуцием, в
распространение до фиксации текста Analects в
второго века до нашей эры, предполагают, что Analects сам с
его пристальный интерес к ритуалам, личной этике и политике вполне может
были отчасти тематическим отбором из более крупных и разнообразных
набор доступных материалов по Конфуцию.Другими словами, там
были уже множественными тематическими фокусами до любого горизонта, на котором мы
может окончательно признать авторитетным любой отдельный фокус. Это для
по этой причине основная суть учения Конфуция
исторически недоопределенным, и правильная идентификация
основные учения все еще активно обсуждаются. В следующих разделах рассматриваются
три ключевых аспекта философии Конфуция, каждый из которых отличается, но
все взаимосвязано, обнаруживается во многих из этих разнообразных наборов
Источники: теория о том, как ритуалы и музыкальные представления функционировали для
пропагандировать бескорыстие и тренировать эмоции, советы, как привить
набор личных добродетелей, чтобы подготовить людей к нравственному поведению в
различных сферах их жизни, а также социальная и политическая
философия, абстрагирующая классические идеалы надлежащего поведения в
семейный и официальный контексты для применения в более общих контекстах.

3. Ритуальная психология и социальные ценности

Records of Ritual , Analects и многочисленные
Коллекции Хань изображают Конфуция как глубоко
озабочены правильным исполнением ритуала и музыки. В таких произведениях описание мировоззрения и аффекта исполнителя стало основой творчества.
ритуальная психология, в которой правильное исполнение было ключом к реформированию
желания и начало развития нравственных наклонностей. Конфуций искал
чтобы сохранить ритуальную систему Чжоу, и теоретизировал о том, как ритуалы и
музыка прививала социальные роли, ограниченные желания и преобразовывала
персонаж.

Многие биографии начинают описание его жизни с рассказа о
Конфуций в раннем возрасте совершал ритуалы, отражая счета и
высказывания, демонстрирующие его невероятное мастерство в ритуалах и
Музыка. Археологические данные показывают, что одно наследие Чжоу
период, в который родился Конфуций, был системой роскоши
правила, кодирующие социальный статус. Еще одно из этих наследий было
жертвоприношение предков, средство демонстрации народного почтения
для своих предков, а также давая возможность попросить духов
помогать им или гарантировать им защиту от вреда.В
Analects описывает ритуальное мастерство Конфуция в
прием гостей в дворянском доме (10.3) и проведение
жертвоприношения (10.8, 15.1). Он играет в каменные куранты (14.39),
различает правильную и неправильную музыку (15.11, 17.18), и
превозносит и объясняет Классику Од своим ученикам
(1.15, 2.2, 8.3, 16.13, 17.9). Это мастерство классического ритуала и
музыкальные формы — важная причина, по которой Конфуций сказал, что он «следовал
Чжоу »(3.14). Хотя он может изменить деталь ритуала из
бережливость (9.3), Конфуций настаивает на соблюдении буквы обрядов,
как когда его ученик Цзы Гун 子貢 попытался заменить другое животное
овец в сезонном жертвоприношении, говоря: «хотя вы заботитесь о
овца, я забочусь о ритуале »(3.17). Это было по большей части
эта приверженность культурным формам периода Чжоу или тому, что Конфуций
реконструировали их, что привело многих в современный период к
назовите его традиционалистом.

То, что Конфуций явно вводил новшества, заключалось в его обосновании исполнения
обряды и музыка.Историк Ян Буке 閻 步 克 имеет
утверждал, что ранняя конфуцианская традиция ( Ru ) началась с
кабинет «Музыкального мастера» ( Юеши
樂 師), описанные в
Ритуал Чжоу ( Чжоу Ли 周禮). Янь считает, что
поскольку эти чиновники несли ответственность за обучение обрядам, музыке,
и Classic of Odes , их объединенный опыт
превратились в особое призвание, которое сформировало мировоззрение
Конфуций. Ранние обсуждения ритуала в классических произведениях Чжоу часто
объяснил ритуал с точки зрения do ut des
предложения для получения выгоды.Напротив, ранние дискуссии между
Конфуций и его ученики описали преимущества ритуального исполнения
что вышло за пределы умилостивления духов, награды от
предки, или поддержание социального или космического порядка. Вместо
акцентирования внимания на товарах, которые были внешними по отношению к исполнителю, эти работы
подчеркнули ценность связанных с ними внутренних психологических состояний
практикующий. В Analects 3.26 Конфуций осуждает
совершение ритуала без почтения ( цзин 敬).Он также
осуждает взгляды на ритуал, которые сосредоточены только на подношениях, или взгляды
музыка, ориентированная только на инструменты (17.11). Отрывки из записей
Ритуал
объясняет, что Конфуций предпочел бы избыток
почтение, чем избыток ритуала (« Tangong,
шан
”檀弓 上), и это почтение является наиболее важным аспектом
траурные обряды (« Zaji, xia » 雜記 下). Этот акцент на
важность почтительного отношения стала заметной отличительной чертой
между выполнением ритуала наизусть и выполнением его в
правильное аффективное состояние.Другой отрывок из Records of Ritual
говорит о разнице между идеальным джентльменом и
меньший человек заботится о родителях, так это то, что джентльмен благоговейный
когда он это делает (« Fangji » 坊 記, ср. Analects
2.7). В контекстах, касающихся как ритуалов, так и сыновней почтительности ( сяо 孝),
аффективное состояние, стоящее за действием, возможно, более важно, чем
последствия действия. Как сказал Филип Дж. Айвенго
письменность, ритуал и музыка — это не просто показатель ценностей в
смысл, который показывают эти примеры, но также и их воспитатель.

В этой ритуальной психологии исполнение ритуала и музыки ограничивает
желает, потому что это изменяет аффективные состояния исполнителя, и
ограничить аппетитные желания. Записи ритуала
иллюстрирует желательные аффективные состояния, описывая, как Чжоу
основатель король Вэнь 文 был тронут, когда делал подношения
его умершие родители, но потом к горе, когда ритуал закончился
Jiyi » 祭 義). Коллекция
связан с философом Xunzi 荀子 III века до н.э., содержит
Цитата Конфуция, которая связывает разные части правителя
день с особыми эмоциями.Вход в родовой храм, чтобы сделать
предложения и поддерживать связь с теми, кто больше не живет
заставляет правителя задуматься о печали, а в шапке слышать
судебные дела заставляют его задуматься о беспокойстве (« Aigong » 哀公). Это примеры того, как
ритуал способствует развитию определенных эмоциональных реакций, частично
сложного понимания аффективных состояний и способов, которые
производительность направляет их в определенных направлениях. В более общем смысле,
социальные условности, заложенные в ритуальных иерархиях, ограничивают
свобода людей преследовать свои желания, как хозяин
объясняет в Records of Ritual:

Путь джентльмена можно сравнить с плотиной на набережной,
поддержка тех сфер, где обычные люди испытывают недостаток
Fangji »).

Блокирование избытка желаний за счет соблюдения этих социальных норм
сохраняет психологическое пространство для отражения и реформирования своего
реакции.

Описания ранней общины изображают Конфуция, создавшего
субкультура, в которой ритуал служил альтернативным источником ценности,
эффективно обучая своих учеников отказываться от традиционных способов
обмен. В Analects , когда Конфуций говорит, что он
проинструктировать любого человека, который подарил ему «узелок сушеных
мясо »(7.7), он подчеркивает, как его стандарты ценности
происходят из системы жертвоприношений, избегая денег или роскоши
Предметы. Подарки, ценные в обычных ситуациях, могут мало чего стоить.
такие стандарты: «Даже если друг подарил ему карету
и коней, если это не было вяленое мясо, не кланялся »(10.15).
Биографические материалы ханьского периода в отчете г.
Историк
описывает, как высокопоставленный чиновник государства Лу не
явиться в суд на три дня после того, как состояние Ци подарило ему
артисты-женщины.Когда, кроме того, высокопоставленный чиновник не смог
правильно приносить дары жертвенного мяса, Конфуций
отправился Лу в штат Вэй (47, ср. Analects 18.4).
Конфуций неоднократно отвергал общепринятые ценности богатства и
положение, предпочитая вместо этого полагаться на ритуальные стандарты ценности. В
в некотором роде эти истории похожи на рассказы позднего периода Warring
Состояния и сборник периода Хань Мастер Чжуан ( Чжуанцзы
莊子), которые исследуют то, как
обычно недооцениваемые за их бесполезность, полезны
нестандартный стандарт.Однако здесь эталоном, придающим таким предметам денежную ценность, является ритуальное значение, а не долголетие, развод.
Конфуций от обычных материалистических или гедонистических поисков. Этот
это второй способ, которым ритуал позволяет направить больше усилий на
формирование характера.

Однажды, говоря о воспитании доброжелательности, Конфуций объяснил:
как ритуальная ценность была связана с идеальным образом джентльмена,
которые всегда должны иметь приоритет перед преследованием обычных
значения:

Богатство и высокий социальный статус — это то, чего жаждут другие.Если я не смогу
преуспевайте, следуя путем, я не буду жить в них. Бедность и
низкий социальный статус — это то, чего избегают другие. Если я не смогу процветать
следуя по пути, я не избежу их. (4,5)

Аргумент, что ритуальное выполнение имеет внутренние преимущества, лежит в основе
ритуальная психология, изложенная Конфуцием, объясняющая, как
выполнение ритуалов и музыки контролирует желания и готовит почву для
дальнейшее нравственное развитие.

4. Добродетели и формирование характера

Многие короткие отрывки из Analects и
Отрывки из «Чащи изречений», раскопанные в Гуодиане,
описать развитие набора идеального поведения, связанного с
моральный идеал «пути» ( dao 道)
«Джентльмен» ( junzi 君子).На основе
аналогия между образом Конфуция и системами этики характера
происходящие от Аристотеля, эти модели поведения сегодня часто
описывается с использованием латинского термина «добродетель». В секунду
переход в
Аналитика , ученик Ю Руо 有 若 говорит, что человек, который ведет себя с
сыновняя почтительность к родителям, братьям и сестрам ( xiao и di 弟),
а тот, кто избегает выступлений против начальства, редко расстраивает общество.
Это связывает эту корреляцию с более общей картиной того, как паттерны
хорошего поведения эффективно открывают возможность следовать
образ джентльмена: «Джентльмен работает на корню.Один раз
корни укоренены, путь оживает »(1.2). Путь
джентльмена — это квинтэссенция образцового поведения
самоотверженные культурные герои прошлого и доступны всем, кто
желающие «работать с корнями». Таким образом, добродетели
то, чему учил Конфуций, не были оригинальными для него, но представляли его
адаптации существующих культурных идеалов, к которым он постоянно
возвращены, чтобы уточнить их правильные выражения в разных
ситуации. Пять форм поведения джентльмена, занимающего центральное место в
Аналитики — доброжелательность ( ren 仁), праведность.
( йи ), ритуальная приличия ( ли 禮), мудрость ( чжи ),
и надежность ( xin 信).

Добродетель влечет за собой взаимодействие с другими, руководствуясь
чувство того, что хорошо с их точки зрения. Иногда
Analects обычно определяет доброжелательность как «заботу о
другие »(12.22), но в определенных контекстах это связано с
более конкретное поведение. Примеры контекстных определений
доброжелательность включает в себя отношение к людям на улице как к важным гостям
и простые люди, как если бы они были служителями при жертвоприношении (12.2),
сдержанность в разговоре (12.3) и отказавшись от умных
речь (1.3), и быть почтительным там, где живешь, почтительным, где
один работает, и лоялен там, где имеет дело с другими (13.19). Это
самая широкая из добродетелей, но джентльмен скорее умрет, чем
скомпрометируйте его (15.9). Доброта влечет за собой некое бескорыстие, или,
как предполагают Дэвид Холл и Роджер Эймс, это включает формирование морального
суждения с комбинированной точки зрения себя и других.

Более поздние писатели разработали отчеты об источниках доброжелательных
поведение, наиболее известное в контексте обсуждения человеческого
природа ( xing 性) в веках после
Конфуций.Мэнций (четвертый век до нашей эры) утверждал, что доброжелательность растет
из развития аффективной склонности к состраданию
( ceyin 惻隱) перед лицом другого
бедствие. Анонимный автор позднего периода Сражающихся царств.
раскопанный текст «Пять видов действий» ( Wu xing
五行) описывает это как построение из любви
чувствует близких членов семьи, через последовательные этапы, чтобы, наконец,
превратиться в более универсальную, полноценную добродетель. В
Analects , однако, один комментарий о человеческой природе
подчеркивает важность воспитания: «По природе люди
близко, по привычке они на много миль друг от друга »(17.2), настроение
что говорит о важности тренировки своих предрасположенностей
через ритуал и классику в манере, более близкой к программе Сюньцзы (III век
До н.э.). Однако в Analects обсуждается инкубация
доброжелательное поведение в семье и ритуалах. Вы, Руо, заканчиваете
его обсуждение корней пути джентльмена с
риторический вопрос: «Не проявляет сыновнего почтения к
в чьих-то родителях, братьях и сестрах корень доброжелательности?
(1.2). Конфуций говорит своему ученику Янь Юань 顏淵, что
доброжелательность — это «преодоление себя и возвращение к
ритуальное приличие »(12.1). Эти связи между доброжелательностью
и другие добродетели подчеркивают то, как доброжелательное поведение
не влечет за собой создание новых социальных форм или отношений, но является
основанный на традиционных семейных и ритуальных сетях.

Вторая добродетель, праведность, часто описывается в Аналектах относительно
ситуации, связанные с общественной ответственностью. В контекстах, где
стандарты справедливости и добросовестности ценны, например, действовать как
управляющий имением, как это делали некоторые из учеников Конфуция,
праведность — это то, что сохраняет человека непорочным.Конфуций писал, что
джентльмен «думает о праведности, когда сталкивается с выгодой»
(16.10, 19.10) или «столкнувшись с прибылью» (14.12).
Конфуций говорит, что нужно игнорировать богатство и ранг
достичь, действуя против праведности, даже если это означает есть грубое
рис, питьевая вода и спать, используя согнутую руку как
подушка (7.16). Более поздние писатели, такие как Сюньцзы, прославляли Конфуция за его
праведность в должности, что, как он подчеркнул, было тем более впечатляющим
потому что Конфуций был крайне беден (« Wangba »
王 霸).Такое поведение особенно актуально в официальных
взаимодействие с обычными людьми, например, когда «нанимает
простые люди »(5.16), и если социальный руководитель освоил это,
«Простые люди все подчинятся» (13.4). Нравиться
доброжелательность, праведность также влечет за собой бескорыстие, но вместо
исходящий из уважения к потребностям других, он коренится в
стойкость перед искушением.

Перспектива, необходимая для праведных действий, иногда связана с
к отношению к личной выгоде, напоминающему предыдущие
обсуждение того, как Конфуций учил своих учеников
перекалибровать свое чувство ценности на основе их погружения в
жертвенная система.В частности, оценка вещей на основе
их ритуальное значение может противоречить общепринятым
иерархии ценностей. Это определяется как корень праведного
поведение в рассказе из текста позднего периода Воюющих царств
Мастер Фэй Хань ( Хань Фэйзи 韓非 子). В сказке рассказывается, как
при дворе Конфуцию подарили тарелку с персиком и кучу
зерна проса, которыми нужно очистить плоды. После
служители смеялись над Конфуцием за то, что он продолжил есть просо
Во-первых, Конфуций объяснил им, что в жертвоприношениях бывшим царям
Просо само по себе является наиболее ценным предложением.Следовательно, очистка
ритуально базовый персик с пшеном:

будет препятствовать праведности, и поэтому я не осмелился положить [персик]
над тем, что наполняет сосуды в исконной святыне.
Waichu shuo, zuo shang »
外 儲 說 左上)

Хотя подобные истории могли быть рассказаны, чтобы высмеять его привередливость, ибо
Конфуций суть праведности заключалась в том, чтобы усвоить систему
ценность, которую он нарушил бы ни для удобства, ни для выгоды.

Иногда фраза «милосердие и праведность»
метонимически используется для обозначения всех добродетелей, но в некоторых более поздних текстах
доброжелательный порыв к состраданию и праведная стойкость
рассматривается как потенциально противоречивый.В Analects ,
изображения Конфуция не признают противоречия между доброжелательностью
и праведность, возможно, потому что каждый обычно описывается как
в другом наборе контекстов. В ритуальных контекстах, таких как суды
или святыни, в идеале человек действует так, как будто он действует по семейным обстоятельствам.
привязанность в личном контексте, парадигма, которая является ключом к
доброжелательность. При исполнении служебных обязанностей идеально действовать
из ответственности перед подчиненными и вышестоящими, с
сопротивление искушению коррумпированной выгодой, что является ключом к
праведность. Records of Ritual различает
области этих двух добродетелей:

В ведении домашнего хозяйства доброта преобладает над праведностью.
Вне дома праведность отсекает доброту. Какие
один обязуется служить своему отцу, другой — служить
один господин, потому что благоговение перед обоими одинаково.
Благородное отношение к дворянству и почетное отношение к благородным.
путь, это высота праведности. (« Сангфу
сижи
”喪服 四 制)

Хотя праведность — это не милосердие других людей.
означает, что этот отрывок подчеркивает, как в разных контекстах разные
добродетели могут подтолкнуть людей к участию в определенных общих
культурные обычаи, составляющие хорошую жизнь.

В то время как добродетели доброжелательности и праведности могут побудить джентльмена придерживаться ритуала
нормы в конкретных ситуациях или сферах жизни, третье достоинство
«Ритуальное приличие» выражает чувствительность к своему
социальное место и готовность играть во все
ритуальные роли. Термин li переводится здесь как «ритуал.
уместность »имеет особенно широкий спектр коннотаций, и
дополнительно подразумевает как ритуальные правила, так и правила этикета. В
Analects, Конфуций изображен одновременно обучающим и
проводить обряды так, как он считал, что они
проводились в древности.Подробные ограничения, такие как «
джентльмен избегает одежды с красно-черной отделкой »(10.6),
которую поэт Эзра Паунд назвал «стихами, относящимися к
ночную рубашку и пристрастие к имбирю »(Pound 1951:
191), отнюдь не были тривиальными для Конфуция. Его повеление: «Делай
не смотрите и не слушайте, не говорите и не двигайтесь, если это не соответствует
обряды »(12.1), отвечая на вопрос о доброжелательности,
иллюстрирует, как символические условности ритуальной системы сыграли
роль в культивировании добродетелей.Мы видели, как ритуальные формы
ценностей, ограничивая желания, тем самым позволяя размышлять и
воспитание нравственных наклонностей. Но без должного аффективного
состояние, человек не выполняет должным образом ритуал. в
Analects , Конфуций говорит, что не может терпеть «ритуал
без благоговения или печали без печали »(3.26). Когда
спросил о корне ритуальной приличия, он говорит, что на похоронах
горе скорбящих важнее формальностей
(3.4). Знание деталей ритуальных протоколов важно, но
не заменяет искреннего аффекта при их исполнении.Вместе они
являются необходимыми условиями для обучения джентльмена, а также являются
важно для понимания социального контекста, в котором Конфуций
учил своих учеников.

Мастерство, о котором свидетельствует «ритуальное приличие», было частью
учебная программа, связанная с обучением правителей и чиновников, и
надлежащее исполнение ритуала при дворе также могло служить своего рода политическим
легитимация. Конфуций резюмировал различные аспекты
обучение ритуалу и музыке, участвовавшее в обучении его
подписчики:

Поднимите себя с помощью Classic of Odes .Учреждать
себя с ритуалом. Дополните себя музыкой. (8,8)

Однажды Бою 伯 魚, сын Конфуция,
объяснил, что когда он попросил отца научить его, отец сказал
ему изучить
Классика Одес , чтобы иметь возможность поговорить с
другие, и изучать ритуал, чтобы утвердиться (16.13). Что
Конфуций настаивает, чтобы его сын овладел классической литературой и практиками.
подчеркивает ценность этих культурных продуктов как средств
передавая путь от одного поколения к другому.Он рассказывает своему
ученики, что изучение Классика Од готовит их
для разных сфер жизни, предоставив им возможность:

дома служите отцу, вдали от него служите
свой господин, а также расширить свои познания в названиях птиц,
животные, растения и деревья. (17,9)

Эта оценка знаний как о культуре, так и о
природные миры — одна из причин, почему фигура Конфуция
традиционно отождествлялся со школой, и почему сегодня его
день рождения отмечается как «День учителя» в некоторых
части Азии.В древнем мире такое образование тоже
квалифицированный Конфуций и его ученики для работы в поместьях и в
суды.

Четвертая добродетель, мудрость, связана с оценкой людей и
ситуации. В Analects мудрость позволяет джентльмену
различать кривое и прямое поведение в других (12.22), и
различать тех, кто может быть преобразован, и тех, кто не может
(15.8). В предыдущем диалоге Конфуций объясняет силу
мудрость как «знание других».«Чаща
Поговорки », найденные в Гуодиане, указывают на то, что это знание
основа для правильного «выбора» других, определения мудрости
как добродетель, которая является основанием для выбора. Но это еще и о
правильно оценивая ситуации, как подсказывает мастер
риторический вопрос: «Как можно считать человека мудрым, если
этот человек не живет в доброжелательности? » (4.1). Один
хорошо известный отрывок, который часто цитируется, чтобы подразумевать, что Конфуций агностик
мир духов более буквально о том, как мудрость позволяет
посторонний, чтобы представить себя подходящим образом для людей на
от имени которого он работает:

Работая над тем, что хорошо для простых людей, чтобы показать
почитание призраков и духов при сохранении
расстояние можно считать мудростью.(6.22)

Контекст для такого рода оценки обычно — официальная служба,
и мудрость часто приписывается уважаемым министрам или советникам мудрецов.
правители.

В некоторых диалогах мудрость также подразумевает моральное различение, которое
позволяет джентльмену быть уверенным в уместности хорошего
действия. В Analects Конфуций говорит своему ученику Цзы Лу
子路 эта мудрость признает знание вещи как знание ее,
и незнание вещи как незнание этого (2.17). В монологах
о нескольких добродетелях Конфуций описывает мудрого человека как никогда
сбиты с толку (9.28, 14.28). В то время как сравнительные философы отмечали, что
Китайская мысль не имеет ничего аналогичного роли воли.
в досовременной европейской философии нравственная проницательность, которая является частью
мудрости вселяет в актеров уверенность в том, что моральные действия
они взяли верны.

Добродетель благонадежности дает джентльмену право давать советы
правитель и правитель или чиновник для управления другими.в
Analects , Конфуций лаконично объясняет: «если кто-то
заслуживающий доверия, другие возьмут на себя одни обязанности »(17.6, ср.
20.1). Хотя надежность может быть основана на
правильное выражение дружбы между людьми с одинаковым статусом (1.4, 5.26),
это также ценно во взаимодействии с людьми другого статуса. Ученик Цзы Ся 子夏 объясняет его влияние на начальство и
подчиненные: давая советы правителю, не заслуживая доверия,
правитель будет думать, что джентльмен занимается клеветой, и когда
управляя государством, не заслуживая доверия, люди будут думать, что
джентльмен их эксплуатирует (19.10). Подразумевается, что
искренне настроенный к общественности чиновник был бы неэффективен без
верю, что это качество вдохновляет. В диалоге с правителем из
глава четвертая из Интертекстуального комментария Хана к Одам ,
Конфуций объясняет, что, нанимая кого-то, нужно доверять
превосходит силу, умение льстить или красноречие. Быть способным
полагаться на кого-то настолько важно для Конфуция, что когда его спрашивают о
хорошее правительство, он объяснил, что надежность выше, чем
либо едой, либо оружием, заключая: «Если люди не найдут
Правитель заслуживает доверия, государство не устоит »(12.7).

К периоду Хань доброжелательность, праведность, ритуальное приличие,
мудрость и надежность стали рассматриваться как полный набор
человеческие добродетели, соответствующие другим квинтетам явлений, используемых для
описать мир природы. В некоторых текстах описан уровень нравственности.
совершенство, как у древних мудрецов, объединяющее все эти
добродетели. До этого неясно, было ли владение
особая добродетель влекла за собой наличие всех остальных, хотя доброжелательность
иногда использовался как более общий термин для комбинации одного или
больше других добродетелей (e.грамм.,
Аналитики 17.6). В других случаях Конфуций представлял
индивидуальные добродетели как выражение добродетели в определенных областях
жизнь. Ранние диалоги Конфуция встроены в конкретные ситуации,
и поэтому сопротивляйтесь попыткам выделить из них более абстрактные принципы
морали. В результате описания добродетелей включаются в
анекдоты об образцовых личностях, в характере которых
диалоги побуждают аудиторию развиваться. Конфуций учил, что
мерилом хорошего действия было то, было ли оно выражением
актерское достоинство, то, что его уроки разделяют с уроками
философии, подобные философии Аристотеля, которые обычно описываются как
«Этика добродетели».Современная оценка учения Конфуция как
«этика добродетели» сформулирована в Брайане В. Ван
Этика добродетели и консеквенциализм Нордена в раннем китайском
Философия
, в которой особое внимание уделяется аналогиям между
путь Конфуция и «хорошей жизни» Аристотеля.
Однако характер доступных исходных материалов о Конфуции,
означает, что в разнообразных текстах раннего Китая отсутствует систематизация
работы, подобной «Никомаховой этике Аристотеля» .

Пять описанных выше добродетелей — не единственные, из которых
Конфуций заговорил.Он обсудил верность ( чжун 忠), которая
в какой-то момент описывается как поведение министра по отношению к
ритуально правильная линейка (3.19). Он сказал, что храбрость ( йонг
勇) — вот что заставляет действовать, увидев где
праведность ложь (2.24). Другой термин иногда переводится как
«Добродетель» ( de 德) обычно используется для
Опишите авторитет правителя, который вырос из доброты или благосклонности
другим, и является ключевым термином во многих социальных и политических работах
обсуждается в следующем разделе.Тем не менее, просматривая список всех
достоинств в ранних источниках недостаточно, чтобы описать
целостность моральной вселенной, связанной с Конфуцием.

Наличие тем в Analects как у правителя
исключительное влияние как образец морали, важность суждения
людей своими делами, а не словами (1.3, 2.10, 5.10), или
даже защита культуры Чжоу высшими силами (9,5), все
выделить бессистемный характер текста и подчеркнуть, что
обучение других тому, как развивать добродетели, является ключевым аспектом, но только
часть этического идеала Конфуция.Тем не менее, существует также загадка, присущая любой попытке вывести абстрактные моральные правила из в основном диалогической формы Analects , то есть проблема того, являются ли ситуативный контекст и собеседник неотъемлемой частью оценки утверждений Конфуция.
Исторически примечательным примером попытки найти обобщенное моральное правило в Analects является чтение пары
отрывки, в которых используется формулировка, аналогичная формулировке «Золотого
Правило »христианской Библии (от Матфея 7:12 и от Луки 6:31) до
описать доброжелательность: «Не навязывайте другим такие вещи.
чего ты сам не желаешь »(12.2, ср. 5.12, 15.24). Читать
как аксиоматические моральные императивы, эти отрывки отличаются от
образцовые и ситуативные разговоры о морали обычно
найдено в Analects . По этой причине некоторые ученые,
включая Э. Брюса Брукса, считают эти отрывки
интерполяции. Хотя они не полностью противоречат способу
эта доброжелательность описана в ранних текстах, их
на интерпретацию как абстрактных принципов повлияло их кажущееся сходство с библейскими примерами.В
Records of Ritual , немного другая формулировка
правило о себе и других представлено как не универсальное по своему объему,
а скорее как описание того, как образцовый правитель влияет на
люди. Как и другие ранние тексты, Analects
описывает, как моральное преобразование общества опирается на
положительный пример правителя, сравнивающего влияние
джентльмен на народ, кстати ветер по траве дует,
заставляя его изгибаться (12.19).В том же ключе, после обсуждения того, как личные
качества правителей прошлого определяли, действительно ли их
субъекты могли морально трансформироваться, Records of Ritual
выражает свой принцип рефлексивности:

Вот почему джентльмен ищет в других только то, что он или она
лично владеет. [Джентльмен] осуждает только вещи в других
чего лично ему не хватает. (« Daxue »
大學)

Речь идет об эффективности морального убеждения, когда говорится, что
правитель не может рассчитывать на реформирование общества исключительно по приказу, поскольку это
только личный пример правителя, который может изменить других.Для
по этой причине правитель не должен принуждать к поведению своих подданных
на что он или она лично не согласился бы, что-то скорее
отличается от «Золотого правила».
Исторически, однако, взгляды на то, что Конфуций был вдохновлен тем же естественным богословием, что и христиане, или что философы, естественно, озабочены обобщением моральных императивов, выступали за более тесную идентификацию с «золотым правилом», факт, который иллюстрирует загадка толкования, возникающая из формальных аспектов Analects .

5. Семья и государство

Политическая философия раннего Чжоу, представленная в Классике г.
Оды
и Классик документов сосредоточены на моральных принципах.
оправдание политической власти на основе доктрины
«Мандат Неба» ( тяньминь
天命). Эта точка зрения заключалась в том, что добродетель мудреца
( de ) привлекла внимание антропоморфизированных космических
власть обычно переводится как «Небеса» ( tian
天), который поддержал восхождение мудреца к политической
власть.Эти канонические тексты утверждали, что политический успех или
неудача — это функция моральных качеств, о чем свидетельствуют такие действия, как
правильное выполнение ритуала со стороны правителя. Конфуций опирался на
эти классики и адаптировали классический взгляд на моральный авторитет в
важными способами, связывая его с нормативной картиной
общество. Проводя параллель между характером взаимного
обязанности лиц в разных ролях в двух областях
социальной организации, в Analects Конфуций связал сыновнюю почтительность в семье с
лояльность в политической сфере:

Редко для человека, сыновно благочестивого по отношению к своим родителям и старше.
братья и сестры склонны бунтовать против его начальства … Сыновний
благочестие по отношению к родителям, старшим братьям и сестрам можно считать корнем
человек.(1,2)

В этом разделе исследуются социальные и политические взгляды Конфуция.
философии, начиная с центральной роли его анализа
традиционная норма сыновней почтительности.

Подобно тому, как Конфуций анализировал психологию ритуального исполнения и
связал это с индивидуальным нравственным развитием, его обсуждение сыновней
благочестие было еще одним примером развития и адаптации
конкретный классический культурный образец в более широкий философский контекст
и множество проблем. Первоначально ограничивался описанием жертвоприношения
предкам в контексте групп наследственного родства, более
расширенное значение «сыновней почтительности» использовалось для описания
царь-мудрец Шунь 舜 (трад.р. 2256–2205 гг. До н. Э.)
лечение его живого отца в Classic of
Документы
. Несмотря на скромное происхождение, сыновняя почтительность Сюня была
признано качеством, которое сигнализировало, что он будет подходящим преемником
для царя-мудреца Яо 堯 (trad. r. 2357–2256)
До н.э.). Конфуций в Analects восхваляет древнего мудреца
царей, а царь-мудрец Ю за его сыновний
благочестие в контексте жертвоприношения (8.21). Однако он использовал термин
сыновнее почтение означает как жертвенное мастерство, так и поведение
соответственно родителям.В разговоре с одним из
своим ученикам он объясняет, что сыновнее почтение означает «не
оспаривание », что повлекло за собой:

пока были живы родители, служа им в ритуальном
надлежащим образом, и после смерти родителей, похоронив их и
приносить им жертвы надлежащим образом. (2,5)

В рационализации морального содержания наследия прошлого, такого как
трехлетний траур по смерти одного из родителей Конфуция
рассудил, что в течение трех лет сыновний благочестивый ребенок не должен изменять
родительский путь (4.20, ср. 19.18), и объясняет происхождение
продолжительность трехлетнего траура должна быть продолжительностью
родители оказывали алименты своему младенцу (17.21). Этот
адаптация сыновней почтительности для обозначения надлежащего образа жизни джентльмена
вести себя как внутри, так и вне дома было обобщением
модель поведения, которая когда-то была специфической для семьи.

Историк-интеллектуал Чэнь Лай 陈 来 выделил два
наборы идеальных черт, которые стали гибридными в поздних Воюющих государствах
период.Первый набор качеств описывает достоинства правителя.
исходя из политически ориентированных описаний таких фигур, как Кинг
Вэнь Чжоу, включая прямолинейность ( чжи 直) и
стойкость ( банд 剛). Второй набор качеств
основанные на узах, характерных для групп родства, включая сыновнюю почтительность и
доброта ( ci 慈). Поскольку родственные группы были подчинены
для более крупных политических единиц в текстах стали появляться гибридные списки
идеальные качества, взятые из обоих наборов.Следовательно, Конфуций имел
эффективно интегрировать клановые приоритеты и государственные приоритеты,
примирение, проиллюстрированное в
Интертекстуальный комментарий Хана к Одам его
утверждение, что сыновняя почтительность — это не просто почтение к старшим. Когда
его ученик Цзэнцзи 曾子 подвергся жестокому избиению
посох отца в наказание за преступление, Конфуций наказывает
Цзэнцзы, говоря, что даже мудрый царь Шунь не подчинился бы
к столь жестокому избиению. Далее он объясняет, что у ребенка двойная
набор обязанностей как перед отцом, так и перед правителем, бывшая сыновняя почтительность и
другая лояльность.Следовательно, защита своего тела — это долг
линейка и противовес долгу подчиняться своему
родитель (8). В Классике сыновней почтительности ( Xiaojing
孝經) аналогичные рассуждения применяются к переопределению дочернего
благочестие, которое отвергает такое поведение, как такое крайнее подчинение, потому что
защита своего тела — долг перед родителями. Этот
своего рода оговорка предполагает, что по мере того, как сыновнее почтение продвигалось дальше
вне его первоначального семейного контекста, он должен был быть квалифицирован, чтобы быть интегрированным
в точку зрения, которая повысила ценность нескольких черт характера.

Поскольку сыновнее почтение основывалось на фундаментальных отношениях, определенных
в семье семейная роль и роль государства могут
конфликт. Текст Classic of Documents разъясняет возможные
конфликт между преданностью правителю и сыновней почтительностью к отцу
Цай Чжун чжи мин »
蔡仲 之 命), компромисс, похожий на историю в
Analects о человеке по имени Чжи Гун 直 躬
(Вертикальный Гонг), который показал, что его отец украл овцу. Хотя
Конфуций признал, что воровство вредит общественному порядку, по его мнению.
Вертикальный Гонг не смог быть действительно «вертикальным» в
чувство, которое уравновешивает императив давать показания с особым
вознаграждение для членов его родственной группы:

В моем кругу вертикальное положение отличается от этого.Отец скрывал
такое от имени своего сына, и сын скроет это на
имени своего отца. В этом и заключается прямолинейность. (13.18)

Таким же образом Конфуций приспосабливал сыновнюю почтительность к более широкому кругу лиц.
многообразие моральных поступков, оттачивая свой ответ на вопрос о том, как
ребенок уравновешивает ответственность перед семьей и верность государству.
Хотя эти две черты могут противоречить друг другу, социолог
Роберт Белла в своем исследовании Токугавы и современной Японии отметил, что
структурное сходство между преданностью и сыновней почтительностью привело к
оба они продвигаются государством как взаимосвязанные идеалы, которые
помещает каждого человека в двойную сеть ответственности.Конфуций был
заявляя об этом, когда он связывал сыновнюю почтительность со склонностью к
быть верным начальству (1.2). Утверждения типа «сыновняя почтительность
корень добродетельного действия »из Classic of Filial
Благочестие
связывает верность и действия, которые
сигнализирует о личной добродетели, которая оправдывает политический авторитет, как в
исторический прецедент царя мудрецов Шуна.

Из классических источников, из которых черпал Конфуций, два были
особенно влиятельный в дискуссиях о политической легитимации.В
Classic of Odes состоит из 305 текстов, регламентированных периодом Чжоу.
(отсюда и несколько переводов «песни»,
«Оды» или «стихи») и стали пронумерованы как единое целое.
из пяти классиков ( Wujing ) в династии Хань. Критично для
некоторые из этих текстов посвящены королю Вэнь Цзябао.
Свержение Чжоу Шан, что является примером добродетельного
человек, захватывающий «Мандат Неба»:

У нашего короля Вэня было благоразумное сердце. Он сиял
служил Высшему Богу и, таким образом, наслаждался большой удачей.Непоколебимый
в своей добродетели он стал владеть владениями вокруг. (« Daming » 大 明)

Политическая теория Чжоу, выраженная в этом отрывке, основана на
идея ограниченной моральной вселенной, которая может не вознаградить добродетельного человека
изолированно, но в котором Высокий Бог ( Shangdi
上帝, Di 帝) или Небеса заступятся за
заменить плохого правителя человеком исключительного
добродетель. Classic of Documents — это коллекция, которая
включает речи, приписываемые мудрым правителям прошлого и их
служителей, и его аргументы часто касаются морального авторитета с
сосредоточиться на методах и характере примерных правителей прошлого.Глава «Объявление Канга» (« Kanggao » 康 誥) адресована одному из сыновей
Король Вэнь, и дает ему руководство, как вести себя как мудрый правитель, как
а также с методами, которые были эмпирически доказаны успешными
эти правители. Что касается мандата, унаследованного от короля Вэня,
глава настаивает на том, что полномочия не неизменны, и поэтому
правитель сын всегда должен помнить об этом, решая, как
действовать. Далее, не всегда можно понять Небеса, но
«Видны чувства народа», и поэтому правитель
должен заботиться о своих подданных.Политическая точка зрения Чжоу, что Конфуций
унаследованный был основан на сверхъестественном ходатайстве, чтобы поместить человека
с личной добродетелью в ведении государства, но со временем
акцент сместился на то, как эффект хорошего правительства может
рассматриваться как доказательство продолжающегося морального оправдания этого
размещение.

Сам Конфуций, возможно, служил историческим контрпримером
классическая теория «Небесного мандата», ставящая под сомнение
прямой характер поддержки, данной Небесами человеку с
добродетель.Ханьский период Записки историка Биография
Конфуций описал его как обладающего всеми личными качествами.
нужно было хорошо управлять, но скитаться из штата в штат, потому что те
качества не были признаны. Когда умер его любимый ученик,
Analects записывает, что Конфуций сказал, что «Небеса имеют
покинул меня! » (11.9).王充 Ван Чонга
(27 – ок. 97 г. н. Э.)
Сбалансированные обсуждения ( Lunheng 論 衡) использует фразу
«Некоронованный король» ( suwang 素 王) для описания
трагическая ситуация: «Конфуций не правил как царь, но его работа
как некоронованный король можно увидеть в году Весной и осенью
Летопись
»(80).Мнение о том, что через свои сочинения Конфуций
может подготовить мир к правительству будущего царя-мудреца
стала центральной частью преданий Конфуция, которая окрасила прием
его произведений с тех пор, особенно в работах, связанных с Весной г.
и Осенние летописи
и комментарий к нему Gongyang . В
биография Конфуция усилила трагическую космологическую картину,
личная добродетель не всегда гарантирует успех. Даже когда
Поддержка Небес цитируется в Analects , это не
вопрос прямого ходатайства, но выраженный через личную добродетель
или культурные стереотипы: «Небеса родили во мне добродетель, так что
что может Хуан Туй 桓 魋 сделать со мной? » (7.23, ср. 9.5). В виде
Роберт Ино отметил, что концепция Небес также стала
все чаще натурализуется в таких отрывках, как «Зачем Небеса
нужно говорить? » (17.19). Изменение взглядов на объем
Деятельность Небес и способы получения знаний людьми
этой деятельности способствовали изменению роли Небес в политической
теория.

Чаще всего в диалогах с правителями своего времени ссылки на
Небеса были поводом для Конфуция побудить правителей остаться
внимательны к своему личному нравственному развитию и относятся к своим подданным
весьма.Интегрируя классическое наследие «Мандата
Небеса », которое относилось конкретно к правителю или« Сыну
Небеса »( tianzi 天子) с моральными учениями.
которые были адресованы более широкой аудитории, природа Небес
ходатайство стало пониматься иначе. в
Аналитики и сочинения, подобные тем, которые приписываются Менсию,
описания добродетели часто адаптировались к таким контекстам, как
поведение мелких чиновников и навигация в повседневной жизни.
Квонг-Лой Шун отмечает, что в таких контекстах влияние Небес
осталось как объяснение того, что произошло за пределами человеческого
контроль, например политический успех или продолжительность жизни, и источник
этический идеал.В Analects благоговение джентльмена перед
Небеса сочетаются с трепетом перед словами мудрецов (16.8), и
когда Конфуций объясняет теорию Чжоу о «мандате
Небеса »в « Записи о ритуалах старейшины Дая », гэ.
делает это, чтобы объяснить, как признаки хорошо организованного общества
продемонстрировать, что «добродетель правителя соответствует Небесам»
Шаоцзянь » 少 閒). Небеса все еще
повсеместно встречается в ответах Конфуция на вопросы правителей, но
в центре внимания не было прямого
ходатайство, а демонстрация правителем своего
личные моральные качества.

Таким образом, личные качества скромности, сыновней почтительности или уважения
поскольку старейшины рассматривались как доказательство пригодности к служению в официальной
вместимость. Квалификация для правления была продемонстрирована надлежащим поведением в
социальные роли, определяемые «пятью отношениями»
( wulun 五 倫), формулировка, встречающаяся в письменных источниках
Менция, ставшие ключевой особенностью интерпретации произведений
связан с Конфуцием в династии Хань. Императоры Западной Хань
были членами клана Лю и работают как Guliang
Комментарий
( Guliang zhuan
穀梁 傳) к Spring and Autumn Annals подчеркнуто
нормативное семейное поведение, основанное на пяти отношениях, которые были
(здесь адаптировано для включения матерей и сестер): правитель и подданный,
родитель и ребенок, муж и жена, братья и сестры и друзья.Письмо
с особым акцентом на Classic of Filial Piety ,
Генри Роузмонт и Роджер Эймс утверждают, что предписанные социальные роли
определяющая характеристика «конфуцианской традиции», и
что такие роли являются нормативными ориентирами для надлежащего поведения. Они
Сравните это с подходом «этики добродетели», который, как они говорят,
требует рационального расчета для определения нравственного поведения, в то время как сыновний
благочестие — это просто вопрос выполнения семейных обязанностей.
Так же, как пять добродетелей были помещены в центр более поздних теорий
нравственного развития, как только социальные роли стали систематизированы в этом
Кстати, избранные ситуативные учения Конфуция соответствуют им.
может стать основой более абстрактных, систематических моральных теорий.Однако этого не могло бы произойти без адаптации
абстрактная классическая политическая теория «Небесного
мандат », доктрина, которая изначально поддерживала правящий клан,
утверждать, что влияние Небес выражается через
конкретные конкретные выражения индивидуальной добродетели. Как результат
эта адаптация в сочинениях, связанных с Конфуцием,
исполнение правителем императорских ритуалов, исполнение сыновней
благочестие или другие проявления личной добродетели послужили доказательством
моральная пригодность, которая узаконила его политический авторитет.Как и в случае с
ритуалы и добродетели, сыновнее почтение и повеление Небес были
трансформировались, поскольку они были интегрированы с классикой через
голоса Конфуция и правителей и учеников его эпохи.

Ранее использование «Конфуций» в качестве метонима для
Китайская традиционная культура была представлена ​​как черта современного периода. Тем не менее
сложность философских взглядов, связанных с
Конфуций — этические идеалы, разработанные
сложный взгляд на влияние ритуала и музыки на
психология исполнителя, четкие описания установок традиционных образцов в различных жизненных контекстах и ​​абстракция нормативного поведения в семье и государстве — отчасти благодаря
тот факт, что это метонимическое использование в некоторой степени уже имело место в
период Хань.К тому времени учение Конфуция исчезло.
через несколько веков беременности, а диалоги и цитаты
вылепленные в разные моменты того времени, циркулировали и смешивались. Ставить
немного иначе, Конфуций читал традиционную культуру
безмятежный период Чжоу определенным образом, но это чтение было
непрерывно отражается и преломляется через разные линзы во время
доимперский период, до того, как результаты были зафиксированы в различных ранних
Источники имперского периода, такие как Analects , The
Записи ритуала и Записи историка.
Остается работа руки Конфуция, но также и его рук.
«Школа», а иногда и его противники во время
столетия, в течение которых его философия подвергалась развитию и дрейфу. Этот процесс наращивания и развития
не редкость для досовременных сочинений, и, как следствие, широта и глубина объясняют, что
хотя бы частично, почему голос Конфуция сохранил первенство в
до-модернистские китайские философские беседы, а также во многих современных
споры о роли традиционной восточноазиатской культуры.

Положения о совести фармацевта Законы и информация

Обновлено сентябрь 2018 г.

Медицинские работники могут обычно отказываться от услуг на основании личных убеждений. Эти меры защиты, также известные как «оговорки о совести», были впервые введены в действие в ответ на решение Верховного суда США по делу Роу против Уэйда, 410 U.S. 113 (1973). Роу против Уэйда было знаменательным решением, устанавливающим, что большинство законов против абортов нарушают конституционное право на неприкосновенность частной жизни, отменяя законы штата, запрещающие или ограничивающие аборты.Некоторые штаты впоследствии предложили законы и приняли законы, позволяющие врачам и другим непосредственным поставщикам медицинских услуг отказываться от проведения аборта или помогать в нем, а больницам — отказывать в разрешении аборта в своих учреждениях.

Проблема теперь включает фармацевтов, которые отказываются заполнять рецепты экстренной контрацепции и контрацепции. Положения о совести дают фармацевтам право отказываться от оказания определенных услуг, если это противоречит их религиозным или личным убеждениям или ценностям.Большинство политик, связанных с сознанием, сосредоточено на фармацевтах, отпускающих средства экстренной контрацепции. Экстренная контрацепция используется для прерывания оплодотворения или овуляции, но не для прерывания беременности, и является общим термином, используемым для описания нескольких различных типов противозачаточных таблеток, которые используются в повышенных дозах в течение 72 часов после незащищенного полового акта.

Экстренная контрацепция не вызывает аборта, в отличие от мифепристона, который иногда называют безоперационным абортом, медикаментозным абортом или RU-486.Фармацевты не принимают участия в назначении мифепристона. Однако они могут предоставить мизопростол, который часто назначают вместе с мифепристоном.

Некоторые штаты прямо предоставляют фармацевтам право отказывать в выдаче лекарств, связанных с контрацепцией, по моральным соображениям. В других штатах аптеки требуют отпускать рецепты на противозачаточные или другие лекарства.

Ниже приведены три категории законов, принимаемых по этой теме. Первый — это право фармацевтов отказаться от защиты пациентов, например, направления к другим поставщикам услуг или других средств защиты, обеспечивающих доступ пациентов (6 штатов).Второй тип законов — это право фармацевтов отклонять законы, не предусматривающие защиты пациентов (7 штатов). Третья категория — это законы, которые применяются к поставщикам медицинских услуг в целом, но могут или не могут применяться к фармацевтам (7 штатов).

Право на отказ с защитой пациента

Cal. Автобус. & Prof. Code § 733 (2009) — Лицензиат не должен препятствовать пациенту в получении рецептурного лекарства или устройства, которое было предписано или заказано для этого пациента по закону.

Кодекс штата Делавэр, рег. 24 2500 §3.1.2.4 (Регламент 2009 г.) — Разрешает отказ в выдаче фармацевтических препаратов на основании религиозных, моральных или этических убеждений фармацевта, выдающего лекарство, однако эти процедуры должны включать надлежащий надзор со стороны обслуживающего персонала и делегирование полномочий другому фармацевту. когда не на дежурстве.

Руководство Нью-Йорка в отношении вопросов совести (Постановление 2009 г.) — В случае, если фармацевт осознает, что у него есть моральные возражения против предоставления определенного лекарства, фармацевт обязан принять соответствующие меры, чтобы избежать возможности отказ от пациента или пренебрежение им.Когда фармацевт начинает практиковать в профессиональной среде, он должен предпринять шаги, которые могут включать уведомление владельца и контролирующего фармацевта, если их убеждения ограничивают количество лекарств, которые они будут отпускать.

Фармацевтический совет Северной Каролины (Регламент 2005 г.) — фармацевт имеет право не участвовать в поведении, которое несовместимо с его или ее моралью или этикой, однако для фармацевтов недопустимо навязывать свои моральные или этические убеждения пациентов, которых они обслуживают.Фармацевты не могут препятствовать осуществлению права пациента на получение таких лекарств.

Аптечный совет штата Орегон (Постановление 2005 г.) — требует от главного фармацевта принятия письменных политик и процедур, касающихся вопросов моральной, этической и профессиональной ответственности фармацевтов. Политика и процедуры аптек могут позволить фармацевту реализовать свой выбор не участвовать и в то же время не вмешиваться в право пациента на получение соответствующей и законно предписанной лекарственной терапии или лекарств.

Пенсильвания Минусы. §27.103 (2009 г.) — Фармацевты могут отказаться заполнять или пополнять рецепт, если, по профессиональному суждению фармацевта, руководствуясь интересами безопасности пациента, фармацевт считает, что рецепт не следует заполнять или пополнять. Когда фармацевт признает, что религиозные, моральные или этические убеждения приведут к отказу в получении рецепта, который в противном случае доступен в аптеке, фармацевт имеет профессиональное обязательство предпринять шаги, чтобы избежать возможности отказа от пациента или пренебрежения им.

Право на отказ без защиты пациента

Грузия Админ. Кодекс § 480-5-.03 (2001) Предусматривает, что фармацевт не обязан выписывать рецепт на лекарство для экстренной контрацепции; предусматривает, что такой отказ не является основанием для иска о возмещении ущерба; предусматривает срок действия письменного возражения.

Arizona Rev Stat § 36-2154 (2009) — Позволяет фармацевту отказаться от участия в аборте, приеме лекарств для прерывания беременности или экстренной контрацепции.

Arkansas § 20-16-304 (1973) — От врачей, фармацевтов и частных учреждений нельзя требовать выписывать рецепт, если их отказ основан на отказе от военной службы по религиозным убеждениям или убеждениям.

Кодекс штата Айдахо, § 18-611 (2010) Предусматривает, что ни один медицинский работник не обязан предоставлять какие-либо медицинские услуги, противоречащие его или ее совести.

Кодифицированные законы Южной Дакоты § 36-11-70 (1998) — разрешает фармацевтам право отказать в предоставлении услуг .

Missouri RS 191.724 (2012) — Ни один работодатель, поставщик плана медицинского обслуживания, спонсор плана медицинского страхования, поставщик медицинских услуг или любое другое физическое или юридическое лицо не должны быть принуждены предоставлять страховое покрытие или подвергаться дискриминации или наказанию за отказ или отказ в покрытии. для аборта, контрацепции или стерилизации в плане медицинского обслуживания, если такие предметы или процедуры противоречат религиозным убеждениям или моральным убеждениям такого работодателя, поставщика плана медицинского обслуживания, спонсора плана медицинского обслуживания, поставщика медицинских услуг, физического или юридического лица.

Кодекс страхования штата Техас, § 1271.007 (2003) — Позволяет организации по поддержанию здоровья, врачу или поставщику услуг отказываться рекомендовать, предлагать советы, оплачивать, предоставлять, помогать, выполнять, организовывать или участвовать в предоставлении или выполнении любых медицинская услуга, которая нарушает религиозные убеждения организации по поддержанию здоровья, врача или поставщика медицинских услуг.

Законы о праве на отказ для

поставщиков услуг (включая законы с защитой пациентов и без нее)

Закон штата Алабама 2017-189 (2017) — Поставщик медицинских услуг имеет право не участвовать в услугах, противоречащих его совести, если поставщик возражает в письменной форме до того, как его попросят предоставить такие услуги, и план на месте чтобы убедиться, что доступ к пациенту не прерывается.

745 Илл. Comp. Стат. Аня. 70/4 (1998) — Ни один врач или медицинский персонал не несет гражданской или уголовной ответственности перед любым лицом, имуществом, государственным или частным лицом или государственным должностным лицом по причине его или ее отказа выполнять, помогать, консультировать, предлагать, рекомендовать направлять или участвовать каким-либо образом в какой-либо конкретной форме медицинского обслуживания, которая противоречит совести такого врача или медицинского персонала.

Мэн Ред. Стат. синица.22, 1903 (1973) — Врачи и представители медицинских и связанных с ними учреждений имеют право отказать в предоставлении услуг по планированию семьи, если такие действия противоречат моральным или религиозным убеждениям.

Нев. Админ. § 639.753 Кодекса (2008 г.). Фармацевт имеет право отказать в отпуске по рецепту только в том случае, если фармацевт по своему профессиональному мнению обоснованно полагает, что заполнение рецепта было бы незаконным, а заполнение рецепта неизбежно нанесет вред медицинское состояние пациента, рецепт является поддельным или рецепт не предназначен для законной медицинской цели.

NJ Rev Stat §45: 14-67.1 (2013) — Сайт аптечной практики обязан правильно заполнять законные рецепты на рецептурные лекарства или устройства, которые он носит для клиентов, без неоправданной задержки, несмотря на любые конфликты сотрудников с заполнением рецепт и отпуск определенного рецептурного лекарства или устройства из-за искренних моральных, философских или религиозных убеждений.

Мытье Админ. Кодекс §246-869-010 (2007) — Аптеки обязаны доставлять пациентам законно прописанные лекарства или устройства, а также распространять лекарства и устройства, одобренные U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов для ограниченного распространения в аптеках или своевременное предоставление терапевтически эквивалентного лекарственного средства или устройства в соответствии с разумными ожиданиями в отношении заполнения рецепта. ДЛЯ КОНТРАЦЕПЦИИ В частности

Wis. Stat. Аня. § 450.095 (2009) — Требует, чтобы аптека отпускала законно предписанные противозачаточные препараты и устройства, а также незамедлительно доставляла пациенту противозачаточные препараты и устройства, которые могут быть распределены в аптеке.

Примечание. Список может быть неполным, но отражает существующие законы штата. NCSL ценит дополнения и исправления .

Теория нравственного развития Колберга

  1. Психология развития
  2. Колберг

Саул МакЛеод, обновленная версия 2013 г.


Теория Колберга предполагает, что существует три уровня морального развития, каждый из которых разделен на две стадии.
Кольберг предположил, что люди проходят эти стадии в фиксированном порядке и что моральное понимание связано с когнитивным развитием.Три уровня морального мышления включают доконвенциональный, условный и постконвенциональный.

Используя ответы детей на серию моральных дилемм, Колберг установил, что аргументация, лежащая в основе этого решения, была более значительным признаком нравственного развития, чем фактический ответ.

Лоуренс Кольберг (1958) в принципе согласился с теорией нравственного развития Пиаже (1932), но хотел развить свои идеи дальше.

Он использовал технику рассказывания историй Пиаже, чтобы рассказывать людям истории, связанные с моральными дилеммами.В каждом случае он предлагал рассмотреть возможность выбора, например, между правами некоторой власти и потребностями какого-либо достойного человека, с которым обращаются несправедливо.

Одна из самых известных историй Колберга (1958) касается человека по имени Хайнц, который жил где-то в Европе.

Жена Хайнца умирала от определенного типа рака. Врачи сказали, что ее может спасти новое лекарство. Лекарство было обнаружено местным химиком, и Хайнц отчаянно пытался его купить, но аптекарь брал в десять раз больше денег, чем стоило его изготовление, и это было намного больше, чем Хайнц мог себе позволить.

Хайнц смог собрать только половину денег, даже после помощи семьи и друзей. Он объяснил аптекарю, что его жена умирает, и спросил, может ли он купить лекарство дешевле или заплатить остальную сумму позже.

Аптекарь отказался, сказав, что он открыл лекарство и собирается заработать на нем деньги. Муж отчаянно пытался спасти свою жену, поэтому ночью он ворвался в аптеку и украл лекарство.

Кольберг задал ряд вопросов, например:

1.Должен ли Хайнц украсть препарат?

2. Изменилось бы что-нибудь, если бы Хайнц не любил свою жену?

3. Что, если умирает незнакомец, будет ли это иметь значение?

4. Должна ли полиция арестовать химика за убийство, если женщина умерла?

Изучая ответы детей разного возраста на эти вопросы, Кольберг надеялся обнаружить, как нравственные рассуждения меняются по мере взросления людей. Выборка включала 72 чикагских мальчика в возрасте 10–16 лет, 58 из которых наблюдались каждые три года в течение 20 лет (Kohlberg, 1984).

Каждому мальчику было дано двухчасовое интервью, основанное на десяти дилеммах. В первую очередь Кольберга интересовало не то, оценили ли мальчики это действие правильно или неправильно, а причины, по которым было принято решение. Он обнаружил, что эти причины имеют тенденцию меняться по мере взросления детей.

Кольберг выделил три различных уровня морального мышления: доконвенциональный, условный и постконвенциональный.
Каждый уровень состоит из двух подэтапов.

Люди могут проходить эти уровни только в указанном порядке.Каждый новый этап заменяет рассуждения, типичные для более раннего этапа. Не все проходят все этапы. Три уровня морального мышления включают


Уровень 1 — Доконвенциональная мораль

Доконвенциональная мораль — это первая стадия нравственного развития, продолжающаяся примерно до 9 лет.
На доконвенциональном уровне у детей нет личного морального кодекса, а вместо этого
моральные решения формируются стандартами взрослых и последствиями следования или нарушения их правил.

Например, если действие приводит к наказанию, оно должно быть плохим, а если оно приводит к награде, должно быть хорошим.

Власть находится вне человека, и дети часто принимают моральные решения, основываясь на физических последствиях действий.

Этап 1. Ориентация на послушание и наказание . Ребенок / человек хорош, чтобы избежать наказания. Если человека наказали, значит, он поступил неправильно.

Этап 2. Индивидуализм и обмен .На этом этапе дети осознают, что власти придерживаются не только одной правильной точки зрения. У разных людей разные точки зрения.


Уровень 2 — Обычная мораль

Обычная мораль — это вторая стадия нравственного развития, и
характеризуется принятием социальных правил, касающихся правильного и неправильного.
На общепринятом уровне (большинство подростков и взрослых) мы начинаем усваивать моральные стандарты ценных образцов для подражания взрослых.

Авторитет усваивается, но не подвергается сомнению, и рассуждения основываются на нормах группы, к которой принадлежит человек.

Социальная система, которая подчеркивает ответственность взаимоотношений, а также социальный порядок, считается желательной и поэтому должна влиять на наше представление о том, что правильно и что неправильно.

Этап 3. Хорошие межличностные отношения . Ребенок / человек хорош для того, чтобы другие считали его хорошим человеком. Следовательно, ответы связаны с одобрением других.

Этап 4. Поддержание социального порядка . Ребенок / человек узнает о более широких правилах общества, поэтому суждения касаются соблюдения правил, чтобы соблюдать закон и избежать вины.


Уровень 3 — Постконвенциональная мораль

Постконвенциональная мораль — это третий этап нравственного развития, и
характеризуется индивидуальным пониманием универсальных этических принципов. Они абстрактны и плохо определены, но могут включать: сохранение жизни любой ценой и важность человеческого достоинства.

Индивидуальное суждение основано на принципах, выбранных самим, а моральное рассуждение основано на личных правах и справедливости.
По словам Кольберга, этот уровень моральных рассуждений доступен большинству людей.

Только 10-15% способны к абстрактному мышлению, необходимому для 5 или 6 ступени (пост-конвенциональная мораль). Иными словами, большинство людей берут свои моральные взгляды на окружающих, и лишь меньшинство самостоятельно продумывает этические принципы.

Этап 5.Общественный договор и права личности . Ребенок / человек осознает, что, хотя правила / законы могут существовать на благо наибольшего числа людей, бывают случаи, когда они будут работать против интересов отдельных лиц.

Проблемы не всегда очевидны. Например, в дилемме Хайнца защита жизни важнее, чем нарушение закона о воровстве.

Этап 6. Универсальные принципы . На этом этапе люди выработали свой собственный набор моральных принципов, которые могут соответствовать или не соответствовать закону.Принципы применимы ко всем.

Например, права человека, справедливость и равенство. Человек будет готов действовать в защиту этих принципов, даже если это означает идти против остального общества в процессе и расплачиваться за последствия неодобрения или тюремного заключения. Кольберг сомневался, что немногие достигли этой стадии.

Проблемы с методами Кольберга

1. Дилеммы искусственные (т.е. они не имеют экологической значимости)

Большинство дилемм незнакомы большинству людей (Rosen, 1980).Например, все хорошо в дилемме Хайнца — спрашивать испытуемых, должен ли Хайнц украсть наркотик, чтобы спасти свою жену.

Однако испытуемым Колберга было от 10 до 16 лет. Они никогда не были женаты и никогда не попадали в ситуацию, отдаленно напоминающую ту, что описана в рассказе. Откуда им знать, следует ли Хайнцу украсть препарат?

2. Выборка смещена

Согласно Гиллигану (1977), поскольку теория Колберга была основана на исключительно мужской выборке, этапы отражают мужское определение морали (она андроцентрична).Мужская мораль основана на абстрактных принципах закона и справедливости, а женская мораль — на принципах сострадания и заботы.

Кроме того, проблема гендерной предвзятости, поднятая Гиллиганом, напоминает о серьезных гендерных дебатах, все еще присутствующих в психологии, которые, если их игнорировать, могут иметь большое влияние на результаты, полученные в результате психологических исследований.

3. Дилеммы гипотетические (т. Е. Они не реальны)

В реальной ситуации то, какой образ действий предпримет человек, будет иметь реальные последствия, а иногда и очень неприятные для него самого.Будут ли испытуемые рассуждать таким же образом, если бы они оказались в реальной ситуации? Мы просто не знаем.

Тот факт, что теория Кольберга сильно зависит от реакции человека на искусственную дилемму, ставит под сомнение достоверность результатов, полученных в ходе этого исследования.

Люди могут совершенно иначе реагировать на реальные жизненные ситуации, в которых они оказались, чем на искусственную дилемму, поставленную перед ними в комфортной исследовательской среде.

4. Плохой дизайн исследования

Способ, которым Кольберг проводил свое исследование при построении этой теории, возможно, был не лучшим способом проверить, все ли дети следуют одной и той же последовательности этапов развития.

Его исследование было перекрестным , что означает, что он брал интервью у детей разного возраста, чтобы узнать, на каком уровне морального развития они находятся.

Лучшим способом увидеть, все ли дети следуют одному и тому же порядку на этапах, было бы провести лонгитюдное исследование на одних и тех же детях.

Однако продольное исследование теории Кольберга с тех пор было проведено Colby et al. (1983), которые протестировали 58 мужчин-участников оригинального исследования Кольберга. Она проверила их шесть раз в течение 27 лет и нашла подтверждение первоначальному выводу Колберга, который мы все проходим через стадии нравственного развития в одном и том же порядке.

Проблемы с теорией Кольберга

1. Есть ли отдельные стадии нравственного развития?

Кольберг утверждает, что они есть, но доказательства не всегда подтверждают этот вывод.Например, человек, который обосновал решение на основе принципиальных рассуждений в одной ситуации (постконвенциональная стадия морали 5 или 6), часто прибегает к традиционным рассуждениям (стадия 3 или 4) с другой историей.

На практике кажется, что рассуждения о правильном и неправильном больше зависят от ситуации, чем от общих правил.

Более того, люди не всегда проходят стадии, и Рест (1979) обнаружил, что каждый четырнадцатый фактически соскользнул назад.

Доказательства отдельных стадий нравственного развития выглядят очень слабыми, и некоторые могут возразить, что за этой теорией стоит предвзятая в культурном отношении вера в превосходство американских ценностей над ценностями других культур и обществ.

2. Соответствует ли моральное суждение моральному поведению?

Кольберг никогда не утверждал, что между мышлением и действием (тем, что мы говорим и что мы делаем) существует однозначное соответствие, но он предполагает, что эти два аспекта взаимосвязаны.

Однако Би (1994) предлагает также учитывать:

а) привычки, которые люди выработали с течением времени.

б) видят ли люди ситуации, требующие их участия.

c) издержки и преимущества определенного поведения.

г) конкурирующий мотив, такой как давление со стороны сверстников, личный интерес и так далее.

В целом Би отмечает, что моральное поведение лишь частично является вопросом морального рассуждения. Это также связано с социальными факторами.

3. Является ли справедливость самым основополагающим моральным принципом?

Это точка зрения Колберга. Однако Гиллиган (1977) предполагает, что принцип заботы о других не менее важен.Более того, Кольберг утверждает, что моральные рассуждения мужчин часто опережали рассуждения женщин.

Девочки часто находятся на стадии 3 в системе Кольберга (ориентация «хороший мальчик — хорошая девочка»), тогда как мальчики чаще находятся на стадии 4 (ориентация на закон и порядок). Гиллиган (стр. 484) отвечает:

«Те самые черты, которые традиционно определяли добродетель женщин, их заботу и чувствительность к потребностям других, — это те самые черты, которые отмечают их как людей с недостатками в моральном развитии».

Другими словами, Гиллиган утверждает, что в теории Колберга есть предвзятость по признаку пола. Он пренебрегает женским голосом сострадания, любви и ненасилия, который ассоциируется с социализацией девочек.

Гиллиган пришла к выводу, что теория Кольберга не учитывает тот факт, что женщины подходят к моральным проблемам с точки зрения «этики заботы», а не с точки зрения «этики справедливости», что ставит под сомнение некоторые фундаментальные положения теории Кольберга.

Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2013, 24 октября). Этапы нравственного развития Кольберга . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/kohlberg.html

Ссылки на стиль APA

Bee, H. L. (1994). Продолжительность развития . Издатели колледжа ХарперКоллинз.

Колби, А., Кольберг, Л., Гиббс, Дж., И Либерман, М. (1983). Продольное исследование морального суждения. Монографии Общества по исследованию детского развития , 48 (1-2, Serial No.200). Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Гиллиган К. (1977). Другим голосом: женские представления о себе и морали. Harvard Educational Review , 47 (4), 481-517.

Кольберг, Л. (1958). Развитие способов мышления и выбора в возрасте от 10 до 16 лет. Докторская диссертация , Чикагский университет.

Кольберг, Л. (1984). Психология нравственного развития: природа и действительность моральных ступеней (Очерки нравственного развития, том 2) .Харпер и Роу

Пиаже, Дж. (1932). Моральное суждение ребенка . Лондон: Кеган Пол, Тренч, Трубнер и Ко.

Рест, Дж. Р. (1979). Развитие нравственности . Университет Миннесоты Press.

Розен Б. (1980). Моральные дилеммы и их лечение. В, Моральное развитие, нравственное
образование и Кольберг.
Б. Манси (Ред). (1980), стр. 232-263. Бирмингем,
Алабама: Пресса религиозного образования.

Ссылка на эту статью:

McLeod, S.А. (2013, 24 октября). Этапы нравственного развития Кольберга . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/kohlberg.html

сообщить об этом объявлении

тем в языке и литературе

Описание курса:

Литература в лучшем виде воплощает в персонажах и действиях
вечные вопросы, что такое хорошая жизнь? и как я должен
переживи это? это лежит в основе того, что значит быть человеком.Каждое поколение задает себе вопросы и смотрит
отвечать на вопросы по-своему. Когда мы читаем хорошую литературу
мы привлекаем воображение, чтобы прийти на помощь разуму в наших
ищите ответы на эти вопросы. Этот курс исследует
несколько общих тем, встречающихся в литературе и связанных с
следующие темы:
• Нравственное и социальное воспитание
• Нравственное воспитание и английский как второй язык
• Этика на рабочем месте

Порядок действий:

Курс состоит из пяти уроков, каждый из которых сопровождается одним.
или несколько чтений, за которыми следуют два наводящих вопроса.
чтение должно быть завершено до прослушивания лекции

чтобы понимать намеки, которые неизбежно
быть внесенным в подборку литературы.

Показания:

1. «Единственное необходимое», «Убийство невинных»,
Диккенс;
2. «Ожерелье», Мопассан,
.
3. Одиссея, (книги 3 и 4), Гомер
4.Мера за меру, Шекспир (пересказано Лэмбом)
5. Инферно, (Песнь 5) Данте

Пять мини-лекций будут сопровождаться несколькими вопросами.
что поможет вам глубже осмыслить прочитанное.
Эти вопросы должны привлечь ваше внимание и
следует обсудить там, где это возможно.

По итогам лекций будет 20 вопросов.
Экзамен с несколькими вариантами ответов на основе чтения и лекций.

Оценка:

Когда
вы прошли курсы, вы готовы к экзамену
который, если вы его успешно пройдете, позволит вам получить
Свидетельство о достижениях Вашингтонского института
Социальные науки.

Когда вы будете готовы к экзамену, вы должны отправить
электронное сообщение на адрес info @ isngrig.ru Ваш
сообщение должно сообщить нам, что вы хотите сдать экзамен.
Вам будут отправлены инструкции по оплате экзаменационного сбора.
35 долларов, а также инструкция по сдаче экзамена. Если твой
оценка на экзамене удовлетворительная, вам будет выдан Сертификат
достижений.

Вернуться к началу

Онлайн-справочник по этике и моральной философии

Утилитаристские теории

Утилитаризм

Утилитаризм — это нормативная этическая теория, в которой
правильно и неправильно исключительно по результатам (последствиям) выбора одного
действие / политика по сравнению с другими действиями / политиками.Таким образом, он выходит за рамки
сфера собственных интересов и учитывает интересы других.

Принцип полезности Бентама:
(1) признает фундаментальную роль боли и удовольствия в жизни человека,
(2) одобряет или не одобряет действие на основании суммы
причиненные боль или удовольствие, т. е. последствия, (3) приравнивает добро к
удовольствие и зло с болью, и (4) утверждает, что удовольствие и боль
возможность количественной оценки (и, следовательно, «измерения»).

При измерении удовольствия и боли Бентам вводит следующие критерии:
ИНТЕНСИВНОСТЬ, ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ, ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ (или НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ) и ее БЛИЗОСТЬ (или
ЗДОРОВЬЕ). Он также включает в себя его «плодовитость» (будет ли еще то же самое?)
и его «чистота» (его удовольствие не будет сопровождаться болью и наоборот).
При рассмотрении действий, влияющих на количество людей, мы также должны учитывать
для его НАЛИЧИЯ.

Джон Стюарт Милл
скорректировал более гедонистические тенденции в философии Бентама, подчеркнув
(1) Не количество удовольствия, а качество счастья
занимает центральное место в утилитаризме, (2) расчет необоснован — качества
не поддается количественной оценке (существует различие между «высшим» и «низшим»
удовольствий), и (3) утилитаризм относится к «принципу величайшего счастья»
— он стремится способствовать достижению счастья (высших удовольствий)
для наибольшего количества людей (это его «размах»).

Утилитаризм законов и правил

Мы можем применить принцип полезности к КОНКРЕТНЫМ ДЕЙСТВИЯМ или
ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА. Первое называется «акт-утилитаризмом», а второе.
называется «правила-утилитаризм».

Акт-утилитаризм — Принцип полезности применяется напрямую
к каждой альтернативе действовать в ситуации выбора. Тогда правильный поступок
определяется как тот, который дает наилучшие результаты (или наименьшее количество
плохих результатов).

  • Критика этой точки зрения указывает на трудность достижения полной
    знание и, конечно же, последствий наших действий.
  • Можно оправдать аморальные поступки, используя AU: Предположим, вы могли бы
    положить конец региональной войне, истязав детей, чьи отцы — вражеские солдаты,
    таким образом раскрывая тайники отцов.

Правило-утилитаризм — Принцип полезности используется для
определять обоснованность правил поведения (моральных принципов).Правило
как выполнение обещания устанавливается, глядя на последствия
мир, в котором люди нарушали обещания по своему желанию, и мир, в котором обещания
были обязательными. Правильное и неправильное тогда определяются как следование или нарушение
эти правила.

  • Некоторые критики этой позиции указывают на то, что если Правила принимают
    с учетом все большего количества исключений RU сворачивается в AU.
  • Более острая критика этой точки зрения утверждает, что возможно
    генерировать «несправедливые правила» по принципу полезности.Например,
    рабство в Греции могло бы быть правильным, если бы оно привело к общему достижению
    культивированного счастья за счет жестокого обращения с людьми.

См. Трактовку утилитаризма Бошамом и Чайлдрессом



Отсутствие нравственной чистоты вызывает неуверенность

Добродетельная (морально хорошая) женщина — венец (внешнее представление) мужу: а стыдящаяся — гниль (разложившаяся) в его костях (внутренняя).

Daily-Devo Парафраз

В Ветхом Завете корона была внешним изображением, предназначенным для царя. Слово царь использовалось в Новом Завете для обозначения правителя. Старое английское слово «линейка» является синонимом современного английского слова «лидер». Другими словами, вчерашние короли были бы сегодняшними лидерами!

Определив это слово «тройной», мы сможем лучше понять, что этот стих может означать в современном народном языке. Муж — руководитель дома. Он, так сказать, король в семье.Его венец — его жена. Она — человек, которого Бог использует, чтобы произвести на свет царскую семью.

Важность нравственной чистоты

Она может заставить его, но она может и его сломать. Она держит ключ от его королевства. Если она морально чиста, она возлагает корону на голову своего царя: мужа, главы дома. Другие видят ценность его королевства, силу его замка и красоту его королевы. Хотя он глава семьи, все знают, что она — шея, которая поворачивает голову.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.