Никогда не было: Тебя никогда здесь не было (2017) – КиноПоиск

Содержание

Монологи людей, у которых давно (или никогда) не было отношений

28 лет, никогда не было серьезных романтических отношений


Люблю я все-таки драму. Не зря на режиссера выучилась. Лет с пяти-шести я постоянно что-то сочиняла, готовила сценарии для праздников. Помню, как заставляла друзей разыгрывать со мной сцену из мультфильма «Белоснежка и семь гномов».

Особенно мне нравился момент, когда Белоснежка спит в стеклянном гробике, красивая такая, в цветочках, рядом гномы оплакивают ее. А потом приходит принц, целует ее, и Белоснежка просыпается. Я заставляла маму, бабушку, дедушку мне подыгрывать, друзей-мальчишек приводила, заставляла их меня целовать — как будто я тоже сплю вечным сном и жду любви.

Один раз я устроила тренинг для маминых учениц «Как найти парня?». Мне тогда лет пять было, кажется, а девочкам — 18 и больше. Я их отвела в свою комнату, усадила и принялась объяснять, что нужно делать, чтобы понравиться парню: сначала смотрите на него, потом подходите, потом спрашиваете, как у него дела, просите помочь себе, потом присаживаетесь рядом, берете его за руку и так далее. Я это все рассказывала как какой-то коуч по отношениям, в роли вживалась, отыгрывала то девушку, то парня. Не понимаю, откуда в моей голове все это бралось, но вспоминать забавно.

Серьезных романтических отношений у меня никогда не было, но было много псевдоромантических отношений. То есть я могу с парнем встретиться, погулять, возможно, у нас будет даже тактил, но ни во что глобальное это не перерастает. У меня не получается продолжать псевдоотношения. Мне нравится чувство влюбленности, но я быстро понимаю, что это не тот человек, с которым хочу быть, это на месяцок-другой.

Самый яркий опыт был в 21 год. Хотя это даже псевдоотношениями назвать тяжело. Тогда я конкретно влюбилась в одного актера. Сначала я его несколько раз встречала на улице, а потом решила, что пора действовать, и пошла к нему на спектакль. Купила цветы, вложила туда записку, написала, куда и во сколько ему надо прийти. Про себя думала, интересно, придет или не придет, поиграю в это.

Я прихожу в назначенное место, человека нет. Я где-то полчаса померзла и пошла к метро. Но только я сворачиваю из переулка — выходит мой актер из «Крошки-картошки» с другом. Я сначала теряюсь, прохожу мимо, но потом думаю: нет, так не пойдет. Разворачиваюсь, подхожу к нему и спрашиваю, почему он не пришел. Он ответил, что не смог найти место и ждал в другом. Не знаю, слукавил он тогда или действительно запутался. Не помню, что мы еще друг другу сказали, все как будто в каком-то сказочном бреду происходило. Его приятель потом нас оставил, и мы вдвоем пошли к метро.

И вот мы в вагоне, ему на следующей станции выходить, и пора бы обменяться телефонами. Он просит мой номер, а я зачем-то решаю взбрыкнуть и отказываюсь его дать. Мне, видимо, захотелось понять, насколько он заинтересован, захотелось поиграть, мол, давайте-ка теперь он меня «подождет»! В конце концов, я согласилась, потому что поняла, что иначе сойду с ума — неужели зря я все это проворачивала? Он записал мой номер, мы попрощались, а потом я действительно сошла с ума. Я начала писать ему огромные сообщения, любовные оды, описывала ему свои чувства. Мне сейчас даже вспоминать стыдно, какую-то муть писала.

На мои сообщения он отвечал вяло и односложно. Я пару раз звонила ему, но говорили мы тоже сухо. Все это продолжалось где-то год, и весь этот год я была на постоянных эмоциональных качелях: то у меня стресс от того, что он мне не отвечает, то я оживляюсь, если вдруг он мне что-то написал, появляется надежда. Переживала я сильно, и у меня на этой почве все лицо покрылось прыщами. Вот почему он мне сразу не отказал? Сказал бы: «Не надо мне писать, отстань, успокойся». Мне такого четкого отказа не хватало, но вся эта недосказанность манила.

Закончилось все тем, что я в очередной раз ему позвонила, предложила встретиться, но он ответил, что сейчас общается только с близкими людьми. Больше я ему не писала и не звонила. Решила, что пора перестать в это играть. Потом я еще долго себя винила, упрекала, что зря тогда в вагоне сразу не дала номер, ругала себя за то, что так сильно пережала. Чувство вины преследовало меня до тех пор, пока пару лет назад я не увидела, что он женился, тогда окончательно отпустило.

Фильм Тебя никогда здесь не было смотреть онлайн

Звучит мужской голос: стой прямо, не сутулься, только трусы сутулятся. Обратный отсчет. Мальчик повторяет: я должен исправиться.

Джо в номере гостиницы. Он испытывает чувство асфиксии, засунув голову в целлофановый пакет. Потом Джо сжигает фотографию, на которой изображена девочка, бросает ее в мусорное ведро, сверху бросает гостиничную библию. Затем он вытирает тряпкой молоток, аккуратно прибирает в номере, тихо выходит оттуда. На ручке двери висит табличка: не тревожить. Выходя из гостиницы, Джо бросает в мусорный бак пакет, куда он сложил молоток и медальон с надписью Сэнди.

Джо заходит в ночной клуб. Он убивает молотком охранника. Звучит полицейская сирена. Джо выходит из здания, идет по темному переулку, сзади на него набрасывает человек. Джо бьет его головой, парень падает. Джо уходит. Нападавший с трудом поднимается с асфальта.

На такси с надписью Цинциннати Джо добирается до аэропорта. Оттуда он звонит по телефону-автомату. Автоответчик просит оставить сообщение для Джона Макклери. Джо говорит: готово.

Джо возвращается в Нью-Йорк. Перед дверью своего дома Джо останавливается, он видит на балконе дома напротив двух молодыхлюдей, которые пьют пиво и курят. Джо заходит домой. Его мать дремлет у телевизора. Джо снимает с нее очки. Она открывает глаза: я тебя обманула. Мать смеется. Джо интересуется, какую дрянь она смотрела. Это было «Психо». Мне было страшно. Джо укладывает мать в постель. Та просит его немного посидеть рядом. Фильм был страшный.

Утром мать не может закрыть в ванной кран с водой, потом найти зубную щетку. Джо ей кричит, что щетка за зеркалом. Он стучится к матери в ванную. Та возмущается: прекрати ломиться. Джо говорит, что мать устроила настоящий потоп. Старушка выходит. Она говорит сыну, что ей нужно личное пространство. Оно у тебя внизу. Сможешь сама спуститься? Да. Джо вытирает воду с пола.

Джо заходит в хозяйственный магазин Энджела. Там он видит сына хозяина Мозеса. Это тот самый молодой человек, который накануне видел, как Джо входит в свой дом. Энджел отдает Джо деньги. Тот часть банкнот возвращает Энджелу. Твой сын меня вчера видел. Это было случайно. Твой хотел увидеть тебя. Прямо сейчас.

Джо приезжает в офис Джона Макклери. Сын Энджела меня вчера видел. Нам придется забыть телефон Энджела. Макклери сообщает, что к нему обратился сенатор Альберт Вотто. Он работает на губернатора Уильямса, которому вскоре нужно будет переизбираться на новый срок. У Вотто несколько лет назад покончила жизнь самоубийством жена. После этого дочь сенатора неоднократно убегала из дома. Недавно ее похитили. Сенатор не хочет обращаться в полицию накануне выборов. Он готов заплатить пятьдесят тысяч долларов наличными. Макклери мечтает о том, как он на вырученные деньги достроит свою яхту, и они с Джо выйдут на ней в море.

Джо встречается с сенатором. Тот говорит, что девочку зовут Нина. Ему прислали сообщение, на котором указан адрес. Джо говорит: если девочка попала в подпольный публичный дом – я ее оттуда вызволю.Джо выбирает несколько фотографий Нины из предложенных ему сенатором. Он назначает сенатору встречу в отеле на следующее утро. Джо берет в аренду машину, приобретает молоток, скотч, несколько банок газировки, шоколадные батончики. На улице группа девушек-подростков азиатской внешности просит Джо сфотографировать их на мобильный телефон. Тот выполняет просьбу. Его преследуют тяжелые воспоминания. В голове крутится мысль: что, черт возьми, мы делаем? Джо приезжает к наркодилеру, который опаздывает. Джо избивает парня за то, что тот заставил его ждать. Он посещает сауну, делает дыхательные упражнения, закрыв голову полотенцем. Джо вспоминает эпизод, который произошел в Афганистане, где он служил морпехом. Он протягивает девочке через забор из сетки-рабицы шоколадный батончик. Девочку убивает из пистолета мальчишка, выхватывает батончик и убегает. Выйдя из парилки, Джо окунает лицо в холодную воду, смотрит на себя в зеркало, напевает песню.

Джо едет по ночным улицам, видит, как проститутки снимают клиентов. Джо приезжает по адресу, который ему сообщил Вотто. Он следит за теми, кто входит в клуб, где содержится Нина. Джо снова задается вопросом: что, черт возьми, мы делаем? В его памяти всплывает эпизод, как морпехи открывают двери фургона и обнаруживают внутри мертвых детей. Джо хватает одного посетителя подпольного публичного дома, связывает и укладывает на заднее сиденье машины. Он выясняет у парня (тот говорит, что он не псих-педофил, а работник заведения) код от входной двери, количество охранников и место их дежурства, уточняет, на каком этаже содержат несовершеннолетних проституток.

Джо заходит в здание, убивает молотком охранников, заглядывает в двери, убивает выскакивающих оттуда посетителей борделя. В одной из комнат он обнаруживает Нину. Он выносит девочку из здания. Вместе с Ниной Джо едет на подземную автостоянку. Благодарная Нина начинает обнимать и целовать Джо. Тот аккуратно пресекает эти действия. Нам нужно немного подождать, потом я тебя передам отцу. Джо с Ниной приезжают в отель, где должна состояться встреча с сенатором. В номере отеля Джо включает телевизор. Они с Ниной смотрят новости. Там сообщается о том, что сегодня сенатор Альберт Вотто покончил жизнь самоубийством, он выбросился из окна многоэтажного дома. Раздается стук в дверь. Джо открывает и видит перед собой портье. Стоящий позади человек в полицейской форме стреляет в голову портье, пуля, пробив его голову, попадает в лицо Джо. В номер входят два человека в полицейской форме. Один держит под прицелом Джо, другой укладывает на плечо Нину и выносит из номера девочку. Та кричит: Джо! Джо заговаривает зубы полицейскому: я просто наемник, мне заплатили, мне наплевать на эту девочку. Внезапно он бросается на полицейского. Они дерутся, полицейский успевает сделать несколько выстрелов, но пули только разбивают висящее на потолке зеркало. Джо убивает полицейского, выбирается через черный ход на улицу. В переулке он при помощи щипцов вытаскивает застрявшую в его челюсти пулю.

Джо звонит Макклери: ответь, что происходит? В меня стреляли, попали мне в лицо. Макклери не отвечает. Джо на такси приезжает домой к Макклери. В спальне Джо достает из ящика комода пистолет. Гладит кота: интересно, где твой папа? Затем Джо берет ключи от машины Макклери, выходит из дома, едет на его машине в офис своего заказчика. Там он видит мертвого Макклери. Джо звонит в магазин Энджела. В этот момент Энджела и его сына убивают неизвестные. Джо снова преследуют воспоминания. Его отец был жесток с женой и сыном, издевался над ними.

Джо едет к себе домой. Он проникает в квартиру через окно, тихо идет в спальню, там он обнаруживает на кровати тело своей матери. Ее убили выстрелом через подушку. Джо тихо спускается вниз, обнаруживает там двоих людей. Одного он убивает выстрелом из пистолета, второго ранит в живот. Он интересуется у раненного: кто убил мою мать, ты или другой парень? Тот не отвечает. Джо выливает на голову раненого воду, дает ему таблетку. Вы убили Вотто? Он хотел со всем этим покончить, ныл все время, трусливый ублюдок. Где сейчас Нина? У губернатора Уильямса. Она его любимица. Они обменивались девочками. Моя мама сильно испугалась? Нет, она спала. Джо ложится на пол рядом с раненным. Они вместе напевают песенку, Джо берет раненного за руку, тот умирает.

Джо укладывает тело матери в полиэтиленовый мешок, везет его за город. Там выносит тело на берег озера, набивает карманы камнями, заходит в воду, идет по дну на глубокое место, опускает тело матери, которое тонет. В голове Джо звучит обратный отсчет. Флешбэк: в детстве Джо с пакетом на голове учится задерживать дыхание. Отсчет ведет его отец. Джо мерещится Нина, которая тонет рядом с ним. Джо вытаскивает из кармана камни и всплывает на поверхность.

Джо подъезжает к избирательному штабу губернатора Вильямса. Он дожидается, когда Вильямс с двумя охранниками выходит из здания, садится в автомобиль и отъезжает. Джо едет за машиной губернатора. Так он добирается до загородного особняка, в котором проживает губернатор. Джо берет в руку молоток и идет к дому. Губернатор на кухне нарезает фрукты. Джо убивает охранников, поднимается на второй этаже. Там он видит спальню, ее интерьер выполнен в розовых тонах. Рядом с двуспальной кроватью, застеленной розовым покрывалом, лежит губернатор Уильямс. У него перерезано горло. Джо садится рядом. Он стаскивает с себя рубашку, плачет. Он слышит голос своего отца: не сутулься, только слабые трусы сутулятся. Джо говорит: я слабый. Затем он спускается вниз, идет по направлению к столовой. Оттуда слышны какие-то звуки. Их издает вилка, которой пользуется Нина. Джо подходит к девочке, которая уже опустошила тарелку, приготовленную для нее губернатором. Рядом на столе лежит окровавленная опасная бритва. Руки у девочки тоже в крови.Джо опускается перед Ниной на колени. Девочка говорит: все в порядке, Джо, все хорошо.

Джо с Ниной едут на машине. Они заходят в кафе, садятся за столик. Нинаинтересуется: куда мы едем? Не знаю. Куда захочешь, туда и поедем. Нина поднимается и отходит от столика. Джо слышит разговоры, которые ведут посетители кафе. По его лицу скатывается слеза. Джо берет пистолет и стреляет себе в подбородок, вышибает мозги, которые обрызгивают сидящих за соседним столиком. Мимо проходит официантка, не видит ничего странного,она кладет на стол счет. Возвращается Нина. Проснись, Джо. Тот поднимает голову. Нина говорит: пойдем, день выдался славный. Да, чудесный денек.

«Никогда не буянил, конфликтов с ним не было»: соседи о стрелявшем в Екатеринбурге мужчине

https://ria.ru/20210531/ochevidtsy-1734869517.html

«Никогда не буянил, конфликтов с ним не было»: соседи о стрелявшем в Екатеринбурге мужчине

«Никогда не буянил, конфликтов с ним не было»: соседи о стрелявшем в Екатеринбурге мужчине — РИА Новости, 31.05.2021

«Никогда не буянил, конфликтов с ним не было»: соседи о стрелявшем в Екатеринбурге мужчине

Очевидцы произошедшего 30 мая ЧП в Екатеринбурге называют стрелявшего мужчину «спокойным человеком».

2021-05-31T09:40

2021-05-31T09:40

2021-05-31T09:43

стрельба в екатеринбурге

видео

происшествия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e5/05/1f/1734869466_0:0:640:360_1920x0_80_0_0_c4c11895be4367163a73537b6862a89d.jpg

Бахадыр Муйдинов, работающий в местном магазине, рассказал, что выстрелы начали раздаваться около 19:45, когда многие гуляли на улице с детьми, возвращались с работы. По словам соседки, мужчина переехал в дом 31 по улице Бородина со своей женой около 20 лет назад, всегда был отзывчивым и вежливым. Она добавила, что, услышав выстрел, сначала приняла его за взрыв газового баллона или звук лопнувшей покрышки.

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

«Никогда не буянил, конфликтов с ним не было»: соседи о стрелявшем в Екатеринбурге мужчине

Очевидцы произошедшего 30 мая ЧП в Екатеринбурге называют стрелявшего мужчину «спокойным человеком».
Бахадыр Муйдинов, работающий в местном магазине, рассказал, что выстрелы начали раздаваться около 19:45, когда многие гуляли на улице с детьми, возвращались с работы.
По словам соседки, мужчина переехал в дом 31 по улице Бородина со своей женой около 20 лет назад, всегда был отзывчивым и вежливым. Она добавила, что, услышав выстрел, сначала приняла его за взрыв газового баллона или звук лопнувшей покрышки.

2021-05-31T09:40

true

PT0M52S

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e5/05/1f/1734869466_81:0:561:360_1920x0_80_0_0_6e67a2a3eea1f57faefe02cd098f1f45.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

видео, стрельба в екатеринбурге, видео, происшествия

09:40 31.05.2021 (обновлено: 09:43 31.05.2021)

Очевидцы произошедшего 30 мая ЧП в Екатеринбурге называют стрелявшего мужчину «спокойным человеком».

У меня никогда не было кумиров

Трехкратная чемпионка России ответила на вопросы Этери Кублашвили


– Саша, поздравляю с победой на Суперфинале и на Еврокубке! Как оцениваешь свое выступление в Москве и, главное, свою игру сейчас, по прошествии некоторого времени?



– По уровню игры это был один из лучших моих Суперфиналов, потому что бывало, что я и по три партии проигрывала, но потом все равно становилась чемпионкой. Здесь я показывала очень хорошую, плотную игру. В целом, это один из тех редких турниров, где мне ни за одну партию не стыдно.  



Не могу сказать, что по ходу соревнования я прям-таки «догоняла» Полину Шувалову. Моей целью было показать хороший уровень игры, и до турнира я предполагала, что этого будет достаточно. Так, в принципе, и получилось: я никуда не гналась, не рвалась, играла плотно, уверенно, и этого хватило. 


– Какой партией особенно довольна?



– Были хорошие партии с Алисой Галлямовой, Ольгой Гиря, Валентиной Гуниной. Все они достаточно неплохие. 


– С каким настроем шла на тай-брейк? Как в целом относишься к дополнительным матчам?



– Поскольку правила и регламент известны до турнира и участники подписываются на это, то вопрос, как ты относишься к тай-брейку, уже не стоит. Выбора-то нет, правила знают все. Никогда не будет идеальных условий, и все не будет складываться так, как тебе хотелось бы. Конечно, такое иногда случается, но рассчитывать на это не стоит. 



Тай-брейки после Суперфинала всегда предусмотрены в положении, они игрались практически все последние годы. Поэтому все просто: пошла и сыграла. 



Что касается отношения к дополнительным матчам, то здесь выбор очень простой: либо ты играешь тай-брейк, либо учитываются дополнительные показатели. Конечно, всегда честнее играть дополнительный матч, где все-таки исход зависит от тебя самой, а не от каких-то условных цифр. Понятно, что личная встреча объективна, но при этом есть количество побед, количество партий черным цветом, а это довольно сомнительные, на мой взгляд, вещи. 



Бывает, что у тебя получается хорошо сыграть на тай-брейке, а бывает, что нет. Тут все зависит от тебя, и жаловаться на это не стоит (с улыбкой).  


– Забавно, что Полина, как и ты, из Орска, хотя вы обе там уже давно не живете. Пересекались ли вы когда-нибудь в детских шахматах?



– У нас разница в возрасте – три года, а для детских шахмат это много. Так что в турнирах мы не играли, хотя папа помнит, что я как-то давала сеанс в Орске, и Полина в нем участвовала. 



Я помню, что мы выступали на каких-то турнирах от Оренбургской области, помню ее бабушку. 


– Интересно. Буквально через день после окончания Суперфинала ты снова села за доску, правда, электронную, чтобы сыграть за клуб из Монако, который выиграл женский Еврокубок. Переход от обычных шахмат к «онлайну» легко дался? Любишь ли ты в целом играть в интернете?  



– Здесь имеет значение, откуда и куда ты переходишь. Переход от классических шахмат к «онлайну» дается легко, а наоборот – трудно (смеется). К классическим турнирам ты серьезно готовишься, повторяешь дебюты, все проходит в более профессиональном русле, а к игре в интернете подходишь менее основательно. 



Хотя многое зависит от турнира: к официальным соревнованиям (Кубок Наций, Онлайн-олимпиада, Еврокубок) отношусь серьезно, но все равно имеется недоверие к некоторым противникам. А обычный интернет-блиц рассматриваю, скорее, как баловство. 


– Как и где ты провела этот непростой год? Научилась ли чему-то новому для себя? Появились ли любимые сериалы, фильмы, книги?



– Большую часть времени я провела в Салехарде. Когда вернулась из Швейцарии после третьего этапа женского Гран-при ФИДЕ в марте, думала, что-то еще будет проводиться. У меня было приглашение на турнир в Биле, который в итоге состоялся, но я туда не долетела. Потом думали, что в сентябре в Минске будет Кубок мира, но он тоже отменился. В целом, я не переставала готовиться к турнирам, но так получилось, что они либо не состоялись, либо я до них не добралась. 



Что касается книг и сериалов, то самоизоляция была уже так давно, что я не могу что-то конкретное назвать. За три последних месяца я играю уже пятый турнир и концентрируюсь только на шахматах.  



Довольно много времени я «отходила» после матча с Цзюй Вэньцзюнь. Сейчас я думаю, что даже если бы не было пандемии, все равно нужно было сделать перерыв, немного выдохнуть, прийти в себя, что-то переосмыслить. Поэтому я просто приходила в себя.


– Как сейчас считаешь, чего не хватило для победы в матче? 



– Всего понемножку. Чуть-чуть силы игры, чуть-чуть концентрации, чуть-чуть везения, чуть-чуть физической формы. И все это вылилось в такой результат.


– Со стороны во время матча порой казалось, что ты держишься увереннее, чем твоя соперница, и давление ты оказывала…



– Потом я посмотрела кое-какие видео, но тут все-таки надо понимать, что это процентов десять от того, что реально происходит. Конечно, диванным экспертам издалека довольно легко все оценить, но ничего общего эта картинка с реальностью не имеет. Конечно, мы пытались нивелировать ее предыдущий матчевый опыт, но не до конца все получилось. 


– Сейчас все только и говорят про сериал «Ход королевы». Судя по твоему предыдущему ответу, ты его не посмотрела. Из-за нехватки времени или принципиально?



– Если честно, я не очень люблю смотреть что-либо на шахматную тематику. В моей жизни шахмат и так достаточно, и после занятий, работы и игры последнее, что я хочу видеть, – это опять шахматы. Поэтому я стараюсь выбирать более отвлекающие сериалы или фильмы. 


– Подниму животрепещущую тему. Ты одна из немногих шахматисток, которые довольно успешно играют с мужчинами. Как думаешь, почему не всем женщинам это удается?



– Во-первых, не все этого хотят. Во-вторых, есть чисто физиологические аспекты. Для себя я решила, что да, это тяжело и я принимаю как данность то, что физиологически я слабее, но в целом это не мешает мне конкурировать с мужчинами. Значит, нужно больше работать, брать другими факторами. Раз мне никто не мешает соперничать с мужчинами, почему бы мне этого не делать? 


– Несомненно, за последнее время, особенно после матча, популярности у тебя прибавилось. Как к этому относишься? Стали тебя узнавать люди на улице?



– Мне кажется, что в Салехарде меня вообще уже все знают (смеется). Я не знаю, сколько информации с матча попадало в интернет, потому что я пыталась от этого изолироваться.


– Много.



– Но после матча для меня было удивительно то, что меня узнавали в торговых центрах, банках, люди подходили, говорили: «Молодец!» Для меня это немного напряжно. Конечно, хорошо, когда люди подходят к тебе с добрыми намерениями, но мне как-то неловко, что люди на улице знают обо мне гораздо больше, чем я про них. 


– А что касается прессы, которая теперь всегда хочет взять у тебя интервью? Ты до сих пор не очень это любишь?



– Просто я не люблю говорить что-то без дела. Когда есть что сказать, я говорю. А смысл говорить просто так?


– Если бы тебе предложили на выбор место, где играть какой-нибудь важный турнир, условно, матч на первенство мира, то что бы ты выбрала? Любишь ли играть в теплых странах или холодных, на море, в горах, в больших городах или в маленьких?



– Вопрос из области фантастики, поскольку мне ничего такого не предлагают (смеется). Мне не все равно, где играть, но обычно я стараюсь рассчитывать на лучшее, но готовиться к худшему. Я всегда намечаю план действий на худшие моменты, но если будет хорошо, то прекрасно. Но такое редко случается.



При этом, бывает, что ты хорошо играешь в не самых лучших условиях, а бывает наоборот. Поэтому я все-таки думаю, что надо просто лучше, сильнее играть и не придираться к окружающей обстановке. 


– Понятно. Есть ли у тебя любимый шахматист, кумир из прошлого и/или настоящего? 



– У меня никогда не было кумиров. Я смотрю очень много партий: кто-то мне нравится тем, как готов в дебюте, кто-то тем, как играет – в целом или в конкретной партии, кто-то – выбором турнирной стратегии, а кто-то просто хорошо интервью дает (смеется). Это все разные люди, и кого-то одного выделить трудно. 


– На партию ты всегда приходишь очень нарядная, в туфлях на каблуках. Считаешь ли дресс-код неотъемлемым правилом в шахматах или просто одеваешься «для себя» вне зависимости от регламента?



– Поскольку сейчас на большинстве турниров действует дресс-код (конечно, я не проверяю все положения на его наличие или отсутствие), я выбираю формат одежды, подходящий под общие правила; такой, где не ошибешься. Поэтому я выгляжу примерно всегда одинаково.


– Тебе важно, как ты выглядишь на видео-картинке?



– Конечно, мне гораздо важнее удобство, но сейчас важно, чтобы участники выглядели подобающим образом, поэтому я стараюсь эти два пункта совмещать. Получается как получается. 


– У тебя хорошо получается. 



– Спасибо.  


– Где планируешь играть в ближайшее время? Как будешь праздновать новый год?



– Сейчас с турнирами совсем тяжело, вторая волна никак не спадает. В ближайшее время турниров не предвидится. Свои три этапа Гран-при ФИДЕ я уже сыграла, поэтому в Гибралтаре мне выступать не нужно. Но не знаю, как проведут этот турнир, ведь много стран снова закрылись. 



Новый год, как обычно, отпраздную с семьей.  


– Сколько дней ты обычно даешь себе на отдых после праздников и когда снова приступаешь к работе над шахматами?



– У меня выходные не привязаны к каким-либо праздникам. Есть турниры, к которым я готовлюсь, и здесь неважно: день рождения у тебя или Новый год. Надо работать – значит, надо работать. Отдыхать ты можешь в любое другое время, когда нет турниров. Условно, я могу отдыхать месяц, а потом три-четыре месяца работать без перерыва, потому что надо готовиться, играть, интервью раздавать опять-таки (смеется). 


– В связи с этим интересно узнать: если твоя подготовка больше завязана на турниры, то играешь ты все-таки против фигур или против соперников?



– Я играю по ситуации (с улыбкой). В основном, я, конечно, играю против человека, но помимо конкретной партии есть и турнир в целом. Есть некая турнирная ситуация, которую я тоже отслеживаю. Если я считаю, что здесь надо сделать то-то и то-то и это будет хорошо для турнирной ситуации, то я просто сделаю это, и неважно, с кем играю и в какой мой соперник форме. 



Но в большинстве случаев я играю против человека, а не против фигур. Просчитываю психологию, стилевые особенности.


– На Суперфинале вы с Полиной Шуваловой играли в предпоследнем туре, ты отставала на пол-очка. Последовала быстрая ничья – это как раз-таки пример игры по турнирной ситуации?



– Не думаю, что была вольна выбирать в этой партии, поскольку у меня был черный цвет. На самом деле, я выходила с намерением играть плотно, но играть. Конечно, была вероятность примерно 50 на 50, что Полина сделает очень быструю ничью, но абсолютной уверенности быть не могло. 



Тут нужно было учесть следующую ситуацию: при быстрой ничьей вероятность тай-брейка очень высока, при этом ей будет конкретно неудобно, ведь я готовлюсь к классической партии, и черный цвет у меня уже закрыт. В случае тай-брейка мне нужно, условно, полчаса, чтобы сориентироваться, подготовить белый цвет, и по сути, можно будет уже по ситуации работать. И я уже готова. А у нее для тай-брейка дело обстоит иначе, что и показала первая партия дополнительного матча, когда Полина была просто не готова еще одним цветом. Одним словом, мне было нужно меньше времени на подготовку после последнего тура, чем ей.



Но в классике это, конечно, была не расписная ничья, и не было такого, чтобы я вышла и «отсушила».



В заключение хочу добавить, что сейчас в Фейсбуке пошла какая-то буча на тему того, что у меня было больше отдыха перед тай-брейком. Но все-таки я закончила не на полдня раньше Полины, как это преподносится, а на 40 минут. Не хочу ни с кем спорить, но цифра есть цифра. Поэтому не могу сказать, что на дополнительный матч я вышла очень свежая и отдохнувшая. 


— Саша, спасибо за беседу и удачи!



— Спасибо.


Фотографии Этери Кублашвили и Владимира Барского 

«Юридически «общественной организации штабы Навального» никогда не было и нет»

В региональных штабах Навального прокомментировали новость об их включении в «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения о причастности к экстремистской деятельности и терроризму».

Сторонник Навального в Пензе Антон Струнин назвал решение о включении в специальный реестр «абсурдом и беззаконием». Он отметил, что «люди недовольные никуда не делись, всеобщая коррупция и разваливающиеся дома никуда не делись, экономический упадок и падение рубля никуда не делись».

— Что с этим может сделать Путин? Судя по его 20-летнему правлению — ничего. И России дальше с этим жить, без штабов Навального, — прокомментировал Струнин.

В Чебоксарах сторонники оппозиционного политика сообщили, что действия властей и без того привели к фактическому закрытию штабов. В канале «Команда Навального» отметили, что решения суда о признании штабов экстремистскими нет.

«Во-первых, юридически «общественной организации штабы Навального» никогда не было и нет. Во-вторых, решения суда по этому делу тоже нет. Штабы назвали экстремистами просто по решению прокурора», — говорится в сообщении.

Еще в нескольких регионах Поволжья представители штабов Навального отказались от комментариев. В Башкортостане и Перми на сообщения «Idel.Реалии» к моменту публикации пока не ответили.

ОБНОВЛЕНО. Юрист сторонников Навального в Уфе Федор Телин считает, что приостановка деятельности штабов связана с предстоящими выборами в Госдуму. Он также сообщил, что намерен заниматься иными общественно важными проектами. Пост об этом Телин опубликовал на своей странице в Facebook.

  • 30 апреля, Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) внесла общественное движение «штабы Навального» в перечень экстремистов и террористов.
  • Ранее прокуратура потребовала признать организации Навального экстремистскими. По утверждениям ведомства, соратники Навального хотят «создать условия для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария «цветной революции».
  • 26 апреля прокуратура Москвы сообщила, что приостановила деятельность штабов Навального до решения суда по иску о признании их экстремистскими, поскольку «лидеры и участники фондов и «Штабов Навального» продолжают противоправную деятельность, в частности, проводят незаконные массовые публичные акции». Имеются в виду акции протеста 21 апреля, которые собрали тысячи участников.
  • 29 апреля соратник Алексея Навального Леонид Волков сообщил о закрытии сети региональных штабов политика. По его словам, сохранение работы сети штабов в нынешнем виде невозможно, так как оно немедленно будет подведено под статью об экстремизме и повлечет за собой уголовные сроки для тех, кто работает в штабах, кто сотрудничает с ними, кто им помогает.
  • Штабы Навального открылись в десятках регионов России в 2017 году, когда оппозиционер вёл предвыборную кампанию. Во многих регионах они продолжили работу и после выборов 2018 года. Сотрудники и волонтеры штабов организовывали митинги в своих регионах, участвовали в наблюдении за выборами, публиковали собственные расследования о коррупции в среде региональных чиновников.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

затянувшийся империализм Италии? — Клуб «Валдай»


Амбиции Италии конца XIX века обернулись не только воплощением имперских мечтаний, но и всевозможными кошмарами. Желание получить территорию в Азии было в значительной степени подавлено другими европейскими державами, и Италии пришлось довольствоваться доступом к порту в Китае, а не к заветному Борнео. Секретное соглашение с Британской империей обеспечило ей присутствие на Африканском Роге, что привело к контролю Италии над Эритреей и Сомали. Однако всё пошло не так, как планировалось. Италия приобрела контроль над портом Массауа в 1896 году, получив возможность развивать свои африканские колониальные амбиции, но также лишив Эфиопию доступа к Красному морю. Это стало первой из многих напряжённых ситуаций, которые привели по крайней мере к двум крупным военным столкновениям на Африканском Роге и решающему поражению при Адуа в 1896 году.


Политические последствия военного поражения от эфиопских войск отразились на внутренней политике и привели в начале XX века к росту национализма и требований расширения итальянских колониальных территорий. В 1911–1912 годах Италия вступила в войну с Османской империей и смогла получить в качестве уступки большую часть территории, которая сегодня называется Ливией. Наряду с Африканским Рогом и Албанией, также захваченной у разрушающейся Османской империи, это составляло пространство имперских владений Италии в начале Первой мировой войны.


Неудивительно, что фашистский режим Италии в 1920-х и 1930-х годах восхвалял то время, когда Рим действительно был Caput Mundi. Муссолини стремился воссоздать имперскую державность и его приход к власти отчасти был вызван «унижением» послевоенного урегулирования, не позволившего Италии получить территории, особенно в Адриатике, которые, по её мнению, были обещаны ей за участие в войне на стороне победителя. Фашистская Италия возродила идею mare nostrum, надеясь использовать её, чтобы стать крупной морской державой, способной соперничать с Великобританией и Францией. Кратковременная оккупация Корфу оправдывалась тем, что остров был частью Венецианской республики на протяжении более четырёхсот лет.


Имперские мечты фашистской Италии привели к вторжению в Эфиопию в 1936 году, что, по сути, положило конец неэффективной Лиге Наций. Это также стало важной частью официального создания Итальянской империи в том же году. На момент вторжения в 1939 году в Албанию, из которой Италия ушла в 1920 году, фашистская империя уже включала в себя нынешние Ливию, Эритрею и Эфиопию. Впрочем, она не продвинулась намного дальше, несмотря на стремление аннексировать большие части побережья Далмации и даже Румынии. Империя просуществовала недолго: в результате военных поражений в начале 1940 года её границы сократились и фактически к 1941 году она прекратила своё существование. Послевоенное урегулирование лишило Италию каких-либо имперских претензий, хотя она продолжала управлять тем, что называлось Итальянским Сомали. Мандат ООН действовал до 1960 года.


Короткий и не очень обширный имперский опыт Италии не привёл к политическим, экономическим и даже культурным результатам, которые Соединённое Королевство продолжает использовать в Содружестве наций, Франция – со странами-франкофонами и даже Испания – в своих сохраняющихся контактах с Латинской Америкой. Итальянский язык не стал широко распространённым языком в Африке или Азии, а колониальные связи не создали привилегированных отношений с недавно образованными государствами или развивающимися странами. Отношения Италии с бывшими колониями создают столько же проблем, сколько и возможностей. Это особенно верно в отношении Ливии, которая остаётся плацдармом Италии в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Постколониальные отношения Италии с Ливией во время режима Каддафи прошли через несколько этапов. Одним из первых его указов был пересмотр договора между двумя странами и национализация итальянских активов в 1970-х годах, а также требование колониальных репараций.


Географическое положение Италии в центре Средиземного моря и история полуострова гарантируют, что идея mare nostrum всегда рядом. Даже недавно сформированное правительство Марио Драги, предположительно более проевропейское интернационалистское, посчитало важным отправить премьер-министра и министра иностранных дел в Ливию для наблюдения за переговорами, чтобы помочь восстановить порядок в стране (и обеспечить экономические интересы Италии).

Глава Судогодского суда: к судье, освободившему Васильеву, никогда не было претензий — Происшествия

МОСКВА, 28 августа. /ТАСС/. К судье Судогодского районного суда, который вынес решение об условно-досрочном освобождении (УДО) фигурантки дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой, никогда не было претензий. Об этом сообщила ТАСС председатель суда Диана Яковлева.

«В Судогодском районном суде Илья Галаган работает с 26 ноября 2013 года. За этот период ни одного приговора не было изменено и отменено», — отметила Яковлева.

В Общественной палате РФ просят Верховный суд РФ проверить деятельность судьи, освободившего Васильеву. Соответствующее письмо заместитель председателя комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Георгий Федоров направил председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву, сообщили в пятницу в пресс-службе ОП РФ.

На эту тему

Освобождение Васильевой вызвало широкий общественный резонанс. Комиссия ОП, осуществляя мониторинг интренет-ресурсов, обратила внимание на тот факт, что интернет-сообщество и блогеры заинтересовались деятельностью судьи Ильи Галагана, который вынес решение об условно-досрочном освобождении Васильевой с пометкой «немедленно».

«Блогеры, проанализировавшие данные 29 приговоров, вынесенных судьей по различным уголовным делам пришли к выводу, что судебные решения по многим делам были явно неоднозначны и зачастую не соответствовали тяжести совершенных деяний», — говориться в письме.

«Учитывая особую тяжесть уголовного преступления, совершенного Евгенией Васильевой, ныне пребывающей на свободе после решения о немедленном условно-досрочном освобождении, прошу вас направить вышеуказанное решение на рассмотрение в Высшую квалификационную коллегию судей РФ», — обращается член ОП к Лебедеву.

Освобождение Васильевой

На эту тему

Главная фигурантка дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева была освобождена 25 августа по УДО. Она покинула колонию в поселке Головино Владимирской области, где с 23 июля отбывала срок наказания.

Судья Судогодского суда, вынося решение об УДО, обязал Васильеву заниматься трудовой деятельностью, запретил без уведомления контрольного органа менять место жительства, появляться в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения и совершать административные правонарушения.

Таким образом, по возвращении известной узнице по действующему законодательству придется оказаться под контролем участкового и сотрудников уголовно-исполнительной инспекции (которые более двух лет обеспечивали соблюдение ею условий домашнего ареста с «электронным браслетом» и доставляли на допросы и в суд — прим. ТАСС).

Кроме того, вышедшим на свободу по УДО запрещено свободно выезжать за пределы РФ — закон «О порядке выезда из Российской Федерации и выезда в Российскую Федерацию» прямо говорит, что право гражданина на выезд из РФ может быть временно ограничено «если он осужден за совершение преступления — до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания». Таким образом, для выезда за границу как минимум потребуется получить разрешение контролирующих органов.

Джонатан Фрейкс из Star Trek называет ложью мем

: «Этого никогда не было»

Актер Джонатан Фрейкс, наиболее известный как Уильям Райкер в Звездный путь: Следующее поколение , снимался в менее известном сериале Fox в течение трех сезонов с 1998 по 2002 год. Beyond Belief: Fact or Fiction был антологией, в которую вошли истории о необычных происшествиях, включая привидения, психические явления, сверхъестественное или, казалось бы, невозможные совпадения.

Тогда зрителям предстояло угадать, какие истории были основаны на фактах, а какие были произведениями художественной литературы, которые Фрейкс обычно неуклюже раскрывал игривыми каламбурами или другим остроумием в конце шоу.

Это подводит нас к прошлой неделе, когда пользователь Твиттера @softsynthbear блестяще скомпилировал и отредактировал вместе 47 полных секунд Фрэйкса, говорящего нам, что мы ошибаемся.

Джонатан Фрэкс говорит вам, что вы ошибаетесь в течение 47 секунд pic.twitter.com/zU7HqQjGdN

— Hi-Fi ритм, чтобы проснуться / откладывать на (@softsynthbear) 12 апреля 2019 г.

«Это ложь, — говорит Фрейкс. в видео. «Ни за что. Не в этот раз. Мы его создали. Не в этот раз. Не в этот раз. Это полностью выдумано.Чистая фантастика. Это фантастика. Это фантастика. Мы придумали. Мы придумали это. Это выдуманная сказка. Это полная выдумка. Это никогда не происходило.» И … это продолжается и продолжается, и так еще где-то 30 секунд.

Фрейкс уже отлично запоминается во многих отношениях в качестве командира Райкера, и это последнее предложение не стало исключением, поскольку люди начали ретвитить клип как умный способ заявить о себе на собственной чуши.

Каждый раз, когда я отправляю ответное сообщение «Извините, только что видел это!» Рис.twitter.com/iqVjyWuUjD

— Ally Hord (@hordie) 18 апреля 2019 г.

Я: Я собираюсь начать ежедневно заниматься спортом и правильно питаться

Также я: pic.twitter.com/U8paNn5Kyo

— Преподобный Скотт (@Reverend_Scott) 18 апреля 2019 г.

Когда я говорю себе, что я просто собираюсь посмотреть один эпизод, а НЕ всю серию за один присест pic.twitter.com/lKgOd0J2Ly

— Анжелика Трей (@ayytrae) 18 апреля 2019 г.

Я и мои друзья из средней школы каждый раз, когда мы говорим, что получим кофе, когда они в городском стиле.twitter.com/YZPZeob4x8

— Chandler Dean (@chandlerjdean) 18 апреля 2019 г.

Когда люди пытаются рассказать мне о том, что я делал, пока был пьян
pic.twitter.com/Tx26VSyClm

— Koman Rillgore (@RomanKillgore) 18 апреля 2019 г.

Другие использовали этот клип, чтобы вызвать дополнительные примеры бессмыслицы, такие как студенческие отговорки, так называемые «хорошие» миллиардеры и выдуманные махинации в Твиттере.

https://twitter.com/Cameronbcook/status/11186774017776

каждый раз, когда кто-то говорит, что нашел хорошую картинку миллиардера.twitter.com/EVQbXDCnBM

— толстый муж и отец (@lukeisamazing) 17 апреля 2019 г.

я вижу, как кто-то рассказывает правду в твиттере pic.twitter.com/0zYWVTyDnW

— mike (@boy_from_school) 15 апреля 2019 г.

Кто-то еще использовал мем, чтобы поджарить феномен людей, думающих, что в 90-х годах был фильм про джиннов с Синдбадом в главной роли.

«Синбад был джинном в 90-х, я это видел-»
pic.twitter.com/PipRqDeulS

— COINTELHEAUX (@MamoudouNDiaye) 18 апреля 2019 г.

И, наконец, Фрейкс, который, как правило, обладает хорошим чувством юмора в отношении странных способов, которыми его одерживает Интернет, взвесил мем, разместив в Твиттере ссылку на клип на YouTube с хэштегом #ProudToBeAMeme:

Я #proudtobeameme
jonathan frakes говорит вам, что вы ошибаетесь в течение 47 секунд https: // t.co / Zo7eI3OtHO через @YouTube

— Джонатан Фрейкс (@jonathansfrakes) 18 апреля 2019 г.

ПОДРОБНЕЕ:

* Первая публикация: 20 апреля 2019 г., 15:46 CDT

Стейси Ритцен

Стейси Ритцен — репортер и редактор из Западной Филадельфии с более чем 10-летним опытом освещения поп-культуры, веб-культуры, развлечений и новостей. Вы можете следить за ней в Twitter @staceyritzen.

Этого никогда не было [Помидор — это еще один день, Помидор — другой день]

00:00 Вступительное слово Петра Багрова, ответственного куратора отдела движущихся изображений, Музей Джорджа Истмана
04:04 Этого никогда не было [Помидор — это еще один день, Помидор — другой день]
11:29 Отборы и обрезки

Этого никогда не было [Помидор — это еще один день, Помидор — другой день] (США, 1934 год)
Режиссер: Дж.С. Уотсон-младший
Продюсер: Дж. С. Уотсон-младший
Сценарист: Алек Уайлдер
Оператор: Дж. С. Уотсон-младший
В ролях: Джек Ли (Муж), Фрэнсис Александр Миллер (Жена)

Первый показ: 7 июня 1934 г.
Звук: переменная площадь
Цвет: ч / б
Длина (в футах): 645 футов.
Длина (в барабанах): 1
Продолжительность: 7 мин.
Частота кадров: 24 кадра в секунду

[ Этого никогда не было [Помидор — это еще один день, Помидор — другой день] — отрывки] (США, 1934 год)
Режиссер: Дж.С. Уотсон-младший
Продюсер: Дж. С. Уотсон-младший
Сценарист: Алек Уайлдер
Оператор: Дж. С. Уотсон-младший
В ролях: Джек Ли (Муж), Фрэнсис Александр Миллер (Жена)

Звук: переменная площадь
Цвет: ч / б
Длина (в футах): 405 футов
Длина (в барабанах): 1
Продолжительность: 4 мин., 30 сек.
Частота кадров: 24 кадра в секунду

Щедрая поддержка вводного видео предоставлена ​​Art Bridges.

Финансируется Национальным фондом охраны фильмов при дополнительной поддержке Ральфа Л.Повар
Сохранено в Цинерике
Оцифровано Службой сохранения фильмов Истманского музея
Этот фильм был частично открыт для публики Национальным фондом гуманитарных наук: NEH CARES. Любые взгляды, выводы, заключения или рекомендации, выраженные в этом видео, не обязательно отражают точку зрения Национального фонда гуманитарных наук.

Уроженец Рочестера, штат Нью-Йорк, врач, писатель-редактор и режиссер-авангардист Джеймс Сибли Уотсон-младший создал революционные фильмы на собственном заднем дворе, а точнее в каретном дворе за своим домом.Вместе с Мелвиллом Уэббером Уотсон экспериментировал с 35-миллиметровой пленкой. Они сняли два основополагающих фильма авангардного движения: Падение дома Ашеров (1928) и Лот в Содоме (1933). Два индустриальных фильма Уотсона, Глаза науки (1930, режиссер Уэббер) и Основные моменты и тени (1938, режиссер Кен Эдвардс), также были приняты с большим энтузиазмом.

Очевидно, фильмография Уотсона была намного шире, чем принято считать, и сам режиссер не решался упомянуть некоторые из своих более коротких фильмов.За исключением Это никогда не случилось / Помидор — это еще один день . Премьера состоялась в Бостонском театре изящных искусств в 1934 году после показа Lot в Содоме , но затем больше не показывалась публике более шестидесяти лет. Двойное название сначала указывает название выпуска (если его можно назвать выпуском), а второе — предпочтительное название Watson. Минимальный диалог является избыточным («Я должен идти», — говорит персонаж после того, как он выходит из комнаты) и пронизан игрой слов, подчеркивающей визуальное действие («Я отдаю тебе все», — говорит персонаж, передавая шило, прежде чем он встретил ответ: «Ты, проложивший себе путь в мой дом»).Уотсон подшучивал над воздействием звука на художественные фильмы, ловко нанося удар по неумелости диалога в этой новой среде, а также над поверхностными сюжетами и деревянными стилями игры, которые они часто использовали. « Этого никогда не было . . . имеет сатирические намерения, которые подрываются скатыванием к дешевизне », — заключил Christian Science Monitor (8 июня 1934 г.). Понятно, что этот «спуск к дешевизне» был намеренным. Спустя десятилетия Уотсон вспоминал, что фильм «не был оценен зрителями».Они этого не поняли. Гарольд Ллойд в постановке Сеннета мог бы спровоцировать это ». Он сообщил сценаристу, что «люди пришли жаловаться — они думали, что дело в каком-то массовом слабоумие». Сегодня он кажется очень современным. Киновед Ян-Кристофер Хорак (который заново открыл фильм в 1990-х) считает его «уникальным примером дадаистской эстетики в раннем звуковом кино: минималистичный и практически невыразительный стиль игры на клаустрофобной декорации характеризует мелодраматический любовный треугольник.”

Полный набор 35-миллиметровых материалов (оригинальный негатив камеры и негатив с саундтреком, рабочий отпечаток, отпечаток релиза и отрывки) для фильма был подарен музею семьей Ватсон. Эта консервация сделана с негативов, на которых нет титров. После завершения консервации оригинал релиза был обнаружен заново. Однако это не помогло идентифицировать актерский состав и съемочную группу. Судя по вступительным титрам, фильм был «Не защищен авторским правом» и «Не принят Национальным советом по предварительному просмотру» с «Актерским составом, продюсерами и режиссерами.. . Все еще пропал (Затерянный в джунглях) ». Только недавно мы смогли определить правильную дату производства (большинство источников указывают на 1930 год) и идентифицировать некоторых людей, связанных с этим малоизвестным производством. Сценарий был написан композитором Алеком Уайлдером (который сотрудничал с Уотсоном как над Usher , так и над Lot ). Мужа сыграл Джек Ли, ветеран водевильного комика и диктор радиостанции Рочестера WHAM. «Жена» остается единственной экранной ролью Фрэнсис Александр Миллер, пианистки и выпускницы Истменской школы музыки, которая была замужем за Митчем Миллером, известным гобоистом, продюсером и телеведущей.Актер, играющий «Любовника», еще не определен.

Сохранились отловы. Мы прикрепляем их в конце фильма, чтобы зрители могли понять и оценить редакционный процесс Уотсона. Режиссер / оператор также выполнял функции своего помощника. Ватсона можно увидеть перед камерой в нескольких дублях, хлопая в ладоши вместо вагонки, а затем вылезая из камеры, чтобы позвать «Действие!»

Я желаю, чтобы этого не было

Несколько лет назад я разговаривал с женщиной, которая пережила неприятный развод.Она рассказала, как 12-летняя битва разрушила все аспекты ее жизни. В финансовом отношении она была в руинах, ее семья была разлучена, ее работа пострадала, она потеряла дом, и ее беспокойство усилилось, делая сон, концентрацию и радость, казалось бы, невозможными.

«Хотел бы я никогда не выйти за него замуж. Хотел бы я даже никогда с ним не встречаться! » Она сказала мне. «Я бы хотел, чтобы этого никогда не было».

«А как же тогда у вас родилась бы дочь?» Я спросил.

В моей жизни есть много вещей, которых я бы хотел, чтобы никогда не происходило.Я сделал ряд решений, которые мне хотелось бы сделать по-другому.

Но теперь, когда я отдал несколько лет между мной и ними, теперь, когда я сделал несколько шагов вперед, я могу оглянуться на них и увидеть, что борьба не была концом . Каждый раз, когда я проходил через борьбу или делал неправильный выбор, из этого выходило что-то лучшее .

Я кое-что узнал.

Я познакомился с новым человеком.

Я испытал глубину прощения.

Я стал сильнее.

Я был унижен.

Или он предоставил мне необходимую ступеньку в моем путешествии в другое место.

Я не говорю, что мы ищем проблемы или намеренно делаем неправильный выбор. Жизнь преподносит нам достаточно проблем, и мы попадаем в достаточно неприятностей, не отправляясь на охоту.

Возникнет борьба. Это обещание.

Но книга на этом не закрывается. Это не последний акт. Шторы от борьбы не закроются.Не последнее слово за трудностями. Обещание продолжается. Обещание состоит в том, что даже если вы переживаете ад, это еще не конец. Из этого всегда будет лучшее.

У этого есть имя. Это называется верой.

Вот фраза, которую я использую, чтобы сохранить свою веру.

Не всегда получается хорошо, но всегда, всегда получается.

Вот что это значит. С ограниченным зрением мы оцениваем ситуацию как плохую или даже плохую.Это неудобно, неприятно и сложно. Но в конце концов — когда бы это ни случилось — всегда получается. Это не просто хорошо; нет, оказывается лучше, чем когда-либо, без сложной ситуации!

Какие вещи в вашем прошлом , которые вы бы хотели, чтобы никогда не происходило? Какие выборы вы бы хотели, чтобы вы никогда не делали?

Какие хорошие вещи в вашей жизни возможны только потому, что вы прошли через эти трудности и ошибки?

Что вы боретесь с прямо сейчас ?

Чем могла бы отличаться эта борьба, если бы вы держались веры в то, что за этой борьбой не будет последнего слова, что из нее выйдет нечто более прекрасное, чем вы могли вообразить?

За преодоление стресса,

Эксперты по стрессу

Практические стратегии борьбы с ежедневным стрессом

Подпишитесь, чтобы получать вдохновение, навыки, инструменты и суровую любовь прямо в свой почтовый ящик каждую неделю.Не волнуйтесь, мы не передадим ваш адрес электронной почты и не будем забивать ваш почтовый ящик спамом.

День, которого никогда не было

Было ли у вас когда-нибудь воспоминание, но вы не уверены, приснилось ли оно вам, читали его или видели в кино? Был ли у вас день, который изменил жизнь, как вы ее знали, но никто больше об этом не говорил?

Для меня этот день начался рано утром в воскресенье в июне 2005 года. Мне только что исполнилось 12.

В полусне я услышал шаги, окружающие углы моей кровати.

Голос моей матери послышался из дверного проема. «Пожалуйста, — сказала она. «Дай мне разбудить ее».

Но меня разбудила чужая рука. Одной рукой он держал пистолет, привязанный к его талии, а другой крепко обнимал меня за руку. Он был с ног до головы одет в что-то похожее на черное спецназ. Я мало что помню в его лице.

«Вставай и спускайся вниз», — сказал мужчина. Он был не один. Было еще как минимум шесть мужчин, все в черном.

Мы с мамой, младшим братом и мной спустились по лестнице с розовым ковром.Мужчины следовали за ними. Они казались более подготовленными к передовой в зоне боевых действий, чем наш живописный дом в округе Ориндж, Калифорния.

Они двигались по нашему дому почти беззвучно. Когда они заговорили, они должны были отдавать приказы.

«Сядьте», — сказал один из них, указывая на кремовый диван в гостиной. Это был единственный предмет мебели, который мы купили после переезда за несколько недель до этого.

Мой отец уже сидел в боксерах и рваной футболке.Я попытался встретиться с ним взглядом, надеясь, что он пошутит, как обычно, успокаивающе. Но в то утро он ничего не сказал — ни на кого из нас не смотрел. Когда я сел рядом с ним, я заметил, что на нем были наручники.

Шторы в гостиной еще не были установлены, поэтому утреннее солнце светило нам в глаза. Я помню, как понял, глядя на улицу, что любой может заглянуть внутрь. Я молился, чтобы кто-нибудь из наших соседей прошел мимо, просто чтобы увидеть, что происходит. Но, похоже, никто не гулял с собакой или не хватал почту.

Мне хотелось кричать о помощи, но я этого не сделал. Никто из нас этого не сделал. Мы просто наблюдали, как мужчины рылись в наших ящиках и листали наши фотоальбомы. Они использовали видеомагнитофон в комнате моих родителей, чтобы смотреть наши домашние видео. Звуки старых дней рождения, семейных лыжных прогулок и персидского Нового года эхом разносились по всему нашему почти пустому дому. Нам еще не удалось наполнить дом собственными воспоминаниями.

В какой-то момент подошел еще один мужчина, одетый в обычную одежду. Он начал перебирать письма, которые мы хранили в ящиках в комнате для гостей.Я слышал, как он читал вслух, сначала на фарси, а затем на английском, слова на выцветших открытках от семьи и друзей из Ирана. Семейные рецепты. Умоляю нас вернуться. Любовные записки между моей мамой и папой, начиная с того момента, когда они познакомились в университете в Тегеране.

В конце концов, один из одетых в черное мужчин попросил мою маму вывести меня и моего брата из дома. Он сказал, что они хотят поговорить с моим отцом наедине.

«Куда вы хотите, чтобы я их отнес?» моя мама спросила. Под глазами были мешки.

«Мне все равно», — ответил он.

« Пору », — прошептала она себе под нос. Rude на фарси. До этого момента она тоже была нехарактерно сдержанной.

Несколько минут мы с мамой и братом стояли на крыльце в пижамах. Я сосчитал их черные внедорожники, осторожно припаркованные в тупике. Мы не знали, куда идти. Если бы мы пошли в дом друга, нам пришлось бы объяснять, почему мы были там — вопрос, на который мы не могли ответить.

Итак, мы пошли туда, куда ходили многие люди в нашем городе, когда мало что было открыто: Denny’s. Мы сидели в кабине из искусственной кожи, а песня «Send Me On My Way» из моего любимого фильма Matilda звучала в полупустом ресторане. Я смотрел на блины, пока мама пыталась заполнить тишину.

«Тебе не терпится поехать в лагерь на этой неделе?» она спросила. Я посмотрел на своего брата. Он не отрывался от своего Game Boy.

Мне показалось, что прошли часы, когда на телефон моей мамы позвонили с частного номера.«Вы можете вернуться», — сказал мужчина. Затем он повесил трубку.

Когда мы вернулись, черных машин уже не было. Внутри мой отец сидел в той же позе, в которой мы его оставили, — глядя на голую стену, где в конечном итоге должен был стоять телевизор. Его руки были по бокам.

Дом выглядел нетронутым. Мужчины положили все обратно. Как будто их там никогда не было.

Мы вчетвером просидели на диване, что показалось мне долгим. Папа поднялся первым. Он пошел в комнату моих родителей и закрыл дверь.Моя мама осталась.

Когда пришло время обеда, она собрала кое-какие вещи для полудня панир, — традиционного персидского завтрака. Мы ели хлеб и козий сыр; грецкие орехи, помидоры и огурцы, заправленные свежим лимонным соком. Пили горячий чай с сахаром. Мой отец не присоединился к нам. Но поедание этой еды заставило меня почувствовать, хотя бы ненадолго, как будто все было нормально. Никто не рассказал о том, что произошло тем утром.

На следующий день мы об этом тоже не говорили.Или на следующий день после этого.

Мой отец вернется к работе. Мы с братом поехали в лагерь. Моя мама приходила на утреннюю пробежку вовремя. Мы, как всегда, выполняли движения. И с течением времени никто из нас не упомянул об этом дне. Вообще. Всегда.

Более десяти лет этого дня не было.

Но это изменило нашу семью, даже если мы никогда об этом не говорили. Мы больше не говорим на фарси публично. Моя мама перестала здороваться с соседями, когда получила почту.Мой отец выключил персидскую танцевальную музыку из автомагнитолы, прежде чем свернуть на нашу улицу. Мой брат Сохраб стал называться «Роб». И я позаимствовал интересы своих белых сверстников: ланчи, черлидинг и кантри. Я изменила свой стиль одежды, чтобы соответствовать девушкам из Abercrombie & Fitch в моем классе. Я химически выпрямила свои густые вьющиеся волосы, пока они не спустились по моей спине гладкими прядями. Я догадался, что ел в обеденное время: персидское тушеное мясо с рисом было заменено на бутерброды PB&J в коричневых бумажных пакетах.

Я не мог полностью избавиться от своей «инаковости», но с правильными хобби, аксессуарами и сленгом я решил, что смогу это замаскировать.

Каждый аспект иранской идентичности моей семьи стал смягчаться, смягчаться, отодвигаться на годы подряд.


Это было до тех пор, пока годы спустя, в аспирантуре в Нью-Йорке, я не смог вернуться в тот день.

В отсутствие каких-либо объяснений я придумал дикие теории: мой отец переправлял деньги террористической организации; было что-то из прошлого моих родителей в Иране, которое последовало за нами здесь; или, что более реалистично, нам просто не доверяли в нашем белом консервативном районе.

И я провел исследование, пытаясь выяснить, не случалось ли что-нибудь подобное с такими семьями, как моя.

То, что я обнаружил, было примерами экстремальной полицейской деятельности, датируемыми десятилетиями. В 1990-х годах операция ФБР «Вульгарное предательство» позволила в течение многих лет вести наблюдение за мусульманской общиной в пригороде Чикаго. После терактов 11 сентября 2001 года Департамент полиции Нью-Йорка начал слежку за сотнями мечетей и предприятий, считающихся «горячими точками». (Эта шестилетняя кампания слежки за мусульманами распространилась на некоторые части Нью-Джерси и позже была сочтена нарушением собственных правил ФБР.) В 2011 году Американский союз гражданских свобод подал иск в Мичигане, утверждая, что у ФБР есть секретная программа расового и этнического картирования в некоторых частях штата, которая собирала разведывательные данные о конкретных мусульманских и арабских американских общинах.

Было ясно, что мусульманские и арабские общины во многих частях страны находились под надзором правительства в течение многих лет. Но я до сих пор не нашел примера, похожего на то, что случилось с моей семьей в Южной Калифорнии. Я до сих пор не знаю наверняка, что случилось.Я до сих пор не знаю, хочу ли я точно знать, что произошло.

Но не говорить об этом дне с единственными свидетелями этого дня, в конце концов, стало невыносимо. Казалось, что нас зачислили в программу защиты свидетелей, но единственными людьми, которых мы защищали, были мужчины, которые заходили в наш дом. Мы помогали хранить их тайну. Я больше не хотел этого делать.

Итак, наконец, в марте прошлого года, впервые за 14 лет, я поднял этот вопрос. Я решил сначала спросить своего отца, потому что, как тот, кого допрашивали — тот, на кого были надеты наручники — я чувствовал, что он был единственным из нас, кто действительно мог понять, что произошло.

«Я хочу поговорить о том дне», — написал я ему. «В тот день, когда эти люди вошли в наш дом. Могу я позвонить тебе, когда ты выйдешь с работы?»

Часть меня боялась того, что он мог сказать. Что, если бы я все это выдумал? Что, если никто не говорил об этом потому, что этого не произошло? Или, что еще хуже, что, если это произошло потому, что это так?

Когда позже той ночью он ответил на звонок, я понял, что он тоже нервничал. Но когда я попросил его подробно рассказать о сегодняшнем дне, он терпеливо ответил на мои вопросы о том, что произошло, как он себя чувствует, сколько он знает.

Он сказал мне, что эти люди представились федеральными агентами, но никогда не уточняли, из какого они агентства. Он сказал, что они заставили его открыть дверь, держась за кобуры. Когда он спросил, есть ли у них разрешение на обыск дома, они ответили, что им это не нужно. «Я был новичком в этой стране», — сказал он мне. «Это было через пару лет после 11 сентября, и я с Ближнего Востока, поэтому я подумал, что лучше буду молчать, не задавать им слишком много вопросов. В то время я не знал своих прав.«

Он описал, как он наблюдал, как мужчины маршируют по лестнице, направляясь в мои комнаты и комнаты моего брата. Его голос задрожал, когда он объяснил мне, как он умолял их не пугать нас.

Но когда я спросил своего отца почему мы никогда не говорили об этом дне, он казался скорее стыдным, чем испуганным.

«Я не хотел напоминать вам, ребята, — сказал он. — Вы были так молоды. И это было плохим воспоминанием о работе полиции в этой стране, потому что они ненавидят вас, потому что вы иностранцы ».

Поскольку вы иностранцы, они вас ненавидят .Я не осознавал, пока не услышал, как это сказал мой отец, как это чувство превратилось в мою потребность подчиняться. Я боялся, что, если я этого не сделаю, этот день повторится снова. Эти люди придут снова.

По телефону мой отец добавил: «Я беспокоился, что это навсегда останется плохим воспоминанием».

И снова он был прав. Воспоминания о том дне переполняют меня всякий раз, когда я говорю на родном языке в метро; когда я иду на работу и прохожу мимо мужчин, одетых в похожее снаряжение спецназа, патрулирующих Всемирный торговый центр.Я вспоминаю об этом каждый раз, когда мой рейс приземляется в аэропорту Лос-Анджелеса, когда я лечу домой в гости. Несмотря на то, что я скучаю по семье, я часто извиняюсь, чтобы не пойти домой. Слишком дорого, я говорю, или Полет слишком долгий. Я не говорю, что мой дом похож на музей, наполненный артефактами того времени, которого никогда не было.

«Вы можете возненавидеть эту страну из-за того [дня]».

Это был самый большой страх моего отца — что страна, ради которой он изгнал мою семью, место, где он пожертвовал всем, чтобы привести нас, может стать объектом нашей ненависти.

Несмотря ни на что, я не ненавижу эту страну; даже когда я почувствовал себя маленьким; хотя я имею право. Я изменил свою внешность и понизил голос, даже пытался поверить, что одного из худших дней в моей жизни никогда не было, все ради любви к этой стране. Однажды я надеюсь, что эта страна будет так же стараться меня полюбить.


Фарнуш Амири, журналист Associated Press, Нью-Йорк. Ранее она работала цифровым репортером в NBC News, а теперь входит в правление Южноазиатской ассоциации журналистов.Вы можете найти ее в Twitter: @FarnoushAmiri.

Авторские права 2020 NPR. Чтобы узнать больше, посетите https://www.npr.org.

АРИ ШАПИРО, ВЕДУЩИЙ:

После убийства генерала Касема Сулеймани американцы иранского происхождения, прибывшие в Соединенные Штаты, были задержаны на границе и часами допрашивались, пока США и Иран обменивались угрозами и нападениями. События напомнили Фарнуш Амири день из ее детства, день, который ее семья не обсуждала в течение многих лет.

Было ранним субботним утром в июне 2005 года, когда незнакомец в ее доме внезапно разбудил ее.Он был одет в то, что она описывает как черное снаряжение спецназа, его рука крепко сжимала ее руку, а к поясу был привязан пистолет. Ей было 12 лет, она жила в округе Ориндж, штат Калифорния, со своей семьей, иммигрировавшей в США из Ирана. Она пишет об этом в эссе для блога NPR Code Switch, и сейчас к нам присоединяется Фарнуш Амири.

Добро пожаловать.

ФАРНУШ АМИРИ: Спасибо.

ШАПИРО: Расскажите немного подробнее о том, что произошло в тот день. Вы вошли в гостиную и увидели на диване своего отца в наручниках.

АМИРИ: Ага. Итак, мы только что переехали. Это был наш первый дом в США, который принадлежал нам. Мы снимали и сдавали в аренду раньше, так что это был наш первый настоящий дом. Он был красивым и большим. Так что мебели у нас почти не было. А потом в тот день я спустился по лестнице с мамой и младшим братом, а мой папа был в боксерах, в наручниках и не разговаривал, не смотрел в глаза, что очень на него не похоже. Он не тихий человек, и определенно не из тех, кто может стать робким или застенчивым в любой ситуации.

ШАПИРО: И на самом деле он не был обвинен в каком-либо преступлении. Никого в твоей семье никогда не было.

АМИРИ: Нет. Они не представились. Они не дали ордера. Карточки не было, ничего не говорило о том, что они искали, что мы делали, в чем нас обвиняли — просто искали и искали часами.

ШАПИРО: Они просмотрели ваши семейные фотографии. Смотрели домашнее видео. Они задавали вопросы.

АМИРИ: Это было очень сюрреалистично. Это один из тех моментов, которые, как мне кажется, если вы скажете кому-то, они такие: «О, я бы сделал это, или я бы сделал то».Но на самом деле ты ничего не делаешь. И вы просто сидите в шоке, особенно если вы из маргинализованного сообщества, где ваши отношения с полицией явно сильно отличаются от отношений с другими людьми.

ШАПИРО: Вы называете их полицией. Но вы когда-нибудь узнали, кто они такие и почему они там оказались?

АМИРИ: Нет. Я имею в виду, единственное — я знал, что они были федеральными агентами. Они никогда, никогда не называли себя частью определенного агентства. Они никогда не давали нам ни карты, ни номера обратного звонка.Больше о них мы ничего не слышали. Так что по сей день мы не знаем.

ШАПИРО: И после того, как они ворвались в ваш дом, когда все спали, обыскали все ваши вещи, расспросили вашу семью, они просто исчезли.

АМИРИ: Они исчезли. Очевидно, они не нашли то, что искали.

ШАПИРО: Ваше эссе называется «День, которого никогда не было». Почему ты это так назвал?

AMIRI: Я думаю, что во многих моментах в вашей жизни есть вещи, которые напоминают вам определенные моменты.И тот день был связан только с тем фактом, что мы никогда не говорили об этом, и это был этот секрет, который никто не решил, что мы собираемся хранить, и — но мы хранили его в течение 15 лет. Так что это был самый красноречивый способ описать это эссе.

SHAPIRO: Вы пишете, что это сильно изменило вас и вашу семью. Как же так?

АМИРИ: Я думаю, что мы не осознавали, как мы изменились. Как будто мы все, даже не разговаривая друг с другом, знали, что есть что-то, что мы изображаем миру, нашим соседям, нашим одноклассникам и коллегам, которое было другим, и мы должны были быстро решить это и быстро стать и ассимилируйтесь быстрее, чем мы когда-либо делали раньше.

И я думаю, что важно отметить, что моя семья не мусульманка. Мы явно из Ирана, который является исламской республикой, но мы не практикуем и все такое. Итак, большая часть слежки, о которой я говорю в этой истории, нацелена на американцев-мусульман. Так что это тоже было интересно. Как если бы они были, типа, они просто получили от кого-то, типа, совок, а затем они просто последовали за этим. А потом они ничего не смогли найти.

ШАПИРО: Ну, вы называете это сенсацией, но это могло быть просто мои соседи, говорящие на иностранном языке, и это заставляет меня нервничать.

АМИРИ: Сто процентов. И это — и я — по сей день, я думаю обо всех безумных теориях заговора, которые я придумал, это кажется наиболее резонансным.

SHAPIRO: А что изменилось с вашей семьей после того дня?

АМИРИ: Это был ряд вещей. Я думаю, что это было так, как я описал в эссе, это было своего рода смягчением того, кем мы были, таким образом, мы изменили наши привычки в еде на публике. Например, я бы взял бутерброды PB&J вместо того, как моя мама приготовила мне гурманское рагу, которое я любила.И я ел Yoplait или Lunchables вместо того, что я хотел есть. И я поправила волосы. Мой отец вроде как скорректировал то, как он водил по соседству. Он выключил музыку, когда свернул на нашу улицу.

Мой брат, вероятно, сделал самый драматичный шаг, который получил прозвище Роб. Но обычно люди, которых называют Робом, — это Роберт, но его зовут Сохраб. Так что он вроде — и он быстро — вроде, я думаю, потому что он был моложе, он прошел процесс ассимиляции.Для него это было намного быстрее. Для нас это было сложнее.

ШАПИРО: Спустя годы вы нарушили семейное молчание и спросили отца о том дне. Что он сказал тебе?

АМИРИ: Ему было действительно … ему было очень стыдно. Я думаю, что стыд был важной частью этого разговора.

ШАПИРО: Стыдно за что? Я имею в виду, он не сделал ничего плохого.

АМИРИ: Я знаю. Я думаю, это была идея, что как отец или хозяин дома он должен был защищать нас или удерживать от подобных вещей.И в тот день он как бы стал … очевидно, у него не было другого выбора, кроме как молчать и сотрудничать, но он чувствовал, что во многих отношениях он несет ответственность за то, что мы пережили это. Так что — и я думаю, что не говорить об этом, это был его способ быть таким: «Хорошо, я не хочу больше никогда об этом рассказывать моей семье». Было уже плохо, что мы это пережили. Зачем продолжать эту ужасную вещь и говорить об этом?

SHAPIRO: И вы говорили с ним о негласном решении семьи не говорить публично на фарси, не играть персидскую музыку с опущенными окнами и тому подобное?

АМИРИ: Да, да, мы это обсуждали.И он также отметил, что вроде бы никто из нас — у нас не было встречи сразу после того, как мы думали: «Хорошо, вот как мы стали американцами». Как будто мы просто поняли. И это касается многих меньшинств. Это просто самосохранение и выживание. Вы должны изменить что-то в себе, чтобы смягчить его и приспособиться, чтобы не выделяться. И то, что мы делали раньше, явно выделяло нас среди наших соседей или всех, кто следил за нами или следил за нами.

ШАПИРО: Есть ли у вашей семьи какие-нибудь сомнения насчет того, чтобы вы рассказали эту историю публично?

АМИРИ: Ага.Так что, если вы что-то знаете о ближневосточных семьях или иранских семьях, мы не особо любим показывать слабость или уязвимость. Так что это было то, что у меня было — это было много обсуждений. Мы потратили много времени на изучение истории. Я проследил, чтобы все они это прочитали.

Но казалось, что единственными людьми, которых мы защищали, были люди, которые вошли в наш дом в тот день. Для нас не было никакой пользы от сохранения этой истории, кроме как для их защиты.Это было что-то, что я навязал им, так что на самом деле это не так — у них не было особого выбора, но я думаю, что все были очень счастливы, когда наконец нашли слова, чтобы описать тот день.

ШАПИРО: Вы заканчиваете статью, говоря, что вы очень старались полюбить эту страну и надеетесь, что однажды она попытается полюбить вас в ответ. Учитывая новости на этой неделе, как вы сейчас относитесь к своим отношениям с Соединенными Штатами и их правительством?

AMIRI: Я думаю, что написание этой статьи и беседа с моей семьей были очень катарсическим и терапевтическим эффектом, и мне нужно было пройти через это.Думаю, у меня до сих пор такое же понимание того, насколько прекрасна эта страна. Я имею в виду, что я журналист, поэтому свобода прессы — это не то, что легко доступно и не ценится в Иране. Так что у меня не могло быть той работы, которая у меня есть, и той жизни, которая у меня есть дома. Но это все еще очень сложно. Я имею в виду, я думаю, что для многих людей, что вы застряли между этим, это похоже на некую безответную любовь, которую я испытываю к США

ШАПИРО: Фарнуш Амири, журналист Associated Press, и ее эссе, «День, который никогда не случился» — в блоге NPR Code Switch.

Спасибо, что поговорили с нами об этом.

АМИРИ: Большое спасибо. Стенограмма предоставлена ​​NPR, авторское право NPR.

Байден заявляет, что сексуальное насилие «никогда, никогда не происходило»

ВАШИНГТОН (AP) — Кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден в пятницу категорически отверг утверждения бывшего сотрудника Сената о том, что он изнасиловал ее в начале 1990-х годов, категорически заявив, что «этого никогда не было. случилось.»

Первые публичные высказывания Байдена по поводу обвинений со стороны бывшего сотрудника Тары Рид произошли в критический момент для предполагаемого кандидата от Демократической партии, когда он пытается ослабить растущее давление после нескольких недель отказа от отрицания своей кампании.

«Я однозначно говорю, этого никогда, никогда не было», — сказал бывший вице-президент и сенатор в интервью телеканалу MSNBC «Утренний Джо».

Байден сказал, что он попросит Национальный архив определить, есть ли какие-либо записи о поданной жалобе, как утверждал Рид. Позже в пятницу Байден письмом обратился к секретарю Сената с просьбой помочь в поиске, хотя он сказал MSNBC, что архивы — единственное возможное место для подачи жалобы. Он сказал, что его документы Сената, хранящиеся за печатью в Университете Делавэра, не содержат кадровых записей.

«Бывшая сотрудница сказала, что подала жалобу еще в 1993 году», — сказал Байден. «Но у нее нет записи об этой предполагаемой жалобе».

Reade не сразу ответил на запрос о комментариях в пятницу.

Архивы отклонили запросы на Капитолийский холм, заявив, что любая жалоба «осталась бы под контролем Сената». Пресс-секретарь Управления Конгресса США по правам на рабочем месте заявила, что правила конфиденциальности не позволяют офису комментировать, «были ли поданы или нет конкретные иски».

Байден в своем телеинтервью сказал, что в различных отчетах Рида «так много несоответствий». Но он сказал, что не «сомневается в ее мотивах». Он сказал, что за его пятидесятилетнюю общественную жизнь никого из его сотрудников не попросили подписать соглашение о неразглашении.

Республиканцы, обеспокоенные все более шатким политическим положением президента Дональда Трампа, называют демократов лишь защитниками женщин, которые обвиняют консерваторов в преступных действиях. Они копаются, несмотря на возможность возобновления внимания к многочисленным обвинениям в сексуальном насилии, выдвинутым против Трампа, который отрицает эти обвинения.

В свете своей собственной ситуации Трамп осторожно обходит споры о Байдене.

«Ему придется принять собственное решение», — сказал Трамп в пятницу в интервью подкасту Дэну Бонгино. «Я не собираюсь говорить ему, что делать». Президент добавил, что было бы «здорово», если бы у Байдена были записи, которые могли бы «опровергнуть» утверждения Рида.

Полное освещение: Выборы 2020

Демократы, тем временем, находятся в неловком положении, оценивая женщин, которые рассказывают свои истории, защищая при этом своего знаменосца перед ожидаемыми конкурентными выборами.

Бывший председатель Демократической партии Донна Бразил перед интервью Байдену заявила, что его молчание «разрушительно», но потом сказала, что хорошо справилась с этим вопросом.

«Он ответил, он отрицал это, и больше нечего добавить», — сказал Бразил, прежде чем сослаться на неоднократные публичные заявления Рида. «Если вы добавите к истории то, что сделала Тара Рид, это только внесет больше путаницы».

Карен Финни, которая работала на Хиллари Клинтон в 2016 году, охарактеризовала Байдена как «очень ясный и последовательный» и «искренний», но сказала, что это должно было произойти «немного раньше».”

Ноябрьские президентские выборы станут первыми в эпоху #MeToo, в течение которой многие женщины публично рассказали о своем опыте сексуальных домогательств и нападений.

Женщины составляют основу демократов. Байден написал Закон о насилии в отношении женщин в качестве сенатора, но подвергся критике за то, что он обработал свидетельские показания Аниты Хилл в Сенате 1991 года против нынешнего судьи Верховного суда Кларенса Томаса.

Незадолго до запуска своей кампании 2020 года Байден извинился после того, как несколько женщин заявили, что он заставил их чувствовать себя неловко из-за нежелательных прикосновений.

Он пообещал выбрать женщину в качестве кандидата на пост вице-президента, и обвинение Рида поставило тех, кто, как считалось, находится в затруднительном положении.

Некоторые из них повторили тезисы, которые кампания Байдена направила суррогатным матерям на прошлой неделе и которые были получены Associated Press. Кампания указала на расследования, проведенные The New York Times, Washington Post и AP, которые не обнаружили никаких других обвинений в сексуальном насилии против Байдена и никаких примеров сексуальных проступков.

Некоторые доноры-демократы говорят, что этот вопрос не поднимался в недавних вызовах стратегии.Другие опасаются, что он будет использован против Байдена, как в 2016 году республиканцы кричали о частном почтовом сервере Клинтона и о деятельности Фонда Клинтона.

«Мы знаем, что они собираются попробовать элементы одного и того же сценария», — сказал Финни, указывая на призывы к Байдену опубликовать его документы в Сенат.

Другие демократы выразили обеспокоенность тем, что обвинение усложняет основную идею Байдена: он является моральным противником Трампа.

«Я думаю, что мы должны применять единый стандарт в отношении того, как мы относимся к обвинениям в сексуальном насилии, а также четко понимать, как Дональд Трамп будет использовать эти обвинения», — сказала Клэр Сандберг, которая работала директором-организатором Берни Сандерса.

Республиканцы ухватились за возможность изучить рекорды Байдена, продемонстрировав агрессивность, которая была для них тяжелее четыре года назад, когда Трампу приходилось отрицать различные уровни сексуального насилия и домогательств.

Трамп присоединился к коллегам-республиканцам в заявлении Пятницы о непоследовательности демократов, снова указывая на агрессивные допросы кандидата в Верховный суд Бретта Кавано, когда он столкнулся с обвинением в сексуальном насилии.

Байден отверг эти идеи в пятницу во время интервью, а затем и во время виртуальной кампании по сбору средств.Он сказал 2200 донорам, многие из которых являются ветеранами администрации Обамы, что его позиция всегда заключалась в том, чтобы серьезно относиться к заявлениям женщин. «Недостаточно просто поверить мне на слово и сразу отказаться от этого», — сказал он, потому что «такой подход — это то, как культура жестокого обращения так долго сохранялась».

Кампания по переизбранию Трампа быстро выпустила цифровую рекламу, в которой видные демократы, в том числе Байден и Клинтон, заявили: «Верьте женщинам» и тому подобное.

«Дамы и господа, у нас просто не может быть двух сторон», — сказала советник Белого дома Келлианн Конвей. «Мы не можем решить, какие женщины были включены в« верю всем женщинам »».

Хилл, давно критикующий то, как Байден отреагировал на ее обвинения против Томаса, выступил с заявлением, подчеркнув сложности во всем политическом спектре. Отметив Рида, обвинителя Кавано, Кристин Блейси Форд и многочисленных обвинителей Трампа, Хилл призвал к расследованию «невыполненных заявлений о неправомерных сексуальных действиях» против Трампа и Байдена, предупредив, что в противном случае «общественность должна сама выяснить правду.”

___

Авторы Associated Press Джилл Колвин, Дарлин Супервилль и Брайан Слодиско из Вашингтона внесли свой вклад в подготовку этого отчета.

___

Следите за предвыборной кампанией 2020 года с экспертами AP в нашем еженедельном политическом подкасте «Ground Game».

ExxonMobil о гипотетическом звонке Трампа: «Чтобы мы все поняли, этого никогда не было»

ExxonMobil категорически отрицала тот факт, что президенту Трампу и его генеральному директору звонили, когда г-н Трамп просил пожертвовать на кампанию в обмен на благоприятную политику.Это заявление было сделано после того, как Трамп сказал: «Я воспользуюсь компанией», а затем предложил позвонить «главе Exxon» и попросить пожертвования на кампанию в обмен на «пару разрешений».

«Нам известно о заявлении президента относительно гипотетического разговора с нашим генеральным директором… и, чтобы все было ясно, этого никогда не было», — написала ExxonMobil в понедельник днем.

Федеральный закон запрещает сбор пожертвований на избирательную кампанию в обмен на конкретные результаты политики.

На митинге в Аризоне в понедельник г.Трамп назвал себя «величайшим сборщиком средств в истории».

«Все, что мне нужно сделать, это позвонить главе каждой фирмы с Уолл-стрит, главе каждой крупной компании, главе каждой крупной энергетической компании», — сказал г-н Трамп. «Сделайте мне одолжение, пошлите 10 миллионов долларов на мою кампанию». ‘Да сэр.’ Они говорят: «Единственное, почему вы не просили большего, сэр?» Я бы … я бы получил больше денег, но что теперь? Я не хочу этого делать. Потому что, если я сделаю это, я полностью скомпрометирован. Потому что, когда они звонят мне, вы знаете, что вы лояльный человек, и вот что происходит: эй, ты знаешь, ты будешь делать вещи, которые стоят намного больше денег…. Итак, я звоню одному парню, главе Exxon. Я звоню главе Exxon, я не знаю, понимаете. Я воспользуюсь компанией. ‘Привет как дела? Как идет энергия? когда ты занимаешься разведкой? О, тебе нужна пара разрешений, а? Хорошо.’ Но я звоню главе Exxon и говорю: «Знаешь, я бы хотел, чтобы ты прислал мне 25 миллионов долларов на кампанию». «Совершенно верно, сэр, почему вы не спросили?»

Г-н Трамп в последнее время отставал от своего соперника-демократа Джо Байдена в сборе средств.Преимущество наличных денег у Трампа, а г-н Трамп провел выходные за сбором средств.

Более

На митинге в Джейнсвилле, штат Висконсин, в субботу, г-н Трамп сказал, что у него «могло бы быть больше денег», если бы он был готов «позвонить на Уолл-стрит», но «тогда, когда они позвонят вам, вы должны принять это. вызов.»

☠️ Судные дни, которых никогда не было

Премиум-сторонники — нажмите здесь, чтобы прослушать аудиозапись этого текста.

Если вы читаете это, поздравляю. Вы пережили апокалипсис по той простой причине, что его никогда не было.

Возможно, нам следует привыкнуть к тому, что предсказания судного дня уже не оправдались, но человечество, похоже, питает слабость к мысли о его неминуемой гибели. Выбросьте «в течение ‘x’ лет, вы …» и добавьте мучительную судьбу, как будто быть похороненным под слоем льда или ослепнуть от нефильтрованного ультрафиолетового света, и вы обязательно будете захватывать людей … и СМИ — безраздельное внимание.

История действительно полна думстеров. Когда в 1970 году гарвардский биолог Джордж Уолд зловеще предсказал, что «цивилизация исчезнет в течение 15 или 30 лет, если не будут приняты немедленные меры для решения проблем, стоящих перед человечеством», он почти не придумал ничего нового. В то время как суеверия подпитывали катастрофические страхи предыдущих поколений, современные сценарии судного дня часто не учитывают человеческую изобретательность, предполагая, что вместо этого мы оказываемся в заложниках силами, якобы вызванными нашими действиями.

К счастью, нам не раз удавалось преодолевать невзгоды судьбы и уныния.Подайте примеры.

Остерегайтесь наводнения

Чтобы получить представление о перспективе, давайте вернемся к 20 февраля 1524 года. В тот день немецкий математик и астроном Йоханнес Штеффлер предсказал, что мир захлестнет наводнение. Когда упал небольшой моросящий дождь, люди изо всех сил пытались подняться на борт трехэтажного ковчега, построенного на Рейне. В конце концов, в результате беспредела погибло больше людей, чем во время настоящего наводнения, которого так и не произошло. Стёффлер, не испугавшись, затем изменил свой прогноз.Он пообещал, что в конце концов придет смерть волной. Подождите 30 лет.

Йоханнес Штёффлер предсказал, что мир захлестнет наводнение.

Комета: прибывает

Мировая паника 1910 года содержала все знакомые составляющие гибели, включая заголовки вроде «Комета может убить всю земную жизнь, — говорит ученый». Противогазы слетели с полок. Появились безопасные комнаты. Воздух в бутылках стал популярным товаром. А в Оклахоме девственницу чуть не принесли в жертву, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу — комету Галлея и ее ядовитый цианогеновый хвост, мчащийся к Земле.В конце концов, те, кто предпочитал вечеринки на крыше, прятаться под землей, сделали правильный выбор.

«Комета может убить всю земную жизнь, говорит ученый» — был заголовок в 1910 году.

Вы все умрете с голоду

В период с 1980 по 1989 год около 4 миллиардов человек, в том числе 65 миллионов американцев, погибнут в результате «Великой смерти». Выключенный.» Эта мать всех предсказаний судного дня принадлежит биологу из Стэнфорда Полу Эрлиху, который сделал себе имя в 1970-х годах потоком апокалиптических заявлений о наших нестабильных отношениях с природой.Эрлих был в хорошей компании.

Угроза «демографической бомбы» потрясла мир примерно в то время, когда был основан День Земли. Глядя на 2000 год, думстеры предвидели столь ужасный и широко распространенный массовый голод, что один обладатель Пулитцеровской премии даже предположил — в духе гонки ядерных вооружений — что «некоторым перенаселенным группам населения бомба может однажды больше не казаться угрозой, но выпуск. »

Так что же произошло на самом деле? Даже несмотря на то, что население Земли выросло с 3 миллиардов в 1960 году до 7.Сегодня, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, количество калорий на душу населения составляет 6 миллиардов, особенно в более бедных регионах Азии и Африки. В то же время общий коэффициент рождаемости упал ниже уровня воспроизводства в некоторых промышленно развитых странах и упал до 2,6 в развивающихся странах по сравнению с 6,06 в 1950 году.

Люди, пострадавшие от голода во время голода 1876-78 годов в Бангалоре. Источник: Википедия

Террор озоновой дыры

Это была ужасная история конца 20-го века: естественный солнцезащитный крем Земли исчез, в результате чего овцы ослепли, кролики превратились в зомби, а кожа южно-чилийских фермеров «закипела, как вода. .Все взоры обратились на растущую озоновую дыру (которая является лишь дырой в метафорическом смысле) над Южным полюсом, были проведены измерения и сделаны мрачные прогнозы.

«Это похоже на СПИД с неба», — цитирует слова одного испуганного инженера в 1991 году Newsweek . Даже тогда некоторые из самых сверхъестественных заявлений отвергались как «слишком много цыпленка и недостаточно Галилея», но страх перед озоновой дырой был реальным. Исчезнет ли защитный пузырь и небесные элементы навсегда уничтожат человечество и жизнь на Земле?

Так как же все вышло? В наши дни, отмечает журнал Smithsonian , ученые знают намного больше об озоновой дыре и ее сезонных колебаниях.Ожидается, что дыра полностью залечит к 2050 году, во многом благодаря Монреальскому протоколу, договору, подписанному в 1987 году о поэтапном отказе от озоноразрушающих химикатов, хлорфторуглеродов (ХФУ), из таких продуктов, как лаки для волос и холодильники.

Террор озоновой дыры означал, что естественный солнцезащитный крем Земли исчез, в результате чего овцы ослепли, кролики превратились в зомби, а кожа южно-чилийских фермеров «закипела, как вода».

Холодно — или нет

Ни один ребенок 80-х не может забыть о надвигающейся гибели нового ледникового периода.Каждый прохладный ветерок стал прелюдией к тому, что должно было произойти. Действительно становится холоднее, не так ли?

В конце концов, предсказания были столь же последовательными, сколь и ужасными. Boston Globe , 1970: «Ученые предсказывают новый ледниковый период к 21 веку». The Guardian , 1974: «Космические спутники показывают, что новый ледниковый период быстро приближается». Нью-Йорк Times , 1978: «Международная группа специалистов не видит конца 30-летней тенденции к похолоданию».

В Newsweek ученые также забили тревогу о дымовых трубах и реактивных самолетах, которые, по их словам, извергали в атмосферу столько загрязнений, что «защищенная от солнечного тепла планета остынет, водяной пар упадет и замерзнет, ​​а родится новый ледниковый период.»

Мы все знаем результат. Страх перед морозом улетучился, но заголовки о судном дне продолжали появляться, только теперь жара была реальной угрозой. ( Салон , 2001:« Вестсайдское шоссе в Нью-Йорке под водой, 2019 »).

В фильме« 2012 год: Ледниковый период », выпущенном в 2011 году, Нью-Йорк превращается в гигантский морозильник. . Прикончит ли нас ожидаемая ошибка кодирования — ошибка тысячелетия — когда часы пробьют полночь 31 декабря? Неужели вышедшие из-под контроля компьютеры отправят самолеты в пикирование? Будут ли ядерные ракеты запускаться самостоятельно? Мир был на грани (кредит, где это связано: некоторые уравновешенные люди утверждали, что это был большой обман), подвалы были заполнены товарами длительного пользования, а чиновники умоляли всех прекратить копить.

К тому времени, как мы дошли до безнадежного финала — ничего не произошло! — правительства по всему миру потратили эквивалент 448 миллиардов долларов сегодняшних денег на борьбу с угрозой. И где-то в Техасе в местных новостях упоминался отец, который собрал достаточно продуктов, чтобы заполнить мини-маркет, устроил большую вечеринку, чтобы опорожнить свой мегаморозильник. «Мы все съели».

Неужели вышедшие из-под контроля компьютеры отправят самолеты в пикирование? Будут ли ядерные ракеты запускаться самостоятельно? Ошибка тысячелетия заставила правительства всего мира потратить 448 миллиардов долларов.Но ничего не произошло.

Не задыхайтесь

1970-е годы были не лучшим десятилетием для окружающей среды в Соединенных Штатах. Смог задушил многие американские города и реки, заполненные неочищенными сточными водами. Все это давало благодатную почву для мрачных прогнозов. В 1970 году журнал Life писал, что у ученых есть веские доказательства того, что в течение десяти лет горожанам понадобятся противогазы, чтобы выжить в условиях загрязнения воздуха. Эколог из журнала Time заметил, что это только вопрос времени, когда вся земля станет непригодной для использования.А звездный думстер Пол Эрлих оценил число погибших в 1973 году в результате «смога-катастроф» в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе до 200 000 человек.

Что нам говорит ретроспективный взгляд? Смог рассеялся, и реки по большей части снова пригодны для рыбной ловли и купания. В 1999 году аналитик Министерства внутренних дел после исследования выбросов пришел к выводу: «Более чистый воздух — прямое следствие более совершенных технологий и огромных и устойчивых инвестиций, которые только богатая страна могла бы вложить в разработку, установку и эксплуатацию этих технологий.«

В 1970 году журнал Life писал, что у ученых были убедительные доказательства того, что в течение десятилетия горожанам понадобятся противогазы, чтобы выжить в условиях загрязнения воздуха. Изображение из STALKER: Shadow of Chernobyl

С тех пор многое произошло. Электромобили снизили потребление нефти по данным Международного энергетического агентства, почти на 600000 баррелей в день в 2019 году, а продажи электромобилей, как ожидается, установят новый рекорд доли рынка в 2020 году. В этой части истории есть еще кое-что, но мы отложим это на другой раз.

На данный момент апокалипсис отменен. ☀️

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.