Подростковый кризис это: Подростковый кризис. Что это такое?

Содержание

Подростковый кризис. Что это такое?

Подростковый кризис. Что это такое?

 

Подростковый период — особенный, единственный, неповторимый период человеческой жизни, в котором происходит физическое, нравственное, личностное развитие человека. Подростковый кризис – это взрыв после спокойного, или относительно спокойного детского существования, возраст ожидания, смятения и поиска.

В самом начале подросткового возраста (11 – 13 лет) меняется тело подростка: удлиняются руки и ноги, утолщаются бедра, появляются признаки оволосения, меняются черты лица, голос и т. д. Наряду с этим возникает масса необычных ощущений, которые связаны либо с характерными для подросткового возраста вегето-сосудистыми нарушениями, либо с половым созреванием. В этот период подростку, как правило, не нравится его новая «оболочка», не соответствующая сложившимся представлениям о красоте и изяществе (для девочек), о мужестве и силе (для мальчиков), поэтому любое неосторожное слово, незначительное замечание со стороны взрослых ранит, повергает в уныние или вызывает агрессию.

Между тем, кроме изменений в теле наблюдаются и изменения в эмоциональной сфере: с началом подросткового возраста возможны частые колебания настроения, часто противоречивые оттенки настроения; подросток остро и болезненно реагирует на все, происходящее вокруг. Он раним, сверхчувствителен, хотя и пытается скрыть свои чувства под маской безразличия, высокомерия, бравады, дерзости.

Настроение часто меняется без причины или по незначительному, с точки зрения взрослого, поводу. При этом преобладающим оттенком настроения является тревога, чередующаяся со страхом за свое будущее: «Каким я вырасту», «Вдруг мои планы и мечты не смогут осуществиться».

В этот период детская внушаемость, зависимость, податливость сменяются резкой оппозицией, критиканством, отрицанием авторитетов. Подросток начинает видеть недостатки своих родителей, болезненно переживает их замечания, требования, бестактность, обусловленную тем, что родители не всегда понимают, что подросток переживает ломку и уже перестал быть ребенком. Подросток со всей страстью и безрассудством начинает бороться за свою независимость, отрицая идеалы отцов и матерей и противопоставляет им свои еще не оформившиеся, часто меняющиеся  идеалы. Это противопоставление называется  «реакцией сепарации» и чаще всего преследует одну цель: вырваться из привычного, ограниченного, с точки зрения подростка, мирка, показать, что он свободен, продемонстрировать свою независимость и оригинальность.

В это время заметно ухудшаются  отношения со взрослыми, друзьями, родителями. Очень важной особенность подросткового периода является повышенная рефлексия: самокопание, анализ своих и чужих поступков, «раскладывание по полочкам», непрерывное обдумывание и определение своего места в мире, обществе, попытки оценить себя.

Изменяется поведение, эмоциональные реакции, привязанности, вкусы. Любому подростку независимо от национальности и культуры присущ определенный комплекс, выраженный в большей или меньшей степени.

Таким образом, для этого возраста характерно:

— половое созревание, сопровождающееся бурными изменениями тела, массивными вегетативными проявлениями;

— эмоциональная заряженность, выраженная неустойчивость настроения, сверхчувствительность к внешним влияниям;

— повышенный интерес к своим физическим и психическим особенностям, озабоченность по поводу своего интеллектуального и нравственного несовершенства, стремление к самосовершенствованию;

— повышенная рефлексия (самокопание), попытка выработки личного мировоззрения, потребность в самостоятельности, независимости, оппозиционность, критиканство, игнорирование авторитетов, «протест против отцов»;

— одновременная с этим зависимость от окружения, страх оказаться вне общества  сверстников (реакция группирования).

 

Медицинский психолог Кашникова Т. А

 

Подростковый кризис

Подростковый возраст является одним из самых важных, существенно влияющим на дальнейшее развитие, критическим периодом в жизни человека. Он выступает в роли «переходного мостика» между детством и взрослостью.

В настоящее время к подросткам принято относить детей 12-15 лет. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, подростковый кризис может возникнуть и в 11 и 13 лет. Начинаясь с кризиса, весь период обычно протекает трудно и для ребенка и для близких ему взрослых. Кризис этого возраста значительно отличается от кризисов младших возрастов. Он является самым острым и длительным. Связано это с воздействием на подростка целого ряда гормональных, психологических и социальных факторов.

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

В основе бурных и подчас болезненно переживаемых изменений организма подростка лежит интенсивная перестройка эндокринной системы, заканчивающаяся достижением половой зрелости. Ребенок вынужден приспосабливаться к физическим и физиологическим изменениям, происходящим в его организме, переживать саму «гормональную бурю». Это состояние удачно выразил американский подросток: « в 14 лет мое тело будто взбесилось». В моменты особенно резких эндокринных сдвигов у подростков отмечается выраженное психическое беспокойство, повышенный уровень тревожности. Пытаясь избавиться от этой тревожности, выплеснуть ее во вне, они часто вступают в конфликты, нередко отмечаются коллективные драки. Этим же объясняется повышенная склонность подростков к посещению массовых шумных рок-концертов, употребление наркотиков и алкоголя.

Наряду с психическими изменениями, обусловленными исключительно гормональным воздействием, у подростков наблюдаются и глубоко психологические, личностные изменения. В этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. Если же подросток сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса:

Кризис независимости.Ребенок становится строптивым, упрямым, своевольным. Отмечаются также негативизм, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт. Некоторые авторы добавляют сюда также ревность к собственности. Для подростка требование не трогать ничего у него на столе, не входить в его комнату, а главное – «не лезть ему в душу». Остро ощущаемое переживание собственного внутреннего мира – вот та главная собственность, которую оберегает подросток и ревниво защищает от других.

Кризис зависимости. Его симптомы – чрезмерное послушание, зависимость от старших и сильных.

Если «кризис независимости» – это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил, то «кризис зависимости» – возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности. И то и другое – варианты самоопределения (хотя, конечно, неосознанного или недостаточно осознанного). В первом случае это: «Я уже не ребенок», во втором – «Я ребенок и хочу оставаться им».

«Кризис зависимости» – достаточно неблагоприятный вариант развития. Важно учесть, что подростки, так переживающие кризис, как правило, не вызывают у взрослых беспокойства, напротив, родители часто гордятся тем, что им удалось сохранить нормальные, с их точки зрения, отношения, т.е. отношения по типу «взрослый – ребенок».

Как правило, в симптомах кризиса присутствует та и другая тенденция, но одна из них доминирует.

Взрослым полезно знать основные проявления подросткового кризиса:

Негативизм, который проявляется как негативная установка по отношению ко всему окружающему. Очень часто за негативизмом скрываются тоска, угнетенное состояние. По этой причине подростки зачастую начинают вести личные дневники, т.к. не могут никому доверять.

Склонность к анализу, в том числе к безжалостному анализу окружающих (родителей, учителей) и самоанализу в сочетании с крайней эгоцентричностью. Подросток, который без конца щупает свои мускулы, или девушка, которая часами краситься, как правило, искренне воображают, что произведут не просто значимое, а неизгладимое впечатление на других.

Подростковая депрессия, которая может проявляться в безразличии, чувстве пустоты, ощущении, что детство уже кончилось, а взрослым еще себя не чувствует.

Суицидальное поведение. Следует знать, что в 90% случаев суицидальное поведение в виде угроз, высказываний, намерений – это «крик о помощи», адресованный прежде всего своим близким. Иногда суицидальные попытки подростков носят просто демонстративный характер. Однако не надо принимать это так, будто все происходит «ни с чего» или «нарочно».

Как помочь своему подростку успешно пережить кризис?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Во-вторых,отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

В- третьих, отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ни казались.

В-четвертых, Как можно раньше дайте подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Советуйтесь с ним по каждому пустяку. Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-пятых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь.

В-шестых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

Абдуллина Лилия, клинический психолог. По материалам журнала «Планета здоровья»

Как преодолеть кризис подросткового возраста — советы для родителей

Что такое подростковый кризис, как он возникает и как с ним справиться, рассказывает специалист по соцработе семейного центра «Берегиня» Марианна Комлева.

Признаки и развитие кризиса

Подростковый возраст — это сложный период как для детей, так и для взрослых. Трудности появляются из-за остроты кризисного периода определенной возрастной ступени.

Подростковый кризис проходят абсолютно все без исключения, только начинается и заканчивается он у всех совершенно по-разному. У некоторых детей кризис может появиться уже в 10 лет, в то время как у другого — только в 13.

Можно выделить младший подростковый возраст, который наступает в 10 или 11 лет, средний — в 11 или 12 лет и, соответственно, старший — в 13 или 14 лет. При этом большинство психологов убеждены в том, что если кризис проявился позднее, то его проявления будут острее.

Как проявляется подростковый возраст:

  • Повышенное стремление к общению со сверстниками или детьми чуть старше. Многие родители наверняка замечали, что два подростка могут общаться хоть целую вечность, обсуждать свои насущные проблемы и переживания
  • Стремление утвердить собственную автономию, самостоятельность и независимость. Отныне у него есть собственное решение, которое, по его мнению, является единственно правильным. Все это формирует в дальнейшем личность ребенка.

«Кризис независимости»

Подросток начинает вести себя независимо от родителей и прочего окружения. Именно поэтому он носит такое название. В большинстве случае это своеволие, свое мнение обо всем происходящем, которое обесценивает взрослых и проявляется как отрицательное отношение к их условиям и требованиям.

Все это является типичным для кризиса независимости. Из жизни ребенка не получится так просто взять и вычеркнуть все симптомы кризиса. Помните о том, что они проявляются не постоянно, а периодически. Родителям не стоит их обострять.

Согласитесь: когда нам плохо, мы просим не беспокоить нас, особенно по пустякам, в то время как ребенок, чувствуя то же самое, но не умея управлять собственными эмоциями, может замкнуться или же, наоборот, начать срываться. С этим довольно трудно бороться. И не столь нужно, так как это своего рода крик души о помощи.

Родителям необходимо выслушивать все крики своего ребенка как можно спокойнее и не усугублять ситуацию нравоучениями. Такой подход значительно труднее, чем кажется на первый взгляд, поэтому стоит заранее набраться терпения.

Регулярные упреки в адрес ребенка, тем более применение физической силы, только усилит негодование подростка. А это, в свою очередь, толкает на совершение глупых, необдуманных поступков.

«Кризис зависимости»

Такой путь развития встречается все чаще. У подростка наблюдается чрезмерное послушание, а также зависимость от сильных и старших. Ребенок не хочет взрослеть и становиться независимым, боясь столкнуться с трудностями и принимать решения самостоятельно.

Многим на первый взгляд такое развитие событий покажется более легким, но это далеко не так. Дело в том, что подрастающий ребенок становится инфантильным, при этом его личность замедляется в развитии, он становится целиком и полностью зависим от родителя.

Протекание кризиса в большей степени зависит исключительно от стиля воспитания и самих взрослых. После того как фазы развития сменят друг друга, постепенно подростковый кризис пройдет.

Как можно помочь ребенку

В семье должно быть равноправие, ребенок не должен чувствовать себя неполноценным членом семьи. У подростков очень колеблется самооценка, происходят частые перепады настроения, он может быть то слишком ласковым, то грубым и агрессивным.

Самым оптимальным решением является компромисс и взаимные уступки. Постарайтесь следить за тем, с какими людьми общается подросток, в какие игры он играет, какие фильмы смотрит, с кем общается в социальных сетях.

Помогайте подростку управлять эмоциями на личном примере, хвалите его за достижения и ни в коем случае не сравнивайте его с другими детьми. Не говорите, что они в чем- то лучше его.

Старайтесь быть для своего ребенка не только мамой или папой, но старшим опытным, понимающим, чутким другом, которому он будет доверять. Подросток должен знать, что его одобрят, поймут и поддержат в любой момент его жизни.

Подростковый период — самый сложный в жизни любого человека и очень важно, чтобы ребенок благополучно его прошел c минимальными потерями и приобрел уверенность, надежду и оптимизм, смотря в будущее.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

основные черты, фазы, советы родителям детей подросткового возраста

 

 

Подростковый кризис – период, в который человек переживает гормональный сбой вследствие перехода из детского в юношеский возраст. Обычно он наступает с 13-14 лет и сопровождается непослушанием, депрессиями и повышенной эмоциональностью.

Возрастная психология насчитывает в жизни человека более восьми кризисных периодов. Подростковый же является самым длительным и тяжелым из них.  В это время физически тело человека меняется, оно переходит в стадию полового созревания, которая и тянет за собой гормональный сбой.

 

Для девочек этот период обычно наступает с началом менструации (11-13 лет). Для мальчиков разброс больше – от 11 до 15 лет. Растущий человек начинает понимать, что детство закончилось, но полноценной взрослой личностью ощущать он себя еще не может. Из-за неопределенной самоидентификации и излишней эмоциональности подросток впервые вдается в самокопание, из которого следует неподчинение, бунт и агрессия в сторону себя и окружающих.

 

Причины подросткового кризиса

 

Основная причина такого кризиса – проблема с определением себя в мире. Даже если ребенок живет в счастливой и любящей семье, чувствует поддержку, кризис неизбежен из-за общества, в котором он существует. К нему может привести:

  • отсутствие внимания противоположного пола;
  • чрезмерный контроль со стороны родителей;
  • сложности в школе;
  • отсутствие самостоятельности;
  • нереализованные желания.

Как только у ребенка приближается возраст полового созревания, родители должны быть начеку, и оказать должную поддержку запутавшемуся индивиду. Как же понять, что у подростка проблемы? Основные черты – это:

  • Депрессивное состояние. Подросток целыми днями ходит хмурый, у него появляется апатия, общение со сверстниками меньше его интересует. Девочки начинают быть более истеричными и слезливыми, мальчики – замкнутыми в себе.
  • Попытки увечий. Депрессивное состояние влечет желание причинить себе физический вред. Большинство подростков в кризисный период калечат себе руки или ставят синяки. Это – крик о помощи. Такие действия не значат, что у вашего ребенка психические отклонения, они значат, что справиться самостоятельно со сложностями у него не хватает сил.
  • Непослушание. То, что раньше ребенок считал своей обязанностью (хорошие оценки, уборка дома, поездки на каникулы к бабушке), теперь вызывает у него негативную реакцию. Он отказывается делать какие-то поручения, упрекает родителей за беспокойство о нем, вступает в конфликты со сверстниками.
  • Закрытость. Требование не входить в его комнату, не трогать вещи, не переставлять и не убирать ничего на его территории без личного присутствия. Это способ обозначить свое личное пространство и то, что он больше не намерен допускать к нему даже родителей.

 

Советы родителям: как помочь своему ребёнку мягко пройти подростковый кризисный возраст?

 

В кризисный период у подростка наиболее выражена потребность к самостоятельным действиям и решениям. Есть жесткие ограничения в свободе со стороны родителей – есть бунт. Это не значит, что нужно позволять подростку гулять всю ночь, бездельничать или приносить плохие оценки. Это значит – нужно искать подход.

Прежде чем дать больше прав ребенку, нужно стать его другом и поддержкой. Это нужно прививать с самого детства, иначе уровень взаимопонимания в подростковом возрасте упадет ниже некуда. Проявите заинтересованность в его проблемах. Поговорите с ним о половом созревании без стеснений и красных щек. Советуйтесь с ним, перед тем как принять какое-то важное решение для вашей семьи.

К подростковому возрасту у вас уже должны быть сформированы крепкие дружеские отношения. Это важно, потому что в атмосфере доверия и взаимоуважения человеку куда проще поделиться своими внутренними переживаниями, рассказать о своих «косяках» без боязни быть непонятым или наказанным. Слушайте его, делитесь с ним воспоминаниями о своих юношеских проблемах, давайте ненавязчивые советы и просто будьте рядом  в тяжелый момент.

Подростковый кризис — причины, диагностика и лечение

Когда начинается и когда заканчивается подростковый кризис?

В среднем (для климатической зоны Северной Европы и северо-запада России): 11-16 лет — у девочек и 12-18 лет — у мальчиков. Но на практике все происходит сугубо индивидуально. В качестве пикантности: подростку Достоевского из одноименного романа — двадцать один год. Не слабо, как говорят сами подростки, не правда ли?

В целом, у девочек подростковый кризис протекает в более мягкой форме, наступает раньше и кончается быстрее, чем у мальчиков. Может быть, это связано с тем, что требования к самоопределению юношей и мужчин в нашем обществе традиционно жестче, чем аналогичные позиции для девушек и женщин.

И все же начало и конец подросткового кризиса — дело сугубо индивидуальное, и любые точные предсказания в этом вопросе неизбежно будут носить характер спекуляции.

Цели и задачи подросткового кризиса

Принято считать, что основной целью подросткового кризиса является самоутверждение подростка, отстаивание себя как полноценной личности. Отчасти это, разумеется, именно так и есть. Социальная, интеллектуальная и биологическая зрелость человека в нашем сегодняшнем обществе разнесены во времени, то есть наступают не одновременно. И стало быть, какую-то из этих «зрелостей» и отстаивает наш подросток. Но какую?

Понятно, что о биологической зрелости 11-летней девочки или 13-летнего мальчика не может быть и речи. Несмотря на грустный факт появления в нашей стране прослойки детей, образование которых заканчивается после пятого-шестого класса, основная масса юношества в этом возрасте все еще продолжает плодотворно (или не очень) учиться в школе. Следовательно, насильственное или добровольное, но интеллектуальное развитие тоже еще на полпути. Социальная зрелость наступает в нашей стране чуть ли не позже, чем в большинстве развитых стран. Тридцатилетний мужчина, имеющий собственную семью, которому регулярно помогают старички-родители, — отнюдь не нонсенс как в Советском Союзе, так и в сегодняшней России. В последние годы, в связи с общей «американизацией» сознания и самой жизни, вроде бы наметилась тенденция к более раннему обособлению молодых людей от родительской семьи. Но пока это только тенденция.

Так какую же зрелость наш подросток отстаивает? Воображаемую, как считает большинство «пострадавших» от подросткового кризиса родителей? Или мы что-то упустили из виду?

Разумеется, упустили! За звучными терминами мы не заметили главного — самого человека. Однозначно незрелого по всем вышеописанным (и многим другим) позициям, но также однозначно существующего в нашем пространственно-временном континууме.

Когда ребенок рождается, первые минуты своей жизни он связан с матерью пуповиной — материальной биологической структурой, по которой к нему на протяжении всей внутриутробной жизни поступали необходимые для этой самой жизни вещества. Потом пуповину обрезают, но связь ребенка с матерью все еще во многом физична — кормление грудью, тесный физический контакт. Известно, что младенцы, лишенные тесного физического контакта со взрослым человеком в первые месяцы жизни, часто погибают, даже если кормление и гигиенический уход за ними близки к идеальным показателям.

Когда ребенок начинает ходить, первое время он предпочитает передвигаться, держась за материнский подол или палец. В дальнейшем (2—3 года) ребенок очень нервничает и пугается, когда мама или папа куда-то уходят, оставляя его одного или с малознакомыми людьми.

Постепенно, однако, сфера самостоятельных действий ребенка расширяется. Он сам играет в песочнице, посещает детский сад, бегает с другими ребятами во дворе. Но обиженный сверстниками, разбив коленку, он все равно идет к маме или папе за защитой, жалостью и лаской. Иногда (с годами все реже) он приходит просто так, залезает на колени («Не стыдно тебе, такой большой!»), или просто прижимается к маминому боку, испытывая потребность в «подзарядке» все той же биологической по сути общностью, без которой не могут выжить младенцы.
С поступлением в школу сфера социальных контактов ребенка стремительно расширяется. Появляются первые настоящие друзья «до гроба», первые недруги Альтруизм и предательство, верность и честь — все это теперь существует вне дома, в сфере социальной жизни ребенка. Делится ли он дома своими победами и поражениями, находками и потерями — это зависит исключительно от поведения родителей, от их собственной нравственной позиции и от искренности их заинтересованности в том, чтобы ребенок не просто «не дрался», «не хулиганил», «дружил только с приличными детьми», а именно учился общаться, вести за собой и подчиняться другим, побеждать и терпеть поражение, находить выход в трудных, запутанных, и не всегда понятных взрослым ситуациях взаимоотношений детского социума. В это время (5—6 класс) наша воображаемая связь-резинка между ребенком и родителями растягивается до максимума. Дальнейшее ее растяжение становится болезненным для одной или для обеих сторон.

И тут-то как раз и наступает подростковый возраст. И его целью и задачей становится обрыв этой самой когда-то жизненно необходимой, а теперь сковывающей дальнейшее развитие связи.

Я больше не ваш придаток! — заявляет подросток. — Я самостоятельный человек.

Он передергивает, блефует, и на любой вопрос в лоб («В чем это ты такой самостоятельный?!») у него нет вразумительного ответа. Есть только чувство дискомфорта от перерастянутой «резинки». Если у родителей в момент самых первых заявлений хватит ума и смелости самим перерезать эту связь («Хорошо, ты самостоятельный человек, живущий рядом с нами. Ты можешь сам принимать те решения, которые тебе по силам. Если ты с чем-то не справишься, мы поможем тебе, но уже не как суверен вассалу, а как твои самые близкие друзья»), то ребенок-подросток, как правило, пугается внезапно открывшейся перспективы самому отвечать за все, и одновременно благодарен родителям за доверие, проявленное к его личностным силам. В этом случае условное расстояние между ним и родителями может стать даже меньше, чем было «до обрезания».

Если же (что бывает гораздо чаше) родители боятся перерезать эту морально и физически «устаревшую» связь, с тем чтобы заменить ее на новую («Это же все только слова, он же на самом деле еще глупый! Ничего не понимает! Жизни не знает!»), то ножницы берет сам подросток (иногда в ход идут копи и зубы), и вот именно тогда мы и имеем дело не просто с подростковым возрастом, но с подростковым кризисом во всей его красе. Если подростку после долгих попыток все же удается перегрызть охраняемую родителями «резинку», то его по инерции относит так далеко, что на восстановление доверительных и полноценных отношений могут потребоваться годы.

Если же родители оказываются сильнее, и подросток смиряется с длящимся положением «суверен — вассал», то его личностное развитие неизбежно искажается и надолго сохраняет инфантильные черты. Иногда в этом случае развивается невроз.

Итак, целью и задачей подросткового кризиса является приобретение не самостоятельности (она подростку еще и не нужна, и не по зубам), но личностной автономии, необходимой для дальнейшего развития личности по взрослому типу, то есть, иными словами, для развития умения брать на себя ответственность за все последствия своих взглядов, слов и действий.

Как вести себя родителям?

Во-первых, необходимо внимательно относиться к возрастному развитию своего чада, чтобы не пропустить первые, еще смазанные и неотчетливые признаки наступления подросткового возраста.

Как уже было сказано выше, подростковый возраст наступает у каждого ребенка в свое время и никакие общие правила здесь не могут быть догмой. Я видела десятилетнего мальчика-грузина, который имел отчетливые усики и отчетливый подростковый конфликт с папой, который в свою очередь никак не мог в это поверить и темпераментно объяснял мне, что у него самого никакого подросткового кризиса не было, и вообще в грузинских семьях такие безобразия не встречаются.

Видела я и двадцатичетырехлетнюю молодую женщину, которая пришла ко мне на прием вместе с встревоженной мамой, которая говорила о том, что вот, дочка окончила институт, вышла замуж, но жить самостоятельно отказывается наотрез, по-прежнему во всем советуется с мамой, и живет как бы ее умом. Когда девочке было 14 лет, маму это необычайно радовало и хотелось сохранить такое состояние отношений подольше. Мама как личность гораздо сильнее дочери, и у нее все получилось. Но с трудом завоеванный результат теперь почему-то радовать перестал.

Во-первых, отнеситесь серьезно к индивидуальным темпам развития вашего ребенка. Не считайте его маленьким, когда он уже начинает ощушать себя подростком. Но и не толкайте в подростковость насильно. Возможно, вашему сыну (или дочке) нужно на год или два больше времени, чем его сверстникам. Ничего страшного в этом нет.

Во-вторых , отнеситесь серьезно ко всем декларациям вашего подростка, какими бы глупыми и незрелыми они вам ми казались.

Обсудите и проанализируйте вместе с сыном (или дочкой) каждый пункт. Добейтесь того, чтобы вы одинаково понимали, что именно значит, например, такая фраза, как: «Я все могу решать сам!». Что именно за ней стоит? Я могу сам решать, какую куртку мне надеть на прогулку? Или я могу сам решать, ночевать ли мне дома? Дистанция, согласитесь, «огромного размера». Кроме того, серьезное, лишенное насмешки и пренебрежения обсуждение важно еще и потому, что подросток довольно часто делает свой запрос «с запасом», так же как называет цену рыночный торговец. Именно для того чтобы можно было поторговаться и уступить. А родители иногда, вместо того чтобы увидеть эту «рыночность» за проса, пугаются непомерности требований и начинают паниковать и запрещать все подряд.

В-третьих, как уже было сказано выше, прекрасно если вы сами и вовремя перережете «связь-резинку».

Как можно раньше дайте нашему подростку столько самостоятельности, сколько он может съесть. Утомительно и занудно советуйтесь с ним по каждому пустяку. («Как ты думаешь, какие лучше обои купить? Подешевле и похуже, или получше, но подороже?», «А огурцы какие будем в этом году сажать? Как в прошлом году или попробуем новый сорт?»). Беззастенчиво впутывайте его в свои проблемы и проблемы семьи. («Сегодня мой начальник опять ругался, что клиенты жалуются… А что я могу сделать, если половина из них явно нуждается в помощи психиатра! Как бы ты на моем месте поступила?», «Опять у бабушки почка болит. Что будем делать? Вызвать врача или опять те таблетки купить, что в прошлый раз помогли?»). Пусть подросток поймет, что вы действительно, не на словах, а на деле, видите в нем равного вам члена семьи.

В-четвертых, обязательно сами делайте то, чего вы хотите добиться от своего сына (или дочки). Звоните домой, если где-то задерживаетесь. Рассказывайте не только о том, куда и с кем вы ходите, но и о содержании вашего времяпрепровождения. Давайте развернутые и по возможности многоплановые характеристики своим друзьям и знакомым. Это позволит вам побольше узнать о друзьях вашего сына (или дочки). Чаще приглашайте к себе гостей. Если у вас, родителей, «открытый дом», вы, скорее всего, будете видеть тех, с кем проводит время ваше чадо. И вовремя сможете принять меры, если что-то пойдет наперекосяк. Рассказывайте о своих чувствах и переживаниях. Возможно, иногда что-то расскажет и ваш ребенок. Делитесь с подростком своими проблемами. Не стесняйтесь попросить у нею совета. Вопреки распространенному мнению, иногда подростки очень чувствительны и тактичны в оценке и коррекции именно чужих ситуаций. Кроме того, в этом случае существенно повышается вероятность того, что и со своей проблемой чадо пойдет именно к вам, а не в ближайший подвал.

В-пятых, постарайтесь обнаружить и исправить те ошибки в воспитании, которые вы допускали на предыдущих этапах. Если вы, конечно, не сделали этого раньше. Относительно «обнаружить» проблем обычно не бывает. Потому что именно в подростковом возрасте все допущенные ранее ошибки лезут наружу и зацветают пышным цветом.

По материалам книги Е.В. Мурашовой «Понять ребенка», г.Екатеринбург, «У-Фактория», 2004 г

Источники

  • Surme K., Akman H., Cime Akbaydogan L., Akin M. Evaluation of Parents’ Knowledge and Attitudes Towards Pediatric Dental Practice during the COVID-19 Pandemic. // Oral Health Prev Dent — 2021 — Vol19 — N1 — p.271-277; PMID:33881290
  • Horacek U. , Auer I., Thaiss H. [Children’s daycare and schools-a challenge for local health services in the pandemic]. // Bundesgesundheitsblatt Gesundheitsforschung Gesundheitsschutz — 2021 — Vol64 — N4 — p.463-471; PMID:33871673
  • Vardi N., Zalsman G., Madjar N., Weizman A., Shoval G. COVID-19 pandemic: Impacts on mothers’ and infants’ mental health during pregnancy and shortly thereafter. // Clin Child Psychol Psychiatry — 2021 — Vol — NNULL — p.13591045211009297; PMID:33855857
  • Ghosh AK., Mecklenburg M., Ibrahim S., Daniel P. Health Care Needs in the Aftermath of Hurricane Maria in Puerto Rico: A Perspective from Federal Medical Shelter Manatí. // Prehosp Disaster Med — 2021 — Vol36 — N3 — p.260-264; PMID:33853696
  • Tang Q., Liu Y., Fu Y., Di Z., Xu K., Tang B., Wu H., Di M. A comprehensive evaluation of early potential risk factors for disease aggravation in patients with COVID-19. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.8062; PMID:33850192
  • Desine S., Eskin L., Bonham VL. , Koehly LM. Social support networks of adults with sickle cell disease. // J Genet Couns — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33847032
  • Shi J., Gao X., Xue S., Li F., Nie Q., Lv Y., Wang J., Xu T., Du G., Li G. Spatio-temporal evolution and influencing mechanism of the COVID-19 epidemic in Shandong province, China. // Sci Rep — 2021 — Vol11 — N1 — p.7811; PMID:33837241
  • Patel S., Dadnam C., Hewitson R., Thakur I., Morgan J. Fifteen-minute consultation: Recognition of sickle cell crises in the paediatric emergency department. // Arch Dis Child Educ Pract Ed — 2021 — Vol — NNULL — p.; PMID:33832961
  • Wang NL., Li SM., Wei SF. [The key points and difficulties in prevention of myopia in Chinese children and adolescents]. // Zhonghua Yan Ke Za Zhi — 2021 — Vol57 — N4 — p.241-244; PMID:33832046
  • Lupton D., Lewis S. Learning about COVID-19: a qualitative interview study of Australians’ use of information sources. // BMC Public Health — 2021 — Vol21 — N1 — p.662; PMID:33823843

Кризисы подросткового возраста | Лицей города Кирово-Чепецка

По мнению Л. С.Выготского, ключом к пониманию психологии подростка является проблема интересов. Младший подростковый возраст распадается на 2 фазы – негативную и позитивную, фазу влечений и фазу интересов. Первая, длящаяся около двух лет, связана со свертыванием и отмиранием прежде установившейся системы интересов (отсюда ее протестующий, отрицательный характер) и с процессами вызревания и появления первых органических влечений. Вторая фаза характеризуется вызреванием нового ядра интересов. Выготский также обращает внимание на сходство негативной фазы у подростков с негативизмом, характерным для трехлетних детей, предупреждая, впрочем, об опасности их отождествления (Выготский, 1984).

Описание кризиса пубертатного (подросткового) периода дано в работе Д.Б.Эльконина и Т.В.Драгуновой. Самое важное, по мнению отечественных психологов, в том, что в этом возрасте формируется «чувство взрослости» — стремление быть, казаться и действовать как взрослый. Если взрослые относятся к этому адекватно, то развитие происходит бесконфликтно. И прогноз его более благоприятен. Если же подростков, испытывающий «чувство взрослости», сталкивается с отношением к нему как к маленькому, то возникает конфликт, взаимное непонимание.

Существуют два основных пути протекания данного кризиса: кризис независимости и кризис зависимости.

Кризис независимости

Его симптомы – строптивость, упрямство, негативизм, своеволие, обесценивание взрослых, отрицательное отношение к их ранее выполнявшимся требованиям, протест-бунт, ревность к собственности. Это некоторый рывок вперед, выход за пределы старых норм, правил: «я уже не ребенок».

Кризис зависимости

Его симптомы – чрезмерное послушание. Зависимость от старших или сильных, регресс к старым интересам, вкусам, формам поведения. Это возврат назад, к той своей позиции, к той системе отношений, которая гарантировала эмоциональное благополучие, чувство уверенности, защищенности «я ребенок и хочу им оставаться».

Как правило, подросток занимает двойственную позицию, в симптомах кризисах присутствуют та и другая тенденция, речь идет только о том, какая из них доминирует. В силу недостаточной психологической зрелости подросток, предъявляя взрослым и отстаивая перед ними свои новые взгляды, добиваясь равных прав, стремясь расширить рамки дозволенного, одновременно ждет от взрослых помощи, поддержки и защиты, ждет (конечно, неосознанно), что взрослее обеспечат относительную безопасность этой борьбы, оградят его от слишком рискованных шагов. Поэтому повышенно-либеральное, «разрешающее» отношение часто наталкивается на глухое раздражение подростка, а достаточно жесткий, но при этом аргументированный запрет, вызвав кратковременную вспышку негодования, напротив, ведет к успокоению, эмоциональному благополучию.

Преодолеть подростковый кризис

Значит, конфликты с родителями могут и не быть непременным этапом взросления?

Конечно. Привязанность детей к родителям, дающая им чувство защищенности, естественным образом преобразуется в дистанцию по мере того, как у подростка возникают разнообразные интересы. Многие вспоминают переходный возраст с благодарностью родителям за доверие и терпение. За то, что они не дали повода усомниться в их любви.

Подростковая злость — это форма зависимости, проявление незавершенной сепарации от родителей. Раздражение, гнев или даже ненависть в этом возрасте — проявление тоски по любви, надежды на любовь и отсутствия свободы в проявлении своей любви. Подростки могут испытывать страх: нужен ли я, не отвергнут ли меня, не предадут ли, если я доверюсь родителям? Вдруг они злоупотребят моим доверием, используют его против меня или моих друзей?

Если такие опасения подтверждаются хотя бы однажды, подросток непроизвольно увеличивает дистанцию, а родители, чувствуя, что «теряют» ребенка, усиливают контроль, провоцируя его на дальнейшее отдаление, вместо того чтобы искать компромиссы.

Вообще переходный возраст — это проверка на любовь. Со стороны подростка — часто провокативная: «А если я так поступлю, вы меня примете? Ага, приняли! А если я вот так теперь сделаю, вы еще будете меня любить?..» В некоторых семьях детям приходится прилагать титанические усилия, чтобы на них обратили внимание, и они готовы пойти на многое, чтобы его добиться…

Бывает, что подросток избегает скандалов, ничем не провоцирует родителей и вообще ведет себя очень тихо. Насколько естественно такое поведение?

Вполне естественно, если его причина — психофизиологическая незрелость и инфантильность, замедленное половое созревание. Проблема возникает, когда подросток очень привязан к родителям и избегает отделения от них, ведет себя так, будто выход в «большой мир» представляет для него опасность. Он не готов испытать свои социальные возможности, повернуться лицом к миру, попытаться завоевать его.

Однако иногда подростку просто «не выгодно» расти, если он бессознательно чувствует, что ему отводится особая роль в семье. Например, он ощущает себя связующим звеном между родителями, цементом, который держит семью: если он их оставит, то все рухнет.

Понимание подросткового кризиса

Благодаря хорошей заботе и вниманию ваш ребенок вырос. Фактически, он вырос настолько, что он почти такой же высокий, как вы, если не выше, и для этого он ест восемь. Может быть, ему нужна бритва, может быть, ей нужен бюстгальтер, и теперь вы можете видеть, какого взрослого вы воспитываете. Вы были бы сегодня в очень хорошем настроении, если бы ребенок не просто вас оскорбил. Или, может быть, он опротестовал одно из ваших очень разумных решений.

Вы задаетесь вопросом, улучшится ли положение со временем и увидите ли вы когда-нибудь прекрасные отношения, которые у вас всегда были снова.Вот несколько ответов, чтобы снова улыбнуться во время этого тяжелого и неблагодарного подросткового кризиса.

Оппозиция

Даже если некоторые подростки проходят этот период без особого гнева, если бы не несколько грубых моментов, во время которых они хотят изменить некоторые правила, не адаптированные к их возрасту, другие часто выступают против и пытаются спровоцировать своих родителей тем, что высокомерно насколько возможно.

Конечно, многим родителям трудно принять, что их дети отвечают так мало заботы и отказываются делать то, о чем они их просят.Я не буду пытаться сделать это легко, это раздражает, унизительно и вызывает стресс, потому что вы чувствуете, что теряете контроль и больше не в состоянии обеспечить безопасность своих детей в тот момент, когда они все больше и больше рискуют.

Психология подростков очень сложна. Если вы попытаетесь подружиться с мятежным подростком, он не отнесется к вам без уважения. Если вы будете слишком строги, он будет разочарован и рассержен. На мой взгляд, лучше всего быть честным и спокойным с ним и устанавливать четкие и последовательные правила.

Изменения

Подростковый возраст, как и две ужасные семьи, — это деликатный период, в течение которого вы должны попытаться понять своего ребенка, чтобы не потерять контроль… и свой характер. Помните, когда вашему ребенку было два года, он изо всех сил старался, чтобы его понимали, и когда ему, наконец, удалось выразить себя, он понял, что вы можете сказать «нет». Поэтому он тоже решил сказать «нет».

Точно так же подросток многому научился и не способен понять, что ваши решения не являются произвольными, а основаны на вашем опыте.Они еще не так мудры, как вы, и мудрость со временем накапливается. Вам решать, быть терпеливым. Вы знаете, что говорят: « Если бы молодежь знала, если бы возраст мог ».

Ваш ребенок переживает период интенсивных гормональных изменений, которые могут повлиять на его характер, период быстрого роста, который делает его еще более утомленным, и период, когда влечение к противоположному полу усиливается, спортивные соревнования ожесточены, а академические вопросы становятся невыносимыми. становится серьезным. Это очень утомительный период, и мы были бы по крайней мере так же нетерпеливы, как и они на их месте, поэтому самое меньшее, что мы можем сделать, — это немного снисходительно относиться к тому, что они испытывают и как они реагируют.

Безопасность и сотрудничество

Поскольку мы не хотим, чтобы наш ребенок был счастлив только тогда, когда мы отсутствовали, лучше всего поговорить с ним, объяснить свои решения, риски, на которые мы не готовы пойти, и найти точки соприкосновения по некоторым аспектам, например: вечера, свидания, Facebook, мобильные телефоны и т. д.

Поскольку ваш подросток хочет пойти в кино и в парк со своими друзьями — и, конечно же, без мамы! — Было бы разумно заранее подумать о своих пределах. Прежде чем поговорить с ним, подумайте обо всем, что необходимо решить.Спросите себя, с кем ему будет позволено что делать, куда вы разрешите ему пойти, как поздно и какими средствами. Если вы от природы обеспокоены, вы можете предложить ему мобильный телефон, чтобы он мог позвонить вам в случае крайней необходимости, поговорить с вами каждый час или попросить вас забрать его. Хорошее общение сведет к минимуму риск конфликтов.

Что касается Facebook, выхода нет: у вашего ребенка наверняка будет учетная запись. Законный возраст для использования Facebook — 13 лет. Как и все, что связано с присутствием ребенка в сети, вы можете убедиться, что в его списке нет посторонних, пытающихся встретиться с ним.Вы также можете следить за его общением, чтобы избежать любых издевательств, которые могут отравить семейную атмосферу. Что касается того, чтобы быть «друзьями на Facebook» со своим подростком, это сложный вопрос, и мы обсудим его в другой статье.

Короче говоря, подростковый возраст, которого боятся большинство родителей, — это период приспособления для них и для нас во всем, что касается свободы и отношений. Чем больше вы говорите со своим ребенком, чтобы объяснить свои ценности и убеждения, тем больше он будет склонен доверять вам и знает, как заставить вас гордиться.Ваши отношения помогут ему пережить, на мой взгляд, один из самых трудных (но наполненных) периодов нашей жизни. Мы все были там, и хотя вы не всегда можете предотвратить тяжелые времена своего сварливого и беспокойного ребенка, вы, по крайней мере, будете знать, что старались изо всех сил и тренировали свое терпение в процессе.

подростков в кризисе. Их родители тоже.

Пандемия превратила дом Тиффани Ли в поле битвы.

Опасаясь болезни, г-жа Ли начала принимать меры предосторожности еще в марте 2020 года.Она попросила своего 15-летнего сына Боуэна Дила, известного как Бо, практиковать социальное дистанцирование. Она настояла на том, чтобы он носил маски. Но это его не устраивало, потому что многие люди в их сельском городе не следовали таким правилам, сказала она.

«Он видел, как все его одноклассники устраивают вечеринки у бассейна и играют в боулинг, и он злится на меня, потому что я не отпущу его», — сказала она о Бо, первокурснике средней школы в Меттере, штат Джорджия, за пределами Саванны. . «Он думает, что я плохой родитель, потому что мама стоит между мной и моими друзьями.

Обычно в подростковом возрасте дети разлучаются со своими родителями, но сегодня подростки проводят больше времени дома, чем когда-либо. Подростки, жаждущие бродить стаями, оказались прикованными к своим спальням и болтали с пиксельными изображениями на своих экранах.

«Группа, которая больше всего страдает» с точки зрения изоляции, — это люди в возрасте от 13 до 24 лет, — сказал д-р Гарольд С. Коплевич, президент и медицинский директор Института детского разума в Нью-Йорке. «Они теряют возможность разделиться.У них проблемы с академическими целями. Многие вещи, ради которых они работали, исчезли ».

Но как бы тяжело сегодня ни было быть подростком, быть родителем одного из них утомительно. Национальный опрос родителей подростков, опубликованный в марте детской больницей им. К.С. Мотта, показал, что родители выбирают разные тактики, пытаясь сохранить психическое здоровье своих детей на плаву. Около половины опрошенных заявили, что психическое здоровье их подростков изменилось или ухудшилось во время пандемии. В ответ половина этих родителей попытались ослабить семейные правила Covid-19 или правила социальных сетей.Треть рассказала учителю или школьному консультанту о своем ребенке; почти 30 процентов сообщили, что обращались за официальной помощью в области психического здоровья.

«К этому не было никакой подготовки», — сказала Джули Литкотт-Хаимс, бывший декан первокурсников Стэнфордского университета и автор книги «Как вырастить взрослого: вырваться из ловушки чрезмерного воспитания и подготовить ребенка к взрослой жизни».

«У большинства из нас не было ничего отдаленно напоминающего практику» в связи с пандемией, — сказала она, — «поэтому нам пришлось биться, одновременно выполняя роль родителя, на которого дети могут положиться в плане эмоциональной поддержки.

«Неудивительно, — сказала она, — что мы находимся на коне».

Наличие эффективных вакцин, хотя и приветствуется, порождает новые неопределенности, сказала она. Нормальный возврат? Когда это будет? Что даже сейчас нормально?

«Мы просто в анабиозе», — сказала она. «Мы в буквальном смысле находимся в подвешенном состоянии. Это действительно создает некоторые экзистенциальные проблемы: все ли со мной в порядке? С моей семьей все будет в порядке? »

Доверяйте своим детям.

Для г-жи43-летний Ли конфликт с сыном достиг апогея в январе. Г-жа Ли только что провела праздничный сезон, уклоняясь от ненормативной лексики со стороны клиентов, которые не хотели носить маски в ее бутике одежды. Тем временем Бо потребовал, чтобы ему разрешили вернуться в школу лично.

«Я была в безумии и не могла больше с ним драться», — сказала она. Она сказала, что сказала ему, что если он заразится Covid-19 и принесет его домой семье, «это на тебе. Вы ведь это понимаете?

Определенный уровень автономии важен для подростков, но во время пандемии у них было очень мало, — сказала Дженнифер Колари, автор книги «Связанное родительство: как вырастить отличного ребенка » , терапевт из Сан-Диего и тренер по воспитанию, который ведет семинары по воспитанию детей.По ее словам, для некоторых во время пандемии их собственные грязные спальни могут быть единственным местом, где, по их мнению, они имеют контроль.

Она предлагает назначить встречу с вашим подростком, позже днем ​​или в течение недели, чтобы обсудить любую проблему, которая продолжает втягивать вас двоих в ссору.

«Вы можете сказать:« Сегодня вечером мы собираемся посидеть, и я хочу услышать ваш план », — сказала она. «Я верю, что у вас есть план, и если бы вы могли рассказать мне об этом плане, это действительно помогло бы.’»

Борьба с расизмом.

В условиях расовой напряженности и преступлений на почве ненависти, включая волну антиазиатского насилия этой весной, многие цветные родители пытались помочь своим детям справиться с расизмом и гражданскими беспорядками.

Теа Монье, терапевт из Лос-Анджелеса, наблюдала, как три ее черных дочери-подростка вступают в битвы в социальных сетях, в то время как она и ее муж изо всех сил пытались понять, как лучше всего их поддержать. По ее словам, пара «не хотела контролировать этот процесс». «Им нужно было какое-то время рассердиться.«С другой стороны, если одной из девушек нужно было место, чтобы выразить разочарование или гнев,« мы должны были предоставить это, а затем, когда они были расстроены, разочарованы или обижены, мы должны были провести эти разговоры ».

Тем временем г-жа Монье жонглировала своей собственной работой — включая открытие бизнеса и ведение подкаста — с проблемами дочерей с удаленной школой, в то время как близкие ей люди боролись с Covid-19 и потерей дохода. По ее словам, ей и ее мужу приходилось постоянно напоминать друг другу, «чтобы освободить место для себя.

Рэйджин Джонсон обнаруживает, что она больше, чем когда-либо, напугана своим 17-летним сыном, высоким молодым чернокожим, страдающим аутизмом. «Он очень дружелюбный ребенок, — сказала 43-летняя г-жа Джонсон, учительница пятого класса в Колумбии, Южная Каролина, — и я не хочу, чтобы у кого-то сложилось неверное впечатление, думая, что он агрессивен, когда он просто очень игривый».

Она постоянно беспокоится о том, что может случиться, когда ее сын отправится в мир один. Из-за его плохого понимания социальных взаимодействий и его ограниченного понимания расовой политики, «он действительно не понимает, что происходит», — сказала г-жа Мисс.- сказал Джонсон. «Я пытаюсь сделать так, чтобы он никуда без меня не поехал, но я не могу продолжать это делать».

Как она и другие родители узнали во время пандемии, не может быть идеальных решений для всех возникших проблем. Даже такой простой вопрос, как «когда это закончится?» может казаться безответным. Но эксперты говорят, что есть способы сделать это стрессовое время более управляемым.

Создайте разные пути для подключения.

Если каждый разговор заканчивается дракой или если ваш угрюмый подросток даже не заводит с вами разговор, попробуйте другую тактику.Предложите прокатиться с ребенком, но при определенных условиях. «Пусть они будут диджеями», — сказала г-жа Колари. «А ты, застегни это. Не используйте этот момент, чтобы поучать их. Пусть говорят твои дети ».

Если они открываются, то или позже, постарайтесь не исправлять их проблемы. «Вы слушаете и внимательно слушаете, — сказал доктор Коплевич. «Вы подтверждаете то, что они говорят. Затем, когда они будут готовы, вы говорите: «Хорошо, что дальше?» »

Попросите о помощи.

Если ваш ребенок кажется необычно синим или эмоционально хрупким, не бойтесь обращаться за помощью.Доктор Коплевич не был поклонником препандемической телетерапии, но успехи, достигнутые им за последний год, сделали его новообращенным, сказал он. Г-жа Ли нашла онлайн-терапевта на сайте BetterHelp.com, который помог ей и Бо преодолеть это тяжелое время. «В прошлом году, — сказала она, — терапия не позволила мне зайти в глубину».

Но терапия — не единственный вид поддержки. Мисс Джонсон опиралась на сплоченную группу подруг. «Как общество, мы приучены беспокоиться и пытаться контролировать ситуацию», — сказал Патрик Поссел, директор Cardinal Success Program, которая предоставляет бесплатные психиатрические услуги незастрахованным и недостаточно застрахованным людям в Луисвилле, штат Кентукки.Многие клиенты программы сталкиваются с многочисленными кризисами — от отсутствия работы и жилья до жестокого обращения и проблем с собственным психическим здоровьем. Когда подросток в доме начинает бороться, родители могут сказать, что у них не хватает ресурсов для решения этой проблемы. Но г-н Поссел и его коллеги призывают их осмотреться. Они спрашивают клиентов: «Есть ли сеть, друг, профессионал, который может вам помочь?» он сказал.

Береги себя.

Лиз Линдхольм руководит удаленным обучением своих 12-летних девочек-близнецов и 18-летнего сына в их доме в Federal Way, Вашингтон., пригород Сиэтла, работая в администрации здравоохранения.

Что было самым сложным в этом году, так это «баланс работы и личной жизни, — сказала она, — где работа не заканчивается, а школа на самом деле не заканчивается, и все просто как бы сливается воедино».

41-летняя мать-одиночка, госпожа Линдхольм, не имеет много времени на уход за собой или даже на угощения, но иногда она крадет момент, чтобы налить себе газировку — в идеале — колу. Это небольшой бальзам, учитывая значительную нагрузку на ее жизнь.Но пока это лучшее, что она могла сделать. Эксперты говорят, что в этом она не одна.

В прошлом году г-жа Монье зависела от своего «утреннего ритуала». По крайней мере, 30 минут — или, если возможно, три часа — она ​​медитирует, пишет в своем дневнике, занимается йогой и даже танцует. «Мы не просто матери», — сказала она. «Мы люди, у которых есть мечты, у которых есть потребности, у которых есть желания. Было необходимо дать себе разрешение быть полноценным человеком ».

Когда родители разваливаются, доктор Коплевич сказал, что страдают все.«Самопомощь — это забота о детях», — сказал он. «Вам удается спать семь или восемь часов в сутки? Ты делаешь что-то духовное? »

Многим родителям, приходящим в Cardinal Success, не хватает ни времени, ни личного пространства. Но это не означает, что им не хватает всех ресурсов, сказал г-н Поссел. «Мы спрашиваем их:« Что вы делаете? Что не работает? Где у вас есть силы, чтобы попробовать что-то новое? »

Попытка чего-то нового — возвращение в школу в январе — оказалось ключом для г-жи Ли и ее сына.

К счастливому удивлению г-жи Ли, Бо — один из очень немногих учеников в маске, когда она забирает его из школы. Однажды по дороге домой в машине он сказал ей, что был поражен, обнаружив, что его друзья не понимают, как действуют вакцины. С тех пор она заметила сдвиг в его группе друзей и говорит, что напряжение дома заметно снизилось.

«Я думаю, что наши отношения сейчас крепче, тем более, что мне пришлось довериться ему, чтобы он ушел и сам принял решение», — сказала она.«Я не злая мама, как он думал. И я получаю к нему новое уважение ».


Причины кризисов среди подростков | Консультации | Интервенция

Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм. Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком. Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья.Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если почувствует, что школа для него скучна, без присмотра или унизительно. Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять ребенка на наркотики. Они могут поверить ребенку в том, что он не употребляет алкоголь или наркотики.Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса. Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества.Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка. После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает». Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают в настоящее время. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, неуспеваемость в школе, пропуск уроков, задержка на работе допоздна, сон весь день, бегство, исключение, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями. Они могут часто обращаться за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо.Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов. Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о долгосрочном влиянии на то, как они будут себя чувствовать. Например, нелегальные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, находящегося в бедственном положении.

Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.

Еще сложнее то, что подросток может страдать от недиагностированного физического, психического или неврологического расстройства
Подростки могут переживать кризисы. Подростковый возраст — время травм.Родители могут чувствовать замешательство и разочарование в общении с подростком. Родители могут не соглашаться и спорить о том, что следует делать, тем самым теряя доверие к ним. Однако иногда родители могут чувствовать необходимость обратиться за помощью к специалистам в области психического здоровья. Школы могут попытаться помочь, но могут обвинить ученика, который в конечном итоге бросит учебу, если почувствует, что школа для него скучна, без присмотра или унизительно. Некоторые дети могут ходить в школу только для того, чтобы быть с друзьями, у которых есть доступ к наркотикам, машинам, сигаретам и так далее.

Доктора, консультанты или родители могут не обращать внимания на возможность употребления наркотиков или алкоголя, поскольку они боятся или не хотят проверять своего ребенка на наркотики. Они могут поверить ребенку в том, что он не употребляет алкоголь или наркотики. Также подросток может признаться в употреблении алкоголя, но не в употреблении наркотиков. Наркотики и отрицательный сверстник или социальная группа могут серьезно повлиять на жизнь подростка и поставить его на путь отрицательного.

Многие современные модели здравоохранения и образования неадекватно удовлетворяют уникальные потребности подростков в условиях кризиса.Диагноз часто ставится на основании нескольких интервью и впечатлений. Тщательная оценка часто не выполняется. Семья, учителя, друзья, братья и сестры часто не опрашиваются открыто и в духе сотрудничества. Основная причина кризиса может быть не понята или не устранена, потому что реальная проблема часто требует больше усилий, чем обеспечение «облегчения симптомов».

Специалисту по психическому здоровью может потребоваться много времени, чтобы заслужить доверие подростка. После нескольких сеансов многие подростки не хотят возвращаться к «терапии», поскольку она «не помогает».Или они могут просто отказаться прекратить делать то, что они делают в настоящее время. Иногда симптомы, которые проявляет подросток, могут исчезнуть, когда они впервые начнут посещать психолога, но в конечном итоге они могут появиться снова, например, неуспеваемость в школе, пропуск уроков, задержка на работе допоздна, сон весь день, бегство, исключение, вступление в контакт. с правоохранительными органами и так далее.

Подростки учатся скрывать свое поведение и симптомы, чтобы манипулировать врачами, консультантами, учителями и своими родителями.Они могут часто обращаться за советом и поддержкой к другим подросткам, которые чувствуют то же самое. Однако подросткам может не хватать опыта и поддержки, чтобы адекватно поддерживать другого, и они могут просто давать способы избежать последствий своих действий и манипулировать другими.

Подросток может не понимать, что антидепрессанты могут помочь, даже если у них есть неприятные побочные эффекты, или почему им следует избегать того, что заставляет их чувствовать себя хорошо. Это настоящая дилемма как для родителей, так и для консультантов.Помочь подростку в кризисной ситуации увидеть это — настоящий вызов. Часто они могут сосредоточиться на том, чтобы сразу почувствовать себя лучше, и не беспокоиться о долгосрочном влиянии на то, как они будут себя чувствовать. Например, нелегальные наркотики могут мгновенно улучшить их самочувствие, а психиатрические — нет. Хотя, конечно, лекарства, отпускаемые по рецепту, не обязательно лучший вариант для ребенка или подростка, находящегося в бедственном положении.
Подростки могут сожалеть, когда попадают в беду, но они могут чувствовать себя неуязвимыми, поэтому бросайте вызов правоохранительным органам и их родителям.Они могут не учиться на своих ошибках, но пытаются научиться избегать последствий своих действий и избегать их. Подростки часто действуют как жертвы и становятся жертвами, или они становятся жестокими и преследуют других. Это может вызвать проблемы у подростка, в конечном итоге стать жертвой жестокого обращения, нападения, угроз или чего-то еще хуже.
Еще сложнее то, что подросток может страдать от недиагностированного физического, психического или неврологического расстройства

Причины подросткового кризиса
Кризис обычно требует времени, чтобы стать критическим или опасным для жизни.Кризисы обычно возникают до того, как кризис становится опасным. В какой-то момент консультант должен уметь отследить один или несколько факторов, которые привели к текущему серьезному кризису. Выявление факторов может помочь консультанту или специалисту в области психического здоровья охарактеризовать развитие кризиса, что, в свою очередь, поможет им найти соответствующую реакцию и продолжительность любого необходимого вмешательства.

Предыдущие потенциальные кризисы могут включать:

  • Наркотики
  • Спирт
  • сверстники и социальное давление
  • Родительский алкоголизм, злоупотребление наркотиками или психическое расстройство, которое не лечится.
  • Неспособность родителей обеспечить правила, дисциплину и крепкие отношения с ребенком.
  • Семейный конфликт и разлад
  • Травматический опыт
  • Хрупкое эмоциональное состояние
  • Разделение родителей или развод

Вмешательства
Как только мы поймем потенциальную причину кризиса, это может побудить нас задуматься о возможных комплексных вмешательствах.Существует ряд возможных вмешательств, которые должны быть адаптированы к уникальным потребностям человека. Вмешательства могут включать:

  • Обучение и воспитание родителей
  • Обучение и воспитание подростков
  • Самопомощь
  • Групповое консультирование / терапия
  • Индивидуальные консультации / терапия
  • Семейное консультирование / терапия
  • Сменить школу
  • Приключенческие программы на свежем воздухе
  • Программы лечения дикой природы
  • Усиление родительского надзора и участия
  • Переехать на новое место
  • Переехать к другим членам семьи
  • Приемная семья
  • Частная школа
  • Школа-интернат
  • Дневная программа лечения
  • Лечебная школа-интернат
  • Программа лечения в стационаре
  • Психиатрическая госпитализация
  • Действия полиции или правоохранительных органов

Продолжительность и выбор вмешательства, а также компетентность задействованных профессионалов имеют решающее значение для успеха любого вмешательства.Вмешательство также должно соответствовать уровню риска и реагировать на основную проблему или потенциальную причину. Необходимо определить уровень риска и рассмотреть вероятность обострения или продолжения проблемы.

Анкета для клинического обследования подростков — один из наиболее систематических и надежных методов оценки риска у подростков. Когда кризис впервые возникает, важно стабилизировать состояние подростка и облегчить его симптомы. Но после этого должна быть достаточная структура и последующие действия, чтобы предотвратить дальнейшие кризисы или рецидивы.Родители и члены семьи должны помнить, что несоответствующее вмешательство может ухудшить положение и подорвать их отношения с ребенком и создать новый кризис.

Неадекватный ответ может продлить проблему и снизить вероятность успеха будущих вмешательств. Часто подростки переживают цикл кризиса. Кризис имеет тенденцию нарастать, обостряться, утихать и всплывать на поверхность в виде нарастающих эмоциональных, психологических и поведенческих проблем.Обычно у подростков между кризисами могут быть короткие периоды нормальной жизни. В такие моменты подросток может быть осторожным, задумчивым и раскаявшимся. Будет ли кризис поворотным моментом или нет, будет зависеть от того, будет ли разработано и реализовано соответствующее вмешательство.

Вас также может заинтересовать ….

Разрешение конфликтов для подростков: 11 признаков кризиса у подростка

Если ваш подросток проявляет определенные признаки или проблемы с поведением, его борьба может выходить за рамки стандартного подросткового смятения и / или быть дерзким подростком.Депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, трудности с обучением и низкая самооценка часто являются проблемами, с которыми ваш подросток не может справиться самостоятельно. Разрешение конфликтов для подростков может быть скользкой дорожкой. Как родитель, вы знаете своего ребенка лучше, чем кто-либо другой. Возможно, пришло время обратиться за помощью к своему сыну или дочери со стороны, если вы заметили некоторые из этих поведенческих характеристик, характерных для подростка, находящегося в кризисной ситуации:

1. Выход из школы


Если ваш подросток внезапно теряет интерес к предметам, которые ему нравились, это может указывать на эмоциональное расстройство или злоупотребление психоактивными веществами.Если ваши отличники и четверки начинают плохо учиться, это признак того, что ему или ей нужна помощь — вероятно, помимо репетиторства.

2. Избегать старых друзей

Если ваш ребенок избегает сверстников, с которыми у него всегда были общие интересы, это может указывать на радикальное изменение в поведении. Это часто связано с более серьезными экспериментами с веществами, депрессией или расстройствами настроения.

3. Беспорядочные половые связи

Если ваш ребенок ведет небезопасный, нездоровый половой акт, это часто является признаком основного беспокойства, депрессии или другой психологической боли.

4. Насилие

Участие в физических конфликтах является признаком того, что у вашего ребенка нет подходящих стратегий выживания в повседневной жизни и он нуждается в помощи. Насилие определенно выходит за рамки жестокого подростка и переходит в сферу подросткового кризиса. Разрешение конфликтов для подростков, проявляющих агрессивное поведение, чрезвычайно важно.

5. Самоповреждение

Это включает в себя порезы, ожоги или одержимость приемом пищи, а также более драматические жесты, такие как разговоры о самоубийстве.

6. Изменения в режиме питания

Отказ от еды, эмоциональное переедание, накопление пищи, переедание или резкое похудание или увеличение веса могут указывать на лежащее в основе эмоциональное расстройство. Если их не лечить, они могут быть смертельными.

7. Крайнее пренебрежение личным здоровьем и гигиеной

Отсутствие ухода за собой, например нечастое принятие душа или чистка зубов, может привести к социальному отчуждению и может указывать на депрессию или проблемы с развитием.

8.Резкие изменения в режимах сна

Чрезмерный сон или недосыпание часто является признаком депрессии. Это также было связано с проблемным использованием электроники.

9. Чрезмерное использование электроники

Нам всем, в частности студентам, необходимо ежедневно пользоваться Интернетом и компьютером. Однако некоторые подростки особенно уязвимы к зависимости от видеоигр, смартфонов и Интернета. Для этих людей это отвлечение, которое может стать всепоглощающей зависимостью.Это может нарушить учебу и разрушить отношения со сверстниками и семьей.

10. Привычное употребление алкоголя или наркотиков

Некоторое экспериментирование является нормальным для подростков, но когда употребление психоактивных веществ становится частым и регулярным побегом, возникает более глубокая проблема, которая не решается. Хотя некоторые родители могут рассматривать это как вызывающего подростка, это может быть тревожным знаком подростка, находящегося в кризисной ситуации.

11. Словесное, эмоциональное или физическое насилие в семье

Если ваш подросток проявляет запугивание, обзывает, кричит или открыто игнорирует вас или других членов вашей семьи, это может указывать на то, что подросток находится в кризисной ситуации.Хотя все подростки раздвигают границы, такое поведение неприемлемо и указывает на то, что вашему ребенку может понадобиться спасательный круг. Разрешение конфликтов для подростков, находящихся в кризисной ситуации, особенно важно для обеспечения здоровой динамики семьи.

Заключение

Если ваш ребенок-подросток вышел за рамки дерзкого подростка и демонстрирует некоторые из этих красных флагов подростка, находящегося в кризисе, вполне может быть основная когнитивная, эмоциональная или психологическая проблема, которую необходимо решить.Если вы подозреваете, что у вашего ребенка кризис, пора предпринять необходимые шаги, чтобы получить помощь.

Чтобы узнать больше о том, как вы можете помочь своему подростку в кризисной ситуации, загрузите нашу бесплатную техническую документацию.

Помощь вашему ребенку в период психического кризиса — Rescue Mental Health & Addiction Services, Inc

Каждый пятый молодой человек испытывает кризис психического здоровья в возрасте от 13 до 18 лет. Родителям сложно распознать симптомы.Симптомы легко не заметить или ошибочно отнести к подростковому возрасту. Так как же распознать, что у вашего ребенка кризис, и что делать дальше?

Двадцать процентов молодых людей в возрасте 13–18 лет в какой-то момент испытывают кризис психического здоровья и могут стать возможной угрозой причинения вреда себе или другим. Депрессия, биполярное заболевание и другие расстройства настроения часто развиваются в раннем возрасте, причем половина всех хронических психических заболеваний начинается к 14 годам. Более того, расстройства настроения являются третьей по значимости причиной госпитализации среди молодежи США.

Как родитель или опекун осознавать проблемы с психическим здоровьем близкого человека — и знать, что делать при появлении симптомов — критически важно для обеспечения безопасности вашего подростка. Без лечения кризис психического здоровья может привести к отчаянным действиям. Действительно, более 90 процентов людей, которые совершают самоубийства — вторая по значимости причина смерти среди молодых мужчин и женщин, — заранее демонстрируют симптомы кризиса психического здоровья.

Первые шаги

Скорее всего, вы знаете своего ребенка лучше, чем кто-либо другой.Итак, если вы замечаете тревожные изменения в поведении или подозреваете, что что-то не так, доверяйте своим инстинктам. Внимательно изучите любой из следующих симптомов, которые могут указывать на то, что ваш ребенок переживает не только подростковый период:

  • Частые перепады настроения
  • Постоянный сон или проблемы со сном
  • Изоляция от семьи и друзей
  • Недостаточное или слишком много еды
  • Суицидальные мысли или действия
  • Угрозы другим

Когда интуиция заставляет вас поверить, что что-то не так, начните с разговора со своим ребенком.Эмоции могут быть деликатной темой для обсуждения; однако откровенный разговор может помочь вам понять серьезность проблемы и понять, какая помощь требуется.

Вот несколько советов по обсуждению психического кризиса с подростком:

  • Объясните, какие действия вас беспокоят
  • Выразите свою любовь и готовность помочь
  • Спросите спокойно, но прямо, думал ли он или она о том, чтобы навредить себе или другим
  • Спросите, думал ли он или она о планах совершения самоубийства
  • Избегайте пренебрежительного и осуждающего поведения
  • Сопротивляйтесь попыткам убедить вашего подростка в нелогичности или необоснованности определенных чувств
  • Поддерживайте и слушайте

Помните, если вы не являетесь квалифицированным специалистом в области психического здоровья, решение проблемы не является вашей целью; в этот момент вы пытаетесь выяснить, существует ли кризис.

Получение помощи

Если инстинкты подсказывают вам, что пора обратиться за помощью, лучше всего начать с обращения к лечащему врачу подростка. Врач может определить серьезность проблемы, наличие медицинской причины и возможные действия. Ваш врач может прописать лекарства или порекомендовать вашему ребенку поговорить с терапевтом, или и то, и другое.

Если у вашего ребенка нет врача, свяжитесь с местным поставщиком услуг кризисной помощи для получения дополнительной информации, оценки и лечения.

Не забывайте доверять своим инстинктам и не откладывайте помощь подростка. Быстрые действия могут полностью изменить жизнь вашего ребенка.

Если вы считаете, что ребенок находится в непосредственной опасности самоубийства, не оставляйте его или ее в покое. Позвоните в службу спасения по телефону 419-255-3125 в любое время дня и ночи.

Как помочь проблемному подростку в кризисной ситуации

Подросток, испытывающий неотложную психиатрическую помощь или демонстрирующий неконтролируемое поведение, требует немедленного вмешательства для обеспечения их безопасности, а иногда и безопасности других.

Когда нужна госпитализация?

Критерии психиатрической госпитализации обычно определяются как «опасность для себя или других», например, подросток, угрожающий самоубийством или преследующий кого-то с оружием. Может возникнуть неожиданное странное поведение, например галлюцинации, маниакальные эпизоды или неконтролируемая ярость. также требуется госпитализация для стабилизации состояния подростка и определения факторов, приведших к кризису.

Критерии госпитализации

В большинстве штатов, если подросток соответствует критериям, он может быть помещен в психиатрическую больницу против его воли, если это необходимо, как правило, максимум на 72 часа.Взаимодействие с другими людьми

Госпитализация вашего подростка в экстренной ситуации

Психиатрические больницы предоставляют неотложную медицинскую помощь 24 часа в сутки. Лучше всего позвонить заранее и сообщить, что вы приедете, но если ситуация требует немедленного обращения в больницу, сделайте это. Оказавшись там, вам, возможно, придется подождать, но персонал может помочь обезопасить вашего подростка.

Если в вашем районе нет психиатрической больницы, также подойдет и обычное отделение неотложной помощи. Медицинские работники могут помочь вам получить правильный уход за подростком и уменьшить опасность ситуации.

В некоторых сообществах, если вы не можете доставить подростка в больницу, может быть отправлено мобильное оценочное отделение. Позвоните в больницу и опишите, что происходит с вашим подростком. Если у вас возникла чрезвычайная ситуация, позвоните в полицию, и в случае необходимости они доставят вас в больницу.

Дальнейшие действия основаны на решениях, принимаемых принимающим персоналом после завершения аварийной оценки. Ваш подросток будет либо немедленно госпитализирован, либо вам будет оказана помощь в доступе к другим вариантам, которые могут обеспечить более длительное лечение.

Прочие соображения

  • Если ваш подросток поступает в больницу, все финансовые вопросы должны быть четко обсуждены с вами. Больницы дороги, но большинство из них будут сотрудничать с вами, чтобы гарантировать, что ваш подросток получит необходимую помощь.
  • Есть два типа психиатрических больниц: частные и государственные. В большинстве случаев доступ к общественным службам осуществляется через общественные службы охраны психического здоровья. В экстренной ситуации обратитесь к ближайшему к вам. Если необходимо перевести подростка в другую больницу из-за страховки или по другим причинам оплаты, они могут организовать это, при необходимости, на машине скорой помощи.
  • Основная задача психиатрических больниц — стабилизация кризисной ситуации. Таким образом, процесс перехода подростка на более низкий уровень ухода идет быстро, чтобы глубже разобраться с проблемами, которые привели к кризису.

Дайте подростку эту информацию, которая может спасти жизнь

Подростки также могут найти помощь через службу под названием Crisis Text Line, кризисная служба текстовых сообщений, созданная специально для подростков, но доступная для всех.Чтобы использовать Crisis Text Line, просто отправьте текстовое сообщение на номер 741741, и опытный консультант ответит вам в ближайшее время. Услуга полностью анонимна и помогает людям перейти от эмоционального пика к спокойному состоянию, чтобы они могли принимать рациональные и осознанные решения. При необходимости консультанты также дают направления для получения дополнительной помощи.

Подростковый кризис | Encyclopedia.com

Понятие подросткового кризиса обычно не встречается в словаре психоанализа. Он не использовался Фрейдом и не создавался никаким психоаналитиком.Во Франции эта концепция получила распространение после успеха книги Мориса Дебесса La crise d’originalité juvenile (Кризис детской самобытности; 1941), которая способствовала распространению и популяризации концепции. Впоследствии авторы, интересующиеся подростковым возрастом, в том числе психоаналитики, подобрали этот термин для своих собственных целей, поддерживая его или критикуя. Первоначальная двусмысленность и отсутствие точности, связанные с этим термином, вероятно, способствовали его успеху, но также превратили его в кладезь идей и источник значительных недоразумений.Он использовался для обозначения кульминации процесса развития в конце детства и в начале взрослой жизни, а также для поведенческих проявлений и нарушений, которые так часто возникают в этом возрасте.

Под заголовком «подростковый кризис» и под видом предполагаемой оригинальности подростков наиболее нетипичное поведение считалось «нормальным» для этого возраста. Утверждается, что это нетипичное поведение является расплатой за кризис, который сравнивают с временной дезорганизацией, когда молодой подросток покидает стабильную среду детства и вступает в еще неопределенную взрослую жизнь.Наряду с этим изменением окружающей среды следует учитывать созревание влечений, количественных эффектов, которые, как говорят, подталкивают подростка к временному анархическому поведению, прежде чем оно будет направлено на более стабильные занятия. Кризис, понимаемый с его наиболее очевидного выражения в виде ряда неистовых поведенческих выражений, считается признаком нормальности. Напротив, отсутствие такой драмы в подростковом возрасте было бы признаком чрезмерного подавления и предзнаменованием тревожного будущего.Подросток не столкнется с психической работой при переходе к взрослой жизни.

Альтернативный подход, основанный в основном на североамериканской школе развития, известной благодаря работам Питера Блоса и Маргарет Малер, рассматривает юность как кульминацию процесса созревания. Такой подход, основанный на развитии, также предполагает, что мы бережно используем концепцию кризиса. Это больше относится к романтическому видению подросткового возраста, чем к какой-либо научной реальности. Согласно этой точке зрения, некоторые подростковые годы будут патологическими, но большинство, молчаливое большинство, нет.Последующие исследования трудного подросткового возраста, хотя и фрагментарные, предполагают, что эволюция в подростковом возрасте далеко не так благоприятна, как утверждается. Тем не менее, подавляющее большинство подросткового возраста остается незамеченным, без каких-либо обычных клинических или субъективных проявлений подросткового кризиса.

Психоаналитический подход к интрапсихическим изменениям, связанным с половым созреванием, развивался в несколько фаз. Были предложены три основные пояснительные модели, каждую из которых можно рассматривать как подтверждение других.Первоначальная модель изменения была основана на первых открытиях в психоанализе, связанных с Исследованиями истерии (1895d) и The Interpretation of Dreams (1900a). Эта модель изменения позволила перейти от симптомов к репрезентациям в результате изменения топографического регистра от бессознательного к сознательному через снятие вытеснения. Эта модель характеризует фрейдистский подход к подростковому возрасту. Действие откладывается до тех пор, пока половое созревание не актуализируется и не вводит в поле сознания, более или менее замаскированные, параметры младенчества и, в частности, Эдипов комплекс, подавленные в латентный период.Подростковый возраст становится повторением младенчества. Вторая модель изменений основана на вытеснении либидозных инвестиций. Его подхватила Анна Фрейд, когда сделала траур центральным параметром процесса отрочества. Третья модель — структурное изменение личности.

Взгляды Фрейда на подростковый возраст не лишены двусмысленности и, кажется, чередуются между изменениями и непрерывностью, хотя склоняются к последней интерпретации. Подростковый возраст по существу определяется его отношением к младенчеству.Он представляет собой доступ к генитальной стадии и в этом смысле является кульминацией либидинозной эволюции (Freud, 1905d). Следовательно, он проясняет более ранние стадии и придает отложенное значение определенным инфантильным переживаниям, которые оставались приостановленными и потенциально травматичными до тех пор, пока пубертатное генитальное развитие не обеспечит их наиболее полное выражение.

Немногое было сказано об интрапсихических трансформациях полового созревания. В этих моделях
понимание подросткового возраста фильтруется через понимание детства.Преимущество подросткового возраста заключается в его способности ретроспективно прояснить детство через обратный эффект двухэтапной эволюции человеческой сексуальности и служить дверью во взрослую жизнь. Как переходный период, он не имеет собственной плотности. Изменения подросткового возраста рассматриваются только как продолжение процесса, начатого в начале развития личности. Подростковый возраст — это не столько кризис, сколько кульминация того, что эмбрионально существовало в младенчестве.

Настоящее изменение следует искать в препятствиях на пути развития, то есть в патологии и в том, что Моисей и Эгле Лауфер называют «перерывами в развитии».«Для этих авторов пухлое тело подростка становится заменой опасному кровосмесительному родителю. Актуализация через перенос этой конфликтной эдипальной связи позволяет бессознательной или предсознательной фантазии, структурирующей эту связь, быть актуализированной в том, что авторы называются «центральной мастурбационной фантазией». Они отводят этой фантазии ключевую роль в связи подростка со своими объектами и своим телом — представителем родительских объектов. В соответствии с идеями Фрейда, фантазия организована в младенчестве, но изменения в теле в подростковом возрасте — это то, что делает его травматичным и способным спровоцировать реакции отвержения и различные формы задержки развития, которые могут возникнуть в результате такого отречения.

В течение десятилетия, прошедшего с 1995 года, эта концепция подросткового возраста как осуществления и повторения младенчества была изменена авторами, сосредоточившими внимание на специфике этого этапа жизни. Особенно важным становится процесс оплакивания. Анна Фрейд первой обратила внимание на схожесть подросткового возраста, эмоциональных разочарований и периодов траура. Подростковое либидо должно отделиться от родителей, чтобы сосредоточиться на новых объектах, и это приводит к оплакиванию кормящей матери и тела младенца.В течение этого интервала между старыми и новыми инвестициями непривязанное либидо ищет новые объекты для инвестирования и возвращается к подростковому эго, где это приводит к нарциссической инфляции и грандиозным фантазиям, характерным для этого возраста. Угрюмость, желчность, моменты неуверенности, даже деперсонализация и периоды депрессии — признаки более или менее прочной пустоты вложения либидо.

Можно ли лучше понять подростковый возраст в отношении прошлого, которое повторяется или исполняется, или будущего, которому он будет подчиняться и который придаст ему последующее значение? Или нам лучше рассматривать это как важный этап в развитии, который нельзя свести ни к тому, что было раньше, ни к тому, что последует? Имеет ли подростковый возраст собственную идентичность, так что характер изменений, влияющих на него, накладывает определенный отпечаток на эволюцию и судьбу субъекта? Если да, то какова природа этих изменений и как они могут повлиять на ход развития субъекта?

Наиболее специфическое изменение в подростковом возрасте — это переход между двумя задачами: интеграция генитально зрелого тела в общество и обретение автономии, которая появляется в этот период жизни.Влияние полового созревания на тело изменяет отношение подростка к своим влечениям, давая ему, вместе с пубертатным телом, средство их разрядить. Подростку нужна автономия — дистанцированность от более ранних объектов привязанности, родителей. Автономия, в свою очередь, бросает вызов нарциссическим предположениям субъекта и служит для выявления качества его внутреннего мира, (безопасного или небезопасного) характера его привязанностей и способности его эго брать на себя контроль над функциями, которые до тех пор были переданы ему. родители.Связи между внутренней и внешней реальностью подвергаются сомнению и, таким образом, претерпевают важные изменения.

Подростковый возраст, таким образом, соответствует потребности в психической работе в развитии каждого человека — потребности, с которой сталкивается каждый человек и которую каждое общество должно найти решение. Здесь мы с особой остротой видим то, что Фрейд определил как побуждение, а именно потребность в работе психики из-за ее связи с соматическим. В самом деле, источником этого избытка психической работы, типичного для подросткового возраста, является экстрасоматическое развитие, связанное с половым созреванием, но с особыми чертами, которые наделяет его отложенным действием.Для подростка образ, который он создал себе в детстве, колеблется, пока он ждет нового культурного и символического статуса. Таким образом, помимо конфликтов идентификации и Эдипова комплекса, в подростковом возрасте вызываются и проверяются самые глубокие слои личности и «я» в начальном периоде конституции.

Действительно, существует кризис подросткового возраста в том смысле, что психически субъект изменится после полового созревания. Но этот кризис всегда имеет форму и завершение, обычно обусловленное культурой и семейными системами, к которым принадлежит каждый из нас.Следовательно, внутренний кризис психики созвучен соматическому влиянию полового созревания на психику и
психосоциальное воздействие подростковой автономии, но внешнее проявление этого кризиса во многом зависит от событий, которые произошли в младенчестве, а также от характера и качества текущей социальной среды.

Семья способна способствовать или вмешиваться в этот процесс. Часто возникает своего рода резонанс между кризисом среднего возраста, который родители испытывают, когда их дети достигают подросткового возраста, и проблемами, с которыми сталкивается подросток.Такой резонанс усугубляет путаницу между поколениями и стирает границы поведения подростка. Подобный резонанс возникает, когда подросток актуализирует неразрешенные конфликты родителей со своими собственными родителями, которые они затем воспроизводят со своими детьми. Такой резонанс усиливает конфликты и способствует возникновению у подростка ощущения того, что его неправильно понимают и что он подвержен влиянию внешних сил.

Внешняя реальность выступает как возможный посредник, способный усилить или ослабить структуры психического аппарата.Его основная роль состоит в том, чтобы сделать рост объектных инвестиций, связанный с двойным феноменом отделения от инфантильных объектов и возобновлением процессов идентификации, нарциссически приемлемым. Внешние объекты, особенно родители, могут служить посредниками для внутренних объектов, их конкретное отношение помогает исправить все, что пугает или ограничивает внутренние объекты, и, таким образом, помогает нюансировать и очеловечивать супер-эго и идеал эго. Они также могут создавать условия для получения удовольствия, которые можно использовать и обменивать, и это дает подростку либидино право реинвестировать объектные связи без необходимости осознавать важность этих объектов.Это напоминает условия, типичные для переходных объектов раннего детства или того, что некоторые авторы предпочитают называть «трансформационными объектами». Из-за своего разнообразия эти внешние объекты в сочетании с визуальными напоминаниями о различиях между полами могут усиливать третью функцию, которая колеблется, а именно регресс и отсутствие дифференциации.

То, что верно в отношении родителей, верно и в отношении фигур посредников, предоставляемых обществом: учителей, социальных работников, друзей, идеологий и религий.Это может быть временная поддержка, предлагающая подросткам точку опоры, которая сохраняет их потребность в инвестициях в нарциссически приемлемое представление о себе, прежде чем они откроют свой собственный путь. Как и в случае с религией и некоторыми идеологиями, эта поддержка может также предоставить подростку выход, который скрывает открытия инфантильных слитных потребностей, которые подчиняют человека недифференцированным тоталитарным отношениям.

Если кажется, что потребности в психической трансформации присущи подростковому возрасту, формы, принимаемые этими изменениями, особенно зависят от того, как функционирует общество.Таким образом, в этой связи подчеркивается роль кризиса поколений и современных форм восстания против отца. Мы также можем поднять вопросы о влиянии перехода от общества, построенного вокруг точных правил работы и явных запретов, к более либеральному обществу. Этот переход способствует переходу от подросткового возраста, в котором преобладает проблематика конфликтов, связанных с запретами и их возможным нарушением, к взрослой жизни, где преобладает проблематика страха разрыва этих связей и выражения потребностей в зависимости.Запреты, хотя и могут привести к бунту, приводят к неправильному пониманию необходимости зависимости. Свобода, вместе с требованиями производительности и успеха, выявляет нарциссические неопределенности и потребности в полноте.

Philippe Jeammet

См. Также: Подростковый возраст.

Библиография

Дебесс, Морис. (1941). La crise d’originalité juvénile . Париж: Press Universitaires de France.

Фрейд, Зигмунд. (1900).Толкование снов (части 1-2). SE , 4: 1-338; 5: 339-625.

—— (1905). Три очерка по теории сексуальности. SE , 7: 123-243.

Фрейд, Зигмунд и Брейер, Йозеф. (1895d [1893-95]). Исследования истерии. SE , 2: 1-310.

Джамме, Филипп. (1994). Подростковый возраст и процесс изменения. В Daniel Widlöcher (Ed.), Traité de psychopathologie (стр. 687-726). Париж: Press Universitaires de France.

Лауфер, Моисей и Лауфер, М.Eglé. (1984). Подростковый возраст и нарушение развития: психоаналитический взгляд .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *