Полигамия у мужчин это: «Мужчины полигамны» Биологи объяснили, почему это не так: Книги: Культура: Lenta.ru

Содержание

«Мужчины полигамны» Биологи объяснили, почему это не так: Книги: Культура: Lenta.ru

21 декабря на русском языке выходит книга одного из лучших в мире специалистов по эволюционной биологии Роберта Мартина «Как мы делаем это», которая рассказывает, что известно современной науке о сексе. Среди прочего автор с научной точки зрения отвечает на вопросы, которые часто приходят на ум обывателю. Зачем мужчинам соски? Уменьшается ли женский мозг во время беременности? Каковы биологические предпосылки мастурбации? С таким ли количеством женщин успевает за свою жизнь переспать среднестатистический мужчина, как он утверждает, или эти цифры сильно преувеличены? Исследование выходит в издательстве «Альпина Нон-фикшн». «Лента.ру» публикует фрагмент книги.

ЛЮДЯМ, КАК И ВСЕМ ДНЕВНЫМ видам приматов , свойственно объединяться и жить группами. Современное человеческое общество устроено, разумеется, намного сложнее, чем группы любых других приматов, но его сложное устройство в значительной степени сформировалось лишь немногим более 10 000 лет назад, когда люди перешли к оседлому образу жизни и занялись растениеводством и животноводством. По меньшей мере 99% времени, прошедшего с тех пор, как наша эволюционная ветвь отделилась от ветви шимпанзе, мы были бродячими охотниками и собирателями и жили сравнительно небольшими группами.

Пытаясь определить, какая из выделенных для других приматов разновидностей социального устройства свойственна человеку, мы тут же сталкиваемся с затруднением. Современные человеческие общества нельзя в целом свести к какой-то одной из названных разновидностей. В них можно найти примеры едва ли не всех основных вариантов социальной организации: одни общества моногамны, другие полигамны, причем у людей встречается не только полигиния (многоженство), но в редких случаях даже полиандрия (многомужество). Однако ни в одном человеческом обществе, судя по всему, нет полного промискуитета, как у шимпанзе. Тем не менее для людей характерна исключительная гибкость социального устройства. Развитие этой гибкости (отражающей ослабление биологических ограничений) было, несомненно, одной из важных особенностей нашей эволюции. В своем классическом труде «Модели сексуального поведения» (Patterns of Sexual Behavior), опубликованном в 1951 году, специалисты по репродуктивной биологии Клеллан Форд и Фрэнк Бич проанализировали данные о почти двух сотнях человеческих обществ и пришли к выводу о преобладании полигинии, встречающейся в ¾ обществ из рассмотренной выборки. Однако мы не можем быть уверены, что общим предкам всех людей была свойственна именно полигамия, ведь даже в условно полигамных обществах брачные союзы по умолчанию часто моногамны, потому что многие мужчины по экономическим причинам не могут себе позволить иметь больше одной жены. Некоторые авторы, например Десмонд Моррис в своей книге «Голая обезьяна» (The Naked Ape), делали вывод о преобладании у людей моногамии, потому что во многих современных обществах моногамные союзы намного обычнее полигамных. Кроме того, мало что заставляет предположить, что человеческому виду свойственна врожденная склонность к моногамии либо полигамии.

Сравнение человека с нашими ближайшими родственниками — человекообразными обезьянами — тоже не дает однозначного ответа на обсуждаемый вопрос. У человекообразных обезьян отмечены все основные разновидности социальной организации, известные среди приматов. Тем не менее, поскольку наши ближайшие родственники среди человекообразных обезьян — шимпанзе, из этого нередко делают вывод, что и предкам человека изначально были свойственны многосамцовые группы и промискуитет. Но этот вывод может служить прекрасным примером ошибочного представления о «застывшем предке», которое приводит к перенесению свойств одного современного вида на предков другого. Как мы уже говорили, социальное устройство может быстро эволюционировать и бывает принципиально разным даже у близкородственных видов приматов. Об этом красноречиво говорит разнообразие форм социальной организации, наблюдаемое среди человекообразных обезьян. Таким образом, нельзя по умолчанию считать, что общий предок человека и шимпанзе вел себя так же, как современные шимпанзе.

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Парами среди приматов живет меньшинство — всего 15% видов. Остальным 85% свойственны односамцовые или, реже, многосамцовые группы, включающие нескольких взрослых самок. Что касается других млекопитающих , живущих группами, для большинства из них (за немногими исключениями, такими как львы и некоторые другие хищники) характерна полигиния. Самки живут гаремами при одном самце, а самцы, не имеющие гарема, нередко объединяются в «холостяцкие» группы. Образование пар встречается среди других млекопитающих еще реже, чем среди приматов: всего у 3% видов. При этом среди птиц парами, напротив, живет большинство видов (около 90%). Про людей часто говорят, будто «мужчины полигамны, а женщины моногамны». Про млекопитающих и птиц в целом так действительно можно сказать: млекопитающие полигамны, а птицы моногамны.

Почему же большинство птиц живут парами, а большинство млекопитающих — нет? Скорее всего, это связано с заботой о потомстве. У птиц, живущих парами, самец обычно помогает самке высиживать яйца и кормить птенцов, давая ей возможность покидать гнездо и участвовать в добывании пищи. У млекопитающих нет подобных ограничений. У сумчатых и плацентарных млекопитающих детеныши развиваются в организме матери вплоть до рождения, соответствующего выходу из яйца у птиц. После родов самки млекопитающих не добывают пропитание для своих детенышей непосредственно, а кормят их молоком , образующимся из ресурсов материнского организма. Поэтому потомство млекопитающих обычно может обойтись без отцовской заботы. И действительно, у большинства млекопитающих самцы напрямую не участвуют в заботе о потомстве. Сравнение с птицами заставляет предположить, что в тех редких случаях, когда у млекопитающих в ходе эволюции возникала моногамия, это было связано именно с заботой о потомстве. Этолог Девра Клейман продемонстрировала это для нескольких видов приматов и ряда других млекопитающих, особенно представителей семейства собачьих. Примечательно, что по сравнению с детенышами других приматов человеческие младенцы особенно беспомощны и потому нуждаются в активной родительской заботе. Как я расскажу в главе 5, эта беспомощность обусловлена одним важным нововведением в эволюции человека. Так или иначе, по сравнению с другими приматами у человека новорожденные намного больше нуждаются в социальной поддержке.

КАЗАЛОСЬ БЫ, МОЖНО ОЖИДАТЬ, что система спаривания того или иного вида будет соответствовать характерной для него социальной системе. Например, может показаться очевидным, что у видов, живущих парами, все потомство каждой самки будет потомством одного отца. Иными словами, жизнь парами и строго моногамное спаривание можно принять за две стороны одной медали. Возьмем, к примеру, тысячи живущих парами видов птиц, которых традиционно считали строго моногамными. Орнитологи в течение бессчетных часов наблюдали за жизнью таких видов, но не обнаружили никаких отклонений от строгой моногамии. Однако с внедрением генетических методов установления отцовства оказалось, что все далеко не так просто. Как это ни странно, для 9 из каждых 10 исследованных видов птиц, живущих парами, было показано, что самцы отнюдь не всегда заботятся о своем собственном потомстве: около половины птенцов появляются на свет в результате спариваний самок с «чужими» самцами. Спрашивается: почему такие спаривания не удавалось увидеть в бинокль толпам орнитологов — как любителей, так и профессионалов? Ответ состоит в том, что «незаконные» спаривания совершаются быстро и тайком. Обманутый самец может знать о них не больше, чем подсматривающий орнитолог.

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Было выдвинуто немало теорий, чтобы объяснить эти поразительные новые данные. При этом многие авторы таких теорий неосторожно пользовались известными терминами из жизни людей. По иронии судьбы среднеанглийское слово cuckold, означающее обманутого мужа, произошло от старофранцузского, означавшего кукушку. Теперь так нередко снова называют самцов птиц, а также других животных, заботящихся о потомстве, которое может оказаться чужим. Общепринятое объяснение этого явления состоит в том, что для распространения генов самки выгодно, чтобы она производила потомство от разных самцов. Предполагается, что союз с одним самцом нужен самке, чтобы обеспечить свое потомство отцовской заботой, а спаривание с другими самцами — чтобы повысить генетическую изменчивость потомства. При этом самка заинтересована в том, чтобы самец не замечал ее незаконных спариваний с другими самцами, ведь если он узнает о них, он может ее покинуть. По крайней мере так предполагает теория.

Это объяснение исходит из того, что самец более всего заинтересован в том, чтобы заботиться только о своем потомстве. В этом случае можно было бы ожидать сильного давления отбора, благоприятствующего любым механизмам, которые снижали бы вероятность спаривания самки с другими самцами. Но вполне вероятно, что самец и сам будет стремиться при всяком удобном случае спариваться с другими самками, гнездящимися неподалеку. Для распространения генов самца явно выгодно, чтобы его потомство оказалось в гнездах других пар. Быть может, стратегия поведения самца основана на компромиссе между заинтересованностью в предотвращении незаконных спариваний своей самки с другими самцами и выгодами собственных спариваний с другими самками. Самцы тоже могут использовать любую возможность действовать в своих генетических интересах. Как бы то ни было, теперь мы знаем, что ситуация с отцовством у птиц, живущих парами, намного запутаннее, чем первоначально считалось.

Таким образом, социальную организацию и систему спаривания нельзя считать просто двумя сторонами одной медали: они могут меняться и независимо друг от друга, по крайней мере в некоторой степени. Это относится и к млекопитающим , в том числе к приматам. Генетический анализ на отцовство проводился не только у птиц, но и у некоторых видов млекопитающих, и результаты оказались похожими. Подобных исследований, посвященных птицам, было проведено уже великое множество, а посвященных живущим парами млекопитающим — сравнительно немного, но не приходится сомневаться, что дальнейшие работы в этом направлении принесут новые данные о частых спариваниях самок таких видов с чужими самцами. Вот один из подобных примеров: в 2007 году этолог Джейсон Мунши-Саут провел генетическое исследование живущего парами вида тупай в малайском штате Сабах на острове Калимантан и показал, что значительную часть детенышей самки рождают от чужих самцов. Похожие данные были получены и для некоторых живущих парами приматов, например вильчатополосых и толстохвостых карликовых лемуров, ведущих ночной образ жизни и обитающих на Мадагаскаре. Полевые наблюдения показали, что даже гиббоны, считавшиеся образцом моногамии среди приматов, время от времени спариваются с «незаконными» партнерами.

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Социальная организация и система спариваний у некоторых приматов совершенно не соответствуют друг другу. Хохлатый индри (мадагаскарский лемур, которому свойствен дневной образ жизни) обычно живет небольшими многосамцовыми группами, включающими около полудюжины взрослых особей, как самцов, так и самок, хотя соотношение полов в таких группах сильно варьирует. Спаривание у хохлатых индри, как и у большинства других лемуров, происходит лишь во время ежегодного брачного периода, длящегося несколько недель. Тщательные полевые наблюдения антрополога Элисон Ричард показали, что брачный период для хохлатых индри — время бурных перемен. Наблюдения подтвердили появлявшиеся ранее сообщения о том, что в течение этого периода у хохлатых индри часто случаются серьезные драки, а также показали, что спаривания обычно происходят между особями из разных групп, а не из одной и той же. При этом группы нередко перестраиваются. Таким образом, система спариваний у хохлатых индри не диктуется групповой структурой, которая явно выполняет иные функции. Судя по данным полевых наблюдений за приматами, их социальная организация обычно связана с питанием. Итак, в течение большей части года хохлатые индри живут устойчивыми группами, совместно добывая пропитание, но во время брачного периода эта структура нарушается.

РАЗНИЦА МЕЖДУ СОЦИАЛЬНОЙ организацией и системой половых отношений наблюдается и у человека. Внебрачный секс, несомненно, встречается, хотя и не так часто, как можно было бы подумать, если верить желтой прессе и некорректным статистическим данным. Результаты опросов постоянных половых партнеров, в том числе 400 студентов и студенток, опрошенных в 2004 году биологом Ли Симмонсом, показали, что измены случались примерно в одной из каждых четырех пар. Таким образом, в трех из четырех случаев постоянные партнеры долгое время сохраняют верность друг другу. Более того, судя по некоторым данным, лишь около 2% детей рождаются в результате измены постоянному партнеру. Этот вывод подтвердил Алан Дикссон в своей книге «Половой отбор и происхождение систем половых отношений человека» (Sexual Selection and the Origins of Human Mating Systems), вышедшей в 2009 году. Иными словами, люди изменяют сравнительно редко, а дети в результате измен рождаются еще реже. В некоторых работах сообщалась, что доля таких детей может достигать 12%, но это, по-видимому, бывает лишь в исключительных случаях. Апокрифическим историям о «непубликабельных» результатах генетических исследований, якобы проводившихся среди городской бедноты и показавших, что половина детей рождается не от их предполагаемых отцов, не нужно верить ни на грош. На самом деле результаты исследований, проводившихся в разных странах, похоже, свидетельствуют о том, что человек в большей степени моногамен, чем большинство изученных на этот предмет видов птиц.

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Как это ни странно, люди склонны лелеять два несовместимых представления: о том, что человек в норме моногамен, и о том, что мужчины чаще изменяют женщинам, чем женщины мужчинам. Я уже упоминал расхожее мнение, что мужчины полигамны, а женщины моногамны . Американский журналист Генри Луис Менкен однажды саркастически заметил: «По-настоящему счастливы только замужние женщины и неженатые мужчины». Но если женщины обычно моногамны, а мужчины полигамны, то где, спрашивается, мужчины берут дополнительных партнерш? Эта загадка следует и из данных множества опросов, согласно которым у одного мужчины в среднем бывает больше половых партнерш, чем у одной женщины партнеров. Но если, судя по сообщениям мужчин, у них бывает в среднем, скажем, десять партнерш, а у женщин, судя по их сообщениям, только четыре партнера, то кем были шесть дополнительных партнерш каждого мужчины? Одно из распространенных объяснений состоит в том, что хотя участникам таких опросов и гарантируют анонимность, мужчины склонны из хвастовства преувеличивать число своих партнерш, а женщины — из скромности преуменьшать число партнеров. Исходя из простейших математических соображений, если то или иное общество в целом моногамно, то есть только две возможности: либо женщины и мужчины изменяют одинаково часто, либо сексуальные потребности многих неверных своим партнершам мужчин удовлетворяют немногие женщины, у каждой из которых масса партнеров. Как показало одно недавнее исследование, завышенное число партнерш, называемое мужчинами, связано с тем, что они учитывали проституток, но, очевидно, стеснялись признаться в том, что оплачивали свой дополнительный сексуальный опыт.

Перевод П. Петрова

Полигамен ли человек? / Стиль жизни / Независимая газета

Когда мы идем «налево», это порыв чувств, когда другие – измена




Ученые выяснили, что мужчины примерно вдвое полигамнее женщин.
Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru


Сколько любви надо для полного счастья?


Московские барышни бросаются на женихов, как стервятники на падаль.


Отелло рассвирепело и задушило Дездемону.


Анна сошлась с Вронским совсем новым, неприемлемым для страны способом.


Из школьных сочинений




Полигамия – природа или распущенность? Моногамия – насилие над собой или высокие чувства? Страшно даже сказать, сколько копий, рук и ног сломано по этому поводу. Попробуем разобраться в теме спокойно и непредвзято. Без пропаганды разврата и оргий, но и без нудного морализаторства.


Известный российский сексолог Сергей Агарков приводит любопытную статистику. Около 90% людей, которые стремятся к высоким жизненным достижениям, делают это для того, чтобы расширить круг и повысить качество доступных им партнеров. Грубо говоря, научусь играть на гитаре, чтобы девушки любили. Стану рок-звездой, чтобы куча девушек любила. Стану топ-моделью, чтобы найти миллионера. Однако непонятно, что тут является конечной целью – разнообразие ради разнообразия? Или же возможность выбрать одного наиболее подходящего человека и быть с ним счастливым?


Чуть больше половины участников крупного анонимного интернет-голосования признались, что хотя бы раз в жизни им доводилось изменять партнеру по серьезным отношениям. И это притом, что голосовали в основном девушки и женщины, которые, как считается, в среднем более склонны хранить верность. Интересно, каким был бы результат, если бы половину участников опроса составляли мужчины?.. Но опять же непонятно, чего хотели эти люди. Приключений и страстей? Или же они просто, не расставаясь пока со старым партнером, искали нового, поскольку старый их уже разочаровал?..


Известный советский психолог Игорь Кон рассказывал о следующем опыте. Мужчина занимался любовью с женщиной, потом засекалось время, когда он снова захочет и сможет заняться любовью. Так вот, на большой выборке было установлено, что если во второй раз дать ему другую женщину, то рефрактерная стадия, то есть время восстановления мужчины, будет меньше, чем если дать ему ту же самую женщину. То есть его мотивация будет выше.


А как сами люди относятся к неверности своих партнеров? Опрос, проведенный в США, показал, что почти 90% как мужчин, так и женщин живут по принципу «меньше знаешь – крепче спишь» и «правда хорошо, а счастье лучше». Если они не знают об изменах партнера, то им все равно.


Впрочем, еще один опрос показал, что средняя женщина для брака выберет скорее не страстного Аполлона, а полноватого домашнего мужчину. Почему? Потому что у него слабее половое влечение и он внешне менее привлекателен для других женщин. То есть выше шанс, что он никуда от нее не денется. Значит, средней женщине верность партнера важнее его красоты и постельных подвигов.


Нет ли тут противоречия? Мол, как же так? То изменяй сколько хочешь, лишь бы я об этом не знала, а то вдруг – верность важнее внешности и чувственности, вместе взятых? Ключ к разгадке – это «лишь бы я об этом не знал(а)». Если об измене неизвестно и никогда не станет известно – ее как бы и нет, как считают почти все американцы. Ну а если известно – то ужас-ужас!


В России 80% разводов и расставаний инициируют женщины.


Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Кстати, именно неверность является в России самой частой причиной разводов – 24%. Впрочем, не сильно отстают бедность (21%), конфликтность (19%) и алкоголизм с наркоманией (16%). Причем 80% разводов и расставаний инициируют женщины.


Кстати, бывают и мужчины, которым «сохранность» женщины важнее ее внешности. Более того, я лично знаю девушку, которая легко бы стала красивой, если бы похудела. Она и хочет этого. Но ее мужчина не позволяет ей это делать. И не потому, что так уж любит полных. Нет. Он боится, что в стройной версии ее быстро уведут.


В ходе другого опыта мужчинам предлагали делить некую сумму денег. Вдруг в зале появлялись красивые девушки, после чего уходили. Мужчины с высоким уровнем тестостерона (мужского полового гормона) теряли интерес к финансовым спорам, продолжая думать о девушках. Мужчины с низким уровнем этого гормона делили деньги так же активно, как и до появления девушек.


Это подводит нас к важному выводу: все индивидуально.


Есть четыре группы людей по силе полового влечения.


Первая группа – это асексуалы и антисексуалы. Люди, которым секс безразличен или противен. Ясно, что эта группа малочисленна, к ней относится не более нескольких процентов населения.


Вторая группа – люди с умеренным влечением. Им нужен секс, но для них это далеко не главное в жизни. Длительное воздержание переносят спокойно, но на всю жизнь отказаться от секса не готовы. Возможно, вы удивитесь, но именно эта группа является наиболее многочисленной. К ней относится не менее 60% населения.


Третья группа – люди с сильным влечением. Секс для них – одна из важнейших вещей в жизни, но есть и другие интересы. Эта группа составляет не менее 30% населения.


Четвертая группа – люди, которым важен в жизни только секс. Другие интересы отсутствуют. Как и представители первой группы, эти люди тоже нетипичны: не более нескольких процентов населения.


Хранить верность – задача куда более легкая для представителей первой и второй групп, чем для третьей и четвертой. Так, амбал поднимет 50 кг без труда, а хлюпик, если и возьмет этот вес, то весь потом обольется. А ведь спрашивают с них – в нашем случае – одинаково. И за провал накажут одинаково строго.


По словам ученых, человек продолжает эволюционировать. Как вид он еще не определился, полигамен он или моногамен.


Тут можно спросить: а как же моральные принципы? Отвечаю. Влиять на половое поведение человека они вполне могут, а на его природу, разумеется, нет. Она задается биологически.


Огромный всемирный опрос, проведенный среди всех рас и на всех обитаемых континентах, показал, что на ближайший месяц средней женщине в идеале нужно 0,8 партнера, среднему мужчине – около 2. На ближайшие 10 лет средней женщине нужно 2–3 партнера, среднему мужчине – 5–6.


Отсюда следует, что мужчины примерно вдвое полигамнее женщин. И что средний человек по своей природе полигамен, но довольно умеренно. То есть, как и сказали ученые, стоит где-то посредине между полигамией и моногамией. К какому из этих полюсов ближе каждый конкретный человек, зависит от его пола и половой конституции, то есть врожденной силы влечения.


Впрочем, когда партнер очень ценен, хранить верность просто выгодно, так как это снижает риски его потери.


Напоследок – несколько соображений по этому поводу.


Полигамные люди гораздо счастливее моногамных – и гораздо несчастнее их.


Когда бросаем мы, это необходимое решение. Когда бросают нас, это предательство.


Неумение скрыть измену порой возмущает куда больше, чем сама измена.


Иные люди воспринимают весь мир как гарем, причем свой.


Легко быть святым, когда ты асексуал.


Есть ли что-то хуже, чем изменить партнеру и упорно скрывать это, продолжая жить во лжи? Да. Сказать ему правду.


Когда мы идем «налево», это порыв чувств. Когда другие – измена.


Правда разбивает не меньше сердец, чем ложь.


Когда мы учитываем внешность при выборе партнера, это эстетический вкус. Когда другие – бездуховность.


Легко и приятно хранить верность, когда человек этого достоин.

Комментарии для элемента не найдены.

Ученые доказали, что многоженство опасно для сердца мужчин

Ученые из Саудовской Аравии выяснили, что полигамные мужчины в четыре раза чаще, чем моногамные, страдают от сердечно-сосудистых заболеваний. Причина — заботы и нервотрепки, связанные с многоженством.

Полигиния, или многоженство, — это форма брака, при которой мужчина состоит в брачном союзе одновременно с несколькими женщинами. В 2008 году ученые из Аризоны выяснили, что многоженство существенно снизило разнообразие мужских хромосом и сделало генетический материал, передающийся по родительской линии, более скудным.

«Все люди происходят от приматов, которые были полностью полигамны. В эволюционном смысле человек стал моногамен совсем недавно», — говорит Майкл Хаммер, один из участников исследования, опубликованного в журнале PLoS Genetics.

Теперь ученые из Саудовской Аравии обнаружили, что полигиния может привести к серьезным сердечно-сосудистым заболеваниям.

В новом исследовании говорится о том, что мужья, взявшие в жены нескольких девушек, в четыре раза больше подвержены проблемам с сердцем, чем те, кто ограничился одной-единственной избранницей.

«Мы нашли связь между количеством супруг и числом заболеваний коронарных сосудов», — утверждает Амин Даула, кардиолог из Исследовательского центра имени короля Фейсала и один из авторов исследования. По мнению Даула, это может быть вызвано тем, что в полигамных браках мужья должны поддерживать несколько домашних хозяйств, а это является сложным как финансово, так и эмоционально.

В исследовании приняли участие 687 мужчин, которые лечились от сердечной недостаточности в пяти больницах в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. Среди них у 68% было по одной жене, у 19% — по две, у 10% — по три, у 3% — по четыре. Средний возраст мужчин был 59 лет, большая половина участников исследования страдала гипертонией и диабетом, половина ранее перенесла сердечно-сосудистые заболевания.

В ходе исследования ученые выяснили, что полигамные мужчины в 4,6 раза чаще, чем моногамные, имели риск сужения коронарных артерий.

«Известно, что продолжительный стресс в семейной жизни повышает риск коронарных заболеваний сердца», — уверен Мишель Комаджа, бывший президент Европейского общества кардиологов и один из авторов исследования. По мнению ученого, было бы интересно провести исследование о влиянии полигинии на количество сердечных заболеваний среди женщин.

Согласно Корану, мужчина, женившийся на нескольких девушках, обязан заботиться обо всех женах одинаково и должным образом. «Вероятно, что стресс из-за заботы о нескольких супругах, а иногда — о нескольких семьях с детьми, огромен» — рассказал Амин Даула.

Однако исследователи не нашли причинно-следственных связей между сердечными заболеваниями и полигамными браками. Возможно, что другие, скрытые факторы, такие как уровень интимных отношений в браке, пищевые привычки или генетика, могут сыграть важную роль в этом вопросе.

Ранее британские ученые выяснили, что среди женщин и мужчин довольно высок процент приверженцев полигамных отношений. Лишь чуть больше половины мужчин и столько же женщин в среднем предпочитают одного партнера нескольким.

При этом некоторые эксперты утверждают, что эволюционно полигамия выгодна для мужчин, но не для женщин. Дело в том, что полигамные мужчины оставляют намного больше потомства, чем моногамные, в то время как женщина не может рожать детей чаще, чем раз в девять месяцев.

Преимущество детей из моногамных семей заключается в том, что им не приходится делить папу с детьми, рожденными от другой женщины. Исследования показывают, что при многоженстве супруги в среднем рожают меньше детей, чем в моногамных браках. Более того, полигамия может стать причиной межличностных конфликтов: так, исследование 2012 года показало, что в полигамных обществах наблюдается больше насилия, бедности и неравноправия полов.

Почему полигамия у мужчин — это нормально, а у женщин

В прямом эфире радио КП солист группы Scotch Иван Табунщиков, танцовщица из клуба Dolls Варвара, ведущие Стас Бабицкий и Татьяна Токарева обсуждают, в каком возрасте нужно прекращать гулять и остепениться.

Бабицкий:

– Мы решили поговорить про отношения мужчин и женщин. Стас Бабицкий в студии. А также Татьяна Токарева. Сегодня у нас в гостях прекрасный артист, хореограф и солист группы Scotch Иван Табунщиков.

Мы все в жизни суетимся. Мы как Мишки Гамми. Только бывают «поли-Гамми» и «моно-Гамми». Те люди, которые выбирают себе одного партнера на всю жизнь и живут с ним хорошо, долго и счастливо. Иногда умирают в один день.

Токарева:

– Это – моногамы.

Бабицкий:

– И те, кто просто как перчатки меняет, каждый день новая девушка. Тоже живут не тужат. Хочется разобраться, зачем мы мечемся из крайности в крайность? Иван, главный вопрос: в твоей жизни как бывает?

Табунщиков:

– Если честно?

Бабицкий:

– Честно!

Табунщиков:

– Клянусь на «Космополитен»… Сейчас у меня период моногамии. Мне в этом смысле комфортно. Раньше, когда я часто выступал в клубах, амбиции лезли из всех щелей, дымилось и все остальное, тогда да, я похаживал налево-направо.

Бабицкий:

– Почему вдруг изменился? Думаю, встретил идеальную женщину?

Табунщиков:

– Скорее всего, это на первом месте. А на втором – возраст сказывается. Мне 30 лет. Та бурная молодость, юношество немного повлияло на мои взгляды.

Бабицкий:

– Мой дядя недавно отметил 65-летие. Как он говорит, при помощи нехитрой фармацевтики можно продлять себе молодость. Усталость накопилась, чувствую. Неужели реально можно к 30 годам устать от клубов, коктейлей, тусовок до утра?

Табунщиков:

– Паузы необходимо брать. Может быть, в моей жизни сейчас такая пауза. Я реально устал, и в клубах меня сейчас не торкает. Я не хочу напиться и колбаситься возле колонки. Причем я делаю это вполне качественно. На это, собственно, и клевали девушки разного поведения, не обязательно легкого. И серьезные дамы у меня встречались. Для них это тоже было впервые – секс на одну ночь.

Токарева:

– Может, в клубах не те девушки, чтобы цепляло и торкало?

Табунщиков:

– В клубы ходят достаточно разные девчонки. Бывает такое, что встретишься с девушкой, разговоришься, она первый раз пришла, подруги ее затащили за уши.

Бабицкий:

– Она сама в шоке.

Табунщиков:

– А потом утром выходит из душа и говорит: блин, я вообще от себя не ожидала. Извини, все забыли. До свидания.

Бабицкий:

– Секс на одну ночь – по инициативе в основном твоей или девушек происходило?

Табунщиков:

– 50 на 50. Бывало такое, что подходит красивая девушка, с умным выражением лица и говорит: «Я тебя хочу, поехали к тебе или ко мне». Я никогда сломя голову не рвался. Мы садились, пили чай или кофе, общались. Я понимал, что мне человек приятен. И тогда я мог поехать, продолжить. Иногда у нее проходило желание. Есть отношение к картинке, когда человек секс танцует на сцене. А в жизни она видит, что со мной можно пообщаться, со мной реально провести время и просто так, на уровне интеллекта. И уже желание буйное, страстное, животное отпадает.

Токарева:

– Тебе больше нравится, когда девушка доступна? Или когда ее нужно завоевывать – покупать коктейли?

Табунщиков:

– Я не знаю девушек, которых можно завоевать коктейльчиком.

Бабицкий:

– Инстинкт охотника живет в каждом мужчине.

Табунщиков:

– Должен быть. Как так, когда дичь сама к тебе идет! Я вообще людей сравниваю с животными во многих отношениях. Мы – животные.

Токарева:

– Какое ты животное?

Табунщиков:

– Может быть, кот.

Бабицкий:

– К нам дозвонился Константин.

Константин:

– Здравствуйте, уважаемые господа. Я из Владимира. Хочу заострить ваше внимание на очень беззубую цензуру в вашей газете «Комсомольская правда». Хорошо выступил заместитель главного редактора.

Бабицкий:

– Давайте ближе к телу.

Константин:

– Молодость есть молодость, этого никто не оспаривает. А так я предлагаю, чтобы одна была на всю оставшуюся жизнь.

Бабицкий:

– В каком возрасте нужно прекращать гулять и остепениться?

Константин:

– Тридцать лет – это здорово. Иван будет счастлив.

Бабицкий:

– Если вдруг не получается остановиться на одной? Когда отношения не на одну ночь, когда это затяжной роман, что может стать причиной разрыва?

Табунщиков:

– Усталость друг от друга. Когда люди встречаются, идет обмен интересами, коннект. И они идут на компромиссы автоматом. Прощаются разбросанные носки, не вытер зубную пасту на раковине. Когда эмоциональный пласт прошел, уже начинает обращать внимание на мелочи. Кто-то продолжает искать компромиссы, а кто-то рукой по столу. И такая усталость, друг друга пилят. В конце концов это служит основным разрывом.

Токарева:

– Романтические отношения свойственны людям, которым до 20 лет. Все проходили через романтические прогулки.

Бабицкий:

– От 20 до 30 у нас период всяческой полигамии. Делай что хочешь. А после 30 мы остепенимся. Разве это нормально? Представь, что ты выбираешь себе партнера. Нужно выбрать того, кто после 30, потому что он уже вроде как остепенился. И вдруг ты понимаешь: нет, конкретно этот не остепенился.

Токарева:

– Тогда нужно дать ему свободу и освободить его от своего общества. Пусть он дальше гуляет. Когда нагуляется, пусть приходит. Я за то, что если ты хочешь серьезных отношений, тогда будь с человеком откровенно честным и встречайся с ним, не изменяя и не ходя туда-сюда. Я такой человек, что мне не очень интересны легкие отношения на месяц, на два. Я за серьезность. Мужчины проще относятся к отношениям с женщинами. А женщина эмоционально привязывается. Если я привяжусь к человеку за одну ночь, то потом придется расстаться, это ранит меня.

Табунщиков:

– А как узнать, что этот человек с тобой на месяц-два или на год?

Бабицкий:

– Он же не говорит: я с тобой на месяц, а потом разбежимся. Он говорит: я тебе Луну с неба достану.

Токарева:

– Нужно меньше слушать и смотреть в суть. Я сужу не по разговорам, а по поступкам.

Табунщиков:

– Когда химия играет в крови, какой тут слушать? Закрываешь глаза на разбросанные носки.

Токарева:

– Формулу любви еще не вывели. Еще не факт, что это химия.

Бабицкий:

– У нас на связи Григорий. Моногамию или полигамию?

Григорий:

– Я пока за второй вариант – за полигамию.

Бабицкий:

– То есть у вас много подружек.

Токарева:

– Ты подружек подразумеваешь в качестве друзей или тех, с кем есть секс?

Бабицкий:

– После 20 лет я никогда не подразумевал под словом «подружка» кого-то, с кем нет секса. Только так.

Иван:

– Я из Москвы. К сожалению, в наше время молодежь стала разбалована. Девушек интересуют деньги, машины крутые, отношения. А как быть обычным молодым людям, которые хотят создать семью, родить детей, быть счастливы вместе? Тут просто ужас творится.

Бабицкий:

– Мне кажется, что девушки разные. Просто где вы их ищете. Если вы пойдете в ночной клуб, понятно, что там много этих голд-диггерш – охотниц за богатыми. А если вы пойдете в библиотеку имени Ленина, вы их там точно не найдете.

Табунщиков:

– Если вы пойдете в ночной клуб Урюпинска, там тоже этих дам вы не найдете.

Токарева:

– Гуляйте в парках больше. Там потрясающие девчонки катаются на роликах, спортивные, добрые.

Бабицкий:

– С другой стороны, в словах Ивана есть истина по поводу избалованности и капризности. Мы прекрасно понимаем, что в советское время нашим мамам и папам было просто: пойдем в кино, в субботу, на дневной сеанс. После кино поедим мороженого, подержимся за ручку, поглядим на набережную, и все хорошо. И они уже дружат, они уже вместе. А сейчас кино, мороженое и набережная, наверное, не пройдут.

Токарева:

– А кто балует девушек?

Бабицкий:

– «А ты не на «Бентли»?» – спросит она.

Токарева:

– Мужчины первоначально провоцируют девушку и балуют ее.

Табунщиков:

– Я бы сказал, это индустрия в целом. Весь мир сейчас катится туда, где вот это движение и происходит. Это соцсети, доступность. Человек на другом конце земли. Это стирает грани. Раньше люди жили и не знали, как у людей в соседнем доме идет жизнь. А теперь все можно посмотреть на определенных сайтах. Я лет в 14 узнал, что нормально, что левое яичко у мужчин висит ниже, чем правое. А сейчас с этим проще.

Бабицкий:

– Так называемая разнузданность в сетях, наверное, должна предупреждать, чтобы девушки и юноши были более осторожными в реальной жизни. Но почему-то это не происходит.

Табунщиков:

– Это любопытство.

Алан:

– Выскажу очень консервативный взгляд. Я по роду деятельности знакомился с документами, во время Отечественной войны, когда советских женщин угоняли на работу в Германию, был медосмотр немецкими гинекологами. Они были просто поражены количеству девственниц. Те стандарты поведенческие в сексуальном плане работали. Сама жизнь сексуальная в том обществе не рассматривалась вне брака. Это было очень важно и для женщин, и для мужчин.

Бабицкий:

– В какой момент произошло то, что мы сейчас называем сексуальной революцией, разнузданностью?

Алан:

– К сожалению, уже избитая формулировка – влияние Запада.

Токарева:

– Вы за то, чтобы не было секса до свадьбы?

Алан:

– Вы очень примитивно ставите вопрос. Конечно, нет. Существует огромное количество поведенческих схем, которые предполагают сексуальное спокойствие у молодежи. Без этих гормональных всплесков, без отсутствия стандартов. То, что сейчас творится, добром не закончится. Это отклонения психические.

Бабицкий:

– Мы же не знаем, к чему это все приведет. Когда в середине 80-х вдруг появился СПИД, была угроза, что это выкосит половину мира, тогда реально люди задумались и стали осторожнее относиться к идее, что давайте мы сегодня с одной, завтра с другой. Мало ли что! – говорили мы себе. А сейчас говорят: сейчас все лечится, да ладно. Давайте мы еще раз… Страшилки нужны. Показывать почаще пропагандистские фильмы про венерические заболевания. Как это больно и неприятно. И тогда многие задумаются.

Токарева:

– На пачках сигарет пишут, что это вредит здоровью. Но при этом число курильщиков не убавилось.

Табунщиков:

– Запретный плод сладок. Пока не испытаешь это на себе, даже простой поход к хирургу…

Бабицкий:

– По легенде, Фредди Меркьюри в свои кожаные штаны засовывал баночку пепси-колы, чтобы совсем уж было хорошо. У вас есть какие-то примочки?

Табунщиков:

– Я этой истории не знал. Надо взять на заметку. Но это действительно работает.

Токарева:

– В наше время в видеоклипах чересчур много секса, вульгарности, девушки полураздетые. Иван, что в ваших клипах преобладает?

Табунщиков:

– Мы ставим на девушек. Много красивых девчонок. Одна героиня должна быть в любом случае. Лирический герой – абстрактно-понятный. Отсюда и получается продукт.

Токарева:

– Фанатки очень любят мальчиков из бой-бэндов. Что случается, когда милая фанатка находит тебя через месяц-два и говорит, что она либо ждет ребенка, либо родила, что делать?

Табунщиков:

– Я не сталкивался с таким в жизни.

Токарев:

– Такое часто происходит в шоу-бизнесе?

Табунщиков:

– Шоу-бизнес – коварная штука. Если человек известный, к нему легко подступиться. Коварство женщин не имеет границ. Есть истории, когда и презервативы забирали из номеров, с этим бежали и впрыскивали себе. И пожалуйста, вот вам ребенок от звезды. Но просто звезда звезде рознь. Если брать масштабы Фредди Меркьюри, там есть чем рисковать. На месте этих звезд я бы лично не стал вот так попадать…

Бабицкий:

– Нет ощущения, когда подходит девушка, что она алчная и стерва? Даже если она не забеременела, начинаются звонки со словами: дай денег.

Токарева:

– Это вымогательство и манипуляция.

Бабицкий:

– Рад, что ты знаешь это слово.

Табунщиков:

– Я доверяю своей интуиции. Если одно место при этом дает сигналы, как говорится, попой чувствую, то я ретируюсь. А вообще я с таким не сталкивался. Возможно, есть кармическая составляющая. Я сам по себе позитивный человек. Привлекаю к себе позитивных в основном. Я не ищу конфликтов. Я стараюсь избегать таких проблем. Бывали случаи, когда девушки под окнами палками по решетке стучали. Я жил на первом этаже. И было понятно, что им надо. Но это единичный случай.

Токарева:

– Это еще один плюс в пользу моногамии. Когда у человека постоянная партнерша, он не парится по поводу того, что возникнут какие-то дети, придется кому-то платить алименты. Да и заболевания – большой риск.

Табунщиков:

– Откуда мы знаем, что у моногамной пары все хорошо в сексе? Может, у них секс раз в год.

Токарева:

– Если они счастливы с этим сексом раз в год, стоит ли их осуждать?

Табунщиков:

– Откуда мы знаем, что они счастливы?

Сергей:

– В наше время очень размыто понятие нравственности. Потеряны рамки приличий. Даже в постсоветские времена было боязно прилюдно поцеловать девушку. А сейчас это в порядке вещей. И стало уже нормой. Я за моногамные отношения. Мне кажется, то, что сейчас происходит…

Бабицкий:

– Девушки стали более развратные, доступные. Наверное, есть товар, есть купец. Если бы нас это ужасало…

Сергей:

– Искусство жриц любви – древнее искусство. Но то, что творится сейчас, секс-индустрия настолько вошла в нашу жизнь, потерялись рамки приличий, нет ограничений. Зачем девушка пойдет работать за ткацкий станок, когда можно пойти в секс-индустрию, зарабатывать большие деньги.

Токарева:

– Она туда пойдет не от большого ума.

Сергей:

– Конечно. Это воспитание.

Бабицкий:

– Будем надеяться, что ваши слова услышат те, кто воспитывает молодых девочек и юных мальчиков. От родителей все зависит. Если мы будем правильные мысли детям в голову вкладывать, они никогда не пойдут танцевать стриптиз.

Токарева:

– Если у тебя есть любовница, это определенный статус.

Бабицкий:

– Я не согласен. Если есть любовница и про нее знают – это определенный статус.

Токарева:

– Минус полигамии заключается еще в том, что это довольно затратно. Постоянной девушке нужно дарить подарки. Любовнице – тоже.

Табунщиков:

– Обычно в это время уже не дарят своей девушке, дарят любовнице подарки.

Токарева:

– Нужно запомнить, когда день рождения у мамы жены, плюс…

Бабицкий:

– Все девушки говорят: ты маму завтра поздравить не забудь. Ты страшно далека от народа. Ты рассуждаешь, исходя из книжных позиций. В жизни все по-другому. Если забудешь поздравить маму с ее днем рождения, или даже ее саму, ты пожнешь бурю, но это потом можно быстро загладить.

Токарева:

– Можно ли считать изменой виртуальный секс?

Табунщиков:

– Так изменял, но в мыслях – никогда!

Бабицкий:

– Все, что вы пишете друг другу, это всегда можно сказать… Даже если жена застукала тебя с любовницей в обнимку, ты говоришь: да, целовались, обнимались, но секса не было. Все равно можно простить. Но если секс был – все, тут уже 50 на 50, что не простит.

Роман:

– Вы действительно далеки от народа. Вы не путайте шоу-бизнес, журналистов и прочих политиков. Они далеки. Про разнузданность – это слишком сильно. Люди заняты работой, выживанием, хорошей едой. А уж что касается соцсетей, смотря какие сети. В Одноклассниках ничего, кроме кошечек и розочек, вы не увидите. А в других сетях от имени развратной женщины всегда пишут жирные волосатые мужики.

Бабицкий:

– Вы за моногамные отношения?

Роман:

– Да, разумеется.

Бабицкий:

– Сколько лет вы живете в браке?

Роман:

– Пять лет в официальном браке, семь лет всего.

Бабицкий:

– И пока не устали, не надоело, не тянет на сторону?

Роман:

– Ничего нового я на стороне не найду. И не знаю, что там ищут другие.

Бабицкий:

– Вы – философ. Роман задумывается: пойти на сторону? А зачем? А если сторона приходит к тебе, обнимает тебя и коготками пробегает по твоей спине, тут уже не до мыслей о том, что там нового можно найти. SMS от Карины для Ивана: «Иван, если вы часто меняете партнерш, вы, наверное, сам не ревнивый?»

Табунщиков:

– Я поправлю. Я сейчас не часто меняю партнерш. Прошел тот период. Но я на самом деле ревнивый тип. Хотя я не бью посуду, не стучу ногами по полу, не наношу телесные повреждения девушкам, но внутри я закипаю, горю, взрываюсь. Я – творческая личность, я достаточно темпераментный. У меня есть понятие ревности по любому поводу. звонок среди ночи, даже по работе, он меня взбудоражит.

Токарева:

– Ревность – это ведь неуверенность в себе.

Табунщиков:

– Возможно. Возможно, неуверенность в себе и подтолкнула меня идти на сцену, чтобы самоутвердиться. Почему бы и нет? Я выхожу на сцену, я такой, какой есть, меня воспринимают люди. И это дает мне энергию. Возможно, я поэтому и выгляжу моложе своих лиц.

Бабицкий:

– А мы думали, что он, как все вампиры в шоу-бизнесе, пьет кровь молоденьких девушек.

Игорь:

– Много слышу тут различных слушателей. Они начинают не в тему. Вы конкретно поставили вопрос. Хочу конкретно рассказать. В свое время, еще в советские времена, у меня был друг. У нас постоянно после института трижды в неделю был поход в бар, в ресторан. Мы нормально проводили время. И у нас было вроде как соревнование даже, кто больше познакомится с девушками. Кто больше склеит их душами и телами. Это было нормально. Но не все это могут. Некоторые в силу характера, в силу возможностей, скромное поведение, воспитание, они не могли этим заниматься. Были парни закомплексованные, с другим подходом. А у нас это довольно здорово получалось.

Токарева:

– Вы считаете, что если мужчина полигамен, то большое количество партнерш повышает его самооценку и самоуверенность?

Игорь:

– Да, я так считаю.

Бабицкий:

– Игорь честно признался, что гулял и гулял. И правильно делал. Пришло сообщение от Марии: Иван, сколько у вас было женщин?

Табунщиков:

– «Если я скажу честно, то мы поссоримся. А врать я не хочу» – цитата из «Камеди».

Михаил:

– Я с течением времени за моногамных.

Бабицкий:

– Устали?

Михаил:

– Переиграл. Хотя моя профессия подразумевает беспорядочные связи. Я – дальнобойщик.

Бабицкий:

– Почувствовали облегчение, когда перестали этим заниматься?

Михаил:

– Не то чтобы я так сильно активно занимался. Со временем просто устал. Уже ответственность перед детьми, перед женой. Не хочется уже вот этого искать. Нового не найдешь ничего, только проблемы на свою голову.

Токарева:

– Вы уверены в том, что ваша жена вам не изменяет?

Михаил:

– Как тут можно быть уверенным? Но я пока не увижу, значит этого нет.

Токарева:

– Вы простите измену?

Михаил:

– Не знаю. У нас двое детей. Нам придется как-то это решать. Вряд ли она пойдет вразнос. Не хотелось бы прощать, но все-таки, наверное, придется.

Бабицкий:

– Мы вам пожелаем, чтобы у вас никогда не было повода что-то прощать или не прощать. Супруга вам будет верна.

Виктор:

– У меня была, мы с ней развелись. Она изменяла мне. Мы знакомы лет семь были. У нас ребенок с ней.

Бабицкий:

– А почему так получилось?

Виктор:

– Все было нормально. Последнее время чего-то она нашла себе парня и начала с ним встречаться.

Бабицкий:

– Не расстраивайтесь. Надеемся, что вы сможете решить эту сложную ситуацию. Наш проект призван помогать решать сложные проблемы. Иван, что же нужно делать, чтобы не быть полигамными, моногамными и так далее?

Табунщиков:

– Нужно делать то, что вам нравится и не мешает другим. Это основной тезис, который я получил от своего отчима. Он мне во многом помогает. По молодости можно кутить, веселиться, но не забывайте, вам растить детей. Поэтому будьте умней.

Бабицкий:

– Смотри, а если вдруг ты любишь человека, а он тебе не очень так дорог… То есть, он тебе дорог с точки зрения, допустим, того, что он хороший человек, он тебя обеспечивает. Но для секса ты себе ищешь еще одного человека. А для того, чтобы идти с ним в кино или по магазинам – третьего человека. То есть, собираешь идеальный образ мужчины из большого количества самцов.

Токарева:

– Да, такое бывает… Извини, но девушка любит или не любит?

Бабицкий:

– Извини, это тебе решать, если у тебя такое бывает.

Токарева:

– Нет, если мы сейчас говорим о настоящих чувствах, тогда не стоит размениваться на поиски каких-то мальчиков, с которыми можно проводить время. Для этого существуют подружки. Можно также с девочками сходить и в кино, и куда– то поехать за границу отдохнуть. Можно сходить в стрип-бар какой-нибудь мужской, если хочется поглазеть на мужское тело. Я не думаю, что у нас существует много женщин реально нимфоманок, которым очень нужен секс…

Бабицкий:

– Сейчас к нам приехала наша гостья – Варвара краса, длинная коса, прекрасная, ослепительная танцовщица из клуба Dolls. Мы позвали ее сюда для того, чтобы поговорить вот о чем. Мы говорили в первом часе нашей программы о том, что мужчины озверели, звонят и говорят, что женщины стали легкодоступными, принципиально развратными… типа, женщины виноваты в том, что мужчины становятся полигамными, заводят кучу любовниц и т.д. и т.п.

Варвара:

– Мое мнение, наверное, такое, что это все-таки с давних времен пошло. Как у мужчин, так и у женщин всегда была полигамия. Моногамные отношения возникли совершенно недавно, когда у нас царский устой был.

Бабицкий:

– Ну, не знаю, я помню, во времена Мамаева нашествия тоже там как-то не все было так уж моногамно. Девочек-то прятали в погребах.

Токарева:

– У мусульман вообще исторически обоснованная ситуация – они очень часто совершали набеги и у них просто очень много мужчин погибали в войнах, поэтому у них официально разрешено многоженство.

Бабицкий:

– Мы сейчас говорим про мужчин и женщин. Мы не говорим о традициях, мы не говорим о морали. Но, допустим, в стриптиз клубы приходят мужчины, явно обеспеченные. Видят огромное количество красивых девушек и наверняка у них в голове появляются какие-то мысли – типа, хорошо бы на этой жениться, например, или просто куда-нибудь пригласить. Вот танцовщицы стриптиза соглашаются куда-нибудь сходить потанцевать?

Варвара:

– У нас в клубе вообще запрещено встречаться с гостями, но находятся состоятельные умельцы, которые завоевывают сердца… То есть, это не женская вина, что мы стали доступными, это мужчины нас разбаловали, сподвигли к этому.

Токарева:

– В стрип-бары часто ли приходят молодые люди со своими спутницами? И как реагирует девушка на то, что ее парень находится в этом заведении и смотрит на девушек почти голых?

Варвара:

– Девушки, конечно, ревностно относятся.

Бабицкий:

– А зачем они вообще приходят туда?

Варвара:

– Ну, если бы они пришли в какое-нибудь другое заведение, а не в Dolls, совершенно другое мнение сложилось бы у тех же девушек, потому что у нас довольно консервативное заведение.

Бабицкий:

– Ну, если о стрип-клубе можно сказать слово «консервативный», то, наверное, да…

Варвара:

– Есть стрип-клубы, где девушки считаются там не стриптизершами, как у нас просто в народе говорят, а у нас – танцовщица эротического жанра…

Бабицкий:

– В чем разница между стриптизершами и танцовщицами эротического жанра?

Варвара:

– Я думаю, что немножко разное поведение у женщин данной профессии. Потому что стриптизершами принято считать девушек, которые работают в домах с публичным уклоном. У нас такого нет. У нас настроено все на шоу-программу. Знаете, вот есть Крэйзи хорс, Мулен руж – и Dolls это воплощение в России данных клубов.

Токарева:

– То есть, это искусство?

Варвара:

– Да, к нам приходят с девушками показать, что стриптиз это не так ужасно, это не разврат. К нам приходят с женщинами неоднократно, они потом приходят постоянно, даже жены их тащат, говорят, пойдемте вот в это заведение…

Бабицкий:

– Хорошо, надо ли женщинам – подругам, женам – учиться перенимать какие-то приемы, танцевать стриптиз, чтобы в домашних условиях удерживать своего супруга, чтобы он перестал ходить по ночным клубам и всяким прочим злачным заведениям?

Варвара:

– Шест довольно сложно установить в квартире.

Бабицкий:

– При чем тут шест?

Варвара:

– Нет, это же не просто вот пришел, подошел к шесту, запрыгнул на него и начал выполнять какие-то пируэты. Естественно, мужчине интересно посмотреть на акробатику, а стриптиз это что? Это когда девушка красиво обнажается, умеет красиво раздеться, подать себя. Женщины, которые к нам приходят, смотрят, обучаются и исполняют, видимо, дома у себя…

Токарева:

– Мужчины какой возрастной категории приходят к вам?

Варвара:

– Совершенно разные. И от 18 лет… И вот я знаю, что до 72…

Токарева:

– Постоянные клиенты?

Варвара:

– У нас очень много людей.

Токарева:

– Есть какие-то любимчики?

Варвара:

– У нас много таких. У нас заведение достойное. В плане того, что мы принимаем гостей, которым не стыдно прийти. И если вдруг они там встретят знакомого, им будет не стыдно сказать, что да, мы были в Dollsе.

Бабицкий:

– Но мы же помним все прекрасно фильм с Дэми Мур, мы помним, что маньяки существуют разные… вроде он респектабельный, деньги у него есть, а на самом деле…

Варвара:

– Поэтому мы вне клуба ни с кем не встречаемся… А к нам они приходят все позитивные, все хорошие, стараются казаться милыми и добрыми. Как бы мы их знаем только с хорошей стороны, потому что они как бы позиционируют себя совершенно иными людьми.

Токарева:

– Встречаются ли мужчины, которые ведут себя не самым хорошим образом? Начинают приставать, прыгать на сцену?

Варвара:

– Они у нас не задерживаются.

Бабицкий:

– А я тебе секрет открою. Я был в этом клубе, там очень суровые охранники… Но это полезно. У меня другой вопрос. Вот стриптиз обязательно танцуется под клубную музыку или по сути под любую абсолютно песню?

Варвара:

– У нас приходят люди разного возраста и у всех есть какие-то композиции из молодости, если это взрослый человек – и ему хочется слушать музыку и видеть рядом с собой танцующую девушку именно под свою музыку.

Токарева:

– «Золотое кольцо» когда-нибудь ставили?

Варвара:

– Да.

Токарева:

– Правда?

Варвара:

– Ставили. И «В траве сидел кузнечик» тоже ставили. Но это своего рода шутки, конечно.

Бабицкий:

– Как вы можете в этот момент не рассмеяться?

Токарева:

– Это профессионализм уже, наверное.

Варвара:

– Да, у нас же девочки еще с актерским мастерством. У нас некоторые просто обыгрывают то же «Золотое кольцо», у нас кокошники есть. Мы выходим все не просто в халатах народных, а у нас есть красивое белье…

Токарева:

– Я далека от стриптиза, но вот в стрипах тяжело танцевать? Кто не знает, это гигантские 20-сантиметровые каблуки и платформа.

Варвара:

– Мы от этого давно уже ушли. У нас сейчас эстетика. У нас девочки танцуют в красивой обуви. Могут позволить себе хорошую обувь…

Бабицкий:

– Вот если у женщины есть разные мужчины для разных целей – один для того, чтобы помогать материально, другой для того, чтобы дарить ему запонки на день рождения, третий для того, чтобы сексом с ним заниматься…

Варвара:

– Вы абсолютно правы. Мне кажется, у большинства женщин есть категория мужчин. Если женщина свободна, у нее есть с кем в кино сходить, друзья какие-то, допустим. А есть мужчины, которые просто любят дарить подарки… А есть такие мужчины, с которыми просто хорошо в компании находиться. Приятно общаться с красивыми людьми – почему нет?

Токарева:

– А часто ли красивые люди – геи?

Бабицкий:

– Ну, это-то здесь при чем? Мадонна уже простила Элтона Джона, уже больше они не ссорятся, они опять друзья…

Варвара:

– Не думаю.

Бабицкий:

– Варвара думает, что геи все страшные. И правильно думает! Хорошо, идем дальше. Вот в той позиции, которую мы сейчас описали, когда у женщины много поклонников, как раз и есть тот затаенный смысл упрека со стороны мужчин, что вот вы же позволяете вокруг себя виться многим поклонникам, почему вы нам отказываете в возможности, чтобы у нас было много любовниц? Почему вы нас ревнуете, а сами говорите, что ничего такого, он просто мой друг и я хожу с ним на выставки.

Варвара:

– Есть разница большая между мужчина ми и женщинами в этом плане. Женщина, когда заводит себе много поклонников, заводит их только потому, что один не может дать ей всего того, что она хочет получить от одного.

Токарева:

– Идеального мужчины, получается, не существует?

Варвара:

– Вот есть же богатые люди, да, они много работают, у них мало времени на женщину, а ей хочется сходить в кино, по магазинам. И не обязательно это делать с подругой – хочется мужского внимания. А если мужчина постоянно на работе, то что ей делать?

Бабицкий:

– В те самые царские времена, когда мораль была на высоте, как нам говорили, купцы первой гильдии, которые много времени проводили в лавке, для своих жен нанимали юных студентов, чтобы ходили с ними на балы, во всякие ассамблеи и на ярмарки… Было такое… А вот когда девушки занимаются тем же самым, на них смотрят почему-то плохо и говорят, что альфонсы – это хорошо, а эскорт – это плохо. Почему у нас такие двойные стандарты? Я знаю почему. Потому что мужчина король мира и хозяин жизни. Вот…

Вот нам смс пришло. Марфа пишет о том, что для того, чтобы разницу понять между полигамными и моногамными женщинами, есть пластиковая посуда, а есть богемный хрусталь и тонкий фарфор. Отношение к ним разное. Одно берегут, а другое – расходный материал.

Варвара:

– Глубоко!

Бабицкий:

– Не любят вас женщины. Не любят тех, кто является танцовщицами эротического жанра. Наверное, завидуют.

Варвара:

– Отчасти, я думаю…

Токарева:

– Можно ли ревновать своего мужа или парня, который ходит в стрип-бары, если он, конечно, признается в этом?

Бабицкий:

– Ну, кто в этом признается?

Варвара:

– Это зависит от женщины. Если она ревнива, если у нее слишком завышенное самолюбие, то лучше ее оберечь от этой информации. Пусть лучше не знает. А если она понятливая – пожалуйста, развлекайся, только приди домой вовремя – почему бы и нет?

Бабицкий:

– В этом есть философия, которая мне пока непонятна. Если мужчина идет в стриптиз и идет туда во второй раз, когда он точно знает, что ему не дадут ничего потрогать руками, что продолжение банкета даже за любые деньги маловероятно, но он все равно идет на стриптиз, значит, он не хочет изменять своей женщине. Потому что, если он хочет изменять своей женщине, он пойдет по известным адресам, которые можно найти в интернете и там у него будет все, и за меньшие деньги…

Варвара:

– Дело в том, что, если мужчина идет в стриптиз-клуб, он идет за чем? Повеселиться. Большая масса красивых девушек, общение… Если он идет на дискотеку куда-нибудь… Если бы я была на месте девушки, которая отправляла бы своего мужчину – в стриптиз-клуб или на дискотеку, или в дома какие-нибудь, я отправила бы лучше в стриптиз-клуб, потому что я точно знаю, что там девушки повеселят, развлекут – и все.

Бабицкий:

– Не верят вам люди. Вот жены пишут, что никогда не отпущу никуда… потому что все равно разврат… На самом деле, если смотреть правде в глаза, тут, наверное, не в разврате дело. Почему в стриптиз-клубах так дорого все? Если сравнивать цены в лучших стриптиз-клубах Амстердама, допустим, и в Москве, то в Москве-то подороже будет. Почему?

Токарева:

– Ну, это так же, как и в магазинах продуктовых. Хочешь – иди в дешевый, а хочешь – в дорогой.

Варвара:

– Ну, я соглашусь, конечно. Как вот рестораны. Есть общепит, а есть рестораны с высокой кухней. Вам куда приятнее идти?

Звонок от Яны:

– Добрый вечер. У меня вопрос к вашей гостье. Варвару очень приятно слушать… и сразу такое позитивное отношение ко всем танцовщицам эротического жанра. Я вот воспринимаю это как эстетически красивый танец, но я хотела бы спросить – сталкивалась ли она в своей работе с таким понятием, как консумация? Мне просто интересно – это часть работы, это делается без эмоций?

Варвара:

– Дело в том, что, к нам девушки приходят работать, потому, что они любят танцевать. Насильно никого не заставишь. А если ты танцуешь шоу – то тебе еще больше нравится – нужно понимать это. А если девушка профессионально танцует, то, наверное, это ее хобби жизненное какое-то. А что касается консумации, то, мне кажется, что есть такое понятие, что консумация – это когда девушки получают процент, допустим, с напитков, с меню, еще с чего-то. У нас в заведении этого нет. У нас ни консумации нет, ни какого-то крэйзи-меню.

Бабицкий:

– То есть, если вас вдруг угощают шампанским, то вам это просто приятно?

Варвара:

– Да. У нас девушки многие не пьют абсолютно.

Токарева:

– А вообще разрешается употреблять алкоголь?

Варвара:

– Конечно. Если вас угощают и вы не против, конечно, можно. Мы же веселимся, мы же танцуем, мы же куражимся, почему нет?

Бабицкий:

– Вот сейчас смс-ки начали приходить – «кризис в мире, в Греции вообще шок, а они куражатся»… Ну что ж, давайте еще звонок послушаем. Сергей к нам дозвонился.

Сергей:

– Здравствуйте. Я, конечно, сторонник моногамии. Как и все нормальные люди, я считаю, что все-таки надо одной парой. Даже в природе вот волчица живет с одним волком. Лосиха с одним лосем…

Бабицкий:

– Давайте кошек вспомним еще, да… Ой, что с кошками по весне происходит!

Сергей:

– Дело не в этом. Я считаю, что то, что сейчас творится, – это наш больной социум. Не было раньше такого в советское время. Всегда была девичья честь, всегда было девушке стеснительно раздеваться перед чужими мужиками. А сейчас это стало доступно. Я считаю, что этого не должно быть. Женщина – она хранительница очага и каждый мужчина хочет видеть ее именно хранительницей очага.

Бабицкий:

– Сергей, понятен ваш посыл. Но я хочу спросить тогда – Варвара, а как насчет хранительницы очага? Есть ли какие-то мысли, попытки строить совместную жизнь?

Варвара:

– Я думаю, что стриптиз – это до тех пор, пока не появятся отношения. Потому что когда девушка замужем или в отношениях, я думаю, что стриптизом любой мужчина не позволит заниматься. А вообще это искусство перво-наперво. И к этому нельзя относиться как к какому-то разврату…

Бабицкий:

– Нет, можно… Вот Сергей сказал…

Варвара:

– Сергей сказал – посмотрите на животных, они все по паре. Я хочу оспорить это. Вот те же птицы вьют гнезда… но на самом деле птенцы от других родителей. Почему-то учеными даже установлено, что везде все животные как бы… ну, это не к теме относится…

Токарева:

– Кто последний – тот и папа.

Варвара:

– Да.

Бабицкий:

– Я думаю, что то, что касается биологии, то тут мы попадем. Потому что сейчас позвонит какой-нибудь кандидат биологических наук и про птиц нам расскажет…

Варвара:

– Стриптиз – это искусство, это представление. Я согласна с тем, что женское тело восхитительно и на него смотреть хочется не только мужчинам, но и женщинам. А женщинам это еще и полезно. То есть, если женщина видит другую женщину на сцене, то она может задуматься – ой, а пойду-ка я тоже приведу себя в порядок…

Токарева:

– А, может, она, наоборот, закомплексует?

Варвара:

– Нет, чаще происходит по-другому…

Бабицкий:

– А вас всех выбирают по какому-то определенному типажу?

Варвара:

– Раньше у нас был жесткий контроль над этим. То есть, у нас не брали танцовщиц из других заведений, да и сейчас как бы стараются тоже этого не делать, если это не профессиональная танцовщица, артистка там шоу-балета. Обязательно должны были быть какие-то параметры…

Токарева:

– Чтобы большая грудь была?

Варвара:

– Не обязательно… Некоторым нравится смотреть на молодых девушек, у которых еще грудь не сформировалась особо… Ну, я имею в виду все-таки женщин модельной внешности.

Бабицкий:

– Скажите, а вот самый первый выход на сцену? Может, даже не к шесту, может, не настолько откровенное… но как вот это все переживается?

Варвара:

– Первое время очень тяжело. Когда ты еще не раздевалась ни перед кем и не танцевала, конечно, было страшно, неудобно – казалось, боже, что я делаю? Но – ничего!

Бабицкий:

– Что помогло в этих вопросах?

Варвара:

– Я смотрела на девушек, которые находятся рядом со мной и я видела, насколько они умеют подать свое тело, насколько они любят себя. Когда ты стесняешься чего-то, тебе стыдно раздеться. Когда ты считаешь, что ты прекрасна и тело у тебя восхитительно, почему нет? Почему не показать его? Ведь это же эстетически красиво.

Бабицкий:

– Варвара, можно прямо? Вот ты же занимаешься сексом иногда?

Варвара:

– Без комментариев.

Бабицкий:

– Нет, вот в отношениях с тем человеком, с кем это происходит, применяются какие-то особые технологии, отработанные на сцене? Или же там отключается мозг, отключается профессионализм и все – как пойдет?

Варвара:

– На работе – это на работе. А дома я совершенно другой человек. Это никак не связано. То же самое, что есть актрисы, которые выступают в театре, там они играют одну роль, а в жизни он и совершенно другие. То же самое происходит и у нас.

Бабицкий:

– А борщ и пельмешки?

Варвара:

– И борщ, и пельмешки, и голубцы…

Токарева:

– И все-таки, вот если появится мужчина-идеал и он скажет – нет, не надо стриптиза, давай будешь жить со мной, готовить борщи, пельмешки, но не ходи на сцену. Готова ли ты оставить работу?

Варвара:

– Я-то готова. Но просто мне попадаются другие мужчины, которые говорят – никаких борщей, никаких пельменей. Чтобы моя женщина готовила? Да никогда!

Токарева:

– А мужчины гордятся девушкой-танцовщицей?

Варвара:

– Да. Мне кажется, как это раньше было. У меня девушка – модель…

Бабицкий:

– Вот Николай нам задает вопрос – а каков процент среди посетительниц и танцовщиц клуба Dolls – сколько выходят замуж удачно из ваших девушек? Каждая третья, каждая пятая?

Варвара:

– У нас выходят девушки замуж.

Бабицкий:

– Именно за посетителей?

Варвара:

– Бывает и такое.

Бабицкий:

– Хорошо. У нас в первой половине передачи был мужчина-ловелас, он говорил о том, что проходит какой-то момент и начинаешь уставать просто от постоянного внимания, что вот девушки ходят вокруг тебя толпами, дают свои телефоны… Вот такой момент усталости, когда хочется от всех закрыться, спрятаться и смотреть футбол по телевизору многократно… У вас, танцовщиц эротического жанра, бывают какие-то моменты, что вот вы берете отпуск на неделю, когда хочется побыть одной… И как вы оттягиваетесь на досуге, когда нужно забыть про внимание мужчин?

Варвара:

– У нас внимание мужчин относится как к работе…

Бабицкий:

– Оно не бывает навязчивым?

Варвара:

– Бывает. Ну а без него как же? Но мне, например, не хотелось бы избавляться от этого внимания… Я без общения могу выдержать максимум день.

Токарева:

– Ну а как можно общаться с посетителями стрип-бара, когда ты танцуешь? Во время танца?

Варвара:

– У нас есть шоу-программа и как бы так же у нас девушки могут спускаться в зал и общаться с гостями. То есть, мы можем пообщаться с ними, поговорить… Но мы не пытаемся увести мужа из семьи, ни в коем случае, наоборот, мы пытаемся как-то понять человека, что-то сделать для него хорошее.

Бабицкий:

– Я считаю, что мужчина, который идет в стрип-клуб, он не собирается изменять жене, он хочет просто переключиться на красоту других женщин. Вот давайте это примем за рабочую гипотезу. Ирина спрашивает – что важнее для сохранения хорошего тела: диета или фитнес?

Варвара:

– Все вместе.

Бабицкий:

– Нет, имеется в виду, что все-таки отказываемся от еды или больше времени в спортзале гробимся? Я так понимаю, что отказываться от еды никому не хочется.

Варвара:

– Правильное питание, спортзал.

Бабицкий:

– Сколько часов на это уходит? В неделю, например? Вообще на все.

Варвара:

– Вся жизнь – это создание нашего красивого тела. Мне кажется, девушка с 18 лет начинает понимать, что, если она хочет выглядеть хорошо, она будет сохранять свою фигуру до конца.

Токарева:

– В каком возрасте в среднем девушка уходит из стриптиза?

Варвара:

– У нас в основном, мне кажется, до 30.

Бабицкий:

– Как интересно все совпадает. В 30 лет мужчины вешают на гвоздь… в общем, уходят из большого секса – надоело, устали. И женщины после 30 тоже идут куда-то в тихие гавани. То есть, по сути, всем нашим слушателям и слушательницам нужно переждать вот этот страшный период с 20 до 30, когда происходит большое количество полигамии всяческой.

Варвара:

– Но мы-то совмещаем полезное с приятным, поэтому…

Бабицкий:

– Варваре наши слушатели желают хорошей любви. И вот еще хочу спросить – а есть ли какие-то профессиональные достижения, высоты, ну, там гран-при, какие-то чемпионаты, вот что-то, что хотелось бы выиграть? Не просто вот танцовщица, а лучшая танцовщица Москвы, к примеру?

Варвара:

– У меня такой цели никогда не было, а вообще в нашем клубе девушки постоянно соревнуются, у нас проходят постоянно конкурсы. Вот вчера был конкурс, девочка наша заняла второе место. Обычно занимаются первые места всегда…

Бабицкий:

– Хочется пожелать тогда на прощание не только большой любви, а хочется пожелать еще и творческих успехов!

<<Самые интересные эфиры радио «Комсомольская правда» мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Все мужчины полигамны

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пока женщины всего мира затачивают скалки, поджидая мужей «с работы», и подыскивают новые синонимы истрепавшемуся слову «кобель», ученые что есть мочи пытаются доказать, что мужчины на самом деле – существа верные и моногамные. Правда, не все. Найти в научных журналах публикации о мужской верности так же сложно, как фотографии катающихся по радуге котят. То есть феномен-то явно существует, но учеными почему-то не зафиксирован. Даже в библиотеке диссертаций Google хранятся в основном работы по моногамии у геев, и это лишний раз доказывает, что ученые – те еще, мягко говоря, затейники. Тем не менее мы смогли разыскать пять любопытных отчетов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

НАЧНЕМ ОТ ПРОТИВНОГО

Нет-нет, мы все же побрезговали работами о геях, и слово «противный» в данном пункте означает всего лишь «противоположный». Потому что первый отчет вроде как должен доказать грустный и обратный по смыслу тезис: всю свою историю мужчины вовсе не были однолюбами, а занимались сексом с кем попало. Именно это выяснили генетики из Университета Аризоны в Туксоне. Они проанализировали генетический материал, собранный в шести разных районах мира, в том числе в закрытых областях Китая и Папуа Новой Гвинеи. Как ты помнишь из уроков анатомии (на которых было так стыдно за мальчиков, ржавших каждый раз, когда учитель говорил «зигота»), в теле есть хромосомы – клеточные структуры, на которых, как на липких бумажках, записана важная наследственная информация. У женщин есть две Х-хромосомы, у мужчин – X и Y. Но еще в наших телах есть аутосомы… Вот с этого места можно уже перестать вчитываться и перейти сразу к выводам, потому что ну нельзя же всерьез интересоваться такими скучными вещами! Аутосомы не определяют пол и содержат общую для мужчин и женщин информацию: цвет глаз, количество локтей, вместительность носа. Так вот, как говорит Майкл Хаммер, глава генетиков из Аризоны, «если бы равное количество мужчин и женщин занимались сексом друг с другом и не менялись парами, то количество генетических вариаций на участках аутосом и материнских X-хромосом было бы одинаковым». Представь! Круто, да?! (Мы тоже ничего не поняли, поэтому просто деланно выражаем согласие и радость.) Но перекрестный анализ участков хромосом показал: с древних времен людям была свойственна не моногамия, а полигиния – это когда один мужчина занимается сексом с выводком разных женщин. «Однако эти данные не должны никому служить оправданием, – грозит пальцем Майкл. – Мы говорим об эволюционных механизмах, которым десятки тысяч лет». Поэтому перейдем скорее к современным людям – там-то наверняка все гораздо порядочней.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

ГОРМОН НЕВЕРНОСТИ

Для начала, правда, еще немного позлорадствуем: если проанализировать животный мир, то выяснится, моногамия вообще – нонсенс, бесполезный с точки зрения эволюции. Ни опоэтизированный соловей, ни лебедь однолюбами не являются. Антилопа дук-дук, которая больше ничем не примечательна, – эта пожалуйста, хранит супружескую верность. Но кроме нее примеров – раз-два и обчелся. Менее одной десятой процента! Но это – глупые, ведомые инстинктами зверюшки. А как же мы – стойкие, думающие, умеющие гордо не смотреть вслед попам, обтянутым розовыми леггинсами? Физиологи из Университета Калифорнии дают женщинам крохотную надежду. Группа под началом профессора с полудрагоценной фамилией Сапфир-Бернштейн выяснила: полигамию и вообще измены провоцирует гормон аргинин-вазопрессин – у мужчин, ибо у женщин свои гормональные тараканы. Гормон считается просоциальным – то есть вырабатывается и накапливается в организме в результате стресса, когда пара сталкивается с угрозой распада. У ученых пока нет ясности, какие именно процессы запускает гормон. Однако стоит жене скончаться или сбежать в Барнаул с чистильщиком бассейнов – и АВ каким-то образом помогает пережить разрыв и приготовиться к (не такому уж, честно говоря, болезненному и где-то даже приятному) сношению с новой пассией. Но вот беда: выработка гормона запускается не только в момент разрыва. Командировки, усталость от отношений, даже появление на горизонте той самой попы в леггинсах – все это воспринимается как угроза существованию пары. Получается замкнутый круг: еще не думая об измене, мужчина подспудно к ней готовится и со временем, когда гормон накапливается, становится ходячей угрозой для отношений. «К счастью, поскольку гормональная система неотделима от нервной, – резюмирует Шимон Сапфир-Бернштейн, – человек с высоким уровнем самосознания может подавлять любые порывы и выработку гормона как таковую!»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Наука доказала, изменяют женам и подругам только дураки

ГЕН КОБЕЛИЗМА

Еще более обнадеживающий вывод сделал из своих изысканий Хассе Валум из Каролинского Института (Швеция). Работая с коллегами над расшифровкой небезызвестного генокода, Хассе выяснил: некоторым мужчинам неверность свойственна от рождения. И на счастье женщин, таких бесчестных подонков всего-то две пятых от общего числа мужчин! И если эта статистика расходится с твоей личной, значит, тебе просто все время не везло, и ты каждый раз оказывалась в постели с теми двумя из пяти мужчин, которые боятся стабильных длительных отношений – а трое других, хороших, видимо, в это время пили морс в соседней комнате вашего загородного пансионата и, протирая очки, спорили о преимуществах Nintendo Wii перед GameCub’ом. Шутки шутками, а наука уже приняла этот факт: ген avpr1a, а точнее – его вариация, аллель 334, действительно провоцирует недовольство браком или стабильными отношениями. Аллели – это вариации одного и того же гена, отвечающие за какой-то признак. Например, если в зеленом горошке будет больше одних аллелей – он вырастет желтоватым, других – изумрудно зеленым. Так и у мужчин: есть пара аллелей 334 – предрасположен к неверности. Один аллель или вовсе его отсутствие (трое из пяти мужчин! продолжай искать!) означают, что он прирожденный моногам. «Конечно, – ехидно замечают коллеги Валума, – мы не рекомендуем заказывать генетическую экспертизу на основе наших выводов. В конце концов, предрасположенность – это еще не приговор. Человек с генетикой, способствующей раковым заболеваниям, может избежать меланомы, если поклянется себе не загорать после полудня на пляжах Австралии». И вот тут-то открывается самое интересное.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

УМНЫЙ ВЛЕВО НЕ ПОЙДЕТ

Наконец-то! Вот он, луч надежды для всех читательниц. Да какой там луч! Столб света толщиной с ногу слона, заболевшего слоновьей болезнью! Работа Сатоси Канадзавы, профессора Лондонской Школы Экономики и Политологии прямо говорит: женам и подругам изменяют только дураки. Преамбулой к такому выводу послужило многолетнее статистическое исследование, в котором Канадзава пытался найти связь между IQ, или, как называют его друзья, коэффициентом интеллекта – и религиозно-политическими взглядами человека. Профессор не просто спрашивал подопытных о том, атеисты ли они – или, скажем, изменяют ли они женам. Он заставлял каждого участника исследования пройти серию логически-нравственных задач, наряду с тестами на IQ. Выявилась интересная корреляция: люди с IQ выше 107 (а это очень много даже по меркам автора текста, у которого, к его печали, IQ всегда был 153) – чаще придерживались либеральных взглядов и не верили в бога. Но, что еще удивительно, почти все они выбирали моногамию в качестве «лучшей» и «единственной оправдывающей себя» формы отношений! Причем их верность, вроде бы, была не только декларируемой (любой умный человек может на всякий случай соврать незнакомому профессору, что ни с кем, кроме жены, не спит). В психологических задачах «на верность» – а у профессора были и такие – испытуемые доказывали, что умеют считаться с чувствами партнерши и пресекать в себе низменные порывы. «Я не удивлен полученными результатами, – сказал умиленный Канадзава. – Моногамия – это такой же продукт сознательного выбора и нравственного роста, как и альтруизм. Любой человек на высокой стадии умственного развития склонен к порядочному поведению». Кстати, бесстрашный и неуязвимый для святой воды ученый также добавил, что религиозность, напротив, не имеет ничего общего с порядочностью и верностью. Вера в бородатого старика, который сидит на облаке и как бы следит за тем, чтобы люди платили за выпитый в магазине сок, а не засовывали пустую упаковку под стеллаж, – это проявление глупости, несамостоятельности и нравственной трусости. Впрочем, об этом еще до Канадзавы было много написано. Взять хотя бы книгу «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза – чтиво позанимательнее саги «Сумерки».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Счастливее всех мужчины-однолюбы, которые не состоят в браке

ЗА СВЯЗЬ БЕЗ БРАКА

И все же, и все же… Чтобы хоть как-то подсластить пилюлю мужчинам, которые ненароком прочтут этот текст (ну а вдруг! скажем, на рынке другой бумаги не будет, чтобы мойву завернуть, а после пива почитать захочется), и чтобы не давать ложных надежд тебе лично, мы обязаны предупредить: моногамия для мужчин вовсе не означает брак. Об этом, сочувственно вздыхая, рассказала в своем докладе Микаэла Бензеваль, глава отдела социального и общественного здоровья Совета Медицинских Исследований в Лондоне. Инициировав масштабное исследование семейных и просто прочных пар из разных стран Европы – до России ее ухоженные руки, правда, не дотянулись, застряв где-то в районе Словении, – Микаэла собрала любопытную статистику. Средняя женщина счастливее, когда выходит замуж за первую любовь. В то время как средний мужчина максимально счастлив, когда состоит в череде прочных (продолжительностью не менее года-полутора) моногамных отношений! Впрочем, эти данные касаются субъективной оценки счастья. Всем участникам исследования давался стандартный «клинический тест на депрессию». Наилучшие – самые далекие от депрессии – результаты показали мужчины-однолюбы, не регистрирующие отношения с партнершами. Бедолаги, состоящие в моногамном браке, оказались в среднем несчастнее. В общем, когда тебе удастся встретить человека, который ради тебя готов будет наступить на горло гормонам, генам и – главное – соблазнам, не требуй от него еще и жениться в подтверждение своей моногамности. В конце концов, без кольца на пальце тебе и самой легче будет потом ему изменять.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Знаменитые однолюбы Им даже не нужно быть женатыми, чтобы хранить верность.

Иван Ургант

Популярный телеведущий оказался однолюбом. Талант Ивана говорить и шутить безостановочно не распространяется на личную жизнь. Поэтому мало кто знает, что жену Наталью он любит еще со школы. Они поженились в 2008 году, и сейчас Ургант — верный семьянин и любящий отец. Надеемся, что в отношениях он будет проявлять такое же постоянство, как в производстве шуток .

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Андрей Аршавин

Футболист, благодаря которому многие женщины стали интересоваться этим мужским видом спорта. Популярность у противоположного пола не волнует Андрея. С 2003 года он хранит верность своей жене, которая родила ему уже двоих детей. Единственный интерес Аршавина к женщинам – коммерческий: в 2011 году он выпустил модную коллекцию женской одежды.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Джонни Депп

Самый популярный у учениц пятых классов актер снимался в фильмах самых разных жанров и слыл плейбоем до тех пор, пока в 1998 году не познакомился с Ванессой Паради. Став отцом, Депп выбирает роли сказочных персонажей, чтобы радовать своих детей. В работе проявляет завидное постоянство: многолетнее сотрудничество с Тимом Бертоном оказалось весьма и весьма продуктивным.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хью Лори

Британский актер — мультиталантливый человек. Лори не скрывает, что у него пессимистичный и депрессивный характер. Справляться с трудностями ему помогает жена Джо Грин, с которой они вместе уже 22 года. Во время съемок в сериале «Доктор Хаус» Лори долгое время был вынужден жить в другой стране, вдалеке от семьи. Однако это только укрепило отношения с родными.

Бред Питт

Американский актер так умело создал себе имидж настоящего мужчины, что его имя стало нарицательным. Быть как «Бред Питт» – значит иметь шансы завоевать сердце любой девушки. Сам же Питт давно покорил самую своенравную и сексуальную женщину Голливуда, Анджелину Джоли. Пара вместе с 2006 года, у них шестеро детей. И с Дженифер Анистон Бред был вместе целых 7 лет.

Алексей Караулов

Фото: Vostok Photo (1)

Моногамия или полигамия: что выбирают мужчины?

Это длится годами, а то и десятилетиями. И вот в какое-то прекрасное утро ты замечаешь, что азарт притупился. Копилка воспоминаний переполнилась, и, глядя на очередную участницу былых приключений, ты понимаешь, что не помнишь подробностей. Только факты: вы встречались в июне, ходили в такие-то места, а сами эмоции — о, ужас! — неразборчивая страница в мемуарах. Мысль, которая могла бы недавно показаться кощунственной, прокрадывается в голову. Мысль, редким образом сосредоточенная во всего одном слове — «зачем?». И вот, не находя ответа, даже еще не признаваясь себе в этом, ты начинаешь искать кого-то постоянного. Ты уже на пути в страну Моногамию.

Поиск тоже может ­затянуться ­надолго. Это новый смысл, новый азарт. Но когда заканчивается и он и мужчина наконец падает в объятия той, от которой не захочется уйти, наступает огромное ­облегчение. Больше не надо никуда бежать. Можно сидеть дома с чистой совестью, можно смотреть на красивых женщин так, без сожалений. Теоретически теперь нельзя с другими, но парадоксальным образом ты понимаешь, что твоя новая несвобода — это и есть свобода. Бразды правления перешли от инстинкта к интеллекту. И это так хорошо, так спокойно и так по-взрослому…

Что же произошло? Можно, конечно, свести все к уровню тестостерона в крови, который, как известно, начиная лет с 25 падает на 1 % в год. Но есть и более комплиментарная версия. Британский, как это ни смешно, ученый с типичным англосаксонским именем Сатоси Канадзава (профессор Лондонской школы экономики и политологии) пытался в 2010 году установить связь между уровнем интеллекта и религиозностью. Умные индивидуумы ожидаемо оказались более склонны к атеизму, но, поскольку исследование охватывало широкий круг смежных вопросов, выяснилось еще кое-что. А именно: верные мужья, ведущие моногамный образ жизни, обладают более высоким IQ. Снова доказано то, что и так всем интуитивно понятно: с годами мы мудреем и перестаем тратить драгоценное время на девчонок. Нагуляться значит поумнеть.

Желающие, конечно могут отправиться в дебри других трактовок — психологических, генетических и прочих. И наверняка найти еще с десяток версий, причем ни одна из них не будет окончательной истиной, ведь речь идет о людях. А меня лично устраивает и эта. Меня немного мучила совесть, не предал ли я самого ­себя 16-летнего. Нет, не предал. Просто поумнел. Теперь я не просто спокоен, а спокоен с чистой совестью.

Скучаю ли я по тому фейерверку эмоций, который называют беспорядочными связями? Конечно, скучаю. Но мало ли по чему еще из своего прошлого я скучаю. Я скучаю по компьютерным играм, в которые я перестал играть, потому что жалко времени. Я скучаю по студенческим вылазкам в Крым с ­палатками в плацкартных вагонах. Я, может быть, и по детским играм в солдатиков скучаю. Одним словом — я скучаю по самому себе разных лет. Но это не значит, что я могу вернуть себя тогдашнего и испытать тогдашнюю радость от солдатиков или порт­вейна на пирсе. Просто я как-то вырос из этого. Так же, как вырос из полигамии. Я взял от нее все, что она могла дать. Это было весело, но под конец стало утомительно. А если все дело в тестостероне… В таком случае я ему очень благодарен, потому что сейчас картина мира видится мне более четкой и цветной, как будто тестостероновая завеса мешала мне смотреть. Но скорее я благодарен той женщине, которая вынула меня, обезумевшую полумертвую белку, из колеса и показала, что есть на свете и другие беличьи радости. Возможно, ей просто повезло оказаться в нужном месте в нужное время моей жизни. Это ничего не меняет. Она подарила мне новый смысл, сформулировать который я, правда, затрудняюсь, но я доволен этой новой жизнью. Чего и желаю всем ­братьям по оружию!

Итак, в условиях задачи мы имеем холостяка, имеющего, выражаясь казенным языком, много половых парт­нерш. Что это значит в категориях повседневности? Полигамия — это образ жизни. Секс, женщины, победы — это не пункт в расписании дня, это то, что пронизывает все ­существование мужчины, доминанта. Это то, ради чего все остальное. Работа, путешествия, досуг, бюджет, здоровье — все лейтмотивы существования переплетены у бойкого мужчины с его сексуальным поведением. Поэтому, когда мы говорим о выборе между моно- и поли-, мы говорим не о количестве партнерш в жизни мужчины, а о самой жизни. И эта жизнь прекрасна! И ужасна одновременно. Она многогранна. Все помнят вкладыши к жвачкам Love is… с описанием разных граней любви. Так вот, по моим скромным наблюдениям ­полигамия — это…

…смысл жизни. Да, вот так ­сразу. То есть, конечно, никто не признается в этом, но, поскольку я искренне считаю, что наша жизнь априори бессмысленна, а все расхожие кандидаты на роль смысла — «дети», «самореализация», «прожить достойно» — лишь более или менее эффективные обезболивающие от экзистенциального ужаса, секс с как можно большим количеством женщин дарит ощущение осмысленности бытия не хуже любой другой ложной идеи. Поставив очередную галочку, чувствуешь, что свершилось что-то глубоко правильное, почти ­великое. Это чувство идет из глубины, из той глубины, где обитают инстинкты. А они умеют быть убедительными.

…без выходных и перерывов на обед. Ты всегда на боевом посту. Ты не можешь просто идти по улице или сидеть в ресторане. Ты все время в поиске, все время на охоте. Каждая встречная запускает механизм оценки. Каждая красивая вызывает метания — подойти? не подойти?

…компьютер в голове. Нужно помнить массу вещей: все свои легенды и оправдания, кому какой анекдот рассказывал, кого с кем знакомил… И кто такая «Натавша Сиск» в пропущенных звонках?! Хорошо, если ты с детства хотел быть Штирлицем, полигамия — раздолье для любителей двойной и тройной жизни. А если ты от природы беззаботный Винни-Пух, склонный к созерцанию, — это утомляет.

…неловкие ситуации. Вытекающие из предыдущего пункта. «Как не помнишь? Мы же вместе смотрели этот фильм!» — «Я его не смотрела, ты меня с кем-то путаешь». — «Лена, ничего я не путаю!» — «Я Катя!» Зато всегда есть что рассказать ­женатым друзьям. Посетовать на тяжелую долю многоженца и получить в ответ: «Ты жалуешься или хвастаешься?»

…постоянное ощущение упускаемых возможностей. Ведь трахнуть всех женщин невозможно (хотя, как шутят полигамы, стремиться к этому нужно). И каждая мелькнувшая красотка вызывает сожаление — я бы, мог бы, ее бы… Стресс!

…проблема с Новым годом и днем рождения. Нет — кандидатур полно, зови любую. Но ведь ­любая обязательно что-нибудь подумает, если ты позовешь ее на день рождения. Это почти ­предложение руки и сердца. А тебе нужно беречь ров и стены своей холостяцкой крепости, поэтому день рождения и Новый год ты, скорее всего, справляешь с друзьями в режиме ­праздничной охоты. И если добыча не поймана, все заканчивается одиноким падением в объятия алкогольной комы в собственной квартире. Что, надо признаться, выглядит со стороны довольно депрессивно. Особенно ­если ты, как назло, умеешь смотреть на себя со стороны.

…очень ресурсоемкое хобби. На него уходит все доступное время, деньги и здоровье. Ведь они не любят приезжать просто так. (Если девушка приезжает просто так, то опять мысль: «А вдруг она что-нибудь подумала? А вдруг она притащит зубную щетку?») Значит, надеваем дивный костюм и снова туда, к огням большого города. Туда, где суши и танцы! Чтобы потом на час заехать домой, а потом посадить девушку в такси, стараясь отогнать эту назойливую мысль: а ведь если платить за секс профессионалкам, то ­получается ­дешевле…

В ЮАР, где разрешено многоженство, предлагают узаконить и многомужество

  • Пумза Филани
  • BBC News, Йоханнесбург

Автор фото, Getty Images

Предложение правительства ЮАР легализовать полиандрию (многомужество) вызвало в консервативных кругах страны понятное оживление.

Профессор Коллис Мачоко, специалист в этой области, не удивлен.

«Африканские общества не готовы к истинному равенству. Мы не знаем, что делать с женщинами, которых мы не можем контролировать, и возражения сводятся именно к вопросам контроля», — сказал он в интервью Би-би-си.

В Южной Африке одна из самых либеральных конституций в мире, она предусматривает однополые браки и полигамию для мужчин.

Бизнесмену и телеведущему Мусе Мселеку, у которого четыре жены, идея многомужества не нравится.

«Это разрушит африканскую культуру. А как насчет детей в этих браках? Как они узнают, чьи они дети?»- вопрошает Мселеку, который играет главную роль в южноафриканском реалити-шоу о своей полигамной семье. — Женщина не может взять на себя роль мужчины. Это неслыханно. Будет ли женщина теперь платить лоболу [традиционный выкуп за невесту] за мужа? Возьмет ли муж ее фамилию?»

Тайные союзы

Профессор Мачоко занимался исследованиями полиандрии в своей родной стране — соседней Зимбабве. Он поговорил с 20 женщинами и 45 мужчинами, состоящими в подобных браках, хотя они не признаются законом и вообще являются социальным табу.

«Некоторые в обществе воспринимают полиандрию недоброжелательно, поэтому он была загнана в подполье. Секретность тут как у масонов, — говорит он. — Столкнувшись с кем-то незнакомым, кому они не доверяют, эти люди просто отрицают, что состоят в подобном браке. Все это из-за страха репрессий и преследования».

Автор фото, Musa Mseleku

Подпись к фото,

Ведущий реалити-шоу и и многоженец Муса Мселеку считает многомужество «неафриканским»

Все участники исследования профессора Мачоко жили отдельно, но состояли в полиандрическом браке и не скрывали этого.

«Одну женщину увлекла идея о полиандрическом браке, когда она училась в шестом классе и узнала о том, что у пчелиной матки множество «мужей», — говорит он.

Повзрослев, она начала заниматься сексом с несколькими партнерами, которые знали о существовании друг друга. Четверо из них со временем стали ее мужьями, а всего их у нее девять.

В полиандрии женщина часто инициирует отношения и предлагает мужьям присоединиться к ее союзу. Некоторые платят выкуп за невесту, другие предпочитают поддерживать ее в повседневной жизни. Женщина может изгнать мужа, если считает, что он дестабилизирует отношения с другими партнерами.

По словам профессора Мачоко, главной причиной, по которой его собеседники согласились на многомужество, была любовь. Они не хотели рисковать потерей супруги.

Некоторые мужчины также говорили о том, что не удовлетворяли своих жен в сексуальном плане и соглашались на полиандрический брак, чтобы избежать развода или романов на стороне.

Другой причиной было бесплодие: некоторые мужчины соглашались на полиандрический брак, чтобы их супруга могла иметь детей. Таким образом, они могли сохранить лицо и избежать клейма «выхолощенного».

Возражения клириков

Профессор Мачоко утверждает, что ему ничего не известно о полиандрических браках в Южной Африке. Тем не менее, борцы за гендерное равноправие обратились к правительству с просьбой легализовать такие союзы в интересах равенства полов, поскольку в настоящее время закон разрешает мужчине иметь более одной жены.

Это предложение было включено в документ, официально известный как «Зеленая книга», который правительство опубликовало для общественного обсуждения. Власти ЮАР начинают самый значительный пересмотр законов о браке с момента падения режима апартеида в 1994 году.

«Важно помнить, что цель «Зеленой книги» — это защита прав человека, нельзя упускать это из виду, — говорит Шарлин Мэй, адвокат Женского юридического центра, занимающегося вопросами прав женщин. — Мы не можем отвергнуть правовую реформу, потому что она бросает вызов определенным патриархальным взглядам в нашем обществе».

В «Зеленой книге» также предлагается официально признать мусульманские, индуистские, еврейские и растафарианские браки.

Хотя предложение о легализации полиандрии часто не вызывает возражений, оно вызвало понятное отторжение у представителей духовенства, занимающих места в парламенте.

Лидер оппозиционной Африканской христианско-демократической партии преподобный Кеннет Мешу заявил, что полиандрия разрушит общество.

«Настанет момент, когда один из мужчин скажет — ты проводишь большую часть времени с другим, — и между мужчинами возникнет конфликт», — добавил он.

Лидер исламской партии «Аль-Джама» Ганиф Хендрикс сказал: «Похоже, что, когда родится ребенок, выяснять, кто его отец, придется с помощью ДНК-тестов».

«Дети семьи»

Муса Мселеку призвал южноафриканцев не заходить слишком далеко в вопросах равенства.

«Если что-то есть в конституции, это не означает, что нам это принесет пользу», — сказал он.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Критики утверждают, что детям в таких браках потребуются тесты ДНК, чтобы выяснить, кем был их отец

На вопрос, почему у женщины не может быть нескольких мужей, при том, что у него самого четыре жены, он ответил: «Меня называют лицемером из-за моего брака, но лучше я выскажусь сейчас, чем промолчу. Все, что я могу сказать, — что это не по-африкански. Мы не можем изменить себя».

Однако по словам профессора Мачоко, полиандрию в свое время практиковали в Кении, Демократической Республике Конго и Нигерии, и до сих пор практикуют в Габоне, где она разрешена законом.

«С приходом христианства и началом колонизации роль женщин уменьшилась. Они больше не были равны мужчинам. Брак стал одним из инструментов для установления иерархии».

Мачоко считает, что причина беспокойства по поводу детей, рожденных в полиандрическом браке — это патриархат: «Вопрос о детях решить просто. Все дети, родившиеся в таком союзе — это дети семьи».

Являются ли люди моногамными или полигамными от природы?

Науке еще предстоит окончательно определить, являются ли люди моногамными от природы (пара размножающихся самец и самка на протяжении всей жизни) или полигамными (один самец размножается более чем с одной самкой). Человеческое мужское тело дает двусмысленные ключи к разгадке ответа, но совокупность свидетельств указывает на то, что мы биологически склонны к моногамии, сохраняя при этом желание «поспать без дела». Красиво написанное резюме этой области было написано Дэвидом Энгбером в Slate — опубликовано 9 октября 2012 года.

Считайте размер яичек показателем брачных привычек. Самцы шимпанзе соревнуются друг с другом за секс с как можно большим количеством самок шимпанзе. Матка самки шимпанзе в любой момент времени будет содержать сперму нескольких самцов. Если какой-либо конкретный мужчина имеет шанс зачать женщину, он должен эякулировать много спермы много раз в день, а это требует большого количества сперматозоидов. Яички шимпанзе обычно весят от 150 до 170 граммов, что составляет треть веса мозга шимпанзе.С другой стороны, у людей появились относительно маленькие яички, их вес составляет около 50 граммов (3% веса человеческого мозга). Размер яичка человека указывает на консервативные сексуальные привычки.

Подсказка

Соотношение размеров самцов и самок (половой диморфизм) у вида также является подсказкой относительно того, практикуется ли моногамия или полигамия. Чем больше разница в размерах между мужчинами и женщинами, тем сильнее конкуренция между мужчинами за доступ к женщинам.Например, самцы горилл намного крупнее самок, и многоженство является правилом. Доминирующий самец в группе горилл обслуживает гарем, связывая весь секс со всеми самками в группе и отказывая подчиненным самцам «заглядывать внутрь». Сперматозоиды доминирующего самца не должны конкурировать с сперматозоидами других самцов, поэтому у гориллы появились относительно маленькие яички. Исходя из этого паттерна горилл, относительно маленькие яички человека указывают на полигамию.

Учитывая его массивные размеры тела, самец гориллы имеет удивительно маленький эрегированный пенис, в среднем 6.4 см в длину. С другой стороны, средний эрегированный пенис человека составляет 15,2 см в длину. Однако, если вы посмотрите на весь диапазон приматов, размер человеческого пениса не примечателен — у одного павиана, который весит одну треть человеческого веса, пенис почти такой же, как у человека. Двадцать девять процентов приматов моногамны, но размер пениса человека не указывает на моногамию.

Конфигурации пениса у приматов обычно гораздо интереснее, чем у человека.Пенисы других видов приматов обычно имеют бугорки, выступы, изгибы, шипы или фланцы, тогда как прямой и гладкий человеческий пенис лишен таких особенностей (если только вы не очень неудачливы!). Плоские символы, такие как человеческий пенис, обычно встречаются у моногамных видов животных.

Кроме того, исследования ДНК соотношения потомства самцов и самок у Homo sapiens показывают, что на каждого репродуктивного мужчины приходится около двух женщин. Это соотношение находится в пределах диапазона для обществ, описываемых как моногамные.

Моногамные привычки

Палеонтолог Оуэн Лавджой опубликовал доказательства ( Science , 2 октября 2009 г.), что переход человека к в основном моногамным привычкам произошел с нашим предком Ardipithecus ramidus, который жил 4,4 миллиона лет назад. Ардипитеки ходили на двух ногах, освобождая руки, тем самым позволяя самцам переносить пищу самкам. Можно предположить, что женщины будут отдавать предпочтение мужчинам, которые предлагают им еду, что указывает на то, как естественный отбор может ввести моногамию.А моногамия явно привлекала мужчин более низкого ранга. Моногамия также является более экономичным с точки зрения энергии способом, чем полигамия, которая тратит впустую время и энергию, поскольку мужчины борются из-за женщин.

Энгбер также описывает культурные причины, объясняющие, почему моногамия стала нормой. Многоженство, как правило, вызывает социальные проблемы, оставляя многих разгневанных мужчин без жен и склонных к рискованному поведению. Это увеличивает конфликт и снижает производительность.Предпочтение младенцев мужского пола в Китае искажает естественное соотношение мужчин и женщин в обществе. В период с 1988 по 2004 год количество неженатых мужчин увеличилось вдвое, как и преступность.

В современном человеческом мире моногамия практикуется гораздо шире, чем полигамия. Многоженство законно в 58 из почти 200 суверенных государств; подавляющее большинство из них — мусульманские страны в Азии и Африке, но многоженство не признается в остальном мире.Я не думаю, что полиандрия, когда у одной женщины больше одного мужа, где-либо юридически признана.

Уильям Ревилл — заслуженный профессор биохимии в UCC

Мужчины считают полигамию менее проблемной, чем женщины

Мужчины склонны воспринимать как полигамию, при которой у мужчины более одной жены, так и полиандрию, при которой женщина имеет более одного мужа, как менее проблематичную, чем женщины, согласно новым данным. исследование опубликовано в журнале Evolutionary Behavioral Sciences .

«Несколько лет назад я смотрел новостной телеканал о суде над многоженцем. Когда они собирались на рекламу, репортер спросил, насколько суровым должен быть приговор к этому человеку, если он будет признан виновным. Я думал, что это будет штраф или, может быть, легкий тюремный срок », — сказал автор исследования Дэвид Р. Видман из колледжа Джуниата.

«Они перешли к женщине, которая, по сути, предложила что-то вроде запереть их и выбросить ключ». Меня, как эволюционного психолога, это заинтриговало, поскольку наши ответы можно было интерпретировать как согласующиеся с теорией родительских инвестиций; самцы будут заинтересованы в воспроизводстве как можно большим количеством самок, в то время как самки должны монополизировать самца и его ресурсы.

«Потребовалось несколько лет, чтобы проверить идеи, но в конце концов, когда я ушел в творческий отпуск в лабораторию Гленна Гехера, мы провели опрос и собрали данные, которые в конечном итоге опубликовали».

В ходе исследования 373 гетеросексуальных студента колледжа прочитали четыре истории о человеке, осужденном за полигамию. Истории различались в зависимости от того, был ли осужденный мужчина или женщина, и остались ли дети в результате брака.

Исследователи обнаружили, что в среднем мужчины считали, что осужденный заслуживает меньшего наказания, и считали проступок менее серьезным по сравнению с женщинами.

Видман и его коллеги также обнаружили связь между стратегией жизненного цикла и восприятием мужчинами полигамии.

Согласно теории истории жизни, люди, столкнувшиеся с непредсказуемым детством, склонны развивать быструю жизненную стратегию, которая делает упор на ненадежные привязанности, немедленное удовлетворение и рискованное поведение. С другой стороны, люди с более стабильным детством, как правило, развивают медленную жизненную стратегию, которая подчеркивает долгосрочные цели, большие инвестиции и снижение агрессии.

Исследователи обнаружили, что мужчины с более медленными жизненными стратегиями склонны рассматривать полигамию как более неприятную проблему, чем люди с более быстрой жизненной стратегией. «Это согласуется с теорией истории жизни, которая предполагает, что мужчины с медленной историей жизни используют отцовские стратегии, желая меньше партнеров и больше инвестируя в потомство», — поясняют авторы исследования. Но жизненно-историческая стратегия, похоже, не повлияла на восприятие женщинами полигамии.

С другой стороны, как мужчины, так и женщины, которые в большей степени предпочитают незарегистрированные сексуальные отношения, склонны считать полигамию менее проблемной.

«Я думаю, что вывод для среднего человека состоит в том, что мужчины и женщины могут иметь очень разные ожидания в отношении поведения при спаривании и свидании, и что некоторые из этих различий могут быть связаны с историей эволюции нашего вида», — сказал Видман PsyPost.

«Одно предостережение заключается в том, что мы спрашивали только студентов колледжа, которые были преимущественно из Соединенных Штатов (вероятно, в выборке был заблудший студент по обмену, но не очень много). Эти участники не только СТРАННЫЕ (западные, образованные, из промышленно развитых, богатых и демократических стран), но они происходят из культуры, которая юридически не допускает и не одобряет многоженство.В настоящее время мы пытаемся понять, сможем ли мы получить доступ к населению, где полигамия является законной и приемлемой в культурном отношении ».

Авторы исследования «Наказание за гипотетические полигамные браки» — Дэвид Р. Видман, Мелвин М. Филип и Гленн Гехер.

Многоженство: хорошо для мужчин, плохо для женщин

Согласно новому исследованию, переход мормонов от полигамии к моногамии в 1800-х годах снизил сексуальное давление на мужчин более чем наполовину.

Это изменение закрыло репродуктивный разрыв между мужчинами, имеющими много жен, и мужчинами, у которых не было ни одной.Это также привело к тому, что мужское соревнование за жен приравнялось к соревнованию жен за мужей.

Исследование также показало, что, хотя у полигамных мужчин были десятки детей, практика иметь несколько жен (и, следовательно, половых партнеров) имела противоположный эффект на женщин: на каждую жену, добавленную в складку, среднее количество детей на одну жену уменьшалось одним.

«Чем больше жен будет у мужа женщины, тем меньше детей будет у нее лично», — сказал LiveScience автор исследования Майкл Уэйд, биолог из Университета Индианы в Блумингтоне.«Это интересно, и эволюционные биологи тогда сказали бы, что полигамия хороша для мужчин и, возможно, не очень хороша для женщин».

Уэйд и его коллеги сообщили о своих открытиях в мартовском номере журнала Evolution and Human Behavior.

От полигамии к моногамии

Мормоны — отличный тест для эволюционных биологов по двум причинам, сказал Уэйд. Во-первых, они ведут точные генеалогические записи. Во-вторых, мормоны — это редкий пример группы людей, изменившей свои брачные практики.В 1862 году Конгресс объявил полигамию незаконной на территориях США, включая цитадель мормонов в штате Юта. В 1890 году мормонская церковь издала заявление о прекращении этой практики. По оценкам Уэйда и его коллег, почти 18 процентов женатых мужчин Юты, родившихся в 1833 году, имели несколько жен. Спустя несколько десятилетий менее 1 процента женатых мужчин состояли в полигамных отношениях.

«Здесь, с этой единственной популяцией, происходит изменение, вызванное извне изменение, в системе спаривания от полигамного к моногамному», — сказал Уэйд.«И даже лучше, ничего больше не меняется. Они не меняют свой образ жизни, они не меняют то, что они едят, или где они живут».

Исследователи решили выяснить, как это изменение повлияло на эволюционное давление на мормонских мужчин и женщин, особенно на половой отбор, при котором между мужчинами (или женщинами) идет конкуренция за получение партнера. Именно этим давлением объясняется блестящий хвост самца павлина. Полигамия усугубляет такой половой отбор. В конце концов, на каждого мужчину с пятью женами приходится четыре человека без жен.Таким образом, система с несколькими женами разделяет мужчин на тех, у кого огромное количество потомков, и тех, кто вообще не имеет детей.

«Чем больше разница, тем сильнее выбор», — сказал Уэйд.

Для измерения отбора исследователи взяли генеалогические данные почти 150 000 мужчин и женщин, родившихся между 1830 и 1894 годами, и почти 635 000 их потомков из Базы данных о населении штата Юта — размер выборки в 18 раз больше, чем во всех предыдущих исследованиях, вместе взятых. . Исследователи использовали U.Данные Бюро переписи населения С., чтобы дополнить их оценки количества людей, никогда не имевших детей. Они также сделали поправку на «серийных моногамистов» или людей, которые были овдовевшими и вступили в повторный брак, но не были вовлечены в полигамные отношения.

Много вопросов

Неудивительно, что мужчины, обзаведшиеся большим количеством жен, также родили больше детей. На каждого дополнительного супруга мужчина мог рассчитывать еще примерно на шестерых детей. Каждая жена в отношениях могла ожидать в среднем на одного ребенка меньше на каждую дополнительную жену.

Когда полигамия была объявлена ​​вне закона, репродуктивный разрыв между успешными полигамными мужчинами и одинокими женщинами без жены резко сократился на 58 процентов, как выяснили исследователи.

«Если у вас только один партнер, максимальное [количество потомков] для самца будет таким же, как и для самок», — сказал Уэйд. По его словам, конец многоженства привел к выравниванию гендерного равенства. «Изменение от одного мужчины к другому при моногамии становится почти равным переходу от одной женщины к другой при моногамии.«

Это неудивительно, — сказал Генри Харпендинг, профессор антропологии Университета Юты, который не принимал участия в исследовании. Исторические мормоны особенно интересны для изучения, — сказал Харпендинг LiveScience, потому что вопрос об отцовстве практически не стоит По словам Харпендинга, в других полигамных культурах брак не всегда означает сексуальную исключительность, что затрудняет проведение подобных исследований.

«Это лучшее, что когда-либо делалось, и это очень впечатляет», — сказал Харпендинг об исследовании. .Однако он предупредил, что различия в репродуктивном успехе, наблюдаемые в популяции мормонов, не обязательно означают, что имеет место эволюционный отбор.

«Парни, у которых есть три жены, могут иметь трех жен, потому что это просто случайно или потому, что они лучше в чем-то», — сказал Харпендинг. «Если это потому, что они в чем-то лучше, то это меняет генофонд и это отбор. Если это просто случайность — мой дядя Чарли помог мне купить ферму, и у меня было три жены — то это не меняет генофонд.«

Помимо отбора, существуют альтернативные объяснения, объясняющие такие результаты, как стоимость дополнительных жен для женщин, — сказал Харпендинг. Возможно, мужья этих женщин старше и менее плодородны, или, возможно, они ранее овдовели и поэтому пропустили потенциально плодородный период. — сказал он, — сказал он.

«Я бы хотел увидеть истории жизни женщин, чтобы мы могли спросить:« Каков эффект вдовства? » «Каков годовой коэффициент рождаемости для женщины с поправкой на возраст и с поправкой на возраст мужа?» — сказал Харпендинг.«Есть так много вопросов».

Вы можете следить за LiveScience Старшего писателя Стефани Паппас в Twitter @sipappas .

Что лучше: многоженство для мужчин или для женщин?

Источник: Shutterstock

Популярность таких телешоу, как Sister Wives и Big Love , в которых рассказывается о полигамных семьях, демонстрирует непреходящее человеческое очарование социальным устройством, которое обычно не одобряется большинством современных обществ.

Возможно ли, что нас привлекают эти шоу, потому что они связаны с нашим наследственным прошлым?

Многоженство было обычным делом в истории человечества

Наше понимание туманных эволюционных истоков социальной организации человека и моделей брачных отношений далеко от окончательного, но ученые, изучающие эту тему, пришли к единому мнению, что большинство ранних человеческих групп использовали полигамную (или, по крайней мере, последовательную моногамию) систему, где преобладали. Высокопоставленные мужчины брали нескольких жен.

Больше всего на статус человека в этих ранних человеческих группах повлияли его навыки как охотника и воина, но социальное положение мужчины также зависело от того, насколько правдоподобными были его угрозы физического насилия. Мужчины, которые сохраняли репутацию жестких клиентов, лучше держались за свой статус — и, следовательно, за своих товарищей.

Всякий раз, когда я обсуждаю на уроках человеческие системы спаривания, и прежде чем углубляться в тему, я спрашиваю класс, лучше ли полигамия для мужчин или для женщин.

Обычно на вопрос начинают встречаться подозрительные улыбки, как если бы ученики учуяли ловушку, на которую поставили хитрый вопрос. В конце концов, они неохотно отвечают в унисон чем-то, что звучит как «А-а, мужчины!»

Затем я спрашиваю: « Какие мужчины?»

Быстро становится очевидным, что, когда возникает полигамия, большинство студентов думают только о парне с высоким статусом, который добавляет еще одну желанную женщину в свой гарем, и что они также думают о женщинах, которые вынуждены делить его друг с другом. .

Однако, похоже, никто не думает о большом количестве мужчин, которые полностью исключаются из брачной игры в рамках такого рода полигамной системы.

Полигамия создает ожесточенную конкуренцию среди мужчин

Сексуальная конкуренция за самцов всегда была более острой для мужчин, чем для женщин, особенно в древних полигамных обществах. В этой среде ставки были очень высоки, поскольку победители соревнований между мужчинами уезжали с наибольшим количеством женщин (и наиболее желанными женщинами).Проигравшие подвергались риску генетического уничтожения из-за своей неспособности успешно завоевать статус и ресурсы, необходимые для привлечения партнеров.

Следовательно, влиятельные мужчины всегда имели больший сексуальный доступ к женщинам, чем мужчины, находящиеся ниже в иерархической иерархии, и стереотипные мужские черты, такие как амбиции, соперничество и насилие, можно проследить до этой мрачной борьбы за статус и партнеров среди мужчин.

Итак, если у вас есть общество с примерно равным количеством «брачных» мужчин и женщин, каждый раз, когда один мужчина берет новую жену, другой мужчина полностью остается без спутника жизни.

Моногамия появилась относительно поздно в истории человечества, когда размер человеческих групп стал настолько большим, что никто не мог знать всех остальных в группе лично, поэтому поддерживать стабильность и порядок стало намного сложнее. В этих обстоятельствах общество может быть полностью подорвано из-за того, что на свободе находится большое количество отчаявшихся, лишенных единства мужчин; моногамия, возможно, стала средством распространения женщин среди мужчин, что способствовало распространению насилия и беззакония. Действительно, даже сегодня неженатые мужчины чрезмерно представлены как виновниками, так и жертвами насильственных преступлений, таких как нападение и убийство.

Это рассуждение приводит меня к выводу, что полигамия была хорошей ситуацией для очень немногих привилегированных мужчин, но абсолютным кошмаром для большинства.

А также подумайте об этом с женской точки зрения: что было бы более желательно: быть второй или третьей женой могущественного, влиятельного мужчины с большими генами и богатыми ресурсами или единственной женой неудачника?

Один мужчина, много жен, большие проблемы

«А теперь — многоженство», — вздыхает Чарльз Краутхаммер в недавней колонке в Washington Post.Это правда. Американцам, как будто у них и так и не хватило мыслей, придется спорить о полигамии. И не раньше времени.

На протяжении многих поколений табу держало полигамию вне поля зрения и внимания Америки. Но табу рушится. Телесериал HBO под названием Big Love , в котором мягко изображена семья из одного мужа и трех жен в Юте, положил начало последнему витку разговоров о полигамии. Несмотря на это, федеральный иск (сейчас обжалованный), позиция Американского союза гражданских свобод за права полигамии и растущие голоса сторонников полигамии, таких как TruthBearer.org (евангелическая христианская группа) и Principle Voices (которую Newsweek описывает как «группу из Юты, управляемую женами, состоящими из полигамных браков») уже затрудняли уклонение от темы.

До сих пор либертарианцы и либералы в области образа жизни рассматривали полигамию как проблему индивидуального выбора, в то время как культурные консерваторы использовали ее как кровавую рубашку, чтобы помахать в дебатах об однополых браках. Широкая общественность выступает против полигамии, но не знает почему. Вряд ли кто-то думает о полигамии как о социальной политике.

Если предстоящие дебаты изменит это, они окажут всем услугу. По причинам, которые имеют прямое отношение к его собственной социальной динамике и не имеют ничего общего с однополыми браками, полигамия является чрезвычайно опасной политикой.

Чтобы понять почему, начните с двух ключевых слов. Первый — «брак». Групповая любовь (иногда называемая полиаморией) уже легальна, и некоторые люди ее практикуют свободно. Полигамия утверждает не право любить нескольких других, а право жениться на всех. Поскольку разрешение на брак — это государственная субсидия, полигамия — это вопрос государственной политики, а не только личных предпочтений.

Второе ключевое слово — «многоженство». В отличие от однополых браков, полигамия была распространенной формой брака, по крайней мере, с библейских времен, а, возможно, и задолго до этого. В своей книге «Моральное животное: новая наука эволюционной психологии » 1994 года Роберт Райт отмечает, что «огромное большинство» человеческих обществ, данные по которым у антропологов, были полигамными. Практически все они были полигинными: то есть один муж, несколько жен. Полиандрия (одна жена, много мужей) исчезающе редка.Реальная практика полигамии, кажется, проистекает из желания мужчин жениться на всех женщинах, с которыми они могут иметь детей.

Более того, сегодня в Америке основными составляющими полигамного брака являются мормоны и, как сообщает Newsweek , «растущее число евангельских христиан и мусульманских полигамистов». Эти религиозные группы практикуют полигинию, а не полиандрию. Таким образом, в свете современной американской политики, а также богатого антропологического опыта, любой ответственный специалист по планированию должен исходить из того, что, если полигамия будет легализована, полигамных браков будет больше, чем полиандрических — возможно, значительно.

Вот еще кое-что, что нужно учитывать: насколько я смог определить, ни одно полигамное общество никогда не было настоящей либеральной демократией в каком-либо смысле, подобном современному. По мере того как общества отходят от иерархии к равным возможностям, они оставляют полигамию позади. Они моногамизируют по мере модернизации. Это может быть совпадением, но, скорее всего, это логическое продолжение арифметики полигамии.

При прочих равных условиях (а в хорошем первом приближении они равны), когда один мужчина женится на двух женщинах, другой мужчина не женится ни на одной женщине.Когда один мужчина женится на трех женщинах, двое других мужчин не женятся. Когда один мужчина женится на четырех женщинах, трое других мужчин не женятся. Моногамия дает каждому шанс вступить в брак. Полигиния, напротив, представляет собой игру с нулевой суммой, которая искажает рынок брака так, что одни мужчины вступают в брак за счет других.

Для пострадавших потеря возможности вступить в брак является серьезным и даже разрушительным лишением. (Просто спросите американского гея.) Но на социальном уровне последствия еще хуже. Сексуальный дисбаланс на брачном рынке не имеет хороших социальных последствий, а имеет множество мрачных последствий.

Два политолога, Валери М. Хадсон и Андреа М. ден Бур, размышляют об этих последствиях в своей книге 2004 г. «Голые ветви: последствия избыточного мужского населения Азии» для безопасности . Обобщая свои выводы в статье Washington Post , они пишут: «Нехватка женщин приводит к ситуации, в которой мужчины с преимуществами — деньгами, навыками, образованием — вступают в брак, но мужчины без таких преимуществ — бедные, неквалифицированные, неграмотные — будут Создается постоянный подкласс голых ветвей [не состоящих в браке мужчин] из низших социально-экономических классов.В Китае и Индии, например, к 2020 году голые отделения будут составлять от 12 до 15 процентов взрослого молодого мужского населения ».

Проблема в Китае и Индии заключается в абортах по признаку пола (а иногда и в детоубийстве), а не в полигамии. ; что касается брачного рынка, однако, эти два являются функциональными эквивалентами. В своей книге Хадсон и ден Бур отмечают, что «голые ветви чаще, чем другие мужчины, обращаются к пороку и насилию. перейти к присвоению ресурсов, при необходимости применяя силу.«Такие люди созрели для вербовки в банды, и в группах они« демонстрируют еще более преувеличенное рискованное и агрессивное поведение ». Результатом является« значительный рост общественного и, возможно, межобщественного насилия ».

Уровень преступности, согласно данным Авторы, как правило, выше в полигинических обществах. Хуже того, «общества с высоким соотношением полов управляются только авторитарными режимами, способными подавлять насилие дома и экспортировать его за границу посредством колонизации или войны». голые ветви о зарубежных приключениях завоеваний и колонизаций.«(Сегодняшним эквивалентом может быть джихад.) В Китае 19 века, где до 25 процентов мужчин не могли вступить в брак,« эти молодые люди стали естественными новобранцами для бандитских банд и местной милиции », что почти свергло правительство. На территории нынешнего Тайваня непривязанные мужчины разжигали регулярные восстания и становились «предпринимателями насилия».

Хадсон и ден Бур предполагают, что общества становятся по своей природе нестабильными, когда соотношение полов достигает примерно 120 мужчин на 100 женщин: другими словами, когда одна- шестая часть мужчин — это излишки на брачном рынке.Соединенные Штаты в целом достигли бы этого соотношения, если бы, например, 5 процентов мужчин брали двух жен, 3 процента брали трех жен и 2 процента брали четырех жен — цифры, которые вполне можно себе представить, если полигамия какое-то время была легальной. В определенных сообществах — например, в центральной части городов — многоженство может сказаться гораздо быстрее.

Даже горстка «соломоновцев» (высокопоставленных мужчин, берущих нескольких жен) могла бы создать бригады новобранцев для уличных банд и наркобаронов — последнее, что нужно этим сообществам.

Такие проблемы не являются чисто теоретическими. В северной Аризоне полигамная секта мормонов справилась со своими избыточными мужчинами, буквально выбрасывая их на улицу. Секта, сообщает The Arizona Republic , «осиротела более 400 подростков … для того, чтобы оставить молодых женщин для брака с мужчинами постарше». В газете говорится, что мальчиков «бросают в соседние города, они сталкиваются с голодом, бездомностью и тоской по дому, и, что самое ужасное, с верой в будущее, полное страданий и тьмы.»

Верно, что в современной Америке некоторые полигинные браки, вероятно, будут компенсированы групповыми браками или цепными браками с участием нескольких мужей, но невозможно узнать, насколько большим может быть такое смещение. И помните: Каждые несбалансированных полигинных браков, При прочих равных условиях, некоторые мужчины лишаются возможности жениться, что является немалой ценой для этого человека.

Социальная динамика брака с нулевой суммой уродлива. В полигамном мире мальчики больше не могут вырасти, вступая в брак. как должное.Вместо этого многие будут рассматривать брак как трофей в порой жестокой конкуренции за жен. Понятно, что проигравшие будут гореть от негодования, и большинство молодых людей, даже те, кто в конечном итоге победит, будут бояться проигрыша. Хотя много говорилось о неравноправных последствиях полигамии для женщин, которые имеют одного мужа, более крупными жертвами неравенства будут мужчины, которые никогда не станут мужьями.

К этому моменту должно быть очевидно, что многоженство в структурном и социальном плане является противоположностью однополому браку, а не его эквивалентом.Однополые браки стабилизируют отдельных людей, пары, сообщества и общество, распространяя брак на многих, у кого его сейчас нет. Полигамия дестабилизирует отдельных людей, пары, сообщества и общество, разрывая брак со многими, у кого он сейчас есть.

По мере того, как общественность сосредотачивается на предмете, с которым она не сталкивалась на протяжении многих поколений, опасности полигамии, вероятно, утихнут. Со временем обсуждение полигамии напомнит нам, почему наши предки были правы, отказавшись от нее. Вопрос в том, дойдут ли дебаты достаточно быстро до того, чтобы многоженство не привело к ленивому согласию, которого оно никоим образом не заслуживает.

Полигамия — обзор | Темы ScienceDirect

4 Насильственные преступления и адаптивные изменения в непосредственном брачном усилии

Хотя мужчины более склонны к преступлению, чем женщины, в обществах с преобладанием мужчин уровень насильственных преступлений ниже (Barber, 2000a; Walsh, 2003). Этот феномен противоречит здравому смыслу, но он отражает связь между брачным рынком и прямой и косвенной брачной конкуренцией между мужчинами. Если женщин мало по сравнению с мужчинами (т.е. соотношение полов высокое), браки, как правило, более стабильны (Guttentag & Secord, 1983).Женщины в основном воздерживаются от добрачных половых контактов, поскольку потеря сексуальной репутации серьезно подрывает их перспективы замужества. Учитывая, что немногие женщины ведут половую жизнь вне брака, прямая конкуренция между мужчинами и женщинами за сексуальный доступ к женщинам незначительна, и мужчины соревнуются за супругов, а не за половых партнеров (т.е. участвуют в косвенных брачных усилиях, опосредованных монополизацией экономических ресурсов и рекламой их в будущем супруге). В строго ограниченных сексуальных обществах, где женщины редко выходят на улицу одни, у мужчин меньше причин оставаться на улице поздно ночью или посещать бары.Как следствие, меньше публичного пьянства и меньше насильственных нападений (Barber, 2009; Guttentag & Secord, 1983; Waite & Gallagher, 2000).

В обществах с высоким соотношением полов дети и другие взрослые менее свободны делать то, что им заблагорассудится, и более ограничены в своей сексуальности и социальной активности в целом (Barber, 2008b, 2009; Lim, Bond, & Bond, 2005). Напротив, обществ с низким соотношением полов и уменьшили отцовские инвестиции в детей (например, большее количество рождений подростков и более высокое соотношение родителей-одиночек, Barber, 2002, гл.9) и большей личной свободы, особенно для женщин, чье сексуальное поведение более раскрепощено (Guttentag & Secord, 1983; Lim et al., 2005; Minkov, 2009). Эти явления помогают объяснить, почему брачный рынок функционально связан с насильственными преступлениями.

Страны, в которых количество мужчин невелико, что затрудняет вступление женщин в брак, имеют значительно более высокий уровень преступности, потому что напрямую связаны с брачными усилиями. Анализ данных Интерпола о преступности (убийства, изнасилования, нападения) показал, что насильственные преступления (убийства, изнасилования, нападения) являются предсказуемой чертой стран с относительной малочисленностью мужчин (Barber, 2000a) даже с учетом уровня экономического развития и формы брака. (я.е., многоженство) контролируется статистически. Этот результат был воспроизведен с использованием двух других источников данных о насильственных преступлениях (ВОЗ и ООН, Барбер, 2009). Эти результаты были получены, несмотря на контроль всех основных потенциальных искажающих переменных, которые, как известно, связаны с международными данными о насильственных преступлениях. Контроль включал: экономическое развитие; полигамный брак; Дифференциация доходов; количество полиции; плотность населения; распространение наркотиков; урбанизация; младенческая смертность; и мировой регион (Barber, 2000a, 2009).Согласно межнациональным данным, соотношение полов является одним из крупнейших и наиболее последовательных (отрицательных) предикторов различных преступлений, связанных с насилием. Тот же вывод применим к экологическим исследованиям и исследованиям временных рядов, проведенным в США (Guttentag & Secord, 1983; Walsh, 2003).

Как можно примирить очевидное противоречие между странами, в которых доля мужчин, сообщающих о более высоких уровнях насильственных преступлений, в странах ниже? В настоящее время наиболее правдоподобная интерпретация состоит в том, что страны (или общества), в которых наблюдается избыток женщин, поддерживают прямых спариваний , тем самым увеличивая насилие между мужчинами (Barber, 2006, 2009; Minkov, 2009).И наоборот, если существует нехватки женщин, женщины с меньшей вероятностью будут вести половую жизнь вне брака, вынуждая мужчин конкурировать за брака с партнерами, а не с половыми партнерами (Guttentag, & Secord, 1983). Такая косвенная репродуктивная конкуренция обычно принимает форму ненасильственной конкуренции за экономические ресурсы, которые женщины ценят в качестве потенциального мужа (Barber, 2002, глава 3).

Прямое брачное усилие вызывает насилие (Barber, 2002, гл.3) через разные механизмы. Одна из причин заключается в том, что молодые люди соперничают за социальный статус посредством насильственных и безрассудных действий, потому что потеря социального статуса снижает их желательность для потенциальных партнеров (см. Ниже). Еще одно правдоподобное объяснение связи между низким соотношением полов и насильственными преступлениями связано с развитием. Различные данные свидетельствуют о том, что дети социализируются для большего контроля над импульсами в обществах с высоким соотношением полов (Barber, 2009; Guttentag & Secord, 1983; Lim et al., 2005; Walsh, 2003).В обществах с более благоприятным рынком брака для женщин брак, например, более стабильный, что может способствовать дисциплинарной последовательности родителей и большему контролю над побуждениями у детей. Как ни правдоподобна эта гипотеза развития, она получает неожиданно неоднозначную поддержку в соответствующих исследованиях (Barber, 2006, 2009).

Однако интерпретация прямого брачного соревнования получает хорошую доказательную поддержку (Барбер, 2006, 2009; Миньков, 2009). Многие нападения и убийства происходят недалеко от мест свиданий, например, в барах для одиноких людей.Более того, возраст и пол преступников и жертв подразумевают, что они, вероятно, будут конкурировать с репродуктивными функциями. Таким образом, преступное насилие является преимущественно мужским видом деятельности и чаще совершается в отношении жертв-мужчин (Daly, & Wilson, 1988). Хотя жестокие мужчины-преступники не обязательно дерутся из-за женщин , мужчины как группа более склонны к разрушительной физической агрессии, и эта склонность наиболее скупо объясняется в терминах эволюционной истории насильственного брачного соперничества между мужчинами и мужчинами.В соответствии с этой точкой зрения, мужчины наиболее агрессивны в те годы, когда они активно встречаются, явление, которое частично может быть связано с пиковым уровнем тестостерона, хотя многие ученые, у которых нет сравнительной точки зрения, оспаривают это утверждение (Archer, 2006). Уровень убийств в ООН также тесно связан с принятием риска и репродуктивной конкуренцией, в то время как люди в жестоких обществах получают более низкие оценки по социальному соответствию, что подразумевает меньшую косвенную (т. Е. Экономическую) конкуренцию и, следовательно, более высокие брачные усилия (Минков, 2009).

Исторические свидетельства также указывают на то, что агрессия при свидании является фактором насильственных преступлений. Согласно анализу временных рядов насильственных преступлений в США, Англии и Шотландии, количество убийств и нападений увеличивалось в те годы, когда женщинам было труднее выходить замуж и, таким образом, они с большей вероятностью вели половую жизнь вне брака, тем самым предоставляя возможности для прямого брачного соревнования. между мужчинами и связанный с этим рост насильственных преступлений (Barber, 2003a). Аналогичная картина выявляется при межнациональных сравнениях (Barber, 2004a).

Страны, в которых многие женщины ведут активную половую жизнь вне брака, подвержены высокому уровню насильственных преступлений. Например, в Америке количество убийств, нападений и изнасилований значительно выше, чем в остальном мире (Barber, 2006). Эта разница статистически объяснима с точки зрения более высокой доли одиноких родителей в этих странах согласно тщательному статистическому анализу. Единоличное родительство — удобный показатель прямого брачного союза в большинстве стран.В некоторых странах, например в Швеции, этого может не быть, что отражает неформальность современного брака и преобладание там сожительства.

Сожительствующие женщины не одиноки в том смысле, что не ходят на свидания. Случайные или совместные отношения — даже те, которые приносят потомство — тем не менее короче браков. Таким образом, больше женщин репродуктивного возраста остаются без партнеров дольше, чем если бы они вступили в постоянный брак. В этой среде мужчины могут прилагать больше усилий для спаривания, тем самым повышая вероятность конфликта с другими мужчинами, иногда приводящего к разрушительной агрессии.Знание того, что соотношение родителей-одиночек коррелирует с насильственными преступлениями, само по себе не позволяет делать причинно-следственные выводы. Есть две возможные причинные интерпретации. Первое — это повышенная брачная агрессия из-за большего брачного усилия. Во-вторых, матери-одиночки воспитывают больше детей, склонных к преступлению. К счастью, можно провести различие между этими гипотезами с точки зрения их дифференциального прогноза временной связи между материнством-одиночкой и насильственным преступлением, будь то одновременное (прямое совокупление) или отложенное поколением (механизм воспитания).

Анализ соотношений родителей-одиночек позволяет нам различать эффекты воспитания, которые будут отложены поколением, и прямое соревнование по спариванию, которое будет происходить немедленно. Непосредственный эффект намного больше, чем отложенный, что указывает на то, что брачное соперничество оказывает более сильное влияние на насильственные преступления, чем социализация матерей-одиночек (Barber, 2006, 2009). Механизмы, посредством которых прямая брачная конкуренция порождает насильственные преступления, сложны и заслуживают рассмотрения в качестве примера наследственной мужской адаптации к репродуктивной конкуренции, проявляющейся в современных условиях.

Почему мужчины полигамны по своей природе? Сила визуального — Deen Show

Почему мужчины полигамны по своей природе? Ответ очень простой. Это может быть очень горькая пилюля для многих людей, особенно для тех женщин, которые приехали с Индийского субконтинента. Однако реальность такова, что мужчины по самой своей природе «запрограммированы» на полигамность. Если им не удастся практиковать полигамию в правильном, ответственном и этическом смысле этого слова, они будут практиковать неэтичную форму серийной полигамии с участием любовниц и проституток.

Есть две книги, подтверждающие это утверждение, подкрепленные научными исследованиями и анализом. «Секс на заре: доисторические истоки современной сексуальности» Кристофера Райана и Касильды Джета и «Миф о моногамии» Дэвида П. Бараша и Джудит Ив Липтон. Обе эти книги доступны в Интернете и в книжных магазинах. Я бы посоветовал тем, кто скептически относится к полигамным бракам, прочитать эти книги, чтобы понять, что исламские постановления, касающиеся полигамии, связаны с большой мудростью.Зия У, доктор философии. из книги :. Устранение табу: любовь, брак и секс в исламе

В этом видео обсуждается та же проблема, но только ислам дает моральное и этическое решение, которое было законодательно закреплено Всемогущим Богом.

Почему ноги женщины так легко возбуждают мужчин, а не наоборот? Почему женские стриптиз-клубы гораздо более распространены и популярны, чем мужские стриптиз-клубы, а не наоборот? За пять минут Деннис Прагер объясняет, почему ответы на эти вопросы так много раскрывают мужскую и женскую сексуальную природу и как визуальное воздействие совершенно по-разному влияет на оба пола.

Это никоим образом не оправдывает того, что мужчины или женщины не подчиняются Всевышнему в том, что Он заповедал, но делают все, что естественно, допустимым способом в Браке.

Опять же, это не для всех, но это решение и вариант, который есть в исламе, одновременно являясь благословением и милостью для растущего числа женщин, которые не могут выйти замуж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *