Признание гражданина безвестно отсутствующим судебная практика: ГАС РФ «Правосудие» — ошибка 404

Содержание

ВС рассказал, как признать гражданина безвестно отсутствующим

Как доказать отсутствие сведений?

Игорь Юсупин* в июне 2015 года ушел из дома и не вернулся. Предпринятые меры для его поиска результатов не дали. В апреле 2016 года следователь СО ОМВД России по Хасавюрту возбудил в отношении Юсупина уголовное дело за участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК). Подозреваемого объявили в федеральный и международный розыск. Еще через полтора месяца в отношении Юсупина было возбуждено второе дело – за участие в деятельности террористической организации (ч. 2 ст. 205.5 УК). Стало известно, что мужчина находится на территории Сирийской Арабской Республики и принимает участие в боевых действиях против правительственных войск. 

ЗАЯВИТЕЛЬ: Ирина Юсупина*

СУТЬ ДЕЛА: О признании гражданина безвестно отсутствующим 

РЕШЕНИЕ: Принятые акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Спустя некоторое время появились сведения, что Юсупин погиб в Сирии. У него осталось трое детей. Супруга Ирина Юсупина* в 2018 году через суд попросила признать мужа безвестно отсутствующим, чтобы оформить пенсию по потере кормильца. Хасавюртовский городской суд Республики Дагестан отказал в удовлетворении заявления, Верховный суд Республики Дагестан с ним согласился. Они сочли, что заявительница не представила достаточных и убедительных доказательств отсутствия сведений о месте пребывания Юсупина. Апелляция также подчеркнула: объективных причин считать Юсупина погибшим, как и доказательств его смерти, не имеется. 

Тогда Юсупина обратилась в Верховный суд. Тот отметил: юридически значимым обстоятельством является выяснение вопроса о наличии каких-либо сведений о месте пребывания Юсупина за последний год. Для этого суд должен истребовать документы из соответствующих организаций и учреждений по последнему известному месту пребывания, а также информацию о результатах розыска из следственных органов. ВС указал: нижестоящие суды исходили из установленных в рамках уголовного дела обстоятельств, имевших место в 2016 году, тогда как заявление о признании Юсупина безвестно отсутствующим подано в 2018 году. Поэтому ВС отменил ранее принятые акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 20-КГ19-1). Пока еще оно не рассмотрено.  

Суд должен запросить документы

Адвокат АБ

Региональный рейтинг.

×

Любовь Ваганова рассказала: зачастую возможности заявителей по сбору доказательств отсутствия гражданина ограничены и сводятся лишь к обеспечению явки свидетелей. «ВС указывает, что в обязанности суда входит истребование сведений о гражданине из соответствующих организаций: налоговой инспекции, Пенсионного фонда, лечебных учреждений, правоохранительных органов, Росреестра, ЗАГС. При этом ВС подчеркивает: при отсутствии в деле подобной информации отказ в признании гражданина безвестно отсутствующим априори не законен», – отметила Ваганова. «Суд установил, что Юсупин отсутствовал по месту жительства, но не выяснил, есть ли сведения о его местонахождении, хотя этот факт играет определяющую роль. Соответственно, суд должен исправить свои ошибки», – считает руководитель GR-практики юркомпании

Федеральный рейтинг.

×

Дмитрий Лесняк. Он сообщил: многие пользуются простотой признания гражданина безвестно отсутствующим, чтобы снять его с очереди, отнять право на недвижимость перед расселением или лишить родительских прав.

Управляющий партнёр юркомпании

Региональный рейтинг.

группа
ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование

группа
Налоговое консультирование и споры

группа
Разрешение споров в судах общей юрисдикции

группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

группа
Арбитражное судопроизводство

Профайл компании

×

Владислав Варшавский напомнил, что ВС уже рассматривал аналогичные дела (№ 91-КГ18-6, № 15-КГ14-8). «В каждом из этих определений ВС указал, что гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания (ст. 42 ГК). Также ВС повторил: институт признания гражданина безвестно отсутствующим – это удостоверение в судебном порядке факта длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства, если меры по установлению места его пребывания и получению каких-либо сведений о нем оказались безуспешными», – говорит Варшавский.

Определение ВС имеет ключевое значение для формирования судебной практики по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим.

Любовь Ваганова

По мнению Вагановой, особое значение имеет указание ВС на необходимость истребования информации о результатах розыска гражданина, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Сам по себе факт объявления гражданина в федеральный розыск не является основанием для отказа в признании его безвестно отсутствующим. «Ранее суды отказывали в удовлетворении подобных заявлений, поскольку гражданин не безвестно отсутствует, а умышленно скрывается от правоохранительных органов с целью избежать уголовной ответственности. Такие решения оборачивались множеством проблем. В моей практике был случай, когда безвестное отсутствие гражданина полностью парализовало работу юрлица, учредителем которого он был. Поэтому ВС подчеркивает: основной целью признания гражданина безвестно отсутствующим является предотвращение негативных последствий для его близких и окружения», – сообщила Ваганова.

Ведущий юрист направления «Налоги и право» ГК

Федеральный рейтинг.

группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

×

Василий Гавриленко считает: «Итоговое решение суда будет напрямую зависеть от той информации, которую предоставят уполномоченные органы, а именно от того факта, хватит ли предоставленной информации для вынесения положительного решения». По мнению Вагановой, шансы на удовлетворение заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим при пересмотре дела очень высоки. Варшавский тоже уверен, что заявленные требования подлежат удовлетворению судом первой инстанции.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Верховный суд объяснил, кого можно признать безвестно отсутствующим — Российская газета

Верховный суд РФ впервые разъяснил, кого и как можно признать «безвестно отсутствующим». В решении суда подчеркнуто — разъяснения нужны не мертвым, они нужны живым. Родные пропавшего человека могут с таким решением суда в руках получить пенсии, другую социальную помощь, распорядиться имуществом пропавшего.

Не умер, не заболел, а просто куда-то исчез — так можно сказать о гражданах, которые вышли из дома и туда больше не вернулись. Подобных случаев гораздо больше, чем нам кажется. Исчезает, по данным официальной статистики, приблизительно 30-35 тысяч человек ежегодно — население не очень большого провинциального города. Кто-то из ушедших граждан вернется домой, кого-то рано или поздно найдут живым или мертвым, а остальные будут считаться «безвестно отсутствующими».

Исчезает, по данным официальной статистики, приблизительно 30-35 тысяч человек ежегодно — население не очень большого провинциального города

Вот такой, кстати, немаленькой категорией граждан и занялась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. В частности, она пересматривала результаты интересного судебного спора — женщина с тремя детьми на руках просила признать ее мужа безвестно отсутствующим. В суде истица, жительница Псковской области, рассказала, что ее муж в 2012 году уехал на Украину, и с тех пор о нем ни слуху ни духу.

Спустя месяц после его отъезда обеспокоенная тем, что супруг не откликается, женщина пошла в правоохранительные органы и написала заявление — исчез муж. Прошло пять лет, и гражданка снова пошла в полицию с аналогичным заявлением — найдите человека. На этот раз она получила ответ, что в полиции супруга ищут, так как подозревают его в совершении преступления. Письмо заканчивалось тем, что полицейские написали следующее: все меры, которые они предприняли, результата так и не дали.

Суду истица объяснила, что у нее на руках оказались три девочки, и она просит суд установить юридический факт, что ее муж «безвестно отсутствующий». Это необходимо, чтобы оформить пенсии на детей по потере кормильца и решить вопрос «о назначении доверительного управляющего для управления и сохранности имущества ее мужа». Городской суд, выслушав гражданку, ей в иске отказал. А областной суд согласился с таким выводом.

Пришлось женщине дойти до Верховного суда РФ.

Там проверили материалы дела, обсудили доводы истицы и заявили, что «есть основания для отмены состоявшихся судебных решений». По мнению Верховного суда РФ, нарушения норм права в этом вердикте допустили и городской, и областной суды.

Гражданин может быть признан судом «безвестно отсутствующим», если в течение года по месту его жи-тельства ни у кого нет сведений, где он находится

Вот аргументы Верховного суда. Из материалов дела видно, что истица вышла замуж в 1998 году и в браке родились три дочери. Осенью 2012 года гражданка обратилась в местное ОВД с заявлением об исчезновении мужа. Спустя пять лет принесла туда же аналогичное заявление. В деле есть сообщение следственного управления УМВД по Псковской области датированное 2017 годом. В нем говорится, что еще летом 2012 года было возбуждено уголовное дело и муж истицы в нем значится как обвиняемый, которого объявили в розыск. Сначала в федеральный розыск, потом — в международный. Но так как гражданина не нашли, уголовное дело приостановили. Есть в деле и другие документы из местной полиции. В них сказано, что «в рамках разыскного дела местонахождение гражданина до настоящего времени не установлено». Такие же показания дал в суде и начальник отдела оперативно-разыскной работы местного подразделения полиции. Отказывая гражданке, городской суд заявил, что предоставленной ею информации недостаточно, чтобы признать ее супруга безвестно отсутствующим. На взгляд суда, «имеются основания полагать», что ее муж не пропал, а «умышленно скрывается с целью уклонения от наказания». Областной суд такая аргументация устроила. А вот Верховный суд РФ — нет.

Свои доказательства высокая судебная инстанция начала с того, что напомнила про 42-ю статью Гражданского кодекса. В ней сказано, что гражданин может быть признан судом безвестно отсутствующим по заявлению «заинтересованных лиц», если в течение года по месту его жительства ни у кого нет сведений, где он находится.

Верховный суд подчеркнул: институт признания гражданина безвестно отсутствующим — это удостоверение в суде факта «длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства», если оказались безуспешными попытки найти, где человек обитает и получить хоть какие-то сведения о нем. Суд напомнил: институт признания человека отсутствующим «имеет целью предотвращения» возможных негативных последствий. Причем как для самого пропавшего человека, так и для «других лиц, в том числе имеющих право на получение от него содержания». В этой витиеватой фразе сказано, что признать человека отсутствующим важно для граждан с таким пропавшим человеком связанным, ведь от этого часто зависят какие-то «социальные гарантии в имущественной и неимущественной сфере».

Полиция должна подтвердить в суде, что искала пропавшего и не нашла. Фото: Сергей Михеев

Из материалов дела видно, что с осени 2012 года о пропавшем человеке у близких нет никаких сведений. Это родные подтвердили в суде. Ничего не дали и оперативно-разыскные мероприятия полиции. В городском суде представители соцзащиты и Пенсионного фонда не возражали, чтобы гражданина признать отсутствующим.

В этом деле, подчеркнул Верховный суд, юридически значимым, применительно к 42-й статье Гражданского кодекса было выяснение судом, есть ли какие-либо сведения о том, где гражданин находится. Но городскому суду оказалось достаточным для отказа только то, что супруг находится в розыске и может «умышленно скрываться».

По заявлению Верховного суда РФ, сам по себе факт объявления человека в розыск из-за возбуждения уголовного дела без оценки всех сведений, полученных в результате такого розыска, не может быть основанием для отказа в просьбе — признать гражданина безвестно отсутствующим. Это судебные инстанции не учли, заявил Верховный суд. Так что отказ истице Верховный суд назвал «неправомерным». Все решения по этому делу отменены, и Верховный суд велел спор пересмотреть с учетом своих разъяснений.

Судебная практика по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим

Автор, вдохновленный фильмом «Во всем виноват енот» («Wakefield», https://youtu.be/sheJkkm9oFY), решил исследовать практику признания граждан безвестно отсутствующими. В предмет доказывания по делам этой категории входит факт заинтересованности заявителя, который должен указать, для какой цели ему необходимо  признать гражданина безвестно отсутствующим.

Анализируя проблемы заинтересованности заявителя, автор нашел парадоксальное апелляционное определение Ставропольского краевого суда, которым отменено решение о признании военнослужащего Оськина С. Н. безвестно отсутствующим по заявлению командира войсковой части. В апелляционной жалобе военный прокурор изложил позицию: признание военнослужащего безвестно отсутствующим в связи с самовольным оставлением войсковой части не влечет для командира войсковой части дополнительных прав и обязанностей, следовательно, командир войсковой части заинтересованным лицом не является, признание военнослужащего безвестно отсутствующим с последующим исключением его из состава воинской части приведет к невозможности привлечения его к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 337 УК РФ, так как он перестанет быть военнослужащим. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами военного прокурора и отменил решение по мотиву отсутствия у командира воинской части заинтересованности: признание Оськина С.Н. безвестно отсутствующим необходимо заявителю для исключения из списка воинской части, однако для заявителя это не влечет никаких правовых последствий, из чего следует, что у него отсутствует право на обращение в суд с таким требованием[1]. Полагаем, что командир воинской части не мог подать соответствующее заявление в суд как физическое лицо, а не как представитель воинской части. Заинтересованность воинской части в устранении неопределенности, вызванной отсутствием зачисленного в списки личного состава военнослужащего, сомнению не подлежит.

Помимо заинтересованности заявителя по делам о безвестном отсутствии следует доказывать факты места жительства отсутствующего; отсутствия в месте жительства сведения о месте пребывания гражданина в течение года. Как эти факты доказывать, как много доказательств следует представить в суд? По делу о признании безвестно отсутствующим Г. Никулинский районный суд г. Москвы исследовал документы, предоставленные 23 (!) органами и организациями: выписку из домовой книги и карточки учета, справку отдела адресно-справочной работы и информационных ресурсов УФМС России; сообщения об отсутствии сведения и обращений от Г. из Управления социальной защиты населения района, Управы района, отделения пенсионного фонда, управления Росреестра, военного комиссариата, Почты России, налогового органа; сообщения об отсутствии обращений за медицинской помощью из психоневрологического, наркологического диспансеров, двух городских поликлиник, клинико-диагностического центра, станции скорой и неотложной медицинской помощи, департамента по обеспечению деятельности государственных учреждений здравоохранения; сведения из УФМС России, ИЦ ГУВД по Московской области, ЗИЦ ГУ МВД России по г. Москве, ОМВД по району, БРНС ГУ МВД России по г. Москве, ЦОРИ УТ МВД России по ЦФО, отдела уголовного розыска ГУ МВД РФ по г. Москве[2]. Представляется, что в данном случае обязанность доказывания была исполнена с некоторой избыточностью.

В литературе подчеркивается необходимость разыскных мероприятий силами правоохранительных органов как до обращения в суд, так и в рамках рассмотрения дела о безвестном отсутствии[3]. Однако имеются случаи признания гражданина безвестно отсутствующим без такого розыска. Так, Гусиноозерский городской суд Республики Бурятия признал К. безвестно отсутствующим, указав, что необращение близких родственников в органы внутренних дел в установленном порядке с заявлением о его розыске, отсутствие розыскного дела по линии ОВД, не должно ущемлять права заявителя и ее несовершеннолетней дочери, претендующей на пенсию по потере кормильца. Розыскные мероприятия в отношении К. проводились только УФССП и были направлены на установлении места нахождения должника[4]. В судебной практике имеется и противоположный подход. Так, Серебряно-Прудский районный суд Московской области отказал в признании безвестно отсутствующим гражданина со следующим обоснованием: безвестное отсутствие является предумышленным, поскольку установлено наличие обстоятельств, дающих основание полагать, что гражданин может умышленно скрываться в связи с тем, что не желает выплачивать алименты на содержание ребенка. При этом заинтересованное лицо – судебный пристав-исполнитель поддержал требования о признании гражданина безвестно отсутствующим, подтвердив, что место его нахождение неизвестно, а мероприятия ФССП по розыску результатов не дали[5].

Так каково значение факта намеренного несообщения  гражданином места своего нахождения правоохранительным органам? Коминтерновский районный суд г. Воронежа признал гражданина безвестно отсутствующим, указав, что факт его нахождения в федеральном розыске не может служить основанием для отказа в удовлетворения заявления, так как признание в судебном порядке гражданина безвестно отсутствующим, в отличие от объявления гражданина умершим, не является основанием для прекращения исполнения приговора или для прекращения федерального розыска осужденного. С другой стороны, возможность приобретения несовершеннолетним ребенком, в интересах которого обращается заявитель, средств к существованию (право на пенсию по случаю потери кормильца), учитывая длительность отсутствия сведений о его отце, не может быть обеспечена иным образом, кроме как признания последнего безвестно отсутствующим[6].

Мы не считаем розыск силами именно органов внутренних дел предпосылкой для реализации процессуального права заинтересованного лица на обращение в суд, но не можем не отметить важности розыскных мероприятий. Искать гражданина, в отношении которого решается вопрос о признании его безвестно отсутствующим надо, и надо искать хорошо, что не всегда делается. Например, Покровский районный суд Орловской области отменил решение о признании безвестно отсутствующей Куликовой Е.А., из пояснений которой следует, что обратившаяся в суд с заявлением о признании дочери безвестно отсутствующей мать располагала сведениями о месте нахождении Куликовой, кроме того с самой Куликовой можно было поддерживать коммуникацию посредством социальной сети «ВКонтакте». Дела об отмене решений о признании безвестно отсутствующим зачастую подобно лакмусовой бумажке показывают недоработки, допущенные в особом производстве о признании гражданина безвестно отсутствующим.

В заключение отметим, что институт безвестного отсутствия является средством защиты не только самого отсутствующего, но и связанных с ним какими-либо правоотношениями лиц, а также общества и государства. В целях обеспечения баланса прав и интересов всех перечисленных субъектов, законодателю следует распределить риски неопределенности, вызванной фактическим отсутствием человека и неизвестностью места его пребывания.

Публикация по теме:

Шодонова М.Э., Дугарон E.Ц.  Проблемы института безвестного отсутствия // Семейное и жилищное право. 2018. № 3. С. 23-27.

 


[1] Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 16 апреля 2014 года по делу № 33-2116/2013.

[2] Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 16 февраля 2012 года по делу № 2-528/12.

[3] См, например: Юрченко А.К. Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л. 1952. С. 17. Попова Ю.А. Признание граждан безвестно отсутствующими и объявление умершими в порядке гражданского судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М. 1977. С. 9.

[4] Решение Гусиноозерского городского суда Республики Бурятия от 30 сентября 2015 г. по делу № 2-873/2015.

[5]  Решение Серебряно-Прудского районного суда Московской области от 19 сентября 2014 года по делу № 2-606/2014.

[6] Решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 19 января 2012 года по делу № 2-108/12.

Анализ судебной практики Приморского края о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим Текст научной статьи по специальности «Право»

АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПРИМОРСКОГО КРАЯ О ПРИЗНАНИИ ГРАЖДАНИНА БЕЗВЕСТНО ОТСУТСТВУЮЩИМ ИЛИ ОБЪЯВЛЕНИЯ ГРАЖДАНИНА УМЕРШИМ

© Путилов С.В.*

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

г. Уссурийск

В данной статье рассматривается судебная практика Приморского края о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим.

Ключевые слова: судебная практика о признании гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим.

В условиях развития современного общества проблема признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления гражданина умершим является особенно актуальной, поскольку ежегодно исчезает огромное количество граждан.

Роль и значение данного института резко возрастает в экстремальных ситуациях. Так, в современных условиях известны многочисленные факты захвата заложников, похищение людей и торговля ими, их длительное и насильственное удержание и использование в качестве рабов.

Актуальность изучения данного института так же состоит в том, что в случае объявления гражданина безвестно отсутствующим необходимо принятие мер по защите его прав и законных интересов. Так, имеющееся имущество у такого лица может быть по решению суда передано в доверительное управление.

В случае объявления гражданина умершим не менее актуальным становится вопрос об открытии наследниками наследства. Законодательно выделяется день открытия наследства по достоверному, условному или предполагаемому дню смерти. Для каждого случая применяется свой срок принятия наследства.

Безвестное отсутствие — удостоверенный в судебном порядке факт длительного отсутствия гражданина в месте его жительства, если не удалось установить место его пребывания [4, с. 203].

Объявление гражданина умершим — судебное признание умершим гражданина, о котором в месте его постоянного жительства нет никаких сведений в течение установленного законом срока [4, с. 204].

Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

* Специальность Юриспруденция.

Имущество гражданина, признанного безвестно отсутствующим, при необходимости постоянного управления им передается на основании решения суда лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении, заключаемого с этим органом. Из этого имущества выдается содержание гражданам, которых безвестно отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по другим обязательствам безвестно отсутствующего [1].

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим. На основании решения суда отменяется управление имуществом этого гражданина.

Гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, -в течение шести месяцев.

Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий [3].

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, объявленного умершим, суд отменяет решение об объявлении его умершим. Независимо от времени своей явки гражданин может потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества, которое безвозмездно перешло к этому лицу после объявления гражданина умершим, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 статьи 302 ГК РФ [1].

Лица, к которым имущество гражданина, объявленного умершим, перешло по возмездным сделкам, обязаны возвратить ему это имущество, если доказано, что, приобретая имущество, они знали, что гражданин, объявленный умершим, находится в живых. При невозможности возврата такого имущества в натуре возмещается его стоимость.

Заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим подается в суд по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях.

Решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим является основанием для передачи его имущества лицу, с которым орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления этим имуществом при необходимости постоянного управления им.

В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, суд новым решением отменяет свое ранее принятое решение. Новое решение суда является соответственно основанием для отмены управления имуществом гражданина и для аннулирования записи о смерти в книге государственной регистрации актов гражданского состояния.

Необходимо отметить, что дела о признании гражданина умершим или безвестно отсутствующим не редкость. Так, за 2012 год судами общей юрисдикции Приморского края было рассмотрено 264 дел о признании граждан умершими и безвестно отсутствующими. В Приморском крае также наблюдается число лиц, находящихся в розыске. Если в 2009 году их было 2093, то в 2013 году уже 2871 человек.

Приведем примеры из судебной практики.

При рассмотрении гражданского дела по заявлению М.А. Хрулевой о признании безвестно отсутствующим ее мужа А.А. Хрулева заявитель в обоснование своих требований указала, что с Хрулевым много лет состояла в зарегистрированном браке, от которого имеют двоих взрослых детей. За три года до исчезновения произошел разрыв семейных отношений, и в августе 2010 г. муж исчез из дома безо всякого предупреждения. На протяжении длительного времени она предпринимала попытки розыска мужа, интересовалась у родственников его судьбой, однако местонахождение определить не представилось возможным. В последующем в связи с тем, что ей необходимо было решать вопросы, связанные с продажей либо обменом совместной квартиры, стала разыскивать его через органы внутренних дел. Данный розыск также не принес результатов. Для получения возможности распорядиться приватизированным жильем обратилась в суд с заявлением о признании мужа безвестно отсутствующим. Доводы заявителя в суде нашли свое подтверждение, в связи с чем ее требования были удовлетворены в полном объеме. При этом в судебном заседании были допрошены свидетели и родственники пропавшего, подтвердившие факт длительного отсутствия Хрулева по месту его жительства; представитель Пенсионного фонда РФ по Уссурийскому городскому округу Приморского края, который пояснил, что за время исчезновения Хрулев не получал пенсию и не обращался за ее переводом в другое место; затребованы сведения из ГОВОД, в заключении прокурор района также полагал необходимым удовлетворить заявленные требования [5, с. 25].

В деле по заявлению Ф.У Закирьяновой о признании безвестно отсутствующей ее родной сестры Ф.У Лукмановой в обоснование своих требований заявитель указала, что является опекуном несовершеннолетних детей Ф.У Лукмановой, так как отец детей умер, а мать пропала без вести и место нахождения ее неизвестно. Последний раз Ф.У Лукманову видели в середине апреля 2011 г. в селе Анучино Приморского края, где она проживала с детьми в доме своего отца. Позже она уехала, оставив детей, к ним больше не

возвращалась, детей воспитывал отец, после смерти которого опекунство над ними оформила заявитель. Сведений о Лукмановой не было длительное время. Она и родственники предпринимали меры по ее поиску, обращались в милицию, но результаты розыска ничего не дали. В настоящее время дети проживают в семье заявительницы. Установление данного факта необходимо для оформления на детей пенсии по случаю потери кормильца. В судебном заседании были допрошены заявитель, ее представитель, свидетели, которые подтвердили факт безвестного отсутствия Лукмановой; представитель органа опеки и попечительства, полагавшего, что заявление должно быть удовлетворено, поскольку это соответствует интересам несовершеннолетних; с этой же позицией выступил и прокурор. С учетом всей совокупности исследованных по делу доказательств суд пришел к выводу о наличии оснований для признания Лукмановой безвестно отсутствующей [5, с. 26].

Бурик Н.Е. обратилась в суд с заявлением о признании безвестно отсутствующим Р.М. Бурик, указав, что она является матерью, Р.М. Бурик, который до ДД.ММ.ГГГГ постоянно проживал по адресу: <адрес>.

ДД.ММ.ГГГГ Р.М. Бурик ушел из дома в лес с целью сбора грибов и больше не вернулся. ДД.ММ.ГГГГ Н.Е. Бурик, обратилась в отделение полиции № 11 МОМВД России «Арсеньевский», с заявлением о безвестном отсутствии её сына Р.М. Бурик, <данные изъяты>, вследствие чего в отделении уголовного розыска ОП № 11 МОМВД России «Арсеньевский» было заведено розыскное дело №, но до настоящего времени поиски её сына результатов не дали.

Признание её сына Р.М. Бурик, безвестно отсутствующим ей необходимо для снятия её сына с регистрационного учета в её жилом доме.

Бурик Н.Е. просит суд признать Бурик Р.М. безвестно отсутствующим с ДД.ММ.ГГГГ.

В судебном заседании Н.Е. Бурик поддержала заявленные требования и просила их удовлетворить по основаниям, изложенным в заявлении. Представитель отдела ЗАГС администрации Анучинского муниципального района Приморского края в суд не явился, о времени и месте слушания дела извещён надлежащим образом. Выслушав заявителя, заинтересованных лиц, исследовав материалы гражданского дела, заслушав мнение помощника прокурора, суд считает, что заявление подлежит удовлетворению.

В соответствии с ч.1 ст. 42 ГК РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

Согласно справке начальника ОУР ОП № 11 МОМВД России «Арсеньевский» от ДД.ММ.ГГГГ года, в отделении уголовного розыска ОП № 11 МОМВД России «Арсеньевский», было заведено розыскное дело №, в настоящее время местонахождение гражданина Р.М. Бурик не установлено (л.д. №).

Свидетель Н.И. Доценко подтвердил факт отсутствия более года Р.М. Бу-рик в <адрес>. Согласно розыскного дела № от ДД.ММ.ГГГГ, до настоящего времени местонахождение Р.М. Бурик не известно.

Судом установлено, что Р.М. Бурик в месте его регистрации и жительства по адресу: <адрес> не проживает с ДД.ММ.ГГГГ, и его местонахождение неизвестно, то есть более года. Признание Р.М. Бурик безвестно отсутствующим имеет юридическое значение и необходимо для снятия его с регистрационного учета по месту его регистрации. Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд решил признать безвестно отсутствующим Р.М. Бурик.

Список литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ: принят Гос. Думой 22 дек. 1995 г.: [с послед. изм. и доп.].

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ: принят Гос. Думой 21 окт. 1994 г.: [с послед. изм. и доп.].

3. О статусе военнослужащих: федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 22. — Ст. 2331.

4. Гатин А.М. Гражданское право / А.М. Гатин. — М.: Дашков и К, 2009. -384 с.

5. Астахова М.А. Признание гражданина умершим или безвестно отсутствующим: понятие, признаки, судебная практика // Гражданское право. -2013. — № 2. — С. 19-28.

АНАЛИЗ ПРАКТИКИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

© Торба А.В.*

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса,

г. Уссурийск

Прекращение права собственности, происходит лишь в строгом соответствии с законом. В основном данные действия происходят по воле собственника. Ежедневно каждый из нас совершает те или иные действия по покупке товаров или услуг, так мы становимся его обладателями, собственниками. Также помимо приобретения права собственности, возможен и отказ от права собственности, так допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего ему права на вещь.

Ключевые слова прекращение, собственность, принудительное, гражданское, право, основание.

В настоящее время наряду с развитием рыночных и гражданско-правовых отношений мы не можем представить последние без института права

* Специальность Юриспруденция.

Признание гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим

Признание гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим

Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц (близких либо родственников) признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания, если свыше 5 лет — умершим.

Согласно ст. 277 Гражданского процессуального кодекса РФ, в заявлении о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим обязательно должно быть указано, для какой цели необходимо заявителю признать гражданина безвестно отсутствующим или объявить его умершим, а также должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина, либо обстоятельства, угрожавшие пропавшему без вести смертью или дающие основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая. В отношении военнослужащих или иных граждан, пропавших без вести в связи с военными действиями, в заявлении указывается день окончания военных действий.

Часть 1 ст. 278 ГПК РФ предусматривает определенный порядок действий судьи после принятия к производству заявлений указанных категорий, как выяснить при подготовке дела к судебному разбирательству сведений, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях.

Пунктом 12 ч. 1 ст. 12 Федерального закона «О полиции», на полицию возлагается осуществление розыска лиц, пропавших без вести.

Полномочиями же службы судебных приставов предусмотрено осуществление розыска должника, его имущества.

Часто матери детей, получающие алименты, обращаются в суды о признании бывших мужей-«алиментщиков» безвестно отсутствующими. Однако, как показывает судебная практика, в том числе и  Верховного Суда РТ, розыск должника по алиментным обязательствам не является основанием для признания гражданина безвестно отсутствующим, если органами полиции не производился розыск таких граждан.

Таким образом, прежде чем обращаться в суды о признании должников по алиментам безвестно отсутствующими, рекомендуется обратиться в полицию по последнему известному месту жительства такого гражданина в интересах несовершеннолетнего ребенка о розыске отца.

Прокуратура Авиастроительного района г. Казани

Признание должника безвестно отсутствующим

До настоящего времени судебная практика по признанию должников безвестно отсутствующими складывалась неоднозначно.

Согласно статьи 42 ГК РФ «гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания». Однако, несмотря на положение статьи 42 ГК РФ, судебные органы отказывали заявителю в признании должника безвестно отсутствующим в основном по причине не обращения в правоохранительные органы с заявлением об исчезновении и не проведения розыскных действий компетентными органами (органами полиции).

С внесенными изменениями ч.1 статьи 278 ГПК РФ теперь звучит в следующей редакции: «Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, службу судебных приставов, воинские части об имеющихся о нем сведениях».

Также статья 65 ФЗ №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» дополнена 16 частью, которая звучит: «Если после проведения исполнительно-разыскных действий по розыску должника по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании алиментов, в течение одного года со дня получения последних сведений о должнике не установлено его место нахождения, судебный пристав-исполнитель, осуществляющий розыск, информирует взыскателя о результатах проведенных исполнительно-разыскных действий и разъясняет взыскателю его право обратиться в суд с заявлением о признании должника безвестно отсутствующим».

В целом, признание должника безвестно отсутствующим влечет следующие правовые последствия:

  • его имущество при необходимости постоянного управления им передается по решению суда лицу, которое определяется органом опеки и попечительства и действует на основании договора о доверительном управлении, заключенного с этим органом;
  • из этого имущества выдается содержание гражданам, находящимся на иждивении безвестно отсутствующего, и погашается задолженность по другим его обязательствам;
  • прекращается договор поручения, участником которого был безвестно отсутствующий;
  • прекращается действие доверенности, выданной им или ему;
  • супруг лица, признанного безвестно отсутствующим, вправе расторгнуть с ним брак в упрощенном порядке.

Данные поправки окончательно определили тождественность проведения разыскных мероприятий проводимых органами внутренних дел и Службой судебных приставов.

Резюмируя, можно отметить тот факт, что разыскники будут письменно уведомлять получателя алиментов о невозможности установить местонахождение должника через год поисков. При этом, для признания человека безвестно отсутствующим, не придется обращаться в полицию. Кроме того, данные поправки избавят семьи от необходимости ходить по судам, чтобы доказать свое право на получение пенсии.

 

Пресс-служба Управления Федеральной службы судебных приставов

по Московской области

Источник: http://inroshal.ru/informaciya/pravoporyadok/priznanie-dolzhnika-bezvestno-otsutstvuyushchim

Признание гражданина безвестно отсутствующим. Юридическая помощь

Человек в течение длительного времени может не появляться в месте постоянного проживания. При этом, он не перестает быть участником правоотношений, требующих его присутствия.

Чтобы избавить других участников от юридической неопределенности, требуется судебное признание пропавшего безвестно отсутствующим.

Процедура Сформированный порядок в ведении, рассмотрении определенного дела (примером может быть судебная процедура)
осуществляется только в судебном порядке при определенных условиях и имеет конкретные последствия.

Условия признания

Алгоритм судебной процедуры

Последствия объявления безвестно пропавшим

Отмена судебного решения

Судебная практика

Условия признания

Ст. 42 ГК диктует: безвестно отсутствующий – гражданин, более года не появляющийся в месте постоянного проживания, не сообщающий о себе никаких новостей . Такой статус объявляется в судебном порядке.

Инстанция проверяет, не было ли в действиях пропавшего умысла – он мог скрываться, совершив правонарушение или преступление, в силу личных причин. Признать кого-либо безвестно отсутствующим может только суд.

Необходимо соблюдение двух главных условий:

  1. Человек не появлялся в месте постоянного проживания более 1 года.
  2. Исчезновение не связано с определенным умыслом, участием пропавшего в преступлениях.

Суд обращает внимание и на следующие обстоятельства исчезновения:

  1. У пропавшего не было причин уехать, не сообщив близким об отъезде, длительном отсутствии, своем новом местонахождении.
  2. Безвестное отсутствие ребенка – несовершеннолетнего, малолетнего.
  3. Пропажа беременной женщины.
  4. Исчезнувший не страдал от заболевания, чреватого скоропостижной смертью, потерей памяти, дезориентацией в пространстве.
  5. Наличие в месте постоянного нахождения пропавшего денежных средств, документов, без которых нельзя обойтись при длительном отсутствии.
  6. Пропажа сотрудников правоохранительных органов, занимающихся делом исчезнувшего лица, совершение преступлений в их адрес.
  7. Исчезновение человека вместе с собственным автотранспортом, продажей личной недвижимости и иного ценного имущества.
  8. Несообщение близкими родственниками информации о пропаже человека в правоохранительную структуру. Либо слишком позднее или чрезмерно раннее заявление.
  9. Пропавший гражданин взял с собой ценности, редкие предметы, которые могли привлечь внимание злоумышленников.
  10. Наличие в жилище отсутствующего, на его личных вещах следов возможного преступления.
  11. Острые, хронические конфликты в семье, близком окружении исчезнувшего.
  12. Наличие угроз в адрес пропавшего, его участие в незаконных махинациях, путанные, нелогичные объяснения лиц, контактировавших с ним незадолго до исчезновения.
  13. Свидетельские показания, дающие право подозревать совершение преступления в отношении пропавшего.

Учитывается и такое обстоятельство, как нелогичные, необъяснимые действия истцов. Например, решение ими вопросов, которыми занимаются лишь при твердой уверенности, что исчезнувший не вернется.

Алгоритм судебной процедуры

Инициировать процесс объявления лица безвестно отсутствующим полномочны заинтересованные лица. Законодательство не определяет четкий их список. Подразумевается лишь, что между истцом и пропавшим должна проходить материально-правовая связь.

Подать иск могут члены семьи пропавшего, его иждивенцы, прокуратура, органы опеки, налоговая служба, представители местной власти и проч.

Алгоритм признания человека безвестно пропавшим примерно следующий:

  1. Подача заинтересованными гражданами искового заявления районному суду по своему месту жительства. В документе обязательно прописывается цель признания кого-либо безвестно отсутствующим. Бумага подкрепляется всевозможными (разрешенными законом) доказательствами отсутствия.
  2. При соблюдении правил составления иска документ принимается – назначается дата судебных слушаний.
  3. Если у заявителя нет возможности самостоятельно узнать сведения о возможном местонахождении пропавшего, поисками занимается суд. Делаются запросы по последнему месту жительства (регистрации), по последнему месту труда. При неуспехе розысков суд обращается к органам внутренних дел, воинским частям.
  4. На заседании рассматриваются доказательства пропажи, предоставленные истцом, заслушиваются свидетельские показания.
  5. Если суд сочтет приведенные доказательства достаточными, выносится решение о признании лица безвестно отсутствующим.
  6. Судебные представители обращаются к системе опеки и попечительства о назначении доверительного управляющего имуществом исчезнувшего.
  7. По вступлению постановления в силу собственность пропавшего находится под ответственностью лица, с которым заключен договор доверительного управления.

Если гражданин отсутствует по месту постоянного проживания, не сообщает о себе в течение 5 лет, заинтересованные лица могут повторно обратиться к суду – уже с иском о признании пропавшего умершим.

При удовлетворительном решении дела в книги ЗАГСа вносится запись о смерти исчезнувшего лица.

На основании судебного постановления открывается наследственное производство в отношении имущества пропавшего. Собственность переходит из-под контроля доверительного управляющего во владение законных наследников.

Последствия объявления безвестно пропавшим

Признание кого-либо безвестно отсутствующим ведет за собой строго определенные последствия:

  1. Имущество пропавшего. Структура Состоит из совокупности устойчивых связей объекта, которые обеспечивают его целостность и тождественность. С ее помощью сохраняются основные свойства при наличии различных внешних и внутренних изменений
    опеки и попечительства по поручению судьи назначает управляющего данной собственностью. Суд должен утвердить эту кандидатуру. С этого момента ответственность за имущество исчезнувшего несет данный человек.
  2. Погашение всех обязательств исчезнувшего гражданина за счет его личного имущества.
  3. Назначение пенсии иждивенцам. Если на попечении пропавшего гражданина были нетрудоспособные граждане, им начисляется ежемесячная пенсия по утере кормильца. Выплата носит заявительный характер – требуется подача соответствующего заявления в Пенсионный Фонд, МФЦ.
  4. Временная отмена регистрации. Собственник жилья, в котором был прописан пропавший, правомочен обратиться к местному отделению ФМС, чтобы временно снять с учета безвестно отсутствующего. Это позволит сэкономить на оплате коммунальных услуг.

По заявлению супруга(и) пропавшего ЗАГС может зарегистрировать развод с безвестно отсутствующим.

Факт В банковском деле подтверждение полномочий или авторства лица, предъявляющего электронный документ, карточку либо самого себя. Обычно разделяют А. электронных документов, А. магнитных или процессорных карточек и собственно пользователей банковской системы непосредственно по их физическим параметрам (отпечатки пальцев, рисунок кисти руки и т.п.). А. электронных документов с помощью некоторых цифровых параметров самого документа, а также индивидуального секретного числа, принадлежащего автору, получила широкую известность как цифровая (электронная) подпись
наличия общих, несовершеннолетних детей тут не имеет значения.

Отмена судебного решения

Нередки случаи, когда признанный безвестно отсутствующим объявляется по месту проживания, каким-либо образом сообщает о себе. В такой ситуации требуется отмена ошибочного судебного решения:

  1. Человек объявляется по месту жительства. Гражданин В гражданском праве — субъект гражданского права, один из видов участников гражданских правоотношений
    самостоятельно подает заявление в суд.
  2. О местонахождении пропавшего узнали заинтересованные лица. Данные граждане обращаются к суду с иском, где указывают, когда, кем, где был обнаружен безвестно отсутствующий.

Судебное решение в пользу истца имеет за собой следующие последствия:

  1. Отмена постановления о признании человека безвестно отсутствующим.
  2. Восстановление объявившегося человека в правах, возвращение ему личного имущества из доверительного управления.
  3. Восстановление обязанностей пропавшего, приостановленных в связи с его исчезновением.

Расторгнутый в связи с исчезновением гражданина брак может быть восстановлен ЗАГСом при наличии желания обоих супругов. Однако если муж, жена пропавшего успели вступить в новые официальные семейные отношения, их нельзя обязать вернуться к объявившемуся партнеру.

Судебная практика

Наша клиентка обратилась с проблемой: после крупного семейного конфликта в 2017 г. ее муж ушел из дома, взяв с собой личные вещи, собственные сбережения.

С тех пор гражданин не объявлялся по месту жительства, не отвечал на звонки, никаким образом не сообщал о себе. Женщина приняла решение снять пропавшего мужа с регистрационного учета в своей квартире, расторгнуть с ним брак.

Для этого требовалось признание гражданина безвестно отсутствующим. Наши юристы помогли составить исковое заявление. Собрали свидетельские показания соседей по квартире – люди уверены, что не видели мужа истицы в доме с 2017 года.

Утрату связи с пропавшим подтвердили близкие родственники, друзья семьи.

Были собраны бумаги, подтверждающие, что женщина обращалась к сотрудникам правоохранительных органов с просьбой о розыске мужа спустя 15 дней от его пропажи. Все произведенные поисковые мероприятия не дали результатов.

Суд признал предоставленные обстоятельства достаточными.

На основании вынесенного постановления гражданка смогла оформить развод, выписать бывшего мужа из своей квартиры.

Судебное признание пропавшего лица безвестно отсутствующим – длительная и энергозатратная процедура.

Нужно собрать доказательства отсутствия человека по постоянному месту жительства в течение года, найти свидетелей, подготовить документы, подтверждающие проведение его розысков, составить иск с учетом всех требований законодательства.

Раздел IV | Аннотированная Конституция США | Закон США

Статья 4. Конгресс будет иметь право * * * устанавливать единые правила натурализации и единообразные законы о банкротстве на всей территории Соединенных Штатов.

Натурализация была определена Верховным судом как «акт усыновления иностранца и предоставления ему привилегий местного гражданина». В деле Dred Scott Суд утверждал, что полномочия Конгресса в соответствии с этим пунктом распространяются только на «лиц, родившихся в другой стране при иностранном правительстве.Эти изречения слишком узки, чтобы описать власть, которую Конгресс действительно использовал в этом вопросе. Компетенция Конгресса в этой области фактически сливается с его неограниченными, неотъемлемыми полномочиями в области международных отношений. «Как правительство Соединенные Штаты наделены всеми атрибутами суверенитета. Поскольку он имеет характер национальности, он имеет полномочия гражданства, особенно те, которые касаются его отношений и общения с другими странами ».

Власть Конгресса над натурализацией — исключительная власть; Ни одно государство не имеет независимой власти, чтобы сделать иностранного подданного гражданином Соединенных Штатов.Но право натурализовать иностранцев в соответствии с федеральными стандартами может быть передано Конгрессом и было передано вначале судебным инстанциям штатов. И хотя штаты могут не предписывать требования для получения гражданства, они могут предоставлять права, в том числе политические права, иностранцам-резидентам. В свое время государства нередко предоставляли право голоса постоянно проживающим в стране иностранцам, особенно тем, кто заявлял о своем намерении стать гражданами, и некоторые государства продолжали делать это вплоть до двадцатого века.

Гражданство путем натурализации — это привилегия, которую можно предоставить или лишить, поскольку Конгресс может определить: «В компетенцию судов не входит заключать сделки с теми, кто стремится к натурализации. Они должны принять грант и принести присягу в соответствии с условиями, установленными законом, или отказаться от привилегии гражданства. Среднего выбора нет ». Такое толкование делает право натурализации единственным правом, предоставленным в § 8 статьи I, которое не сдерживается конституционными ограничениями на его осуществление.Таким образом, первый закон о натурализации, принятый первым Конгрессом, ограничил натурализацию «свободными белыми людьми», который был расширен в 1870 году таким образом, чтобы лица «африканского происхождения и. . . происхождение »имели право на натурализацию. «Китайские рабочие» были специально исключены из права на участие в 1882 году, и суды применяли эти положения без каких-либо указаний на то, что в связи с этим были подняты конституционные вопросы. Эти исключения больше не являются законом. Существующие законы о натурализации по-прежнему требуют лояльности и хороших моральных качеств и, как правило, запрещают подрывникам, террористам и преступникам, среди прочего, получение гражданства.

Хотя обычная форма натурализации — это индивидуальное заявление и официальный ответ на основе общих правил Конгресса, натурализация этим не ограничивается. Гражданство может быть предоставлено специальным актом Конгресса, оно может быть предоставлено коллективно либо посредством действий Конгресса, таких как натурализация всех жителей аннексированной территории или территории, образованной государством, либо посредством положений договора.

Первое предложение § 1 Четырнадцатой поправки рассматривает два источника гражданства и только два: рождение и натурализацию.Это соображение законодательно выражено в § 301 Закона об иммиграции и гражданстве 1952 года, в котором перечислены те категории лиц, которые являются гражданами Соединенных Штатов при рождении; все другие лица, чтобы стать гражданами, должны пройти процесс натурализации. Первая категория просто отслеживает язык первого предложения § 1 Четырнадцатой поправки, в котором объявляется, что все лица, родившиеся в Соединенных Штатах и ​​подпадающие под их юрисдикцию, являются гражданами по рождению.Но есть еще шесть категорий граждан по рождению. Это: (2) лицо, родившееся в Соединенных Штатах у представителя индейского, эскимосского, алеутского или другого аборигенного племени, (3) лицо, родившееся за пределами Соединенных Штатов от родителей-граждан, один из которых проживал в Соединенные Штаты, (4) лицо, родившееся за пределами Соединенных Штатов от одного родителя-гражданина, который постоянно проживал в Соединенных Штатах в течение одного года до рождения, и родителя, который является гражданином, но не гражданином, (5) a лицо, родившееся в отдаленном владении Соединенных Штатов у одного из родителей-гражданина, который постоянно проживал в Соединенных Штатах или в другом владении в течение одного года до рождения, (6) лицо неизвестного происхождения, обнаруженное в Соединенных Штатах в период до его рождения. возраст пяти лет, если до его двадцати первого дня рождения не будет доказано, что он родился не в Соединенных Штатах, и (7) лицо, родившееся за пределами Соединенных Штатов от родителя-иностранца и родителя-гражданина, который проживал в США сроком на десять лет при условии, что Человек теряет свое гражданство, если он постоянно не проживает в Соединенных Штатах в течение пяти лет между четырнадцатым и двадцать восьмым днем ​​рождения.

Подраздел (7) граждане должны удовлетворять условию после пяти лет непрерывного проживания в Соединенных Штатах в возрасте от четырнадцати до двадцати восьми лет, требование считается конституционным, что фактически означает, что для конституционных целей в соответствии с преобладающей интерпретацией , существует разница между лицами, родившимися или натурализованными в Соединенных Штатах, то есть в пределах Соединенных Штатов, и лицами, рожденными за пределами Соединенных Штатов, которые являются гражданами по закону.Принципиальное отличие состоит в том, что первые лица не могут быть депортированы принудительно, в то время как вторые могут подлежать только надлежащей правовой защите.

Хотя, как уже отмечалось, на протяжении большей части нашей истории существовали значительные расовые и этнические ограничения в отношении права на натурализацию, нынешний закон запрещает любую такую ​​дискриминацию.

«Право человека стать натурализованным гражданином Соединенных Штатов не может быть отказано или ограничено из-за расы или пола или из-за того, что такое лицо состоит в браке.Тем не менее, любое лицо, которое защищает или преподает, или которое является членом или связано с какой-либо организацией, которая защищает или преподает. . . оппозиция всему организованному правительству », или« который защищает или обучает, или который является членом или связан с любой организацией, которая пропагандирует или преподает свержение силой или насилием или другими неконституционными средствами правительства Соединенных Штатов », или кто является член или связанный с Коммунистической партией или другими коммунистическими организациями или другими тоталитарными организациями не имеет права.Эти положения, кроме того, «применимы к любому заявителю на натурализацию, который в любое время в течение десяти лет, непосредственно предшествующих подаче петиции о натурализации или после такой подачи и до принятия последней присяги на гражданство, является или был признан таковым. , в рамках любого из классов, перечисленных в этом разделе, несмотря на то, что на момент подачи петиции он не может быть включен в такие классы ».

Также накладываются другие ограничения на право участия.Право на участие может зависеть от решения ответственных должностных лиц о том, обладает ли заявитель «хорошими моральными качествами». Сами законы об иммиграции и гражданстве включают ряд конкретных определений Конгресса о том, что определенные лица не обладают «хорошими моральными качествами», включая лиц, которые являются «постоянными пьяницами», прелюбодеями, полигамистами или защитниками полигамии, игроками, осужденными преступниками и гомосексуалистами. Чтобы подать прошение о натурализации, иностранец должен проживать не менее пяти лет и все это время обладать «хорошими моральными качествами».

Процесс натурализации завершается принесением в открытом суде присяги «(1) поддерживать Конституцию Соединенных Штатов; (2) отказаться и отречься абсолютно и полностью от всякой лояльности и верности любому иностранному принцу, властителю, государству или суверенитету, подданным или гражданином которого был заявитель; (3) поддерживать и защищать Конституцию и законы Соединенных Штатов от всех врагов, внешних и внутренних; (4) нести истинную веру и верность тому же; и (5) (A) носить оружие от имени Соединенных Штатов, когда это требуется по закону, или (B) выполнять небоевую службу в Вооруженных силах Соединенных Штатов, когда требуется по закону, или (C) выполнять работы государственного значения под гражданским руководством, когда это требуется по закону.”

Любое натурализованное лицо, которое принимает эту присягу с умственными оговорками или скрывает или искажает убеждения, принадлежность или поведение, которые по закону лишают его права на натурализацию, подлежит, после того, как эти факты будут продемонстрированы в судебном разбирательстве, инициированном для этой цели, получить его свидетельство. натурализации отменено. Более того, если в течение года после натурализации человек присоединяется к организации или становится каким-либо образом аффилированным с организацией, которая была дисквалификацией для натурализации, если бы он был членом в то время, этот факт становится доказательством prima facie его плохого статуса. вера в принесение присяги и основания для возбуждения дела об отмене его приема в гражданство.

Главный судья Маршалл ранее заявил в изречении, что «[натурализованный гражданин. . . становится членом общества, обладающим всеми правами коренного гражданина и стоящим, с точки зрения Конституции, на ногах коренного жителя. Конституция не уполномочивает Конгресс расширять или ограничивать эти права. Простое право национального законодательного органа состоит в том, чтобы предписать единообразное правило натурализации, и использование этого права исчерпывает его в той мере, в какой оно уважает личность.Аналогичная идея была высказана в деле Knauer v. United States . «Гражданство, полученное в результате натурализации, не является гражданством второго сорта. . . . [Оно] несет в себе привилегию полноценного участия в делах нашего общества, включая право свободно говорить, критиковать должностных лиц и администраторов, а также способствовать внесению изменений в наши законы, включая сам Устав нашего правительства ».

Несмотря на эти требования, ясно, что особенно в прошлом, но и в настоящее время натурализованный гражданин был и подлежит требованиям, не предъявляемым к гражданам по рождению.Таким образом, как мы отметили выше, натурализованный гражданин может в любое время получить добросовестное принятие присяги на верность Соединенным Штатам и потерять свое гражданство, если отсутствие такой веры будет продемонстрировано в ходе надлежащего судебного разбирательства. А натурализованный гражданин в течение года после натурализации вступит в сомнительную организацию на свой страх и риск. В деле Лурия против Соединенных Штатов Суд поддержал закон, содержащий prima facie доказательств недобросовестности принятия натурализованного гражданина на жительство в иностранном государстве в течение пяти лет после выдачи свидетельства о натурализации.Но в деле Schneider v. Rusk Суд аннулировал закон, который предусматривал, что натурализованный гражданин должен терять свое гражданство Соединенных Штатов, если после натурализации он непрерывно проживал в течение трех лет на своей бывшей родине. «Мы начинаем, — написал судья Дуглас для Суда, — из предпосылки, что права гражданства коренного и натурализованного лица имеют одинаковое достоинство и равноправны. Единственное различие, проведенное в Конституции, состоит в том, что только «прирожденный» гражданин имеет право быть президентом.Суд постановил, что несостоятельность закона заключалась в том, что он недопустимо проводил различие между коренными и натурализованными гражданами, отказывая последним в равной защите со стороны закона. «Этот закон исходит из недопустимого допущения, что натурализованные граждане как класс менее надежны и меньше верны этой стране, чем коренные жители. Это предположение невозможно сделать. . . . Гражданин по рождению может свободно проживать за границей на неопределенный срок без потери гражданства.Дискриминация, направленная на натурализованных граждан, резко ограничивает их права жить и работать за границей, как и другие граждане. Это действительно создает гражданство второго сорта. Проживание за границей, независимо от того, является ли гражданин натурализованным или родившимся по рождению, не является признаком отсутствия лояльности и никоим образом не свидетельствует о добровольном отказе от гражданства или верности ».

Обоснование равной защиты Schneider было отклонено в следующем деле, в котором Суд постановил, что четырнадцатая поправка запрещает недобровольную экспатриацию натурализованных лиц.Но в деле Rogers v. Bellei Суд отказал в распространении этого права на лиц, натурализованных по закону при рождении за границей, поскольку один из их родителей был гражданином, и также отказался применять Schneider . Таким образом, лицо, не выполнившее последующее условие, лишалось гражданства. «Мы также не убеждены, что последующее условие в этой области впечатляет человека с« второсортным гражданством ». Это клише слишком удобно и слишком легко и, как большинство клише, может вводить в заблуждение.То, что последующее условие может быть выгодным, очевидно в свете признанного факта, что в гражданстве было полностью отказано. Надлежащий акцент делается на том, что статут позволяет ему получить от возможной отправной точки негражданства, а не на том, что он, по его утверждениям, теряет от возможной отправной точки полного гражданства, на которое он изначально не имеет конституционного права. Его гражданство, пока оно сохраняется, хотя и условно, не является «второсортным» ».

Непонятно, куда нас привел рост числа случаев в этой области.Ясно, что натурализованные граждане имеют полное право пользоваться всеми правами и привилегиями тех, кто стал гражданами в связи с их рождением здесь. Но столь же очевидно, что в отношении сохранения гражданства натурализованные граждане не находятся в безопасном положении по сравнению с гражданами, родившимися здесь.

По другому вопросу Суд постановил, что при отсутствии договора или закона об обратном, ребенок, родившийся в Соединенных Штатах, который был доставлен в несовершеннолетнем возрасте в страну происхождения его родителей, где его родители возобновляют свою прежнюю лояльность, не тем самым он теряет свое американское гражданство и что ему не нужно проводить выборы и возвращаться в Соединенные Штаты.По еще одному пункту было высказано мнение, что натурализация имеет обратную силу настолько, что подтверждает факт приобретения земли до натурализации в отношении того, что иностранец был инвалидом.

История права на изгнание, добровольно со стороны гражданина или недобровольно под принуждением закона, является туманной в конституционном праве Соединенных Штатов. В ходе своего заключения Джастис Стори и канцлер Кент в своих трудах приняли древнюю английскую доктрину вечной и неизменной верности правительству своего рождения: гражданину запрещается отказываться от своей верности без разрешения этого правительства.История до Гражданской войны по этому вопросу настолько расплывчата, потому что существовало широкое разногласие, в первую очередь, на основании национального гражданства, при этом некоторые утверждали, что национальное гражданство является производным от гражданства штата, что дает право обеспечивать экспатриацию в законодательные собрания штатов и другие, борющиеся за примат национального гражданства, что предоставит власть Конгрессу. Основание гражданства было определено первым предложением § 1 Четырнадцатой поправки, но изгнание продолжало оставаться запутанной темой.Статут 1868 года прямо признал «право на изгнание» отдельных лиц, но был направлен на подтверждение права иностранных граждан на экспатриацию и становление натурализованными гражданами Соединенных Штатов. Закон 1865 года предусматривал лишение «прав гражданства» уклоняющихся от призыва и дезертиров, но неясно, имел ли закон намерение лишить таких лиц гражданства или их гражданских прав. Однако, начиная с 1940 года, Конгресс действительно принял законы, направленные на лишение их гражданства лиц, совершивших измену, дезертировавших из вооруженных сил в военное время, уехавших из страны, чтобы уклониться от призыва или попытаться свергнуть правительство силой или насилием.В 1907 году Конгресс постановил, что гражданки женского пола, вышедшие замуж за иностранных граждан, должны оставлять свое гражданство «на неопределенный срок», пока они остаются в браке, но иметь право восстановить его после расторжения брака.

В отношении простейшей формы изгнания, отказа лица от гражданства, конституционных трудностей нет. «Изгнание — это добровольный отказ от гражданства и верности». Но хотя Суд до сих пор настаивал на добровольном характере отказа, он поддерживал право Конгресса предписывать условия и обстоятельства, добровольное вступление в которые составляет отказ; человеку не нужно намереваться отказываться от него, если он намеревался сделать то, что он действительно делал.

Суд впервые столкнулся с конституционной проблемой принудительного изгнания в довольно аномальной форме закона, который поставил в подвешенное состояние гражданство любой американской женщины, вышедшей замуж за иностранца. Поддерживая статут, Суд опирался на полномочия Конгресса по международным отношениям, осуществляемые с целью предотвращения развития ситуаций, которые могли бы вовлечь Соединенные Штаты в затруднительные или враждебные отношения с другой страной. Отмечая также вымышленное слияние идентичности мужа и жены, Суд счел вполне правомерным придавать определенные последствия этим действиям, несмотря на противоположные намерения и понимание женщины в то время, когда она вступила в отношения.

Начиная с 1958 года, Суд постоянно сталкивался с положениями Закона 1952 года об иммиграции и гражданстве, который предписывал высылку для длительной серии действий. В 1958 году решением пяти против четырех было подтверждено право лишить двойного гражданина его гражданства Соединенных Штатов, поскольку он голосовал на выборах в другой стране, гражданином которой он был. Но в то же время другое решение пятью против четырех, в котором отсутствовало обоснование большинства, отменило карательную изгнание лиц, осужденных военным трибуналом за дезертирство из вооруженных сил в военное время.В следующем деле Суд отменил еще одно карательное изгнание лиц, которые во время войны или чрезвычайного положения покидают страну или остаются за ее пределами, чтобы уклониться от военной службы. А в следующем году суд признал неконституционной статью закона, которая выдворяла натурализованного гражданина, который вернулся на свою родину и постоянно проживал там в течение трех лет.

До этого момента дела не имели общего обоснования и, казалось, допускали даже карательную изгнание при надлежащих обстоятельствах.Но в деле Afroyim v. Rusk большинство в пять к четырем отменили решение 1958 года, разрешающее экспатриацию для голосования на зарубежных выборах, и объявили конституционное правило против любого отказа, кроме чисто добровольного отказа от гражданства Соединенных Штатов. Большинство постановило, что первое предложение § 1 Четырнадцатой поправки конституционно предоставляет гражданство каждому человеку, «рожденному или натурализованному в Соединенных Штатах», и что Конгресс бессилен отнять это гражданство. Сохраняющаяся жизнеспособность этого решения была поставлена ​​под сомнение другим решением «пять против четырех» в 1971 году, которое технически отличает Afroyim от как подтверждение предписанной Конгрессом потери гражданства, нанесенной лицу, которое было натурализовано по закону «за пределами» Соединенных Штатов. и не подпадают под защиту первого предложения § 1 Четырнадцатой поправки.Таким образом, хотя Afroyim было выделено, суть мнения большинства была враждебна его утверждению, и, возможно, в будущем дело будет отменено.

Таким образом, вопрос о конституционности выдворения, предписанного Конгрессом, остается нерешенным.

Право Конгресса «исключать иностранцев из Соединенных Штатов и предписывать условия, на которых они въезжают», является абсолютным атрибутом Соединенных Штатов как суверенного государства.«То, что правительство Соединенных Штатов посредством действия законодательного департамента может исключить иностранцев с своей территории, — это предложение, которое мы не считаем открытым для споров. Юрисдикция над своей собственной территорией до такой степени присуща каждой независимой нации. Это часть его независимости. Если бы он не мог исключать инопланетян, он был бы в такой степени под контролем другой державы. . . . Соединенные Штаты в их отношениях с зарубежными странами и их подданными или гражданами являются одной нацией, наделенной полномочиями, принадлежащими независимым государствам, осуществление которых может использоваться для поддержания их абсолютной независимости и безопасности на всей ее территории.”

За исключением Закона об иностранцах 1798 года, Конгресс почти столетие не принимал законов, регулирующих иммиграцию в Соединенные Штаты. Первый такой закон, принятый в 1875 году, запрещал осужденных и проституток, за ним последовал ряд исключений, основанных на медицинских, уголовных, моральных, экономических и подрывных соображениях. Другой важный этап начался с принятия Закона об исключении китайцев в 1882 году, который не был отменен до 1943 года. В 1924 году Конгресс ввел в действие формулу квот по национальному происхождению, которая основывалась на пропорции разрешенных иностранцев на разбивке по национальностям по данным переписи 1920 года. что, конечно же, было в большой степени ориентировано на английское и североевропейское происхождение.Эта система квот по национальному происхождению действовала до тех пор, пока она не была отменена в 1965 году. Основным законом остается Закон об иммиграции и гражданстве 1952 года, который сохраняет свою основную структуру, но претерпевает несколько значительных изменений. Эти изменения включали программу временной легализации для некоторых неавторизованных иностранцев, санкции работодателя, общее расширение и ужесточение правил высылки, изменения категорий иностранцев, которые могут временно въезжать, и более четкие положения о сотрудничестве между федеральным правительством и штатом в иммиграционной политике.

Многочисленные случаи подчеркивают широкий характер полномочий федерального правительства по исключению иностранцев и депортации иностранцев в административном порядке. Например, в США отн. Knauff v. Shaughnessy , постановление Генерального прокурора, исключающее на основании конфиденциальной информации, которую он не разглашал, невеста военного времени, которая имела право на въезд в Соединенные Штаты prima facie , была признана судом не подлежащей пересмотру. .Также правила, на которых основывался приказ, не были недействительными как неправомерное делегирование законодательной власти. «Обычно Конгресс предоставляет условия привилегии въезда в Соединенные Штаты. Но поскольку право исключать иностранцев также присуще исполнительному департаменту суверена, Конгресс может в общих чертах уполномочить исполнительную власть осуществлять эту власть, например. , как это было сделано здесь, в интересах страны во время чрезвычайного положения в стране. На должностных лиц может быть возложена обязанность определять процедуры для выполнения намерений Конгресса.Однако, когда Конгресс изложил основания для исключения или депортации, Суд по-прежнему вправе толковать статут и пересматривать его применение и применять его, часто таким образом, чтобы смягчить последствия закона для иностранцев.

Право Конгресса принимать иностранцев на любых условиях, которые он устанавливает, не регулируется государством. Штаты «не могут ни добавлять, ни отменять условия, законно установленные Конгрессом при приеме, натурализации и проживании иностранцев в Соединенных Штатах или нескольких штатах.Законы штатов, которые налагают дискриминационное бремя на въезд или проживание иностранцев на законных основаниях в Соединенных Штатах, противоречат этим конституционным федеральным полномочиям по регулированию иммиграции и, соответственно, были признаны недействительными ». Однако этот принцип не исключает всех государственных постановлений, касающихся иностранцев. Право Конгресса принимать законы в отношении поведения иностранцев, проживающих в стране, является сопутствующим его полномочиям предписывать условия, на которых они могут въезжать в Соединенные Штаты, устанавливать правила для высылки из страны таких иностранцев, которые въехали в США. нарушение закона, и поручать исполнение таких условий и постановлений исполнительным должностным лицам.Это не право устанавливать специальный кодекс поведения для иностранцев или регулировать их частные отношения.

Тем не менее, Конгресс наделен полномочиями устанавливать значительный контроль над иностранцами после их допуска в страну. В Законе о регистрации иностранцев 1940 года Конгресс постановил, что все иностранцы в Соединенных Штатах в возрасте четырнадцати лет и старше должны проходить регистрацию и снимать отпечатки пальцев, а умышленное невыполнение этого требования было признано уголовным преступлением против Соединенных Штатов.Этот закон в сочетании с другими законами, регулирующими иммиграцию и натурализацию, представляет собой всеобъемлющую и единообразную систему регулирования всех иностранцев.

Важным преимуществом этого всеобъемлющего, единообразного регулирования, получаемого иностранцем, является то, что оно, как правило, исключает государственное регулирование, которое вполне может быть более жестким и обременительным. Например, в деле Hines v. Davidowitz Суд аннулировал закон Пенсильвании, требующий ежегодной регистрации и снятия отпечатков пальцев иностранцев, но выходящий за рамки принятого впоследствии федерального закона и требующий приобретения удостоверения личности иностранца, которое необходимо было всегда иметь при себе и демонстрироваться любому сотруднику полиции по запросу и другим сотрудникам, выдающим лицензии, при подаче заявления на получение водительских прав.

Другое решение аннулировало закон Пенсильвании, ограничивающий право на получение социальной помощи гражданами, и закон Аризоны, предписывающий пятнадцатилетний период проживания, прежде чем иностранец может иметь право на социальную помощь. Конгресс постановил, судья Блэкман написал для единогласного суда, что лица, которые, вероятно, станут публичными обвиняемыми, не могут быть допущены в Соединенные Штаты и что любой иностранец, который станет публичным обвинением в течение пяти лет после его прибытия, должен быть депортирован, если он не мог показать, что причины его экономического положения возникли после его въезда.Таким образом, Конгресс фактически объявил, что законно допущенные иностранцы-резиденты, которые стали публично обвиненными по причинам, возникшим после их въезда, имеют право на полное и равное право всех законов для обеспечения безопасности людей и собственности, а штаты не имеют права отказывать иностранцам в этих льготах. .

В отличие от процедуры исключения, процедура депортации предоставляет иностранцу ряд конституционных прав: право не свидетельствовать против самого себя, защиту от необоснованных обысков и конфискований, гарантии против законов ex post facto , судебных законопроектов и жестокого и необычного наказания, а также право на залог, право на соблюдение процессуальных норм, право на адвоката, право на уведомление об обвинениях и слушании дела, а также право на перекрестный допрос.

Несмотря на эти гарантии, Верховный суд признал ряд предусмотренных законом мер по депортации не противоречащими Конституции. Закон о внутренней безопасности 1950 года, разрешающий Генеральному прокурору содержать под стражей без залога иностранцев, которые являются членами Коммунистической партии Соединенных Штатов, до принятия решения об их депортации, не является неконституционным. Также не было неконституционным депортация в соответствии с Законом о регистрации иностранцев 1940 года иностранца, проживающего на законных основаниях, из-за членства в Коммунистической партии, хотя такое членство прекратилось до вступления в силу Закона.Такое применение Закона не сделало его ex post facto , являясь всего лишь проявлением полномочий Соединенных Штатов прекратить свое гостеприимство ad libitum . И законодательное положение, квалифицирующее иностранца, в отношении которого не действует установленный приказ о депортации, «умышленное невыполнение или отказ в своевременном подаче заявления на получение проездных или других документов, необходимых для его отъезда», не было на первый взгляд недействительным из-за «неопределенности». ” Иностранец, незаконно пребывающий в стране, «не имеет конституционного права требовать избирательного правоприменения в качестве защиты от своей депортации.”

В одном из первых случаев судья Ливингстон предположил, что, поскольку английские статуты о банкротстве со времен Генриха VIII применялись только к торговцам, «вполне можно сомневаться в том, что акт Конгресса подчиняется такому закону. каждое описание лиц в Соединенных Штатах соответствовало бы духу полномочий, которыми они обладали в отношении этого предмета ». Ни Конгресс, ни Верховный суд никогда не принимали эту ограниченную точку зрения.Первый закон о банкротстве, принятый в 1800 году, отошел от английской практики в части включения банкиров, брокеров, факторов и андеррайтеров, а также трейдеров. Утверждая, что узкая сфера применения английских статутов была просто вопросом политики, которая никоим образом не входила в характер таких законов, Justice Story определила законодательство о банкротстве в смысле Конституции как закон, предусматривающий положения для случаев, когда лица не соблюдают платить свои долги.

Это толкование было одобрено Верховным судом.В деле Hanover National Bank против Moyses он признал действующим Закон о банкротстве 1898 года, который предусматривал, что лица, не являющиеся торговцами, могут стать банкротами и что это может быть сделано по добровольному ходатайству. Суд негласно одобрил распространение законов о банкротстве на практически все классы лиц и корпораций, включая даже муниципальные корпорации и лиц, получающих заработную плату. Фактически в Закон о банкротстве были внесены поправки, предусматривающие дополнительный план для наемных работников для решения уникальных проблем должников, которые получают средства к существованию главным образом за счет заработной платы или комиссионных.При содействии реализации этого плана Верховный суд постановил, что наемный работник может использовать его, несмотря на то, что он ранее был уволен в банкротстве в течение последних шести лет.

По мере расширения сферы действия законов о банкротстве, соответственно увеличился и объем льгот, предоставляемых должникам. Закон 1800 года, как и его английские предшественники, был разработан в первую очередь в интересах кредиторов. Начиная с закона 1841 года, который открыл дверь для добровольных петиций, реабилитация должника стала объектом все большей озабоченности Конгресса.Судебное решение о банкротстве больше не требуется для осуществления юрисдикции в отношении банкротства. В 1867 году должнику впервые было разрешено до или после вынесения судебного решения о банкротстве предлагать условия состава, которые станут обязательными после принятия определенным большинством его кредиторов и подтверждения судом по делам о банкротстве. Эта мера была признана конституционной, как и более поздние акты, которые предусматривали реорганизацию корпораций, которые оказались неплатежеспособными или неспособными погасить свои долги по мере наступления срока их погашения, а также составление и продление долгов в процедурах по освобождению от ответственности индивидуальных фермерских должников.

Также власть Конгресса не ограничивается регулированием прав кредиторов. Верховный суд также постановил, что права покупателя при продаже имущества должника в судебном порядке находятся в пределах досягаемости банкротства и могут быть изменены путем разумного продления срока выкупа в результате такой продажи. Кроме того, суд расширил полномочия суда по делам о банкротстве в отношении имущества наследственного имущества, предоставив доверительному управляющему компенсацию в отношении встречного иска против кредитора, подавшего иск против наследственного имущества.

В основе большинства судебных решений и постановлений в этой области лежит стремление добиться справедливости и справедливости при распределении средств банкрота. United States v. Speers , кодифицированный поправкой к Закону о банкротстве, способствовал достижению этой цели путем усиления позиции доверительного управляющего в отношении приоритета федерального налогового залога, не зарегистрированного во время банкротства. В других делах, касающихся приоритета требований различных кредиторов, Верховный суд постановил, что требования, вытекающие из деликта получателя, являются «фактическими и необходимыми» административными расходами, что выплаты по неучастному плану аннуитета не являются заработной платой и поэтому не имеют приоритета, и что, когда разрешены налоги на имущество банкрота, также допустимы штрафы, причитающиеся из-за неуплаты доверительным управляющим налогов, понесенных при ведении бизнеса банкрота.Позиция Суда в отношении этих и других событий, возможно, лучше всего резюмируется в заключении по делу Continental Bank v. Rock Island Ry. , где судья Сазерленд написал от имени единогласного суда: «Эти действия, какими бы далеко идущими они ни были, не вышли за пределы полномочий Конгресса; а скорее создали расширение в поле, границы которого еще не могут быть полностью раскрыты ».

При осуществлении своих полномочий по банкротству Конгресс не должен нарушать Пятую и Десятую поправки.Закон о банкротстве предусматривает, что иммунитет от использования может быть предоставлен «лицам, от которых требуется пройти экспертизу, дать показания или предоставить информацию» в деле о банкротстве. Конгресс не может брать у кредитора определенную собственность, ранее приобретенную у должника, или ограничивать права кредитора в такой необоснованной степени, чтобы отказать ему в надлежащей правовой процедуре; этот принцип, однако, является предметом вывода Верховного суда о том, что суд по делам о банкротстве обладает суммарной юрисдикцией для вынесения постановления об отказе от оспариваемых преференций, когда доверительный управляющий успешно подает встречный иск на иск, поданный кредитором, получившим такие преференции.

Поскольку Конгресс не может отменять право штата определять, как корпорация должна быть образована, контролироваться и распускаться, корпорация, которая была распущена на основании постановления суда штата, не может подавать прошение о реорганизации в соответствии с Законом о банкротстве. Но Конгресс может нарушить обязательства по контракту и может распространить положения закона о банкротстве на контракты, уже заключенные на момент их принятия. Хотя Конгресс не может подчинять финансовые дела политического подразделения штата контролю федерального суда по делам о банкротстве, Конгресс может уполномочить такие суды рассматривать ходатайства налоговых органов или органов о компенсации их задолженности, если штат согласился с этим. судебное разбирательство, и федеральный суд не уполномочен вмешиваться в налоговые или правительственные дела таких заявителей.Конгресс может признать законы штата, касающиеся приданого, освобождения от уплаты налогов, действительности ипотечных кредитов, приоритетов выплат и аналогичных вопросов, даже если такое признание приводит к различным результатам от штата к штату; поскольку, хотя законодательство о банкротстве должно быть единообразным, требуется единообразие географического, а не личного характера.

Полномочия Конгресса по рассмотрению исков о банкротстве в отношении юридических лиц, не имеющих конституционного статуса федеральных судов, предусмотренных статьей III, не урегулированы.По крайней мере, он не может предоставлять судам, не действующим в соответствии со статьей III, полномочия рассматривать иски, поданные в соответствии с законодательством штата, которые подпадают под федеральную юрисдикцию, только из-за их значимости для процедуры банкротства.

До 1898 года Конгресс имел право принимать «единообразные законы о банкротстве» только с перерывами. Первый национальный закон о банкротстве не был принят до 1800 года и был отменен в 1803 году; второй был принят в 1841 году и был отменен два года спустя; третий был принят в 1867 году и отменен в 1878 году.Таким образом, в течение первых восьмидесяти девяти лет действия Конституции национальный закон о банкротстве существовал всего шестнадцать лет. Следовательно, наиболее важный вопрос толкования, возникший в этот период, касался влияния статьи на законодательство штата.

Верховный суд в ближайшее время постановил, что в отсутствие действий Конгресса штаты могут принимать законы о несостоятельности, поскольку не само существование власти, а, скорее, ее осуществление несовместимо с осуществлением той же самой власти со стороны властей. состояния.В более поздних случаях было решено, что принятие национального закона о банкротстве не лишает законной силы законы штата, конфликтующие с ним, а служит только для того, чтобы перевести их в состояние приостановки действия, в результате чего после отмены национального закона они снова вступают в силу без каких-либо изменений. постановление.

Государство, конечно, не имеет полномочий применять какой-либо закон, регулирующий банкротство, который нарушает обязательства по контрактам, распространяется на лиц или имущество за пределами его юрисдикции или противоречит национальным законам о банкротстве.Применяя политику федерального закона, Суд постановил, что действие закона штата, регулирующего такое распределение собственности несостоятельного лица, было приостановлено этим законом,

и что суд штата был не уполномочен продолжать производство по делу об обращении взыскания после того, как фермер-должник подал в федеральный суд по делам о банкротстве ходатайство о составлении или продлении срока для выплаты своих долгов. Постановление суда штата, предписывающее ответчику очистить свалку мусора, было признано «обязательством по иску», подлежащим погашению в соответствии с законом о банкротстве, после того как государство назначило управляющего, чтобы взять на себя ответственность за собственность ответчика и выполнить с судебным запретом.Было установлено, что закон штата, регулирующий мошеннические переводы, совместим с федеральным законом.

Однако существенные разногласия были отмечены действиями судей в одной области, в результате чего было принято три решения из пяти-четырех, сначала поддержавшие, а затем аннулирующие законы штата, предусматривающие, что освобождение от ответственности по делу о банкротстве не должно было отменять судебное решение, вынесенное по автомобильной катастрофе после боль страдания от приостановления его водительских прав. Все государственные статуты были аналогичными постановлениям Единого закона об ответственности за безопасность автотранспортных средств, который разрешает приостановление действия водительских прав любому водителю, который не выполняет судебное решение против самого себя в результате дорожно-транспортного происшествия; раздел закона конкретно предусматривает, что прекращение дела в случае банкротства не освобождает должника от обязанности произвести платеж и не освобождает от последствий приостановления действия лицензии за неуплату.В первых двух решениях большинство Суда постановило, что целью закона штата является не обеспечение исполнения таких судебных решений, а, скорее, средство защиты населения от безответственного вождения. В последнем деле эта точка зрения отвергалась и указывалось, что основной упор в законе сделан на предоставлении рычагов для взыскания убытков с водителей, и как таковой на самом деле был предназначен и действительно подрывал цель федерального закона о банкротстве, давая новый старт. не стесненный долгами.

Если государство желает участвовать в активах банкротства, оно должно подчиниться соответствующим требованиям суда по делам о банкротстве в отношении подачи требований к установленной дате. Он не может заявить требование о уплате налогов, подав требование позднее.

УГОЛОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО И ДОБРЫЙ ГРАЖДАНИН

Введение

«[Наше сегодняшнее решение посылает сигнал], что вы не являетесь гражданином демократии, а являетесь субъектом жестокого государства, и только ждете, чтобы вас занесли в каталог.”
Юта против Стриффа , судья Сотомайор, несогласное

Возможно, самый примечательный аспект недавнего решения Суда по делу Utah v. Strieff , в котором говорится, что даже когда остановка полиции полностью необоснованна, доказательства, обнаруженные во время этой остановки, могут быть приемлемыми,

несогласие судьи Сотомайора. С одной стороны, ее несогласие примечательно своими ссылками на W.E.B. Дюбуа, Мишель Александер, Джеймс Болдуин, Та-Нехиси Коутс, Джек Чин, Мари Готтшалк, Лани Гинье и Джеральд Торрес; действительно, это примечательно тем, что внесло теорию критических рас в юриспруденцию Верховного суда.Исключением также является ее прямота в обвинении большинства в том, что она позволяет полиции обращаться с некоторыми людьми «как с гражданами второго сорта».

Но есть еще одна причина, по которой ее несогласие примечательно: оно затрагивает аспект уголовно-процессуальных решений, который слишком долго оставался незамеченным, непризнанным и незамеченным. Даже в уголовно-процессуальных решениях — может быть, особенно в уголовно-процессуальных решениях — суд играет роль в определении того, кто принадлежит, а кто нет, кто имеет право считаться обычным гражданином, а кто может рассматриваться как второй класс.В уголовно-процессуальную юриспруденцию Верховного суда — временами скрытые у всех на виду, а иногда — скрытые под поверхностью — есть отрывки о том, что значит быть «хорошим гражданином».

Как уже должно быть очевидно, говоря «добропорядочный гражданин», я не имею в виду непосредственно обсуждение Судом гражданства как национальности, как правового состояния человека как члена (или не члена) государства. Такая тема, безусловно, достойная. Для начала, это наша история расовых, ксенофобских и религиозных исключений, история, которая продолжает влиять на наше настоящее.Я также не имею в виду непосредственно правовой вопрос о том, кто, исходя из своего статуса гражданства, может требовать защиты в уголовном порядке в соответствии с нашим Биллем о правах. Кто такие «люди», защищенные Четвертой поправкой — например, регулирует ли она поиск неамериканских посетителей страны? И, учитывая досягаемость американской юрисдикции, какой процесс и какие меры защиты должны иметь неграждане на внутренней и внешней территории? Эти проблемы определяют аргумент, который я хочу высказать, но они не лежат в основе его. Также мой основной интерес не является гражданством как принадлежащий

— это чувство «подлинного участия в более широком политическом, социальном, экономическом и культурном сообществе»

— как задумано профессором Кеннетом Карстом, хотя это тоже влияет на мой проект.

Меня, как человека, который пишет и учит о равенстве и уголовном правосудии, интересует, скорее, то, что означает гражданство, когда речь идет о повседневных взаимодействиях между полицией и полицейскими. Именно этот интерес побудил меня перечитать решения уголовно-процессуального суда, чтобы выяснить, что эти решения говорят о гражданстве по отношению к полиции. То, что я обнаружил, меня удивило. Разговоры о гражданстве были повсюду, начиная с таких хорошо известных дел, как Miranda v. Arizona

и Schneckloth v.Бустамонте ,

в менее известные дела, такие как McCray v. Illinois .

Эти отступления о хороших гражданах — хотя они редко выражаются так прямо — настолько распространены, что я удивился, как я не замечал их раньше. Я вспомнил наблюдение писательницы и эссеиста Тони Моррисон о ее собственном удивлении при чтении литературы:

Это похоже на то, как если бы я смотрел на аквариум — скольжение и движение золотой чешуи, зеленый кончик, белая стрела, уходящая назад от жабр; замки внизу, окруженные галькой и крошечными замысловатыми листьями зелени; едва потревоженная вода, частички отходов и пищи, спокойные пузыри, поднимающиеся на поверхность — и внезапно я увидел чашу, структуру, которая прозрачно (и невидимо) позволяет упорядоченной жизни, содержащейся в ней, существовать в большом мире.

Я видел холдинги и не столь тонкое сокращение в средствах защиты Четвертой поправки. Я видел, как Пятая поправка теряет смысл. До сих пор я не видел, как эти решения также касались гражданства, особенно гражданства по отношению к полиции.

Эти случаи говорят нам, что порядочный гражданин готов помочь полиции и дать согласие на обыски. Хороший гражданин иногда охотно отказывается от своего права на молчание, а иногда от своего права говорить.Хороший гражданин, которому нечего скрывать, приветствует полицейское наблюдение. И это только начало. Читайте между строк, и выступление Суда о гражданстве также диктует, как хороший гражданин должен вести себя, двигаться и даже говорить. Эти решения не только отражают идей о хорошем гражданстве. Из них дают хороших граждан. Эти решения не просто регулируют поведение полиции. Они регулируют поведение граждан.

Одна из целей этого эссе — раскрыть этот аспект уголовно-процессуальных решений.Но большая цель — поднять вопросы. Что означает для Суда разграничение хорошего гражданства по сравнению с властью полиции, особенно с формой гражданства, которая предполагает отказ от конституционной защиты на службе государства? Что мы должны делать с подразумеваемой оценкой Судом некоторых граждан как плохих или даже как непокорных и непокорных? И если часть участия гражданина заключается в проверке границ закона — путем разговора с правоохранительными органами, путем отказа отказаться от конституционной защиты и путем отстаивания прав — как гражданство Суда охлаждает гражданство участия и препятствует демократическому инакомыслию?

Эти опасения должны быть достаточным основанием для критического анализа высказываний Суда о гражданстве.Но есть и вторая проблема, по крайней мере, для меня.

В конце концов, я черный человек, пишущий в стране, где раса всегда имела значение. Я чернокожий человек, пишущий в стране, где «молодой плюс черный плюс мужчина» слишком часто «равняется вероятной причине».

Я пишу на ярко-белом фоне, где существуют, навсегда соединенные, «расовый налог».

и «расовая привилегия».

И я черный человек в стране, где гражданство, по крайней мере для чернокожих или смуглых, всегда казалось условным, условным и отменяемым.Действительно, гражданство, как и сама раса, всегда казалось контролируемым . В это время — когда Black Lives Matter стал частью национального духа времени,

когда система уголовного правосудия — это начальное гражданское образование для стольких людей,

когда так много мнений по уголовному процессу также находятся на определенном уровне расовых мнений,

когда нарастает чувство правовой отчужденности,

и когда возмездие и протесты против полиции подстегивают призывы «вернуть Америку» — разговоры Суда о гражданстве вполне могут способствовать при равенстве .

Настоящее эссе выглядит следующим образом. Часть I раскрывает и проливает свет на разговоры о гражданстве в уголовно-процессуальных делах Суда — разговоры, которые показывают, что означает хорошее гражданство в отношении взаимодействия с полицией. Больше всего беспокоит то, что доминирующим посылом в этих случаях, по-видимому, является то, что хороший гражданин добровольно отказывается от своей конституционной защиты, чтобы помочь государству. Часть II обращается к работе французского философа Мишеля Фуко, который утверждает, что решения Суда имеют дисциплинарный эффект.В широком и малом смысле эти решения дисциплинируют граждан, заставляя их проявлять доброту. В части III утверждается, что разговоры Суда о гражданстве имеют расовые последствия. Отчасти это связано с тем, что гражданство и раса в этой стране всегда были взаимосвязаны. Но отчасти это из-за самих кейсов. В некотором смысле каждое решение по уголовному делу — это тоже решение гонки. В результате разговоры Суда о гражданстве могут усугубить расовое неравенство. Часть IV, возможно, самая радикальная часть этого эссе, указывает на решение.Он представляет собой промежуточное пространство в уголовно-процессуальной юриспруденции и во взаимоотношениях между полицией и гражданами, в котором граждане будут иметь возможность, без каких-либо последствий или взаимных обвинений, отвечать полиции, спрашивать, почему и как, отстаивать свои права, подвергать сомнению и проверять границы закона и говорить «нет».

I. Хороший гражданин

«Можно ли улучшить гражданство, чтобы кто-то мог стать хорошим , будучи американцем?»
Хороший гражданин

«Это акт ответственного гражданства, когда люди предоставляют любую информацию, которая у них может быть для помощи правоохранительным органам.”
Миранда против Аризоны

A. Будь хорошим

К настоящему времени американцы привыкли к увещеваниям быть хорошими гражданами.

Нам говорят голосовать.

Быть домовладельцами. Жениться и иметь детей, если мы не преувеличиваем. Бог и страна даже поощряют нас делать покупки.

Эти призывы к гражданству окружают нас повсюду и настолько распространены, что мы часто воспринимаем эти сообщения, не обращая на них внимания.

Эти призывы к гражданству становятся более явными и актуальными во время кризиса.Разумеется, в разные группы поступали разные звонки. Во время Первой и Второй мировых войн к здоровым молодым людям обращались с призывом: вы нужны дяде Сэму!

Но даже тем, кто не ожидал участия в боевых действиях, сказали, что они должны сыграть свою роль. Женщинам велели работать на оборонных предприятиях, работать волонтерами в организациях, связанных с войной, и служить в вооруженных силах в небоевых ролях.

Даже американские граждане, которых насильно интернировали только потому, что они были японцами, умоляли выполнять свой долг как граждане и рассматривать интернирование как самопожертвование для страны.Как выразился Суд в деле Korematsu v. United States , подтверждающем конституционность приказа о недопущении военнослужащих, «гражданство имеет свои обязанности, а также свои привилегии, и во время войны это бремя всегда тяжелее».

Нынешняя война с террором снова выдвинула на первый план призывы быть хорошими гражданами. Эти призывы к хорошей гражданской позиции очевидны не только по флагам, которые люди вешают перед дверями, и по наклейкам на бамперах, говорящих нам: «Поддержите наши войска!» Мы также зачислены на более прямой путь.Рассмотрим «Руководство по обеспечению готовности граждан », которое правительство распространило вскоре после террористических атак 11 сентября:

Будьте внимательны. Узнавайте своих соседей дома и во время путешествий. Обращайте внимание на подозрительные действия, такие как необычное поведение в вашем районе, на работе или во время путешествий. Научитесь замечать подозрительные посылки, багаж или почту, брошенную в многолюдном месте, например, в офисном здании, аэропорту, школе или торговом центре.

Отнеситесь серьезно к тому, что вы слышите. Если вы слышите или знаете о ком-то, кто хвастался или говорил о планах причинения вреда гражданам в результате насильственных нападений или заявлял о своем членстве в террористической организации, отнеситесь к этому серьезно и немедленно сообщите об этом в правоохранительные органы.

Учитывайте также недолговечную правительственную Систему информации и предотвращения терроризма (TIPS).

Несмотря на то, что программа была заброшена, программа призвала граждан (включая тех, кто регулярно заходил в дома, таких как курьеры, коммунальные службы и почтовые курьеры), сообщать о подозрительной активности.Даже без СОВЕТОВ остаются другие требования. Мы все стали наблюдателями. Кому из нас не сказали, ЕСЛИ ВЫ ЧТО-ТО УВИДИТЕ, ЧТО-ТО СКАЖИТЕ. А может, некоторых из нас призвали больше, чем других. Вспомните призыв президента Дональда Трампа к американским мусульманам после террористического акта в Сан-Бернардино: «Я думаю, мусульманское население этой страны должно следить за своим собственным народом».

Даже в контексте бытовых преступлений эти призывы быть хорошими гражданами иногда прямо выражаются, транслируются через ораторов и по нашим телевизорам.Мы получаем сообщения AMBER о пропавших без вести детях с помощью текстовых сообщений; недавно, после взрыва взрывного устройства в Нью-Йорке, нам были отправлены текстовые сообщения с просьбой помочь найти предполагаемого преступника.

Во Флориде, американском пенсионном штате, рекламные щиты объявляют «Серебряные предупреждения», призывая общественность помочь найти пропавших без вести пожилых людей с болезнью Альцгеймера или слабоумием.

Не выходя из дома, мы смотрим «Самые разыскиваемые в Америке» , а затем по бесплатной горячей линии 1-800-CRIME-TV. Вскоре, как и нашим двоюродным братьям в Великобритании, нас могут побудить подключаться к камерам общественного наблюдения с наших сетевых устройств, чтобы мы тоже могли обеспечить безопасность своих улиц.Есть также призывы к более предприимчивым, спортивным или рискованным из нас. Нас призывают работать волонтерами в наших местных полицейских управлениях.

Даже если нас не спрашивают, многие из нас понимают, что мы обязаны выполнять свою роль.

Конечно, есть еще кое-что. Сейчас мы видели так много телешоу и фильмов, в которых кто-то пропал без вести, а весь город в ответ соединяет оружие в поле, чтобы помочь полиции в поисках, что теперь это кажется второй натурой. Мы ждем сцены, зная, что она приближается, и вот она там.В старые времена, до появления полиции, шериф вызывал на помощь добрых граждан, отряд comitatus.

Сейчас все не так уж и иначе.

Все это известно, хотя часто и не сказано. Все это было ожидаемо, хотя и редко проверялось. Мы ожидаем выступления правительства и, в контексте Первой поправки, даже сделали исключение, согласно которому выступление правительства имеет право и должно получить защиту и гарантии Первой поправки.

В этом смысле неудивительно, что правительство использовало эту речь для воспитания хорошего гражданства.Например, недавно выяснилось, что Министерство обороны заплатило миллионы долларов «18 командам НФЛ, 10 командам MLB, восьми командам НБА, шести командам НХЛ, восьми футбольным командам, а также NASCAR» за демонстрацию патриотизма.

Такое внушение может показаться удивительным, но на самом деле оно такое же американское, как ученики начальной школы, которых ведут к Присяге на верность, как присоединение к бойскаутам и девочкам-скаутам — кто не хочет иметь значок «Гражданство в сообществе»?

— как пение звездного знамени на Суперкубке и парады в честь Дня ветеранов.По закону мы даже требуем от учебных заведений, получающих федеральное финансирование, проводить программы каждый сентябрь в «День Конституции» и «День гражданства».

Короче говоря, нас повсюду призывы быть хорошими гражданами.

B. Уголовно-процессуальные дела

Долгое время я предполагал, что сообщения о хорошем гражданстве будут исходить от исполнительной и законодательной ветвей власти, но не от судебной власти.

Я, конечно, не думал, что в уголовно-процессуальных делах будут отступления о хорошей гражданственности.Но затем я начал перечитывать мнения, которые, как мне казалось, я знаю.

То, что я обнаружил, меня удивило. Чем больше я читаю, тем больше замечал отступлений о гражданстве и о том, что составляет хорошее гражданство.

Фактически, то, что я прочитал, побудило меня вспомнить влиятельную статью профессора Скотта Сандби «Четвертая поправка для каждого человека: конфиденциальность или взаимное доверие между правительством и гражданином?» , в котором он предложил путеводитель по Четвертой поправке:

Путешествие — серьезная проблема.Следует знать, что сотрудники правоохранительных органов могут остановить кого-то и попросить разрешения осмотреть его багаж, даже если путешественник не действовал таким образом, чтобы вызвать явное подозрение в правонарушении. Это верно независимо от того, путешествуете ли вы по суше, по воздуху или по морю. При приближении невиновный путешественник не должен тревожиться, а должен заявить офицеру, что он или она не хочет разговаривать и у него есть другие, более важные встречи. Хотя это может сначала показаться путешественнику грубым и резким, и, возможно, немного пугающим, если спрашивающий вооружен, Верховный суд ясно дал понять, что Четвертая поправка не для робких.Следовательно, мудрый путешественник должен носить с собой копию Четвертой поправки и показывать ее вопрошающему, избегая таким образом ненужных разговоров. Автор горячо надеется, что туристические агенты вскоре выпустят копии Четвертой поправки в качестве стандартной процедуры при выписке билетов на самолет, автобус или поезд.

Хотя многое из того, что написал профессор Сундби, все еще остается верным с точки зрения доктрины, мое перечитывание уголовно-процессуальных дел Суда также выявило тонкие и тревожные сообщения о хорошем гражданстве.То, что появилось, предполагает, что может быть уместным другое руководство. Разрешите мне добавить к руководству профессора Сундби мой собственный Уголовно-процессуальный справочник по вопросам хорошего гражданства :

Гражданство дает не только права, но и обязанности. Хороший гражданин готов и желает помочь сотрудникам правоохранительных органов. Хороший гражданин добровольно отвечает на их вопросы.

Хорошему гражданину нечего скрывать, и, соответственно, он готов отвечать на вопросы о своей деятельности. Хороший гражданин также готов ответить на вопросы о деятельности друзей, соседей, членов сообщества и семьи, поскольку хороший гражданин «заинтересован в выявлении преступной деятельности»,

и в предотвращении «зла для правительства».”

Действительно, порядочный гражданин находит присутствие вооруженных полицейских — будь то в аэропорту, на контрольно-пропускном пункте или по месту работы — «поводом для уверенности».

Именно по этой причине добропорядочный гражданин никогда не убежит от полиции, не нарушит приказ полиции или не будет уклоняться от действий, каким бы неправильным или опасным ни был приказ.

Также, если его спросят, добропорядочный гражданин должен без колебаний открыть свою сумку, карман или дом для полиции или иным образом дать согласие на обыск.В конце концов, такие поиски по обоюдному согласию помогут полиции выполнять свою работу. Это также повысит безопасность гражданина и безопасность окружающих.

И, конечно же, хотя даже хорошие граждане имеют право не свидетельствовать против самого себя, и хотя, конечно, бремя доказывания всегда остается на правительстве, хорошие граждане, если их ошибочно обвиняют в преступлении, немедленно представляют себя властям, чтобы доказать свою правоту. невиновность.

И если в необычном случае хороший гражданин действительно совершает преступление — возможно, это было преступление malum prohibitum, — порядочный гражданин сделает еще один шаг, признает свой проступок и примет наказание.И, наконец, если порядочный гражданин по какой-либо причине сочтет абсолютно необходимым отстаивать свои права, такие как право на адвоката, он будет однозначно отстаивать эти права, чтобы отличаться от других граждан, которым не хватает «языковых навыков».

Для некоторых это Уголовно-процессуальное руководство по добросовестному гражданству может зайти слишком далеко. Я полагаю, что жалоба может заключаться в том, что я слишком много вникаю в дела. Мой ответ прост: по большей части я просто читаю то, что там написано черным по белому.Хотя язык может показаться эпифеноменальным, а не центральным в решениях Суда, тем не менее он присутствует. В самом деле, можно утверждать, что в большей части языка присутствует интенциональность; Суд хотел создать конкретную концепцию гражданства.

Рассмотрим Миранда против Аризоны ,

одно из самых известных судебных решений в истории.

В деле Miranda Суд зачитал положение о привилегии не свидетельствовать против самого себя, содержащееся в Пятой поправке, требующей разъяснения прав в качестве предварительного условия допустимости заявлений, сделанных во время допроса в период содержания под стражей.С одной стороны, Miranda — это дело о расширении прав, призванное уравнять правила игры между гражданами и полицией, и как таковое его следует приветствовать.

Но, определяя, какое поведение полиции вызывает требование предупреждений — должны быть содержание под стражей и допрос в полиции — Суд также ясно дал понять, что в ходе обычной деятельности добровольно отвечать на вопросы и иным образом помогать полиции является признаком хорошего гражданства. . Суд подчеркнул этот момент: «Общий допрос на месте относительно фактов, связанных с преступлением, или другой общий опрос граждан в процессе установления фактов не затрагивается нашим заключением. Это акт ответственного гражданства, когда люди предоставляют любую информацию, которая у них может быть, чтобы помочь правоохранительным органам ».

Или рассмотрим формулировки двух основополагающих дел Суда о Четвертой поправке. В деле Schneckloth v. Bustamonte Суд дал одобрение тому, что было описано как «наиболее существенное» исключение из требования о выдаче ордера Четвертой поправкой: исключение о согласии.

Несмотря на простой язык Четвертой поправки, требующий вероятной причины до того, как может быть проведен обыск, и сопутствующее право на решение об этом, как правило, нейтральным, независимым судьей, право лица на свободу от необоснованных обысков и конфискований может быть «согласовано» без согласия.Также не требуется, чтобы согласие было знанием. Достаточно того, что согласие является добровольным, даже если вы этого не знаете.

В деле United States v. Drayton Суд аналогичным образом ограничил защиту по Четвертой поправке, на этот раз постановив, что лицо не было задержано по смыслу Четвертой поправки — обыск или выемка являются непременным условием для активации защиты по Четвертой поправке — если «разумный человек» почувствовал бы себя свободным уйти или «иным образом прекратить встречу».”

Эти два решения, безусловно, склонили чашу весов в пользу правоохранительных органов, что отмечали многие ученые.

Но что меня интересует, так это разговоры в Суде о гражданстве.

В Schneckloth Суд сформулировал свою речь на языке сообщества, но посыл хорошего гражданства ясен: «[Сообщество] действительно заинтересовано в поощрении согласия, поскольку результаты поиска могут дать необходимые доказательства для решения и судебное преследование за преступление, доказательства, которые могут гарантировать, что полностью невиновному человеку не было предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления.”

Другими словами, согласие следует поощрять; это правильный поступок. Еще одно сообщение можно найти в Drayton :

.

[B] Мы, пассажиры, отвечаем на вопросы офицеров и иным образом сотрудничаем не из-за принуждения, а потому, что пассажиры знают, что их участие повышает их собственную безопасность и безопасность окружающих. . . .

. . . .

В обществе, основанном на законе, концепции согласия и согласия следует придать особый вес и достоинство.Сотрудники полиции действуют в полном соответствии с законом, когда просят согласия граждан. Он укрепляет верховенство закона, позволяя гражданину сообщать полиции о своих желаниях, а полиция — действовать в соответствии с этим пониманием. Когда этот обмен имеет место, он рассеивает предположения о принуждении.

Короче говоря, Суд исходит из исходной позиции, согласно которой хороший гражданин заинтересован в согласии, потому что это укрепляет верховенство закона. Это привилегия гражданства — она ​​придает нам достоинство — иметь возможность отказаться от защиты Четвертой поправки.И это только часть того, о чем идет речь в Суде о гражданстве. Вместо того, чтобы правительству действительно нужно было доказывать, что согласие было дано добровольно — стандарт, установленный Судом в другом месте в Schneckloth — Суд фактически уже склонил чашу весов. В конце концов, кто, кроме плохого гражданина, не был бы заинтересован в повышении «собственной безопасности и безопасности окружающих?»

Другими словами, кто, кроме плохого гражданина, откажется от согласия? Неважно, что у правительства нет взаимных обязательств сообщать гражданам об их праве на отказ в соответствии с Четвертой поправкой, не говоря уже о том, чтобы сообщить им, что любой такой отказ не может быть предъявлен им.

В другом уголовно-процессуальном деле INS v. Delgado Суд ясно дал понять, что добропорядочные граждане должны приветствовать полицейские расследования и рассматривать их как согласованные, даже если полицейские прибыли на их рабочее место и расположились возле выходов.

Тогдашний судья Ренквист заметил, что это имело место, даже когда сотрудники правоохранительных органов пришли на работу, чтобы спросить сотрудников об их статусе гражданства . Объединяя нормативное наблюдение с описательным, Суд заявил: «Хотя большинство граждан ответят на запрос полиции, тот факт, что люди делают это, и делают это без предупреждения, что они свободны не отвечать, вряд ли устраняет консенсусный характер ответ.”

Действительно, нормативный посыл Суда состоит в том, что порядочный гражданин должен чувствовать себя утешенным присутствием офицеров. «Офицеры часто обязаны носить униформу, и во многих случаях это является поводом для уверенности, а не для дискомфорта».

Ожидается, что порядочные граждане, даже порядочные граждане, принудительно остановленные в своих автомобилях в рамках следственных контрольно-пропускных пунктов, отреагируют «положительно, когда полиция просто попросит их о помощи как« ответственные граждане »».

Граждане, если они являются хорошими гражданами, будут считать свое сотрудничество «добровольным».”

Что еще прямо сформулировал Суд? Конечно, хороший гражданин не убегает от полиции, даже если есть история полицейского насилия в отношении граждан. В деле Illinois v. Wardlow молодой человек сбежал, увидев полицейский автомобиль.

Офицеры погнались, загнали юношу в угол и задержали. Перед Судом стоял вопрос о том, было ли это изъятие оправданным, поскольку у офицеров не было вероятной причины полагать, что преступление было совершено для оправдания ареста, или даже разумного подозрения в преступной деятельности, чтобы оправдать остановку Terry .Но Суд избежал этой проблемы, постановив, что сам факт побега молодого человека в сочетании с тем фактом, что это был район с высоким уровнем преступности, часто является эвфемизмом.

— было достаточно, чтобы вызвать обоснованное подозрение.

У полиции не было разумных подозрений, когда они подошли к Уордлоу, но они точно были, когда он сбежал. В конце концов, хорошие граждане не бегут. Действительно, в поддержку своей позиции Суд указал на гораздо более широкий стандарт: любое уклончивое поведение — взгляд в другую сторону, изменение направления, уклонение от полиции — наводит на мысль о плохом гражданстве и может использоваться как фактор при оценке обоснованного подозрения.В нашем мире высоких технологий то же правило теперь применяется к тем, кто использует инструменты шифрования, чтобы сохранить конфиденциальность своих действий в Интернете. Это само по себе является признаком плохого гражданства, и этого было достаточно, чтобы поднять тревогу для АНБ.

Также Illinois v. Wardlow не единственное дело, в котором Суд вел переговоры о гражданстве. Рассмотрим California v. Hodari D .

Суд призвал граждан, даже если они сталкиваются с необоснованными приказами полиции, подчиняться:

[C] Выполнение приказа полиции остановить следует.. . быть воодушевленным. Мы должны предположить, что лишь некоторые из этих приказов не будут иметь адекватных оснований, и, поскольку адресат не имеет готовых средств для выявления неполноценных приказов, почти всегда ответственный курс на их выполнение.

В делах Суда по Пятой и Шестой поправкам также содержатся разговоры о гражданстве. Добропорядочный гражданин, если его неправомерно обвиняют в преступлении, не хранит молчания, несмотря на любую привилегию Пятой поправки против самообвинения, которую он может иметь.Хороший гражданин должен «сбросить [их] покров молчания» и выступить вперед, чтобы заявить о своей невиновности.

Безусловно, этим объясняется решение Суда по делу Jenkins v. Anderson , которое позволяет властям объявить импичмент дающему показания подсудимому с его предварительным арестом молчанием.

Гражданин, который отклонился от прямого и узкого взгляда и фактически совершил преступление, также поощряется к выполнению своего долга. Как выразился судья Скалиа в своем несогласии с делом Минник против Миссисипи : «Хотя каждый человек имеет право хранить молчание, для правонарушителя более добродетельно признать свое преступление и принять заслуженное наказание.”

В деле Davis v. United States Суд даже взвесил вопрос о том, насколько красноречивым должен быть гражданин.

Хороший гражданин твердо произносит и говорит. «Может быть, мне следует поговорить с адвокатом», — формулировка, о которой идет речь в Davis , не подходит для ссылки на право на адвоката.

Суд признал, что это может поставить в невыгодное положение граждан, не имеющих «языковых навыков», чтобы «четко сформулировать свое право на адвоката»,

и социолингвистические исследования подтверждают это.

Но, может быть, дело было именно в этом.В конце концов, хороший гражданин — это образованный гражданин.

И это лишь некоторые из дел, в которых Суд прямо ведет разговор о гражданстве. Также существует дело McCray v. Illinois , в котором Суд связывает информирование полиции о преступности других лиц с «хорошим гражданством»,

мнение, которое Суд снова поддержал в деле Джорджия против Рэндольфа .

В деле Берт против Union Centennial Life Insurance Co . Суд отмечает, что «добропорядочные граждане» обязаны «предоставить [доказательства, которые] предотвратят судебную ошибку.”

В деле Brown v. Walker Суд заявляет, что «[е] очень хороший гражданин обязан помогать в обеспечении соблюдения закона».

А в деле Grin v. Shine Суд отмечает, что порядочный гражданин «должен быть готов» «подчиняться законам своей страны».

Опять же, это дела, в которых суд о гражданстве явно говорит. В других случаях Суд действует более косвенно, передавая то, что я в другом месте назвал типом «закона белой буквы».

«Те» социальные и нормативные законы, которые стоят бок о бок и часто подкрепляют закон черных букв, но, как будто начертанные белыми чернилами на белой бумаге, остаются невидимыми невооруженным глазом.”

Прочтите между строк, и вы сможете получить четкое разграничение в заключениях Суда по уголовным делам о том, что значит быть хорошим гражданином — готовность помочь властям и уступить конституционную защиту — по сравнению с тем, что значит быть плохим гражданином. И снова дело не только в том, что Суд описывает хорошее гражданство. В самом прямом смысле эти случаи отражают желание произвести хорошего гражданства.

Могу себе представить, что для некоторых тот факт, что Суд, хотя и косвенно, побуждает граждан сотрудничать с полицией, следует приветствовать, а не критиковать.Для этих лиц Суд, требуя хорошего гражданства, выполняет свою роль хорошего гражданина. Я не говорю о том, что поощрение хорошей гражданственности является врожденным злом. Скорее, я считаю, что в разговорах о гражданстве есть что-то очень проблематичное, что побуждает граждан отказаться от конституционной защиты.

и служить добровольным отрядом comitatus для системы уголовного правосудия, известной своей чрезмерной криминализацией, чрезмерным тюремным заключением и неравным полицейским контролем.

Точно так же в разговорах о гражданстве есть что-то очень проблематичное, что сдерживает демократическое инакомыслие.Моя точка зрения также заключается в следующем: что бы кто-то ни думал о сути разговоров о гражданстве, безусловно, есть заслуга, ради прозрачности и законности, в том, чтобы сделать этот разговор о гражданстве открытым.

Следует отметить еще два момента в отношении разговоров о гражданстве, которые вытекают из уголовно-процессуальных дел Суда. Во-первых, разговоры о гражданстве носят расовый характер. Как я уже писал ранее, история развития нашей уголовно-процессуальной юриспруденции — это во многом история о расе.То же самое можно сказать и о разговоре в Суде о гражданстве. Практически во всех делах Суда о гражданстве — Miranda , Schneckloth , Drayton , Delgado , Wardlow , Hodari D — фигурируют черные или коричневые обвиняемые, хотя Суд часто не учитывает этот факт. Более того, то, как «разговоры о гражданстве» Суда выслушиваются и интерпретируются, не является расово нейтральным. В результате расовые меньшинства, особенно темнокожие или смуглые, часто оказываются вынужденными «работать» над своим гражданством способами, уменьшающими гражданство.

Однако, прежде чем переходить к расе, имеет смысл начать с исследования роли, которую играет суд о гражданстве в воспитании всех порядочных граждан. Это проблема, о которой говорится ниже в части II.

II. Дисциплинированный

«Когда они установят правительство [,] [люди] не должны думать ни о чем, кроме послушания, оставив заботу о своих свободах своим более мудрым правителям».
Джеймс Мэдисон

«[Граждане, остановившиеся на блокпостах, должны отреагировать] положительно, когда полиция просто просит их о помощи как« ответственных граждан ».’»
Иллинойс против Лидстера

Заимствуя работу Мишеля Фуко, в этой части утверждается, что разговоры Суда о гражданстве играют роль в воспитании граждан в послушных подданных или хороших граждан. Для начала в этой части будет обсуждаться, как разговоры Суда о гражданстве доходят до граждан.

До сих пор я говорил о выступлениях Суда о гражданстве как о выражении идей о хорошем гражданстве. Но вопрос, который скрывается за этим утверждением, касается механики и распределения.По общему признанию, немногие граждане читают заключения Верховного суда. Аудитория судебных заключений отборная и небольшая. Тем не менее, иногда их сообщения распространяются повсюду. Как отметила профессор Лорен Узиэль, уголовно-процессуальные дела Суда Уоррена вызвали большой общественный интерес; дела были опубликованы, обсуждались и широко комментировались в средствах массовой информации и в политической сфере ».

Даже сегодня мнения Суда сокращены для новостей. Соедините этот факт с замечанием о том, что заключения Суда содержат выразительные идеи относительно того, как должны вести себя граждане.Как заметил более десяти лет назад профессор Лоуренс Лессиг, законы косвенно сообщают, какое поведение неуместно, какое поведение является ортодоксальным и какое поведение следует поощрять.

Что еще более важно, они делают это способами, которые часто неуловимы и работают под поверхностью.

То же самое и с заключениями Суда.

Даже если они не проходят через средства массовой информации, разговоры о гражданстве Суда по-прежнему слышны и воспринимаются многими. Он усвоен нижестоящими судами и судами штатов, окружными прокурорами и общественными защитниками.И публика переваривает эти разговоры о гражданстве в переработанной форме в телешоу с Dragnet до Law and Order , с Colombo до The Wire , из S.W.A.T. Ночь . Такие культурные маркеры, в конце концов, являются неотъемлемой частью того, сколько граждан стали свободно говорить на законных основаниях;

они существуют не независимо от закона, а в тщательно отброшенной тени закона.

И, конечно же, разговоры Суда о гражданстве передаются в полицейские управления через полицейские инструкции и обучение.Действительно, эта фильтрация является двунаправленной и динамической. Представления полиции о том, как граждане должны вести себя при взаимодействии с полицией, доводятся до сведения Суда в сводках генерального солиситора и в записках amicus от правоохранительных органов.

Суд, в свою очередь, учитывает эти убеждения как часть своей Четвертой поправки, уравновешивающей права человека и необходимость «продвигать [е]». . . законные государственные интересы ».

В самом деле, эти сообщения, вероятно, имеют еще один динамический характер.Формулировки Суда о том, кто является хорошим гражданином, а кто нет, формируют конституционную доктрину.

В конце концов, решения, регулирующие действия полиции , обязательно основываются на убеждениях о том, что граждане должны делать . Хотя здесь можно многое раскрыть, центральным моментом является то, что во многих отношениях язык Суда отражает убеждения полиции. Что еще более важно, инкорпорируя эти убеждения, Суд узаконивает и укрепляет их.

И последнее, что нужно сказать о решениях Суда по уголовным делам и их распространении: те граждане, которые находятся под наибольшим контролем — из-за уровня преступности в общинах, где они живут, или из-за цвета их кожи — особенно вероятны быть знакомым с сообщениями, содержащимися в этих решениях.В конце концов, об этих решениях сообщается в брошюрах и инструкциях «Знай свои права», и даже в кампаниях, которые профессор Девон Карбадо описывает как « кампаний, посвященных своей неправоте, кампаний».

Они передаются на занятиях по обучению водителей и в государственных школах, где молодежь из числа меньшинств, в частности, все чаще учат тому, как взаимодействовать с полицией.

стать частью «пула знаний»

обычен для черных и коричневых американцев. И, что наиболее важно, эти сообщения — в том числе сообщения о том, кто принадлежит, а кто нет — передаются черным и коричневым гражданам самой полицией.Фактически, именно в ходе взаимодействия с полицией многие американцы, особенно темнокожие и коричневые американцы, по закону социализируются в понимании того, «кто является гражданином [], а кто представляет собой проблему».

Как утверждали некоторые ученые, такие встречи и другие аспекты системы уголовного правосудия функционируют как негативного гражданского образования.

Политологи Чарльз Р. Эпп, Стивен Мейнард-Муди и Дональд Хайдер-Маркел высказывают аналогичное мнение о полицейских остановках: «Полицейские остановки передают мощный сигнал о гражданстве и равенстве.”

Короче говоря, разговоры Суда о гражданстве могут не доходить до граждан напрямую, но они доходят до граждан.

Теперь о тележке: Обсуждения в суде о гражданстве играют роль в наказании граждан. Поучительна работа Фуко. В «Дисциплина и наказание » Фуко расширил воображаемый паноптикум английского философа Джереми Бентама, идеальную тюрьму, где заключенные содержатся в камерах в круглом здании, в центре которого находится смотровая башня.

Смотровая башня, наряду с архитектурными приспособлениями освещения и стратегически расположенными зеркалами, помещает заключенных под постоянное перцептивное наблюдение — перцептивное наблюдение, потому что сами заключенные не могут сказать, когда за ними на самом деле наблюдают, а когда нет.Как заметил Фуко, этот гипотетический паноптикум в действительности вызывает «у заключенного состояние сознательной и постоянной видимости».

Таким образом, заключенные усваивают состояние наблюдения и дисциплины; они ведут себя так, как будто за ними все время наблюдают. Фактическое постоянное государственное наблюдение «не нужно».

Перцептивное наблюдение делает заключенных послушными, покорными, послушными и хорошими.

Наблюдение, даже когда оно невидимое или воображаемое, становится силой.

Фуко признавал дисциплинарную силу паноптикума Бентама, но он также считал, что современная эпоха сделала само физическое здание и его централизованное наблюдение излишними, по крайней мере, для дисциплинарного воздействия на людей в более широком смысле.Для Фуко образцовая тюрьма Бентама просто воспроизводила, «с немного большим вниманием, все механизмы, которые можно найти в социальном теле [.] Тюрьма похожа на довольно дисциплинированные бараки, строгую школу, темную мастерскую, но не качественно разные ».

Иными словами, современная тюрьма — это всего лишь одно учреждение в сети учреждений, образующих «великий карцеральный континуум», в котором исчезают «границы между тюремным заключением, судебным наказанием и дисциплинарными учреждениями».

Фуко также заметил, что интерес государства к дисциплине выходит далеко за рамки того, что обычно принято называть полицейским государством.Государство также заинтересовано в том, чтобы дисциплинировать органы как «послушные субъекты» в поддержку государства.

Эта дисциплина, как утверждал Фуко, расплывчата и «не может быть локализована в конкретном типе учреждения или государственного аппарата».

Скорее, это «тип власти, способ ее осуществления, включающий в себя целый набор инструментов, техник, процедур, уровней применения [и] целей».

Для Фуко успех этой дисциплинарной власти объясняется его опорой на «простые инструменты»: «иерархическое наблюдение», «нормализующие суждения»,

и «сеть письма»,

такие как свидетельства о рождении, свидетельства о браке и документы о собственности, которые документируют и отслеживают людей.Эти простые инструменты работают в тандеме, чтобы поощрять и нормализовать то, что государство считает приемлемым поведением. Эффект состоит в том, чтобы сделать приемлемое поведение и траектории естественными или, по крайней мере, возникающими независимо от состояния, когда на самом деле состояние вовлечено в большую часть нашего поведения, от того, когда и как мы получили образование, до того, когда и с кем мы вступаем в брак. и самому нашему существованию как продуктивным гражданам.

Безусловно, уголовно-процессуальная практика Суда играет роль в «иерархическом наблюдении».”

Достаточно вспомнить решения Суда, разрешающие государству осуществлять практически неограниченное наблюдение;

разрешение государству доступа к сторонним записям

—Такие как банковские записи,

телефонные записи,

и записи о просмотре веб-страниц — и даже позволяя государству отслеживать и записывать нашу речь,

наш почерк,

наши отпечатки пальцев и даже нашу ДНК.

Решения Суда по уголовным делам также способствуют «писательской сети» государства.

Нас больше не просто каталогизируют по свидетельствам о рождении и смерти.Теперь нас можно узнать с помощью больших данных, зафиксированных нашими финансовыми транзакциями и вездесущим наблюдением, с помощью карт Metrocards и E-Z, с помощью наших Facebook, Snapchat и Instagram и, в целом, по «тому, как мы живем сейчас».

Даже наше взаимодействие с полицией отслеживается. В Нью-Йорке, например, не только тот факт, что всего за восемь лет полиция насильственно останавливала людей более 4,4 миллиона раз, подавляющее большинство из которых были невиновны в правонарушениях, — это должно заставить нас задуматься.

Что также должно заставить нас задуматься, так это тот факт, что для каждого из этих 4.4 миллиона остановок, полиция заполнила форму UF-250 с указанием имени человека, остановившегося; дата их рождения и адрес; их раса, рост и пол; и даже есть ли у них татуировки.

Короче говоря, полиция «пометила» людей — опять же, подавляющее большинство из которых были невиновны — для будущих записей. Они до сих пор так делают.

Однако меня больше всего интересует роль Суда в вынесении «нормализующих решений». В конце концов, именно это и делает Суд, когда обсуждает гражданство.В этих случаях Суд делает больше, чем просто решает юридический вопрос о том, нарушило ли конкретное действие государства право обвиняемого на свободу от необоснованных обысков или арестов, или его право не свидетельствовать против самого себя, или его право на помощь адвоката. Решения Суда также работают в другом реестре, создавая «наказуемость нормы».

отмечая, какие граждане проявляли поведение, заслуживающее наказания, а какие нет; которые граждане заслуживают «повышенного внимания»,

изменить срок равной защиты, а граждане этого не делают.

Еще раз рассмотрим решения «разговора о гражданстве», обсуждаемые в Части I. Эти решения отмечают, какие граждане должным образом уважают власти.

а какие нет — какие граждане являются «ответственными гражданами» и типа, которые «предоставляют любую информацию, которая у них может быть для помощи в правоохранительных органах»,

а какие нет; граждане надлежащим образом рассматривают полицию в положительном свете и как «повод для уверенности»,

а какие нет; граждане которых охотно сотрудничают с властями и добровольно раскрывают преступную деятельность

а какие нет; и какие граждане послушны и подчиняются, а какие непослушны и не подчиняются.Короче говоря, решения определяют, какие граждане являются хорошими гражданами, а какие — плохими.

Есть еще один аспект того, как формулировки Суда являются дисциплинарными в смысле Фуко. Следствием плохого гражданина часто бывает наказание. Гражданин может не столкнуться с лишением свободы за то, что он «не проявит себя хорошо», но часто влекут другие, более изощренные формы наказания. В крайних случаях может быть арест за невыполнение приказа полиции. Это недавно произошло, когда медсестра больницы отказалась приказать детективу взять кровь у пациента, поскольку у детектива не было ордера; Сыщик арестовал медсестру принудительно за ее отказ.Чаще наказание принимает форму повышенного голоса, недоверия и раздражения, или дальнейшей задержки, или неуважения, или публичного унижения.

Прежде чем перейти к гонке в Части III, позвольте мне привести один пример того, как мы усвоили дисциплину: наш ответ на судебно созданное исключение согласия из Четвертой поправки. Ученые почти единодушно отметили, что исключение о согласии игнорирует доказательства того, что психологическое давление часто побуждает людей соглашаться.Ученые также отмечают, что полиция обучена тому, как побуждать водителей давать согласие. Например, одно известное учебное пособие Tactics of Criminal Patrol дает офицерам советы, как «расположить» водителя «эмоционально, чтобы дать вам [их] разрешение».

В руководстве даже предлагается, как следует формулировать просьбы о согласии, предлагая фразу, которая «использует психологию в вашу пользу. Подразумевается, что субъект будет выглядеть виноватым, если не возражает. . . . Отказаться психологически сложнее.”

Но что ученые упускают, сосредотачиваясь на психологическом давлении, это следующее: хотя такое давление играет роль в том, почему так много людей соглашаются, эта роль, вероятно, бледнеет по сравнению с той ролью, которую сыграла государственная дисциплина. Нам говорили, прямо и косвенно, снова и снова, что помощь полиции — это то, что мы должны делать. В конце концов, хорошим и ответственным гражданам нечего скрывать, и они хотят помочь правоохранительным органам. Мы усвоили разговоры Суда о гражданстве так, что даже когда мы не хотим — нам есть куда быть, мы уже опаздываем, мы хотим сохранить свою конфиденциальность, мы думаем, что у нас есть права — мы сдаемся.Мы согласны. Мы уступаем то, что имеем. Мы становимся сговорчивыми, хорошими гражданами. А когда мы сопротивляемся, нас встречают недоверие и подозрения, критикуют за непослушание и отмечают как плохие.

III. Гоночное гражданство

«И вы не тот парень, но вы подходите под описание, потому что есть только один парень, который всегда подходит под описание».
Клаудиа Ренкин, Гражданин


«Ваша страна? Как это случилось? »
Вт.Э. Du Bois

Я не могу думать о разговоре Суда о гражданстве в уголовно-процессуальных делах, не думая также о расе. В конце концов, я черный человек, живущий в стране, где «расовая принадлежность имеет значение»,

хотя, как напоминает нам Та-Нехиси Коутс, «[Р] ас — дитя расизма, а не отец».

Я держу себя в руках, зная, что полиция будет наблюдать за мной, проверять полицию и в любой момент может быть остановлена ​​полицией.

Как бы я ни надеялся на то, что мой статус академика может изолировать меня от расовой политики, мой собственный опыт и опыт многочисленных черных профессоров говорят об обратном.Так что для меня, когда я думаю о разговорах Суда о гражданстве, липкая смола расы

неизбежно.

Добавьте к этому тот факт, что так же, как кажется, что нет выхода из гонки, кажется, что нет выхода из истории. Простой факт заключается в том, что раса и гражданство в этой стране всегда были переплетены, от первого обозначения чернокожих значком рабства до ратификации Четырнадцатой поправки, распространяющей законное гражданство на чернокожих, до непрекращающегося беспокойства по поводу того, кто является «настоящим». Американец.Таким образом, понимание расы и гражданства является необходимым условием для понимания расы и полицейской деятельности. Понимание расы и полицейской деятельности, в свою очередь, становится более ясным на фоне уголовно-процессуальных дел Суда, которые, даже когда раса не указана, относятся к определенному уровню расовых дел. Принимая во внимание эти три момента, каждый из которых я более подробно исследую ниже, следует задать вопрос: какое гражданство ожидается от тех, кто из-за цвета кожи часто рассматривается как второй класс и как «всегда уже подозревать»?

А.Раса и гражданство

Раса и гражданство в этой стране всегда были взаимосвязаны. Обеспокоенность по поводу первого всегда вызвала дискуссию о втором. Это выходит за рамки первородного греха страны, рабства и закрепления этого греха в Конституции посредством ее Великого Компромисса. Вместо того, чтобы напрямую заниматься рабством, Основатели пошли на компромиссы, которые они обнаружили только путем уклончивых слов и уклонений.

Это также выходит за рамки того факта, что с самого начала «самые радикальные притязания на свободу и политическое равенство разыгрывались в противовес движимому рабству, самой крайней форме подневольного состояния», и что «равенство политических прав, которое является Первый знак американского гражданства был провозглашен при общепринятом его абсолютном отрицании.”

Эта неспособность видеть черных гражданами была отражена в решении председателя Верховного суда Тэни по делу Dred Scott v. Sandford , которое должно было включать вопрос о том, достаточно ли проживания Скотта в свободном штате, чтобы сделать его свободным.

Вместо этого суд постановил, что Дред Скотт был не «гражданином», а существом «низшего порядка». . . непригодны для связи с белой расой », и как таковые не могли даже ссылаться на юрисдикцию по разнообразию, чтобы решить эту проблему.

Для американских судов чернокожие, независимо от того, свободны они или нет, могут быть подданными , но не настоящими гражданами, которые должны быть допущены к «политическому партнерству».”

Или, как выразились профессора Джек Балкин и Сэнди Левинсон, Дред Скотт ясно дал понять, что «представители одной расы« владели »Соединенными Штатами; это была «их» община и «их» страна, а всем другим расам разрешалось оставаться только на ее условиях ».

Даже после Великого Освобождения и ратификации Четырнадцатой поправки, которая номинально предоставляла права гражданства бывшим рабам и их потомкам,

контуры этого гражданства оставались спорными. Как замечает профессор Халил Джебран Мухаммад:

В мгновение ока, равное историческому мгновению ока, четыре миллиона человек превратились из собственности в людей в потенциальных граждан страны.

. . . .

[На этом фоне] [t] он постэмансипационный период потребовал свежего и немедленного исследования новой реальности свободы чернокожих в Америке. К какому классу человечества относились эти африканцы в Америке? Какое качество гражданства они действительно заслужили? Какое сосуществование следует терпеть?

Короче говоря, для многих белых американцев «проблема рабства [теперь была] проблемой негров».

Неотъемлемой частью этой проблемы были понятия гражданства, настолько, что можно понять эту проблему по названиям книг того периода, начиная с «Следуя цветной линии: американское негритянское гражданство в прогрессивную эру» .

to Цветной американец: от рабства к почетному гражданству

несколько позже, «Американская дилемма: проблема негров и современная демократия» .Об этом беспокойстве по поводу гражданства можно судить и у таких мыслителей, как президент Вудро Вильсон, который настаивал на том, что любая попытка предоставить право голоса чернокожим навязывается белым южанам, «настоящим гражданам» региона.

Со своей стороны, Верховный суд сыграл определяющую роль в возведении препятствий на пути осуществления чернокожими американцами полных прав на гражданство. Это было справедливо в таких делах, как гражданских прав , в которых суд постановил, что Закон о гражданских правах 1875 года, принятый с целью запретить расовую дискриминацию в общественных местах, превышает полномочия Конгресса в соответствии с поправками о реконструкции.

и Plessy v.Ferguson , в котором Верховный суд одобрил расовую сегрегацию в общественных местах и ​​закрепил доктрину «отдельных, но равных».

То же верно и в деле United States v. Reese , которое аннулировало федеральные меры защиты при голосовании, призванные расширить права голоса только что освобожденным афроамериканцам;

Уильямс против Миссисипи , в котором поддерживаются законы Миссисипи о голосовании, направленные на лишение чернокожих права голоса;

и Giles v. Harris , который снова поддержал дискриминационные по расовому признаку законы о регистрации избирателей.И это было правдой в таких делах, как Berea College v. Kentucky , которые поддержали закон, запрещающий интегрированные школы в Кентукки,

и Франклин против Южной Каролины , который подтвердил право штатов, по сути, исключать черных присяжных.

Эти случаи означали подразумеваемое утверждение, что, хотя чернокожие были технически «гражданами», хотя и «американцами, написанными через дефис»,

это само по себе мало что значило — а иногда даже ничего не значило.

Возможно, неудивительно, что историк Картер Дж. Вудсон заметил в 1921 году: «[C] принадлежность негров в этой стране — фикция.”

Связь между расой и гражданством в правовом статусе также можно увидеть в другом наборе законов и дел. Начиная с Закона о натурализации 1790 года, натурализованное гражданство было ограничено «свободными белыми людьми».

По словам историка Джорджа Фредериксона, целью этого ограничения, вероятно, были свободные чернокожие, поскольку в то время перспективы азиатской иммиграции были малы, а коренные американцы не имели права.

Однако первоначальное ограничение оказалось полезным, когда азиаты начали иммигрировать в значительных количествах в рамках калифорнийской золотой лихорадки.Действительно, исключение по расовому признаку для получения натурализованного гражданства продолжалось до 1952 года.

Как документально подтвердил профессор Ян Хейни-Лопес, более миллиона белых получили гражданство благодаря этим законам о натурализации.

В то же время другие иммигранты — из Гавайев, Китая, Японии, Бирмы и Филиппин — были сочтены небелыми и отвергнуты.

Наконец, даже группы иммигрантов, которые считались «белыми» и поэтому получили правовой статус натурализованных граждан, тем не менее, часто оказывались расово исключенными из социального гражданства.Они были белыми, но недостаточно белыми. Это было особенно верно в начале двадцатого века, когда многие англосаксы приняли то, что политолог Роджерс М. Смит назвал «аскриптивным американизмом»: веру в то, что «истинным» гражданством можно было получить родословную, ведущую к Северной Европа.

Иммигранты из Южной и Восточной Европы, включая итальянцев, греков и славян, считались не совсем готовыми к полному гражданству наравне со «старыми» белыми американцами.

Действительно, опасения, что эти новые иммигранты имеют большие семьи, в то время как рождаемость среди англосаксов снижается, побудили президента Теодора Рузвельта в одном из своих знаменитых писем о расе предупредить о «расовом самоубийстве».”

Рузвельт призывал англосаксов противодействовать рождаемости иммигрантов, создавая собственные большие семьи с детьми, у которых были бы «сильные расовые качества» и которые тоже стали бы хорошими гражданами.

Все это добавляет контекста W.E.B. Наблюдение Дюбуа:

[] Расширение идеи общего Человечества происходит медленно и сегодня, но осознано смутно. Мы предоставляем полное гражданство в Мировом Содружестве «англосаксам» (что бы это ни значило), германцам и латыни; затем с некоторой неохотой распространяем его на кельтов и славян.Мы наполовину отрицаем это для желтых рас Азии, допускаем коричневых индейцев в переднюю только на основании неоспоримого прошлого; но с неграми Африки мы приходим к полной остановке, и в своем сердце цивилизованный мир единодушно отрицает, что они входят в черту человечества девятнадцатого века.

Этот контекст также указывает на неопровержимый факт, что оспариваемое гражданство испытывают те, кто наиболее отличается фенотипически. Рассмотрим все более громкие призывы «построить стену» между Америкой и Мексикой.В недавней книге Пэта Бьюкенена Чрезвычайное положение: Вторжение и завоевание Америки в третьем мире ясно сказано: «Америка столкнулась с экзистенциальным кризисом. Если мы не получим контроль над нашими границами, к 2050 году американцы европейского происхождения будут меньшинством в стране, которую создали и построили их предки. Ни одна нация никогда не претерпевала столь радикальных демографических преобразований и не выживала ».

Как утверждал профессор Питер Хейлвуд, даже сегодня «гражданин безоговорочно белый.”

Американцев азиатского происхождения по-прежнему часто считают «иностранцами».

То же самое и с теми, кто выглядит мусульманином или южноазиатом и которым после 11 сентября часто приходилось вывешивать американские флаги возле своих домов и наклеивать наклейки с американскими флагами на бамперы своих автомобилей, чтобы продемонстрировать свое гражданство.

Это часто верно в отношении латиноамериканцев, настолько, что суд разрешает пограничникам учитывать «очевидное мексиканское происхождение», чтобы определить, кого остановить.

И до некоторой степени это правда, хотя мы редко признаем этот факт в отношении чернокожих.В конце концов, именно их условное гражданство объясняет, почему чернокожие жертвы урагана «Катрина» часто описывались в СМИ как «беженцы» — термин, обычно связанный с негражданами.

Это также объясняет, почему так много американцев без труда поставили под сомнение «гражданство» президента Обамы с его подспудными расовыми мотивами.

B. Раса и полицейская деятельность

Понимание того, как гражданство стало расовым, кажется необходимым для получения «ответа» о том, какое гражданство ожидается от тех из нас, кто черный и коричневый.И получить этот ответ невозможно, не думая об Эрике Гарнере, шестифутовом «нежном гиганте», который умер после того, как офицер Даниэль Панталео поместил его в запрещенный удушающий захват на Статен-Айленде, штат Нью-Йорк, 17 июля 2014 года.

«Преступление» Гарнера: считая «преступлением» то, что полиция может снова арестовать его за простую продажу незакрепленных сигарет на улице, и сопротивляясь их попыткам сделать это.

Другой невооруженный темнокожий мужчина, на этот раз подросток, Майкл Браун, также является частью ответа.Даррен Уилсон, белый полицейский, застрелил Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года.

Преступление Брауна: кража сигарилл из винного магазина и бегство.

Ответ касается Даджеррии Бектон, пятнадцатилетней темнокожей девочки-подростка, которую полицейский Техаса ударил телом на выпускной вечеринке у бассейна.

Преступление Бектона: разбить вечеринку у бассейна с другими подростками.

В нем также участвует Шакара, шестнадцатилетняя приемная ученица, которую старший заместитель Бен Филдс, школьный консультант, вытащил из ее стола и протащил через комнату.Ее преступление: недостаточно быстро спрятать мобильный телефон в классе.

Я также не могу представить себе правильный ответ, не думая о Тамире Райс, двенадцатилетнем черном мальчике, которого застрелил офицер полиции Кливленда.

Его преступление: игра с игрушечным пулеметом в парке.

Есть Сандра Бланд, которая покончила жизнь самоубийством, попав под стражу после дорожного спора.

Ее преступление: разговаривать с инспектором дорожного движения и недостаточно быстро выйти из машины.

А Фредди Грей, который получил травму позвоночника и впал в кому, когда офицеры, полагая, что они преподают ему урок, не смогли пристегнуть его ремнями, когда доставили в участок.Его преступление: сбежать, когда он увидел полицию.

И Филандо Кастиль, который был застрелен в своей машине, когда полез в карман за лицензией.

Его преступление: уведомление полицейского о том, что у него есть лицензионное огнестрельное оружие.

Какого рода гражданство от них ожидалось?

Это лишь некоторые из имен за последние несколько лет. Некоторые имена мы знаем. Те, над которыми многие из нас чешут в затылке, когда задаются вопросом, как это произошло. Те, которые приводят к резким отчетам Министерства юстиции

или исследования о том, как жилищная дискриминация сделала Фергюсон, штат Миссури, горячей точкой для волнений.Те, которые вызывают дебаты о том, принадлежат ли полицейские к школе, а затем говорят о конвейере от школы к тюрьме, а затем говорят о том, почему в таком городе, как Нью-Йорк, у чернокожего ученика примерно один из двух шансов быть в школе с металлоискателями, в то время как у белого ученика есть только один шанс из семи.

Те, которые возобновляют дебаты о том, способствовали ли разбитые окна полиции смерти Эрика Гарнера, в то время как протестующие маршируют и держат таблички с надписью «Я не могу дышать» или «Не стрелять».”

Что может быть менее очевидным, так это то, что эти имена являются частью более крупной проблемы гражданства. То тут, то там бывают извержения, но они также порождают более крупный вопрос: почему с некоторыми обращаются как с людьми второго сорта? Не зря книга стихов Клаудии Рэнкин, в которую вошли стихотворения «В память о Трейвоне Мартине» и «Остановись и беги», называется Citizen .

Рассмотрим в качестве примера данные агрессивной полицейской службы Нью-Йорка. Только в Нью-Йорке полиция казнила более 4 человек.4 миллиона принудительных остановок в период с января 2004 года по июнь 2012 года, из них восемьдесят четыре процента остановленных лиц были черными или коричневыми.

В грубых цифрах это означает, что темнокожих или смуглых людей останавливали примерно 3,7 миллиона раз.

Хотя эти остановки предположительно были основаны на разумном подозрении в совершении преступления, на самом деле было установлено, что около девятнадцати из двадцати этих лиц , а не , участвовали в преступных действиях, требующих ареста, что привело к проценту ошибок примерно в девяноста четырех процентах.И даже это занижает истинный уровень ошибок, поскольку из арестованных почти половина арестованных в конечном итоге была прекращена.

Теперь перенесите это в другие города: Атланту, Вашингтон, Балтимор, Детройт и Лос-Анджелес. Какого гражданства там ожидают от расовых меньшинств?

И это не только крупные города. Достаточно сказать Фергюсону, чтобы об этом напомнить. И это не просто районы, где проживают значительные меньшинства. Рассмотрим Онеонту, штат Нью-Йорк, город с населением примерно 10 000 человек.После того, как белая женщина заявила, что чернокожих мужчин ворвались в ее дом, полиция провела облаву почти на 200 из 300 чернокожих жителей города, включая как минимум одну чернокожую женщину .

Это было всего пару десятилетий назад. Фактически, именно в местах с наименьшим процентом афроамериканцев, таких как Южная Дакота, Вермонт и Висконсин, наблюдаются самые большие различия в количестве заключенных.

Ранее я упоминал об известном уровне ошибок в работе полиции по остановке и проверке в Нью-Йорке.Мы видим аналогичные показатели ошибок в другом инструменте охраны правопорядка: под предлогом прекращения движения транспорта или того, что чернокожие давно называют «вождение в черном».

Интересно, что исследования показывают небольшое несоответствие в однозначных остановках безопасности дорожного движения, таких как движение знака остановки.

Скорее, несоответствие заключается в остановках для расследования, тех остановках, когда полиция по своему усмотрению останавливает движение в случае незначительного нарушения, такого как смена полосы движения без сигнализации, в качестве предлога для поиска более криминального поведения. Для этих следственных остановок у чернокожих водителей почти в три раза больше шансов быть остановленных, чем у белых, и более чем в пять раз больше вероятность того, что их автомобили будут обысканы.И все же исследования показывают, что процент обнаруженных — скорость, с которой офицеры обнаруживают контрабанду после обыска — у афроамериканцев не выше.

Добавьте к этому, что расовые меньшинства с большей вероятностью будут подвергаться бессмысленным унижениям, таким как приказ выйти из машины, или приказ держать руки на виду, или спросить, куда они собираются.

Все это предполагает, что «ошибка» как описательный термин неполный. Ошибка означает, что остановки предназначены исключительно для задержания преступников. Я предлагаю, чтобы остановки также осуществляли своего рода контроль: чтобы показать, чья это страна, а чья нет.

Итак, снова следует задать вопрос: какое гражданство ожидается от тех, кто в силу цвета кожи существует в том, что философ Джудит Батлер называет «расово насыщенным полем видимости».

что представляет черных как второго сорта? Как расовые меньшинства доказывают, что они хорошие граждане, управляя автомобилем с той же осторожностью, что и их белые коллеги, по-прежнему подвергая их расовому контролю?

Когда они, и только они, испытывают на себе тяжесть санкционированного судом усмотрения офицера приказать водителю выйти из машины,

пассажир вышел из машины,

или семья вышла из машины?

Присоединившись к среднему классу и верхнему среднему классу и переехав в преимущественно белый район, по-прежнему подвергает их целевому контролю со стороны полиции, считая их «неуместными»?

Когда они и только они будут «наглыми», если они ответят и спросят, почему,

попросить ордер,

и спросите, под каким авторитетом? Когда они просто из-за цвета кожи часто уже обозначены как вероятная угроза, «символическое нападение»,

как «гражданин, находящийся под стражей»,

как «антигражданин»?

Конечно, расовая деятельность полиции — опять же неразрывно связана с тем, как мы воспринимаем наше равное гражданство — не является изолированным явлением.Как уже говорилось выше, это связано с историей. Как убедительно доказала профессор Кэрол Штайкер, даже наши современные полицейские силы частично связаны с «патрулями рабов», которые разработали многие торговые марки — униформу, оружие, военную отработку, — которые мы ассоциируем с полицейскими силами.

Расовая полицейская деятельность также связана с выбором, который Суд делает — как в своих решениях, так и в разговорах о гражданстве — снова и снова. Связь между уголовно-процессуальной практикой Суда и гонкой за гражданством я рассматриваю в нижеследующем разделе.

C. Расовые и уголовно-процессуальные дела

До сих пор я пытался продемонстрировать, что вопрос расы и гражданства в этой стране всегда был чреватым, эта раса определяла, кому разрешено стать гражданином, и эта раса определяла, какие права гражданин может осуществлять. Но не менее важно следующее: гражданство всегда было связано с преступностью. Это не только в том смысле, что те, кто был осужден за тяжкие преступления, могут быть лишены прав, которые мы обычно связываем с гражданством, или как Мишель Александер утверждала в The New Jim Crow , что мы, похоже, намеренно используем преступление как способ низвести черных до статуса второго сорта.И не только в том смысле, который сформулировал профессор Мухаммад: исторически мы «вписали преступление в расу», а затем использовали преступность черных как аргумент против полного гражданства.

Скорее, гражданство также было связано с преступлением в заключениях уголовно-процессуального Суда, которые определяют, какие права имеют граждане и какие права они должны осуществлять.

Это связано с тем, что уголовно-процессуальные дела, даже когда раса не указана, на определенном уровне относятся к расовой принадлежности. В самом деле, как я и несколько других ученых заметили, история развития нашей уголовно-процессуальной защиты становится полностью понятной только через призму расы.Право на адвоката для неимущих обвиняемых в уголовных преступлениях,

право не подвергаться принуждению во время допроса,

право на предупреждений Miranda ,

право на суд присяжных,

и действительно, весь процесс, посредством которого Четвертая, Пятая и Шестая поправки были включены и применены к штатам,

во многом благодаря заботе Суда в период между 1920-ми и 1960-ми годами по поводу обращения полиции с меньшинствами, особенно на юге.

Даже сейчас, отчасти из-за расистской работы полиции, уголовно-процессуальные дела остаются делами на почве расы.Даже в уголовных делах с участием белых обвиняемых расовая принадлежность часто оказывается на втором плане.

Марк Вайнер ввел термин «черные судебные процессы» для применения к основополагающим делам о гражданских правах, таким как Dred Scott , Plessy и Brown .

Вайнер пишет:

[B] Отсутствие судебных процессов — это юридические события, которые символически и драматически фигурируют в американской культуре, обнажая некоторые основные идеологические конфликты по поводу расы и гражданской жизни. Это юридические драмы гражданства, гражданские ритуалы, благодаря которым мы познали себя как народ.

Но чеканка Вайнера не идет достаточно далеко. Позвольте мне пойти еще дальше в терминологии Вайнера и сказать, что основополагающие уголовно-процессуальные дела — вспомним Terry v. Ohio , еще одно дело, в котором раса и отсутствовала, и присутствовала.

— также действуют как «черные испытания»,

или даже «основные тексты, которые способствуют идеологии расы и расовой иерархии».

Эти дела, по большей части с участием черных и коричневых подсудимых с одной стороны и государства с другой, также являются «юридическими драмами гражданства, гражданскими ритуалами, благодаря которым мы познали себя как людей.”

Признание уголовно-процессуальных дел «черными процессами» добавляет еще один слой к тому, как мы должны думать о решении Суда, снова и снова, использовать уголовно-процессуальные дела для обозначения того, что составляет хорошее гражданство по отношению к полиции. Хорошие граждане должны добровольно отказаться от своего права требовать ордера на обыск. Хорошие граждане должны добровольно отказаться от своего права на молчание или его противоположного права говорить. Хорошие граждане должны добровольно подчиняться приказам полиции, даже явно незаконным.Хорошие граждане должны охотно и с радостью помогать полиции, даже полицейской системе, которая усугубляет неравенство и лишение свободы. Раньше я утверждал, что это сообщения о хорошем гражданстве и, как следствие, о плохом гражданстве. Я добавил, что эти дела на определенном уровне также являются «черными процессами».

Я не сказал следующее: эти сообщения не являются расово-нейтральными. Даже если расовые сообщения не предназначены, их можно услышать именно так.

Мы знаем от теоретика литературы и ученого-правоведа Стэнли Фиша, что то, как понимаются тексты, зависит от интерпретирующих сообществ, к которым принадлежат читатели.Другие литературоведы, такие как профессор Майкл Неуквард, сделали аналогичные наблюдения в отношении расы. Профессор Awkward спрашивает: «[Как] чернота направляет, влияет или диктует процесс интерпретации? Существует ли политика интерпретации, которая определяется или контролируется расой таким образом, чтобы ее можно было сравнить с идеологически обоснованным прочтением, например, феминистских критиков? »

Со своей стороны, я постулировал, что есть нечто, называемое «черным чтением».

Все это имеет значение для разговора о гражданстве — даже если это не было намеренно, даже если предположить, что это игра в телефон.

— понимается по признаку расы.Разрешите предложить себя в качестве экспоната. Опять же, я черный человек, живущий в стране, где «молодой плюс черный плюс мужчина» слишком часто «равняется вероятной причине».

Когда я читаю United States v. Drayton , я подозреваемый в автобусе, которого спрашивают, не возражаю ли я дать согласие на обыск, или я один из «хороших граждан» вокруг него — «путешествующий на автобусе Greyhound. в пути от Ft. Лодердейл, Флорида, Детройт, Мичиган »

— кого научили открывать чемоданы примером и кто использовал одобренную Судом психологию группового давления,

«Поощрение согласия»?

В деле Illinois v.Wardlow , я юноша бегу, когда вижу полицию, потому что я знаю, из моих расовых «пулов знаний»,

все о насилии со стороны полиции? Или я являюсь частью «хороших граждан», которым говорят, что бегство от полиции в их районе — это разумное подозрение, и что, во всяком случае, они должны помочь полиции схватить молодежь. И почему у меня сложилось впечатление, что граждане, которых Суд имеет в виду в этих и других делах — граждане, которые должны быть заинтересованы в «поощрении согласия»,

граждан, которым говорят, что «выполнение приказа полиции прекратить» следует «поощрять»,

независимо от того, насколько недействительны приказы — бедные, черные и коричневые, бесправные? Это потому, что я так себе представляю, в деле United States v.Дрейтон , совершающий 32-часовую поездку на борзой из Флориды в Мичиган?

Причина в том, что сообщество, которое Суд упоминает в деле Illinois v. Wardlow , настолько «известно крупной торговлей наркотиками», что Суд говорит об этом дважды в первых шести предложениях заключения?

D. Гражданская работа

Концептуализация этих уголовно-процессуальных дел как «черных судебных процессов» и «основных текстов» помогает объяснить и контекстуализировать дополнительную работу, которую, в частности, должны выполнять расовые меньшинства, чтобы иметь симулякр статуса полного гражданства при взаимодействии с полицией.Дополнительная работа проистекает из давней ассоциации американскости с белизной.

— представьте в своем воображении Всеамериканскую девушку или Всеамериканского мальчика — и взаимосвязанную проблему: ассоциацию черных и коричневых меньшинств с преступностью.

Основываясь на работе социолога Эрвинга Гоффмана об эффективности идентичности,

Профессора Девон Карбадо и Миту Гулати отметили, что члены групп меньшинств, в ответ на негативные стереотипы, часто «выполняют значительный объем« дополнительной »работы по самоидентификации, чтобы противостоять этим стереотипам.”

Хотя первоначальные наблюдения Карбадо и Гулати касались дискриминации при приеме на работу, то же самое верно и в контексте взаимодействия полиции и граждан.

Частично в результате судебной практики Суда, расовые меньшинства, в частности, сталкиваются с двойным затруднением: чтобы считаться «хорошими гражданами», заслуживающими того обращения, которое обычно предоставляется привилегированным белым, эти граждане из числа меньшинств должны сначала отречься от правосудия или, по крайней мере, преуменьшить его значение. их фактические права на гражданство. И если они это сделают, они никогда не получат от них полного удовольствия.

Они должны выполнять то, что я буду называть «работой по гражданству» — проявлять особую почтительность, уступать требованиям, отказываться от прав гражданства.

Возможно, ничто лучше не иллюстрирует эту дополнительную «гражданскую работу», чем «разговоры», которые так много чернокожих и смуглых родителей вынуждены вести со своими детьми, — речь настолько известна, что судья Сотомайор сослался на нее в своем несогласии по делу Юта против Стриффа. .

То, что мне сказали мои родители, нетипично. Когда вы видите полицию:

Не запускать.Скажите «да, сэр» или «нет, сэр». Не отвечай. Держите голову опущенной, не смотрите им в глаза. Это неуважительно. Скажите «да, сэр» или «нет, сэр». «Да, мэм» или «нет, мэм», если это женщина-полицейский. Не веди себя умно. Не умничай. Просто опустите голову и будьте почтительны. Не спрашивайте, как это случилось и почему. Не убегай. Если вас отпустят, скажите «спасибо». Не показывай свой цвет. Не веди себя черным. Полицейский за секунду надерет тебе задницу, слышишь? Не отвечай. Делай, что они говорят, слышишь? Если он вас чего-то не спросит, закройте рот и держите его на замке.Не надо говорить о правах. Определенно не начинайте говорить о черной силе. Что вы вообще делали в мешковатых штанах и толстовке с капюшоном? Что вы делали, гуляя или ехав по той части города по-старому? Что вы делали, глядя на его номер и имя значка? У тебя нет прав, слышишь? Не убегай. И вам лучше всего сказать «да, сэр» или «нет, сэр».

Черным и коричневым американцам, в частности, говорят, что мы должны стойко терпеть санкционированные государством микроагрессии.Мы должны отказаться от расы и «казаться безопасными в расовом отношении».

Нам говорят, что мы должны отвечать на вопросы, не связанные с указанными основаниями для остановки, особенно в случае следственных остановок движения.

Куда ты идешь? Что привело вас в этот район? Вы не возражаете, если я загляну в вашу машину? Просто рутина понимаешь? Мы должны буквально «занять положение», за исключением того, что это положение гражданина по желанию или гражданина второго сорта.Даже несмотря на официальную вежливость, мы должны терпеть то, что профессор Шерри Колб называет «нанесением вреда».

Профессор Фрэнк Руди Купер добавляет, что чернокожие мужчины должны выхолащивать себя в первую очередь.

Мужчина или женщина, мы, конечно же, не должны спрашивать, как известная Сандра Бланд: «Почему?»

Ожидается, что посредством всего этого мы уступим любое право Четвертой поправки, которое нам может потребоваться уйти (в случае так называемой «случайной встречи»), а также любое право Четвертой поправки на прекращение срока содержания под стражей. чем необходимо (в случае остановки).Ожидается, что мы откажемся от нашего права по Четвертой поправке отклонять запросы на обыск наших лиц и имущества. Ожидается, что мы откажемся от любого общего права и права Пятой поправки на отказ отвечать на вопросы, которые не имеют ничего общего с заявленным основанием для остановки.

Двойная связь заключается не только в том, что для того, чтобы гарантировать обычное обращение с белыми гражданами, мы должны «работать» над своим гражданством. Двойная связь заключается в том, что мы должны проявлять гражданство послушного гражданина. Послушный гражданин.Непроблемный гражданин. И да, гражданин второго сорта.

Итак, позвольте мне вернуться к вопросу, который мотивировал этот раздел. Какого выступления ожидают Эрик Гарнер, Сандра Блэнд и все остальные?

IV. Talking Back

«Вот и суть: если вы не хотите, чтобы вас выстрелили, электрошокером, обстреляли газом, ударили дубинкой или бросили на землю, просто делайте то, что я вам говорю. Не спорь со мной, не называй меня именами, не говори мне, что я не могу тебя остановить.. . . »
Ветеран полиции с семнадцатилетним стажем.

«Самая важная должность в демократическом обществе — это должность гражданина. Изменения происходят из-за вас. Не забывай этого.
Президент Барак Обама

До сих пор я утверждал, что в уголовно-процессуальную юриспруденцию Суда — временами скрытые у всех на виду, иногда — скрытые под поверхностью — не учитываются, что значит быть хорошим гражданином по сравнению с властью полиции.Эти разговоры о гражданстве настаивают на том, что хорошие граждане должны приветствовать присутствие полицейских и считать своим долгом помогать им, даже если это означает информирование соседей, семьи и друзей. Не менее тревожным является то, что этот разговор призывает граждан дать согласие на обыски и выемки и отказаться от своего права на молчание или говорить. Повсюду эти разговоры о гражданстве функционируют как тип нормализующего суждения, неотъемлемая часть государственной дисциплины в смысле Фуко. Более того, эти разговоры о гражданстве почти всегда носят расовый характер.Умышленно или нет, но эти разговоры о гражданстве приводят к сдерживанию демократического инакомыслия и нарушению прав. Результатом также является дальнейшее неравенство.

Тем не менее, можно представить колебания и сопротивление этому аргументу. Для некоторых читателей ответ очевиден: а что, если Суд поощряет хорошее гражданство? Мой ответ так же прямолинеен. Меня беспокоит не провозглашение хорошего гражданства как таковое или даже его насаждение. Тем не менее, есть что-то очень проблематичное в модели хорошего гражданства, которая опирается на граждан, отказывающихся от своих гражданских прав.Точно так же есть что-то проблематичное с моделью хорошего гражданства, которая, по сути, если не намеренно, сдерживает демократическое инакомыслие. Профессор Эрик Миллер говорит по теме: «Общественность не должна сталкиваться с жестокой дилеммой отказа от своих прав или жестокого обращения со стороны полиции».

Сделаем еще один шаг: есть что-то весьма проблематичное, даже ироничное, что в тех самых случаях, когда определяется конституционная защита, разговоры Суда о гражданстве поощряют отказ от такой защиты.Это первая проблема. Но есть и вторая проблема, связанная с неравномерным распределением разговоров о гражданстве. Нас должны беспокоить разговоры о гражданстве, которые неявно требуют, чтобы меньшинства доказали или «отработали» свое гражданство и действовали как пассивные, беспрекословные и, по сути, как граждане второго сорта. Хотя разговоры о гражданстве могут показаться не проблемой, это так.

Тем не менее, разговоры о гражданстве, провозглашенные Судом и которые ежедневно испытывают тысячи людей во время взаимодействия граждан с полицией, не должны быть проблемой.Эта заключительная часть эссе направлена ​​на юридическое вмешательство, которое уменьшит как проблемы, то есть проблему подавления прав и сдерживания инакомыслия, так и проблему расового распределения. В частности, эта часть представляет собой промежуточное пространство, в котором было бы признаком здоровой демократии то, что всех граждан имели возможность без каких-либо последствий или взаимных обвинений разговаривать с полицией, спрашивать, почему и как они права, подвергать сомнению и проверять границы закона и говорить «нет.«В этом пространстве несогласные голоса или то, что политический теоретик Шанталь Муфф могла бы назвать агонистическими голосами,

скорее услышат, чем заставят замолчать, и демократия будет скорее укрепляться, чем подавляться.

Позвольте мне вернуться и подробнее остановиться на одном инциденте, который стал горячей точкой в ​​общенациональном разговоре о полицейской деятельности в этой стране. В июле 2015 года в округе Уоллер, штат Техас, солдат штата Брайан Энчиниа остановил Сандру Бланд за то, что она не использовала сигнал поворота.

До этого события наиболее известным случаем остановки женщины был, вероятно, случай Гейл Этуотер, белой женщины, которая была арестована и доставлена ​​в тюрьму за то, что по сути не закрепила своих детей ремнями безопасности.

арест, на который Верховный суд дал свое благословение в деле Atwater v.Город Лаго Виста .

Как и Этуотер, Сандру Бланд остановили за обычное нарушение правил дорожного движения, остановку движения, которая могла бы исчезнуть среди тысяч остановок, которые происходят каждый день. Вместо этого ее остановка движения породила растущее движение «SayHerName».

Как было запечатлено на видеокамеру на приборной панели государственного солдата, солдат Энсина быстро говорит Блэнду: «Не могли бы вы потушить сигарету, пожалуйста? Если не возражаете? » Сандра Бланд, активистка Black Lives Matter, отвечает собственным вопросом: «Я в машине, зачем мне тушить сигарету?» Вместо ответа солдат Энчиния приказывает Бланду выйти из машины, а когда она отказывается, солдат Энсиниа силой вытаскивает ее из машины.Камера на приборной панели солдата запечатлела этот обмен, а также солдата Энсину, волочащего Блэнда по земле.

Профессор Рэйчел Хармон, исследуя юридические полномочия полицейских команд, предполагает, что Бланд отреагировала так же, как и она, чтобы поставить под сомнение авторитет солдата.

Точка зрения профессора Хармона об этом инциденте, безусловно, верна. Но, на мой взгляд, чтение профессора Хармона отражает лишь часть того, о чем, вероятно, думал Бланд.

Бланд, спрашивая, зачем ей тушить сигарету, не только ставил под сомнение авторитет офицера.Она также оспаривала этот авторитет и выдвигала гипотезу; она допрашивала солдата, спрашивая, остановил бы он ее, будь она белой, и попросил бы он ее затушить сигарету, будь она белой. Более того, чувствуется, что Бланд ставил под сомнение сам закон. Не упоминая названия дел — вспомните Пенсильвания против Миммса ,

Мэриленд против Уилсона ,

Урен против США ,

США v.Армстронг ,

и да, Этуотер против города Лаго Виста

— она ​​спрашивала, как это может быть законным в стране, которая поддерживает равенство перед законом и равную справедливость — как в «сторожке [ам], так и в особняке [ах]»

— что закон дает офицеру почти неограниченную свободу решать, какого гражданина ему остановить; какому гражданину он прикажет выйти из машины; какому гражданину он прикажет положить руки «так, чтобы я мог их видеть»; какого гражданина он отпустит с предупреждением или накажет повесткой, арестом или, что еще хуже, физическим насилием; с каким гражданином он будет обращаться как с равным, как «предполагаемый невиновный»; и чего он не будет.Чувствуется, что спрашивая: «Я в машине, зачем мне тушить сигарету?» По сути, Бланд спрашивал, является ли это страной равного гражданства,

страна без церемоний унижения, направленных на расовые меньшинства.

Когда мы говорим «закон и порядок», она спрашивала, почему кажется, что мы имеем в виду определенный «порядок», определенную иерархию тел. Когда мы говорим «служи и защищай», она спрашивала, кого именно обслуживает полиция и что они защищают? Вспоминая слова активиста за гражданские права Фанни Лу Хамер, описавшего последствия наблюдаемого ею неравенства, Бланд сказала: «Я устала быть больной и усталой.”

Бланд спрашивал: «Есть ли причина, по которой я должен доказывать свое гражданство, а другие — нет?» Она отвечала и говорила черным.

Как общество, многих из нас научили классифицировать действия Блэнда как непослушные. Как недостаточно почтительно. Как непослушный. Действительно, частое явление после подобных широко разрекламированных столкновений между полицией и гражданами, особенно с участием расовых меньшинств в качестве жертв, является причиной обвинения указанной жертвы с комментариями типа «люди должны подчиняться приказам».”

Нас учили думать о Блэнд и других черных и коричневых людях, подобных ей, как о неуправляемых, агрессивных, «наглых» и, в конечном счете, как о плохих гражданах. В конце концов, по мнению Суда, Блэнд должен был сотрудничать с полицией. Блэнд должен был беспрекословно подчиняться всем приказам полиции.

Но что произойдет, если мы возьмем за скобки то, чему нас учили, и посмотрим на действия Бланд — ее ответные слова — как на часть континуума граждан, участвующих в сопротивлении, выражая несогласие и недовольство, участвуя в агонистической демократии? Если смотреть через эту линзу, Бланд ответил на микроагрессию солдата, включив в него микро-сопротивление, зная, что такое микро-сопротивление может вызвать большее микро-сопротивление и, в конечном итоге, измениться.Итак, что происходит, когда мы помещаем Бланд — и сотни таких граждан, как Бланд, — в один приговор с десятками женщин, которые в конце XIX века были арестованы, когда они пошли на избирательные участки, чтобы проголосовать, зная, что женщинам запрещен от голосования? Что происходит, когда мы помещаем Блэнда в то же предложение, что и Гомер Плесси, который сознательно сел в белую машину во время расовой сегрегации; или Роза Паркс, арестованная за отказ уступить свое место белому человеку на изолированном Юге; или Фред Коремацу, который умышленно нарушил приказ об исключении; или сотням трансвеститов, геев, мужчин и женщин, которые отказались от приказа полиции разойтись в гостинице «Стоунволл»; или МЕЧТНИКАМ, которые массово выступали как «не имеющие документов и не боясь»

оспорить иммиграционную политику? Что происходит, когда мы признаем, что как общество, мы чествуем определенных людей — тех, кто пользуется привилегиями в силу своей белизны, класса и пола — именно потому, что они отстаивают свои права, потому что они занимаются агонистическим гражданством? Мы даже называем их образцами жесткого индивидуализма, американского боевого духа. Возьми эту работу и засунь ее. Не трогай мое барахло. Я отдам тебе свой пистолет, когда ты вырвешь его из моих холодных мертвых рук. Что происходит, когда мы признаем, что отказываем в одобрении тех, кого в силу расы и класса часто считают условными гражданами?

Если на то пошло, что происходит, когда мы предполагаем, что Блэнд, отвечая на вопросы и отказываясь добровольно выйти из машины, пока офицер не предоставит ей вескую причину, поставила под сомнение «вечный соблазн правительства».. . арестовать оратора, а не исправить условия, на которые он жалуется? »

Мы помним, что рождение этой республики началось с инакомыслия? В конце концов, инакомыслие — это «решающий институт для борьбы с несправедливыми иерархиями и для продвижения прогрессивных изменений».

Помним ли мы, что Генри Дэвид Торо настаивал на том, что закон не обязательно справедлив и что иногда непослушание более справедливо?

Или «Письмо из бирмингемской тюрьмы» Мартина Лютера Кинга-младшего, в котором он утверждал, что слишком большое уважение к закону большинства противоречит хорошему гражданству?

Не так много лет назад гарвардский профессор Генри Луи Гейтс ответил на вопросы офицеру, который подозревал Гейтса, который только что вошел в его собственный дом, в грабеже.« Почему, потому что я черный человек в Америке? , — спросил Гейтс.

Гейтс потребовал имя офицера и номер значка, и тот арестовал Гейтса за «хулиганство».

Я упоминаю этот инцидент не только как еще одно доказательство того, что гражданин отвечает и отказывается быть «хорошим» — по крайней мере, отказывается быть «хорошим» в том смысле, на котором, кажется, настаивает Суд, — но также из-за резких слов Гейтса, произнесенных за много лет до него. арестовать. Хотя Гейтс использует термин «критика», можно легко заменить «возражение».Несколькими годами ранее Гейтс писал: «[C] ritique также может быть формой обязательства, средством предъявления претензий. Это высший жест гражданства. Способ сказать: «Я не просто проезжаю, я живу здесь » ».

Все это напоминает мне о несогласных с гражданами, которые разместили видео о своих действиях с полицией на YouTube.

Студентка, которая отказывается опускать окно своей машины перед полицией.

Мужчина, который сообщает об этом полиции, которая настаивает на обыске его квартиры, чтобы получить ордер.Пассажир авиалинии сказал властям TSA: «Если вы дотронетесь до моего барахла, я вас арестую».

Мужчина остановился, чтобы пройти через жилой квартал с огнестрельным оружием, требуя объяснить, почему полицейские останавливают его, если ношение огнестрельного оружия не является преступлением и означает ли что-то Вторая поправка.

Существуют сотни подобных видео, граждане, занимающиеся «супервизией», термин, придуманный Стивом Манном для описания акта «[наблюдения] или записи, совершаемой субъектом, не обладающим властью или властью над объектом наблюдения.”

Граждане — черные и белые, латиноамериканцы и азиаты, мужчины и женщины, консерваторы и либералы. Конечно, есть и видео людей, которые не думали о камерах или их взаимодействиях, которые документируются. Вместо этого они могли думать только о том, что что-то не так, и что они слишком долго были пассивными, послушными, послушными субъектами, и что пора спросить, почему и как это произошло. Видео, как у Сандры Бланд. Или Эрик Гарнер. Или, совсем недавно, видео, на котором в Миннесоте был арестован темнокожий мужчина, Ларни Томас, за то, что он пошел по обочине дороги, хотя ходить было некуда, потому что тротуар был официально закрыт из-за строительства.На видео видно и слышно, как Томас спорит с полицейским.

И хотя после возмущения общественности полиция отклонила обвинения, город по-прежнему обвиняет Томаса в «воинственности» и невыполнении приказов.

Я думаю также о Черных пантерах, которые в 1960-х годах вооружились огнестрельным оружием (отстаивая свои права в соответствии со Второй поправкой), сводами законов и наблюдали за полицией, все для того, чтобы сказать, что права имеют значение.

Все эти граждане настаивали на диалоге, а не на монологе.И все были заняты инакомыслием. Политолог Остин Сарат мог бы даже добавить, что они были вовлечены в своего рода инакомыслие, восходящее к Сократу, агитируя не столько за разрушение, сколько за что-то лучшее.

Наблюдение Сарата требует повторения: «Патриот любит идеализированную версию нации, в то время как несогласный движим идеализированной версией мира еще не законченных».

Наконец, что происходит, когда мы помещаем Блэнда в то же предложение, что и Доллри Мэпп из Мэпп против Огайо ,

Кто, как известно, сказал «нет», когда полицейские ворвались в дом, принадлежащий ей, и потребовали обыскать ее дом?

Когда Мапп настаивал: «Я хочу увидеть ордер на обыск», офицеры ответили, высветив лист бумаги, который Мапп схватила и положила ей за пазуху.Офицеры выхватили его, арестовали за «воинственность».

и приступила к безосновательному обыску ее дома.

Но сказав «нет», будучи «воинственным», Мапп запустил цепочку событий, которые привели к «самому важному решению об обыске и выемке в истории»,

тот, который сделал исключительное правило обязательным для государств.

В конце концов, все это подпадает под то, что профессора Лани Гинье и Джеральд Торрес называют «демоспруденцией», или действием, инициированным «обычными людьми», чтобы изменить «людей, которые создают закон, и ландшафт, в котором этот закон создается».”

Все это Мартин Лютер Кинг-младший назвал «представлением самих наших тел как средство изложения нашего дела перед местным и национальным сообществом».

Я надеюсь, что когда мы помещаем Блэнда в ряд инакомыслящих, происходит следующее: мы начинаем подвергать сомнению разговоры о гражданстве, которые охлаждают демократическое инакомыслие, и мы стремимся к промежуточному пространству, в котором все граждане могут подвергнуть сомнению предполагаемую моральную легитимность государства. мощность.

Представьте себе разговор о гражданстве, в котором прославляются права, равенство и несогласие.Во-первых, что касается прав, рассмотрите преимущества, которые были бы получены, если бы заключения уголовного судопроизводства — вместо того, чтобы рассматривать четвертую, пятую и шестую поправки исключительно как нормативные ограничения на поведение правительства по отношению к отдельным лицам — также рассматривали их на практике и на языке мнений — как положительное право на независимую оценку и пользование гражданами. Рассмотрим преимущества, которые были бы получены, если бы Суд — опять же на практике и на своем языке — подчеркнул важность того, чтобы люди знали свои права и пользовались ими.Вместо решения вроде Schneckloth , в котором Суд постановил, что офицерам не нужно сообщать людям, что они имеют право отказывать в согласии,

решение привело бы к противоположному выводу и подчеркнуло бы важность того, чтобы граждане знали о своих правах и чувствовали себя свободными в их реализации. Вместо решения вроде United States v. Mendenhall , в котором Суд не обнаружил нарушения Четвертой поправки, когда полиция задержала Сильвию Менденхолл в аэропорту Детройта, задала ей ряд вопросов, «попросила» ее пойти с ними. отдельную комнату, а затем обыскали ее на предмет наркотиков,

Суд признал бы, что, как минимум, полиции следовало сообщить Менденхолл, что она не находится под арестом и что она действительно может не обращать внимания на их вопросы и уйти.Вместо решения вроде Devenpeck v. Alford , в котором Суд заявил, что информирование арестованного об основаниях для его ареста по конституции не требуется,

Суд признал бы, что арест необоснован в соответствии с Четвертой поправкой без этого. Или рассмотрим такое дело, как Davis v. United States , в котором Суд не обнаружил нарушения Шестой поправки, хотя офицеры продолжали допрашивать Роберта Дэвиса после того, как он заявил: «Может быть, мне следует поговорить с адвокатом», потому что его заявление не было убедительным достаточно.Решение, в котором подчеркивалась важность прав личности, как минимум потребовало бы, чтобы полицейские задавали Дэвису уточняющие вопросы и вновь подтвердили его право хранить молчание и право на помощь. Вместо этого в решении был сделан противоположный вывод: «[Мы] отказываемся принимать правило, требующее от офицеров задавать уточняющие вопросы. Если показания подозреваемого не являются недвусмысленным или недвусмысленным запросом адвоката, сотрудники полиции не обязаны прекращать его допрос ».

А теперь добавьте к этому языку, который ценит равенство.Слишком долго Суд считал равенство выходящим за рамки уголовно-процессуальных поправок. Как постановил суд в деле Whren , в деле, санкционировавшем предлоговые остановки движения, равная защита является предметом «Положения о равной защите, а не Четвертой поправки».

При этом Суд принял мировоззрение, согласно которому права — это «герметично закрытые единицы, принципы которых не должны загрязнять друг друга».

Эффект подобен конституционному разделению прав.”

Но все это не является неизбежным или предопределенным. Как мы с профессором Ахилом Амаром, профессором Эндрю Таслитцем и я отдельно утверждали в другом месте, имеет смысл с точки зрения текста читать поправки к уголовному процессу как включающие в себя озабоченность по поводу равенства, которая вдохновляет пункт о равной защите Четырнадцатой поправки.

Действительно, одной из задач Четырнадцатой поправки было отменить различные довоенные законы, которые давали официальным лицам бесплатную лицензию на поиски и конфискации чернокожих. Разумеется, суд Уоррена рассматривал четвертую, пятую и шестую поправки на фоне статьи четырнадцатой поправки о равной защите.Представьте себе, как такой упор на равенство перед законом может изменить результаты не только в таких делах, как Whren , но и в таких делах, как Pennsylvania v. Mimms ,

или Мэриленд против Уилсона ,

или Этуотер против Лаго Виста ,

каждый из которых наделял полицию практически неограниченной свободой действий в отношении неравного обращения. Я должен добавить еще одну вещь, предполагая, что разговоры о гражданстве в уголовном судопроизводстве Суда включают понятия равенства. Этот язык должен подчеркивать нечто более радикальное, чем равенство между гражданами (независимо от их расы, дохода или статуса), но в равной степени верно: что гражданин и полиция — с точки зрения прав гражданства — равны.

Наконец, и, возможно, самое главное, представьте, если бы во мнениях уголовного судопроизводства говорилось о гражданстве, признавая ценность инакомыслия. Прямо сейчас суть заключений Суда состоит в том, что граждане должны хотеть помогать полиции, должны хотеть сотрудничать, должны хотеть сообщать любую информацию, которую они знают о себе или других. Эти сообщения не являются самостоятельными. В этих сообщениях о хорошем гражданстве подразумеваются сообщения о плохом гражданстве — сообщения, которые, как мы видели, сдерживают не только осуществление прав, но и демократическое инакомыслие.Представьте себе мнения, которые позволяют гражданам, в том числе черным и коричневым, говорить в ответ. Это дает возможность людям проявлять оппозицию, ставить под сомнение авторитет и оспаривать сам закон, не опасаясь последствий. Чтобы быть ясным, я не предлагаю формулировки, которые давали бы людям право физически сопротивляться аресту или не подчиняться законному приказу. Но я предлагаю, чтобы люди в целом имели право говорить или не говорить по своему усмотрению. Быть «наглым», «воинственным» и оппозиционным.Чтобы «встать на колени», как недавно сделали игроки НФЛ и другие игроки в знак протеста против расовой политики.

Сказать даже бессмертными словами Jay-Z: «Тебе на это понадобится ордер».

Сказать увековеченными словами Эрика Гарнера: «Каждый раз, когда вы видите меня, вы хотите со мной шутить. Я устал от этого. Сегодня это прекратится ».

И не беспокоиться о том, что через несколько мгновений мне придется сказать: «Я не могу дышать».

Заключение

Слишком долго разговоры Суда о гражданстве в уголовно-процессуальных делах оставались незамеченными и незамеченными.Целью этого эссе было раскрыть этот разговор — особенно разговор о том, что значит быть хорошим гражданином по отношению к полиции, и требовать отчета. Цель также состояла в том, чтобы привести аргумент: попросту говоря, есть что-то тревожное в разговорах о гражданстве, которые побуждают граждан уступать свои права гражданства, те конституционные гарантии, которые мы имеем в соответствии с Четвертой, Пятой и Шестой поправками. В разговорах о гражданстве также есть что-то обескураживающее, что вызывает несогласие.В разговорах о гражданстве, безусловно, есть что-то проблематичное, что усугубляет расовое неравенство.

Предложенное мною решение — вообразить более плюралистическую модель хорошего гражданства, которую должен принять Суд, вообразить пространство, которое, по крайней мере, терпит, если не приветствует инакомыслие и оппозицию, и которое возвеличивает права и равенство, — может не быть верным лекарством. все проблемы, которые я определил. Но, по крайней мере, он начинает разговор о проблеме, которая до сих пор оставалась незамеченной.

Что такое правосудие переходного периода? | ICTJ

Правосудие переходного периода относится к способам, которыми страны, пережившие период конфликта и репрессий, борются с крупномасштабными или систематическими нарушениями прав человека, настолько многочисленными и серьезными, что нормальная система правосудия не сможет обеспечить адекватный ответ.

Правосудие переходного периода основано на привлечении к ответственности и возмещении ущерба жертвам. Он признает их достоинство как граждан и людей.Игнорирование массовых злоупотреблений — легкий выход, но он разрушает ценности, на которых может быть построено любое достойное общество. Правосудие переходного периода задает самые сложные вопросы о праве и политике, которые только можно вообразить. Ставя на первое место жертвы и их достоинство, он указывает путь для возобновления приверженности обеспечению безопасности обычных граждан в своих странах — от злоупотреблений со стороны их собственных властей и эффективной защиты от нарушений со стороны других.

Массовые зверства и систематические злоупотребления разрушают общества, и их наследие, вероятно, сделает условия в стране хрупкими: политические и правовые институты, такие как парламент, судебная система, полиция и прокуратура, могут быть слабыми, нестабильными, политизированными и испытывать недостаток ресурсов.Сами нарушения серьезно подорвут любое доверие, которое могло существовать к государству, чтобы гарантировать права и безопасность граждан. И сообщества часто будут расколоты в процессе, а социальные или политические организации сильно ослаблены.

Нахождение законных ответов на массовые нарушения в условиях реальных ограничений масштаба и нестабильности общества — вот что определяет правосудие переходного периода и отличает его от поощрения и защиты прав человека в целом.

Цели правосудия переходного периода

Женщина делится своими показаниями на публичных слушаниях Тунисской комиссии по установлению истины и достоинства. (IVD)


Цели правосудия переходного периода будут различаться в зависимости от контекста, но эти особенности неизменны: признание достоинства людей, возмещение и признание нарушений, а также цель предотвратить их повторение.

Дополнительные цели могут включать:

  • Создание подотчетных институтов и восстановление доверия к ним
  • Сделать доступ к правосудию реальностью для наиболее уязвимых слоев общества после нарушений
  • Обеспечение того, чтобы женщины и маргинализованные группы играли эффективную роль в построении справедливого общества
  • Уважение к верховенству закона
  • Содействие мирным процессам и содействие прочному разрешению конфликтов
  • Создание основы для устранения коренных причин конфликта и маргинализации
  • Продвижение дела примирения

«Цели правосудия переходного периода будут различаться в зависимости от контекста, но эти особенности неизменны: признание достоинства людей, возмещение и признание нарушений; и цель предотвратить их повторение.»

Как выглядит правосудие переходного периода?

Из-за большого количества нарушений и нестабильности общества не все нарушения будут устранены, как это могло бы быть в обычное время. Традиционно большое внимание уделялось четырем типам «подходов»:

  • Уголовное преследование как минимум по наиболее тяжким преступлениям
  • Процессы «установления истины» (или установления фактов) по фактам нарушений прав человека внесудебными органами.Они могут быть разными, но часто учитывают не только события, но и их причины и последствия.
  • Компенсация за нарушение прав человека в различных формах: индивидуальном, коллективном, материальном и символическом
  • Реформа законов и институтов, включая полицию, судебную систему, армию и военную разведку

Эти разные подходы не должны рассматриваться как альтернативы друг другу. Например, комиссии по установлению истины не заменяют судебное преследование. Они пытаются сделать что-то отличное от судебного преследования, предлагая гораздо более широкий уровень признания и ограничивая культуру отрицания.Точно так же реформа конституций, законов и институтов не является альтернативой другим мерам, а направлена ​​непосредственно на восстановление доверия и предотвращение повторения нарушений.

Также важно новаторски и творчески мыслить об этих подходах и о других возможностях.

«Правосудие переходного периода основано на ответственности и возмещении ущерба жертвам. Оно признает их достоинство как граждан и людей».

Например, комиссии по установлению истины и комиссии по расследованию изучали проблемы повальной коррупции предыдущих режимов, чего не было в аналогичных органах 20 лет назад.

В некоторых обстоятельствах можно предпринять значительные шаги с помощью комиссий и инициатив по реформе законодательства для решения более глубоких проблем маргинализации. Например, инициативы по реформе законодательства в Сьерра-Леоне значительно улучшили правовой статус женщин в начале 2000-х годов. Творческая попытка решения проблемы массовой экспроприации земли и собственности в Южном Йемене была прервана из-за возобновления насилия, но указывает на то, что даже сложные земельные вопросы могут иногда решаться в контексте правосудия переходного периода.

Всеобъемлющее правосудие переходного периода

«Политические, социальные и правовые условия в стране диктуют, что и когда можно делать».

Не только важно творчески и новаторски мыслить об установившихся способах борьбы с массовыми нарушениями прав человека, но также необходимо помнить о важных вопросах, которые помогают повысить шансы на достижение целей правосудия переходного периода:

Анализ контекста: Политические, социальные и правовые условия в стране диктуют, какие действия можно делать и когда.Важно найти время для проведения необходимого анализа, избежать использования «контрольных списков» или шаблонных подходов и убедиться, что то, что делается, соответствует осознанному пониманию условий в стране.

Правильное вмешательство: Из-за ограничений масштаба и хрупкости иногда будет благоразумно не пытаться делать слишком много дел одновременно. Ясно, что в интересах некоторых будет попытаться использовать эти факторы как способ навсегда отложить принятие мер по отправлению правосудия.«Искусство» правосудия переходного периода заключается в уравновешивании стремления к справедливости перед лицом сопротивления и риска, связанного с нестабильностью.

Различные способы устранения нарушений и их причин сложны. Они требуют времени и ресурсов, которых во многих странах будет в дефиците. Не существует четких указаний о том, что всегда и когда следует делать. Важно то, что меры правосудия разрабатываются в условиях, которые сделают их успех более вероятным, будь то немедленный или более длительный период.

Участие: Возможность бороться с массовыми нарушениями прав человека означает потенциально важную роль в жизни любого общества. Это дает возможность открытости, новых взглядов и возможность вовлекать слои общества, включая женщин и других, которые были исключены. Ценность и устойчивость усилий по правосудию в этом контексте в значительной степени зависят от участия людей, выходящих за рамки политических и экономических властных структур. Это означает выход за рамки элитных договоренностей и корыстных интересов; он требует, чтобы жертвы и другие представители маргинализованных групп участвовали в определении того, как лучше всего исправить массовые нарушения прав человека, чтобы сделать будущее для них более безопасным.

Инновация: Хотя некоторые аспекты правосудия переходного периода могут быть хорошо изучены, тщательный анализ может также привести к продуманным инновациям. Может случиться так, что в некоторых обстоятельствах наиболее эффективные способы исправления массовых нарушений прав человека не соответствуют общепринятым концепциям ответственности. Например, в условиях массового насильственного перемещения, возможно, обеспечение безопасного возвращения, восстановление собственности и установление судьбы пропавших без вести должны стать первоочередной задачей правозащитного подхода к борьбе с произошедшими злодеяниями и разрушениями.Эти вещи могут иметь приоритет над более традиционными вопросами уголовного правосудия или усилий по установлению фактов и установлению истины, но мы должны быть готовы рассматривать такие усилия как усилия по отправлению правосудия в переходный период.

Контекстный анализ, принятие мер, подходящих для этого контекста, а также содействие участию и инновациям — это элементы, лежащие в основе идеи контекстно-зависимого подхода к правосудию переходного периода.

Требуется ли правосудие переходного периода «переходного периода»?

Колумбийские активисты на мирной акции протеста.(ICTJ)


Иногда может возникать ненужная путаница в отношении того, находится ли страна в периоде «переходного периода» или нет, но с практической точки зрения это не так уж сложно. Вопрос в том, появилась ли возможность устранить массовые нарушения, даже если это ограниченная возможность.

Такие возможности чаще всего возникают в мирных процессах, направленных на прекращение внутренних вооруженных конфликтов, и вокруг них: стороны переговоров и другие участники переговоров могут стремиться включить вопросы правосудия в соглашение о прекращении конфликта.Иногда они отражают потребности гражданского общества и групп потерпевших, занимающихся вопросами правосудия. Примеры включают Колумбию, Гватемалу, Сальвадор, Сьерра-Леоне, Демократическую Республику Конго, Либерию, Южный Судан, Филиппины, Непал и другие страны. В некоторых из этих случаев вооруженный конфликт происходил одновременно с нарушениями глубоко репрессивного режима.

Новые правительства, пришедшие на смену репрессивным режимам, могут также вводить и поддерживать различные виды политики правосудия в отношении массовых злодеяний.Примеры включают Аргентину в 1980-х годах, Чили и Южную Африку в 1990-х годах, а также Перу и Тунис в последнее время.

Другие ситуации, которые не так легко вписываются в четкие категории, включают Кению и Кот-д’Ивуар: в обоих случаях наблюдалось масштабное насилие после выборов, унесшее жизни многих людей и вызвавшее перемещение огромной части населения.

В некоторых ситуациях вопросы масштаба и хрупкости очень ясны, но природа возможностей более ограничена. Примеры включают Ирак и Сирию, где продолжается конфликт.

Какая разница между конкретными ограничениями?

Вся разница! Усилия по устранению массовых нарушений часто сталкиваются с огромными препятствиями. Партии, которым есть что опасаться правосудия, все еще могут контролировать некоторые или большинство рычагов власти. Распределение власти определит многое из того, что можно сделать. Правосудие переходного периода почти всегда разворачивается в глубоко поляризованных обществах. Слабым организациям может потребоваться значительное время и инвестиции, прежде чем они смогут даже начать бороться с систематическими злоупотреблениями.Гражданское общество и группы жертв могут быть очень четко сформулированными и организованными в одних местах, но разрозненными и слабыми в других, с меньшими возможностями оказывать давление на правительства, чтобы они действовали или участвовали в значимых действиях. СМИ могут не обладать независимостью или быть поляризованными, защищая конкретные и вызывающие разногласия нарративы. У международного сообщества может быть большой интерес к стране или очень небольшой интерес. Поддержка и осуществление усилий по отправлению правосудия будет зависеть от всего этого и многого другого.

«Распределение власти определит многое из того, что можно сделать.»

Откуда появился термин «правосудие переходного периода»?

В 1990-х годах различные американские ученые создали этот термин для описания различных подходов стран к проблемам прихода к власти новых режимов, столкнувшихся с массовыми нарушениями со стороны своих предшественников.

Это был просто описательный термин. Он не предполагал, что существует стандартный подход или даже общие принципы, как видно из огромного разнообразия способов, которыми разные страны пытались или не пытались бороться с нарушениями.

Этот термин прижился, особенно в Соединенных Штатах, из-за большого интереса к тому, как страны бывшего советского блока боролись с наследием тоталитаризма.

Изменилась ли идея правосудия переходного периода с годами?

Первоначально термин описывал разные подходы в разных местах, а не единое понятие или практику. В 1990-х и 2000-х годах подходы были разработаны на основе признания принципов прав человека и настойчивого утверждения о том, что нарушенные права нельзя игнорировать.С этим связана идея особых видов механизмов, таких как судебное преследование, установление фактов (или «поиск истины»), программы возмещения ущерба и инициативы по реформированию как наиболее эффективных средств реализации этих принципов прав человека.

Где мы сейчас? Лучше всего понять, что практика правосудия переходного периода сегодня — это попытка противостоять безнаказанности, добиться эффективного возмещения ущерба и предотвратить повторение, но не путем обычного применения нормативных стандартов, а путем внимательного и сознательного анализа контекстов, в которых это должно происходить.

Чем не является правосудие переходного периода?

Это не способ исправить все, что не так в обществе. Долгосрочная социальная и политическая борьба за справедливость и равные возможности может быть поддержана мерой правосудия переходного периода, но не решена с ее помощью.

Это не особый тип правосудия, как восстановительное правосудие, распределительное правосудие или карательное правосудие. Это применение политики в области прав человека в определенных обстоятельствах.

Это не «мягкое» правосудие.Это попытка обеспечить наиболее значимую справедливость, возможную в политических условиях того времени. Если это просто попытка уклониться от действенных мер правосудия, это изощренная безнаказанность.

7 FAM 1200 ПРИЛОЖЕНИЕ B РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА США ПО УТРАТЕ ГРАЖДАНСТВА

7 FAM 1200 Приложение B

США решения Верховного суда об утрате гражданства

(CT: CON-804; 30.04.2018)
(Офис происхождения: CA / OCS)

7 FAM 1210 Приложение B Введение

(CT: CON-285; 03-06-2009)

Верховный суд США рассмотрел вопрос.
многократной потери гражданства.Статистически Суд имеет
согласился заслушать гораздо больший процент дел о гражданстве, доведенных до
внимание по сравнению, например, с уголовным или налоговым законодательством.

7 FAM 1220 ПРИЛОЖЕНИЕ B девятнадцатое
ВЕК

(CT: CON-285; 03-06-2009)

U.S. v. Wong Kim Ark, 164 U.S. 644 (1898). Это США
Дело Верховного суда постановило, что Конгресс не имел полномочий ограничивать приобретение
гражданства, полученного при рождении в Соединенных Штатах; человек, родившийся в
Родители гражданина Китая США были гражданами США.Гражданин С. под
Четырнадцатая поправка и поэтому не подпадают под действие Закона об исключении китайцев;
и хотя Вонг Ким Арк мог отказаться от этого гражданства и стать гражданином
из … любой другой страны, он никогда этого не делал. Поведение, составляющее
отказ от гражданства не определен. Это был закон до
Вступил в силу Закон о высылке 1907 года.

7 fam 1230 ПРИЛОЖЕНИЕ B 1950-Е ГОДЫ

(CT: CON-789; 16.02.2018)

а. 9 января 1950 г. в деле Savorgnan v.United States et al., 338 U.S. 49 (1950), Верховный суд США постановил, что уроженец
Гражданин США, который в США стал гражданином Италии в 1940 году,
и жила в Италии с мужем с 1941 по 1945, тем самым потеряв ее
Американское гражданство, даже если, когда она подала заявление и приняла итальянское
гражданство, она не собиралась отказываться от американского гражданства.

г. 31 марта 1958 г. Верховный суд США постановил
три дела об утрате гражданства.Решения того дня
продемонстрировал, что по вопросам утраты гражданства Верховный суд отказался от
заповеди Саворньяна прошлого и каждый закон о недобровольном
под угрозой изгнания:

(1) Нисикава против Даллеса, 356 U.S.
129 (1958). Дело касалось утраты гражданства для службы в вооруженных силах.
силы иностранного государства. Он касался двойного гражданина США и Японии, который имел
был признан утратившим гражданство США, служа в японской армии в
Вторая Мировая Война.Суд счел излишним доходить до конституционного
вопрос и постановил, что правительство США не установило,
необходима уверенность в том, что военная служба была добровольной. Суд постановил
что когда поднимается вопрос о добровольности, у правительства США есть
бремя доказательства добровольности действий, связанных с потенциальной высылкой, и
должны делать это с помощью четких, убедительных и недвусмысленных доказательств. Во многом в результате
этого решения Конгресс ввел в действие Раздел 349 (c) INA, устанавливающий опровержение
презумпция того, что потенциально действие изгнания было совершено добровольно.Таким образом, Конгресс изменил решение судов относительно бремени доказывания.
требование в случаях потери гражданства;

(2) Perez v. Brownell, 356 U.S. 44 (1958).
(ПОСЛЕДУЮЩЕЕ ПРЕПЯТСТВИЕ ПРИНЯТИЯ Афройим против Раск). Это дело касалось потери
гражданство гражданина США по рождению, голосовавшего на политических выборах
в Мексике. Конституционность статута была подтверждена, но только
пять голосов против четырех. Мнение большинства, написанное судьей Франкфуртером
тщательно изучил исторический фон и обнаружил, что способность к
прописать потерю гражданства в связи с властью вести иностранные дела
и необходимая и надлежащая статья Конституции.Однако, поскольку
Конгресс не может действовать произвольно, должна быть «рациональная связь» или
«соответствующая связь» между такой властью и средствами, выбранными для осуществления
Это. Было установлено, что утрата гражданства соответствует этому стандарту
разумность, поскольку прекращение гражданства лица,
разумно вовлекается в политические дела иностранного государства
реализовал власть правительства вести иностранные дела. Несогласные
По мнению главного судьи Уоррена, «при нашей форме правления, поскольку
установленное Конституцией, гражданство законно натурализованных
и родившегося по рождению нельзя отнять у них.’Главный судья признал
что гражданство может быть потеряно в результате добровольного отказа или других действий
в нарушение безраздельной верности этой стране ». Другой несогласный
в заключении, поданном судьей Дугласом с согласием судьи Блэка, говорилось, что
гражданство » может быть отказано или отказано, но я не вижу конституционного метода
с помощью которой его можно отобрать у него »;

(3) Троп против Даллеса, 356 U.S. 86 (1958). В таком случае
Верховный суд впервые отменил решение о потере гражданства
статут.Этот статут предусматривал утрату гражданства при осуждении за
дезертирство из вооруженных сил США во время войны. В
после этого решения голосование снова было пятью против четырех, и председатель Верховного суда Уоррен
Множественное мнение, высказывающееся от имени четырех несогласных в Пересе, сочло это
уголовный закон, ненадлежащее посещение жестокого и необычного наказания, так как он
оставил изгнанного гражданина без гражданства. Поворотный голос судьи Бреннана был
объяснил в совпадающем мнении, заключив, что потеря гражданства
Наказание не было рационально связано с продемонстрированной национальной необходимостью.Четыре
инакомыслящие составляли остальную часть большинства Переса, и
разумная и конституционная мера. Таким образом, раздел 401 (g)
Закон о гражданстве 1940 г. (54 Устава 1137) с поправками и INA
Раздел 349 (b) (x) недействителен.

7 fam 1240 Приложение B 1960-е годы

(CT: CON-378; 06-08-2011)

а. Пять лет спустя, в ходе еще одного голосования пятью против четырех,
Суд признал недействительным закон, предписывающий потерю гражданства в результате
за уклонение от военной службы.Мнение большинства судьи Голдберга в
Kennedy v. Mendoza-Martinez, 372 U.S. 144 (1963) признал статут карательным
и признал его неисправным, потому что штраф был наложен без соблюдения
конституционные гарантии, касающиеся уголовных санкций. Это оказало INA
Раздел 349 (a) (10) и Раздел 401 (j) NA неконституционны.

г. В следующем году еще одна потеря гражданства
статут был отменен в деле Schneider v. Rusk, 377 U.S. 163 (1964). Там
закон предусматривал высылку натурализованного гражданина, проживавшего в его
родной стране на непрерывный период лет.Большинство из пяти к трем
аннулировал Раздел 352 (a) (1) INA как недействительную дискриминацию в отношении
натурализованные граждане. Это сделало раздел 352 INA неконституционным.

г. Afroyim v. Rusk, 387 U.S. 253 (1967). Соединенные штаты.
Верховный суд объявил раздел 401 (e) NA неконституционным. В этом разделе
постановил, что граждане США эмигрировали, проголосовав во внешнеполитических
выборы. Афройим вышел за рамки раздела 401 (е) и установил правило, согласно которому гражданин США имеет конституционное право оставаться гражданином, если он не добровольно
отказывается от этого гражданства.Из-за этого решения, которое было
имеет обратную силу, большая часть содержательного анализа утраты гражданства
Теперь требуется решение о том, намеревалось ли лицо отказаться от гражданства США во время совершения потенциально изгнания. Это оказало
Раздел 401 (e) Закона о гражданстве 1940 года и Раздел 349 (a) (6) INA, как
первоначально принятый, неконституционный согласно Четырнадцатой поправке. В
Афройим, суд отменил решение Perez v. Brownell, 356 U.С. 44, 2 Л. Ред. 2д 603,
78 S. Ct. 568 (1958), и отверг идею последнего о том, что у Конгресса есть какие-либо
общие полномочия, явные или подразумеваемые, отнять у американского гражданина
гражданство без его согласия «.

г. См. 7 FAM 1215
(диаграмма) для краткого обзора оснований для потенциальной экспатриации, включая список
о недопустимых основаниях утраты гражданства признаны недействительными Верховным судом
Суд.

7 FAM 1250 приложение b 1980:
Решение ТЕРРАЗА

(CT: CON-285; 03-06-2009)

а.В 1980 году по делу Vance v. Terrazas, 444
US 252 (1980), Верховный суд США подтвердил конституционность раздела
349 (c) INA устанавливает опровержимую презумпцию того, что потенциально
акт изгнания был добровольным. Правительство США пыталось убедить
Суд, что некоторые добровольные действия настолько несовместимы с удержанием американских
гражданство, которое может автоматически привести к потере гражданства. В
Суд не согласился, отметив, что трудно понять, что согласие на
потеря гражданства будет означать что-то меньшее, чем намерение отказаться от
гражданство, независимо от того, выражено ли намерение словами или признано справедливым
вывод из доказанного поведения.«

г. Суд подробно изложил свое мнение в деле Афройим,
заявляя, что проверяющий факт должен … сделать вывод, что гражданин не только
добровольно совершил акт изгнания, запрещенный законом, но также
намеревался отказаться от гражданства.

г. Согласно обоснованию Афройима, суд Терразаса
добавил, что нельзя рассматривать действия изгнания, указанные в (
устава) как обязательное добровольное согласие гражданина.

г.Суд пришел к выводу: в конечном итоге,
изгнание зависит от воли гражданина, а не от воли
Конгресс и его оценка его поведения.

e. Суд отметил, что лицо, намеревающееся отказаться от
Гражданство США можно определить не только по словам людей, но и по
справедливый вывод из доказанного поведения. Сотрудник консульства и Департамент
выполнять эту последнюю задачу при разработке случаев убытков, хотя в качестве
На практике Департамент обычно требует устного волеизъявления
отказаться от гражданства, чтобы обрести потерю.

7 FAM 1260 приложение b Посттерразас:
1980-е годы

(CT: CON-285; 03-06-2009)

а. В 1985 году в деле Ричардс против Государственного секретаря,
Государственный департамент (1985, CA9 Cal) 752 F2d 1413 Апелляционный суд США, 9-й
Суд постановил, что натурализация Ричардса в Канаде и принесение присяги
отказ от всякой лояльности и верности иностранному суверену привел к
зная утрата гражданства. Суд постановил, что United
Гражданин государства фактически отказывается от гражданства, совершив действие, которое
Конгресс определил акт об экспатриации только в том случае, если он имел в виду
представляют собой отказ от его U.С. гражданство. В отсутствие такого
намеренно, он не теряет свое гражданство просто в результате действия изгнания,
даже если он знает, что Конгресс определил этот акт как акт изгнания. От
То же самое, мы не думаем, что знание закона об эмиграции
необходимо, и лицо, которое выполняет действие изгнания с намерением
отказаться от гражданства США теряет гражданство США независимо от того, знал он или нет
этот акт был актом изгнания. Суд постановил, что Конгресс лишен власти
обеспечить, чтобы граждане теряли свое гражданство простым исполнением
указанные акты; человек теряет гражданство, если он добровольно выполняет
акт изгнания, перечисленный Конгрессом, и если при выполнении этого акта он
намеревается отказаться от гражданства.

г. В 1987 году в деле Мерецкий против Министерства юстиции США,
et al., 259 U.S. App. D.C. 487; 816 F.2d 791 (1987), Апелляционный суд США
от Округа Колумбия оставил в силе решение Окружного суда, который подтвердил
выдача Государственным департаментом справки о потере гражданства
(«CLN») против Мерецкого, заключив, что истец добровольно
и намеренно отказался от гражданства США, чтобы стать гражданином
Канады. Мерецкий обжаловал потерю гражданства в апелляционной коллегии
Обзор, который подтвердил вывод Госдепартамента о том, что Мерецкий имел
совершил акт изгнания «с намерением отказаться от
гражданство.Затем Мерецкий подал иск в Федеральный районный суд.
до 8 U.S.C. 1503, добиваясь декларативного суждения о том, что он действительно не проиграл
его гражданство США. Не находя существенных фактов в споре и на кресте
ходатайства об упрощенном судопроизводстве, 30 декабря 1985 г. суд оставил без изменения
выдача CLN. Девятый округ отклонил довод о том, что истец
стал гражданином Канады, чтобы избежать экономических трудностей, управляя делами
совершенно ясно дают понять, что свободный выбор человека отказаться от гражданства Соединенных Штатов эффективен независимо от мотивации.Сделано ли это в
чтобы заработать больше денег, продвинуть карьеру или другие отношения, получить
чью-то руку в браке или участвовать в политическом процессе в
страна, в которую он переехал, гражданин США может по своему усмотрению
отказ от гражданства ведет к потере этого гражданства.

г. В 1987 году в деле Кахане против Шульца (1987, ED NY) 653 F
Supp 1486, Окружной суд США Восточного округа Нью-Йорка постановил
что гражданин США с двойным гражданством в Израиле не намеревался
отказаться от своего U.S. гражданство, когда он совершил эмигрантский акт принятия
место в израильском Кнессете, где акты и заявления вне всякого сомнения подчеркивают
что человек хотел остаться американским гражданином, такое намерение
проявился как до, так и после того, как он присоединился к израильскому парламенту.

Права человека и США

Быстрые ссылки

Убежище

Остановить насилие в отношении женщин

Тренинг по правам человека

Педагоги

Права человека и закон США

The U.S. Конституция и Всеобщая декларация прав человека

Хронология: права человека и США

Соединенные Штаты и современные права человека: краткая история

Международные договоры США не ратифицировали

Запись о правах человека в США

Права человека и Закон США

Хотя международное право прав человека обеспечивает важную основу для гарантирования прав всех людей во всех странах, стандарты прав человека, как правило, не вступают в силу в Соединенных Штатах, если и до тех пор, пока они не будут реализованы на основе местного, государственного и / или федерального законодательства.Международные договоры определяют права в очень общем виде, а международные суды и контролирующие органы обычно не имеют возможности напрямую обеспечивать выполнение своих решений в Соединенных Штатах. Поскольку наибольшая возможность защиты заложена в национальном законодательстве, одним из лучших способов улучшить положение с правами человека в Соединенных Штатах является усиление внутренней правовой защиты прав человека путем принятия законов, признающих эти права и обеспечивающих реализацию этих прав правительством и Суды США соответствуют международным стандартам.

Конституция США и ВДПЧ

UDHR

СВЯЗАННЫЙ U.S. КОНСТИТУЦИОННАЯ ИЗМЕНЕНИЕ

Статья 2 14-я поправка (недискриминация)
Статья 3 14-я поправка (жизнь, свобода, безопасность)
Статья 4 13-я поправка (рабство)
Статья 5 8-я поправка (жестокое и необычное наказание)
Статья 6 14-я поправка (равная защита)
Статья 7 14-я поправка (равная защита)
Статья 9 5-я поправка (произвольный арест)
Статья 10 Шестая поправка (справедливое судебное разбирательство)
Статья 12 4-я поправка (конфиденциальность)
Статья 17 5-я поправка (собственность)
Статья 18 1-я поправка (религия)
Статья 19 1-я поправка (выступление)
Статья 20 1-я поправка (ассоциация)
Статья 21 15, 19, 23, 24 и 26 поправки (голосование)

В Соединенных Штатах Конституция и Билль о правах обеспечивают широкую защиту прав человека.Многие права, содержащиеся в Конституции, эквивалентны правам, закрепленным во Всеобщей декларации прав человека, особенно тем, которые связаны с политическими и гражданскими свободами. Кроме того, Верховный суд США определил основные права, прямо не указанные в Конституции, такие как презумпция невиновности в уголовном процессе и свобода передвижения. Суды США предоставляют средства правовой защиты людям, чьи конституционные права были нарушены. Конгресс США также принимает законы, которые защищают конституционные права и предоставляют средства правовой защиты жертвам нарушений прав человека, когда судебные дела могут быть слишком дорогостоящими или сложными.Наиболее важными из этих внутренних законов являются те, которые запрещают дискриминацию, в том числе дискриминацию по признаку расы, пола, религии или инвалидности.

Пропавшие без вести Права человека


Хотя Конституция США обеспечивает надежную защиту гражданских и политических прав, в ней не признаются экономические, социальные и культурные права, гарантированные ВДПЧ.Некоторые права, такие как право на образование, можно найти в конституциях некоторых штатов; другие, такие как право на достаточный уровень жизни, включая питание, кров и медицинское обслуживание, не были признаны правами. Законы могут рассматривать такие вопросы, как доступ к пище, и рассматривать ее как удовлетворение потребности определенной группы людей, но они не признают это как право, на которое имеют право все люди. Поскольку экономические, социальные и культурные вопросы не рассматриваются как права, которыми пользуются все, государственная политика может лишать людей права на участие, если они не допускают дискриминации по запрещенным признакам, таким как расовая принадлежность.Хотя обеспечение того, чтобы государственная политика не носила дискриминационный характер, важно, это не решает основную проблему неспособности гарантировать всем людям в Соединенных Штатах адекватный уровень жизни и другие права, необходимые для достойной жизни.


ХРОНОЛОГИЯ: Права человека и США


Билль о правах гарантирует гражданские и политические права отдельным гражданам, включая: свободу слова, религии и ассоциации; право на справедливое судебное разбирательство; и запрет на жестокие и необычные наказания.

Сто женщин и мужчин подписывают Декларацию Сенека-Фоллс, провозглашающую равные социальные, гражданские и религиозные права для женщин.

США подписывают Гаагские конвенции, которые определяют законы войны и морского боя, обеспечивают защиту военнопленных и гражданских лиц и устанавливают механизмы мирного урегулирования международных споров.

Лига Наций формирует «для содействия международному сотрудничеству и достижения международного мира и безопасности». Президент США Вудро Вильсон возглавляет усилия по созданию Лиги, но Соединенные Штаты никогда не присоединяются.


После нападения японского правительства на Перл-Харбор U.Правительство С. насильно стажирует 120 000 американцев японского происхождения, многие из которых являются гражданами, в лагерях для задержанных.

Принимаются Американская декларация прав человека и Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ). Соединенные Штаты возглавляют усилия по разработке обоих документов.

Мартин Лютер Кинг младший.получает Нобелевскую премию мира за ненасильственное сопротивление расовой несправедливости в Америке. Закон о гражданских правах 1964 года запрещает основные формы дискриминации при голосовании, на рабочем месте, в школах и в общественных местах.

Соединенные Штаты ратифицируют Международный пакт о гражданских и политических правах. Несмотря на подписание Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, он остается нератифицированным.

В Декларации независимости говорится, что

«все люди созданы равными… [и] наделены своим Создателем определенными неотъемлемыми правами».

Конгресс принимает Закон о переселении индейцев, что привело к принудительному переселению 70 000 коренных американцев. Многие коренные американцы умирают во время путешествия на запад.Этот закон был одним из многих официальных действий правительства, нарушающих права коренных американцев.

Прокламация об эмансипации 1863 года помогла положить конец рабству в Соединенных Штатах, что в конечном итоге привело к принятию 13-й поправки (1865 г.), отменяющей рабство, и 14-й поправки (1868 г.), которая гарантирует равную защиту закона для всех людей в Соединенных Штатах.

Конгресс принимает Закон о подстрекательстве от 1918 года, который объявляет преступлением публикацию или высказывание «нелояльных, непристойных, непристойных или оскорбительных выражений» о форме правления, Конституции или вооруженных силах Соединенных Штатов.По закону к уголовной ответственности привлечено более 2 000 человек.


Президент Франклин Делано Рузвельт запускает «Новый курс», чтобы вывести Соединенные Штаты из Великой депрессии. Законодательство, принятое в рамках Нового курса, устанавливает социальное обеспечение, запрещает детский труд, легализует профсоюзную деятельность и обеспечивает рабочие места миллионам американцев.

Организация Объединенных Наций создана.Одна из его целей — «продвигать и поощрять уважение к правам человека и основным свободам для всех». Соединенные Штаты играют важную роль в создании Организации Объединенных Наций.


В деле Браун против Совета по образованию Верховный суд США постановил, что расовая сегрегация в государственных школах является неконституционной.

Спустя почти 40 лет после ее создания Соединенные Штаты ратифицируют Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.


США начинают использовать лагерь для задержанных в заливе Гуантанамо для содержания под стражей подозреваемых в терроризме без суда.

Соединенные Штаты и современные права человека:
Краткая история

У Соединенных Штатов неоднозначная репутация в области прав человека. Несмотря на раннее лидерство в области прав человека в 20 веке, Соединенные Штаты, в отличие от многих других стран мира, не ратифицировали большинство основных договоров по правам человека.Внешняя политика США не всегда уважает права человека, и правительство также не в состоянии защитить ключевые права человека внутри страны, особенно экономические и социальные права.

Основы прав человека
В первой половине 20 века Соединенные Штаты были активными сторонниками создания универсальной системы прав человека. Он был одним из лидеров в создании Всеобщей декларации прав человека, подписанной в 1948 году. Он также играл видную роль в Нюрнбергском международном военном трибунале, который впервые привлек к ответственности лиц за преступления против человечности.

Выход из системы защиты прав человека
Несмотря на свою первоначальную поддержку, в 1950-х годах Соединенные Штаты перестали участвовать в недавно созданной международной системе прав человека, а в некоторых случаях прямо выступили против нее. Одной из причин такого размежевания был конфликт, возникший из-за холодной войны, что затруднило поддержку общего стандарта прав человека, который мог сделать Соединенные Штаты уязвимыми для критики со стороны их идеологических врагов.У Соединенных Штатов также были внутренние причины для отказа принять международное право в области прав человека. В то время во многих штатах США практиковалась санкционированная законом дискриминация расовых меньшинств в форме законов Джима Кроу. Правительство США не хотело, чтобы его заставляли изменять дискриминационные законы и политику в результате ратификации международного договора.

Возобновление работы с системой прав человека
В 1960-х и 1970-х годах Соединенные Штаты подтвердили свою приверженность международной системе прав человека, подписав, хотя и не ратифицировав, несколько основных договоров по правам человека, включая Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации (МКЛРД), Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП).Действительно, во времена администрации Картера уважение прав человека играло роль в определении внешней политики.

Несмотря на эти достижения, только в конце 1980-х и 1990-х годах Соединенные Штаты ратифицировали некоторые из этих договоров, включая Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1987 г.), МПГПП (1992 г.), МКЛРД. (1994 г.) и Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1994 г.). В этот период Соединенные Штаты также стали более активными в гуманитарной интервенции и судебном преследовании за преступления против человечности.

Современная ситуация
Сегодня Соединенные Штаты все еще не полностью привержены международной системе прав человека. Правительство еще не ратифицировало важные договоры, связанные с правами человека, и выступает против некоторых форм международного сотрудничества в области прав человека, таких как Международный уголовный суд. Однако есть признаки того, что Соединенные Штаты усиливают свою приверженность международным правам человека. В 2009 году Соединенные Штаты присоединились к Совету ООН по правам человека, который помог создать и подписать недавно созданную Конвенцию о правах инвалидов (КПИ).

Основные международные договоры, которые США НЕ ратифицировали
  • Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах • (1966) Часть Международного билля о правах человека, это единственный пакт, который требует от правительств поощрять и защищать такие права, как здоровье, образование, социальная защита и соответствующие стандарты. жизни для всех людей.МПЭСКП ратифицировали более 150 стран. Президент Картер подписал Пакт в 1977 году, но Соединенные Штаты еще не ратифицировали его.
  • Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин • (1979) CEDAW, наиболее полное и подробное международное соглашение, направленное на улучшение положения женщин, ратифицировано 185 странами. Хотя президент Картер подписал CEDAW в 1980 году, сегодня Соединенные Штаты являются единственной промышленно развитой страной, не ратифицировавшей договор.
  • Конвенция о правах ребенка • (1989) Защищая детей от физического и психического насилия и опасной работы, и давая детям право на бесплатное начальное образование, КПР ратифицировали 193 страны, что сделало ее одной из самых распространенных. принятые конвенции. Президент Клинтон подписал КПР в 1995 году, но Соединенные Штаты еще не ратифицировали ее — одна из двух стран в мире, которые этого не сделали.
  • Римский статут Международного уголовного суда • (1998) МУС проводит судебные процессы над лицами, обвиняемыми в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности, когда нет других средств судебной защиты.146 стран подписали МУС, включая США. В 2002 году президент Буш заявил, что Соединенные Штаты не намерены быть связанными своей подписью Римского статута и что у них нет намерения ратифицировать его.
  • Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей • (1990) Конвенция о трудящихся-мигрантах защищает трудящихся-мигрантов и их семьи от жестокого и бесчеловечного обращения в странах, где они работают.Ни одна промышленно развитая страна, принимающая мигрантов, включая Соединенные Штаты, не подписала этот договор.
  • Конвенция о правах инвалидов • (2006) КПИ — первая глобальная конвенция, которая конкретно касается прав человека людей с ограниченными возможностями. Президент Обама подписал договор в 2009 году, но Соединенные Штаты еще не ратифицировали его.
  • Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений • (2006) Эта Конвенция подтверждает, что насильственные исчезновения представляют собой преступление против человечности, если они практикуются широко или систематически.США еще не подписали этот договор.
Оговорки США к международному праву


Когда США ратифицируют договор о правах человека, они часто добавляют оговорку, декларацию или понимание, которые отрицают защиту определенных прав. США обычно делают два вида оговорок к договорам:

Заявляет, что договор «не вступает в силу».Это означает, что сам по себе договор не подлежит исполнению в национальных судах, если Конгресс не примет закон для выполнения его положений. Если Соединенные Штаты не примут необходимое законодательство для выполнения своих международных обязательств, люди, чьи договорные права нарушены, не смогут обратиться в национальные суды.

Ограничивает объем договора. Соединенные Штаты часто делают оговорки, ограничивающие сферу действия договора, чтобы не отменять права, защищенные Конституцией США.Например, если договор запрещает жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, США будут интерпретировать этот пункт как означающий то же, что и конституционный запрет на жестокие и необычные наказания. В некоторых случаях США заявляют, что не будут вводить в действие какую-либо часть договора, которая противоречит Конституции США в ее толковании.

Такие ограничивающие оговорки означают, что решения международных органов о том, что является нарушением международного договора, заменяются национальными судами, интерпретирующими внутренние законы, принятые Конгрессом.Таким образом, вместо того, чтобы принимать международную систему права прав человека при подписании международных договоров о правах человека, США продолжают полагаться только на внутренние меры защиты.


ЗАПИСЬ О ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА США
Большинство американцев слышали о нарушениях прав человека, происходящих в других странах по всему миру, но многие не осознают, что права человека нарушаются и в США. По этой ссылке приведены некоторые примеры отказа U.С. соблюдать международные обязательства в области прав человека.

Источники

Изображения

  • © Архитектор Капитолия. Wikipedia Commons: http://en.wikipedia.org/wiki/File:Declaration_independence.jpg (Картина Джона Трамбалла «Декларация независимости», изображающая редакционный комитет Декларации независимости из пяти человек, представляющий свою работу Конгрессу, 1819 г. Оригинал висит в ротонде Капитолия США)
  • © У.S. Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса. (Элизабет Кэди Стэнтон, 1815–1902, выступает на первом съезде по правам женщин, состоявшемся в Сенека-Фолс, Нью-Йорк, 19 июля 1848 г.)
  • © Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса США. Цветная литография Стивенса, Х. Л., 1824–1882. Номер репродукции: LC-USZC4-2521. (Карточка с изображением афроамериканского раба, достигшего свободы, 1863 г.)
  • © Национальный архив Канады. www.nps.gov/…/nac_leaguenations_20920.jpg (Leage of Nations Assembly, Женева, 1936 г.)
  • © Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса США, цифровое удостоверение cph.3c17121. Гольденский, Элиас, 1868-1943, фотограф. (Президент Франклин Делано Рузвельт)
  • © United Nations Photo # 1292 (г-жа Элеонора Рузвельт из США держит плакат с Декларацией прав человека на английском языке. Ноябрь 1949 г.)
  • © Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса США.Телеобъектив United Press International. № NXP1057442. (Миссис Нетти Хант сидит на ступенях здания Верховного суда и держит газету, объясняя своей дочери Ники значение решения Верховного суда о запрете сегрегации в школах. Заголовок газеты гласит: «Высокий суд запрещает сегрегацию в государственных школах». 1954)
  • © Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса США, цифровое удостоверение, ppmsc.01269. Трикоско, Марион С., фотограф. (Мартин Лютер Кинг-младший на пресс-конференции 26 марта 1964 г.)

Недостающее право: конституционное право голоса: Democracy Journal

Чтобы стать натурализованным гражданином Соединенных Штатов, до недавнего времени вам приходилось отвечать на вопрос: «Какое самое важное право предоставлено У.Граждане С.? » Правильный ответ, по мнению правительства Соединенных Штатов, был: «Право голоса». Но это «право» всегда было на шаткой почве. Подобно тому, как Конституция когда-то одобряла рабство, она также разрешала право голоса только для белых мужчин, владеющих собственностью. Тринадцатая поправка стерла пятно рабства с нашего основного закона, но Конституция так и не выполнила демократическое обещание, которое мы с ней связываем. Проще говоря — и это удивительно для многих — нет конституционной гарантии права голоса.Право голоса на выборах в палату представителей и сенат определяется каждым штатом, и Верховный суд подтвердил в деле Bush v. Gore , что «отдельный гражданин не имеет федерального конституционного права голосовать за выборщиков президента страны. Соединенные Штаты.»

Поправки к Конституции требовали «равной защиты», отменили подушный налог и сделали неконституционным ограничение голосования по признаку расы, пола и возраста для лиц старше 18 лет. В течение многих лет Верховный суд полагался на эти поправки для расширения избирательного права. , а расширение избирательных прав, которое было связано с движением за гражданские права, было широко признано как маркер прогресса на пути к справедливому обществу примерно до 2000 года.В последнее время, в среде все более жесткой приверженности партий, контроль за тем, кто голосует, дает больше рычагов воздействия, чем убеждать избирателей изменить свое мнение, и, таким образом, доступ к самому избирательному бюллетеню превратился в арену интенсивного политического конфликта. Эти конфликты составляют то, что исследователь выборов Ричард Хасен называет «войной за голосование». Большинство этих войн заканчивается в судах, где правила ведения боевых действий, определенные нашей Конституцией, не обеспечивают достаточной защиты прав избирателей, чтобы они могли пользоваться своим избирательным правом.В отсутствие явного права голоса Суд не обнаружил каких-либо проблем с различными правилами, которые без необходимости препятствуют голосованию.

Результатом стало неуклонное погружение в хаос и неразбериху, которые угрожают целостности наших институтов внутри страны и нашему авторитету в продвижении демократического управления за рубежом. Люди часами ждут в очереди, чтобы проголосовать; часы и место голосования меняются в последнюю минуту; существует неопределенность в отношении того, кто может голосовать, нужно ли избирателям предъявить удостоверение личности и что считается удостоверением личности.Армии адвокатов борются за эти правила перед выборами, а когда результаты близки, они снова борются за то, какие голоса следует и не следует подсчитывать. Хасен недавно сообщил, что количество дел, оспаривающих правила выборов, более чем удвоилось за десять лет, прошедших с Буш против Гор .

Наконец, закрепление права голоса в Конституции поможет разрешить большинство этих случаев в пользу избирателей. Это не сделало бы каждое ограничение неконституционным — например, суть голосования заключается в том, что должна быть определена дата, до которой голоса должны быть поданы для подсчета, — но это обеспечило бы оценку этих ограничений в соответствии с известным стандартом. как «строгий контроль», означающий, что правительства должны будут показать, что ограничения были тщательно разработаны для удовлетворения неотложных интересов государства.Мы пришли к выводу, что многие знакомые аспекты нашей нынешней системы голосования не будут соответствовать этому стандарту, и доступ к бюллетеням можно было бы предоставить миллионам, которые сейчас активно или эффективно лишены избирательных прав.

Разновидности лишения избирательных прав

Одним из наиболее подозрительных ограничений на голосование является требование о том, чтобы избиратели регистрировались за месяц до дня выборов, чтобы иметь возможность проголосовать. По данным Бюро переписи населения, в 2008 году около шести миллионов имеющих право голоса избирателей не проголосовали из-за трудностей, связанных с требованиями регистрации.Начиная с середины девятнадцатого века, требования к регистрации затрудняли голосование бедным, менее образованным и временным людям, но Суд принял претензии штатов о том, что предварительная регистрация необходима для проведения организованных выборов и доказать, что избиратель — настоящий житель. Восемь штатов позволяют избирателям регистрироваться в день выборов, еще два вводят регистрацию в тот же день, а один (Северная Дакота) вообще не требует регистрации избирателей, что доказывает, что предварительная регистрация просто не нужна для достижения любой из этих целей.

Подобно требованиям регистрации избирателей, более поздние законы, требующие от избирателей предъявлять удостоверение личности с фотографией для голосования, препятствуют участию в голосовании большого числа людей, особенно бедных и представителей меньшинств. Существует множество свидетельств того, что этот результат с последующими политическими последствиями и является их целью. Обратите внимание на заявление лидера большинства в Палате представителей Пенсильвании Майка Турзая о том, что удостоверение личности избирателя «позволит губернатору Ромни выиграть штат Пенсильвания». С 2008 года, когда Верховный суд утвердил закон Индианы об удостоверении личности избирателя, исходя из интересов штата в защите честности выборов, 14 штатов приняли и укрепили законы об удостоверении личности избирателя, и только в тех штатах, где есть гарантированное право голоса в конституция штата позволила судам взвесить бремя, лежащее на избирателях, против исков о мошенничестве на выборах.(Закон штата Пенсильвания был заблокирован в 2012 году судом штата, полагающимся на конституцию штата; кандидат от республиканцев Митт Ромни не выиграл Пенсильванию.) Верховный суд был прав, признав заинтересованность штата в честности выборов, но без доказательств недобросовестности. мошенничество с избирателями, которое случается крайне редко, при этом следовало бы уделять больше внимания бремени, которое ложится на отдельных избирателей. Конституционное подтверждение права голоса потребовало бы от Суда другой оценки этих интересов.

Утвердительное право голоса может также проверить нашу анахроничную практику голосования по вторникам. В аграрном обществе выборы по вторникам давали возможность совершить поездку в округ, чтобы проголосовать без вмешательства в воскресные богослужения или базарные дни в среду. Сегодня это просто обуза для тех, кто не может изменить свой рабочий график. Тридцать два штата теперь разрешают личное досрочное голосование без оправдания, но остальные этого не делают, и некоторые из самых ожесточенных битв 2012 года были сосредоточены вокруг попыток откатить досрочное голосование там, где оно существовало.Восьмичасовые очереди, с которыми столкнулись некоторые избиратели в этом году, следует признать нарушением конституционных обязательств государства в отношении права голоса отдельных лиц.

Важно отметить, что поправка о праве голоса изменит конституционное исчисление законов о лишении избирательных прав преступников, которые в настоящее время ограничивают права почти шести миллионов американцев, в том числе четырех миллионов, которые больше не находятся в заключении. Как и другие ограничения на голосование, эти законы несоразмерно затрагивают афроамериканцев; в нескольких штатах более чем одному из пяти афроамериканцев запрещено голосовать.Профессор права Нью-Йоркского университета Брайан Стивенсон прогнозирует, что через десять лет уровень лишения избирательных прав в Алабаме будет выше, чем до принятия Закона об избирательных правах. Верховный суд отказался применять строгую проверку лишения правонарушителей, за исключением случаев, когда может быть доказано дискриминационное намерение. В то время как государство могло бы преуспеть в защите политики, не позволяющей заключенным, находящимся в настоящее время в заключении, голосовать, дальнейшее лишение избирательных прав четырех миллионов человек, которые в противном случае интегрированы в ткань общества, будет защищать гораздо труднее.Борьба за восстановление этих избирательных прав часто остается на периферии; заземление его в более широком движении может помочь ему продвинуться. Точно так же безусловное лишение избирательных прав миллионов американцев, проживающих в округе Колумбия, Пуэрто-Рико и на других территориях, не вызывает организованных возражений за пределами пострадавших общин.

За поправкой, движение

Несмотря на то, что среди американцев существует энергичное «демократическое движение», стремящееся улучшить функционирование нашей демократии и нашего политического аппарата, оно действует в десятках различных направлений.Есть организации и отдельные лица, которые борются за изменение требований к регистрации, отмену законов об удостоверении личности избирателей, расширение досрочного голосования, а также за десятки других полезных реформ, способствующих укреплению демократии. Для большинства этих защитников отсутствие утвердительного права голоса не является секретом, но лишь немногие открыто поддержали призыв внести поправки в Конституцию. Некоторые считают, что признание этого конституционного недостатка сбивает с толку и ослабляет их уверенность в неявном «праве голоса» в юридической или общественной защите.Многие другие думают, что дело просто не стоит времени и денег, необходимых для начала боя. Мы не согласны.

Двадцать шестая поправка, расширяющая право голоса до 18-летних, была ратифицирована через четыре месяца после ее первого принятия Сенатом. Несмотря на столь же убедительную привлекательность более широкой поправки о праве голоса, у нас нет иллюзий относительно ее быстрой ратификации в нынешних политических обстоятельствах. Поскольку 26 законодательных собраний штатов, включая все, кроме одного на Юге, находятся под полным контролем консерваторов после выборов 2012 года, достичь необходимых 38 штатов будет почти невозможно.Но даже если шансы на принятие устрашающие, стремление закрепить право голоса в Конституции все равно будет иметь огромное значение для построения движения.

Хорошим примером кампании по внесению поправок, которая сформировала движение, является Поправка о равных правах (ERA), которая не была ратифицирована в конце 1970-х годов, но дала зарождающемуся женскому движению четкую цель, поставила перед ним руководящую миссию и вызвали важный общенациональный разговор о равенстве и правах всех людей.Благодаря законам штата и федеральным законам, созданию комиссий штата по положению женщин и, прежде всего, культурным изменениям в семье, школе и корпоративной Америке женщины достигли многих из первоначальных целей ERA.

Поправка о праве голоса не заменит многие причины демократического движения, но даст им аналогичную всеобъемлющую миссию с принципом полного участия и всеобщего избирательного права во главу угла. В отличие от других предложенных поправок, таких как различные версии поправки, отменяющей Citizens United или декларирующих, что корпорации не являются людьми, которые не предоставляют других возможностей для успеха, кроме окончательной ратификации, поправка о праве голоса будет иметь вид «Да» Мы можем », как и ERA.Ничто не должно ждать ратификации поправки; все шаги к реальному всеобщему избирательному праву могут быть предприняты и приняты посредством законодательства наряду с борьбой за поправку.

Основной завет

Формулировка такой поправки может принимать несколько форм, например, предложенную Хизер Геркен из Йельской школы права: «Право граждан Соединенных Штатов голосовать на любых первичных или других выборах президента или вице-президента, выборщиков для Президент или вице-президент, сенатор или представитель в Конгрессе не могут быть отклонены или ограничены Соединенными Штатами или каким-либо штатом.Этот же текст можно сузить, чтобы исключить праймериз и применить только к всеобщим выборам, или расширить, чтобы охватить выборы штатов.

Можно было бы ожидать, что реформы, необходимые для решения проблем с регистрацией, удостоверениями личности избирателя и досрочным голосованием, не будут вызывать споров, если бы они не были так запутаны в партизанских битвах за политическую власть. Если превратить эту борьбу в аргумент в пользу права, которое большинство американцев считает краеугольным камнем нашей национальной идентичности, перспективы законодательного успеха в этих вопросах только усиливаются.

Более того, показывая американцам, насколько мы далеки от основного права, которое, по мнению большинства из нас, содержится в Конституции, это поможет прояснить и расширить коалицию для других реформ, которые не менее важны, но более сложны с политической точки зрения. Поместив участие и политическое равенство в основу Конституции, поправка о праве голоса также расширит свои преимущества, помимо вопросов избирательного права, на влияние денег в политике. В соответствии с нынешней судебной практикой Верховного суда, способность отдельных лиц и корпораций тратить неограниченные суммы для воздействия на выборы не может быть ограничена.Эта теория помогла высвободить величайшую угрозу корпоративного захвата нашей демократии с тех пор, как первое прогрессивное движение встало перед аналогичными проблемами столетие назад. Ответом на эту угрозу является надежная система финансирования граждан, повышающая ценность небольших взносов обычных избирателей. [См. Также «Несоответствие средств», выпуск №4.] Аргументы в пользу этой политики явно перекликаются с духом поправки о праве голоса.

В эпоху избирательных войн право голоса само по себе является предметом продолжающихся партийных, региональных и расовых конфликтов.Пришло время разрешить конфликты и выполнить обещание американской демократии, объединив усилия, чтобы сделать право голоса, наконец, частью нашего основного завета как нации.

Признание

гражданином Филиппин — Генеральное консульство Филиппин Лос-Анджелес, Калифорния

[responseivevoice_button voice = «Американский английский женский» buttontext = «Слушать сообщение»]

В соответствии с Инструкцией иммиграционного бюро № RBR-99002, изданной 15 апреля 1999 года, любой ребенок, рожденный от родителей-филиппинцев, может быть признан гражданином Филиппин в соответствии с действующим законодательством.

Следующие документы должны быть представлены Уполномоченному по иммиграции на Филиппинах:

1. Ходатайство в форме письма-запроса, поданное под присягой филиппинским родителем или законно назначенным опекуном. Лицо, достигшее 18 лет, должно подавать заявление в своем качестве.

В случае отсутствия родителей или назначенного в судебном порядке опекуна следующие лица осуществляют замещающие родительские права над ребенком в указанном порядке:

а.Выжившие бабушка и дедушка в соответствии со статьей 214 Семейного кодекса;

г. Старший брат или сестра старше 21 года, если они не являются непригодными или дисквалифицированными; и

г. фактический опекун ребенка старше 21 года, если он не является непригодным или дисквалифицированным;

В случае, если письмо-запрос направлено лицом от имени кого-либо из родителей, законно назначенного опекуна или лиц, исполняющих замещающие родительские полномочия, он или она должны быть должным образом уполномочены посредством доверенности на подачу такого ходатайства.

2. Заверенное свидетельство о рождении ребенка;

3. Свидетельство о рождении родителя-филиппинца;

4. Аффидевит о гражданстве, оформленный филиппинским родителем заявителя, подтверждающий его / ее гражданство на момент рождения ребенка;

5. Ксерокопия паспорта ребенка, если он есть;

6. Фотокопия паспорта родителя-филиппинца, если он у него есть;

7. Подтверждение филиппинского гражданства родителя на момент рождения ребенка, кроме паспорта родителя или паспорта ребенка.

Примечание: Все документы, выданные иностранными правительствами и документы, оформленные в другой стране, должны быть должным образом заверены уполномоченным должностным лицом посольства или консульства Филиппин, которое имеет юрисдикцию над ними.

Сообщения, заявления или документы, оформленные на языке, отличном от английского или филиппинского, должны быть официально переведены за печатью уполномоченного сотрудника соответствующего иностранного посольства.

В соответствии с Распоряжением № 292 Иммиграционное бюро через свой Отдел документации автоматически предоставит Министерству юстиции официальную копию своего Распоряжения о признании в течение 12 дней с даты его утверждения.Удостоверения личности выдаются только после подтверждения Министром юстиции.

За дополнительной информацией обращайтесь:

Офис комиссара
Иммиграционное бюро
Magallanes Drive, Intramuros, Manila
Тел. № (632) 527-3261 / 527-3277
Факс № (632) 338-4538
www.immigration.gov.ph

Обратите внимание, что для того, чтобы признанный ребенок получил филиппинский паспорт, необходимо сообщить о рождении ребенка в консульство или посольство, имеющее юрисдикцию [щелкните здесь, чтобы узнать юрисдикцию].

Если ваш ребенок родился в пределах юрисдикции этого Консульства, соблюдайте требования Отчета о рождении [щелкните здесь].

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *