Психология отношений между мужчиной и женщиной после расставания: Почему после разрыва полезно побыстрее начать новые отношения

Содержание

Почему после разрыва полезно побыстрее начать новые отношения

  • Уильям Парк
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Что лучше — дать сердечным ранам время затянуться или поскорее вступить в новые отношения сразу после разрыва? И хорошо ли это, если ваш новый партнер напоминает вам предыдущего?

Разрыв отношений бывает очень болезненным. Неудивительно, что психологическое самочувствие ухудшается. И ваши друзья из самых лучших побуждений (надеясь оградить вас от еще одного расставания) советуют вам не спешить вступать в новые отношения — особенно если ваш новый знакомый (знакомая) напоминает вашего экс.

В обществе почему-то с подозрением смотрят на то, что после разрыва или развода человек быстро находит себе нового партнера. Но такой вариант может быть самым лучшим для вас, и этому есть подтверждения.

Отчего же предрассудок столь живуч? Как нам вести себя в новых отношениях? И есть ли какой-то риск в том, что наш новый партнер напоминает нам нашу прежнюю любовь?

«Люди, которые быстро вступают в новые отношения, чувствуют себя комфортней в личной жизни», — говорит Клаудиа Брамбо, психолог из Городского университета Нью-Йорка, изучающая привязанности взрослых. Она рассказывает об исследовании, в котором оценивала психологическое состояние людей, недавно переживших разрыв с партнером.

«[Если они быстро нашли нового партнера] они чувствовали себя более уверенно, ощущали себя более желанными и любимыми. Возможно, потому, что они доказали себе, что могут быть таковыми. Они сильней ощущали личностный рост и независимость, — говорит Клаудиа Брамбо. — Им лучше удавалось преодолевать зависимость от своего бывшего (бывшей), они чувствовали себя более спокойно. И не было ни одного примера, когда человек, оставшийся в одиночестве, чувствовал бы себя лучше».

По словам Брамбо, люди считают, что надо подождать в среднем пять месяцев, не вступая в новые отношения, и что те отношения, в которые вступаешь сразу после разрыва — временные, они не могут продлиться долго.

Однако подобные мнения не подтверждаются фактами.

Автор фото, Getty Images

В одном из исследований те участники, которые после разрыва отношений быстро нашли себе нового партнера, рассказывали о возросшей самооценке и лучшем психологическом самочувствии, они чувствовали себя менее тревожно.

Переход от одного партнера к другому происходил достаточно гладко и не нарушал привычного образа жизни.

Впрочем, у тех, кто быстро находил себе нового сердечного друга, были свои проблемы в прежних отношениях — они чувствовали их ненадежность, ощущали себя незащищенными.

На первый взгляд кажется странным, что у тех, кто состоял в ненадежных отношениях, теперь высокая самооценка. Но это может быть результатом того, что чувство незащищенности существовало в старых, уже завершившихся отношениях, а рост самооценки произошел уже после встречи с новым партнером.

Выводы после разрыва

Люди, советующие подождать, прежде чем вступать в новые отношение, приводят, например, такую причину: нам нужно время, чтобы залечить душевные раны и сделать выводы из приобретенного опыта.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Личностное развитие в промежутке между отношениями может быть иллюзией

Определенная логика в этом есть. После разрыва люди рассказывают о примерно пяти аспектах, в которых они выросли в своих глазах — например, «я чувствую себя более уверенно» или «я более независим/а».

Но такие эксперименты полагаются на то, что сообщают о себе сами участники, на их самооценку, что может означать: на самом деле все не так просто. Я могу сказать, что чувствую себя теперь более уверенно, но так ли это?

Исследования, в которых изучалось, что о своем личностном росте рассказывают те, кто пережил травмирующие психику события, часто показывают, что никаких внутренних перемен на самом деле не происходит.

Мы говорим себе, что новый опыт многому нас научил. Но часто причина этого — феномен искажения восприятия, известный как «позитивные иллюзии».

«Люди иногда склонны преувеличивать свои оценки для того, чтобы подпитать самолюбие», — отмечает Тай Таширо, психолог и писатель.

«Разрыв может негативно сказаться на вашей самооценке. Но если вы говорите себе, что теперь более независимы, это уравновешивает ситуацию. И хотя на самом деле вы и не стали более независимы, вам так легче смириться с фактом, что вас бросили».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Те, кто быстро находит себе нового партнера, рассказывают о подросшей самооценке и лучшем психологическом состоянии

Исследования Таширо, которые он предпринимал, работая в Мэрилендском университете (США), показывают, что скорость, с которой вы находите нового партнера, и время, прошедшее после разрыва, никак не влияют на ваш личностный рост.

Так что вы можете ждать сколько угодно, не вступая в новые отношения, но это не сделает вас лучше или опытнее. И даже если вы думаете именно так — это самообман.

А вот что влияет на ваш личностный рост, так это то, на кого или на что вы возлагаете вину за разрыв. Вините ли вы себя? Или партнера? Или обстоятельства?

Те, кто винит во всем обстоятельства (занятость на работе или отношения с родственниками своего партнера), как правило, чаще сообщают потом о личностном росте. У тех, кто винит себя, всё наоборот.

Многое зависит и от тех уроков, которые мы извлекаем для себя.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Умение просить прощения поможет в будущих отношениях

Кто же вступает в новые отношения заметно помудревшим? Таширо рассказывает, что более всего ему запомнился мужчина, который сказал: «Я научился говорить «прости меня».

«Мне это очень понравилось, потому что в ответе есть конкретика, — говорит Таширо. — Ответ прозвучал очень достоверно. Я очень хорошо представляю себе, что привело к такому. Умение просить прощения поможет этому парню во всех его будущих отношениях».

Чувство привязанности

У каждого из нас — свой стиль привязанности к близким. В целом степень того, насколько мы нуждаемся в эмоциональной поддержке, определяется чувством защищенности, тревоги или избеганием слишком близких отношений.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ваш личностный рост зависит и от того, на кого вы возлагаете вину в произошедшем разрыве

Те, кто чувствует надежную привязанность в отношениях с партнером, скорее всего, воспитывались в семье, где родители были последовательны в своих отношениях с ребенком. Они, как правило, доверяют окружающим и, когда им надо, ищут эмоциональной поддержки у близких друзей и членов семьи.

Все становится куда сложней, когда мы исследуем отношения, в которых люди не уверены. Те, кто испытывал чувство привязанности в таких отношениях в прошлом, как правило, быстрее вступают в новые отношения, чем те, кто состоял в более нормальных отношениях. Но причина спешки тут другая.

Тревога, связанная с прошлой привязанностью, существует из-за неумения отпустить ситуацию и желания как-то отомстить своему бывшему (бывшей).

Такие люди испытывают больший стресс — как эмоционально, так и на физическом уровне — и могут пойти на крайние меры в попытке вернуть прежние отношения.

Те же люди, которые избегают привязанности, более полагаются на себя и могут вообще не вспоминать о бывших партнерах, двигаясь по жизни.

«Обеспокоенные люди всегда тревожатся и ревнуют, цепляются за прошлое, ищут внимания, но ничего не дают взамен, — говорит Брамбо. — Люди, избегающие привязанности, не склонны раскрывать душу, недоверчивы и предпочитают заглушить чувства работой. Им не нравятся чересчур близкие отношения, и тем не менее у них есть партнеры».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Найдя себе нового партнера, который похож на прежнего, вы приобретаете постоянство

На ваше поведение во взрослом возрасте может влиять то, как вас воспитывали, какие отношения у вас были в семье. Но со временем это меняется, и если у вас в семье не было особенно теплой атмосферы, совершенно не обязательно вы будете сторониться такой атмосферы всю свою жизнь.

Ваше отношение к привязанности может изменить понимающий партнер. Впрочем, есть научные свидетельства того, что приверженность тому или иному стилю отношений наследуется, так что степень влияния партнера здесь имеет свои границы.

Если вы видите в новом партнере своего бывшего

Обычно люди переходят из одних отношений в другие, перенося с собой свой стиль привязанности, но делают это в гораздо большей степени, когда новый партнер напоминает бывшего. И тогда они переносят в новые отношения свои представления о старом партнере.

«Людям нравится постоянство, — говорит Брамбо. — Найдя себе нового партнера, который похож на прежнего, вы приобретаете постоянство. Те, кто быстрее вступает в новые отношения после разрыва, находят больше сходства между бывшим и нынешним партнерами. Мы не можем сказать наверняка, существует ли это сходство на самом деле, потому что о нем нам рассказывают сами люди. Но они так это видят».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Люди переносят стиль своей привязанности с одного партнера на другого

Живущие вместе люди во многом одинаково смотрят на мир, их взгляды накладываются. Таким образом они видят себя частями друг друга. Они разделяют привычки и увлечения друг друга, отношения с друзьями.

И после того, как произошел разрыв, такие люди могут чувствовать себя очень уязвимо. Внезапно они теряют часть своей индивидуальности, кого-то, с кем они делили интересы. Поэтому им становится гораздо легче, когда они находят того, кто помогает заполнить образовавшиеся пустоты.

В том, что люди видят в новом партнере черты, схожие с бывшим, есть свои плюсы и минусы. «Если мой бывший — Сэм, а потом я встречаю Боба, и кое-что в Бобе напоминает мне Сэма, я начинаю видеть в Бобе больше сходства, чем должна», — объясняет Брамбо.

«Например, если Сэм хорошо готовил и был очень романтичен, я начинаю то же самое думать о Бобе. И эти ошибочные предположения могут создать проблемы. Мне хочется, чтобы Боб был столь же романтичен, что и Сэм, и каждый раз, когда оказывается, что он не совсем такой, это разрушает мои ожидания, огорчает меня — несмотря на то, что Боб тоже может быть вполне романтичной личностью, просто не в такой степени, как Сэм».

Понятно, что быстрое вступление в новые отношения нельзя считать идеальным лекарством от сердечных ран. Но в нем нет и ничего плохого, что бы вам ни говорили друзья и родственники. Некоторые его психологические преимущества очевидны.

Разрыв часто бывает очень болезненным, и разве можно осуждать того, кто спешит вернуть в свою жизнь хотя бы немножко любви?

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

«Парни и девушки после расставания переживают одни и те же периоды?» – Яндекс.

Кью

Да.

Расставание — это кризис. Даже если вы ненавидите своего партнера. Единственная ситуация, в которой люди расходятся безболезненно — отсутствие эмоций друг к другу. Во всех остальных случаях все равно будет больно.

Расскажу как на расставание смотрят сексологи.

В случае женщин

Самый болезненный период — после расставания. Длительность — индивидуальна, но обычно не больше 3 месяцев, в самом крайнем случае 6 месяцев. Чаще 1-2 месяца.

В этот период женщина хочет вернуть отношения, тоскует об ушедшей любви, изменении жизни. Это самое опасное или благоприятное (зависит от ситуации) время, для возвращения в отношения, т.к. женщина хочет в них вернуться.

Затем наступает новый период. Женщине становится легко и она готова вступить в новые отношения. И на старые уже не оглядывается.

В случае мужчин

Здесь все точно также, только наоборот.

Сперва — эйфория, радость, может быть даже новые отношения.

А вот потом, тоска по прошлому и желание вернуть эти прошлые отношения.

Думаю расхождение здесь сразу бросается в глаза. И на закономерный вопрос: а почему оно так? Ответ довольно простой — культура и воспитание.

Если женщина не табуирует свои переживания, можеть их прожить и пойти дальше, у мужчин все наоборот. Мужчина до последнего будет делать все, чтобы с переживаниями не столкнуться, но, в конечном счете, он проиграет этот бой и его «накроет».

И этим объясняется появление бывших мужчин в момент, когда у женщины наконец все стало налаживаться и она готова двигаться дальше.

Правда есть еще один важный момент

Вся эта система уже меняется. Как понимаете, подобная периодизация базируется на том, как нас воспитывают. Если женщина не умеет сталкиваться с эмоциями, она будет переживать расставание по «мужскому» типу, и наоборот.

Ну и да, нет никакого «мужского» или «женского» типа переживания расставания. Есть просто ваши эмоции и то, как и когда вы можете с ними столкнуться.

Почему возвращаются бывшие, и стоит ли давать второй шанс? Объясняет психолог

Казалось бы, зачем ворошить прошлое? Однако человек — существо странное. Почему его тянет назад? Психолог Александрина Борисевич перечислила аж 8 причин и рассказала, в каких случаях у таких отношений есть будущее.

Александрина Борисевич
психолог, магистр психологических наук, член Белорусского общества психологов, автор блога в инстаграме psychologist.notes
— Тема очень актуальна. Наверное, каждый третий мой клиент задумывается над тем, а не возобновить ли старые отношения? Причем нельзя выделить, кого такие мысли волнуют чаще: мужчин или женщин. Дилемма в равной степени может затрагивать представителей обоих полов. Правда, дамы «застревают» в подобной ситуации чаще. Не стоит забывать, что женщины более склонны к принятию спонтанных решений, продиктованных эмоциями, душевным порывом. Мужчины же основываются на логических умозаключениях после анализа происходящего и определенных выводов. Однако все люди разные. Из каждого правила бывают исключения.

— Что побуждает человека задуматься о воссоединении с бывшим партнером?

— Причин очень много. Перечислю самые распространенные.

1. Магическое мышление

— Нет, это не про карты таро или приворотное зелье (хотя бывает всякое). Это про некий внутренний инфантилизм, который обещает человеку, что завтра будет лучше, чем вчера. Люди с магическим мышлением верят, что могут повлиять на избранника, что партнер изменится, перестанет бить, пить, разбрасывать свои носки по квартире, в конце концов, в общем — что судьба волшебным образом сама все расставит по своим местам.

Как ни странно, такое поведение очень часто прослеживается у жертв домашнего насилия. Человек готов простить своего обидчика, несмотря ни на что, упорно верит, что на этот раз плохой сценарий точно не повторится. Агрессору стоит лишь вернуться с букетом ромашек, тортиком и с пламенными речами о том, что он все понял и бо-о-ольше «ни-ни»! На всякий случай предупреждаю: люди, которые склонны к насилию, так просто никогда не исправляются. Поэтому обычно даже после второго, третьего, четвертого шанса, дарованного партнеру, ситуация не меняется. Это называется созависимость. Здесь необходима серьезная работа над собой. Причем это касается обоих партнеров.

2. Страх нового

— Человек часто тешится иллюзией, что после расставания ему будет открыт весь мир: новые знакомства, впечатления, события. Но далеко не всегда действия разворачиваются именно так, как мы того ожидаем, правда?

Не такая красочная реальность, понимание того, что новые знакомства — это долгая «притирка», компромиссы и работа над собой, порождают разочарование, и мозг предлагает самый легкий вариант: вернуться в точку А, привычную зону комфорта. Человек понимает, что выбирает привычное болото, но зато свое, родное, и позже даже кажется, что не такое и ужасное.

3. Опасения остаться одному

— «Время идет, но ничего не меняется! А я хочу семью, а я хочу отношений, а может, вообще во всем была моя вина и разрыв был ошибкой?» — именно так размышляет он или она, лоб в лоб столкнувшись с проблемой поиска нового избранника.

Иногда все вообще сводится к банальной нехватке времени на новые отношения. Зачем снова тратить драгоценные часы на свидания, если можно просто воссоединиться с бывшим и вместе строить будущее, не отвлекаясь при этом от работы и увлечений? Новая ловушка, которая прекрасно работает, хотя и выглядит смешно.

4. Дружеский секс

— Вы не поверите, но по статистике 50% пар воссоединяет именно этот пункт. Общие взгляды на интимную жизнь и удовлетворение от полового акта — это очень сильные аргументы, даже когда мужчине и женщине банально не о чем поговорить после «постельной сцены».

Сначала пара решает встречаться только ради плотских утех, при этом договариваясь, что никто никому ничего не должен и что каждый продолжает искать свою настоящую вторую половину. Но в этом кроется очередная ловушка. Найти подходящего нового партнера при таком сценарии удается единицам. Ведь потребности частично удовлетворяются, причем удовлетворяются прекрасно! Видимо, Вселенная считает, что этого человеку достаточно, и как назло новый принц или принцесса не подворачиваются.

В итоге старые партнеры снова сходятся. Но спустя время все равно выясняется, что для счастья необходимо нечто большее, чем просто секс. И если других общих точек соприкосновения не находится, обычно люди опять разбегаются. Мой совет: если расходитесь, расходитесь насовсем, исключая и совместные визиты в спальню.

5. Настойчивость одного из партнеров

— Тоже достаточно распространенная ситуация, когда партнер всегда на связи, часто напоминает о себе, говорит комплименты, ставит лайки, готов подставить свое плечо и всем видом показывает, что очень любит и ждет.

Филигранно в этой ситуации себя ведут прирожденные манипуляторы, которые находят любую незначительную причину для встречи: «Я забыл у тебя свои носки и зубную щетку», «В кино показывают фильм, на который мы давно собирались сходить, давай просто так посмотрим его», «Мне нужна твоя помощь, у меня течет кран» — и так далее.

В конце концов, объект внимания начинает сдаваться, думая, что любовь этого человека так велика, что ему просто нельзя не дать второй шанс.

6. Эмоциональная связь или незавершенность определенного этапа

— Эмоциональная связь — это необорванная ниточка, которая обвивает партнеров. Когда одному хорошо, второму тоже хорошо, когда плохо, второй это чувствует всем своим нутром.

Такая связь может казаться даже мистической, но на деле она абсолютно реальна. Ее трудно разорвать. Особенно сложно, если расставание произошло не по обоюдному согласию. Тогда роли распределяются так: один становится инициатором, второй — жертвой. Последнему приходится очень трудно, особенно, если опыт таких близких отношений проходил для него впервые. Общие традиции, шутки, кодовые слова, которые понимали только двое, общая любимая песня, фильм — такие мелочи не забываются и постоянно напоминают о былом, тревожа старую рану.

Порой из-за некой ситуации спешки жертва не понимает, что конкретно стало причиной расставания, остается чувство незавершенности, отсюда много обиды, додумывания, размышлений и рефлексии. Человека буквально рвет на части. Он будет искать любые возможные пути, чтобы вернуть партнера. Это ему требуется хотя бы для того, чтобы до конца осознать, что именно произошло.

Случай сложный. Редко инициатор готов к разговорам и объяснениям, поэтому поставить точку чаще всего не получается. Тут я особенно советую поработать с психологом. Чтобы понять систему, нужно выйти оттуда и посмотреть на нее со стороны. Самостоятельно это сделать крайне сложно, кроме того, длительное самоедство, как уже все знают, приводит к развитию самых разных болезней и навязчивых состояний (вплоть до преследования партнера).

7. Дети

— Самый удобный способ манипулирования. Несмотря на тенденции современного стиля жизни, которые диктуют новые правила общества, в нашем менталитете все еще крепка установка: «Главное, чтобы ребенок рос в полноценной семье». Если один из партнеров против расставания, сыновья и дочери — это главный козырь в игре повторного завоевания половины. «Подумай о детях», — говорят отвергнутые, и это часто работает.

Конечно, для детей расставание мамы и папы — сильнейший стресс, и они будут всеми силами стараться вернуть все на круги своя. Если не получается это сделать путем капризов и уговоров, включается психомиметика. Ребенок может начать болеть, и лучше ему становится только в присутствии обоих родителей. Чаще всего это происходит в семьях с размытыми границами и неопределенной иерархией, когда ребенок втянут в разборки между взрослыми.

8. Месть и вина

— Если разрыв происходил очень эмоционально (из-за измен, со скандалами, обвинениями и так далее), послевкусие остается горькое. В данном случае спустя время инициатора расставания может начать мучить чувство вины, которое, в конце концов, заставляет его вернуться. Жертвы же порой бывают коварными и соглашаются на воссоединение с подсознательным желанием отомстить партнеру, сделать ему так же больно, чтобы он тоже страдал. Тут возможны поистине мексиканские страсти.

«И в горе, и в радости»

— Существуют ли конкретные сроки, после которых люди начинают задумываться о возвращении, и стоит ли все-таки это делать?

— Конкретных временных промежутков не бывает. В моей практике работы с клиентами это были и недели, и месяцы, и пятилетки. Я не сторонница возвращения к сожженным мостам, если решение принято на эмоциях и человек не взвесил все за и против. Нужно четко понимать, что вас побуждает сделать этот шаг. Если же вы стараетесь себя убедить, но все же не можете представить совместного будущего со старым партнером, спешить не советую.

В воссоединении есть и положительные, и отрицательные стороны. Партнеры прекрасно знают все «трещинки» друг друга. С одной стороны, это хорошо, но точно так же они помнят и о слабых местах. Затаившиеся претензии нередко заставляют человека в отместку давить на самое больное. Соблазн припомнить старые обиды при любом удобном случае слишком велик.

Плюсы можно почувствовать, если партнеры четко осознают, чего ждут от новых-старых отношений. И вы, и партнер должны быть готовы идти на компромисс, начать все с чистого листа, поменять привычки, вместе работать над отношениями, при этом не вспоминая былых ссор. Если внутренне он и она — зрелые личности, которые готовы меняться, воссоединение таит массу неожиданных приятных открытий.

Пример из практики. В отношениях мужчины и женщины было много лжи и недосказанности. Главная проблема — неудовлетворенность женщины в сексе. В итоге она изменила избраннику и сама стала инициатором разрыва.

Через некоторое время бывший партнер предложил женщине попробовать все начать сначала. Неожиданно даже для самой себя та почему-то согласилось. Но начали они с очень откровенного разговора о том, что каждого не устраивало в отношениях и что нужно изменить. Они обсуждали самые пикантные подробности, пытаясь понять себя и постараться иначе посмотреть на партнера. В итоге жизнь заиграла совершенно новыми красками и они до сих пор вместе. Всего-навсего нужно было открыться друг другу.

Если пара успешно преодолевает конфликты, их союз становится намного прочнее, чем раньше. Как говорится: «И в горе, и в радости».

Однолюбам не позавидуешь

— Что бы вы могли сказать о парах, которые на протяжении жизни женятся-разводятся-женятся-разводятся?

— Сразу вспоминается фильм «Привычка жениться». Там они сходились и расходились 4 раза. Нормально ли это? Скорее, нет, чем да.

Такие отношения просто становятся стилем жизни. Думаю, в данном случае это больше про созависимость, чем про любовь. В таких отношениях смешаны и страсть, и злость, и радость, и разочарование, причем в сильной концентрации. В общем, постоянный стресс.

Как правило, развод тут — не решение проблемы, а способ снять напряжение. Когда это напряжение уходит, партнеры начинают скучать по «экшену». Подобные отношения могут длиться довольно долго, пока мужчина и женщина окончательно не выжмут все соки друг из друга. Хотя если партнеры готовы работать над отношениями, шанс есть и у таких пар.

— Существуют ли однолюбы, которые даже после расставания остаются преданны половинке всю жизнь?

— Да, это, конечно, редкая «каста», но существующая. Как правило, это люди с очень четкой картиной мира. Они хорошо понимают, какие черты хотят видеть в партнере и к каким отношениям стремятся.

Их принципы закладывались годами, обычно с раннего детства. Чаще всего у однолюбов в голове есть пример идеальной семьи, в которой они выросли или которую отчетливо себе всегда представляли.

Когда такие люди находят идеального избранника, переключиться на кого-то другого практически нереально. Порой все доходит до сверхобожания, которое далеко не каждый человек способен выдержать. Они могут «душить» партнера своей любовью, контролируя каждый его шаг, что, конечно, обычно приводит к бегству последнего.

Естественно, однолюбы могут проявлять свою привязанность и куда более спокойно. Но в любом случае после разрыва они очень сильно страдают. Такие люди, правда, готовы всю жизнь ждать и надеяться, что возлюбленный или возлюбленная все поймет и вернется. Однолюбам отчасти нелегко и потому, что в обществе подобное поведение не приветствуется, считается странным, так как слишком отлично от современных взглядов. Если ты долго не можешь найти себе пару, наверное, с тобой что-то не так. Это дополнительное давление.

Не стоит судить тех, кто отличается от вас. Кстати, в мире животных тоже есть свои однолюбы. Например, пингвины, лебеди, лисы, волки. Они остаются преданны партнеру всю жизнь, даже если тот погибает.

— Что же тогда однолюбу делать?

— Тут придется копать очень глубоко, так как я уже говорила: картина мира однолюбов формируется годами. Она прочно вмонтирована в сознание человека. Но все же, если однолюб готов и хочет научиться впускать в свою жизнь кого-то еще, нет ничего невозможного! Придется развернуться к людям и учиться открываться и открывать.

Как правильно строить новые-старые отношения

1. Осознайте причины, которые вас побуждают к этому шагу.

2. Определитесь в желаниях, какими вы бы хотели видеть новые отношения?

3. Научитесь разговаривать. Лучше сразу, еще на берегу, оговорить, какие раны остались открытыми, чего вы больше не приемлете и чего ожидаете. Внимательно выслушайте и своего партнера.

4. Помните, теперь вы все начинаете с чистого листа. После откровенного разговора не припоминайте больше прошлых обид. Все, что было в прошлом, должно остаться в прошлом.

5. Не спешите. Отношения нужно бережно вырастить заново. Поиграйте в игру, будто бы и не были знакомы. Начните с конфетно-букетного периода, бегайте на свидания, вместе открывайте что-то новое. Не поддавайтесь иллюзии того, что знаете друг друга как «облупленных». Вы удивитесь, как много открытий можно сделать на этом этапе и насколько свежи и неожиданны могут быть новые чувства и эмоции.

Как любовь влияет на мозг и почему расставание столь болезненно

Ссора с приятелем, развод, смерть родственников – все перечисленные типы потери важных связей причиняют человеку боль различной степени переносимости. На сегодняшний день невозможно испытать на себе потерю близкого человека и не ощутить чувство горечи и подавленности. Разберемся, как ведет себя человеческий мозг в момент расставания и узнаем, как справиться с эмоциями.

Влияние любви на клетки мозга

Чтобы узнать некоторые факты о работе мозга в период разлуки, необходимо припомнить те процессы на физиологическом уровне, возникающие во время влюбленности у людей и животных. Ученые не знают, почему люди и братья наши меньшие выбирают только 1 партнера. Однако именно человек отлично знает, что у него происходит в организме.

  1. Страсть. Влечение на физиологическом уровне стимулируют гормоны, главный из них – тестостерон.
  2. Влюбленность. Дофамин в свою очередь мотивирует человека к тому, чтобы добиваться партнера. Кортизол вводит организм в стрессовое состояние и способствует появлению дополнительной энергии страсти. Адреналин активно вырабатывает гормон-адреналин. В результате у человека возникает усиленное потоотделение, учащенное сердцебиение и радостное настроение.
  3. Привязанность. Если чувства оказываются ответными, у влюбленных снижается кортизол и повышается “гормон хорошего настроения” серотонин. Человек ассоциирует любовный союз с состоянием безопасности, умиротворения и сплоченности. Данные ощущения ученые связывают с гормоном-окситоцином, который продуцируется во время прикосновений и сексуальной близости.
  4. Зачем все так усложнять. Возможно природа сотворила столь запутанный биохимический процесс именно для того, чтобы мотивировать людей формировать пары для рождения и выращивания детей.

Как человеческий организм ведет себя в период разлуки

Когда люди расстаются, их организм испытывает серьезное потрясение. Некоторое время все на том же высоком уровне находится гормон-дофамин. В первое время после разлуки у человека появляется необъяснимое беспокойство и неудовлетворенность, затем наступает депрессия и апатия. Многие в это время начинают злоупотреблять алкогольными напитками и психоактивные вещества, беспорядочно заниматься сексом (все эти попытки улучшить самочувствие приводят к усугублению ситуации).

  1. Тревога. У влюбленных менее активен отдел мозга, отвечающий за переживание сильных эмоций, особенно негативных. Исследования доказали, что когда девушки находятся рядом со своими любимыми мужьями, они устойчивее переносят стресс.
  2. Истинная боль. Разрыв отношений провоцирует в мозге такую же реакцию, как и боль на физическом уровне.
  3. Боли в сердце. Очень часто в результате расставаний у мужчин и женщин появляются сбои в функционировании сердечной мышцы под воздействием сильнейшего эмоционального потрясения.
  4. Тревожные мысли. Человеческий мозг как ни странно всегда акцентирует свое внимание на опасности. Если какая-либо ситуация вызывает стресс и боль, то она уже рассматривается как угроза.

Как расценивать поведение организма при расставании?

Подавленность, уныние и тревожность после разрыва отношений – это нормальные и естественные чувства, которые испытывает каждый человек. Если сравнивать любовь с химическим процессом, то она скорее похожа на опьянение наркотиками. Расставание в данном случае – это болезненное состояние, которое возникает при отсутствии дозы биовещества, благодаря которому происходит повышение гормона-дофамина. Человеческий мозг может совладать как с наркозависимостью, так и с расставанием. Ему необходимо только время.

Не подрывайте и так неуравновешенную нервную систему алкогольными и наркотическими веществами. Придите на помощь дофамину. Лучше всего он продуцируется в результате движения, получения новых знаний и достижения целей. Вот почему многие люди после разрыва отношений достигают необыкновенных успехов в спорте и в образовании.

Психологический обман

Смесь из гормонов, которая бурлит в нас в период расставания и после, влияет не только на наше физическое состояние. Она управляет эмоциональным состоянием, влияет на наши ощущения и переживания. И избежать этого невозможно.

С другой стороны можно попытаться отрицательно отнестись к этим эмоциям и придать им совершенно иной окрас.

Потеря своей идентичности

В большинстве случаев психологический обман после разрыва связан с тем, что, находясь в отношениях, мы включаем партнера в свою идентичность, перенимаем его взгляды на жизнь и манеру поведения. Разрушение отдельных элементов приводит к нарушению единого образа “я” и к невозможности контролировать свою жизнь. Чаще всего мы тоскуем не по бывшему партнеру, а по картинке нашего “я”, которую он разрешил нам построить.

Потеря адекватности при оценивании себя и собственных возможностей

Часто расставание сопровождается снижением самооценки. Особенно это касается тех, кого оставили. Человеку кажется что с ним что-то не так и именно поэтому от него ушел партнер. Размышления в таком русле только усугубляют проблему.

Постарайтесь реалистичнее смотреть на мир – практически все в процессе жизни были или будут в ситуации расставания хотя бы 1 раз. И это не означает, что все люди какие-то не такие.

В результате возникновения проблем с самооценкой человек, как правило, начинает или обесценивать бывшего партнера, или идеализировать свою прошлую жизнь. Оба пути приводят к эмоциональной нестабильности.

Ведение дневника

Заводить дневник психологи советуют в период любых эмоциональных потрясений. В нем можно излагать любые мысли и чувства, таким образом успокаивается разум. При этом нужно постараться четко формулировать, почему предыдущие отношения были разорваны: у вас были разные ценности и желания, вы чувствовали давление со стороны партнера. Записывая свои ощущения по отношению к сложившейся ситуации, нужно стараться осмыслить этот жизненный этап и извлечь опыт.

Согласно проведенным ранее исследованиям, люди, которые понимают и принимают причины расставания, быстрее восстанавливаются и более комфортно себя ощущают в следующих отношениях.

Социальная картина разрыва

Рассказывая каждый раз своим знакомым о причине разрыва с партнером, вы можете испытывать неловкость и даже стыдиться этого. Ведь будущее, которое вы вместе планировали, никогда не случится.

Страх расставания и неопределенность – это факторы стресса, которые в принципе не имеют прямого отношения к любви. Такие же ощущения возникают у человека, когда он заканчивает учиться в школе, увольняется с работы или переезжает жить в другой город.

Еще одно заблуждение, в которое свято верят многие люди, имеет прямое отношение к демонстрации любви в известных кинофильмах и сказках. Мы думаем, что любовь должна начинаться внезапно, страстно, обязательно перетекать в свадьбу и продолжаться вечно. Это сплошная сказка и в жизни такое редко встречается.

Человеческий мозг приспосабливается к любым обстоятельствам. Необходимо только время. Нервная система приходит в баланс сама и вот ты уже чувствуешь себя освободившимся от огорчений и печали о прошлом. Главное – разобраться с полученным опытом, чтобы уверенно двигаться дальше.

Можно ли остаться друзьями после разрыва и нужно ли это

Есть исследование , согласно которому дружба между бывшими сексуальными партнёрами качественно отличается от изначально платонических отношений, причём в худшую сторону. Разбираемся, когда стоит поддерживать эту связь, а когда от затеи всё же лучше отказаться.

В каких ситуациях можно остаться друзьями

У партнёров не осталось чувств друг к другу

Дружить, когда от мыслей о бывшем (или бывшей) подкашиваются коленки, невозможно. Однако, если сердце больше не сжимается каждый раз, когда вы слышите его или её имя, всё может получиться.

Наталья Полетаева

практикующий женский и семейный психолог.

Если при упоминании о партнёре не возникает никаких чувств — ни боли, ни гнева, ни любви, — значит, всё уже перегорело и у дружбы есть шанс.

Это может быть долгий и сложный процесс, но всё реально. Важно, чтобы каждый понимал, что чувств на самом деле больше нетЗдесь может помочь психолог или время.

Партнёры вынуждены пересекаться в повседневной жизни

Необходимо продумать, как взаимодействовать с партнёром, чтобы всем было комфортно. Причём это касается не только бывших возлюбленных, но и окружающих их людей, из-за которых они не могут прервать общение.

Олег Иванов

психолог, конфликтолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов.

В любом случае здесь идёт речь скорее о том, чтобы сохранить нормальные, нейтральные, спокойные отношения после разрыва, но никак не дружеские.

Дружба — это доверие и взаимная поддержка. Если ни один к такому не готов, но продолжать общение по каким-либо причинам придётся, нужно хотя бы постараться, чтобы оно не скатилось к бесконечным ссорам и язвительным высказываниям в адрес друг друга при каждой встрече.

Партнёры изначально были больше друзьями, чем любовниками

В союзе изначально не было страсти и романтики, совместное будущее обсуждалось поверхностно, или этот вопрос не поднимался вовсе, но всегда присутствовало уважение и взаимопонимание. И, хотя в семейном плане что-то не сложилось, партнёрам по-прежнему интересно вместе и они доверяют друг другу. В такой ситуации переход на дружеские отношения кажется вполне логичным.

Когда лучше прекратить общение

У партнёров нет и не было ничего общего

Бывает, что после разрыва ни мужчина, ни женщина не понимают, как им вообще удалось несколько лет прожить вместе — они совершенно друг другу чужие. Любовники расходятся и со временем забывают былое.

Такой вариант возможен, если людей ничего не связывает: ни дети, ни бизнес, ни общие заботы.

Наталья Полетаева.

Когда кроме отсутствия общих интересов, целей или планов нет и совместных дел, требующих внимания каждой из сторон, дружба или поддерживание каких-либо отношений через силу не имеет смысла.

Один из партнёров воспринимает дружбу как возможность вернуть отношения

Один уверен, что всё в порядке: можно делиться интимными подробностями новой жизни, рассказывать про бытовые мелочи и восхвалять свою пассию. Другой, стиснув зубы, делает вид, что рад всё это слушать, а на самом деле надеется, что всё вернётся на круги своя. Он живёт иллюзиями и ждёт, когда же мнимая дружба перерастёт в отношения. И это травмирующий опыт, который не доставит ничего, кроме дискомфорта одному и боли и разочарования другому.

Один из партнёров оказывает разрушительное влияние на другого

Из токсичных отношений стоит выходить раз и навсегда. Едва ли они приведут к чему-либо хорошему. И не стоит рассчитывать, что после расставания в поведении токсичного человека что-то изменится, а дружеские отношения будут сильно отличаться от романтических.

Лариса Милова

семейный психолог, процессуальный психотерапевт, психолог-генетик и травмотерапевт.

Не все связи стоит сохранять. Например, если человек психопат и желает причинить вам вред, лучше будет прекратить с ним любое взаимодействие.

Иногда после расставания один всеми силами пытается вернуть другого: угрожает, пытается причинить физический или моральный вред. Если идти на поводу, вы рискуете вернуться в заведомо обречённый союз.

Партнёры не были друзьями, даже когда были вместе

Если союз держался на страсти и прочих со временем угасающих эмоциях, а дружеского подтекста не было и в помине, откуда ему взяться после расставания? Вы хорошо проводили время вместе, но за поддержкой или советом всегда обращались к другим людям, не делились с бывшим любовником переживаниями и не доверяли ему. Скорее всего, и после разрыва он будет последним, к кому вы захотите прийти, если будете нуждаться в дружбе.

Разрыв был слишком болезненным

Например, он произошёл по инициативе одного, а второй совсем не хотел расставаться. Или всё дело было в измене и предательстве. О дружбе говорить тут сложно, по крайней мере до тех пор, пока боль и негативные эмоции не утихнут. А на это могут потребоваться месяцы или даже годы.

Дело в том, что дружба основывается на взаимной привязанности и доверии. А когда люди расстаются, привязанность эта нарушается.

Олег Иванов.

Как сохранить дружеские отношения после расставания

  1. Возьмите перерыв и прекратите общение на некоторое время, чтобы дать эмоциям утихнуть.
  2. Будьте честны с собой: иллюзии, что всё станет как раньше, и надежды, которые не оправдаются, в конечном итоге принесут ещё больше разочарования.
  3. Избегайте вещей, которые напоминают о вас как о паре. И тем более не флиртуйте.

Дружить или не дружить после расставания — ваш выбор. Но будьте осторожны, чтобы не попасть в пучину страсти и не стать участником никому не нужной драмы.

Читайте также 🧐

Психологи: длительность отношений зависит от первого секса пары

Первый секс может предопределить продолжительность отношений в паре, выяснили американские психологи: чем он лучше, тем выше вероятность, что отношения будут длительными и серьезными.

Вступая в новые отношения, не каждый может с определенностью сказать, сколько они продлятся. Психологи из Калифорнийского университета выяснили: определяющим фактором может быть первая половая близость. Подробности они изложили в статье в журнале Journal of Experimental Psychology: General.

«Концепция краткосрочных и долгосрочных отношений по-разному представлена в литературе об отношениях и в книгах по эволюционной психологии. Следствием этого становится путаница, которая возникает среди ученых, работающих на стыке этих направлений», — поясняют авторы.

Ученые решили выяснить, как в действительности различаются длительные и кратковременные отношения, как они развиваются и какие события в них наиболее важны. Краткосрочные и долгосрочные отношения начинаются одинаково, поясняют авторы исследования.

«Различия становятся заметны после того, как люди проводят вместе несколько недель или месяцев,

— отмечает Пол Иствик, ведущий автор исследования. — А поначалу нет убедительных факторов, указывающих, будут ли отношения длительными и серьезными или непродолжительными».

Иствик и его коллеги опросили более 800 человек разных возрастов, собрав информацию об их длительных и краткосрочных отношениях, начиная с самых первых дней знакомства.

Исследование состояло из пяти этапов, на первом из которых группе участников была предложена таблица, содержащая описания 48 событий, происходящих в отношениях — от первой встречи и первого поцелуя до расставания или свадьбы. Участники должны были отметить, какие из этих событий с ними происходили и когда, а также как они повлияли на романтический интерес к партнеру.

Остальные этапы практически повторяли первый, с той разницей, что в них участвовали более взрослые добровольцы и было больше мужчин. Также в опросниках больше внимания было уделено опыту как краткосрочных, так и длительных отношений. Принципиальной разницы в развитии отношений в зависимости от пола и возраста не наблюдалось.

По мере развития отношений участники демонстрировали привязанность и заботу в отношениях, которые становились долгосрочными, чаще, чем в краткосрочных. Однако многие другие показатели, в том числе сексуальная активность, стремление выставить себя перед партнером в лучшем свете и т. п. не менялись.

«Самые интересные моменты в отношениях происходят до того, как люди оказываются в одной постели, — считает Иствик. — Вы задаетесь вопросами — приведет ли это к чему-нибудь? Насколько сильно мне нравится этот человек? Где-то здесь и начинаются расхождения между долгосрочными и краткосрочными отношениями, и у нас очень мало сведений об этом конкретном периоде времени».

Исследователи установили, что и в краткосрочных, и в длительных отношениях романтический интерес растет с одинаковой скоростью. Однако в краткосрочных он в определенный момент начинает сходить на нет, в то время как в длительных продолжает нарастать.

Как выяснили ученые, это расхождение, в среднем, наблюдается после первого полового контакта.

«Люди проводили ночь с одними партнерами и думали — ничего себе, как здорово. Они стремились и дальше развивать эти отношения. Другие же партнеры восторга не вызывали и отношения вскоре заканчивались», — рассказывает Иствик.

По всей видимости, удовольствие, полученное с новым партнером в постели, способно сыграть определяющую роль для дальнейших отношений, предполагают исследователи. Таким образом, у отношений, имевших захватывающее начало и приятную для обоих партнеров первую ночь, больше шансов вырасти во что-то серьезное.

Даже если отношения дошли до брака, расслабляться не стоит — союз может распасться из-за измены одного из партнеров. Американские психологи выделили ряд факторов, повышающих вероятность измены. Так, потенциальные изменщики более склонны подолгу разглядывать других людей, отмечая их привлекательность. Оказался важен и предыдущий опыт сексуальных отношений. Мужчины, ранее вступавшие в большое число половых связей, изменяли чаще.

Среди женщин ситуация оказалась противоположной — чем меньше половых партнеров у женщины было до брака, тем охотнее она шла на измену.

Также стоит иметь в виду, что со временем интерес к сексу в парах падает, по крайней мере у женщин: после первого года отношений они проявляют к интимным отношениям в четыре раза меньший интерес, чем женщины, которые находятся в отношениях с партнером меньшее количество времени. У мужчин такая закономерность замечена не была. Кроме того, на сексуальный интерес влияет возраст, предыдущий опыт, наличие детей, недавно перенесенные ЗППП и проблемы с физическим и психическим здоровьем.

Мужчины и женщины: Стратегии расставаний

Думаю, все со мной согласятся, что в близкие отношения мы привносим то, чем сами дорожим, например, любовь, заботу и верность. Благодаря этому мы как бы бросаем якорь и обретаем душевное спокойствие. А вот разрыв отношений с близким человеком, неважно долго ли, коротко ли они длились, причиняет боль и опустошает. Мы подспудно надеемся вернуть утраченное, поэтому расстаемся лишь физически. Эмоциональная зависимость от прошлого и разочарования переезжают в новые отношения. Это почти магическое умозаключение, но ведь мы далеко не все знаем о себе и мало что осознаем, особенно когда нам больно.

О женских стратегиях расставания и выхода из семейных неурядиц мы знаем гораздо больше, чем о мужских. Потому что женщины охотно делятся своими переживаниями, ищут поддержки. Именно склонность спрашивать совет и делиться переживаниями больше всего сбивает их с толку и все осложняет. Ведь советчики исходят из того, как было бы лучше для них, опираются на свой собственный жизненный опыт. Думаю, советы полезны, лишь когда их дают юристы, тогда на прецедент действительно можно опереться.

Мужчины, наоборот, не любят рассказывать, как они расстаются, вовсе не потому, что они не переживают. Просто от них ожидают действий, а зачастую и материального вклада в отношения, а вовсе не жалоб и рассказов.

Как правило, у мужчины стратегия расставания не собственная, а производная из социальных представлений того, что одобряет его круг.

В серьезных отношениях  мужчина создает то, что один мой коллега психолог назвал «action папка» – план действий на случай форс-мажора или расставания. Его не обсуждают с друзьями и тем более с женой, поскольку это представляет серьезную угрозу безопасности автора папки. Мне это напоминает тайную комнату Синей Бороды, ключик от которой он долго и успешно прятал от всех своих жен. Хотя в современной жизни все не так мрачно и фатально, как в этой сказке.

В отличие от женщины, которая хочет понять, с кем она будет жить после расставания, в фокусе внимания мужчины – материальные последствия. Возможно, поэтому инициаторами большинства разводов являются именно жены, они действуют более спонтанно, без оглядки на «action папку».

Чтобы по-настоящему расстаться и уверенно вступить в новые отношения, нужно руководствоваться принципом: уходя – уходи. Расставание двух людей требует не только фактического прерывания контактов, но и последующей эмоциональной проработки пережитого.

Американские социологи подсчитали, что количество разводов во вторых браках больше, чем в первых, потому что люди неосознанно видят в новых отношениях лишь замену прежним. В конфликты с новым партнером они добавляют не до конца пережитую боль и подозрения из прошлых отношений.

Еще одна безуспешная стратегия расставаний – рассуждательство

Как правило, в обсуждении проблемы участвует довольно широкий круг друзей и знакомых. В какой-то степени это оживляет увядающие отношения, создает иллюзию того, что в них что-то происходит.

Одна из вариаций звучит примерно так: «Моя жизнь невыносима, но я уйду от него, только когда у меня кто-то появится».

На самом деле женщина просто ищет понимание и поддержку, ей некомфортно, но она не собирается прерывать отношения.

Внутреннее недовольство женщины может проявляться в настойчивой работе над собой – постоянным переформатированием своей внешности. Она действует по принципу отложенной жизни – буду беречь красоту и мечтать о новых отношениях.

Необходимо научиться отличать намерение расстаться от его декларации, которая может вовсе не означать желания расстаться. Возможно, это шантаж или манипуляция. Например, женщина угрожает, что уйдет, но на самом деле хочет просто убедиться, что ее любят, что она важна, получить то, что хочет.

Еще одна деструктивная стратегия – игра в спасателя.

Звучит примерно так: «Я бы от нее ушел, но ведь она без меня пропадет».

Он просто боится другой модели отношений: безопаснее быть с тем, кто от тебя зависит – создается иллюзия контроля.

Играть роль жертвы совсем не значит быть беспомощной и жалкой – этим спасателя не удержать.

Нужно заставить его поверить в то, что без него жизнь потеряет всякий смысл. Чтобы доказать это, некоторые прибегают к неожиданным и экстремальным методам. В психологической модели отношений, известной как «Треугольник Карпмана», участвуют трое: жертва, преследователь и спасатель.

Полагаю, что пара спасатель и жертва оставили преследователя где-то в прошлом – позабыли и научились без него обходиться.

Насколько реалистично для них расстаться в том случае, если они несчастны вместе? Это напрямую зависит от того, смогут ли они выбраться из привычных стереотипов. В ролевых играх опасно застревать – стираются границы между собственным «я» и ролью.

Нужно восстановить доверие к себе, независимость, поднять самооценку.

Наконец, о стратегии «экологичного» выхода из отношений – в согласии с собой и наименьшими эмоциональными затратами.

Понять, насколько человек важен для вас, можно, если поставить задачу прожить друг без друга хотя бы месяц, а лучше два или три.

Я не имею в виду путешествия и приключения – эксперимент должен проходить в привычном месте. Нужно исключить не только общение, но и случайные встречи у общих знакомых, звонки, смс, обсуждение и отслеживание в социальных сетях.

При соблюдении этих условий через несколько недель вам станет ясно, что лучше – остаться вместе или без него.

По сути, мы стремимся к изменению привычки или зависимости.

Известно, что многие привычки полностью «стираются» за 3-4 недели.

Для этой стратегии очень важно внутреннее согласие – убедить себя, что это лишь эксперимент, чтобы сделать наилучший выбор. Иначе может возникнуть чувство утраты, бессмысленности прилагаемых усилий. Возникнет соблазн прекратить себя мучить.

Все это сложно, но, к сожалению, отношения нужно завершать полностью.

Чтобы принять нового человека, необходимо проститься с предыдущей утратой как его самого, а не в качестве замены того, кого уже нет рядом.

 

Сабина Оруджева

Психолог, лайф коуч

[email protected]

44 (0) 7554798382

Разнообразные модели поведения мужчин

Am J Mens Health. 2018 сен; 12 (5): 1247–1261.

, PhD, 1 , PhD, 1 , PhD, 1 и, PhD 2

Сара К. Маккензи

1 Университет Отаго, Веллингтон, Новая Зеландия

5

Санни Коллингс

1 Университет Отаго, Веллингтон, Новая Зеландия

Габриэль Дженкин

1 Университет Отаго, Веллингтон, Новая Зеландия

Джо Ривер

2 Сиднейский университет, Сидней, Австралия

Университет Отаго, Веллингтон, Новая Зеландия

2 Сиднейский университет, Сидней, Австралия

Сара К. Маккензи, Исследовательская группа самоубийств и психического здоровья, Университет Отаго, Веллингтон, 23a Mein Street, Newtown, Веллингтон, 6021, Новая Зеландия .Электронная почта: [email protected] Эта статья цитируется другими статьями в PMC.

Abstract

Психическое здоровье мужчин остается недостаточно изученным, особенно с точки зрения гендерной природы социальных отношений мужчин. Хотя важность социальных связей и сильных сетей поддержки для улучшения психического здоровья и благополучия хорошо задокументирована, мы мало знаем о сетях социальной поддержки мужчин или о том, как мужчины ищут или мобилизуют социальную поддержку. Необходимо глубокое понимание гендерной природы социальных связей мужчин и того, каким образом взаимодействие между мужественностью и социальными связями мужчин может повлиять на психическое здоровье мужчин.Было проведено пятнадцать интервью с мужчинами из сообщества. Для анализа интервью мужчин использовалась теоретическая основа гендерных отношений. Полученные данные дают глубокое понимание разнообразных моделей поведения мужчин в поисках или мобилизации социальной поддержки. В то время как некоторые мужчины различали свои социальные связи с мужчинами и женщинами, другие испытывали трудности с мобилизацией поддержки со стороны существующих связей. Некоторые мужчины сохраняли желание быть независимыми, отвергая необходимость социальной поддержки, тогда как другие создавали сети поддержки, в которых они могли активно искать поддержки.В целом, результаты показывают, что модели социальной связи между мужчинами разнообразны, что ставит под сомнение литературу по социальным наукам, в которой все социальные отношения мужчин рассматриваются как в значительной степени инструментальные, а мужчины — как менее способные и менее заинтересованные, чем женщины, в построении эмоциональных и поддерживающих отношений с другими. Обсуждаются последствия этих открытий для улучшения социальной связи мужчин и их психического здоровья.

Ключевые слова: Психическое здоровье, психическое благополучие, мужественность, социальная поддержка, социальные связи, гендерные отношения

Важность социальных связей и сетей поддержки для психического здоровья и благополучия хорошо задокументирована. Социальные связи могут действовать как буфер против воздействия стрессового или негативного жизненного опыта на психическое здоровье (Ослунд, Ларм, Старрин, & Нильссон, 2014; Маулик, Итон, & Брэдшоу, 2010; Раффаэлли и др., 2013), начало психических заболеваний, включая депрессию и суицидальное поведение (Kleiman, Riskind, & Schaefer, 2014; Panagioti, Gooding, Taylor, & Tarrier, 2014; Teo, Choi, & Valenstein, 2013), и может повысить вероятность лиц с психическими расстройствами. проблемы со здоровьем, обращающиеся за профессиональной помощью (Andrea, Siegel, & Teo, 2016; Gulliver, Griffiths, & Christensen, 2010; Spoont et al., 2014). Несмотря на эти данные, мы все еще мало знаем о сетях социальной поддержки мужчин или о том, как мужчины ищут или мобилизуют социальную поддержку. Более того, хотя такие исследователи, как Аддис и Махалик (2003) и Ривер (2018), выступали за понимание того, как мужчины обращаются за профессиональной помощью и пользуются услугами психического здоровья таким образом, который отвергает единообразные представления о гендере, только недавно социальные отношения мужчин и поддержка в отношении психического здоровья была изучена с гендерной точки зрения (например,г. , Клири, 2005; Коэн, Олифф, Джонсон и Келли, 2013 г .; Ломас, Картрайт, Эдгинтон и Ридж, 2015; Олифф, Келли, Ботторфф, Джонсон и Вонг, 2011 г .; Олифф, Огродничук, Ботторфф, Джонсон и Хояк, 2012 г.). Это может отражать тот факт, что исследования, специально посвященные субъективному опыту мужчин в отношении психического здоровья и болезней, а также социальных отношений, привлекли значительное внимание только за последние 15 лет (McKenzie, Jenkin, & Collings, 2016). В этой статье сообщается о результатах новаторского качественного исследования новозеландских мужчин, в котором изучалась взаимосвязь между мужественностью, повседневными социальными практиками мужчин, психическим здоровьем и благополучием.

Социальные отношения мужчин и психическое здоровье

Большинство исследователей, изучающих социальные связи мужчин и психическое здоровье или болезнь, обращают внимание на половые различия, сравнивая различные типы, количество и источники социальной поддержки между мужчинами и женщинами (например, Fiori & Denckla, 2012; Hewitt, Turrell, & Giskes, 2012; Santini, Koyanagi, Tyrovolas, Mason, & Haro, 2015; Sicotte, Alvarado, León, & Zunzunegui, 2008). В литературе по психическому здоровью можно найти множество определений социальной поддержки (например,г., Тернер, Тернер и Бердалл Хейл, 2014 г .; Амберсон и Монтез, 2010; Williams, Barclay, & Schmied, 2004), в большинстве исследований половых различий основное внимание уделяется двум широким типам поддержки — эмоциональной поддержке, которая включает эмоциональную поддержку и сочувствие, например, когда кто-то готов выслушать или предложить сочувствие во время кризиса; и инструментальная поддержка, которая включает практическую помощь или материальную помощь от других, например помощь, которая требует физических усилий или финансовой помощи. Наиболее часто сообщаемый результат исследований половых различий заключается в том, что мужчины уделяют больше внимания социальным связям, которые обеспечивают инструментальную поддержку, тогда как женщины, как правило, ищут более эмоциональную поддержку (Fiori & Denckla, 2012; Grav, Hellzèn, Romild, & Stordal, 2012; Mair , Diez Roux, & Morenoff, 2010; Tiedt, 2010). Такие исследования, однако, рисуют заметно однородное представление о мужчинах и приводят к предположению, что все мужчины менее способны и менее заинтересованы, чем женщины, в построении эмоциональных и поддерживающих отношений с другими. Литература по психическому здоровью также перекликается с более широкой литературой по социальной поддержке, которая демонстрирует, что мужчины, по сравнению с женщинами, обычно имеют меньшие социальные сети и реже обмениваются социальной поддержкой с семьей и друзьями (Fuhrer & Stansfeld, 2002; Liebler & Sandefur, 2002).

Исследователи, изучающие жизненный опыт мужчин с психическими заболеваниями, предполагают, что социальная поддержка и связь могут быть более сложными. Например, Брайант-Беделл и Уэйт (2010) в своем качественном исследовании мужчин среднего возраста, страдающих депрессией, сообщили, что мужчины описывали чувства одиночества, печали и дистресса и активно искали эмоциональную поддержку, желая поделиться этими чувствами с близкими. Многие из этих мужчин не знали, как говорить об этих чувствах, или стеснялись это делать. Точно так же Лян и Джордж (2012) подчеркнули, что некоторые мужчины с депрессией хотели поговорить с семьей или друзьями о своих личных трудностях, но в их социальных сетях было мало или совсем не было людей, с которыми они могли бы поделиться своими чувствами.Хотя эти исследования привлекают внимание к значительным трудностям, с которыми некоторые мужчины сталкиваются при поиске социальной поддержки во время стресса, авторы не могут теоретизировать, почему мужчинам, в частности, может быть трудно поговорить с другими мужчинами или женщинами о своей личной борьбе или как гендерный характер социальных отношений мужчин могут препятствовать их социальным связям.

Проблема психического здоровья и социальной поддержки мужчин привлекла внимание исследователей, которые опираются на социальные теории гендера, в которых гендер считается социально сконструированным, а не биологически детерминированным. В частности, теория половых ролей использовалась для теоретического обоснования связи между мужской гендерной ролью, социальной поддержкой, о которой сообщают сами люди, и психическими заболеваниями (например, Hill & Donatelle, 2005; Houle, Mishara, & Chagnon, 2008; Iwamoto, Liao, И Лю, 2010; Вестер, Кристиансон, Фогель и Вэй, 2007). Например, Wester et al. (2007) сообщили, что более низкий уровень социальной поддержки у мужчин сильно коррелировал с усилением ограничения эмоций, особенно между мужчинами, что, в свою очередь, было связано с усилением психологического стресса.Опираясь на теорию половых ролей Wester et al. утверждают, что сети социальной поддержки мужчин ограничены, потому что поиск поддержки или обсуждение эмоций противоречат мужским ролевым ожиданиям, в которых особое внимание уделяется силе и эмоциональной сдержанности. Точно так же Хилл и Донателле (2005) использовали идею гендерных ролей, чтобы доказать, что приверженность традиционной мужской роли ограничивает восприятие мужчинами возможности социальной поддержки, особенно эмоциональной, в контексте их жизни. Это, в свою очередь, отрицательно сказывается на социальной взаимосвязанности и психическом благополучии мужчин.В то время как рассказы о сексуальных ролях предложили важную информацию о мужской практике, связанной с поиском социальной поддержки, существует устоявшаяся критика теории сексуальных ролей со стороны феминистских, геев и профеминистских ученых (Carrigan, Connell, & Lee, 1985; Connell, 1987) . Теорию половых ролей критикуют за представление мужчин и женщин как двух отдельных социальных групп, которые пассивно социализируются в предписанной мужской или женской роли. Таким образом, теория половых ролей неспособна объяснить влияние в социальной практике, а также властные отношения между мужчинами и женщинами, которые приводят к множеству моделей практики (Carrigan et al., 1985; Коннелл, 1987). Например, исследование Wester et al. Предполагает, что всех мужчин имеют плохую социальную поддержку и ограничивают свои эмоции, и оно не может сказать нам, как реальные сети социальной поддержки мужчин выглядят на практике или как мужчины могут сопротивляться идеалам мужественности в чтобы искать и мобилизовать поддерживающие социальные отношения.

За последние 10 лет некоторые исследователи мужского здоровья восприняли современные разработки в области гендерных исследований, отвергая единообразные представления о гендере и концептуализируя множественные модели мужественности и женственности (Connell, 2009).Например, Oliffe et al. (2011) и другие (Cleary, 2005; Coen et al., 2013; Lomas et al., 2015) используют подход гендерных отношений, явно опираясь на теорию «маскулинности», чтобы предложить более тонкую перспективу потребностей мужчин в неформальной поддержке, особенно в тяжелые времена. Теория множественной мужественности Коннелла (Connell, 1995) предложила исследователям здоровья многообещающий способ выйти за рамки рассмотрения проблем мужского здоровья как неизбежного следствия социализированной мужской роли, но как нечто, на что влияют динамичные социальные практики и ресурсы, которые мужчины используют для настройки пола (Куртенэ, 2003; Шофилд, Коннелл, Уокер, Вуд и Батленд, 2000).В основе этой теоретической основы гендерных отношений лежат два ключевых аргумента. Во-первых, гендер продуцируется и воспроизводится через повседневные социальные практики и не является ни набором характеристик или черт, которыми обладают мужчины и женщины, ни фиксированным набором норм или социальных ролей, которые интернализуются (Connell, 2009). Во-вторых, существует иерархия гендерных отношений между мужчинами и женщинами, а также между мужчинами и женщинами. В частности, множественные паттерны мужественности возникают из-за сложного переплетения агентности и пола с социальным классом, этнической принадлежностью и сексуальностью (Connell, 2005).Внутри этой множественности маскулинностей одна модель, гегемонистская маскулинность, считается социально привилегированной, культурно доминирующей и узаконивает иерархию гендерных отношений между мужчинами и другими маскулинностями, а также между мужчинами и женщинами (Connell & Messerschmidt, 2005).

Используя подход, основанный на гендерных отношениях, Oliffe et al. (2011) рассказали, как гетеросексуальные отношения мужчин влияют на то, как они справляются с депрессией. Например, некоторые мужчины полагались на безопасность и конфиденциальность своих интимных отношений с партнерами-женщинами, говоря о своих эмоциональных трудностях.Поступая таким образом, эти мужчины сохраняли гегемонистский образец мужественности на публике, в то же время обращаясь за эмоциональной поддержкой к женщинам в частном порядке. Для некоторых мужчин это создавало конфликт и напряжение в их романтических отношениях. Coen et al. (2013) указали на то, как мужские стереотипы могут удерживать эмоциональное выражение мужчин и депрессию «за закрытыми дверями», когда мужчины полагаются на своих жен и партнеров-женщин за эмоциональной поддержкой в ​​частной жизни (2013, стр. 100). Этот образец практики подкреплялся негативным опытом раскрытия личных проблем с другими мужчинами, которые не хотели или невосприимчивы к их обсуждению.Клири (2005) указывает на последствия таких трудностей в социальных связях мужчин для психического здоровья. В то время как молодые неблагополучные мужчины в ее исследовании отчаянно хотели более тесных социальных связей и поддержки со стороны членов семьи и друзей, они боялись, что их сочтут эмоционально уязвимыми, слабыми и немужскими. Это отбивало у них желание активно искать поддержки, подвергая их повышенному риску самоубийства.

Вышеупомянутые идеи сыграли важную роль в улучшении нашего понимания мужественности и психических заболеваний мужчин.В этой статье сообщается о качественном исследовании, в котором использовалась теоретическая методология истории жизни с использованием интервью по истории жизни и анализа гендерных отношений (Plummer, 2001), чтобы улучшить наше понимание социальных отношений и психического здоровья мужчин. В исследовании специально стремились теоретизировать закономерности социальной связи мужчин и то, как это влияет на психическое здоровье и благополучие. В частности, он изучал опыт мужчин, у которых не было текущего диагноза психического заболевания, чтобы понять «повседневные» проблемы психического здоровья и благополучия мужчин в сообществе.Этот теоретический подход к истории жизни стал ключевым методом исследования среди исследователей маскулинности (например, Connell, 2005; Messerschmidt, 2000) и в последнее время использовался в исследованиях мужественности и мужского здоровья (например, Fisher & Chilko, 2012; River, 2018). ; River & Fisher, 2015).

Метод

Метод истории жизни фиксирует и документирует жизнь человека или важные события в жизни человека в виде повествования, рассказывая и записывая историю жизни (Пламмер, 2001).Используемый в сочетании с теорией гендерных отношений, он также может отражать разнообразную и динамичную природу мужских конфигураций гендерных социальных практик (Connell, 2010). Эта теоретизированная методология истории жизни обеспечивает четкую основу для анализа пола в мужских отчетах, что позволяет теоретизировать связи между мужественностью, социальными практиками мужчин и психическим здоровьем.

Участники

После утверждения университетом по вопросам этики участники набирались с использованием рекламы, размещенной в публичных библиотеках, спортивных центрах, кафе, спортзалах и общественных досках объявлений в большом городском городе на Северном острове Новой Зеландии.Потенциальные участники, которые связались с ведущим исследователем по телефону, тексту или электронной почте, были проверены на соответствие критериям. Критериям включения в это исследование соответствовали только мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, родившиеся в Новой Зеландии. У мужчин этой возрастной группы в Новой Зеландии низкий уровень охвата услугами поставщиков первичной медико-санитарной помощи и низкий уровень использования медицинских услуг (Johnson, Huggard, & Goodyear-Smith, 2008), но высокий уровень самоубийств (Ministry of Health, 2016). Это говорит о том, что мужчины в возрасте от двадцати до тридцати лет часто «невидимы» с точки зрения своего психического здоровья.Во-вторых, цель исследования заключалась в том, чтобы лучше понять культурные и гендерные стереотипы новозеландских мужчин, включая мужчин-маори из числа коренных народов. Хотя опыт мужчин, которые мигрировали в Новую Зеландию, также представляет интерес для исследователей, это исследование было направлено на понимание конкретных культурных и гендерных проблем, с которыми сталкиваются мужчины, которые родились и прожили большую часть своей жизни в Новой Зеландии. Мы знали, что многие мигранты в Новую Зеландию, возможно, недавно прибыли, и у них был очень разный культурный и гендерный опыт за границей, а также были определенные проблемы в отношении адаптации к различным моделям гендерных отношений.

Основное внимание в этом исследовании уделялось «повседневным» перспективам мужчин в обществе. Шесть участников этого исследования обращались за профессиональной психологической помощью либо в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, либо через службы благополучия сотрудников на рабочем месте для решения проблем с психическим здоровьем легкой и средней степени тяжести, включая симптомы депрессии, беспокойства, проблемного употребления алкоголя и несмертельного исхода. Попытка самоубийства. Однако ни одному из этих мужчин не был поставлен диагноз психического заболевания, и все заявили, что психически здоровы на момент интервью.В исследовании приняли участие 15 мужчин в возрасте от 20 до 40 лет ( M = 29,4), родившихся в Новой Зеландии (см. Демографические данные). Большинство участников были гетеросексуалами ( n = 14) и идентифицировали себя как новозеландцы европейского происхождения ( n = 14). Один человек назвал себя маори (коренные народы Новой Зеландии).

Таблица 1.

Демография участников.

or

9094

Демография, N = 15 N (%)
Семейное наследие
Новая Зеландия Европейский 14 (93)
Новая Зеландия Маори 1 (7)
Семейное положение
Женат, имеет детей 2 (13)
Defacto 7 (47)
Холост 3 (20)
3 (20)
Род занятий
Государственный служащий 5 (33)
Маркетинг 1 (7)
Право и финансы
Машиностроение 1 (7)
Спорт и отдых 2 (13)
Художник 1 (7)
Безработный 1 (7)
Студент университета 2 (13)
Предыдущие проблемы с психическим здоровьем
Депрессия, сообщаемая самим собой 3 (20)
Самостоятельная тревога 1 (7)
Самооценка злоупотребления алкоголем 1 (7)
Несмертельная попытка самоубийства 1 (7)

Сбор данных

Мужчины, отвечающие критериям отбора, были приглашены для участия в личном интервью по истории жизни, проведенном ведущим автором.Индивидуальные интервью длились от 60 до 150 минут. Интервьюер использовал формат целевого интервью, которое следовало тематическому руководству. Темы охватывали различные области жизни мужчин, включая семейные отношения, разделение труда, образование и историю работы, дружбу и романтические отношения, важные жизненные события, обращение за помощью к друзьям и стратегии поддержания психического здоровья и благополучия. Использование тематического справочника обеспечивает определенную повестку дня, но полную гибкость для интервьюера в подходе к темам.Эта техника интервью показала свою эффективность для сбора рассказов мужчин в исследованиях маскулинности (Connell, 2005; Connell, 2010) и предлагает более гибкий и менее директивный подход, чем структурированный график интервью (Plummer, 2001). Для получения дополнительной информации от участников использовались контрольные вопросы и подсказки. Примеры конкретных вопросов для получения информации о социальных отношениях мужчин включают: Можете ли вы рассказать мне о своей дружбе / семье / романтических отношениях? Что вам нравится делать с друзьями / семьей / партнером? Можешь рассказать мне о лучших временах своей жизни? Можете ли вы рассказать мне о некоторых из самых трудных времен в вашей жизни? Как бы вы справились в эти тяжелые времена?

Анализ данных

В этом исследовании использовался теоретический гендерный анализ, описанный Коннеллом (1987, 2005).Основное внимание в этой методологии уделяется локализации гендерных социальных практик в четырех сферах гендерных отношений, определенных феминистскими и профеминистскими исследователями маскулинности (Connell, 2009). К ним относятся: властные отношения, которые относятся к властным отношениям между мужчинами, а также между мужчинами и женщинами; производственные отношения, которые относятся к разделению оплачиваемого и неоплачиваемого труда по признаку пола; эмоциональные отношения, которые исследуют практики, формирующие эмоциональное желание или привязанность; и символические отношения, которые относятся к символическому выражению пола через язык, жесты и одежду.Как отмечает Коннелл (2005), этот метод анализа делает упор на «практическую рутину социальной жизни» (стр. 92), помещая как гендерные, так и социальные практики в повествование истории жизни, и был подхвачен другими исследователями маскулинности. (например, Madrid, 2013; Messerschmidt, 2000; Messner, 1992). Анализ также вышел за рамки гендера и более широко рассмотрел другие области, вытекающие из литературы по психическому здоровью мужчин, включая сети поддержки, обращение за помощью и методы укрепления здоровья.

Повествования об истории жизни в этом исследовании были проанализированы группой из четырех исследователей, имеющих опыт в области общественного здравоохранения, психического здоровья и исследований мужского здоровья, методов истории жизни и теории гендерных отношений. Анализ данных состоял из двух этапов. На первом этапе каждое интервью дословно переписывалось первым автором и проверялось на точность последним автором, имеющим опыт качественных исследований мужественности. Затем эти исследователи читают стенограммы интервью, чтобы получить представление об общем повествовании, прежде чем фрагментировать интервью в процессе ручного кодирования, руководствуясь гендерными подструктурами Коннелла.Это было сделано путем кодирования ответов с помощью ключевого слова или фразы, которые инкапсулируют определенные образцы практики, связанные с отношениями власти, производства, катексиса и символизма. Для каждого участника было создано индивидуальное тематическое исследование, прежде чем первый и последний автор предпринял коллективный анализ тематических исследований 15 участников, исследуя сходства и различия в историях жизни мужчин по отношению к четырем измерениям пола Коннелла. Были отмечены предварительные общие модели социальной практики в историях жизни участников.Все личные идентификаторы были удалены из записанных интервью, и каждому участнику был дан псевдоним в целях конфиденциальности.

На втором этапе, чтобы гарантировать точность и надежность результатов, междисциплинарная группа изучила предварительные модели социальной практики мужчин. Исследователи продолжали размышлять, уважать и осознавать свои дисциплинарные перспективы и то, как это формирует наше теоретическое позиционирование, как это было предложено Каелли, Рэем и Миллем (2003).Консенсус был достигнут посредством непрерывного итеративного процесса обсуждения и анализа. Ключевые модели практики и интерпретация этих моделей были согласованы командой и представлены в выводах.

Результаты

На основе данных были выявлены четыре различных модели социальных отношений мужчин. В то время как некоторые мужчины ( N = 6, 40%) описали модель разделения отношений , дифференцируя отношения, которые у них были с мужчинами и женщинами, другие ( N = 5, 33%) описали модель наличия трудности с доверием и мобилизацией поддержки только во время бедствия или личных трудностей.Некоторые мужчины ( N = 2, 13%) описали образец, согласно которому они сохраняли желание быть независимым парнем и отвергали потребность в социальной поддержке, несмотря на наличие прочных социальных связей с семьей и друзьями. Наконец, несколько мужчин ( N = 2, 13%) описали образец стремления создать близкие эмоциональные и поддерживающие отношения с мужчинами и женщинами, а активно обращались к за поддержкой со стороны других.

Хотя результаты представлены в виде четырех дискретных паттернов, важно отметить, что эти паттерны представляют «конфигурации гендерной социальной практики» или паттерны деятельности, а не статические подтипы, и их нельзя сворачивать в «типологию персонажей».Коннелл (1995) отмечает, что мужественность — это множество моделей гендерной социальной практики, и мужчины могут переходить в эти модели и выходить из них в разных социальных контекстах, в разных отношениях и в разное время своей жизни. Таким образом, хотя были выявлены четыре дискретных образца практики, для некоторых участников наблюдалось совпадение между образцами, отражающими текучесть и изменяющуюся природу гендерных социальных практик. Истории участников используются в качестве примеров каждого шаблона.

«Разделение отношений»

Доминирующим образцом практики для мужчин в этом исследовании было активное разделение отношений , при котором мужчины различали свои социальные связи с мужчинами и с женщинами.Шесть мужчин (40%) описали модель практики, при которой социальные отношения с мужчинами были чисто инструментальными, в основном основанными на совместной социальной или физической активности, с небольшим обменом или обсуждением личных вопросов. С другой стороны, социальные отношения с женщинами были более интимными и доверительными. Мужчины делились с женщинами своей личной жизнью, эмоциями и личными трудностями. Данные истории жизни показали, что оба этих типа социальных отношений были полезны для психического здоровья и благополучия мужчин, поскольку они обеспечивали возможности для связи посредством совместной деятельности с мужчинами и эмоциональной поддержки со стороны женщин.Этот образец будет представлен на примере Бена, который четко разграничил свои социальные отношения с мужчинами и женщинами:

У меня есть товарищи по охоте, у меня есть товарищи, с которыми я спорю, товарищи, которых я хожу в регби. с, у меня есть подруги, которые рассказывают мне о своих мужских проблемах, и я говорю о своих детях, о том, что происходит в моей и в их жизни. На днях у меня был друг, который женился, и моя жена сказала: «Я не знала, что он был помолвлен». Я тоже, знаете, мы не говорили обо всем остальном.

Бен, возможно, маскулинизировал свои социальные отношения с мужчинами, связав эту дружбу с деятельностью, которая является социально мужской деятельностью, такой как спорт и охота. С другой стороны, отношения Бена с женщинами предполагали разговоры о его семейной жизни и личных проблемах. Бен заявил, что он «разделил» эти взаимодействия, ведя «другой диалог» с друзьями-женщинами, чем с друзьями-мужчинами. Бен описал, как он мог более открыто говорить с женщинами о своей личной жизни, чем с мужчинами, и считал, что с женщинами «безопаснее» разговаривать и с которыми легче «вызвать сочувствие», чем с мужчинами.Под словом «безопаснее» Бен имел в виду, что женщины с меньшей вероятностью отвергнут его. Он сам отметил, что высмеивал бы других мужчин, которые пытались говорить о своих личных проблемах .:

Мы [мужчины] не разговариваем так, как я разговаривал с женой об этих проблемах. Я не думаю, что мужчины говорят о таких вещах, если только другие не говорят, но не я. Если бы мужчина говорил со мной об этом, я бы, наверное, их беспокоил.

Для Бена разговоры о личных трудностях были явно более приемлемыми для женщин, чем для мужчин, и он ожидал, что женщины будут оказывать сочувствие и поддержку.Среди мужчин эмоциональное разделение было, вероятно, высмеяно и отвергнуто. Для Бена женщины, в частности его жена, были ключевым источником эмоциональной поддержки, тогда как его социальные отношения с мужчинами были источником общей мужской активности. Тем не менее, Бен попытался представить себя самодостаточным, отрицая свою собственную потребность в эмоциональной связи с женщинами, преуменьшая эти взаимодействия как «просто болтовню» и утверждая, что именно женщины рассказали ему о своих «проблемах», а не наоборот. Бен явно полагался на женщин в плане эмоциональной поддержки, но затем отверг этот тип поддержки, чтобы сохранить гегемонистский мужской статус.Таким образом, Бен смог сохранить общественный вид, что мужчины являются «деятелями», а не «болтунами» в рамках своих социальных связей и сетей поддержки, даже несмотря на то, что у него самого были выразительные и эмоциональные отношения, хотя и только с женщинами. Уокер (1994) утверждает, что мужчины и женщины часто описывают свои социальные связи и дружбу стереотипно, но упускают из виду тот факт, что то, что они на самом деле делают с точки зрения дружбы, не всегда соответствует этим культурным стереотипам.

В рамках своих связей с другими мужчинами Бен также активно отклонял разговоры об эмоциях с помощью юмора.Например, когда его брат попытался поговорить с Беном о его проблемах в браке, Бен не заинтересовался:

Я не совсем тонкий, но у меня нет мягкости. Я, наверное, тоже могу усугубить ситуацию, поэтому ему лучше поговорить с кем-нибудь, если только он не хочет пошутить, а мальчики делают. Я шутил, что теперь он может трахнуть других птиц, и он, вероятно, получит больше, чем я, и, по крайней мере, так оно и есть.

Бену явно не нравились такие разговоры с другими мужчинами, и он рассматривал разговоры о личных проблемах как нечто, чего не следует делать между мужчинами.Его способ справиться с этим напряжением и дискомфортом, когда разговор перешел на очень личную и потенциально эмоциональную тему, состоял в том, чтобы отвлечься от сохранения, используя юмор и рассказы, подчеркивающие гетеросексуальность. Бен не только дистанцировался от женской эмоциональности, но и не был заинтересован в оказании какой-либо эмоциональной поддержки другим мужчинам. Вместо этого Бен предложил своему брату инструментальную поддержку, предлагая финансовую помощь и помощь в уходе за его детьми.

Стремление Бена к господствующей модели мужественности имело ряд потенциальных последствий для его социальных связей, психического здоровья и благополучия, а также психического здоровья и благополучия его жены. Бену было явно удобнее говорить о своей личной жизни с женщинами, но у него было мало возможностей для эмоциональной поддержки, и он слишком полагался на жену. Он также был склонен высмеивать женщин за такие личные отношения. Многие давние дружеские отношения Бена с другими мужчинами ослабли из-за его инвестиций в работу и семью, и у него было мало возможностей общаться с друзьями или преследовать собственные интересы.

Ричи, еще один участник, продемонстрировавший этот образец, также дифференцировал свои социальные отношения с мужчинами и женщинами. История Ричи дополнительно подчеркивает некоторые последствия этой закономерности для психического здоровья мужчин. Ричи описал свои отношения с мужчинами как «тип товарищей, с которыми я бы пошел на ночь в город» или «вместе прогулялся», тогда как его отношения с женщинами основывались на личном раскрытии, разговоре и слушании. После того, как его брак распался, Ричи не молчал; вместо этого он попытался мобилизовать поддержку, обмениваясь сообщениями со своими друзьями в социальных сетях.Вместо того, чтобы предлагать поддержку, Ричи обнаружил, что друзья-мужчины, которых он считал «близкими», на самом деле демонстрировали «отсутствие заботы» или поддержки о его эмоциональном благополучии, или, как он выразился, они были «абсолютно бесполезны». Ричи столкнулся с ограничениями своих социальных сетей и остался разочарованным, обиженным и лишенным возможности получить поддержку.

Ричи обратился к своим коллегам по работе, которых он описал как «искренние и готовые» рассказать о своей личной жизни. Ричи описал, как он ценит поддержку, которую он получил от своих коллег-женщин, и как они «обнадеживают в этом эмоциональном смысле».Эти поддерживающие отношения с женщинами были явно полезны для его психического благополучия, потому что они предлагали ему не только эмоциональную поддержку, но и возможность признаться в чувстве стыда, которое он испытывал, когда его называли разведенным. Тем не менее, Ричи все же пытался преуменьшить значение этих связей:

Пройти разделение и просто обсудить все эти вещи, вероятно, было тем, что мне было нужно больше всего в то время. Наверное, гораздо больше конструктивного разговора, чем эмоциональной потребности, и, вероятно, все сводится к тому, что мальчики, будучи мальчиками, не имеют отношения, я полагаю, общаются на этом эмоциональном уровне — как я себя чувствую и как я справляюсь, бла, бла.Мне нужна была больше конструктивная сторона.

Интересно отметить, что Ричи нормализует отсутствие у мужчин эмоциональной поддержки как по своей сути мужское «мальчики есть мальчики» и упускает из виду тот факт, что он сам жаждал эмоциональной связи и искал этого с подругами. Опять же, как и Бен, это позволило Ричи сохранить публичный вид, что мужчины не признают своих чувств в рамках своих социальных связей или нуждаются в эмоциональной поддержке, и в то же время полагаются на женщин в достижении этого.

Случаи Бена и Ричи демонстрируют, как разделение отношений не только приводило к ограниченной эмоциональной поддержке мужчин в трудные времена, но также приводило к чрезмерной зависимости от женщин, что не признавалось по-настоящему. Действительно, мужчины могли поддерживать мужской фасад за счет женщин.

«Трудности в доверительном общении»

Пятеро мужчин в этом исследовании описали модель отношений, когда они пытались установить более открытые и поддерживающие отношения с другими мужчинами, но испытали трудности с доверием .Важно отметить, что гендерный образец разделительных отношений , представленный Беном и Ричи ранее, мог служить препятствием для тех мужчин, которые действительно стремятся к более благоприятным отношениям с другими мужчинами.

Примером трудностей в доверительной беседе с стал случай Зака, который пытался заручиться поддержкой других мужчин — в данном случае его ближайшего друга — когда он чувствовал себя очень подавленным и отчаянно хотел поговорить с кем-нибудь о своих чувствах:

Мне нужно было набраться смелости, чтобы рассказать своему другу, и я как бы сказал: «А, я думаю, что у меня депрессия», а он сказал: «А, это позор» [смеется], но это не так ». Знаете, на самом деле я никуда не пойду.Мне казалось, что я вложил, поставил себя на ноги и построил, мне пришлось действительно как бы построить себя, чтобы изо всех сил пытаться выговорить слова, даже чтобы сказать настоящие слова. И это получилось довольно мягко, и, вероятно, звучало не так уж много, но на самом деле никуда не пошло. Думаю, потому, что помимо слов «Я в депрессии», вам нужно поговорить об этом больше, чем об этом.

Эта цитата иллюстрирует значительные усилия, которые потребовались Заку, чтобы раскрыть свои чувства депрессии своему другу, и его собственное осознание того, что его заявление было несколько «мягким» и не отражало его настоящие чувства.Усилия Зака ​​также были заблокированы его другом, который был невосприимчивым. Зак чувствовал, что идти дальше небезопасно, и не стал настаивать на разговоре. Случай Зака ​​также подчеркивает, как блокирование эмоциональной связи между мужчинами может иметь последствия для психического здоровья мужчин. Зак оставался испытывать глубокое чувство стыда и смущения за то, что раскрыл свое несчастье и пошел против негласной гегемонистской мужской практики самодостаточности.

Зак описал, что беспокоился, что его друг может подумать, что он «примадонна».«Опять же, связь между эмоциональностью и женственностью прослеживается. В этом случае Зак связывает эмоциональное откровение с образом примадонны, вызывая образы женского темперамента. В будущем Зак не будет выходить за рамки господствующей мужественности и нарушать неписаные границы, которые мешают мужчинам выражать свои чувства и искать эмоциональной поддержки у других мужчин.

Однако, без поддержки и понимания своих друзей, Зак продолжал страдать от депрессии — в одиночестве и в тишине.Только когда он встретил свою партнершу, Эмму, Зак наконец нашел безопасный путь для разговора о своем психическом здоровье и получил эмоциональную связь, которую он так жаждал. Случай Зака, как и случай Бена, иллюстрирует, как мужчины часто полагаются на женщин как на единственную эмоциональную связь и поддержку, потому что мужчины не могут иметь эту связь с другими мужчинами. Однако, в отличие от Бена, который продолжал преследовать гегемонистскую мужественность в своих социальных отношениях, Зак был более амбивалентен и боролся с конфликтом в своем мужском проекте между гегемонистской практикой самодостаточности и своим желанием поддерживать социальные отношения с другими мужчинами и женщинами.

Точно так же Томас попытался заручиться поддержкой человека, который был близким другом, когда он боролся с проблемами в личной жизни. Томас расстроился, когда случайный секс с женщиной привел к беременности. Томас решил обратиться за поддержкой к своему лучшему другу, которого он описал как «достаточно близкий, он мог быть почти как мой брат». Томас ожидал, что его друг будет восприимчив к его личному раскрытию и поддержит; однако разговор пошел не так, как планировал Томас:

Я мог сказать, потому что мы так хорошо знаем друг друга, что он выносил мне своего рода приговор, и это было для него пассивным делом.Но это было просто типа: «Вот как, чувак», а потом он вроде как: «Да, да». Он вроде понял. Типа, вы могли просто видеть, что ему было сложно говорить: «Хорошо, а как это работает?» и я бы сказал: «Я не знаю». В этом смысле я не доверял многим другим людям.

Томас, похоже, неправильно воспринял близость их дружбы как разрешение поделиться своей личной жизнью. Фактически, его другу, казалось, не нравился такой уровень самораскрытия, и он не отвечал взаимностью и не спрашивал больше о трудностях Томаса.Как и Зак, Томас нарушил негласные рамки мужских социальных отношений, и разговор был прекращен. Для Томаса опыт общения с ближайшим другом не только оставил его без поддержки, на которую он надеялся, но и оставил чувство осуждения и стыда за то, что он раскрыл свои трудности. После этого Томас держал в секрете беременность и рождение сына, но его психическое благополучие пострадало, поскольку он изо всех сил пытался справиться с этой ситуацией самостоятельно. Как и Зак, Томас не смог разрешить конфликт в своем мужском проекте между гегемонистской практикой самодостаточности и своим стремлением к более открытым и благоприятным социальным отношениям со своими друзьями.В результате этого опыта Томас никогда никому не доверял, пока не встретил свою девушку, Кейт, единственного человека, знавшего детали его секрета, и единственного человека, на которого он полагался при обсуждении своей личной и эмоциональной жизни.

«Независимый парень»

Два участника описали модель практики, в которой они были независимым парнем , оставаясь независимыми и самодостаточными, и преуменьшая любую потребность в близких или поддерживающих социальных отношениях. Эти мужчины часто описывали сети поддержки, включая семью и друзей, но не использовали эти связи для инструментальной или эмоциональной поддержки.Этот образец был проиллюстрирован Стивом, который назвал себя «очень, очень закрытым человеком». Когда Стив и его жена испытали семейные проблемы, Стив никому не рассказывал о своей ситуации, включая родителей. Даже когда его жена в конце концов попросила о разводе, планируя переехать из семейного дома, Стив продолжал делать вид, что все в порядке. В конце концов его поймал заезжий друг:

Он [его друг] действительно поднял эту тему. Он спросил: «Вы двое сейчас спите в разных спальнях? Что, черт возьми, происходит? »- и было довольно очевидно, что происходит.Опять же, мои родители подняли это, например, после того, как она [жена] нашла работу, а я остался здесь. Я думаю, они были действительно подозрительны, и они знали, что происходит, но они знали, что я поговорю с ними, когда и если захочу поговорить. Но в этом не было необходимости.

Помимо подтверждения того, что он и его жена разводятся, Стив не хотел подробно обсуждать свою ситуацию. Было высказано предположение, что восприятие наличия поддержки может быть более важным с точки зрения укрепления психического здоровья, чем фактическое получение поддержки (например,г., Матуд, Ибаньес, Бетенкур, Марреро и Карбаллейра, 2003 г .; Panagioti et al., 2014). Однако, хотя может показаться, что для Стива, зная, что его родители были рядом, чтобы поговорить с «если» он хотел, было достаточно с точки зрения поддержки, на самом деле для Стива было важнее сохранить свою мужественность и восприятие того, что он независимый и независимый. мог справиться со своими проблемами самостоятельно:

Есть та независимость, которая у меня всегда была с детства, ты знаешь, заботиться о себе и делать то, что ты хочешь делать.С юных лет я понимаю, что жизнь не всегда справедлива, и с этим ничего не поделать. Если у вас плохая ситуация, вместо того, чтобы думать о бедном, я думаю, что я могу сделать, чтобы исправить эту ситуацию, и это моя цель. Мне действительно не нужно никому говорить об этом, чтобы прийти к такому выводу.

Стив стремился представить себя сильным человеком, который мог решать свои собственные проблемы, опираясь на мужские рассказы о решении проблем, независимости и эмоциональной самодостаточности.Он подчеркнул, что был «независимым парнем», который, по его словам, предпочел бы «изо всех сил разобраться в этом», чем говорить с кем-либо о своих личных проблемах. Однако было бы неправильно предполагать, что Стив не испытывал сильных эмоций. Стив не хотел говорить с другими о своем разводе, потому что чувствовал себя «смущенным». Он обнаружил, что у его жены роман с другим мужчиной, и он чувствовал себя «неудачником» из-за того, что не смог сохранить свой брак. Для Стива это была борьба, он не любил неудач и «беспокоился» о том, что подумают другие люди, если узнают.Тем не менее, сдерживая эмоциональное потрясение при себе, мужская практика самодостаточности Стива не могла быть поставлена ​​под сомнение. По крайней мере, в этом другие не могли рассматривать его как слабого или немужского.

Отчет Стива также подчеркивает трудности гомосоциальных отношений между мужчинами. Несмотря на то, что он подчеркивал, что он и его брат были «лучшими друзьями», Стив все еще изо всех сил пытался выразить свои личные чувства и мысли вместе с братом. Как он описал:

Мы как бы шутили друг с другом, что не говорим о таких вещах.После того, как мы выпили пару напитков или что-то в этом роде, мы могли бы просто в шутку сказать: «Да, я мог бы быть твоим братаном», понимаете. Мы знаем, что любим друг друга; я думаю, нам просто как-то неловко это выражать. Конечно, когда что-то происходит, например, когда [свекровь] умерла. Мы разговариваем, если нужно, просто неловко, но я думаю, это больше я, чем он, я бы сказал.

Хотя было ясно, что Стив и его брат сильно любили друг друга, снова можно наблюдать обращение к юмору, чтобы скрыть неловкость между мужчинами в отношении эмоционального выражения.Хотя Стив описал их отношения как «вполне честные», он не обсуждал развод со своим братом. Стив стремился сохранить образ мужской независимости и позиционировать себя как мужчину, который не нуждался в поддержке со стороны своих социальных отношений. Однако отсутствие у Стива взаимодействия со своими социальными сетями после разлуки имело последствия для его психического благополучия. В течение многих лет он боролся с чувством неудачи и сообщал, что за это время был «расстроен», «зол» и «несчастен».

Точно так же Адам описал себя как «независимого человека», который предпочел бы решать свои собственные проблемы, чем искать поддержки у других. Как он описал:

Я всегда очень доверял, полагаю, личной гордости, своей независимости. Я бы, как правило, и это касается большинства вещей в моей жизни, я постараюсь сделать это сам, и то только в том случае, если я действительно не смогу это сделать. Вы знаете, я не хочу обременять других своими проблемами, если я могу просто разобраться в них для себя и справиться с ними, вместо того, чтобы вкладывать всю свою потребность или энергию на что-то.

Как и Стив, Адам также стремился поддерживать образ мужской независимости и позиционировал себя как самодостаточный мужчина, способный взять на себя бремя собственных проблем. По большей части дружба Адама была основана на таких занятиях, как дайвинг, серфинг и катание на горных велосипедах с другими мужчинами. Однако эти дружеские отношения не были такими социальными отношениями, которые предполагали разговоры о его личной жизни или признание личных трудностей. Это повлияло на психическое благополучие Адама, когда он испытал сложные проблемы в отношениях со своей девушкой.Адам не раскрыл своих эмоциональных проблем с коллегами по работе или ближайшими друзьями и продолжал скрывать свое горе.

Все это время я просто справлялся с этим сам, и я знаю, что это, вероятно, не самый разумный способ справиться с этим, но я думаю, что я вроде как поддерживал себя, чтобы справиться с этим. Я имею в виду, что я собирался работать и все эти вещи творится у меня в голове, но просто делал вид, что все в порядке. Не думаю, что я действительно говорил об этом со многими людьми.Даже со многими из моих близких друзей и так далее, я обычно не доверяю своим отношениям, и, вероятно, я просто глупый человек и должен больше говорить.

Адам естественным образом осознал свою нераскрытость в отношении своих личных трудностей как то, что делают все мужчины. Был также элемент перформанса: Адам выставил публичный образ для своих коллег и друзей по работе, делая вид, что он справляется, хотя на самом деле это не так. Когда Адам и его девушка в конце концов расстались, он неохотно рассказал об этом родителям.Однако, в отличие от семьи Стива, родители Адама не спрашивали его о его трудностях в отношениях и не предлагали ему никакой поддержки; на самом деле об этом было мало разговоров. Дискомфорт Адама от разговора с другими о своей личной жизни и его желание оставаться независимым повлияли на его психическое благополучие. Он описал этот период как «самое тяжелое время» в своей жизни.

«Протянуть руку»

Два участника описали схему обращения , когда они пытались установить поддерживающие социальные связи с другими мужчинами в зрелом возрасте.Эти отношения не ограничивались дружескими отношениями, основанными на деятельности, которые описывали другие мужчины в этом исследовании; скорее они были основаны на самораскрытии и разделении своей личной и эмоциональной жизни. Важно отметить, что мужчины, описавшие этот паттерн, также описали момент, когда их социальная практика перешла от более сдержанного, разрозненного паттерна отношений к более открытому паттерну соединения и раскрытия с другими мужчинами и женщинами. Интересно, что для обоих мужчин это изменение в практике с точки зрения их социальных связей произошло из-за их опыта значительных личных событий в молодости, что побудило их искать более тесные и более значимые связи с другими мужчинами.Этот положительный опыт развития более открытых и значимых социальных отношений с другими мужчинами, в свою очередь, повлиял на их будущие социальные связи и постоянные сети поддержки. Тем не менее, истории этих мужчин демонстрируют, как мужчины могут быть активными участниками своих социальных связей, изменяя свою социальную практику и устанавливая открытые и эмоционально поддерживающие отношения с другими мужчинами.

Например, будучи взрослым, Итан имел эмоционально открытые и поддерживающие социальные отношения как с мужчинами, так и с женщинами, которым он рассказывал о своей личной жизни, своих чувствах и своих личных трудностях.Это изменение в социальных отношениях Итана, от более сдержанного, разобщенного паттерна отношений к более открытому паттерну общения и раскрытия с другими мужчинами, произошло после того, как у Итана, когда ему было чуть больше двадцати, был поставлен диагноз рака, и он был представлен Питеру, мужчине. у кого был подобный опыт рака:

Я разговаривал с этим парнем несколько минут, и это полностью изменило перспективу всего после этого момента. Он просто сказал несколько красивых слов, и это означало, что это было что-то вроде «Вау»! Я кладу трубку.Он сказал, что рак будет лучшим, что с тобой когда-либо случится. Это как бы вывело меня из этого состояния. Мы стали очень хорошими друзьями и до сих пор поддерживаем контакты.

В повествовании Итана подчеркивается влияние на психическое здоровье отношений между мужчинами в трудное или тревожное время. Итан нашел слова Питера настолько значимыми, что «вывел» его из шокированного и подавленного состояния, в котором он находился после своего диагноза. Их связь переросла в длительную близкую и поддерживающую дружбу.Итан уважал Питера не только за то, что он раскрыл свои чувства и личный опыт, но и за то, что он показал ему альтернативную и позитивную перспективу преодоления своего рака. Из рассказа Итана также было ясно, что Питер предложил ему альтернативную дружбу, при которой возможна социальная и эмоциональная связь между мужчинами, а доверие и обмен чувствами ценится, а не избегается.

Итан позже посещал художественную школу, где у него был дополнительный доступ к поддерживающим и выразительным социальным отношениям с другими мужчинами и женщинами.Он описал эти отношения как очень полезные:

Когда я пошел в художественную школу, многое стало на свои места. Я думаю, что все то, что я испытал с этой болезнью, имело гораздо больше смысла поехать туда. Вы знаете, просто встречаться с типами людей, которые были там, со свободолюбивым видом природы. Возможность отпускать, играть, исследовать, экспериментировать, вроде как пробудила во мне ребенка. Так что, возможно, этот ребенок был своего рода, вы знаете, его воспитали, затем он смог выйти и просто танцевать и выражать себя.Выполнение всего этого было очень важным и было частью процесса исцеления. Это помогло мне разобраться в этом. Так что это было особенным, просто чувствовать, что «это хорошо, вот куда надо идти».

Итан считал, что художественное сообщество помогло ему научиться быть более эмоционально выразительным и общаться с другими. Он также связал эти выразительные и поддерживающие социальные отношения с его выздоровлением от рака и улучшением психического благополучия. Гершик и Миллер (1995) продемонстрировали, как мужчины с физическими недостатками создают альтернативные мужские проекты, которые включают отказ или сопротивление гегемонистской маскулинности с целью создания более тесных социальных сетей и более благоприятной среды.По мнению Итана, рак заставил его сопротивляться гегемонистским мужским идеалам о самодостаточности и неразглашении, и вместо этого он продолжал поддерживать открытые и поддерживающие отношения с другими мужчинами и женщинами. Во время учебы в художественной школе Итан завязал более близкие дружеские отношения с другими мужчинами:

Адриан довольно открыто говорит о вещах, которые, я думаю, работают довольно хорошо, он расскажет мне, что он думает и что он чувствует, и он также испытал, тоже испытала рак, так что я думаю, что это схожий образ мышления.Я думаю, имея это, есть понимание, что он столкнулся с тем, с чем столкнулся, но может с этим справиться, так что да, я думаю, что это естественное чувство движения, вы живете удивительной жизнью и остаетесь верным своему творческому пути в путь через. Я думаю, это прекрасно, когда в твоей жизни есть такие люди, потому что они очень важны.

И снова Итан поддерживал дружбу с мужчинами, которые олицетворяли стойкую мужественность, где открытость и эмоциональное выражение были разрешены и поощрялись.Итан ценил эту дружбу и описывал ее как «душевную». Другими словами, это были более глубокие и эмоционально связанные отношения. Случай Итана не только подчеркивает возможность установления близких дружеских отношений между мужчинами; это также подчеркивает ценность таких отношений между мужчинами с точки зрения психического здоровья и благополучия. Однако, очевидно, для Итана было важно встретить мужчин, способных воплотить такую ​​мужественность, чтобы он обрел уверенность в том, что так живет.

Джейкоб также изменил свою социальную практику и начал развивать открытые и поддерживающие отношения с другими мужчинами и женщинами, которым он доверял. Однако так было не всегда. Джейкоб описал себя как «неловкого» подростка, который «изо всех сил пытался найти друзей» после внезапной смерти этой матери. Позже, в университете, Джейкоб полностью «потерял уверенность» в том, чтобы заводить друзей из-за того, что боролся с серьезной «социальной тревогой» и вопросами о своей сексуальности. Однако все изменилось, когда Джейкоб обратился к одному из своих старших братьев и неуверенно рассказал о своей сексуальности.Брат Джейкоба был восприимчивым и побудил Джейкоба рассказать о своих личных проблемах, предлагая Джейкобу эмоциональную поддержку, в которой он нуждался. Со временем у Джейкоба и его брата было «несколько довольно обстоятельных разговоров», и Джейкоб описал, как он мог обратиться к своему брату за поддержкой, когда ему было нужно:

Я и мой старший брат всегда были в очень близких отношениях и были умеет говорить о многом. Очень эмоционально осведомлен, в отличие от стереотипа о грубых неэмоциональных мужчинах.Думаю, теперь, когда мы взрослые, все прошли через то, что у нас есть.

Джейкоб явно дистанцировался от стереотипа о мужчинах как о бесстрастных и неспособных говорить о своих эмоциях. Вместо этого кажется, что Джейкоб и его брат воплощали другую мужественность в своих отношениях, где разрешалось выражение эмоций, чувств и поддерживающих отношений между мужчинами. Поддерживающие отношения Джейкоба с братом были полезны для его психического здоровья.Он начал становиться более уверенным как в своих эмоциях, так и в своей сексуальной идентичности, и преодолел социальную тревогу, мучившую его годы в университете. В результате построения этой тесной и поддерживающей социальной связи со своим братом Джейкобу было предложено искать дальнейшие поддерживающие социальные отношения с другими мужчинами, но ему было трудно найти те виды социальных отношений, которые он ценил: социальные отношения, предполагающие открытость, эмоциональность. связь и обмен личной жизнью друг друга.Джейкоб оказался вовлеченным в местное гей-сообщество и начал находить мужчин, которым, как и ему, «приходилось бороться со своей идентичностью». Джейкоб смог найти друзей-мужчин, которые, как и он, были готовы нарушить границы мужской дружбы и рассказать о своих чувствах, мужчин, которых Джейкоб считал «эмоционально возбужденными». Как он описал одну мужскую дружбу:

Мы могли буквально сидеть и часами говорить о таких вещах, просто об эмоциональных вещах и о том, что мы чувствовали.Мы могли взаимодействовать, просто смотреть друг другу в глаза и просто воодушевляться тем, о чем мы говорили. И это было не просто «что ты делал сегодня?» и «что вы ели на обед?» и «куда ты собираешься в следующие выходные?» Это был напряженный, эмоциональный материал, который мы действительно могли охватить, например: «Что вы думаете об этом и почему вас это расстроило?» и я действительно цепляюсь за этих людей, я чувствую, что они смотрят мне в глаза, и мы понимаем и общаемся.

Джейкоб явно ценил социальные отношения с мужчинами, которые предполагали открытость и более глубокую эмоциональную связь.Это изменение в социальной практике Джейкоба, от закрытых и ограниченных отношений с другими мужчинами к более открытым и значимым связям с мужчинами его возраста, также имело более широкие последствия для его семейных отношений. Джейкоб смог установить более близкие отношения со своим отцом, и они смогли обсудить такие вопросы, как смерть его матери и его собственный гомосексуальность, как не могли раньше. Истории Иакова и Итана подчеркивают не только то, как социальная практика одного мужчины может способствовать изменениям в поведении других мужчин, но также и то, что положительный опыт создания более значимых и поддерживающих социальных связей с мужчинами, будь то друзья или члены семьи, может помочь мужчинам мобилизовать собственные сети поддержки, когда они им нужны.

Обсуждение

В этом исследовании используется анализ гендерных отношений для выявления коллективных и разнообразных моделей социальных связей мужчин в данных истории жизни. Результаты ставят под сомнение нынешнее понимание, которое представляет мужские социальные сети как чисто инструментальные, как будто мужчины не заинтересованы в установлении близких, поддерживающих или эмоциональных отношений с другими (например, Balaswamy, Richardson, & Price, 2004; Fiori & Denckla, 2012; Matud et al. ., 2003). Хотя доминирующей практикой большинства мужчин в этом исследовании было не делиться эмоциями с другими мужчинами, что согласуется с другими исследованиями мужественности (например,г., Клири, 2005; River, 2018), в тематических исследованиях по истории жизни мужчин по-прежнему были выявлены четыре различных модели построения и поддержания социальных связей. В то время как некоторые мужчины не искали поддержки или доверия к другим мужчинам или женщинам, некоторые мужчины искали, но испытывали трудности в развитии таких связей. Кроме того, некоторые мужчины полагались только на женщин для эмоциональной поддержки, но некоторые мужчины установили близкие поддерживающие отношения с другими мужчинами и женщинами.

Первым и наиболее распространенным паттерном, описанным участниками, было разделение социальных связей на отдельные виды социальных отношений с мужчинами и женщинами.В социальных отношениях с другими мужчинами преобладали занятия спортом и физической активностью, тогда как их отношения с женщинами предполагали более открытое и личное общение. В то время как эти различные виды отношений предоставляли мужчинам различные возможности для поддержки, они также позволяли мужчинам демонстрировать и поддерживать гегемонистский образец мужественности на публике, что не уменьшало их социального положения среди других мужчин. Этот образец взаимоотношений между мужчинами как средство поддержания социального статуса был отмечен ранее в литературе о мужественности (Wheaton, 2000).Тем не менее, мужчины в этом исследовании, которые следовали этой схеме разделения, продолжали полагаться на женщин в частном порядке для доверительной и эмоциональной поддержки. Этот вывод перекликается с выводами Олиффа и др. (2011) о том, как зависимость мужчин от своих партнеров-женщин в плане эмоциональной поддержки позволяет некоторым мужчинам сохранять стремление к господствующей мужественности, одновременно справляясь с депрессией.

Этот разделительный образец поведения имеет ряд последствий для социальной связи мужчин и их психического здоровья.Невидимость личных стремлений мужчин наладить более глубокие социальные связи усиливает стереотипы о социальных связях мужчин. Эти стереотипы позиционируют мужчин как лиц, решающих проблемы, и «деятелей», а не как слушателей и говорящих. В этом исследовании было ясно, что мужчины могут искать и ищут эмоциональную поддержку как от мужчин, так и от женщин. Сохранять видимость того, что мужчины не говорят и не признаются в своих личных проблемах или эмоциях, проблематично и может стать препятствием для тех мужчин, которые предпочитают активно искать эмоциональную поддержку в своих сетях (как показано на примере мужчин во втором шаблоне).Это также может привести к социальной изоляции некоторых мужчин и ограничению возможностей для социальной поддержки во время трудных жизненных событий, таких как разрыв отношений, что, в свою очередь, может нанести ущерб психическому здоровью и благополучию мужчин.

Модель разделения также привела к напряженности в социальных отношениях мужчин с другими мужчинами. Мужчины сообщали о чувстве дискомфорта и беспокойства из-за того, что разговоры могут переходить в тематические области, которые считаются «немужскими». Как предполагает Нарди (1992), это противоречие может существовать, потому что близость и интимность между мужчинами связаны с гомосексуализмом, а гегемонистская маскулинность построена в противовес женственности и гомосексуализму (Коннелл, 2005).Такая практика также ложится дополнительным бременем на женщин, которые несут на себе труд по оказанию эмоциональной поддержки этим мужчинам, и в то же время они часто пренебрегают ими. Это может подорвать психическое благополучие женщин, если эти социальные отношения не будут взаимовыгодными, позитивными и поддерживающими для тех, кто в них участвует. Амберсон и Монтес (2010) утверждают, что, хотя социальные отношения являются основным источником эмоциональной поддержки для людей, у них также есть «темная сторона», поскольку оказание поддержки другим может быть стрессовым и требовательным (2010, стр.S57). В то время как психологическое благополучие мужчин может выиграть от поддерживающих эмоциональных отношений с женщинами, односторонние отношения могут подорвать психическое благополучие женщин.

Второй паттерн, описанный мужчинами, заключался в попытке создать более эмоционально поддерживающие связи с другими мужчинами, но испытывал трудности с доверием и установлением более тесных социальных связей. Мужчины, придерживавшиеся этой модели, были более амбивалентны. В некоторой степени они сопротивлялись гегемонистским идеалам самодостаточности и независимости, обращаясь к другому мужчине за эмоциональной поддержкой или желая обратиться к нему.Действия этих мужчин были встречены по-разному, часто заставляя их чувствовать себя неловко и задаваться вопросом, не слишком ли поспешили они раскрыть свои личные проблемы. Этот негативный опыт удержал мужчин от повторной попытки и укрепил их веру в то, что для эмоциональной поддержки безопаснее полагаться на женщин, чем на мужчин. Этот вывод аналогичен результатам Coen et al. (2013), которые подчеркнули, как мужчины, испытывающие депрессию, могут быть отложены в поисках социальной поддержки или возможностей для раскрытия своих эмоциональных проблем в своих сетях, если они ранее находили мужчин, не желающих или невосприимчивых к разговору о таких проблемах.Действительно, для одного человека, участвовавшего в этом исследовании, страх, лежащий в основе гомосоциальных отношений между мужчинами, был настолько изнурительным, что мешал его усилиям по налаживанию каких-либо социальных связей с другими мужчинами. Подобные негативные переживания при поиске социальной поддержки, включая непонимание, принижение или избегание, были связаны с плохим психическим здоровьем (Croezen et al., 2012). Этот образец трудностей со связью также имел последствия для психического здоровья и благополучия мужчин, участвовавших в этом исследовании. На их психическое здоровье повлияли стыд и смущение из-за того, что они нарушили неписаные границы, мешающие мужчинам выражать свои чувства, продолжающееся сокрытие стресса, трудности в решении личных проблем, а также чувство депрессии и социальной изоляции.

Третий образец, описанный мужчинами в этом исследовании, — это активное преследование гегемонистской маскулинности и мужских идеалов независимости и самодостаточности. Несмотря на значительные личные трудности, такие как брак или разрыв отношений, мужчины, которые следовали этому образцу, не использовали свои существующие социальные сети с семьей и друзьями для поддержки. Любой ценой активно избегали делиться с другими личными трудностями или говорить о них. Для этих мужчин их социальные отношения были основаны исключительно на физической активности, повторяя инструментальные социальные сети, описанные в литературе по психическому здоровью (например,г., Фиори и Денкла, 2012; Матуд и др., 2003). Хотя есть некоторое совпадение между этим шаблоном и первым шаблоном разделения отношений, то есть, когда у мужчин были чисто инструментальные отношения с другими мужчинами, третий шаблон также заметно отличается. Мужчины в этом образце ни с кем не признаются и не рассказывают о своей личной жизни, включая женщин. Такая практика имела последствия для психического здоровья и благополучия этих мужчин, которые годами боролись с чувством стыда и неудачи, никогда не обращаясь за помощью.Интересно отметить, что этот образец мужественности часто рассматривается как довольно стереотипный для мужчин, то есть мужчины не ищут помощи или поддержки у других, но только двое мужчин в этом исследовании фактически воплотили практику управления своим эмоциональным дистрессом в одиночку. .

Четвертый образец практики в этом исследовании включал мужчин, которые изменили свою практику с ограниченных и поверхностных связей с другими на активное стремление к социальной и эмоциональной поддержке, сопротивление гегемонистской маскулинности для создания близких поддерживающих социальных отношений с обоими мужчинами. и женщины.Для этих мужчин переживание значительных тревожных событий в своей жизни, как правило, служило катализатором для создания более открытых и поддерживающих отношений, особенно с другими мужчинами. Этот вывод подтверждает работу Венгера и Олиффа (2014), которые демонстрируют, как незапрошенная поддержка между мужчинами, которые разделяют схожие важные жизненные события, такие как диагноз рака, может быть ценным источником поддержки и помощи для мужчин. Это может не только нормализовать переживания мужчин и помочь уменьшить чувство социальной изоляции в моменты значительного стресса, как демонстрирует это исследование, но также может побудить мужчин изменить свою практику и установить более открытые и поддерживающие отношения с другими в долгосрочной перспективе.Этот образец практики не только предполагает, что мужчины могут и создают поддерживающие социальные отношения с другими мужчинами; это также указывает на тот факт, что сопротивление мужчин гегемонистским идеалам мужественности и активное стремление к открытым и эмоциональным отношениям с другими может поддерживать и способствовать психологическому благополучию мужчин. Это не только обеспечивает мужчинам поддержку во время личных трудностей, но также предоставляет мужчинам поддерживающие социальные сети в их повседневной жизни.

Ограничения текущего исследования означают, что при обобщении результатов необходимо соблюдать осторожность.Исследования истории жизни не нацелены на большие и репрезентативные выборки для обобщения (Cole & Knowles, 2001; Messerschmidt, 2000). Использование здесь метода истории жизни позволило уловить богатые жизненные истории 15 мужчин, которые были готовы участвовать в исследовании и рассказывать о своем личном опыте. Учитывая тему исследования, мужчины, которые неохотно раскрывали личные аспекты своей жизни, могли отказаться от участия.Также может случиться так, что некоторые участники подчеркивают определенные виды социальных взаимодействий в контексте интервью, когда они стремятся произвести положительное впечатление. Кроме того, все участники этого исследования, кроме одного, имели университетское образование; следовательно, полученные данные могут не свидетельствовать об опыте мужчин из более низких социально-экономических групп или тех, кто имеет менее формальное образование или не имеет никакого образования. Однако цель этого исследования заключалась не в том, чтобы обобщить результаты для всех мужчин в Новой Зеландии, а в изучении недостаточно теоретизированной области и более глубоком понимании взаимосвязи между повседневными социальными отношениями мужчин и психическим благополучием.Это исследование дает более глубокое понимание сложных и разнообразных способов, которыми более широкий гендерный социальный контекст в условиях Новой Зеландии может влиять на психическое здоровье мужчин.

С точки зрения последствий, результаты текущего исследования подчеркивают необходимость включения в политику в области психического здоровья подхода гендерных отношений: такого подхода, который рассматривает взаимодействие мужчин и женщин друг с другом и социальные контексты, в которых они взаимодействуют, как способствующие значительному психологическому развитию. ограничения и возможности для здоровья (Schofield et al., 2000). Это исследование предполагает, что для понимания проблем психического здоровья мужчин нам необходимо шире рассматривать социальные практики и гендерные отношения, которые приводят к плохим результатам в отношении психического здоровья, а не сосредотачиваться только на мужчинах с диагностированными проблемами психического здоровья. О результатах психического здоровья мужчин меньше зависит от того, что они мужчины, но от социальных условий, в которых они находятся, и типов социальных отношений, которые у них есть. Например, очевидно, что социальные ожидания в отношении поведения мужчин могут удерживать мужчин от поиска социальной поддержки у других мужчин.Многие мужчины, участвовавшие в этом исследовании, чувствовали тяжесть социальных табу в своих социальных связях с другими мужчинами, чувствуя себя неспособными раскрыть свои личные проблемы или чувства. Другие испытали на себе «надзор» за своим поведением со стороны других мужчин, которые считали его немужественным (Frosh, Phoenix, & Pattman, 2002, стр. 74). Эти связанные с гендером социальные ожидания, которые определяют то, что является, а что нет, подходящим поведением для мужчин, могут иметь значительное влияние на психическое здоровье мужчин, делая жизнь чрезвычайно сложной для тех, кто хочет искать поддержки или иметь более тесные социальные и эмоциональные связи с ними. другие мужчины.Эти гендерные социальные ожидания также имеют последствия для психического здоровья женщин, которые уже имеют более высокий уровень тревожности и депрессии (Van de Velde, Bracke, Levecque, & Meuleman, 2010) и на них полагается эмоциональный труд в социальных отношениях с мужчинами. . Таким образом, подход к политике в области психического здоровья, основанный на гендерных отношениях, должен подчеркивать, как гендерные социальные отношения влияют на различные результаты в области психического здоровья.

Что касается мероприятий по укреплению и профилактике психического здоровья, то результаты настоящего исследования могут выявить способы удовлетворения гендерных ожиданий в отношении социальных отношений мужчин.Например, есть потенциальная ценность в стратегиях укрепления психического здоровья, которые поощряют и поддерживают мужчин открыто сопротивляться и бросать вызов ограничениям гегемонистской маскулинности по отношению к их социальным связям с другими, например, демонстрируя, как мужчины могут изменить свою практику с точки зрения социальные отношения, путем активного пересечения неписаных границ и установления связи с другими мужчинами для установления эмоционально поддерживающих отношений, не возлагая на женщин более серьезное бремя для достижения этой цели. Особая ценность заключается в том, чтобы донести такое послание до мужчин, когда они переживают важные или травмирующие жизненные события, такие как диагноз рака или разрыв отношений.Хотя, возможно, это трудная задача в области укрепления психического здоровья, поскольку она включает в себя оспаривание социокультурных представлений о том, что является социально приемлемым поведением между мужчинами, как утверждает Смит (2007), сообщество, занимающееся вопросами укрепления здоровья, имеет хорошие возможности для того, чтобы «стратегически освободить мужчин от ограничения господствующей маскулинности », обращая внимание на социальную конструкцию пола (2007, с. 20).

На сегодняшний день мероприятия по предотвращению самоубийств с использованием стратегий социального маркетинга начали указывать на потенциал демонстрации того, как мужчины могут поддерживать более эмоционально открытые отношения.Например, австралийские кампании социального маркетинга Soften The FCK Up (Spur Projects, 2017) и Man Up (Movember Foundation, Университет Мельбурна и Австралийская радиовещательная корпорация, 2017) нацелены на повышение социальной осведомленности о связях между мужское сокрытие эмоций и высокий уровень самоубийств. Хотя эти кампании заслуживают одобрения за их новаторство и творческий подход к мужчинам, они по-прежнему опираются на довольно узкое и единообразное представление о мужественности.Результаты текущего исследования показывают, что есть ценность в принятии подхода к стратегиям укрепления психического здоровья, который: (а) выходит за рамки унифицированных представлений о мужчинах, изображая разнообразие мужественности, то есть мужчин, которые сопротивляются доминирующим идеалам и воплощают альтернативные мужественности; (б) способствовать позитивным социальным отношениям между мужчинами. Для этого кампании должны разрушить гегемонистский идеал человека, который эмоционально и социально самодостаточен, не разговаривает со своими друзьями о своих чувствах и может решать свои проблемы без поддержки со стороны других.Вместо этого им нужно изобразить способы, которыми мужчины могут изменить свою практику в отношении социальных связей, чтобы поддерживать эмоционально поддерживающие отношения с другими мужчинами и женщинами, которые полезны для психического здоровья и благополучия.

Что касается будущих исследований, то исследования, изучающие различные социальные связи и сети поддержки в повседневной жизни мужчин в отношении улучшения психического здоровья и благополучия, будут плодотворной областью. В будущей работе можно будет исследовать ряд аспектов социальной поддержки мужчин и их взаимоотношений, в том числе то, как мужчины согласовывают гендерные границы своих социальных отношений с другими мужчинами и сопротивляются им.Исследования с участием мужчин и женщин, партнеров или друзей мужчин также могут способствовать пониманию социальных отношений и психического здоровья мужчин в отношении гендерных отношений.

Сноски

Заявление о конфликте интересов: Автор (ы) заявили об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации этой статьи.

Финансирование: Автор (ы) раскрыл получение следующей финансовой поддержки для исследования, авторства и / или публикации этой статьи: Автор получил финансовую поддержку для подготовки рукописи из издательской стипендии для аспирантов Университета Отаго.

ORCID ID: Сара К. Маккензи https://orcid.org/0000-0002-1811-0211

Ссылки

  • Аддис М. Э., Махалик Дж. Р. (2003). Мужчины, мужественность и контекст обращения за помощью. Американский психолог, 58 (1), 5–14. [PubMed] [Google Scholar]
  • Андреа С. Б., Сигель С. А., Тео А. Р. (2016). Социальная поддержка и использование медицинских услуг у взрослых с депрессией: результаты национального обследования здоровья и питания. Общая больничная психиатрия, 39, 73–79.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ослунд К., Ларм П., Старрин Б., Нильссон К. В. (2014). Буферный эффект ощутимой социальной поддержки на финансовый стресс: влияние на психологическое благополучие и психосоматические симптомы в большой выборке взрослого населения в целом. International Journal for Equity in Health, 13 (1), 1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Баласвами С., Ричардсон В., Прайс К. А. (2004). Изучение моделей использования социальной поддержки вдовцами во время утраты.Журнал мужских исследований, 13 (1), 67–84. [Google Scholar]
  • Брайант-Беделл К., Уэйт Р. (2010). Понимание основного депрессивного расстройства среди афроамериканских мужчин среднего возраста. Журнал Advanced Nursing, 66 (9), 2050–2060. [PubMed] [Google Scholar]
  • Каэлли К., Рэй Л., Милл Дж. (2003). «Ясно, как грязь»: к большей ясности в общих качественных исследованиях. Международный журнал качественных методов, 2 (2), 1–13. [Google Scholar]
  • Карриган Т., Коннелл Б., Ли Дж.(1985). К новой социологии маскулинности. Теория и общество, 14 (5), 551–604. [Google Scholar]
  • Клири А. (2005). Смерть, а не раскрытие: изо всех сил пытается быть настоящим мужчиной. Ирландский журнал социологии, 14 (2), 155–176. [Google Scholar]
  • Коэн С. Э., Олифф Дж. Л., Джонсон Дж. Л., Келли М. Т. (2013). Ищу мистера П.Г.: Мужественность и мужская депрессия в северной канадской общине, основанной на природных ресурсах. Health & Place, 21, 94–101. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коул А., Ноулз Дж. (2001). Живет в контексте: искусство исследования истории жизни. Уолнат-Крик, Калифорния: AltaMira Press. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. (1987). Гендер и власть: общество, личность и сексуальная политика. Кембридж: Polity Press. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. (1995). Мужественность. Кембридж: Polity Press. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. (2005). Мужественность (2-е изд.). Сидней: Аллен и Анвин. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. (2009). Пол: Краткое введение (2-е изд.). Кембридж: Polity Press. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. (2010). Жизнь бизнесменов: размышления о методе истории жизни и современной гегемонии мужественности. Österreichische Zeitschrift für Soziologie, 35 (2), 54–71. [Google Scholar]
  • Коннелл Р. У., Мессершмидт Дж. У. (2005). Гегемонистская маскулинность: переосмысление концепции. Гендер и общество, 19 (6), 829–859. [Google Scholar]
  • Куртенэ В. Х. (2003). Ключевые детерминанты здоровья и благополучия мужчин и мальчиков.Международный журнал мужского здоровья, 2 (1), 1. [Google Scholar]
  • Крезен С., Пикавет Х. С. Дж., Хавеман-Нис А., Вершурен В. М., де Гроот Л. К., Вант Вир П. (2012). Относится ли положительный или отрицательный опыт социальной поддержки к текущему и будущему здоровью? Результаты когортного исследования Doetinchem. BMC Public Health, 12 (1), 1. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Фиори К. Л., Денкла К. А. (2012). Социальная поддержка и психическое здоровье мужчин и женщин среднего возраста: многомерный подход.Журнал старения и здоровья, 24 (3), 407–438. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фишер М., Чилко Н. (2012). Пол и ожирение. В: Баур Л. С., Твигг С. М., Магнуссон Р. С. (ред.), Современная эпидемия: взгляд экспертов на ожирение и диабет (стр. 107–119). Сидней: Издательство Сиднейского университета. [Google Scholar]
  • Фрош С., Феникс А., Паттман Р. (2002). Молодые маскулинности: понимание мальчиков в современном обществе. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан. [Google Scholar]
  • Фюрер Р., Стансфельд С. А. (2002). Как гендер влияет на модели социальных отношений и их влияние на здоровье: сравнение одного или нескольких источников поддержки от «близких людей». Социальные науки и медицина, 54 (5), 811–825. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гершик Т. Дж., Миллер А. С. (1995). Приступая к пониманию: мужественность и физическая инвалидность. В Сабо Д., Гордон Д. Ф. (ред.), Мужское здоровье и болезнь: пол, власть и тело. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications. [Google Scholar]
  • Грав С., Hellzèn O., Romild U., Stordal E. (2012). Связь между социальной поддержкой и депрессией среди населения в целом: исследование HUNT, перекрестное исследование. Журнал клинического сестринского дела, 21 (1-2), 111-120. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гулливер А., Гриффитс К. М., Кристенсен Х. (2010). Предполагаемые препятствия и факторы, способствующие обращению за помощью в области психического здоровья среди молодых людей: систематический обзор. BMC Psychiatry, 10 (1), 113. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Хьюитт Б., Туррелл Г., Гискес К. (2012). Потеря брака, психическое здоровье и роль воспринимаемой социальной поддержки: результаты шести волн панельного исследования населения Австралии. Журнал эпидемиологии и общественного здравоохранения, 66 (4), 308–314. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хилл В. Г., Донател Р. Дж. (2005). Влияние гендерного ролевого конфликта на многомерную социальную поддержку пожилых мужчин. Международный журнал мужского здоровья, 4 (3), 267. [Google Scholar]
  • Хоул Дж., Мишара Б. Л., Шаньон Ф.(2008). Эмпирический тест модели посредничества влияния традиционной мужской гендерной роли на суицидальное поведение у мужчин. Журнал аффективных расстройств, 107 (1), 37–43. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ивамото Д. К., Ляо Л., Лю В. М. (2010). Мужские нормы, избегающее копинг, азиатские ценности и депрессия среди американских мужчин азиатского происхождения. Психология мужчин и мужественности, 11 (1), 15–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Джонсон Л., Хуггард П., Гудиер-Смит Ф. (2008).Здоровье мужчин и здоровье нации. Медицинский журнал Новой Зеландии, 121 (1287), 69–76. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клейман Э. М., Рискинд Дж. Х., Шефер К. Э. (2014). Социальная поддержка и положительные события как факторы устойчивости к суициду: изучение синергетических буферных эффектов. Архивы самоубийственных исследований, 18 (2), 144–155. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лян Т. К., Джордж Т. С. (2012). Мужские переживания депрессии и роль семьи в гендерной социализации: феноменологическое исследование, проведенное в городах на юге Индии.Журнал сравнительных семейных исследований, 43 (1), 93–132. [Google Scholar]
  • Либлер К. А., Сандефур Г. Д. (2002). Гендерные различия в обмене социальной поддержкой с друзьями, соседями и коллегами в среднем возрасте. Исследования в области социальных наук, 31 (3), 364–391. [Google Scholar]
  • Ломас Т., Картрайт Т., Эдгинтон Т., Ридж Д. (2015). Новые способы быть мужчиной: «Позитивная» гегемонистская мужественность в практикующих сообществах, основанных на медитации. Мужчины и мужественность, 19 (3), 289–310. [Google Scholar]
  • Мадрид С.(2013). Попадание в жизнь людей правящего класса: концептуальные проблемы, методологические решения. В Пини Б., Пиз Б. (ред.), «Мужчины, мужественность и методологии» (стр. 170–182). Лондон: Пэлгрейв Макмиллан. [Google Scholar]
  • Майр К., Диез Ру А. В., Моренофф Дж. Д. (2010). Стрессорные факторы со стороны соседей и социальная поддержка как предикторы депрессивных симптомов в исследовании здоровья взрослых, проведенном в Чикаго. Здоровье и место, 16 (5), 811–819. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Матуд М.П., Ибаньес И., Бетенкур Дж. М., Марреро Р., Карбаллейра М. (2003). Структурные гендерные различия в воспринимаемой социальной поддержке. Личность и индивидуальные различия, 35 (8), 1919–1929. [Google Scholar]
  • Маулик П. К., Итон В. В., Брэдшоу К. П. (2010). Влияние социальных сетей и социальной поддержки на распространенные психические расстройства после определенных жизненных событий. Acta Psychiatrica Scandinavica, 122 (2), 118–128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Маккензи С. К., Дженкин Г., Коллингс С.(2016). Взгляды мужчин на общие проблемы психического здоровья: метасинтез качественных исследований. Международный журнал мужского здоровья, 15 (1), 80–104. [Google Scholar]
  • Мессершмидт Дж. У. (2000). Девять жизней: мужественность подростков, тело и насилие. Боулдер, Колорадо: Westview Press. [Google Scholar]
  • Месснер М. А. (1992). Как семья: сила, близость и сексуальность в дружбе спортсменов-мужчин. В Нарди П. (ред.), Мужская дружба (стр. 215–238). Лондон: Sage Publications.[Google Scholar]
  • Министерство здравоохранения. (2016). Факты самоубийств: данные за 2014 год. Получено 17 марта 2017 г. с веб-сайта http://www.health.govt.nz/publication/suicide-facts-2014-data
  • .
    Фонд Мовембера, Мельбурнский университет и Австралийская радиовещательная корпорация. (2017). Человек вверх. Получено 13 июня 2017 г. с сайта http://manup.org.au/
  • .
    Нарди П. (1992). Мужская дружба. Лондон: Sage Publications. [Google Scholar]
  • Олифф Дж. Л., Келли М. Т., Ботторф Дж. Л., Джонсон Дж.Л., Вонг С. Т. (2011). «Он чаще женщина, потому что не боится плакать»: связь гетеросексуальных гендерных отношений и мужской депрессии. Социальные науки и медицина, 73 (5), 775–782. [PubMed] [Google Scholar]
  • Олифф Дж. Л., Огродничук Дж. С., Ботторф Дж. Л., Джонсон Дж. Л., Хояк К. (2012). «Вы чувствуете, что больше не можете жить»: самоубийство с точки зрения канадских мужчин, страдающих депрессией. Социальные науки и медицина, 74 (4), 506–514. [PubMed] [Google Scholar]
  • Панагиоти М., Гудинг П. А., Тейлор П., Тарриер Н. (2014). Воспринимаемая социальная поддержка смягчает влияние симптомов посттравматического стрессового расстройства на суицидное поведение: последствия для исследований суицидальной устойчивости. Комплексная психиатрия, 55 (1), 104–112. [PubMed] [Google Scholar]
  • Пламмер К. (2001). Документы жизни 2: приглашение к критическому гуманизму (2-е изд.). Лондон: Sage Publications. [Google Scholar]
  • Рафаэлли М., Андраде Ф. К. Д., Уайли А. Р., Санчес-Армас О., Эдвардс Л. Л., Арадильяс-Гарсия К.(2013). Стресс, социальная поддержка и депрессия: проверка гипотезы о смягчении стресса на выборке из Мексики. Журнал исследований подросткового возраста, 23 (2), 283–289. [Google Scholar]
  • Ривер Дж. (2018). Разнообразные и динамические взаимодействия: модель обращения за помощью к суицидным мужчинам в связи с медицинскими услугами. Американский журнал мужского здоровья, 12 (1), 150–159. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ривер Дж., Фишер М. (2015). Теоретические истории жизни: мужественность и мужское самоубийство.В de Chesnay M. (Ed.), Медсестринское исследование с использованием истории жизни: Качественные конструкции и методы в сестринском деле (стр. 155–168). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Springer. [Google Scholar]
  • Сантини З. И., Коянаги А., Тыроволас С., Мейсон К., Аро Дж. М. (2015). Связь между социальными отношениями и депрессией: систематический обзор. Журнал аффективных расстройств, 175, 53–65. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шофилд Т., Коннелл Р. В., Уокер Л., Вуд Дж. Ф., Батланд Д. Л. (2000).Понимание мужского здоровья и болезней: гендерный подход к политике, исследованиям и практике. Журнал здоровья американского колледжа, 48 (6), 247–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сикотт М., Альварадо Б. Э., Леон Э.-М., Зунцунеги М.-В. (2008). Социальные сети и симптомы депрессии среди пожилых женщин и мужчин в Гаване, Куба. Старение и психическое здоровье, 12 (2), 193–201. [PubMed] [Google Scholar]
  • Смит Дж. (2007). За пределами мужских стереотипов: продвижение вперед в области укрепления здоровья мужчин в Австралии.Журнал укрепления здоровья Австралии, 18 (1), 20–25. [PubMed] [Google Scholar]
  • Спун М. Р., Нельсон Д. Б., Мердок М., Ректор Т., Сэйер Н. А., Ньюджент С., Вестермейер Дж. (2014). Влияние убеждений в отношении лечения и поощрения со стороны социальных сетей на начало лечения пользователями услуг VA с посттравматическим стрессовым расстройством. Психиатрическая служба, 65 (5), 654–662. [PubMed] [Google Scholar]
  • Проекты шпоры. (2017). Размягчите FCK. Получено 13 апреля 2017 г. с сайта http://softenthefckup.spurprojects.org/
  • .
    Тео А.Р., Цой Х., Валенштейн М. (2013). Социальные отношения и депрессия: десятилетнее наблюдение по результатам национального репрезентативного исследования. PLoS ONE, 8 (4), 1–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Тидт А. Д. (2010). Гендерный разрыв в депрессивных симптомах среди японских пожилых людей: оценка социальной поддержки и здоровья как опосредующих факторов. Журнал межкультурной геронтологии, 25 (3), 239–256. [PubMed] [Google Scholar]
  • Тернер Р. Дж., Тернер Дж. Б., Бердалл Хейл В. (2014). Социальные отношения и социальная поддержка.В Джонсон Р. Дж., Тернер Р. Дж., Линк Б. Г. (ред.), Социология психического здоровья: Избранные темы за сорок лет 1970-х – 2010-х годов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Springer International Publishing. [Google Scholar]
  • Амберсон Д., Монтес Дж. К. (2010). Социальные отношения и здоровье: горячая точка для политики в области здравоохранения. Журнал здоровья и социального поведения, 51 (1 приложение), S54 – S66. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Ван де Вельде С., Бракке П., Левек К., Мейлеман Б. (2010). Гендерные различия в депрессии в 25 европейских странах после устранения систематической ошибки измерения в CES-D 8.Исследования в области социальных наук, 39 (3), 396–404. [Google Scholar]
  • Уокер К. (1994). Мужчины, женщины и дружба: что они говорят, что делают. Гендер и общество, 8 (2), 246–265. [Google Scholar]
  • Венгер Л. М., Олифф Дж. Л. (2014). Мужчины, управляющие раком: гендерный анализ. Социология здоровья и болезней, 36 (1), 108–122. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вестер С. Р., Кристиансон Х. Ф., Фогель Д. Л., Вэй М. (2007). Гендерный конфликт и психологический дистресс: роль социальной поддержки.Психология мужчин и мужественности, 8 (4), 215. [Google Scholar]
  • Уитон Б. (2000). «Новые парни» ?: Мужественность и участник «нового вида спорта». Мужчины и мужественность, 2 (4), 434–456. [Google Scholar]
  • Уильямс П., Барклай Л., Шмид В. (2004). Определение социальной поддержки в контексте: необходимый шаг в улучшении исследований, вмешательства и практики. Качественные исследования в области здравоохранения, 14 (7), 942–960. [PubMed] [Google Scholar]

Действительно ли мужчины и женщины разные личности?

Что мы должны сделать с этим смелым заявлением? В своем блоге статистик Эндрю Гельман говорит, что если отложить в сторону проблемы интерпретации значения любых наблюдаемых различий между полами, то «их анализ кажется мне хорошей идеей».Он добавил: «Если вы выберете те аспекты, в которых мужчины и женщины отличаются больше всего, вы увидите большое разделение». Другие эксперты менее уверены. Джанет Хайд, известная своей работой, подчеркивающей сходство между мужчинами и женщинами, говорит, что Дель Джудис и его коллеги просто использовали методологию, разработанную для максимизации различий, и что результаты были «не интерпретируемыми».

В то время как споры о размерах и причинах гендерных различий в личности, вероятно, будут продолжаться еще много лет, кажется разумным заключить, что по какой-либо причине существуют, по крайней мере, некоторые различия, какими бы большими или скромными они ни были, в личности. среднего мужчины и женщины.Но слово «средний» важно — какому бы исследованию мы ни доверяли, в личностях разных полов много общего. И помните, что это касается личности, а не всех аспектов познания и поведения. Действительно, основываясь на своем обзоре гендерных различий в «различных психологических сферах», Хайд заявила, что «мужчины и женщины больше похожи, чем различны; расстояние между ними больше похоже на расстояние между Северной Дакотой и Южной Дакотой [чем расстояние между планетами] ».

В то же время стоит отметить, что в этом вопросе есть нечто большее, чем болтовня из журнала сплетен. Растет признание роли наших личностных качеств в влиянии на наш жизненный выбор и психическое благополучие. Лучшее понимание того, чем мужчины и женщины различаются по характеру и почему, может помочь создать равные возможности для всех, а также более эффективно бороться с проблемами психического здоровья, многие из которых затрагивают один пол больше, чем другой — например, уровень депрессии выше. среди женщин, что соответствует их средним показателям невротизма.

Как говорит Марко Дель Джудиче, «исследователи часто подчеркивают риск переоценки гендерных различий, но и обратное верно. Притворяться, будто гендерные различия меньше, чем они есть, лишает людей очень важных знаний о себе и других ».

«На протяжении бесчисленных поколений мужчины формировали женщин, женщины — мужчин, и вот мы — продукт этой удивительной, сложной истории. Если мы поймем это, наше суждение станет более широким и менее поверхностным, нравится ли нам то, что мы есть, или мы хотим его изменить.”

Доктор Кристиан Джарретт редактирует блог Research Digest Британского психологического общества. Его последняя книга — Великие мифы мозга .

Присоединяйтесь к 700000+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter , Google+ , LinkedIn и Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «Если вы прочитали только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Earth, Culture, Capital, Travel и Autos, которые доставляются вам на почту каждую пятницу.

Мужчины и женщины по-разному запрограммированы, когда дело доходит до искушения — ScienceDaily

Искушение может быть повсюду, но то, как представители разных полов реагируют на флирт, определяет его влияние на их отношения.В новом исследовании психологи определили, что мужчины склонны смотреть на своих партнеров в более негативном свете после знакомства с незамужней привлекательной женщиной. С другой стороны, женщины с большей вероятностью будут работать над укреплением своих нынешних отношений после встречи с доступным привлекательным мужчиной.

Мужчины могут не воспринимать свой флирт с привлекательной женщиной как угрозу для отношений, в отличие от женщин. Исследователи обнаружили, что женщины больше защищают свои отношения, когда появляется привлекательный мужчина, но мужчины смотрят на своего партнера более негативно после того, как встретили доступную привлекательную женщину.«Мужчины могут научиться сопротивляться искушениям, если приучены думать, что флирт с привлекательной женщиной может разрушить их отношения», — сказал ведущий автор Джон Э. Лайдон, доктор философии из Университета Макгилла в Монреале.

Исследователи провели семь лабораторных экспериментов с участием 724 гетеросексуальных мужчин и женщин, чтобы увидеть, как мужчины и женщины студенческого возраста, находящиеся в серьезных отношениях, реагируют, когда в них участвует другой привлекательный человек.

В одном исследовании 71 ничего не подозревающий участник мужского пола был индивидуально представлен привлекательной женщине.Примерно половина мужчин встречали «одинокую» женщину, которая флиртовала с ними. Другая половина встретила «недоступную» женщину, которая просто проигнорировала их.

Сразу после этого взаимодействия мужчины заполнили анкету, в которой их спросили, как бы они отреагировали, если бы их «романтический партнер» сделал что-то, что их раздражало, например, солгал о причине отмены свидания или раскрыл неловкий лакомый кусочек о их. Мужчины, встретившие привлекательную «доступную» женщину, на 12 процентов реже прощали своих близких.Напротив, 58 женщин оказались в аналогичной ситуации. Эти женщины, которые встретили «доступного» красивого мужчину, на 17,5% чаще прощали плохое поведение своих партнеров.

«Одна из интерпретаций этих исследований состоит в том, что мужчины неспособны противостоять искушению. Мы не подписываемся под этим. Вместо этого мы считаем, что мужчины просто интерпретируют эти взаимодействия иначе, чем женщины», — сказал Лайдон. «Мы думаем, что если бы мужчины считали привлекательную и доступную женщину угрозой для их отношений, они могли бы попытаться защитить эти отношения.«

Используя сценарии виртуальной реальности в последнем эксперименте, исследователи хотели выяснить, смогут ли 40 мужчин научиться не флиртовать, общаясь с привлекательными женщинами, если они заранее составят план или стратегию. В этом эксперименте исследователи побудили половину испытуемых мужского пола визуализировать, как к ним приближается привлекательная женщина. Затем им было предложено написать стратегию защиты своих отношений. Эти мужчины с большей вероятностью дистанцировались от привлекательной женщины в последующих сценариях виртуальной реальности.

Лайдон говорит, что женщин, с другой стороны, не нужно приучать сдерживать любые реакции, когда к ним подходят привлекательные мужчины. «Женщин приучили опасаться достижений привлекательных мужчин», — говорит Лайдон. «Эти результаты показывают, что даже если мужчина привержен своим отношениям, ему все же может потребоваться сформулировать стратегии, чтобы защитить свои отношения, избегая этой доступной привлекательной женщины. Вероятность успеха таких стратегий может быть не 100%, но, скорее всего, так и будет. быть значительно выше, чем если бы мужчина не был осведомлен о конкретных последствиях своих действий.«

История Источник:

Материалы предоставлены Университетом Макгилла . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Психология безмолвного обращения

Киплинг Уильямс изучал последствия безмолвного обращения более 36 лет, встречаясь в процессе с сотнями жертв и преступников:

Взрослая женщина, отец которой отказывался говорить с ней в течение шести месяцев за один раз в качестве наказания на протяжении всей ее жизни.«Ее отец умер во время одного из тех ужасных периодов», — сказал мне Уильямс. «Когда она навещала его в больнице незадолго до его смерти, он отвернулся от нее и не нарушил своего молчания, даже чтобы попрощаться».

Отец, который перестал разговаривать со своим сыном-подростком и не мог начать снова, несмотря на вред, который, как он знал, он причинял. «Изоляция заставила моего сына превратиться из счастливого энергичного мальчика в бесхребетную медузу, и я знал, что виноват», — сказал отец Уильямсу.

Жена, муж которой прервал общение с ней в самом начале брака.«Она выдержала четыре десятилетия молчания, которое началось с небольшого разногласия и закончилось только после смерти ее мужа», — сказал Уильямс. Сорок лет в одиночестве ест, в одиночестве смотрит телевизор — 40 лет невидимости. «Когда я спросил ее, почему она оставалась с ним все это время, — сказал Уильямс, — она ​​просто ответила:« Потому что, по крайней мере, он держал крышу над моей головой »».

Учитель. Брат или сестра. Бабушка и дедушка. Друг. Каждая история, которую Уильямс, профессор психологии Университета Пердью, рассказывала мне, была более душераздирающей, чем предыдущая.Пока я слушал, меня больше всего интересовал вопрос: Как эти люди могли сделать это с самыми близкими?

У бесшумного обращения есть много названий: избегание, социальная изоляция, игнорирование, привидение. Хотя у психологов есть тонкие определения для каждого термина, все они, по сути, являются формами остракизма. И в тактике нет ничего нового. Древние греки изгоняли на 10 лет граждан, которые считались угрозой демократии, а ранние американские поселенцы изгоняли людей, обвиненных в колдовстве.Религии замораживали людей на протяжении веков: католики называют это отлучением, здесь — высшая форма наказания в иудаизме, а амиши практикуют Meidung . Церковь Саентологии рекомендует полное «отключение» от всех, кого считают антагонистами религии.

«Мои исследования показывают, что двое из трех человек использовали молчание против кого-то другого; с ними пострадали еще больше », — сказал Уильямс. Эксперты сказали мне, что, хотя им нужно больше данных, чтобы знать наверняка, количество случаев безмолвного лечения, вероятно, увеличилось с годами, поскольку были изобретены новые формы общения.«Каждый новый метод подключения может использоваться как форма отключения», — сказал Уильямс.

Остракизм может проявляться и в меньшей степени: кто-то выходит из комнаты во время разговора, школьный друг смотрит в другую сторону, когда вы ему машете, или человек, обращающийся к комментариям всех в цепочке сообщений, кроме вас . «Частичный остракизм», — сказал мне Уильямс, может означать односложные ответы — краткую точку в конце текстового сообщения, состоящего из одного слова. Но в серьезных случаях остракизм может нанести серьезный ущерб, когда жертвы становятся тревожными, замкнутыми, подавленными или даже склонными к самоубийству.

«Поскольку люди нуждаются в социальных контактах для поддержания психического здоровья, последствия изоляции могут быть серьезными», — сказал мне Джоэл Купер, профессор психологии из Принстона. «В краткосрочной перспективе бесшумное лечение вызывает стресс. В долгосрочной перспективе стресс можно рассматривать как злоупотребление ».

Прочтите: Особая жестокость домашнего насилия

Хотя преступник может использовать молчание во многих различных сценариях, это то, что объединяет каждый сценарий: «Люди используют молчаливое обращение, потому что они могут избежать наказания, не выглядя оскорбительно. другим, — объяснил Уильямс, — и потому, что это очень эффективно для того, чтобы заставить человека чувствовать себя плохо.

Молчаливое обращение — это особенно коварная форма жестокого обращения, поскольку оно может заставить жертву примириться с преступником в попытке положить конец этому поведению, даже если жертва не знает, за что извиняется. «Это особенно контролирующе, потому что лишает обе стороны возможности взвешиваться», — сказал Уильямс. «Один человек делает это с по другой человек, и этот человек ничего не может с этим поделать».

Молчаливое обращение может использоваться пассивными типами личности, чтобы избежать конфликта и конфронтации, в то время как сильные типы личности используют его для наказания или контроля.Некоторые люди могут даже не выбирать его сознательно. «Человека могут переполнять чувства, которые он не может выразить словами, поэтому он просто отключается», — сказала мне Энн Фишел, директор программы семейной и семейной терапии в Массачусетской больнице общего профиля. Но, независимо от причины молчания, жертвы могут воспринять это как остракизм.

Одно исследование показало, что социальное неприятие вызывало реакцию у своих жертв, аналогичную реакции жертв физического насилия; передняя поясная корка головного мозга — область, которая, как считается, интерпретирует эмоции и боль, — была активна в обоих случаях.«Исключение и отвержение буквально причиняют боль», — сказал мне Джон Барг, профессор психологии Йельского университета.

Но молчаливое обращение в конечном итоге вредит и тому, кто его вызвал. По словам Уильямса, люди предрасположены отвечать взаимностью на социальные сигналы, поэтому игнорирование кого-либо идет вразрез с нашей природой. Следовательно, преступник вынужден оправдывать свое поведение, чтобы продолжать делать это; они помнят все причины, по которым они предпочитают кого-то игнорировать. «В конечном итоге вы живете в постоянном состоянии гнева и негатива», — сказал Уильямс.

Хуже того, молчание может вызвать привыкание. Отец, который не мог заставить себя снова заговорить с сыном, страдал так же, как и многие наркоманы, — повторяя какое-то действие, даже зная о его вреде. «Большинство людей, которые начинают молчаливое лечение, никогда не рассчитывают, что оно будет продолжаться так долго, как оно есть, но остановить его бывает очень сложно», — сказал мне Уильямс. «Это психологический зыбучий песок».

Читайте: Как стало нормальным игнорировать тексты и электронные письма

Молчаливое обращение отличается от простого охлаждения в разгар жарких дебатов.По словам Уильямса, один из способов предотвратить превращение конфликта в остракизм — это сказать вслух точное время, в течение которого вы будете делать перерыв, и установить график, когда вы возобновите разговор. В некоторых случаях нездоровые отношения могут оборваться внезапно, без предупреждения и без каких-либо ожиданий возобновления, например, когда супруг или партнер применяет физическое насилие.

Но когда кто-то использует молчание для исключения, наказания или контроля, жертва должна сказать преступнику, что они хотят решить проблему.Маргарет Кларк, профессор психологии Йельского университета, сказала мне в электронном письме, что «озвучить боль игнорирования» — это конструктивный способ выразить свои чувства, и он может вызвать изменения, если отношения действительно основаны на заботе. Хотя жертва остракизма, безусловно, должна извиниться, если она сделала что-то обидное, Фишел сказал, что «пора вызвать семейного терапевта», если ваш супруг тактически и часто использует молчание. «Одно из худших чувств в интимных отношениях — чувствовать себя проигнорированным», — сказала она.«Часто лучше участвовать в конфликте, чем чувствовать себя полностью закрытым».

Если преступник по-прежнему отказывается признавать существование жертвы в течение длительного периода времени, возможно, будет правильным прекратить отношения. В конце концов, длится ли оно четыре часа или четыре десятилетия, безмолвное лечение больше говорит о человеке, который его делает, чем о человеке, который его получает.

6 причин, по которым развод тяжелее для мужчин, чем для женщин

Принято считать, что женщины обычно более эмоциональны, чем мужчины.Тем не менее, было проведено множество исследований на предмет того, кому тяжелее развод, каждое из которых обнаружило, что развод тяжелее для мужчин.

На самом деле, муж может потерять от развода гораздо больше как для здоровья, так и для счастья, чем его жена; давайте посмотрим на некоторые из причин, почему это может быть.

Вот почему мужчинам сложнее развестись, чем женщинам

1. Мужчины пропускают процесс скорби

Развод — это одно из самых стрессовых событий в жизни, которое может быть более стрессовым, чем смерть близкого друга или члена семьи.Человек, которого вы теряете в случае расторжения брака, был вашим партнером и в вашей жизни долгое время, и горе — это естественное чувство. Когда мужчины пропускают период скорби, они чувствуют себя растерянными, поскольку их планы рушатся, цели и мечты меняются, а жизненный план существенно отличается.

Женщинам нужно время, чтобы скорбеть, что является здоровой эмоцией и очень необходимо, чтобы двигаться дальше. При разводе женщины также будут обращаться за профессиональной помощью или помощью к членам семьи, чтобы улучшить свое эмоциональное состояние.Когда мужчины сдерживают свои эмоции, это может привести к сильной депрессии и тревоге.

2. Резкое ухудшение мужского здоровья

Мужчины испытывают больше проблем со здоровьем в процессе и после развода. Наиболее распространенные проблемы со здоровьем включают колебания веса, депрессию, беспокойство и бессонницу. Мужчины также испытывают дополнительный стресс, связанный со всеми финансами и утратой личности, что делает их гораздо более восприимчивыми как к инсульту, так и к сердечным заболеваниям. Мужчины также более склонны заниматься самолечением с помощью алкоголя и наркотиков, чем женщины, вместо того, чтобы искать терапию, как это делают женщины в стрессовые времена.

В браке жены обычно стараются поощрять своих супругов к здоровому поведению. Это может сделать мужчин более зависимыми от женщин. Когда мужчины в депрессии, они разговаривают со своими женами, тогда как женщины в депрессии часто предпочитают поговорить с профессионалом, другом или членом семьи. Мужчины просто не привыкли искать эмоциональной поддержки у других, не являющихся их супругами.

3. Мужчины теряют свою идентичность

Когда пары вместе, они идентифицируют себя как жену или мужа, и это большая часть того, кем вы являетесь.Брачный статус — один из важнейших факторов самоидентификации и того, как другие относятся к вам.

Мужья, переживая развод, больше не считают себя частью партнерства, в то время как женщины с большей вероятностью найдут новые занятия и присоединятся к группам во время брака, чем мужчины. Это позволяет женщинам иметь социальные связи, которые могут существовать после развода. После расторжения брака мужчины перестают заниматься чем-то новым.

4. Мужчины бросаются в новые отношения

Поскольку мужчины не находят времени правильно скорбеть, они не хотят оставаться одни после развода и, скорее всего, сразу же бросятся на новые отношения.Таким образом они могут познакомиться с кем-то новым и подавить все свои чувства и разочарования, связанные с неудачным браком. Это может привести к неприятным отношениям.

С другой стороны, женщины находят время, чтобы скорбеть и исследовать свои эмоции. Женщины также не торопятся вступать в новые отношения, что укрепляет отношения в будущем. Женщины также с большей вероятностью не будут спешить с чем-то новым, потому что столкнутся с этим, которые хотят почувствовать себя так, как будто они снова в старшей школе, со всеми неопределенностями этих отношений.

Разведенные женщины гораздо реже вступают в повторный брак, чем разведенные мужчины. Если вы заметили, на сайтах знакомств мужчин намного больше, чем женщин. Многие женщины с детьми, которые развелись, не хотят вступать в новые отношения после того, как первые не увенчались успехом, из-за опасений, что новые отношения не будут продолжительными.

5. Мужчины скучают по детям

Чаще всего после развода мать получает опеку над ребенком. В результате мужчины будут видеть своих детей только по графику опеки, а не каждый день, как когда они были женаты.Мужчины будут чувствовать, что они больше не являются частью жизни детей, потому что они пропускают большой бейсбольный матч, вечеринки или другие мероприятия, которые все еще существуют. Мужчины не любят звонить своим детям, чтобы узнать, что происходит.

С другой стороны, женщины по-прежнему играют важную роль в жизни детей, если они живут со своей мамой. Чаще всего мама будет чувствовать себя удовлетворенной и отвлеченной от непродуктивных чувств, потому что дети находятся с ней, и она ежедневно взаимодействует с ними.

6. Развод — это тяжело для всех

Расставание тяжело как для мужчин, так и для женщин, но большинству женщин легче справляться со своими чувствами и жить дальше после скорби, чем мужчинам. Это, вероятно, частично связано с тем фактом, что женщины, как правило, имеют гораздо лучшие сети поддержки — близкие друзья, с которыми можно поговорить, скорбеть и получить утешение и поддержку, — и они с большей вероятностью будут обращаться за терапией, чем мужчины. Было показано, что у женщин наблюдается небольшое ухудшение физического и эмоционального здоровья, но те же последствия гораздо сильнее для мужчин, поскольку они ни в коем случае не обращаются за психологической помощью.

Также показано, что женщины становятся сильнее после развода, в то время как мужчины могут попытаться продвинуться вперед и никогда не преодолеть причиненных им страданий.

Женщины инициируют развод чаще, чем мужчины (по данным Стэнфордского социолога Майкла Розенфельда, 69% разводов инициируются женщинами), и исследования показали, что семейное счастье обычно выше у мужчин, чем у женщин 1 . Другие исследования показали, что развод ассоциируется с худшим психическим и физическим здоровьем мужчин, чем женщин 2 ; на самом деле, мужчины более склонны к самоубийству после разлуки, чем женщины 3 .

Так что, возможно, в ваших интересах как женщинах дать вашему бывшему мужу немного отдохнуть ради ваших детей. Скорее всего, ваши дети все равно захотят проводить с ним время, и это может очень помочь ему в будущем в укреплении здоровья и отношениях. Если мужчины чувствуют, что они потерпели неудачу в браке, это может отточить их отцовские навыки, чтобы проводить время с детьми и даже восстановить необходимое чувство принадлежности и обеспечения детей.


1 «Тенденции супружеского счастья в зависимости от пола и расы, 1973–2006», Journal of Family Issues

2 «Защитный эффект брака для выживания: обзор и обновление», Демография

3 «Суидические представления и поведение после разлучения супругов: гендерные различия», Журнал аффективных расстройств

Отсутствие заставляет мужское сердце любить, а женское — нет

Вс | Здоровье и фитнес


— 23 августа 1999 г.

БОСТОН (AP) — Так кто же изводит дольше всех, мужчины или женщины?

Исследователи говорят, что чем больше времени проводят в разлуке после секса, тем больше у мужчин желания снова совокупляться со своими любовниками.Оказывается, женщины не чувствуют того же, и не имеет значения, сколько времени прошло с тех пор, как пара последний раз занималась сексом.

Согласно исследованию, проведенному Тоддом Шакелфордом, доцентом психологии Атлантического университета Флориды, при опросе людей в кампусах колледжей и за их пределами женщины в целом не пострадали от разлуки.

В статье, представленной 20 августа на ежегодном собрании Американской психологической ассоциации, исследователи предполагают, что люди невольно реагируют на побуждения, исходящие из древнейших времен эволюции человека.

По сути, исследователи предполагают, что побуждение, которое заставляет мужчину хотеть секса после разлуки, — это мысль о том, что другой мужчина мог попасть туда первым и выбить свою сперму в гонке за оплодотворение яйцеклетки своего партнера. В конце концов, с точки зрения эволюционной биологии, передача генов следующему поколению — вот что такое секс.

Понятие «конкуренция сперматозоидов» было хорошо изучено на животных, но вопрос о том, оказывает ли оно существенное влияние на сексуальное поведение людей, остается открытым.

Шекелфорд признал, что измеряемое влияние разницы во времени на отношение мужчин к сексу невелико. Многие другие факторы могут повлиять на то, насколько мужчина заинтересован в сексе в данный день. Результаты исследования являются предварительными и могут свидетельствовать только о том, что перерыв в жизни повлиял на отношение мужчин, поскольку они получены в результате одноразового опроса.

Исследователи раздали анонимные анкеты 388 женщинам и 304 мужчинам, которые заявили, что у них были серьезные сексуальные отношения. Участники, в среднем около 20 лет, были набраны в университетах и ​​близлежащих общественных местах в Техасе, Флориде и Германии.

Участники оценили свой текущий интерес к партнеру по 10-балльной шкале. Результаты показывают, что на каждые 100 часов перерыва, прошедшего с момента последнего секса со своим партнером, интерес мужчин к этому снова возрастал в среднем примерно на один балл, а их рейтинг привлекательности своего партнера повышался примерно на пол-балла.

Точно так же, чем меньше времени мужчины проводили со своими партнерами с момента последнего полового акта, тем выше они оценивали сексуальный интерес партнера к себе и ее привлекательность для других мужчин.Не имело значения, сколько всего времени прошло с момента последнего совокупления.

На женщин, напротив, не влияло время, проведенное врозь.

Признаки бабника: на что обращать внимание

Что такое бабник?

Бабник — это тот, кто имеет несколько сексуальных контактов или отношений с более чем одной женщиной на регулярной основе. В то время как одинокие люди могут иногда вести такой образ жизни, никому не причиняя вреда, бабники могут притворяться, что хотят моногамных отношений, но лгут своему партнеру о том, с кем они видятся на стороне.

Иногда бабники заводят женщин, позволяя им думать, что они хотят чего-то серьезного или влюблены в них. На самом деле бабник просто хочет как можно больше женщин, будь то для секса или просто внимания.

Некоторые бабники могут участвовать в полигамии, то есть иметь более одного мужа или жены. Многоженство имеет давнюю историю. Фактически, 85% человеческих обществ исторически разрешали мужчинам жениться на нескольких женах. Но современное общество поддерживает моногамию как в правовой, так и в религиозной практике.

Практика полиамории, то есть участие в нескольких серьезных отношениях одновременно с согласия и ведома всех участников, становится все более приемлемой в основной культуре как для мужчин, так и для женщин. Однако разница в бабнике заключается в том, что он лжив или ему недостает сострадания к чувствам женщин, которых он видит.

Признаки бабника

Итак, вы видите бабника? Есть много красных флажков, на которые стоит обратить внимание, которые могут сэкономить вам много времени, энергии и душевных страданий.Вот некоторые из наиболее распространенных признаков бабника:

Он чрезмерно флиртует со всеми

Игривое общение не обязательно является предупреждающим знаком. Но если вы заметили, что мужчина, с которым вы встречаетесь, всегда проверяет других женщин, чрезмерно флиртует и очень быстро сближается с женщинами, он мог быть бабником. Он может любить это первоначальное чувство связи и преследовать его при любой возможности.

Вы слышали слухи о его прошлом

У любого, с кем вы встречаетесь, будет прошлое, и вы не можете винить мужчину за то, что у него были другие партнеры или опыт свиданий до того, как он встретил вас.Однако, если многие женщины, которых вы знаете, говорят об этом человеке, и не могут сказать ничего хорошего о том, как он к ним относился, будьте бдительны. Скорее всего, он будет относиться к вам так же и быстро перейдет к следующей женщине.

Он использует свое богатство или статус, чтобы соблазнить женщин

Может быть, вы начали встречаться со своим профессором, богатым местным жителем или кем-то чрезвычайно успешным. Обратите внимание на то, как начались отношения. Неужели они просто воспользовались представившейся им возможностью? Используют ли они свой статус, чтобы заинтересовать вас или других женщин?

У него была история измены

Как закончились его предыдущие отношения? Если в прошлом он изменял женщинам, это красный флаг.Никто не идеален, и люди могут измениться, но будьте особенно осторожны, если у него есть история обмана.

Это особенно беспокоит, если он лжет об этом. Обманут мужчин больше, чем женщин — 20% и 13% соответственно. Всегда лучше, если они сразу узнают об этом и обсудят, как с тех пор с этим справиться.

Он не представит вас друзьям или семье

Если вы были с человеком несколько месяцев, а он все еще не хочет, чтобы вы встречались с его друзьями или семьей, это может быть предупреждающим знаком того, что он встречается с другими людьми или не воспринимает вас всерьез.Он мог хотеть только забавных моментов в отношениях без обязательств. Спросите, можете ли вы встретиться с его друзьями и посмотреть, как он отреагирует, или у него есть хороший повод.

Как иметь дело с бабником

Итак, что, если вы полностью влюбились в бабника? Тебе нужно уйти? Есть ли надежда, что он изменится? Ответы будут зависеть от ситуации. Вот несколько советов, как бороться с бабником:

Решить проблему

Если вы заметили какие-либо общие модели поведения бабников, о которых говорилось выше, пора поговорить.Укажите на то, с чем у вас проблемы. Спросите его напрямую, сможет ли он видеться только с вами, а не подбирать других женщин. Если вы чувствуете, что его ответ фальшивый или он отмахивается от ваших опасений, возможно, он не готов измениться.

Предложите стороннюю помощь

Если вы встречаетесь какое-то время и действительно хотите, чтобы это сработало, предложите пойти на консультацию для пар. Это может быть отличной возможностью для вашего партнера поработать над некоторыми проблемами, которые подталкивают его к другим женщинам.Если он согласится пойти с вами, это знак того, что у вас двоих есть надежда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *