Семейная терапия это: Услышать друг друга: как работает семейная психотерапия

Содержание

Семейная Терапия — это… Что такое Семейная Терапия?

Семейная Терапия
Семейная терапия — комплекс психотерапевтических — методик, направленных гарминизацию семейных взаимоотношений. Среди исследователей, внесших наиболее ощутимый вклад в развитие данного подхода, наиболее известны следующие: В. Сатир, К. Витакер, С. Минухин, М.С. Палазолли, Д. Хейли, М. Боуэн, К. Маданес, Л. Хофман.

Психологический словарь.
2000.

  • Семантическая Функция Речи
  • Семиотика

Смотреть что такое «Семейная Терапия» в других словарях:

  • семейная терапия — Этимология. Происходит от греч. theraрeia лечение. Категория. Форма коммуникационной психотерапии. Специфика. Направлена на гармонизацию семейных взаимоотношений. Среди исследователей, внесших наиболее ощутимый вклад в развитие данного подхода,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Семейная терапия — теория и творческий метод работы с семьей как с коллективом в сфере социальных проблем. Направлена на сплочение семейного сообщества, развитие у его членов творческого мышления по обеспечению потребностей детей в условиях конкретного общества. С… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Семейная терапия — – общее название психотерапевтических приёмов, в которых семья рассматривается как единое целое, не выделяя отдельных индивидов для проведения независимого от других членов семьи лечения. Семейная терапия касается в первую очередь детей с… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Семейная терапия — Системная семейная психотерапия одна из самых молодых психотерапевтических школ, развивающихся в последнее время. Этот подход возник после Второй мировой войны, он развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное… …   Википедия

  • Семейная терапия — (family therapy), консультирование или психиатрич. лечение нек рых или всех членов семьи как отд. группы. При С.т. используются широкий спектр терапии и разл. типы диагностики, включая видеозаписи, позволяющие оценить собственное поведение, и… …   Народы и культуры

  • СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ — Общий термин для обозначения ряда терапевтических подходов, которые рассматривают семью как единое целое, не выделяя определенных индивидов для независимого лечения. Этот термин теоретически нейтрален; семейную терапию можно практиковать в рамках …   Толковый словарь по психологии

  • СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ — (family therapy) лечение, как правило, детей с нарушенным душевным равновесием посредством применения психотерапевтического метода или метода консультирования, основанного на предпосылке, что поведение ребенка это продукт комплекса… …   Большой толковый социологический словарь

  • Семейная терапия — (family therapy) терапевтический метод, в котором терапевт встречается со всеми членами семьи и помогает им измениться посредством терапевтических приемов …   Общая психология: глоссарий

  • Семейная терапия (family therapy) — Описание семейной терапии С. т. может быть охарактеризована как попытка модификации отношений в контексте семейной системы. В С. т. симптоматическое поведение и проблемы рассматриваются как результат неправильного взаимодействия, а не как… …   Психологическая энциклопедия

  • Множественная семейная терапия (multiple family therapy) — М. с. т. представляет собой подход к решению проблем, разработанный покойным Питером Лакёром. Метод осн. на его опыте работы со стационарными больными шизофренией и представляет собой комбинацию параметров групповой терапии и совместной семейной… …   Психологическая энциклопедия

Классическая системная семейная терапия и постклассические направления: революция, эволюция или…?

Современная ситуация в семейной терапии характеризуется мощной экспансией новых терапевтических подходов. Речь идет о сформировавшихся в течение последних 20 лет направлениях, которые можно определить как «постклассические». Это — Краткосрочная ориентированная на решение терапия (Brief Solution Focused Family Therapy) и Нарративный подход (Narrative Therapy).

Прежде всего хотелось бы отметить, что мы отдаем себе отчет в спецефичности ситуации распространения терапевтического знания в нашей стране, в силу которой не только названные направления, но и представляемая нами здесь как «классическая» системная семейная терапия (ССТ) продолжает оставаться все еще малоизвестным и, в некотором смысле, даже революционным шагом в терапии (хотя для ее презентации и популяризации в русскоязычной аудитории буквально в последние пять лет сделано немало (4, 7).

Очевидно, что это связано с тем, что история освоения западных инноваций в семейной терапии в России вообще насчитывает не более 10 лет и именно системная семейная терапия выступала до последнего времени в качестве «самого молодого направления терапии».

Тем не менее, готовы мы к этому или нет, новое — посткласси-ческое — системное терапевтическое мировоззрение сформировано и получило вполне конкретные формы. Этот факт, очевидно, ставит нас перед необходимостью осознания того, в чем состоит основное отличие новых подходов от классического системного подхода, чем они вызваны к жизни, и как они меняют наш взгляд на терапевтическую ситуацию.

Для начала оговоримся, что объединенное рассмотрение этих направлений весьма условно. Методологической базой Краткосрочной, Ориентированной на Решение Терапии выступает так называемая кибернетика второго порядка (вслед за кибернетикой «первого порядка» и Обшей теории систем Людвига фон Берталанфи, лежащей в основе классической системной терапии) и, вызванная кардинальным пересмотром всей классической рациональности в естествознании, постклассическая пострационалистическая эпистемология(10,11). В этом смысле это буквально постклассическое системное направление.

Нарративный подход связан с уже более поздним этапом «пострационалистской ситуации», с ее, так сказать, предельным развитием — распространением постмодернистских воззрений — и представляет собой проекцию постмодернистской позиции в область психотерапии. Отправной точкой здесь выступает идея не только относительности любого утверждения о реальности, но и их принципиального равенства, и, в силу этого, отказ вообще от какой-либо ориентации на идею объективного, абсолютно истинного и т. п. (8, 9)

Тем не менее, это объединение оправдано не только тем, что в сжатом времени освоения западных терапевтических инноваций в России они осваиваются фактически параллельно. Решающим для такого объединения является то, что оба эти направления, эмансипировавшись именно от классического варианта системного подхода, выступают выражением новой постклассической системной терапевтической идеологии.

При первом приближении ситуация выглядит предельно революционной — кажется, что речь идет не просто о смене логики или техники терапевтической системной работы, отшлифованной и выстроенной в классической CCТ в связную и законченную систему, а о разрушении самих идейных основ классической терапевтической работы. При первом приближении идеология этих новых направлений выступает как разрушающая всякие, казалось бы, внятные основания профессиональной, ответственной работы системного терапевта.

Укажем на первое, бросающееся в глаза отличие. Оно состоит в том, что отталкиваясь от системной семейной терапии как от очевидной точки отсчета и сохраняя в некоторых случаях приверженность к термину «семейная», новая постклассическая терапия на деле вовсе не связывает системность с работой обязательно с группой людей, каковой является семья. Иными словами, новой терапии, которая продолжает активно использовать термины «система», «системный», не требуется на клиентском «полюсе» группа людей (семья) для того, чтобы оставаться системной! (Достаточно обратиться к примерам терапевтических случаев в обоих направлениях, чтобы увидеть, что специфика работы в них не связана с привлечением всей семьи, что является первым признаком «грамотной» работы в классическом системном подходе, а является лишь одним из вариантов терапевтического взаимодействия, возникающим только тогда, когда сами клиенты считают необходимым обращаться к терапевту совместно).

Однако, гораздо более существенным кажется то, что дальнейшее знакомство с логикой работы этих новых направлений открывает полное отсутствие в них внимания к тому, что является отправной точкой в классической системной терапии — к сбору фактов по проблеме. Речь идет о той необходимой составляющей терапевтической работы, которая связана с выявлением «объективной реальности», объективного положения дел, выявлением фактов, в свете которых может быть понята и логически обоснована предъявленная клиентами проблема. (Мы оставляем в стороне вопрос о том, в какой степени это логика реализуется в других классических направлениях, хотя очевидно, что это именно классическая логика терапевтической работы в самом широком смысле). Иными словами, здесь отсутствует процесс накопления терапевтом необходимых «фактов», в свете которых проблема может получить обоснованное объяснение и реальный статус как некое определенным образом проинтерпретированное положение дел, от чего в дальнейшем только и может оправляться весь терапевтический процесс.

Основополагающим для классического системного семейного подхода является рассмотрение всякой предъявляемой проблемы в контексте системы взаимоотношений в семье. Таким образом, системность здесь означает именно это внесение симптома в контекст циркулярных зависимостей в семье, позволяющее рассматривать любую симптоматику как относительную и заданную той логикой взаимоотношений, в которую включен человек.

Для классической ССТ аксиомой является то, что предъявляемая трудность или симптом должны получить «объективную» интерпретацию на языке системного видения семейной реальности клиентов. (Указание на существующий «зазор» четко выражено, например, в понятии «идентифицированный пациент», подчеркивающем различие между субъективной интерпретацией проблемы, проявляющейся прежде всего в том, что семья указывает на конкретного «носителя» симптома, и «объективным видением» проблемы терапевтом). Субъективно представленная жалоба обязательно должна быть подкреплена «объективным видением» терапевта, которое в данном случае распространяется на особенности системы взаимодействия в семье.

В новых же направлениях дело обстоит так, как если бы понимание самим терапевтом «значения» симптома для семьи перестало быть необходимой составляющей, необходимой отправной точкой терапевтической работы.

Например, в краткосрочной терапии презентация проблемы клиентами становится весьма условным ритуалом, и все делается для того, чтобы клиенты вообще говорили о проблеме как можно меньше. Если и сохраняется этот этап презентации проблемы клиентами, то прежде всего для «прочувствования» специфики языка, системы убеждений и интересов клиентов и т. п. Усилия терапевта (и команды) в этом подходе направлены не на выявление контекста существования проблемы и возможности построения ее системного видения в классическом понимании (в терминах связанных с ней и поддерживающих ее поведенческих последовательностей, «семейного мифа» и т.п.), а непосредственно на выявление и актуализацию «желаемого положения дел» и уже сложившихся «позитивных» (в смысле их соответствия цели клиентов) ресурсов. (1, 2, 11, 12) Именно это является содержанием так называемой «техники чуда» в краткосрочной терапии, когда уже на 10-й минуте терапевтического взаимодействия клиентов просят представить, что они проснулись без всякой проблемы и описать увиденную ими реальность этой желаемой, беспроблемной жизни (см, например 11).

В нарративном подходе этот отказ от исходного «объективного» видения проблемы проявляется не в том, что она не обсуждается или «вытесняется», а в том, что любая проблема как «проблемный текст» имеет для терапевта только ту степень «реальности», который хотел бы и готов приписать ему сам клиент. В этом смысле, чем менее она желаема, тем менее объективна в смысле ее «обоснованности» и закономерности в существовании человека.

Такую позицию относительно проблемы позволяет занимать исходная для нарративной терапии идея о «социальной сконструированности» всякой проблемы как «проблемного текста» (причем в качестве текста здесь выступают не только смысловое видение и интерпретация проблемы клиентом, но и все «проблемные факты и события» его жизни). Таким образом, никакие «объективные» характеристики жизни клиента не являются объяснением и обоснованием для терапевта «проблемного положения вещей», предъявляемого клиентом и, следовательно, не выявляются, не «накапливаются» им. Терапевтическая позиция в понимании проблемы сводится здесь к тому, что определенно можно говорить лишь об обратимости ситуации и возможности ее замены другой, более полезной и адекватной клиенту историей. Вся работа направлена на деконструкцию — (в терминах нарративных терапевтов) существующей проблемы как «проблемного текста», получившего «доминирование» «только» в силу определенных обстоятельств (8).

Итак, в обоих этих направлениях терапевтический процесс оказывается лишен своей отправной точки — «перекодирования» проблемы на язык профессионального видения и обоснования простроенного «объективного видения» симптома.

С этим связана и «утрата» терапевтом «объективного», не зависимого от субъективного представления, видения необходимого терапевтического эффекта или стратегической терапевтической цели.

Классическая ССТ неотъемлема от ряда представлений, конституирующих терапевтический процесс в смысле цели- а именно, от представления о функциональном устройстве семьи (в разных вариантах, касающихся ее структурной и/или иерархической организации, продуктивных, не включающих в себя симптом, поведенческих последовательностей и т.п.)

В новых подходах эти ориентиры представляются «утраченными». В качестве ориентиров выступают вычленяемые, конструируемые с помощью терапевта собственные представления клиентов о необходимом результате терапии. Терапевтическое воздействие оказывается «сведеннным» к достижению желаемой для клиентов степени реальности, фактической воплощенности необходимой «картинки» существования или к уплотнению и наращиванию «непроблемного текста».

Отсутствие видения проблемы в контексте «системных» нарушений отменяет и необходимость формулирования и построения скорректированного для конкретной семьи представления о функциональном устройстве ее жизнедеятельности, достижение которого классический терапевт рассматривает как стратегическую цель своей работы.

Таким образом, в новых подходах кажется нарушенной сама логика организации терапевтического процесса, движения терапевтической работы — от сбора необходимых данных и идентификации проблемы семьи (путем выявления отличий реальной «проблемной», «симптоматической» организации семьи от функциональной) — к обеспечению этой функциональной организации жизни и взаимодействия в семье.

Все эти утраты кажутся ведущими к главной — утрате как объективного, профессионально проинтерпретированного видения клиентской ситуации, так и понимания того направления, в котором ее необходимо преобразовать, что всегда естественным образом понималось как сама основа профессиональной терапевтической работы системного терапевта. Начинает казаться, что речь действительно может идти об утрате самой осознанной профессиональной позиции, являющейся основой реализации ответственной профессиональной помощи.

Это транслируемое нами ощущение слома всех оснований, пугающего релятивизма, внедряющегося в область профессиональной терапевтической практики, в особенности в связи с экспансией постмодернизма, вовсе не оригинально. Как хорошо известно, им сопровождается (а точнее будет сказать — сопровождалось, поскольку область терапии вовсе не первой подверглась этой «ревизии») продвижение всех пострационалистских, и в особенности, постмодернистских идей во всех сферах человеческой культуры в самом широком смысле.

Все дело, однако, в том, что терапия (по крайней мере, в силу одной, решающей причины) относится к той сфере, где проведение этой «постмодернистской ревизии» может оказаться органичным и поэтому продуктивным.

Если терапия — это та форма взаимодействия терапевта с клиентом (клиентами), которая исходно определяется целью организации условий, максимально способствующих тому изменению, которого хочет клиент, то становится очевидно, что эта ревизия может рассматриваться как шаг не к «терапевтическому произволу», а — напротив, к совершенствованию (или просто порождению новых форм) эффективного терапевтического взаимодействия, а также к выявлению всех противоречащих этому моментов в организации терапевтического взаимодействия в «классической» ССТ.

Стоит прежде всего задаться вопросом о том, не является ли укоренение постмодернизма на терапевтической почве соответствующим общей логике развития терапии, если под таковой понимать развитие и постоянное совершенствование возможностей для реализации заявленной клиентом задачи изменения в самом широком смысле.

История развития методов терапевтической помощи в самом общем виде может быть рассмотрена как построение такого взгляда на реальность существования клиента, в которой симптом или проблема получат свой не абсолютный, а относительный статус. Внесение симптома в некоторую систему (будь то сложная система его психической жизни и развития или семейная система), рассмотрение его в том или ином контексте, делает его относительным и, в этом смысле, обратимым. Психотерапия возможна там, где симптом получает хотя бы некоторую относительность, т.е. перестает интерпретироваться в терминах «объективных» качеств, свойств, характеристик, особенностей носителя симптома. Именно с этой логикой связано появление психотерапевтического, наряду с юридическими или медицинским способами «взаимодействия» с симптомом — как появление необходимых степеней свободы, возникающих при рассмотрении симптома, в силу того, что он помещается в некий контекст относительности.

Именно это видение, основанное на положениях Общей теории систем, позволило сделать в 60 годы прошлого века продуктивный поворот в терапевтическом мышлении. Она породила целый ряд терапевтических школ, отмеченных впечатляющей изобретательностью, креативностью, способностью к достижению быстрых и наглядных результатов. Немаловажным отличием этого подхода была возможность его значительно более четкой и оперативной трансляции, нежели, например, классического психоанализа.

Тем не менее, классическая ССТ, сама являясь продуктом такой «ревизии» предшествующих ей школ, в свою очередь может быть подвергнута анализу на оптимальное соответствие цели терапевтической эффективности.

Основной направленностью профессиональной рефлексии в новых «постклассических» направлениях становится организация таких условий, при которых оказывается возможным прежде всего внесение большей, чем было достигнуто до того, относительности в рассмотрение терапевтом и самим клиентом его проблемной ситуации. Именно на это направлено «расшатывание» основ классического подхода. Если мы готовы согласиться, что именно стремление к максимальной эффективности соответствует профессиональной задаче ответственного терапевта, то тогда можно говорить о полученной новой степени свободы или (чтобы избежать упреков в ориентации на идею кумулятивности в накоплении терапевтических знаний и т. п.) форме терапевтической свободы, или даже терапевтического оптимизма. Цена этого — отказ от идеи объективного в терапии в ее классическом рационалистском варианте.

Новые подходы вносят в реализацию задачи терапевтической эффективности новую перспективу. Это связано в первую очередь с осознанием того влияния, которое имеет позиция терапевта на организацию процесса терапии. Первый слом классического системного видения пришелся на обнаружение условности классических и по сути, позитивистских, границ, разделяющих клиентов, как объект терапевтического воздействия, и терапевта, как субъекта этого воздействия. Возникло так называемое «экосистемное видение» терапевтической ситуации, в которой терапевт больше не мог пониматься, как существующий за рамками «системы семьи», как некоего объекта терапевтического воздействия.

Терапевтический процесс предстал процессом обмена взаимодействиями этих «подсистем» (10). Таким образом, было указано на необходимость учета сложной опосредованности терапевтического взаимодействия, во-первых, позицией и видением ситуации самим терапевтом, во-вторых, позицией клиентов. (Все постклассические терапевты указывают на значение в этом смысле Миланской школы системной семейной терапии как сделавшей еще в рамках классической системности шаг к осознанию этого «опосредования», выразившийся в технике позитивной коннотации (13). И хотя эта техника ставила своей целью внесение в видение клиентами их семейной ситуации идеи системности и системных зависимостей (т.е. интерпретации, представляющейся терапевту объективной реальностью), это был шаг к выявлению и учету терапевтами «не паттернов поведения, а паттернов смысла» клиентов. (10 , с. 23)

Можно говорить о том, что это был шаг, принимающий во внимание высказанную еще Бейтсоном идею о том, что взаимодействие с живыми системами не может описываться «энергетически» в терминах физического воздействия на «объект», но здесь всегда происходит процесс информационного обмена, стоящий за любыми, получающими поведенческое выражение, воздействиями (3).

Таким образом, если иметь в виду «внутренние» причины возникновения новой методологии, то это, в некотором смысле, парадоксальное положение, в котором оказалась классическая ССТ. В ней сосуществует идея системности, циркулярности в рассмотрении симптома, с линейно-позитивистским представлением о природе собственно терапевтического взаимодействия как субъект-объектного.

Именно ограничения, накладываемые этой «объективистской» позицией терапевта на достижение эффективности терапевтического процесса и оказываются «пересмотренными» в новых направлениях.

Так, очевидно, что требуемая и совершаемая в классическом подходе «объективация» проблемы (в соответствии с логикой, в которой проблема сначала должна быть увидена как объективная реальность и профессионально проинтерпретирована самим терапевтом) оказывается парадоксально работающей на «укоренение» и стабилизацию проблемы. Именно на парадоксальность ситуации, в которой терапевт сначала «узаконивает» то, что впоследствии собирается изменять (с чем он будет «сражаться») указывает новая терапевтическая идеология.

Тогда очевидно, что профессиональным терапевтическим шагом становиться не объективация и логическое обоснование проблемы клиентов, а, напротив, «удержание» представления об ее относительности (в точности так же, как классический подход требует «удерживаться» в циркулярном, а не линейном видении симптоматики «идентифицированного» пациента) — в нарративном подходе, или вообще от всякого видения «проблемности» — в краткосрочной терапии. (Необходимо оговориться, что в нарративном подходе то, что мы называем разобъективацией (как разъединение «клиентов с проблемой»), называется как раз объективацией, что связано как раз с изменением точки отчета — ею становиться клиент, а не терапевт. Под «объективацией» имеется в виду терапевтическая техника, которая позволяет «разъединить» клиента с его проблемой, задать последней некие физические границы, локализовать и представить ее «силой», не связанной с особенностями, качествами клиента, т. е. максимально внешней по отношению к нему). Очевидно, что ничего общего со сбором необходимых для понимания проблемы данных из жизни клиентов эта «объективация» не имеет).

Таким образом, опора на идею «социальной сконструированности» проблемы (проблемного текста) нарративного терапевта или направленность на видение «только» конструктивных, ресурсных возможностей и принципиальное «невидение» проблемности, «дефицита» и т.п. краткосрочным терапевтом, имеет значение не столько как самостоятельное мировоззренческое представление, а может быть рассмотрено в контексте большего или меньшего соответствия исходной терапевтической задаче.

Так, вся пугающая гибкость позиций в наррративном подходе есть только необходимое основание для создания условия изменения. Терапевтическая профессиональная рефлексия этой ситуации не отсутствует, а направляется на возможность обеспечения деконструкции (и объективации на этом языке) проблемы. Иными словами, реальность существования клиента относительна для терапевта, обратима на столько, на сколько она не устраивает самого клиента, причиняет ему дискомфорт, боль, страдания. При этом очевидно, что реализация этих целей не может не предполагать значительного терапевтического мастерства, необходимого для организации этой «деконструкции», и поэтому о профессиональной безответственности здесь говорить не приходиться.

В этом же контексте возникает и проблема адекватности эффективному, катализирующему изменение терапевтическому взаимодействию принципиального «неучета» в классическом системном подходе (в крайней форме — в стратегическом подходе — см., например, 5) собственного видения клиентом своей проблемной ситуации, и необходимого ему терапевтического эффекта и возможных путей его достижения. Как мы уже указывали выше, содержание стратегической терапевтической цели в классическом подходе, во-первых, конструируется самим терапевтом на основе представлений о функциональности, и, во-вторых, движение к ней реализуется в виде порождаемых терапевтом поведенческих предписаний (хотя нужно заметить, что связь достижения этой стратегической цели и избавления от симптома в системной терапии гораздо более очевидна, чем например, в психоанализе).

В постклассических подходах такой «обходной» путь отклоняется как затрудняющий продвижение к изменению. В самом деле, игнорирование «встречной интерпретации» клиентов приводят к тому, что значительная часть терапевтических усилий затрачивается на борьбу, выражаясь постмодернистским языком, терапевтического текста с клиентским, поскольку условием достижения изменения становится обеспечение готовности клиентов принять и ассимилировать явное или неявное терапевтическое видение проблемы, цели и вытекающих из нее воздействий. Отсюда — вся сложная мифология «сопротивления» и все те высокотехничные и изощренные приемы, порожденные в классическом подходе — прежде всего это все варианты парадоксального предписания, требующие большой изощренности от терапевта.

В постклассических направлениях фактором, конституирующим процесс терапии, выступает видение желаемой ситуации, порожденное самим клиентом в результате определенной организации терапевтического процесса. В варианте краткосрочной терапии им становится та картинка «бессимптомного, беспроблемного существования», которая конструируется клиентами с помощью терапевта. При этом продуцирование этой картинки в дальнейшем сменяется порождением клиентом представлений о тех «пусть самых маленьких» шагах и действиях, которые необходимо совершить для продвижения к ней. Процесс терапии становиться кропотливым (хотя и действительно краткосрочным) процессом, инициирующим это порождение подцелей и поддерживающим их реализацию. (Кстати, ранний вариант краткосрочной терапии не считал необходимым это простраивание клиентского «текста». Некоторое время продолжал существовать классический зазор между целью клиентов (которая тем не менее с самого начала выявлялась и конкретизировалась) и необходимыми функциональными изменениями в видении терапевта, пока не возникла техника «чуда»).(10)

В нарративном подходе процесс направляется построением «преобразующих», новых историй, которые могут заменить собой «доминирующие проблемные тексты».

Важно отметить, что «послание об относительности» не может быть навязано клиенту, поскольку это может совсем не соответствовать представлению клиента о серьезности и «болезненности» проблемы, которая для него более чем реальна. Это видение, так же как и вера в изменение есть функция прежде всего терапевта.

При этом желательный для клиента текст изначально привилегирован и это единственное для терапевта основание для иерархизации всех исходно «равноценных» конструктов. К относительности же можно прибегнуть всякий раз, как только строящийся текст перестает соответствовать выявленным и выявляемым устремлениям клиента, всякий раз, когда он проходит проверку на соответствие им. Все усилия терапевта направлены на «уплотнение» и «расширение» нового текста посредством жизненного материала самого клиента: от выявления соответствующих событий и фактов жизни до обращения к его фантазиям, кумирам и т.п. в помощь этому «строительству». Всякое новое переживание, событие также рассматривается с точки зрения соответствия или не соответствия этому тексту.

Готовность клиента принять и самому порождать новый развивающий и желательный для него текст, признание его доминантности в его жизни и является достижением терапевтической цели.

Таким образом, терапевтическая идеология новых подходов перестает выглядеть хаосом позиций и целей, так же как и разрушением основ профессионализма и ответственности. Напротив, эти новые формы терапевтической идеологии, новые терапевтические тексты определенно можно рассматривать как порожденные поиском новых форм эффективности со всеми вытекающими отсюда следствиями. Они предполагают никак не отсутствие логики и техники, а лишь иную логику и технику решения профессиональных задач терапевта.

Подытоживая, хотелось бы заметить следующее. Указать на тот или иной «терапевтический текст» (направление) как на более или менее «верный», эффективный означало бы, в конечном счете, пойти против базовой идеи самого постмодернизма (что хорошо осознают и сами его представители) (8, 9, 14). Очевидно, что следование этой идеологии приводит к невозможности и неправомерности иерархизации психотерапевтических методов работы и, вообще говоря, к уже вполне освоенному терапевтами знанию о приблизительно равной эффективности всех терапевтических подходов. Это знание лежит в самой основе постмодернистского терапевтического мировоззрения, хотя переживается скорее оптимистически — как ситуация свободной представленности всех профессиональных голосов и свободы выбора.

Похоже, однако, что следовать тому или иному терапевтическому «тексту» в этой новой, порожденной постклассической идеологией, ситуации, означает большую, а не меньшую, чем прежде, степень профессиональной рефлексии и личной ответственности за этот выбор.

Семейная психотерапия — Психологос

Семейная психотерапия как подход не сущестовала до начала 50−х годов. Обращение к семье в ходе работы с личностью считалось противоречащим принципам психотерапии, потому что семья рассматривалась как совокупность индивидуальностей, а семейные проблемы — как результат непроработанности личностных проблем каждого из супругов. Предполагалось, что, решив проблемы каждого из супругов, можно решить проблемы семьи в целом.

Семейная психотерапия возникла в США. Она была обязана своим возникновением Грегори Бейтсону, Джею Хейли, Доналду Джексону и Джону Уикленду, совместно разрабатывавшим теорию двойной связи. Исследователи обнаружили, что у детей с шизофренией, прошедших лечение, наблюдалось либо закрепление синдрома, либо его ослабление в зависимости от способа коммуникации в семейной системе​.

Было подтверждено, что семья может как лечить ребенка, так и делать его больным. Поэтому к работе стали привлекать сначала мам, а позже и других членов семьи. Так сформировалось представление о семье, как о системе, и стало предполагаться участие в терапии всей семьи.

Таким образом, последователи системной семейной психотерапии (далее для удобства я буду называть ее семейная психотерапия) рассматривают семью как систему, функционирующую по своим особым законам и придерживаются теории, согласно которой решения проблем определяют изменения в семейной динамике, а текущее функционирование семьи является фактором, способствующим как сохранению проблем, так и их решению. В семейной психотерапии семья как таковая становится фокусом анализа и влияния.

Первичной «единицей анализа» семейной психотерапии являются отношения. Соответ­ственно, в центре внимания психотерапевта оказываются такие категории, как модели общения, распределение власти, конструирование реальности и развитие семьи.

Семейная психотерапия рассматривает трудности, с которыми в настоящее время сталкивается человек в браке, родительстве, а также трудности личностного характера как компенсационные усилия, направленные на то, чтобы контролировать, исправлять и переживать старые конфликтные отношения, существовавшие в родительской семье. И эти проблемы лучше всего могут быть решены с помощью отношений, устанавливаемых с психотерапевтом.

Наиболее серьезным препятствием для изменений становится привязанность людей к их родительским моделям поведения, мышления и эмоциональных реакций.

Когда люди женятся или выходят замуж, они проживают свои внутренние модели поведения, (унаследованные от предков или приобретенные в процессе воспитания в родительской семье) с партнерами по браку и детьми. Таким образом, дети и партнеры по браку, оказываются вовлеченными в процесс переноса: супруг или ребенок восприни­мается определенным образом (как недоброжелательный, испорченный, воспитывающий, требовательный, некомпетентный и т.д.), и что бы этот человек ни сделал, ничего не изменится в том, как он воспринимается. Поэтому, актуальные трудности в семейных или супружеских отношениях рассматриваются как вариации на тему моделей отношений, сложившихся в родительской семье клиента.

Партнеры пытаются найти решение своих внутренних конфликтов в межличностных отношениях, преобразуя эти конфликты в обвинения, предъявляемые партнеру по браку. Проблемы, возникающие в ходе отношений, такие как недоверие, «доведение друг друга до белого каления», споры на тему, кто о ком должен заботиться, бесконечные перебранки, отстраненность, супружеские измены, борьба за власть, трудности в сексуальных отношениях, пустота отношений между супругами, а также дилемма слияния или дифференциации, могут быть объяснены тем, что понятиям интимности, любви, агрессии, самостоятельности, уединенности и т.д. партнеры придают различный смысл, усвоенный в тех семьях, из которых они происходят.

На консультации психолог помогает рассмотреть и устранить старые семейные конфликты и распри. Семейная психотерапия поможет вам улучшить отношения в Вашей семье. А улучшение отношений в семье обычно имеет многочисленные последствия: устраняется изоляция кого-то из членов семьи, улучшаются отношения между братьями и сестрами, в разъединенных семьях отношения становятся более близкими, «слипшиеся» семьи становятся более дифференцированными. Решение важных вопросов с родителями, братьями и сестрами высвобождает психическую энергию, которую человек может «инвестировать» в себя, в своего партнера и в своих детей.

Семейная психотерапия особенно полезна в следующих ситуациях:

— человек оказывается не в состоянии установить какие-либо отношения, не обсудив предварительно эти вопросы с одним из родителей, братом или сестрой;

— налицо негативные последствия развода родителей индивида, происшедшего в прошлом;

— в случаях разъединенных семей с историей «отрезанных ломтей»;

— в случаях взрослых детей, желающих прийти к согласию со своими родителями, прежде чем те умрут;

— взрослые не способны установить дающие удовлетворение близкие отношения;

— в случаях семей с вторгающимися матерями и дистанцированными отцами, а также в ряде других случаев.

Многие из проблем наших отношений с другими корнями уходят в наши узы и в нашу скрытую лояльность по отношению к людям, которые сформиро­вали нашу жизнь — к нашим родителям.

Необходимо позволить себе простить старые обиды и старую боль. Необходимо знать тех людей, которые так или иначе всегда будут жить внутри нас, а им позволить узнать нас. Семейная психотерапия, которую я успешно использую в своей работе, может стать отличным помощником на этом пути.

Системная семейная терапия. Семейное консультирование

Сейчас у профессионалов не возникает сомнений в том, что для того чтобы решить проблемы ребенка, нужно подключить к процессу родителей, необходимо понять и изменить привычные паттерны взаимодействия существующие в семье.

Т.е. изменение в одном из звеньев семейной системы влечет за собой изменение системы в целом. Если же изменения в системе не происходит, то чаще всего результаты индивидуальной работы с ребенком сходят на нет. Но так было не всегда.

Системная семейная терапия

Семейная психотерапия возникла в начале 1950-х годов, начала развиваться в 70-е годы, опираясь на новые научные отрасли – кибернетику и теорию систем.

Структурный подход базируется на 3-х аксиомах:

  • В психологической работе необходимо учитывается вся семья. Каждый член семьи считается подсистемой семейной системы.
  • Терапия направлена на изменение структуры семьи и поведения членов семьи
  • Терапевт в процессе работы входит в систему, образуя терапевтическую систему, в которой происходят изменения.

Основными понятиями структурной семейной терапии являются структура, подсистемы и границы.

Модель или структура семьи основана на определенных формах поведения. Взаимодействия между членами семьи происходит по отработанным схемам, приводящих к ожидаемым реакциям и со временем они образуют устойчивые модели и теряется разнообразие реакций.

Правила поведения в семье

В семейной системе есть правила поведения, иерархия, существуют общие и совместные функции, которые становятся привычными и забывается первоначальная причина их возникновения. Любая система стремиться к сохранению стабильности и сопротивляется переменам. Несмотря на то, что существуют альтернативы, к их рассмотрению переходят только в том случае, если изменения угрожают разрушению всей системы.

Каждый член семьи является сам по себе подсистемой, плюс некоторые члены семьи могут объединяться в подсистемы или скрытые коалиции. Например, мать и дочь против отца. Кроме того в разных подгруппах каждый член семьи будет играть разные роли.

Личности, подсистемы и семьи отделены друг от друга границами, регулирующими их контакты с другими, качество и частоту этих контактов. Границы служат для защиты целостности и отдельности семьи, регулируют иерархические взаимодействия и близость.

Сохранять границы очень важно, если родители постоянно вмешиваются во взаимодействия детей, решают их споры и отстаивают интересы, то дети не научаться делать это самостоятельно. В вопросе границ важен баланс. Излишняя отстраненность дает свои плюсы в развитии самостоятельности, росте и обучении, но в минусах может быть отсутствие теплоты, привязанности и заботы.

Кроме того находясь на слишком большой дистанции с ребенком родителям трудно понять когда он нуждается в поддержке, а когда в контроле, отношения могут терять глубину и становятся формальными. Если дети и родители существуют в очень тесной взаимосвязи, минусом может быть зависимость детей в будущем, их не способность самостоятельно принимать решения, плюс – это совместное время.

Когда формируется новая семья, то первое что происходит – это узнавание и формирование границ между супругами, между новой семьей и родительскими семьями супругов, меду супругами и внешним миром. Появление детей меняет структуру взаимоотношений в системе.

Структурная терапия говорит о том, что изменение взгляда на существующие обстоятельства может разрешить проблему. Часто проблемы связываются с конкретным поведением или поступками отдельных членов семьи или с внешними обстоятельствами. Задача терапевта состоит в том, чтобы найти корни проблемы в самой структуре семьи.

Привычные паттерны поведения и взаимодействия зависят от восприятия реальности и для того чтобы изменить восприятие необходимо выработать новые паттерны поведения. Задача терапевта изменить существующие стереотипы, показать их в другом свете, тогда появляются новые возможности разрешения конфликта.

Семейное консультирование

Семья, дом – это то место и то окружение, в котором мы хотим чувствовать себя гармонично, спокойно и защищенно. Семья может быть местом, где человек набирается сил и отдыхает, а может стать местом, из которого хочется сбежать. Всё дело в том, что семья – это отношения, и создаются они людьми, а люди, как правило, ведут себя с другими так, как в глубине души относятся к себе.

Поэтому так популярна фраза «полюби себя сама» и многочисленные тренинги про любовь к себе. Пока нет мира и гармонии с собой, трудно построить что-то гармоничное с другим. Но это идеальная картинка про взрослые отношения, в которые вступают два осознанных человека.

Отношения с другим человеком дают уникальную возможность увидеть себя со стороны, свои плюсы и минусы. Взаимоотношения высвечивают весь внутренний эмоциональный багаж, страхи, обиды, детские травмы. Иногда принять «тёмную» сторону своей или чужой души бывает трудно.

Кроме того семья – это система, где каждый человек  и отдельная личность, и часть той семейной системы, в которой он рос и воспитывался. Ценности и традиции системы затем ложатся в основу новой семьи либо целиком, либо частично, проходя через призму личного опыта каждого человека.

Семейное консультирование решает все вопросы, связанные со взаимоотношениями в семье: между парой (супругами), между родителями и детьми (в разных поколениях) и многие другие.

Можно приходить на консультации парой, а можно проходить  индивидуальную терапию по семейным вопросам.

Каждая семья – уникальна, уникальны и жизненные обстоятельства, в которых она находится, поэтому подход к решению задач всегда индивидуален. Если говорить о цели семейного консультирования, то это не «обеспечение психологического комфорта» или «избавление от страданий», не «сделать так, чтобы всем было хорошо», а:

  • помочь в кризисной ситуации принять всё так, как есть на самом деле (без иллюзий и отверганий): и приятное, и неприятное;
  • помочь пройти и прожить временные трудности;
  • пересмотреть своё отношение к себе, другим и миру;
  • принять ответственность за всё, что происходит в жизни на данный момент, не убегая в поиск виноватых «других»;
  • преобразовать жизненную ситуацию, рассмотрев варианты выхода из неё;
  • найти ресурсы, необходимые для изменений.

На нашем курсе «Психологическое консультирование семьи и пары» вы узнаете особенности работы с семьей и парой, узнаете самые рабочие психотерапевтические техники, отработаете все их на практике, будет много разборов и анализов случаев из консультативной практики.

Психологический центр обучения Оранжевое солнце

Тэги: Семейное консультирование , системная семейная терапия

Семейная терапия — это развод – Михаил Лабковский – Блог – Сноб

«Семейная терапия» – одна из специальностей, записанных в моем дипломе. Семейную терапию я практиковал долгие годы. Это когда на прием приходят два члена семьи одновременно. С помощью психолога они выясняют отношения и приходят к соглашению. Как в фильме «Мистер и миссис Смит». Сравнительно недавно я понял, что это не работает. И больше этим не занимаюсь. Объясняю почему.

Случай с Анной О. (имена изменены)

Пришла после травмы – перелом основания черепа, что УК РФ трактует как тяжкие телесные повреждения, которые и нанес ей второй муж. Первый сломал ей руку прямо на свадьбе. В процессе беседы выясняется, что она из семьи алкоголиков, где отец вел себя точно так же. Поэтому пьянство, скандалы и рукоприкладство для нее – нормальные составляющие семейной жизни. Она не понимает, что сама подсознательно тянется к таким мужчинам. И даже больше – она мужем в общем-то довольна. Рассказывает, что когда трезвый, он «очень хороший, и с детьми проводит время, и по хозяйству помогает». Просто «в таком состоянии он себя контролировать не в состоянии».

Как вы видите семейную психотерапию в такой паре? Я уверен, что работать можно только с женой.

Или случай с Катей З. Муж большую часть времени отсутствует, ездит по командировкам, детьми не занимается, по дому не помогает и даже в отпуск ездит без семьи. Был замечен в изменах. Чем она заканчивает рассказ о нем? «Я же люблю его! Что сделать, чтобы у нас была нормальная семья?»

Правильный ответ: «Поменять мужа».

Однако, семейный психолог такого сказать не может. Он будет предлагать привести на консультацию супруга. Но даже моя буйная фантазия не видит вариантов и формулировок, после которых он вдруг станет примерным семьянином. 80 из 100, что он вообще не пойдет к психологу. Ему ситуация ничем не грозит – жена его любит при любом раскладе.

Не дело психолога давать советы и спрашивать женщину: «Как вы живете с таким чудовищем?» Но психолог может разобраться, ПОЧЕМУ она живет, не получая радости от жизни и уверенно считает, что причина всех ее несчастий в муже и его нехорошем поведении. Психолог может избавить женщину от невроза, который заставляет ее находиться в подобном положении, страдать, рыдать, ничего не менять и год за годом чувствовать себя ужасно.

Тут можно решить, что муж Кати – типичная сволочь и редкий подонок, живущий в свое удовольствие. НО самое интересное, что муж в такой паре тоже невротик и тоже очень несчастен. Он не любит жену, считает себя великомучеником, который живет с тупой уродкой и живет только потому, что высокие понятия о долге и чести мешают ему «бросить семью». И только чтобы как-то существовать в этом беспросвете, ему пришлось завести любовницу. А чтобы поменьше бывать в постылом доме – он вынужден ездить в командировки. И, конечно же, он считает себя героем – тащит все на себе, по-своему любит детей, но его бесит, как мать их воспитывает, а конфликтовать не хочется, поэтому он ими просто не занимается. Хочет сохранять семью, но жить в ней не хочет. «А ведь я мог быть счастлив», — говорит он себе (или любовнице). Типа мог бы, но принес себя в жертву своей «порядочности».

Все это конечно невротический бред и полное фуфло, но во-первых, во время семейной консультации он всего этого не расскажет. А во-вторых, если такой человек придет к психологу, то не для того, чтобы сохранить семью, а от безысходности, жизненного тупика… И снова надо разбираться тет-а-тет.

В 90-е я работал в единственной в стране государственной Московской семейной консультации.

Давайте расскажу, как выглядел прием.

Заходят двое – муж и жена.

Обычно мужчина уступает кресло жене, а сам садится на стул. Я спрашиваю:

—  Кто начнет?

Они мнутся и молчат.

Тогда я говорю:

—  А кто был инициатором визита? Пусть тот и начинает разговор.

В большинстве случаев инициатором похода к психологу выступает женщина, и она и начинает рассказ о проблемах в семье. Про то, что муж ее не понимает, не уделяет ей внимания, не считается с ее мнением, не слушает, когда она что-то говорит, а сам вступает в разговор с ней редко и только по делу…

Следом приходит черед мужа, и он рассказывает, что, на минуточку, работает на двух работах, очень устает, но тем не менее, если жена говорит, что ей нужно новое пальто – он покупает ей новое пальто, а если она хочет поехать с детьми на море – он оплачивает поездку. И все это не так легко дается. И ему хочется уважения в собственном доме и понимания, как много он делает для семьи. И еще, говорит он — жена, между прочим, совершенно не интересуется его проблемами на работе, и знать не знает «откуда я вообще деньги беру», зато постоянно упрекает по всяким мелким поводам, типа: «хоть бы тарелку за собой помыл», «хоть бы раз с ребенком погулял»…

Не буду утомлять множеством похожих историй, которые и заканчивались приблизительно одинаково.

Жена: «Он же не один живет! Ему что, трудно крышку унитаза после себя опустить?»

Я: «Вам же не трудно? Давайте договоримся, что вы постараетесь опускать за собой крышку унитаза?»

Муж: «Конечно! Я буду следить за собой, ведь жену я люблю и не хочу доставлять ей огорчений. Но она ведь догадывается, что я писаю стоя, и хотя бы иногда могла бы поднимать после себя крышку унитаза».

Жена: «Я тоже постараюсь и буду поднимать за собой крышку хотя бы иногда».

Вот вы верите, что после такого разговора в такой семье может что-то серьезно поменяться? Я после 35 лет работы – знаю, что не может.

Только один вид семейной терапии считаю действительно полезным – посредничество психолога при разводе. Но именно его в России не практикуют.

В 1991 году в Иерусалиме я поступил на трехлетнее обучение в Family Mediation Service. И три года кроме собственно семейной терапии изучал юридическую сторону развода, постигал западные образцы цивилизованного расставания супругов, причем в двух вариантах: религиозном и светском. Ведь часть израильтян разводится в раввинском суде, часть – в гражданском. И оба права надо хорошо знать для того, чтобы во время переговоров подробно рассказать об обязательствах, правах и возможностях каждой из сторон. И сделать это должен именно ты, а не адвокат, так как адвокат – человек, которого нанимает одна сторона ПРОТИВ другой. И это уже совсем другой уровень переговоров.

Нюансов множество. Обсуждается раздел имущества; с кем остаются дети; режим общения с ребенком родителя, который будет жить отдельно; его участие в оплате нужд ребенка помимо алиментов т.д. Предметом переговоров является оплата лечения, образования и отдыха ребенка, так называемые «непредсказуемые нужды» и масса деталей: от «если мама снова выйдет замуж (отец женится), то…», «если мама (отец) захотят эмигрировать, то…» и пр.

Задача семейного посредника состояла в том, чтобы супруги договорились обо всем мирно и чтобы ДО СУДА дело не дошло. И не было случая, чтобы переговоры, которые я вел в этой службе, не заканчивались «Мировым соглашением».

При том, что в кабинет посредника приходят люди, буквально ненавидящие друг друга. Развод – это же не просто так, ему предшествуют ссоры, затяжные конфликты, скандалы, измены, много чего еще… Но у пары есть дети, и дети любят обоих родителей. И нужно минимизировать травму, сделать так, чтобы после развода мужчина и женщина, мать и отец могли спокойно взаимодействовать друг с другом и нормально общаться с ребенком. (Ведь даже в 50 лет, если твои родители не разговаривают – для тебя это трагедия (масса комплексов прилагается). Чтобы после развода родителей у него была нормальная семья, просто мама и папа живут отдельно. Как показывает практика — это вполне достижимо.

И вот в такой семейной терапии, а это тоже терапия – я видел высокий смысл. Видел результат.

А после переговоров про крышку унитаза – нет. И я в них больше не верю. Муж не опускает крышку унитаза не потому, что забывает, и не потому, что уверен – его миссия зарабатывать деньги, а унитаз – дело десятое… Нет же! Просто его не устраивает его жена. А делая назло, он выражает свою агрессию. И так как конфликтная психология очень характерна для наших людей, то конфликты в семье неизбежны.

Такие отношения между супругами – отношения двух невротиков. Изменить эти отношения не меняя людей не-воз-мож-но.

Сталкиваясь с подобными случаями сейчас, я перехожу к другой терапии, в которой мы не разбираем претензии и чувства к партнеру по браку. Мы их почти не касаемся. Знаете, почему? Потому что любой конфликт и любая проблема межличностных отношений – это всегда проекция отношения человека к себе и своей жизни. Низкая самооценка, неприятие себя, неудовлетворенность собой, ЛЮБЫЕ внутренние конфликты человек естественным образом транслирует на того, с кем живет.

Я предлагаю не ходить к психологу парами, а работать самостоятельно.

Если терапия проходит успешно, то у людей в паре начинается мирная жизнь. Либо здоровому партнеру, которому удалось избавиться от невроза, становятся неинтересны невротические отношения.

Не буду скрывать, что отработав с психологом, ощутив наконец, что такое внутренняя гармония, радость жизни, удовольствие от каждого прожитого дня, многие вскоре разводятся. Им становится сложно находиться в (привычной ранее) ситуации постоянного напряжения, выяснения отношений, агрессии. А различного рода манипуляции со стороны партнера – их больше не цепляют.

Поэтому вернуть хорошие отношения, здоровую атмосферу в семье реально только в том случае, если не оба вместе, а каждый по отдельности займется наведением порядка в своей голове.

НО К СОЖАЛЕНИЮ, в подавляющем большинстве случаев слышишь:

— А у меня и так все в порядке! Это вот он (она) псих ненормальный!

В этот момент хочется спросить: если такая здоровая, то как же ты в браке с больным человеком троих детей родила и 20 лет совместной жизни оттарабанила?

В садо-мазо варианте семьи жалуется и недовольна только жертва, у «садистов»-то все в порядке, как они считают. А пострадавшая сторона уверена, что стала жертвой и заложником маньяка (маньячки) и по разным причинам «вынуждена все это терпеть». Так вот, имейте ввиду: единственное время в жизни человека, когда он объективно зависим и когда его можно считать заложником – это детство и зависимость от родителей. Длится это сравнительно недолго.

В остальных случаях пребывание в любых отношениях есть выбор взрослого человека. Сознательный или не очень – другой вопрос. И им-то и надо заниматься.

Когда я слышу рассказы, что живем вместе «только из-за детей», «нет денег, чтобы разъехаться», «негде жить», я понимаю, что правды люди не говорят или не знают. А правда в том, что если человеку самому не нужны переживания, эмоции, которые поставляет ему партнер, то он очень быстро выходит, выбегает, выскакивает из отношений! Раз остается, значит он этими эмоциями питается, значит среди упреков и агрессии, пассивной и активной, он чувствует себя, как в привычном болоте, барахтается в нем и на берег его не тянет. Он вообще не умеет жить без постоянного раздражителя.

Во время индивидуальной работы психолог выясняет, почему так происходит. И тогда человек видит, понимает, осознает, что он невротик, по тем или иным причинам (да, кроющимся в его детстве) испытывающий необходимость в негативных переживаниях, слезах, страстях и обязательно – в жалости к себе. И что он только потому не прерывает отношений, что они дают ему весь этот вампирский набор плюс-минус побои, и он привычно-несчастлив. И вот тогда с человеком уже можно работать и решать его проблемы.

Наедине.

Семейная терапия это (техники)

Когда рушится семья, каждый день отмечен ссорами, конфликтами и взаимным непониманием. Общий язык может быть найден с помощью такого средства, как системная семейная терапия.

Этого не стоит бояться или стесняться – возможно, причиной проблем стали трудности, которые пришлось перенести, или какая-то недосказанность, которую люди не могут выплеснуть друг на друга. Для предотвращения краха семейных ценностей и уз брака психологи разработали техники семейной терапии, успешно решающие многие проблемы.

Терапия – спасение семьи

Реакция на такой способ помощи семьям в кризисном положении бывает разной: недоверие, скептицизм или же смех. Проблема в том, что люди не до конца понимают ее смысл и не допускают мысли, что она может спасти семью.

Рекомендуем: Что такое сказкотерапия?

Семейная психотерапия – это необычное направление терапии, которое нацелено на предотвращение проблем и «работу над ошибками» во взаимоотношениях между членами семьи. Семейная психология призвана предотвращать любой эмоциональный сбой в семье.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Прибегая к ее помощи, пациенты постепенно начинают налаживать взаимоотношения, а именно:

  • Глубже понимать такое понятие, как семейная система, постигая ее суть.
  • Происходит осознание, что ты – часть семьи. Налаживание отношений с «проблемными» родственниками и восстановление взаимопонимания.
  • Наступает семейная гармония, все члены семьи понимают друг друга.
  • Отпадает страх перед тщательным разбором проблем, отбросив поверхностный подход на пути к гармонии. Проблемы окажутся решаемы, наступит удивление: «Почему мы не сделали этого раньше?»
  • Выяснение отношений с родителями – мамой и папой. Насколько вы близки, на чем основывается ваше общение? Понять, как это влияет на отношения существующие и отношения будущие.
  • Восстановление приятных взаимоотношений с братьями и сестрами.
  • Происходит познание интимной стороны ваших отношений. Вместе, что важно, вы ищете ответы на вопросы: где былая страсть? куда пропал огонь и трепет былых чувств?
  • В семье не может быть «третьих лишних». Каждый нужен, необходим. Именно это и помогает понять семейная терапия.
  • Если существует факт измены, то нужно провести анализ всех ее аспектов. Эта тема крайне болезненна, но, оставив все как есть, вы не сдвинетесь с мертвой точки.
  • Узнать каждую стадию отношений, понять, на какой стадии вы сейчас, переосмысливая, что вместе прошли и что вас ожидает.
  • Научиться говорить со своими детьми «на равных», и детям научиться этому крайне полезно.
  • Не оставаться вечным несменяемым «козлом отпущения» для всех грехов и не наделять таким «даром» никого.
  • Заново стать друг другу опорой во всем.
  • Приобрести знания, которые помогут сделать будущее своей семьи благополучным.
  • Осознать всем сердцем и душой: семья – это опора, люди, которые всегда будут рядом, несмотря ни на что.

Способы исцеления семьи

Психологами разработаны следующие методы семейной терапии.

Метод присоединения. Терапевт «вступает» в семью, становясь ее полноценным и полноправным членом. Специалист вникает в суть семейной жизни, делая все возможное для того, чтобы направить каждого, включая себя самого.

Рекомендуем: Метод психодрамы

Структура ролевой игры выглядит так:

1. Первая стадия. Семья, к примеру, из 4 человек, должна представиться и описать свою проблему, а это не так-то просто. Психолог выявляет самого активного из них по тому, кто первый заговорит и расскажет о цели своего визита.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

2. Стадия сбора данных. Специалисту нужно знать видение проблемы каждым членом семьи. Только выслушав всех, он поступает следующим образом (допустим, что причина визита – сложный подросток): «Я выслушал вас всех, и я действительно вижу проблему, но это проблема не одного человека, а всей семьи».

Реакция бывает разной – отрицание или согласие со сказанным, но проблема будет заключаться именно в затруднительном взаимодействии между членами семьи. Психолог может даже стать на время членом вашей семьи и посредством общения подвести вас к осознанию того, какова проблема на самом деле. Обычно выискивают хорошие стороны и стараются их укрепить и усилить: «Поменьше криков и придирок, побольше слушать и говорить с ребенком».

3. Стадия поиска итогов. Специалист дает членам семьи шанс самим подвести итог и найти выход из проблемной ситуации. Здесь не нужен один оратор, требуются совместные усилия и заинтересованность.

Рекомендуем: Игровая терапия

4. Стадия альтернативных решений. Здесь психологи просят семью разыграть ситуацию. Важно все – и чем займется мама, как поведет себя папа, и какой будет реакция детей.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Во время игры их могут останавливать, корректировать, предлагать более правильные действия и слова. Дают также «задание на дом»: что не делать, а что, наоборот, сделать, а потом уже вместе обсуждают результат на сеансе. Главное – чтобы высказывались все участники сеанса, иначе это будет не семейная терапия, а индивидуальная.

Метод наблюдения. Психолог наблюдает за тем, как пациенты слушают друг друга, как реагируют слова. Затем, основываясь на своих наблюдениях, делает выводы и дает рекомендации.

Метод переконструирования. Специалист старается обратить внимание на положительные моменты и вызвать желание их развивать.

Приемы лечения семьи

Техники семейной терапии – средства, при помощи которых психологи вносят изменения в структуру семейных взаимоотношений.

Психологи Н. Фредман и Р. Шерман в процессе исследований выявили следующие техники:

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

  • Социометрические техники, которые считаются самыми популярными и используемыми, ввиду своей универсальности. С их помощью можно «залатать» трещины в семейном ковчеге, опираясь на сильные стороны.
  • Поведенческие техники, с помощью которых психолог может докопаться до самого корня проблемы. Здесь корректируется само поведение членов семьи по отношению друг к другу. Это весьма действенная техника семейной терапии.
  • Парадоксальные техники, которые обладают быстрой и эффективной способностью к решению семейных проблем. Здесь проблема будто бы решается сама собой.
  • Техника, в основе которой лежит воображение. Данная техника осуществляется посредством арт-терапии, ассоциативных элементов.

Критика и признание

Этот метод терапии достаточно молод, и многие методики еще не раскрыты до конца. Начало системной семейной терапии было положено в послевоенные годы, и родиной ее принято считать Америку.

Необычность данного подхода состоит в том, что клиентом является вся семья целиком, а не каждый человек в отдельности. Семья становится объектом психотерапевтического воздействия. Признание нового метода произошло сначала в Германии, затем – в Швеции и Австрии.

Метод собирает лавры и по сей день, являясь в терапевтическом мире психотерапии эффективным и экономичным. При этом системная семейная терапия имеет долгосрочный эффект.

Рекомендуем: Методы групповой психотерапии

Эта методика активно развивается в последние годы: предложено несколько новых исследований, и сейчас они пребывают на стадии активной разработки неизведанных еще фактов.

Однако системную терапию подвергают жесткой критике за отсутствие собственных теорий, концепций, предложений, которые были бы широко признаны и популярны. Здесь не всегда совпадают методы и данные с тем, что написано в учебниках. Системная терапия, скорее, носит эвристический характер.

Системная семейная терапия является популярной, поскольку помогает решить множество задач: проблему поколений, неразрешимые конфликты, накопившиеся обиды, и многие другие задачи.

С ее помощью члены семьи учатся говорить и слушать, а главное – слышать друг друга. Достигают взаимопонимания представители разных поколений. Учатся не копить обиды, не держать в себе, а говорить, обсуждать и решать семейные проблемы совместно. Семейное консультирование становится популярным психологическим подходом и в нашей стране. Автор: Вера Чугуевская

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам,
пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой,
освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Алкоголизм – Семейная терапия – Лечение зависимости

Алкоголизм – семейная терапия является одним из шагов к преодолению зависимости.

Алкоголизм является самой распространенной зависимостью. По данным Всемирной организации здравоохранения, он занимает 3. место, сразу после злокачественных и сердечно-сосудистых заболеваний. В частности, считается, что около 2 миллиардов человек испытали острое отравление алкоголем, в то время как 76,3 миллиона человек страдают хроническим злоупотреблением алкоголем.

После депрессии, алкоголизм является психическим расстройством, которое приводит к наибольшему числу случаев инвалидности. Стоит упомянуть и большое количество самоубийств и сокращение продолжительности жизни в результате серьезных последствий алкоголизма.

Особой проблемой является алкоголизм у подростков. Почти 80 процентов молодых людей чрезмерно пьют, в то время как у 10 процентов уже есть проблемы со здоровьем.

Поскольку на развитие алкоголизма сильно влияют социальные факторы, проблему нельзя рассматрывать исключительно с медицинской точки зрения. Поэтому все члены семьи, которых эта зависимость затрагивает прямо или косвенно, должны участвовать в ее решении.

О том, что связь между алкоголизмом и семейной терапией играет ключевую роль в лечении зависимости, говорят эксперты роскошной реабилитационной клиники ВИП Воробьёв.

Что такое семейная терапия?

Чтобы понять важность семейной терапии в лечении алкоголизма, мы должны сначала понять, что она охватывает.

Согласно определению, семейная терапия – это „особая область психотерапии, которая основана на применении теории систем в понимании индивида и его эмоциональных трудностей и проблем“. На самом деле, она рассматривает сознание индивида, его поведение и эмоции через семейные отношения.

Семейная терапия была разработана в середине 20-го века Фрейдом и его учениками Юнгом, Адлером и Саливаном для лечения больных шизофренией и семей с делинквентами. В последующем десятилетии сфера ее применения расширилась, охватывая и лечение алкоголизма. Таким образом пациенты были мотивированы начать борьбу против зависимости, но и выдержать периоды кризиса. Им также предоставлется полная поддержка после лечения, чтобы предотвратить рецидивы.

Какое значение имеет семейная терапия в лечении алкоголизма?

Алкоголизм в семье становится все более распространенной проблемой в обществе. Вырастить ребенка в такой среде небезопасно. Хотя любовь есть, психическая зависимость сильнее сознания того, что необходимо выполнить родительский долг. Это пренебрежение и недостаток сочувствия делают малышей уязвимыми.

В то же время, частые ссоры меджу супругами приводят не только к взаимному обвинению в возникновении проблемы, но и к перекладыванию вины на молодых членов семьи. Поэтому существует риск возникновения ряда психических расстройств у детей, которые приводят к задержкам развития.

Кроме того, дети из этих семей в три раза чаще подвергаются физическому и сексуальному насилию, а также развитию алкоголизма во взрослом возрасте.

Ситуация не легче, когда подросток алкоголик. После безуспешных попыток помочь ребенку самостоятельно, родители сталкиваются с ростом семейных разногласий, финансовыми проблемами и социальной изоляцией. У них также нередко возникают генерализованное тревожное расстройство и депрессия.

На чем основана связь между алкоголизмом и семейной терапией?

Когда речь идет об алкоголизме, семейная терапия основана на нескольких терапевтических методах. Обычно применяются 4 подхода.

Модель семейной болезни рассматривает зависимость, как заболевание, которое затрагивает всю семью. Это означает, что жертвы зависимости в равной степени страдают от всех негативных сторон этого заболевания, а не только человек, который упторебляет алкоголь.

Модель семейных систем обращает внимание на возможную созависимость, то есть на возможное приспособление семьи к проблеме члена семьи, в целях поддержания „кажущегося“ баланса. Задача этого метода состоит в том, чтобы распознать и изменить неприспособленные образцы общения и изучить роль каждого члена семьи в зависимости.

Когнитивно-поведенческий подход мотивирует всех членов семьи к выявлению причин зависимости. Затем, путем улучшения коммуникативных навыков, решения текущих проблем и сталкивания с проблемами, семья учится изменить дисфункциональное поведение.

Многомерная семейная терапия объединяет многочисленные техники, которые подчеркивают сложные отношения между познанием, эмоциональностью, поведением и окружением членов семьи.

Важность психотерапии может иметь решающее значение для полной реабилитации. Поэтому при лечении алкоголизма в клинике ВИП Воробьёв большое внимание уделяется семейной терапии. Команда выдающихся врачей и психиатров активно включает всю семью в каждый шаг, чтобы облегчить пациенту борьбу с проблемой. Для этого роскошное, просторное жилье обеспечивает полный комфорт не только пациентам, но и их близким. На досуге можно использовать тренажерный зал, бассейн и джакузи.

Джордж Бернард Шоу отметил, что „семья означает, что никто не останется позади и не будет забыт“. Поэтому вовремя обратитесь за помощью в клинику ВИП Воробьёв. Более 2 десятилетий существования и свыше 24000 реабилитированных пациентов – это лучшее доказательство нашего профессионализма.


Ответить

Семейная терапия

Семейная терапия или семейное консультирование предназначены для решения конкретных проблем, влияющих на психологическое здоровье семьи, таких как серьезные изменения в жизни или состояния психического здоровья. Его можно использовать как основной метод лечения или как дополнительный подход.

Преимущества семейного консультирования

Семьи могут получить пользу от терапии, когда они переживают любое стрессовое событие, которое может нарушить семейные отношения, например, финансовые трудности, развод или смерть любимого человека.Кроме того, он может быть эффективным при лечении проблем психического здоровья, которые влияют на семью в целом, таких как депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, хронические заболевания и проблемы с питанием, или повседневных забот, таких как проблемы с общением, межличностные конфликты или поведенческие проблемы у детей. и подростки.

Семейное консультирование направлено на содействие пониманию и сотрудничеству между членами семьи для решения проблем одного или нескольких человек. Например, если у ребенка есть социальные и академические проблемы, терапия будет сосредоточена на семейных моделях, которые могут способствовать отыгрыванию ребенка, а не только на оценке его поведения.Когда семья обнаруживает источник проблемы, они могут научиться поддерживать ребенка и других членов семьи и активно работать над минимизацией или изменением условий, которые способствуют нежелательному поведению ребенка.

Встреча с семейным терапевтом

Семейные консультации предоставляются лицензированными терапевтами по вопросам брака и семьи (LMFT). Другие специалисты в области психического здоровья, такие как профессиональные консультанты, социальные работники и психологи, прошедшие формальное обучение методам семейной терапии, могут использовать эти принципы в своей работе.

Этот режим терапии ориентирован на решение и краткосрочен, в среднем требуется всего девять сеансов. Встречи часто проводятся раз в неделю и обычно длятся 50 минут. Количество членов семьи, которые посещают каждый сеанс, может варьироваться в зависимости от целей терапии, и часто терапевт предлагает индивидуальные сеансы в дополнение к семейным сеансам. Семейное консультирование проводится в различных учреждениях, включая службы семейного консультирования, общественные агентства и лечебные центры по месту жительства.

Подходы к семейной терапии

Большинство форм семейного консультирования в значительной степени заимствованы из теории систем, хотя есть и другие, основанные на психологических подходах, таких как эмпирический, когнитивно-поведенческий и психодинамический. Семейная системная терапия утверждает, что внутренняя динамика семейной системы может вызывать и поддерживать проблемное поведение у членов семьи. Все подходы к семейной терапии призваны помочь семьям улучшить навыки общения, решения проблем и преодоления трудностей, а также усилить чувство связи друг с другом.

История семейной терапии

Элементы семейной терапии можно найти в социальной работе, ориентированной на семью в начале 20-го века, и в работе детских психоаналитиков, таких как Натан Акерман, в 1930-х годах. Но только в конце 1950-х годов семейная терапия получила всестороннее развитие, поскольку многие психиатры и психоаналитики, в том числе Вирджиния Сатир, Мюррей Боуэн, Милтон Эриксон и Джей Хейли, искали новый, альтернативный подход к традиционной индивидуальной терапии.Семейная терапия была официально принята в психотерапевтическом сообществе в 1960-х годах и с годами продолжала развиваться.

Артикулы:

1. Американская ассоциация брака и семейной терапии. (нет данных) Об AAMFT: Требования и ответы на часто задаваемые вопросы. Получено с
http://www.aamft.org/iMIS15/AAMFT/Press/FAQs/Content/About_AAMFT/Qualifications.aspx?hkey=7d1341ef-0f95-46a3-9082-6c37fab2dcf6

2. Билс, К. С. (2002). Заметки для культурной истории семейной терапии. Семейный процесс, 41 (1), 67-82. Получено с
http://search.proquest.com/docview/218874305?accountid=1229

3. Steinglass, P. (1984). Теория семейных систем и терапия: клиническое применение общей теории систем. Psychiatric Annals, 14 (8), 582-586. Получено с
http://search.proquest.com/docview/894186085?accountid=1229

Что такое семейная терапия? Как работает семейная терапия?

Что такое семейная терапия?

Лэйни Клайн Кинг, лицензированный клинический социальный работник (LCSW)

Семейная терапия — это форма психотерапии, направленная на уменьшение стресса и конфликтов за счет улучшения систем взаимодействия между членами семьи.Хотя семейные терапевты часто стремятся разместить в палате всех членов семьи (затронутых проблемой), это не всегда возможно или необходимо. Семейную терапию от индивидуального консультирования отличает ее точка зрения или рамки, а не количество людей, присутствующих на сеансе терапии. Этот тип консультирования рассматривает проблемы как модели или системы, которые требуют корректировки, а не рассматривает проблемы как коренные в человеке, поэтому семейную терапию часто называют «лечением, основанным на сильных сторонах».”

«Семья» определяется современным семейным терапевтом как любого, кто играет долгосрочную поддерживающую роль в чьей-либо жизни, что может не означать кровных родственников или членов семьи в одном доме. Семейные отношения считаются важными для хорошего психического здоровья, независимо от того, все ли члены семьи участвуют в терапии. Это идеальный метод консультирования, помогающий членам семьи приспособиться к тому, что ближайший член семьи борется с зависимостью, заболеванием или диагнозом психического здоровья.Также рекомендуется для улучшения общения и уменьшения конфликтов.

Другие частые причины обращения за семейной терапией включают:

  • Когда у ребенка проблемы, например, со школой, злоупотреблением психоактивными веществами или расстройством пищевого поведения
  • Серьезная травма или изменение, которое влияет на всю семью (например, переезд в новый дом, стихийное бедствие, заключение члена семьи в тюрьму)
  • Неожиданная или травматическая потеря члена семьи
  • Приспособление к новому члену семьи в доме (т.е. рождение брата, сестры, усыновление, приемные дети, приход бабушки и дедушки в дом)
  • Насилие в семье
  • Развод
  • Конфликт родителей

Обзор наиболее распространенных видов семейной терапии:

Семейная терапия — это очень специализированный набор навыков, и следует искать психотерапевта, который прошел как обучение, так и квалификацию, позволяющую проводить этот тип консультирования. Все терапевты MFT или семейные семейные психотерапевты обязаны проводить семейные консультации в рамках своего обучения.Многие LCSW (лицензированные клинические социальные работники) обучены семейному консультированию, но не все. Используйте следующий обзор в качестве руководства для выбора подходящего вам типа семейного консультирования.

Bowenian (Мюррей Боуэн) — эта форма семейной терапии является лучшей для тех, кто не может или не хочет приводить членов семьи в терапевтическую комнату. Семейная терапия Боуэна использует две основные концепции: триангуляцию и дифференциацию. Триангуляция включает в себя естественную тенденцию отвлекать тревогу или конфликт с помощью третьей стороны (т.е. мать жалуется дочери на мужа). Дифференциация связана с тем, чтобы научиться становиться менее эмоционально реактивным в отношениях с членами семьи. Такие стратегии, как написание писем, используются для снижения уровня эмоциональной реактивности и увеличения связи между членами семьи. На следующей странице вы найдете очень подробное описание модели семейной терапии Боуэна.

Structural (Сальвадор Минучин) — фокусируется на переупорядочивании семейной системы в соответствии с тем, как роли и власть распределяются между членами семьи.Вопросы иерархии решаются, гарантируя, что родители (или взрослые опекуны в доме) контролируют и работают в команде, устанавливая соответствующие границы для детей. Психотерапевт укрепляет отношения взрослых и братьев и сестер, «присоединяясь» к семье, чтобы убедиться, что ни один человек или диада (два человека) в семейной системе не обладают слишком большой властью. «Присоединение» к семье может даже предполагать, что один или несколько членов семьи встанут за одностороннее зеркало, чтобы терапевт мог указать на модели взаимодействия между другими членами семьи.Щелкните здесь, чтобы получить более подробное описание семейной терапии Боуэна.

Системный (Модель Джанфранко Чеккина-Милана). Эта модель фокусируется на значении поведения членов семьи и предполагает, что семейные коммуникации происходят на бессознательном уровне. Терапевт придерживается нейтрального и отстраненного подхода, но сталкивает семью с ритуалами и поведением, которые позволяют членам семьи приписывать различное понимание и понимание того, почему возникает проблема. Власть не рассматривается как принадлежащая какому-либо одному человеку в семье, а скорее как бессознательная «игра», в которой участвуют члены семьи, чтобы решить проблему.

Strategic (Джей Хейли) — Это прямой и краткий подход к семейной терапии, подходящий тем, кто хочет результатов за короткий период времени. При таком прямом подходе семейный терапевт предписывает домашнее задание, чтобы изменить способ взаимодействия членов семьи с человеком, у которого определена «проблема» или «симптом». Иерархии, коалиции и системы коммуникации оцениваются так же, как и при других подходах к семейному консультированию. Общие методы, используемые в стратегической семейной терапии, предписывают семье симптом (т.е. попросив их больше кричать друг на друга) и переосмыслить проблему семьи с отрицательной на положительную. Терапевт перенимает власть у члена семьи, который имеет тенденцию доминировать и контролировать семейные взаимодействия, что позволяет изменить модели общения таким образом, чтобы «держателю» семейного симптома стало лучше.

Положительные результаты семейной терапии

Семейная терапия может быть полезной на многих уровнях. Помогает хороший курс семейной терапии:

  • Развивает и поддерживает здоровые границы
  • Способствует сплочению и общению между членами семьи
  • Способствует решению проблем через понимание семейных моделей и динамики
  • Развивает сочувствие и понимание.
  • Уменьшает семейный конфликт

Стоимость и продолжительность:

Конкретное количество сеансов семейной терапии зависит от ситуации и типа семейной терапии, но в среднем составляет 5-20 сеансов. Семья не платит больше за сеанс семейной терапии, даже если в комнате несколько вечеринок. Тем не менее, большинство планов страхования не покрывают пары или семейные сеансы, если у одного из людей нет диагноза психического здоровья. Эти преимущества можно просмотреть, прежде чем обращаться к семейному терапевту.Не стесняйтесь спросить потенциального терапевта, какой подход они предпочитают использовать. Часто институты, которые готовят семейных терапевтов, предлагают семейную терапию по сниженной цене, если ее проводит стажер, проходящий обучение. Этот путь особенно полезен при поиске определенного типа семейной терапии, поскольку институты часто являются специализированными, а стажеры наблюдают за специалистами в этой области. Стоит поискать любые институты семейной терапии или учебные программы в вашем районе или поискать в Интернете агентства, предлагающие «скользящую шкалу» для услуг семейной терапии.

Ниже приведены несколько ресурсов, с которых можно начать.

Интернет-справочник по доступной семейной терапии — объединяет людей с доступными по цене местными семейными терапевтами.

Клиника семейной терапии Института психических исследований — предлагает краткую стратегическую семейную терапию по скользящей шкале. МРТ — один из первых и ведущих институтов обучения семейной терапии в стране.

Институт семейной терапии Санта-Барбары — обеспечивает обучение семейной терапии и услуги по скользящей шкале для семей в различных подходах к семейной терапии.

Об этом авторе : Лэйни Клайн Кинг получила степень бакалавра психологии в Калифорнийском университете в Сан-Диего и степень магистра социальной работы в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Она является LCSW (лицензированный клинический социальный работник) с более чем 10-летним опытом помощи детям и семьям в различных некоммерческих организациях. В качестве сертифицированного тренера по рациональному питанию она в настоящее время проводит семинары для семей, желающих вести более здоровый образ жизни.В это время Лэйни больше всего вовлечена в самую сложную работу в своей карьере, воспитывая троих детей в районе залива Сан-Франциско. Для получения дополнительной информации о работе Лэйни посетите http://laneyclineking.com/.

Вернуться в Центр обучения

Как решить, подходит ли вам семейное консультирование

Нет особых сомнений в том, что когда семья здорова и счастлива, все в мире кажется правильным.Отцы испытывают свои самые большие радости в рамках стабильных и здоровых семейных отношений.

Но не все семьи всегда стабильны, здоровы и счастливы. Стрессы современной жизни, потребность в улучшении баланса между работой и личной жизнью, семейный кризис того или иного рода или проблемы с психическим здоровьем одного или нескольких членов семьи могут в любой момент поставить семью на колени. Взаимодействие с другими людьми

Обзор

Дети с ограниченными возможностями, финансовые затруднения, поведенческие проблемы и просто возраст и возраст разных детей могут создавать проблемы, для решения которых может потребоваться некоторая помощь.

Многие семьи обладают встроенной устойчивостью ко многим из этих проблем. Но даже самые лучшие семьи могут почувствовать потребность в помощи, выходящей за рамки собственных возможностей семьи.

Решение о том, подходят ли для семьи брак и семейная терапия, может стать важным решением. Хотя поначалу может показаться, что вы признаете поражение или неудачу, на самом деле выбор семейного психолога может стать большим шагом вперед. Думайте о семейном консультировании как о добавлении некоторых инструментов в набор инструментов вашей семьи для взаимоотношений. Вы можете научиться новым способам общения, решения проблем, дисциплины и общения друг с другом.

Когда обращаться за помощью

Если ваша семья испытывает один или несколько из этих симптомов, возможно, пришло время подумать о том, чтобы воспользоваться услугами квалифицированного профессионального терапевта по вопросам брака и семьи.

  • Члены семьи не могут нормально функционировать. Чувствуете ли вы «утечку энергии» в вашей семье? То, что раньше было рутинным и нормальным, теперь обременительно?
  • Члены семьи склонны к крайним эмоциональным реакциям. Выражают ли члены вашей семьи чрезмерный гнев, страх, печаль, депрессию или другие эмоциональные реакции?
  • Значительный сбой в общении между членами семьи. Вам труднее общаться, чем обычно? Вы сталкиваетесь с «молчаливым лечением» чаще, чем обычно?
  • Члены семьи уходят из семейной жизни. Есть ли новый образец уединения одного или нескольких членов семьи?
  • Присутствуют симптомы насилия или угрозы насилия в отношении себя или других членов семьи. Считаете ли вы, что насилие — это проблема, помимо обычных «шуток»? Есть ли поведение, которое считалось бы «нападением», если бы оно не происходило между членами семьи?
  • Члены семьи выражают чувство беспомощности или безнадежности. Вы чувствуете, что достигли конца своей веревки? Неужели вы слишком много справляетесь со стрессом? Вам интересно, выздоровеет ли когда-нибудь ваша семья?
  • Изменилось поведение детей дома или в школе. Падение оценок? А как насчет проблем с посещаемостью или дурного поведения в школе? Один из детей вышел из-под контроля дома?
  • Семья пережила травматический опыт, и ее члены с трудом справляются с этим. Умерли ли члены семьи? Развод или развод? Роман раскрыт? Трудно ли семье приспособиться к новой реальности?
  • Члены семьи имеют проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами. Есть ли проблемы с употреблением алкоголя или наркотиков? Есть ли в семье член семьи, страдающий расстройством пищевого поведения?

Другие соображения

Как только вы решите, что настало время для семейного консультирования, перед семьями встает непростая задача — найти и выбрать подходящего терапевта.

Вот некоторые вещи, которые следует учитывать при выборе семейного консультанта.

Насколько хорошо ваша страховка покрывает семейную терапию? Услуги по охране психического здоровья теперь покрываются медицинским страхованием, но семейная терапия не всегда считается лечением психического здоровья. Уточните у своего работодателя, покрываются ли некоторые местные брачные и семейные терапевты вашим пособием по страхованию здоровья.

Определение тех терапевтов, которые участвуют в вашем плане медицинского страхования, может снять большую часть финансового стресса, связанного с принятием решения обратиться за профессиональной помощью.

А как насчет программы помощи сотрудникам? Многие работодатели предлагают своим сотрудникам программу помощи сотрудникам. EAP может быть хорошим местом для начала поиска вариантов лечения. Большинство EAP следуют модели «оцените и направьте», которая свяжет вас с терапевтом, который будет работать на вашу семью. И услуга обычно бесплатна или имеет очень небольшую доплату.

Отдел кадров вашего работодателя может сообщить вам, подходит ли вам EAP и как получить доступ к EAP.

В поисках семейного терапевта

Выбор подходящего терапевта может занять некоторое время и усилия. Ниже приведены предложения, которые помогут вам начать поиск подходящего совпадения:

Спросите своего врача. Семейные врачи часто могут направить пациентов в квалифицированную консультационную службу по вопросам брака и семьи. Работая с другими семьями с аналогичными проблемами, семейные врачи часто понимают, какие семейные терапевты в этом районе могут оказать наилучшую помощь семье.Попробуйте обратиться к врачу за рекомендациями.

Пастырское попечение. Если вы состоите в религиозной общине, вы можете попросить совета у своего служителя, пастора, раввина и т.п. Часто семьи с сильным религиозным прошлым выбирают советника своей веры.

Рефералы онлайн. Американская ассоциация брака и семейной терапии предлагает онлайн-сервис поиска терапевтов, который позволит вам искать членов ассоциации по географическому региону.

Персональные рекомендации. Один из лучших источников для направления к терапевту — это люди, которые воспользовались услугами терапевта. Если семья, которую вы знаете, получала консультацию, спросите ее об их опыте общения с терапевтом. Узнайте о том, как общается терапевт и какие конкретные действия он или она рекомендовал вашему другу.

Вопросы, которые нужно задать. Во время собеседования с терапевтом на предмет возможной работы с семьей вам следует задать следующие вопросы:

  • Где вы получили профессиональное образование?
  • Ваша степень по семейной терапии или родственной дисциплине?
  • Кто руководил вашими первыми клиническими годами?
  • Как долго вы на практике?
  • Каков ваш опыт лечения моей конкретной проблемы?
  • Каков ваш философский подход к семейному консультированию? В рамках семейной терапии существуют разные школы мысли, и вы хотите знать, как терапевт, которого вы выбираете, смотрит на семьи и какие стратегии они используют.

Слово Verywell

Решение обратиться к семейному консультированию для решения семейных проблем — большой шаг. Но это необходимый и полезный шаг, когда собственных ресурсов семьи для решения проблем недостаточно или когда проблемы кажутся непреодолимыми. Обращение к семейному консультированию — это не признание поражения — это важный шаг на пути к созданию набора инструментов и ресурсов семьи.

Что такое семейная терапия? | MGH Clay Centre for Young Healthy Minds

© Envato Elements | Бялашевич

Эллен Браатен, доктор философии

Опубликовано в:
Начальная школа, Проблемы родителей, Подростки, Вы и ваша семья

Темы:
Поведенческие проблемы, отношения

Семейная терапия подчеркивает идею о том, что ребенок живет и растет в отношениях с другими, особенно в отношениях с членами его или ее собственной семьи.Есть много разных подходов к семейной терапии. Их слишком много, чтобы перечислять здесь, но почти все они предполагают, что «проблема» ребенка не просто связана с ребенком, но частично определяется переменными в более крупной семейной системе. В отличие от большинства других видов детской терапии, которые сосредоточены на ребенке как личности, семейная терапия влечет за собой работу со всей семейной системой, чтобы исцелить проблемные отношения и мобилизовать семейные ресурсы, чтобы помочь как ребенку с «существующей проблемой», так и семье.Одна из целей этой терапии — помочь членам семьи понять роль, которую они играют в социальной структуре семьи. Другая цель — помочь членам семьи лучше общаться друг с другом и научиться новым способам предотвращения или разрешения конфликтов. Это приносит пользу не только ребенку с симптомами, но и остальным членам семьи.

В семейной терапии личность ребенка — то, как он думает, чувствует и действует — рассматривается как результат сложных взаимодействий и отношений в семье.Внутри семейной системы имеется подсистем, , таких как супружеская подсистема (мама и папа) и подсистема братьев и сестер (дети). То, как эти системы взаимодействуют, может привести к тому, что семья будет сбалансированной или нет, но определенные события и ситуации могут привести к тому, что даже лучшие семьи станут несбалансированными. Например, когда Ларри учился в 3 классе , его отец потерял работу. Родители Ларри начали постоянно ссориться из-за денег — до такой степени, что Ларри не мог спать по ночам.Через несколько месяцев Ларри начал плохо учиться в школе и начал драться в школьном автобусе. Первоначально Ларри направлялся на терапию, чтобы помочь ему справиться с агрессивным поведением, но вскоре терапевт понял, что поведение Ларри было всего лишь симптомом стресса в семье. Даже после того, как его отец снова начал работать, семейная система не смогла восстановить свою стабильность. Были выработаны плохие коммуникативные стратегии, накапливались обиды, а поведение Ларри беспокоило как его родителей, так и его 12-летнюю сестру, которая недавно начала прогуливать школу.Семейная терапия была тем местом, где все эти проблемы можно было решать одновременно. Хотя у терапевта может возникнуть соблазн сосредоточиться исключительно на агрессивном поведении Ларри и недавней школьной неудаче, использование этого терапевтического процесса для решения проблем общения между родителями, помощи родителям лучше справиться с недавними проступками своего ребенка и укрепить семейные узы было гораздо более важным. мощный способ помочь каждому члену семьи.

Семейную терапию могут проводить различные специалисты в области психического здоровья, но обычно ее проводят терапевты, имеющие опыт в этой области.Их часто называют «семейными терапевтами». Многие психологи, психиатры, социальные работники и другие эксперты в области психического здоровья прошли подготовку в этой области. Прежде чем лечиться у специалиста, важно спросить его или ее об их квалификации. Вопросы могут включать: Проходят ли они дополнительную подготовку по семейной терапии? Сколько семей они лечили? Какие типы проблем они успешно лечили? Важно найти лицензированного специалиста по психическому здоровью.Многие брачные и семейные терапевты сертифицированы Американской ассоциацией брака и семейной терапии (AAMFT), которая устанавливает определенные критерии для получения права на участие в программе. Однако есть много квалифицированных лицензированных профессионалов, которые не являются членами AAMFT, поэтому не важно, чтобы выбранный вами профессионал обладал этой конкретной квалификацией.

Семья нередко участвует в семейной терапии наряду с другими видами лечения психического здоровья. Например, отец Ларри понял, что впал в депрессию с тех пор, как потерял работу, и не чувствовал себя собой даже после того, как нашел новую.Он начал посещать индивидуальную терапию наряду с семейной терапией. Кроме того, Ларри начал разговаривать с школьным психологом о своем агрессивном поведении. Эти дополнительные методы лечения были существенно полезными дополнениями к процессу семейной терапии.

Во время семейной терапии терапевт часто сосредотачивается на одной или нескольких из следующих областей:

  • Предоставление членам семьи информации о том, как в целом функционируют семьи, и особенно о том, как функционирует их собственная семья
  • Взгляд на семью в целом вместо того, чтобы сосредотачиваться на «проблеме» отдельного ребенка.
  • Обучение навыкам общения
  • Помощь семье в выявлении конфликтных ситуаций и ситуаций, которые могут вызвать у некоторых членов семьи тревогу или гнев
  • Помогая всем членам семьи почувствовать себя лучше и осознать, что они не одиноки
  • Использование сильных сторон семьи для помощи всем членам семьи в решении их проблем

Семейная терапия часто является краткосрочным лечением, но количество сеансов варьируется в зависимости от серьезности проблемы и желания членов семьи участвовать в лечении.Не все члены семьи будут посещать каждое занятие. В начале лечения семья и терапевт устанавливают цели, а терапевт определяет, кому нужно посещать определенные сеансы. Например, если проблема связана с отсутствием общения между родителями, терапевт может попросить родителей приходить на занятия два раза в месяц. Дети могут приходить одни еще раз в течение месяца, и вся семья собирается один раз в месяц. Не существует жестких правил для записи на приемы семейной терапии, поэтому семьям очень важно работать с надежным и квалифицированным терапевтом.

Более подробную информацию о семейной терапии можно найти на веб-сайте Американской ассоциации брака и семейной терапии (AAMFT).

Спасибо за посещение Центра глины. Мы полностью финансируемся такими же посетителями, как вы. Мы не получаем финансовой поддержки от Массачусетской больницы общего профиля или Гарвардской медицинской школы. Ваша поддержка нашей работы помогает нам продолжать выпускать контент на темы психического здоровья, который поддерживает эмоциональное благополучие молодых людей во всем мире.

Поделиться в социальных сетях

доля

Твитнуть

Сообщите нам, понравился ли вам пост. Это единственный способ стать лучше.

Эллен Браатен, PhD

Эллен Браатен, доктор философии, является исполнительным директором Программы обучения и эмоциональной оценки (LEAP) в Массачусетской больнице общего профиля (MGH), доцентом психологии Гарвардской медицинской школы и бывшим со-директором MGH Clay Cente…

Чтобы прочитать полную биографию, нажмите здесь.

Семейная терапия — Центр терапии надежды

Каждый человек борется с проблемами по-разному на индивидуальном уровне, с разной степенью сложности.Внешняя помощь в виде терапии или консультирования может стать отличным источником помощи в решении этих проблем.

Однако бывают случаи, когда проблемы не коренятся индивидуально. Они проистекают из неспокойной семейной жизни или вызваны ею. Эти типы конфликтов лучше всего разрешаются семейным вмешательством, методом улучшения коммуникации и взаимодействия между вовлеченными членами семьи.

Подобно индивидуальной терапии, существуют методы психотерапии, предназначенные для оказания помощи всей семье.Эта форма консультирования известна как семейная терапия.

Семейное консультирование направлено на то, чтобы охватить всех членов семьи, от непосредственных до самых близких, с тем чтобы выявить источник бедствия и устранить его наименее конфронтационным способом. В нем могут участвовать родители, братья и сестры, двоюродные братья и сестры по материнской или отцовской линии, дяди, тети и даже бабушки и дедушки.

Консультации для всей семьи основаны на обширной структуре, которая учитывает мнения и взгляды каждого человека, присутствующего на сеансе.Единственная цель семейного консультирования — дать семьям возможность преодолеть трудности и трудные времена, помогая им стать более сильной единицей на другой стороне.

Нет четких указаний относительно того, когда семье следует коллективно обращаться за профессиональной помощью, однако наиболее частыми причинами являются:

Психологические или другие виды зависимости

Внезапная или травматическая потеря любимого человека

Развод, супружеские конфликты или разлука

Длительная болезнь члена семьи

Переезд или смена работы

Рождение ребенка

Усыновление

Проблемы поведения детей

Проблемы поведения подростков

Конфликт между родителями и детьми

Соперничество между братьями и сестрами

тревога разлуки

Проблемы общения

Вмешательство мужа

Семейный конфликт

Семейная терапия — это интерактивная форма консультирования, приносящая пользу всей семье.Некоторые преимущества семейного консультирования включают:

Выявление источников конфликта и беспокойства среди членов семьи

Восстановление общения между членами семьи

Возможность лучше выражать сложные эмоции

Предоставление членам семьи понимания точек зрения друг друга на собственном опыте

Понимание и уважение точек зрения и мнений других членов семьи

Позволение членам семьи ценить желания и потребности друг друга

Помощь в преодолении стрессов трудных обстоятельств менее изменчивым образом

Формирование более глубокого чувства сочувствия к one another

Семейная терапия предназначена для восстановления баланса в динамике семьи.Чтобы процесс был действительно полезным, важно, чтобы члены семьи входили в него с непредвзятостью и готовностью активно решать проблемы, влияющие на семью. Именно тогда и только тогда семья сможет получить истинную пользу от всего, что может предложить этот тип консультирования.

Свяжитесь с нами сегодня для получения дополнительной информации о том, как семейная терапия может помочь улучшить гармонию и исцеление в вашей семье. Нам нравится помогать семьям расти и процветать.

4 заблуждения о семейной терапии

Существует четыре типичных заблуждения о семейной терапии:

1.Семейная терапия занимает много времени. Гораздо быстрее лечить детей или подростков от их проблем.

2. Семейные терапевты винят родителей в проблемах своих детей.

3. Семейная терапия означает, что вся семья должна присутствовать на каждом сеансе.

4. Семейная терапия неэффективна.

Вот факты, которые исправят эти заблуждения.

Многие люди, когда они слышат слово «терапия», получают в уме образ персонажа типа Вуди Аллена, проводящего бесчисленные годы на кушетке терапевта с незначительным или отсутствующим улучшением своей первоначальной проблемы.Посмотрим правде в глаза: традиционная «разговорная терапия», которая занимает много лет и дает мало результатов, получила плохую репутацию. Когда родители слышат «семейную терапию», они думают, что это еще один вид бесконечной терапии. Это первое заблуждение о семейной терапии.

С самого начала семейная терапия была «краткой терапией». Именно это в первую очередь привлекло меня в семейной терапии. Двадцать лет назад, когда я был игровым терапевтом, я начал искать способ быстрее вызвать изменения в моих маленьких пациентах.Мой поиск привел меня к мастер-классу семейного терапевта Джея Хейли, который сказал, что в среднем для решения детской проблемы требуется семь сеансов. «Излечение за семь сеансов» , подумал я. Тут же я понял, что нашел то, что искал. Это не была традиционная индивидуальная терапия, которая могла длиться вечно. Это была терапия, которая быстро решила проблему и позволила ребенку двигаться дальше. Через несколько месяцев после семинара я летел в Вашингтон, округ Колумбия, чтобы изучать семейную терапию у Джея в его Институте семейной терапии.
Семейная терапия — это кратковременная терапия .

Многие родители считают, что семейный психотерапевт обвинит их в проблеме их ребенка. Иначе зачем терапевту включать родителей в терапию своего ребенка? Родители ребенка, у которого есть проблемы, уже чувствуют себя ужасно, потому что их ребенок несчастен или плохо учится в школе. Они не хотят чувствовать себя еще хуже, когда терапевт показывает на них пальцем или называет их «неблагополучными». Неудивительно, что родители хотят уйти в горы, когда думают о вызове семейного терапевта. Это второе заблуждение о семейной терапии.

Одним из основных понятий семейной терапии является концепция «присоединения». «Присоединение» означает, что терапевт уважает и внимательно слушает каждого члена семьи. Терапевт может попросить родителей изменить определенные аспекты их воспитания, например, быть последовательными в отношении правил и последствий. Мы можем порекомендовать родителям изменить определенные аспекты своего общения друг с другом, например, не ссориться и не кричать в присутствии ребенка.Мы можем порекомендовать им предоставить своему ребенку больше возможностей выбора в отношении еды, одежды и т. Д. Или ограничить время, которое ребенок проводит за электронными экранами. Но семейные терапевты прекрасно понимают, что для того, чтобы быть эффективными, у нас должны быть хорошие отношения не только с ребенком, проходящим лечение, но и с его родителями.
Семейные терапевты работают вместе с родителями в одной команде .

Большинство людей думают, что семейная терапия означает присутствие всей семьи в комнате на каждом сеансе. Сама мысль об этом может стать для большинства родителей кошмаром по расписанию.В современном мире достаточно сложно заставить всю семью сесть за обеденный стол один раз в неделю — не говоря уже о том, чтобы собрать их всех одновременно в кабинете терапевта. Это третье заблуждение относительно семейной терапии.

Хотя некоторые ранние семейные терапевты, такие как Вирджиния Сатир и Мара Селвини Палаццоли, обычно предпочитали проводить сеансы семейной терапии всей семьей, я обычно так не работаю. Обычно я начинаю с того, что вижу обоих родителей вместе с их ребенком на первом занятии, а затем работаю с родителями наедине.Иногда я работаю только с родителями и вообще не вижу ребенка. В случае подростка я мог бы видеть мать и дочь, отца и сына или подростка с братом или сестрой. С другой стороны, когда у старшего ребенка или подростка возникают проблемы определенного типа, такие как беспокойство, панические атаки или трудности с друзьями, я могу провести несколько сеансов наедине с подростком.
Семейные терапевты гибки и работают с каждой отдельной семьей любым разумным способом, чтобы решить проблему быстро и эффективно.

Некоторые родители на собственном опыте убедились, что терапия неэффективна. Годы разговоров о своих чувствах в кабинете терапевта не помогли ни депрессии, ни тревоге, ни приступам паники. Наконец, они начали чувствовать себя лучше только после приема антидепрессантов или успокаивающих лекарств. Поскольку терапия неэффективна с их собственными проблемами, почему терапия может помочь ребенку больше, чем лекарства? Это четвертое заблуждение относительно семейной терапии.

Семейная терапия сильно отличается от терапии индивидуальными разговорами.Семейный терапевт работает с осознанием того, что каждый человек является не просто индивидуумом, но также частью многих социальных групп или социальных систем. На поведение ребенка влияют люди из его социальных групп: в первую очередь его родители, братья и сестры. Другими важными людьми в социальной среде ребенка являются учителя и друзья.

Семейные терапевты, конечно, не отрицают важность темперамента ребенка. Некоторые дети с момента рождения более энергичны, чем другие.Другие более застенчивы и чувствительны. Вопрос лишь в том, на чем в системе мы ориентируемся, чтобы добиться наиболее быстрых изменений.

Вместо того, чтобы искать источники проблемы в индивидуальной психике ребенка или в химическом составе мозга ребенка (если нет настоящего неврологического расстройства, такого как эпилепсия), семейный терапевт смотрит на социальный контекст ребенка.

Ребенок может волноваться и отвлекаться, потому что ее отца уволили с работы.Мальчик может бить и пинать других детей , потому что он подслушивает громкие ссоры своих родителей, и он опасается, что его родители собираются развестись . Девочка может плохо учиться в школе, потому что ее брат терпит неудачу в жизни. Большинству людей эти события могут показаться несвязанными. Но для семейного терапевта они переплетены невидимыми нитями. Внося тщательно целенаправленные изменения в социальный контекст ребенка, семейный психотерапевт может очень эффективно разрешить тревожные чувства или поведение ребенка.

Семейная терапия эффективна, потому что она использует силу семьи для самоисцеления .

Подходит ли вам семейная терапия? Вот анекдот из моей практики, который может помочь вам ответить на этот вопрос для себя.

На прошлой неделе мама позвонила мне, чтобы договориться о встрече для нее, ее мужа и их семилетнего сына, который не был в школе. Она сказала мне: «Мы не хотим, чтобы терапевт поставил нашему сыну диагноз« состояние »или« психическое расстройство ».«Нам нужен практический совет о том, что мы можем сделать как родители, чтобы помочь ему добиться успеха и быть счастливым. «Если ваша цель такая же, как у этой матери, то семейная терапия может быть для вас правильным выбором.

Авторские права © Мэрилин Ведж, доктор философии.

Семейная терапия: улучшите отношения в семье

Члены нашей семьи и наши с ними отношения оказывают огромное влияние на нашу жизнь. Мы оба празднуем наши победы и скорбим о потерях вместе с членами нашей семьи.Мы делимся с этими людьми своими самыми любимыми воспоминаниями, а также воспоминаниями, которые предпочли бы забыть.

Короче говоря, семья существует через хорошее и плохое. А когда дела идут плохо, нам может быть полезно поработать с семейным психотерапевтом.

Что такое семейное консультирование?

Семейное консультирование — это форма психотерапии, которая помогает семьям улучшить общение, разрешить конфликты и улучшить их отношения в целом.

Семейная терапия проводится специалистами в области психического здоровья, такими как психологи или лицензированные клинические социальные работники, которые имеют подготовку в области семейной терапии, например, лицензированные семейные терапевты и семейные терапевты.Некоторые семейные терапевты даже сертифицированы Американской ассоциацией брака и семейной терапии (AAMFT).

Это часто краткосрочная форма терапии, при которой большинство семей посещают около 12 сеансов. Однако это может быть и более долгосрочным.

В этих терапевтических сеансах обычно участвуют все члены семьи, но некоторые люди могут также работать с семейным психотерапевтом на сеансах один на один. Точный план семейного лечения будет зависеть от потребностей их семьи.

Однако многие семьи, получающие семейные консультации, имеют общие цели, о которых мы говорили ранее. К ним относятся:

  1. Улучшение общения : Основная проблема во многих отношениях (не только с членами нашей семьи) — это плохое общение. Семейный терапевт может помочь семьям улучшить свои средства общения, что может помочь предотвратить и решить проблемы.
  2. Разрешение конфликтов : Конфликты возникают естественным образом с членами семьи.Это нормально, но мы должны эффективно разрешать эти конфликты, чтобы они не влияли на здоровье этих отношений. Семейные терапевты могут помочь семьям в этом.
  3. Построение более крепких отношений : Конечная цель семейного консультирования — наладить более крепкие отношения. Улучшение коммуникации и разрешение конфликтов помогут достичь этой цели. То же самое будет работать с семейным консультантом в других областях семейных отношений.

Улучшение отношений с близкими поможет вам улучшить и другие области вашей жизни.Счастливые, полноценные отношения способствуют здоровому самочувствию.

Общие семейные проблемы: кому следует заниматься семейной терапией?

Семейные терапевты имеют разнообразную клиентуру. Они могут помочь большим семьям, маленьким семьям, смешанным семьям и любым другим типам семей, которые вы можете себе представить.

Есть общие проблемы, которые вовлекают семьи в терапию, в том числе супружеские и семейные проблемы, такие как:

  • Развод
  • Плохая связь
  • Горе и утрата
  • Проблема разрешения конфликта
  • Роли и границы
  • Поведенческие проблемы у детей
  • Значительное напряжение
  • Разногласия в воспитании детей
  • Злоупотребление психоактивными веществами и психические заболевания

Эти проблемы не отражают все проблемы, с которыми сталкиваются семьи, но они являются одними из самых распространенных.Чем дольше продолжаются эти проблемы, тем более разрушительными они могут стать.

К счастью, семейные консультанты могут направить продуктивные разговоры о проблеме (-ах) и помочь вам решить их.

Типы семейного консультирования

Семейные терапевты могут использовать разные подходы к семейному консультированию, которые снова будут зависеть от потребностей вашей семьи. Вот некоторые из наиболее распространенных и наиболее эффективных:

  1. Семейная системная терапия: Семейная системная терапия направлена ​​на помощь членам семьи в решении проблем, возникающих в семье.Члены семьи работают вместе, чтобы понять динамику семьи, а также то, как каждый человек способствует или влияет на эту динамику.
  2. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) : КПТ — еще один эффективный подход к семейной терапии. Это направлено на изменение нездоровых мыслей и поведения. которые могут иметь прямое влияние на здоровье отношений.
  3. Поддерживающая семейная терапия : Поддерживающая семейная терапия помогает семьям выразить свои чувства и открыто поговорить о проблемах в семье.Это зависит от безопасных, поддерживающих отношений между членами семьи, друг другом и их консультантом.

Существуют и другие формы терапии, которые могут быть включены в семейную терапию, например психодинамическая терапия и терапия для пар.

Если вы и ваша семья решите продолжить семейное консультирование, ваш семейный психотерапевт сначала познакомится с вашей семьей. Затем они могут разработать план лечения с учетом ваших конкретных потребностей.

Семейное онлайн-консультирование

Есть семьи, которые заинтересованы в семейной терапии, но на их пути стоят определенные проблемы, например, найти день и время, которые подходят каждому члену семьи.К счастью, семейная онлайн-терапия решает эту проблему.

Виртуальная семейная консультация улучшает доступ к этой услуге. Видеосеансы делают совместное посещение терапии более легким и комфортным. Члены семьи могут присутствовать на сеансе со своих компьютеров, что позволяет участвовать в нем тем, кто живет дальше.

Это эффективный вариант для любой семьи. Это обеспечивает большее удобство и комфорт для семей. Если вам это нравится, подумайте о том, чтобы назначить виртуальную семейную терапию вместо традиционной личной терапии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *