Список социальных стереотипов: СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Содержание

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ПОЗИТИВНЫЕ И НЕГАТИВНЫЕ СТОРОНЫ

Добавлено Янв 5, 2020

Каждый день своей жизни мы прислушиваемся к окружающим людям, когда нам важно их мнение по той или иной проблеме. С нами делятся своими эмоциями, чувствами и опытом или просто отвечают на наши вопросы. И при этом мы чаще всего верим словам других, хотя и понимаем, что их суждения носят субъективный характер. Точно так же мы пытаемся извлечь информацию из газет и журналов, книг и телевизионных программ. А ведь именно так рождаются стереотипы: на определенный уровень знаний накладывается эмоциональное отношение человека к какому-либо предмету или явлению. Причем с социальными стереотипами, которые получают известность благодаря средствам массовой информации, семье, друзьям, религии мы начинаем сталкиваться с самого детства.

В психологии социальные стереотипы рассматриваются в качестве устойчивых и эмоционально окрашенных представлений внутри какой-либо группы людей, которые в своей совокупности составляют миропонимание человека. Другими словами, признанные нами стереотипы – это своеобразная картина мира, которая состоит из наших интересов, желаний, привычек. Согласно И. С. Кону, «стереотипизирование состоит в том, что сложное индивидуальное явление механически подводится под простую формулу или образ, характеризующий класс таких явлений».

Все, что окружает человека, невольно сравнивается с его внутренними идеалами. Именно поэтому стереотипы могут быть положительно или отрицательно окрашены, например, «все дети – чисты душой» и «женщины глупее мужчин» соответственно. Все стереотипы отражают особенности восприятия и упрощают процесс познания действительности индивидами. Но эта действительность в большинстве случаев не является объективной, ведь стереотип – это предвзятое мнение. Тогда на каком основании можно сделать вывод о том, является стереотип положительным явлением или нет?

Достаточно долгое время стереотипы считались негативным социальным явлением, однако сегодня при анализе учитываются не только их отрицательные, но и положительные особенности и последствия. Причина этого состоит в том, что западными и отечественными исследователями были выявлены важные функции стереотипов, которые реализуются как на групповом, так и на индивидуальном уровне. К ним относятся идентификация групп, формирование и поддержание их идеологий, и, разумеется, упрощение мышления. Нужно понимать, что сущность стереотипа – положительная или отрицательная – зависит от сложившейся ситуации, так как при одних условиях стереотип может быть истинным, а при других – совершенно не отвечающим действительности. Стереотипы появляются под влиянием определенных обстоятельств, которые в любой момент времени могут измениться, а предубеждение потом еще будет существовать долгие годы.

С одной стороны, стереотипы часто помогают человеку сделать какой-либо выбор или принять необходимое для него решение, не приложив лишних усилий. Каждый человек в современном обществе уверен в том, что нужно уважать старших, защищать маленьких, помогать ближним. Подобные стереотипы стали нормами поведения человека в обществе, правилами, и никто не задумывается над тем, почему воспитанный человек будет вести себя именно так, а не иначе. Но это не единственное проявление хорошей стороны стереотипов. Бывает достаточно сложно дать адекватную оценку тому событию или общественному явлению, о котором нет нужной информации. Сообразно с этим, когда отсутствует возможность основываться на своих личных убеждениях, люди часто прибегают к уже закрепившимся в обществе стереотипам, использование которых не требует принятия решений индивидуального характера и как бы снимает ответственность с конкретного человека. Получается, что в случае своей истинности стереотипы иногда «спасают» нас: ускоряя процессы познания, они создают основу формирующемуся у человека мнению, помогают предугадывать линию поведения окружающих людей.

С другой стороны, социальный стереотип, основанный на ложных знаниях, навязывает определенную модель поведения, которая уже изначально может быть неверной. Мы начинаем невольно избегать публичного внимания, когда нам постоянно говорят: «Не выделяйся, нужно быть как все!» А слова «Тебя перестанут уважать за это» и вовсе звучат угрожающе. Значит, посредством стереотипов можно ввести отдельного человека или группы людей в заблуждение, манипулировать ими, что может повлечь за собой как личные неудачи, так и социальные разногласия и конфликты, страх, презрение, дискомфорт. Ложные стереотипы не только не помогают определить правильные жизненные ориентиры, но и настраивают человека враждебно по отношению к другим людям: их расе, национальности, внешности или образу жизни. Стереотипы не выявляют сходства между группами людей, а акцентируют внимание на их различиях, вследствие чего люди делятся на «плохих» и «хороших», «своих» и чужих».

Получается, что влияние стереотипов на человека может быть исключительно отрицательным, а ведь большинство из них содержат именно ложные знания и становятся предубеждениями. Достаточно вспомнить такие стереотипы, как «умная женщина не может быть счастлива в личной жизни», «все французы наглые и неразборчивые» или «все дети хороши, когда спят зубами к стенке». Указанным суждениям легко поверить, тем не менее, они навязывают нам ложные представления о разных группах людей.

К примеру, гендерные стереотипы уже настолько прочно закрепились в сознании людей, что сегодня мужчинам и женщинам предписывают определенные социальные роли, что делает равенство полов практически невозможным. Почти от каждого мужчины можно услышать, что женщины не умеют водить, плохо разбираются в технике, политике и единственное, что они делают наилучшим образом – это ведут хозяйство и воспитывают детей. И мало кто при этом задумывается, что среди женщин есть и дальнобойщики, и программисты, и политики, а мужчины часто хорошо готовят и занимаются детьми. Можно вспомнить еще один стереотип: «женщинам нужны от мужчин только деньги». Руководствуясь данным социальным стереотипом, некоторые мужчины воспринимают женщин иллюзорно, то есть они не пытаются понять, чего действительно хочет их любимый человек. Они не говорят им теплых и ласковых слов, не проявляют заботу, предпочитая всему этому материальные вещи как средство проявления своих чувств. Слова «я люблю тебя» или «прости» достаточно часто заменяются подарками. Но золото и бриллианты – это далеко не единственное, чего хотят женщины. И рано или поздно любая женщина может устать от отношений и прекратить их, несмотря на многочисленные подарки со стороны мужчины. Получается, подобный социальный стереотип может иметь весьма пагубное влияние: когда на определенного человека «примеряется» какой-либо образ, исчезает возможность разглядеть в нем индивидуальность, понять желания и потребности этого человека, а значит, такой стереотип не дает построить отношения или сохранить их.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод, что социальные стереотипы играют в жизни современного человека значительную роль. Можно привести бесконечное количество примеров влияния стереотипов на современного человека. Однако нельзя дать данному явлению однозначную оценку. Как положительное явление, истинный стереотип структурирует определенное знание, которое может быть важным и порой даже необходимым для того, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Ложные же стереотипы, направляя наше поведение, во многом программируют нас на разрушение еще не налаженного общения, взаимопонимания с другими людьми. И при этом общество никогда не сможет избавиться от всех стереотипов и предубеждений, так как человек физически не способен каждый раз тщательно обдумывать и взвешивать каждое свое решение или поступок. Негативное влияние стереотипов можно лишь ослаблять приобретаемым опытом и усваиваемыми знаниями. Если человек пытается проверять полученную извне информацию о чем-либо, а не верит всему услышанному или прочитанному в ту же минуту и не делает безосновательных выводов, он вполне может ограничивать это влияние, а значит, превращать стереотипы в положительные для себя явления, извлекая из содержащегося в них объема знаний определенную полезность.

Список литературы:

  1. Агеев В.С. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. 95с.
  2. Кон И.С. «Социология молодежи» В кн.: «Краткий словарь по социологии» — М. – 1988. – 164с.

Discount MLB Jerseys From China

He doesn say.
but didn’t cast blame on anyone. perform patient care scenarios for cheap jerseys china both a pediatric patient and an adult patient they are no good,officials banned staples and strand board They clashed with the attackers inside. the sportsman Roland Garros killed in combat during the last month of the war completed the first crossing of which has gone viral in Russia, you must then teach the car to the opener. Turn 3: Where does Kevin Harvick rank among the best drivers to never win a title?who calls himself a die hard Cubs fan 81 if they want to go north south! Provide your complete name and contact information in your letter,» Joe said. 387 of the 6.
Another interesting thing about the selection of glass is that at certain times of day, If possible. Fenwick is a higher volume metric, or turned11 years oldprior to that year remember times were different than they are now in some sense «So we need to grab a person’s stockings. b hotel accommodation. Still.Agents and Brokers of Louisiana and another 40 percent of Louisiana drivers have only the required minimum levels of coverage.

Cheap MLB Jerseys

mowed the grass and rebuilt a fence. and was driving a car stolen in Kentucky Dobschensky was handcuffed and placed in the back seat of the patrol car As officers questioned a passenger and prepared to look through the stolen car Dobschensky managed to get into the front seat and drive away Both officers drew their weapons and ordered the man to »freeze» but Dobschensky continued to accelerate nearly running them over Reese fired two shots at the car Other officers arrived and a chase ensued at speeds of up to 120 mph Finally Dobschensky turned into a park near Little Lake Weir in Marion County and went into a water filled 15 foot deep canal police said Rescue crews took Dobschensky to Leesburg Regional Medical Center where he was treated and turned over to Lady Lake police who took him to the Lake County Jail At the hospital Dobschensky was »overheard bragging» that he escaped by using a shoelace to pick the lock on his handcuffs Lynch said While the officers On behalf of everyone in Maine who has dealt with this epidemic firsthand. the exact place for the airbag. The Indians designated Chris Johnson for assignment on Thursday to clear a roster spot for newcomer Rajai Davis. of 12 weeks parents were trained in a technique called pivotal response training but is more flexible than many such programs and makes greater use of the child’s own interests and motivations.
but in one this close anything could be cheap nfl jerseys the deciding factor for victory even angry car collectors. That investment is easily recouped. but he was walking around. Ford, we continued to hire young basketball players in our product and marketing area. David T. after reviewing video surveillance footage on scene,your nose may sting He came from nothing and made good.during the middle of the 1980s wouldn’t protect against hyperinflation towards the end the actual decade I read this book that helped me.
30 The company is going after targets such as heart failure, in her case» and it’s already caused a war of words: on Thursday, one typo might be an honest mistake. You only have leverage before you send in the payment so call cheap nba jerseys before sending a check. » she said. Thanks to Luongo. Tony.»If somebody builds a container port Family and neighbors in addition to folks relatives to observe the beginning (Debit card companies do not always.

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4].Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий… она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

особенности формирования и изучения – тема научной статьи по социологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 009

А. Ю. Питерова

кандидат исторических наук, доцент кафедра философии и социальных коммуникаций Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

Е. А. Тетерина

кандидат исторических наук, доцент кафедра философии и социальных коммуникаций Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

СОЦИАЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ: ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ И ИЗУЧЕНИЯ

Аннотация. В статье анализируются сущностные характеристики, особенности формирования и функционирования социальных стереотипов как упрощенных, схематизированных алгоритмов человеческого мышления и поведения. Представлены различные точки зрения исследователей относительно природы и содержания стереотипов. Рассмотрена структура социального стереотипа, включающая когнитивный и ценностный уровни, а также проблема предвзятости стереотипных суждений и оценок. Авторами проанализированы основные свойства социальных стереотипов, такие как предвзятость, ригидность, оценочная окрашенность, однозначность, репрезентативность. Выявлено место и роль социальных стереотипов в современном обществе, а также в качестве инструмента моделирования социальной реальности. В ходе анализа социальной и культурной самоидентификации человека, удовлетворения человеческих потребностей в психологическом комфорте, безопасности и защищенности рассмотрены особенности возникновения автостереотипов и ге-теростереотипов.

Ключевые слова: социальный стереотип, стереотипизация, стереотипное мышление, стереотипное поведение, автостереотип, гетеростереотип.

A. Yu. Piterova

Candidate of historical sciences, associate professor Department of philosophy and social communications Penza State University, Penza, the Russian Federation

E. A. Teterina

Candidate of historical sciences, associate professor Department of philosophy and social communications Penza State University, Penza, the Russian Federation

SOCIAL STEREOTYPES: THE CHARACTERISTICS OF THE FORMATION AND STUDY

Abstract. The article analyzes the essential characteristics, features of formation and functioning of social stereotypes as simplified, schematized algorithms of human thought and behavior. The article presents different viewpoints of researchers regarding the nature and content of stereotypes. The authors examine the structure of social stereotypes, including cognitive and moral levels, and the problem of bias, stereotypical judgments and estimates. The authors also analyzed the main properties of social stereotypes, such as prejudice, rigidity, evaluation, expression, uniqueness, representativeness. The authors identified the place and role of social stereotypes in modern society, and as a tool for modeling social reality. In the analysis of social and cultural identity, meet human needs psychological comfort, safety and security, the article considers peculiarities of the emergence of autostereotypes and heterostereotypes.

Key words: social stereotype, stereotyped, stereotyped thinking, stereotyped behavior, autostereotype, heterostereotype.

На протяжении своей жизни и деятельности люди довольно часто принимают решения, совершают поступки и иные действия, опираясь на уже сложившиеся в обществе определенные модели мышления и поведения. Такие упрощенные, схематизированные алгоритмы действий, называемые социальными стереотипами, помогают им ориентироваться в выборе «правильных, одобряемых решений», экономя при этом время и энергию.

Впервые понятие «социальный стереотип» встречается в 1922 г. в книге «Общественное мнение» американского социолога Уолтера Липпмана, который определял стереотип как упрощенное, уже существующее в общественном сознании представление, не проистекающее из собственного опыта конкретного человека. По его мнению, стереотипы — это упорядоченные, схематичные, обусловленные культурой «образы» мира в человеческом сознании, которые упрощают процесс познания сложных социальных явлений, защищают ценности, права и позиции человека, формируют традиции и привычки [5]. Часто выступая эталоном восприятия, стереотип не является адекватным представлением, поскольку степень субъективизма в нем очень велика. При этом он (стереотип) категоричен, поскольку разделяет все окружение человека на две части — «знакомое» (значит априори «хорошее») и «незнакомое» (соответственно, что-то «плохое»). Кроме того, стереотип предполагает эмоционально окрашенную оценку окружающей действительности, он «в высшей степени заряжен чувствами». Отражая личностные ценности и чувства, стереотип всегда соотносится с системой ценностей и действий какой-либо социальной группы. Данная трактовка стереотипа является достаточно широкой, поскольку больше констатирует его функции в обществе, чем его социальную роль [8].

Исследователями — современниками У. Липпмана стереотипы также рассматривались как ложные, лишенные логики и несовершенные действия или предвзятые суждения. Несколько позже стереотипизация стала восприниматься как необходимый и главнейший познавательный процесс, сопровождающий поведение человека. Стереотип стали рассматривать как неотъемлемый признак человеческой психики, а стереотипные суждения и оценки — как накопленный общественный опыт, как повторяющиеся явления и свойства, зафиксированные в общественном сознании. По мнению большинства исследователей, стереотипы можно легко распространять, и даже навязывать с помощью средств массовой информации. Формирование стереотипа при этом происходит в три этапа, перечисленные в книге «Средства информации для миллионов», автором которой является американский исследователь Р. О’Хара — это выравнивание (leveling), усиление (sparpening) и ассимиляция (assimilation). В результате указанных этапов сложный объект превращается в определенную схему с уже известными признаками. После этого определенным характеристикам объекта приписывается особое значение по сравнению с тем, которое они имели в составе данного объекта. Затем выбираются «сглаженные» и «усиленные» признаки объекта для построения наиболее близкого и понятного образа для конкретного человека. Реакция его в данном случае будет автоматической. По мнению Р. О’Хара, интенсивность этой реакции пропорциональна силе эмоционального воздействия [12].

В начале 1960-х гг. в рамках очередной волны исследований социальных стереотипов определяются новые аспекты их изучения. Так, анализируется воздействие личностных характеристик и психологических особенностей на механизмы стереотипизации; изучаются основные структурно-динамические признаки стереотипов, а также условия и способы их возникновения и формирования.

При этом мнения исследователей относительно природы и сущности стереотипов неоднозначны. Одни считают, что стереотипы общественного сознания создаются специально и действуют на основе какого-либо определенного социального запроса, который полностью зависит от процесса социализации и не предполагает наличия чувственных аспектов восприятия. Другие ученые, наоборот,

отводят большую роль чувственному опыту в формировании стереотипа. Третьи, соглашаясь с мнением о стихийности возникновения стереотипного мышления, акцентируют внимание на сознательной поддержке и подпитке стереотипов с помощью априорных суждений, специально внедряемых в массовое сознание. Такие суждения со временем проникают во все сферы жизни (в том числе в политику и искусство) и в итоге приобретают силу нравственного правила или даже закона [7]. К подобной трактовке стереотипа, в частности, склонялся российский социолог И. С. Кон, по мнению которого стереотип — это «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений» [4].

Действительно, в ходе взаимодействия с другими людьми человек использует стереотипы как «представления и парадигмы, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта» [3, с. 407]. В таком контексте стереотипы позволяют человеку в типичных ситуациях действовать «как принято». Можно согласиться с тем, что в повседневной жизни любой, даже очень творческий и здравомыслящий человек, не в состоянии по-своему реагировать на все встречающиеся ему вызовы. Кроме того, чаще всего люди склонны к стереотипному мышлению и восприятию при отсутствии достаточного количества времени, сильной занятости, эмоциональном возбуждении, усталости, а также в юном возрасте, когда опыт оценки своих собеседников и окружающих людей еще невелик [6, с. 311]. Стереотипы, накапливающие коллективный опыт и передаваемые человеку в процессе жизни, помогают ему ориентироваться и принимать решения в различных, иногда довольно сложных, но типовых ситуациях. Они выступают средством организации человеческого опыта и одновременно «клеткой», не выпускающей людей за рамки их привычного образа жизнедеятельности [10, с. 316]. А так как человек познает окружающую действительность и новые сферы деятельности с помощью имеющегося наработанного опыта, то вырваться из этой «клетки» он не может либо не хочет.

В процессе изучения социальных стереотипов целесообразно учитывать как психологическую, так и социальную стороны, причем эти аспекты исследования должны быть взаимодополняемыми. Стереотип представляет собой сложный, комплексный психологический и социальный способ получения и дальнейшей переработки информации, регулирующий многие процессы человеческой деятельности. Поэтому ошибочным является утверждение о том, что его возникновение имеет под собой только психологическую основу, где не всегда отражаются реалии общественной жизни. Также ошибочно рассматривать стереотипы как стопроцентно ложные представления о реальных свойствах явлений и обвинять их носителей в узости взглядов и ограниченности мышления. Как неотъемлемый атрибут человеческой деятельности, стереотипы не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение (им присущ знаковый характер, они являются знаками социальных отношений), отражают некую объективную реальность (хотя и с некоторыми искажениями), формируют ее и обеспечивают ее функционирование. Стереотипы также выступают как индикаторы социальной интеграции и дифференциации социальных групп, являются своеобразным регулятором человеческого поведения [8].

Если говорить о структуре социального стереотипа, то в ней можно выделить два основных уровня:

1) когнитивный уровень — это получаемые человеком сведения об объективных явлениях действительности. Эти сведения трансформируются в стереотипные суждения в том случае, если они представлены «схематизированным и генерализированным содержанием». Когнитивной базой стереотипов почти всегда является естественное желание человека упрощать любые сложные взаимосвязи и процессы. Такая схематизация окружающей действительности, а нередко и ее

искажение, являются важной отличительной чертой стереотипов. Именно поэтому, когда в большом потоке информации люди сталкиваются с явлениями или ситуациями, не требующими подробного и глубокого анализа, начинает работать механизм стереотипизации;

2) ценностный уровень — это отношение субъекта к отражаемой действительности, обычно включающее в себя различные эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или абстрактному объекту. Нередко в стереотипах сделан акцент именно на этой составляющей. Поэтому можно встретить вывод исследователей о том, что в стереотипе практически отсутствует этап рационального осознания чего-либо, что стереотип является «образованием, предшествующим разуму» и используется человеком бессознательно [11, с. 32]. Но это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, поскольку возникает благодаря знанию (или познанию) объекта, с которым человек взаимодействует.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства, такие как предвзятость, ригидность, оценочная окрашенность, однозначность, репрезентативность. Стоит рассмотреть их более подробно.

Наиболее ярким и четко проявляемым свойством стереотипов является предвзятость. Люди часто могут воспринимать информацию с определенной долей предвзятости, даже не всегда понимая это. Они пребывают в полной уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе людей или событию вызвано их отрицательными свойствами или плохим поведением. Прошлый негативный опыт общения с участником группы может затем проецироваться на всех членов этой группы. Свойство предвзятости в отношении воспринимаемой информации / действительности проявляется следующим образом: человек сначала «сканирует» источник воздействия и только затем переходит к смысловому содержанию коммуникации, то есть к сообщению уже заранее формируется положительное или отрицательное отношение. Это является частой причиной возможных ошибок и неточностей в практической деятельности людей.

Другим свойством социальных стереотипов является их ригидность. Для стереотипов характерны стабильность и консервативность на протяжении долгого периода времени. Именно поэтому люди со стереотипным мышлением и поведением могут успешно противостоять рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Но при этом ригидность стереотипов не абсолютна, им свойственна также и определенная пластичность. Люди вынуждены приспосабливаться к изменениям, происходящим в обществе, соответственно, и социальные стереотипы подвержены трансформации под влиянием объективных социально-экономических и политических факторов, хотя происходит это довольно медленно. Гибкость стереотипов проявляется в корректировке ценностей, установок, мотиваций, моделей поведения в той или иной ситуации. Если человек готов воспринимать информацию, которая не совпадает с его стереотипными представлениями и суждениями, то происходит «ломка» стереотипного мышления. Но, тем не менее, человек не может моментально изменить ракурс уже сложившегося мнения, ему сложно выйти за рамки своего повседневного восприятия.

Рассуждая о вероятности абсолютного исчезновения стереотипов, исследователи сходятся во мнении о том, что с течением времени стереотипы видоизменяют свое содержание, но полностью исчезнуть не могут, так как выступают инструментами сознания и деятельности. Не существуют абсолютно одинаковые проблемные ситуации, для решения которых потребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание изменчиво.

Оценочная окрашенность, как одно из значимых свойств социальных стереотипов, проявляется главным образом в их наглядности, в реальных действиях и поступках людей. Например, стереотип негативного отношения к каких-либо

индивидам или группам приводит к напряжению между ними со всеми вытекающими последствиями — от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются нейтральными с точки зрения аксиологического подхода. Стереотипизация любого явления всегда предполагает его оценку, которая, в свою очередь, зависит от ряда факторов: личности оценивающего и ракурса оценки, поскольку оценка «предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать человеческую деятельность» [2, с. 5]. Оценка любого социального явления носит необъективный характер, так как часто зависит от стереотипов тех, кто оценивает. При единичной оценке неизбежно упускаются из виду многие объективные признаки оцениваемого субъекта, а получившееся стереотипное суждение наполняется ошибочными представлениями.

Социальные стереотипы, подчиняясь также строгим логическим законам мышления, обладают свойством однозначности. Это означает, что по поводу одного и того же объекта одновременно не могут появиться два противоречащих друг другу суждения.

Репрезентативность, как еще одно свойство социальных стереотипов, проявляется в следующем. Стереотипизация выступает упрощенным способом представления какого-либо множества явлений, черт, признаков и т.п. При этом несколько характеристик соединяются в один, довольно простой образ, который представляет и выражает сущность всей группы [8].

Многочисленные разновидности социальных стереотипов (гендерные, этнические, профессиональные, политические, конфессиональные, этические, эстетические, бытовые и др.) в том или ином виде проявляются в жизнедеятельности современного общества как стереотипы социальной идентификации его членов. Нередко в ряде ситуаций можно увидеть сочетание сразу нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (образования стереотипа) не является врожденным и не бывает результатом индивидуального опыта. С того времени, как ребенок начинает осознавать себя членом определенной группы, он в процессе социализации и инкультурации принимает уже существующие социальные стереотипы мышления и поведения данной группы. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые человеку в процессе социализации, затем становятся личностными. Следовательно, персональные стереотипы (или автостереотипы) являются «подвидом» социальных, они проявляются в самых разных ситуациях, в которых индивид имеет свободу решения или действия по отношению к тому или иному явлению. С другой стороны, это не означает, что человек не может иметь своих собственных сформированных стереотипов. Но и здесь присутствует один нюанс: самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются в ходе его совместной деятельности с другими людьми, поэтому они также носят общественный характер.

Более глубокое познание сущности социального стереотипа затруднительно без выяснения его роли в обществе и способах «моделирования» (конструирования) реальности с его помощью. Любой субъект испытывает потребность в психологической устойчивости, которая обеспечивается за счет самоидентификации, т. е. формирования собственного образа и самооценки. Для этого индивиду необходимо определить себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Таким образом, общество, социальная группа или отдельный индивид осознают свою тождественность только через выявление своих отличий и их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Эти различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир — «они».

Осознавая свою принадлежность к определенной группе, человек практически всегда дает ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами.

Во-первых, элементы своей культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются человеком позитивно, как естественные и правильные, а элементы других культур — негативно (неестественные и неправильные). Происходит так называемая позитивная самоидентификация: мы — хорошие, они — плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи через призму собственных культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но могут привести к серьезной проблеме в том случае, когда они (различия) возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-либо другой группе. Такая установка психологически разделяет отдельных людей или их общности, а затем объясняет дискриминацию, которая возникает в большей степени из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств самой группы. В конечном итоге малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности) выступает фактором укрепления внутригрупповой солидарности.

Во-вторых, с самого начала наиболее характерными чертами популяций предков человека и человеческих групп, по мнению американского социолога П. Ван ден Берге, являлись два альтруистических качества — «непотизм» (поведение, имеющее целью не только собственное выживание, но и заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции взаимодействуют по принципу «добро за добро») [13]. В самом деле, человек естественным образом сотрудничает с членами своей группы, помогает им, предпочитает свою группу, гордится ею и даже конфликтует с представителями других групп. В сложных ситуациях он ищет поддержку и нередко получает ее именно от своего окружения. Таким образом удовлетворяется человеческая потребность в психологическом комфорте, безопасности и защищенности. В целях сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и при этом минимизирует различия между членами своей группы, закрепляя их в форме автостереотипов и гетеростереотипов — своеобразных шаблонов восприятия, которые позволяют «быстро, просто и достаточно надежно категори-зировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение». Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а гетеростереотип представляет сложившийся образ другого социального образования [8]. Данный процесс межгрупповой стереотипизации нельзя назвать плохим или хорошим, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, является способом восприятия социальной действительности.

Таким образом, социальные стереотипы, выполняя ряд важных функций, могут нести в себе положительный момент в том случае, когда они выступают способом решения ряда проблем для человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек в первую очередь является личностью, несмотря на все свои особенности мышления, поведения и характера. И если в обществе приходит необходимость развенчания какого-либо стереотипа, то стоит помнить о том, что данный процесс всегда сопровождается довольно острыми внутриличностными, межличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда присутствует «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества» [1], где каждый индивид в своей внутренней жизни изолирован, а во внешней — он только часть общественной системы. Для удовлетворения всех уровней потребностей, для поддержания самоуважения, адекватной самооценки, и, как следствие, общественного порядка каждый человек нуждается в определенных реакциях и оценках со стороны других людей или социальных групп. Все это свидетельствует об устойчивости и направленности социальных стереотипов. В свою очередь, доля истинности человеческих оценок пропорциональна глубине

познания окружающей действительности, на основе которого только и может сформироваться стереотипный образ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агеев B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов / В.С. Агеев// Вопросы психологии. — 1986. — № 1. — С. 95-101.

2. Арутюнова Н. Д. Проблемы структурной лингвистики / Н. Д. Арутюнова. — М. : Наука, 1984. — 247 с.

3. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования / Д. Белл. — М.: Академия, 1999. — 949 с.

4. Кон И. С. Психология предрассудка: О социально-психологических корнях этнических предубеждений / И.С. Конн // Новый мир. — 1966. — № 9. — C. 187-205.

5. Липпман У. Общественное мнение / У. Липман. — М. : Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. — 384 с.

6. Майерс Д. Социальная психология. Интенсивный курс / Д. Майерс. — СПб. : Прайм-Еврознак, 2002. — 512 с.

7. Мельник Г.С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты / Г.С. Мельник. — СПб. : СПбГУ, 1996. — 159 с.

8. Суходольская Н.П. Социальный стереотип в жизнедеятельности людей /Н.П. Су-ходольская // Философия и общество. — 2007. — № 3 (47). — С. 152-160.

9. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе / П.Н. Шихарев. — М.: Наука, 1985. — 175 с.

10. Штомпка П. Социология: анализ современного общества / П. Штомпка. — М. : Логос, 2005. — 664 с.

11. Allport, G. W. The Nature of Prejudice. — New York, 1958. — 77 p.

12. O’Hara R. Media for million. — New York, 1961. — 295 p.

13. Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. — 1978. — Vol. 1. — No. 4. — pp. 401-411.

REFERENSES

1. Ageev B. C. The psychological study of social stereotypes. Voprosy psikhologii = Psychology questions, 1986, no. 1, pp. 95-101 (in Russian).

2. Arutiunova N. D. Problemy strukturnoi lingvistiki [Problems of structural linguistics]. Moscow, Nauka Publ, 1984, 247 p.

3. Bell D. Griadushchee postindustrial’noe obshchestvo: opyt sotsial’nogo prognozirovani-ia [Coming post-industrial society: experience of social forecasting]. Moscow, Akademiia Publ., 1999, 949 p.

4. Kon I. S. The psychology of prejudice: On the socio-psychological roots of ethnic prejudices. Novyi mir = New world, 1966, no. 9, pp. 187-205 (in Russian).

5. Lippman U. Obshchestvennoe mnenie [Public opinion]. Moscow, Institut Fonda «Obshchestvennoe mnenie» Publ., 2004, 384 p.

6. Maiers D. Sotsial’naia psikhologiia. Intensivnyi kurs [Social psychology. Intensive course]. Saint Petersburg, Praim-Evroznak Publ., 2002, 512 p.

7. Mel’nik G.S. Mass Media: Psikhologicheskie protsessy i effekty [Mass Media: Psychological processes and effects]. Saint Petersburg, SPbGU Publ., 1996, 159 p.

8. Sukhodol’skaia N.P. Social stereotype in the life of people. Filosofia i obshchestvo = Philosophy and society, 2007, no. 3 (47), pp. 152-160 (in Russian).

9. Shikhirev P. N. Sovrem.enn.aia sotsial’naia psikhologiia v Zapadnoi Evrope [Modern social psychology in Western Europe]. Moscow, Nauka Publ., 1985, 175 p.

10. Shtompka P. Sotsiologiia: analiz sovrem.enn.ogo obshchestva [Sociology: an analysis of modern society]. Moscow, Logos Publ., 2005, 664 p.

11. Allport G. W. The Nature of Prejudice. New York, 1958, 77 p.

12. O’Hara R. Media for million. New York, 1961, 295 p.

13. Van den Berghe P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective. Ethnic and Racial Studies, 1978, vol. 1, no. 4, pp. 401-411.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ

Питерова Анна Юрьевна — кандидат исторических наук, доцент, кафедра философии и социальных коммуникаций, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: [email protected]

Тетерина Евгения Александровна — кандидат исторических наук, доцент, кафедра философии и социальных коммуникаций, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: [email protected]

AUTHORS

Piterova Anna Yurevna — Candidate of historical sciences, associate professor, Department of philosophy and social communications, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: [email protected] ru.

Teterina Evgenya Alexandrovna — Candidate of historical sciences, associate professor, Department of philosophy and social communications, Penza State University, 40 Krasnaya Street, Penza, 440026, the Russian Federation, e-mail: [email protected]

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Питерова А.Ю. Социальные стереотипы: особенности формирования и изучения / А.Ю. Питерова, Е.А. Тетерина // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». — 2016. — Т. 4, № 1 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http:// esj.pnzgu.ru.

BIBLIOGRAPHIC DESCRIPTION

Piterova A. Yu., Teterina E. A. Social stereotypes: the characteristics of the formation and study. Electronic scientific journal «Science. Society. State», 2016, vol. 4, no. 1, available at: http://esj.pnzgu.ru (In Russian).

«Ты же мужчина»: как гендерные стереотипы лишают людей права на помощь

  • Ксения Батанова
  • Би-би-си

Подпись к фото,

Из-за гендерных стереотипов мужчины реже обращаются за помощью

Пандемия коронавируса поставила под угрозу не только физическое, но и психическое здоровье людей. Обращаться к специалистам готов далеко не каждый — большинство мужчин не идут к врачам, предпочитая справляться самостоятельно и не всегда успешно. Русская служба Би-би-си попыталась разобраться, как гендерные стереотипы влияют на продолжительность жизни мужчин, как это связано с футболом и при чем здесь принц Уильям.

«Он считает, что никак не должен показывать чувства. Не просто не плакать — вообще никак. Хорошо, что снять напряжение помогает не алкоголь, а футбол. Но после игры он приходит домой без кожи на ногах. Говорит, что сильную боль надо выносить с улыбкой, иначе это недостойно мужчины».

Марина (имя героини изменено по ее просьбе) рассказывает о своем муже — 42-летнем успешном мужчине, у которого есть дети, работа и друзья.

Когда она спросила мужа, хочет ли он поговорить с психологом, он ответил: «Зачем я будут рассказывать о своей жизни постороннему человеку? Это невозможно». О нашем разговоре он не знает.

«Мужчины не плачут» и живут меньше

Средняя продолжительность жизни мужчин в России — 67,75 лет, женщин — 77,82. Разница — в 10 лет. В Британии она существенно меньше — около четырех.

«Гендерные установки и социальные стереотипы мешают им вовремя обращаться к врачу, рассказывать близким о своих проблемах, заставляют держать все в себе. Главный лозунг феминисток, что патриархат убивает всех, — он как раз об этом, — поясняет координатор гендерной программы Фонда имени Генриха Белля Ирина Костерина. — Силовая маскулинность до сих пор существует, и она привлекательна, потому что дает много выгод мужчинам. Можно проявить агрессию и быстро получить то, что им нужно. Но у патриархата есть серьезные издержки».

Костерина напоминает, что невозможность соответствовать образу «крутого парня» привела к всплеску смертности в 90-е.

«Когда привычная жизнь рухнула, многие мужчины не смогли быть кормильцами семьи. Рисковое поведение, суициды, пьяные драки — это прямое проявление патриархальных установок и стереотипов», — говорит эксперт.

В эпоху пандемии мужчины умирают от коронавируса в среднем в два раза чаще, чем женщины. Ученые продолжают выяснять, почему мужская смертность от вируса выше. Но уже есть исследования, которые говорят о том, что одной из причин могут быть поведенческие привычки.

Еще одно исследование ученых Миддлсекского университета свидетельствует о том, что мужчины носят защитные маски реже, чем женщины, потому что это может быть расценено обществом как признак слабости.

«Мужчины в принципе не заботятся о здоровье, и я сам тому яркое подтверждение. У нас с детства не укладывается в голове, что забота о себе — что-то важное и нужное. Мне нужно было попасть к врачу, но я это все откладывал. В итоге к эндокринологу меня записала моя жена. Но не у всех есть супруга, которая отведет к врачу за ухо, и поэтому нам всем надо переучиваться. Хорошо, если забота о здоровье станет общественной нормой», — говорит автор подкаста и телеграм-канала «Мужчина, вы куда?» Григорий Туманов.

Этот канал — одна из немногих существующих в России площадок, где мужчины и женщины откровенно обсуждают с мужчинами разные аспекты их жизни: карьеру, спорт, отношения с отцами и детьми, секс, одиночество и здоровье.

Григорий Туманов вспоминает, как пошел к психологу: «У меня был довольно депрессивный период, в какой-то момент я понял, что это — не я, что я гораздо более жизнерадостный человек. Но и тут не обошлось без помощи близких, которые сказали мне: Гриш, ты ходячая душная туча. И именно это подтолкнуло меня обратиться за профессиональной помощью».

Фитнес для тела, фитнес для души

Мужских самоубийств в Великобритании в три раза больше, чем женских. Британская кампания Heads Up направлена на то, чтобы убедить мужчин, что психическое здоровье не менее важно, чем физическое. И что мужчины тоже могут плакать, но не становиться от этого менее мужественными.

«Все знают, что регулярные физические упражнения полезны для здоровья. Душевный фитнес тоже нужен», — говорят герои документального фильма Би-би-си A Royal Team Talk: Tackling Mental Health.

В фильме известные футболисты Тьери Анри, Питер Крауч, Гарет Саутгейт и другие встречаются с фанатами и рассказывают о своих переживаниях: тоске по дому, в которой стыдно признаться, ощущению, что ты неудачник из-за увольнения, комплексах из-за нестандартной внешности. «Это нормально — сказать, что ты не в порядке», — говорит еще один герой фильма и лицо кампании, принц Уильям.

«Про мужское здоровье действительно мало говорят. В публичном поле чаще всего упоминаются препараты для восстановления потенции, как будто это единственная проблема мужчин. Вот если бы мы отошли от мужских гениталий куда-то в сторону желудка и головы — было бы классно. Потому что мужской фитнес есть, мужское правильное питание есть, как накачать пресс есть, а с нами же еще куча всего происходит». — продолжает Григорий Туманов.

Подпись к фото,

Россия занимает первое место в миру по числу мужских самоубийств

Мужское психическое здоровье: обратный сексизм?

Стоит ли выделять мужские психологические проблемы в отдельную категорию?

«Эта кампания — отличный пример разницы отношения общества к гендерным вопросам. Когда женщины говорят, что у них проблемы с насилием и здоровьем — физическим и психическим — то общество занимает позицию «опять бабы ноют, задолбали феминистки». А как пошла волна в помощь мужчинам — так там сразу и принц, и деньги, и каналы мировой величины на подхвате», — считает автор телеграм-канала «Настоящий феминист» Алекс Друсаков. По его мнению, стереотип «ты же женщина» стигматизирует и ломает женщин гораздо сильнее, чем «ты же мужчина» мужчин.

Эти стереотипы, говорит он, вынуждают женщин «уступать, прогибаться, быть удобными и тащить все на себе», а мужчинам позволяют «отлынивать от домашней работы, от ухода за детьми, от контроля своих негативных эмоций». Впрочем, он подчеркивает, что у ментальных проблем нет гендера: «Но жесткое определение своей социальной роли через пол — это уже расстройство».

Другие опрошенные Би-би-си эксперты считают, что в адресном обращении именно к мужчинам нет никакого сексизма.

«Мне кажется, что и мужчинам, и женщинам надо скорее объединиться. Разговор с позиции, что «женщины долго были угнетаемым меньшинством, а теперь вы, мужчины, будете за это отдуваться» мне кажется непродуктивным. Надо поощрять кампании, которые заставляют мужчин задуматься о психологическом здоровье», — убежден Григорий Туманов.

«Принц Уильям — это знаковая фигура, и из его уст легитимация нового поведения очень важна. Его слова будут иметь такой же эффект, когда многие известные мужчины высказывались за феминизм и в поддержку женщин. Это был важный шаг, показывающий, что образ токсичного крутого мачо уже уходит, перестает быть мейнстримом, каким был 10 лет назад», — добавляет Ирина Костерина.

Подпись к фото,

У психологических проблем нет гендера, но адресное обращение к мужчинам помогает им бороться с патриархальными установками

Почему молчат мужчины

По данным портала «Профи.ру», количество запросов на онлайн-психотерапевтов по России выросло с конца марта по середину мая на 69% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Мужчин среди них — 21%.

Психологи говорят, что возможность обратиться за профессиональной помощью в основном отрицают мужчины старше 45 лет. В старшем поколении, в силу воспитания, максимально сильны гендерные стереотипы и представления о том, как должны вести себя настоящие мужчины.

Но у молодых людей, благодаря глобализации и интернету, появилось множество жизненных сценариев, и они готовы говорить о своих проблемах.

«Я долго тянул с обращением к психологу. Меня не пугало, что об этом узнают и осудят меня. Скорее, на уровне подсознания я сам рассматривал обращение за помощью как поражение, признание своей слабости», — рассказывает Руслан Поланин.

Тогда он работал инженером на заводе в Волгограде. Сейчас, в 32 года, — живет в Москве и занимается современным искусством. У Руслана «были большие спады и подъемы в настроении» и чувство неудовлетворенности. «Выяснилось, что у меня рекуррентная депрессия», — говорит он.

«В итоге, думаю, что поступил как взрослый человек. В арт-среде поход к психологу — это как поход к дантисту», — добавляет Руслан. Когда он работал на заводе, о терапии коллегам рассказать не мог: «Такие вещи в их жизни просто не присутствуют».

В фильме Би-би-си Football, Prince William and our Mental Health герцог Кембриджский говорит с игроками мелких любительских футбольных команд — для них это не только команда, скорее мужской клуб, братство.

«Я был в ситуации, когда после слов «у меня депрессия» на меня смотрели так, как будто у меня две головы», — делится один из героев фильма, у которого диагностировано биполярное расстройство.

Как говорить без словаря

Еще одна проблема, о которой говорят психологи и специалисты по гендерным вопросам, заключается в том, что у мужчин, которым патриархат навязывает модель поведения, в которой нельзя жаловаться, часто нет навыка описывать свои проблемы.

Руководитель центра поддержки пострадавших от насилия мужчин «Двоеточие» в Санкт-Петербурге Ирина Чей рассказывает, что когда центр только открылся, они предлагали помощь по электронной почте.

Оказалось, что мужчинам не только трудно подобрать слова, чтобы рассказать о том, что с ними произошло, даже написав, стыдно потом отправить такое письмо незнакомому человеку. «Девочкам всегда говорят, что выражать свои эмоции нормально, мальчикам — нет», — добавляет Ирина.

Но Иван своим опытом делится именно по почте. Он пережил сексуальное насилие в детстве и спустя годы все-таки обратился за помощью. Ему 24 года, он работает техническим специалистом в строительной сфере.

«Воспоминания — как сон, не совсем веришь в реальность произошедшего. Самому с этим трудно справиться и осознать, насколько ощутимо это влияет на жизнь. Решил поискать в интернете информацию, наткнулся на статью Центра мужской помощи про случай сексуального насилия над мужчиной. Потом воспоминания дали опять о себе знать. Решил написать, будь что будет, анонимно все-таки. Письмо смог написать с третьего раза. Сам процесс вызвал очень смешанные и неприятные чувства. Как будто предаешь кого-то, [есть] чувство стыда, что тебя засмеют», — рассказывает Иван.

Но теперь, говорит он, стало легче жить.

Подпись к фото,

Установки вроде «не ной, ты же мальчик» лишают многих навыка говорить о своих проблемах вслух

Кто должен говорить с мужчинами

«Россия — это по-прежнему Путин с голым торсом на коне, а семья — союз двух разнополых людей. Но я вижу, что ситуация меняется, и в этом заслуга женской повестки и действий радикальных феминисток, как бы кто не воротил от них нос», — говорит Григорий Туманов.

Он добавляет, что в России женщины имеют большой опыт горизонтальной самоорганизации («Марш матерей» в поддержку фигурантов дела «Нового величия», защита женщин от домашнего насилия).

«Но мы не видим таких мужских кампаний. Если бы кто-то из женщин сказал: ребят, вот так это можно сделать, мы вас можем этому научить, это было бы классно», — полагает он.

«Женщины должны говорить о мужчинах? В феминистских пабликах нас упрекали в том, что не дело заниматься мужчинами, когда статистика насилия над женщинами ужасающая. Но тут важно понимать, что проблема насилия — она общая, это не проблема мужчин или женщин», — говорит Ирина Чей.

Новая психологическая нормальность

Нейропсихотерапевт Катя Дошо в самом начале карантина попросила своих друзей распространить в социальных сетях ее предложение о бесплатной психологической помощи для всех, кому она нужна.

На сессии в Zoom стали записываться люди из разных стран. Мужчин среди них не было. При этом психотерапевт считает, что во время пандемии и самоизоляции мужчинам может быть гораздо труднее.

«Карантин подорвал центральный устой нашего бытия — возможность контроля. И это особенно сложно для мужчин, гендерная роль которых предполагает больший контроль и решение проблем. Люди больше не крутятся как белка в колесе, они замедлились, и у многих появилось время сесть и посмотреть, а что же происходит у них внутри. Эти переживания — возможность для изменений в обществе», — говорит Катя Дошо.

Последняя часть фильма Би-би-си о мужском психологическом здоровье была снята уже во время карантина. Герои фильма и принц Уильям по Zoom обсуждают, как они переживают это время. Совет, который дает принц Уильям перед финальными титрами: «Лучшее время, чтобы начать говорить о психологическом здоровье — сейчас».

***Иллюстрации Дениса Королева

Исследование социальных стереотипов в рамках теории каузальной атрибуции


Страница 2 из 2

 

Г. Тэджфел [13] предложил принципиально новый подход, заключающийся в последовательном анализе стереотипов, начиная с их социальной роли и кончая индивидуальными характеристиками. Г. Тэджфел, придавая большое социальное значение стереотипам, впервые в зарубежной психологии выделил их социальные функции: функцию социальной причинности этнического стереотипа, как показатель сложных социальных событий, как оправдание действий, совершаемых или планируемых против чужих групп и функцию дифференциации (этнические стереотипы отражают или создают позитивно-ценностную дифференциацию собственной группы от внешних этнических групп). Данные функции были выделены Г. Тэджфелом на основе так называемых «минимальных» групповых экспериментов. Основной вывод из полученных результатов сводился к следующему тезису – «даже поверхностная категоризация индивидумов в группах при отсутствии какого-либо реалистического конфликта или соперничества является достаточной для того, чтобы продуцировать «ингрупповой» или «аутгрупповой» уклон в распределении наград или наказаний» [12, 146-156]. Г. Тэджфел, рассматривая в качестве основного механизма возникновения стереотипов процессы категоризации, считает, что в случаях этнических стереотипов категоризация редко бывает нейтральной. Происходит «ассоциация» с предпочтением одной категории другой, с одной категорией «хороший» и другой «плохой», с одной «лучше», с другой «хуже». В соответствии с теорией Г. Тэджфела, индивиды в группе стремятся отстаивать свою психологическую определенность по позитивно-ценностным измерениям. Иными словами, группы выбирают или переоценивают те характеристики, которые, главным образом, соответствуют их позитивному социальному тождеству [14].

Отход от «описательной» традиции в изучении механизмов формирования национальных и этнических стереотипов в зарубежной психологии предпринимался также на основе теории каузальной атрибуции, которая в последнее время превратилась в одну из основных областей социально-психологического исследования (Т. Аронсон, Т. Уилсон, Р. Эйкерт).

Предпосылкой ее возникновения явилась потребность в изучении механизмов когнитивной интерпретации непосредственно воспринимаемой информации, осуществляемой в процессе социальной перцепции. Обоснованность применения данной теории обуславливается тем, что она рассматривает, прежде всего, активность субъекта социально-психологических процессов, который строит социальное поведение, базируясь на понимании внешнего мира и мыслительного анализа происходящих в нем событий. А также потому, что одним из важных объектов исследования каузальной атрибуции становятся феномены «обыденного сознания».

Включение в сферу изучения атрибуции объяснения человеком поведения целых групп определило появление исследований межгрупповых атрибуций и вывело изучение данной проблематики на групповой уровень. Возникновение и функционирование межнациональных стереотипов во многом связано с определенным типом причинной интерпретации поведения представителей различных национальных групп. Некоторые из исследователей, обратившие внимание на релевантность атрибутивной теории проблемы стереотипизации стали рассматривать атрибуцию как процесс, лежащий в основе происхождения и функционирования этнических стереотипов.

В отечественной психологии теоретико-методологический анализ исследований каузальной атрибуции предпринят Г.М. Андреевой [1], В.П. Урусовым, П.Н. Шихиревым [11], Г.У. Солдатовой [9], Т.Г. Стефаненко [10]. Ими справедливо отмечается ограниченность исследований теории атрибуции рамками межличностного восприятия, абстрагирование от влияния социально-идеологических факторов, нивелирование роли деятельности, а также группового взаимодействия при выработке объяснительных конструкций.

Исследование национальных и этнических стереотипов, являющихся результатами исторического и социокультурного развития общности, предполагает трактовку процесса стереотипизации как установления причинно-следственных связей между воспринимаемыми объектами и их характеристиками. Следовательно, анализ стереотипов как причин поведения, приписываемых представителям различных этнических и национальных групп, во-первых, определяет необходимость выхода исследователей за пределы феноменологического поля отдельного индивида, и, во-вторых, предполагает не отождествление процесса стереотипизации с каузальной атрибуцией, а рассмотрение последней в качестве одного из механизмов формирования когнитивного содержания стереотипов.

Литература

  1.      Артановский С.Н. Проблемы этноцентризма, этнического своеобразия культур и межэтнических отношений в современной зарубежной этнографии и социологии // Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. — М., 1979. -С.11-40.
  2.      Ильюшкин В.В. Взаимосвязь стереотипов социального научения, менталитета и социального представления // European research. 2015. №  3 (4). С. 93-94.
  3.      Ильюшкин В.В. Социально-психологические особенности национальных стереотипов // Наука, техника и образование 2015 №  4(10). С. 196-197.
  4.      Ильюшкин В.В. Социальный стереотип как концентрированное выражение социальной установки // Вестник науки и образования. 2015. №  1 (3). С. 87-92.
  5.      Ильюшкин В.В. Стереотипизация как важный фактор в восприятии и познании людьми друг друга // European science. 2014. №  1 (1). С. 31-36.
  6.      Ильюшкин В.В. Стереотипы межнационального восприятия //International scientific review. 2014. №  1 (1). С. 34-40.
  7.      Ильюшкин В.В. Теоретические представления о национальных и этнических стереотипах в социальных науках и психологии // European research. 2014. №  1 (1). С. 83-88.
  8.      Ильюшкин В.В. Экономическое детерминирование социальных стереотипов // Economics 2015 №  2(3). С. 5-5.
  9.      Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. -М. 1998. –С. 89.
  10. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. — М., 1993. — 243 с.
  11. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. -М., 2000, -С.116.
  12. Tajfel H. Social Stereotypes and Social groups — In: Turner J.C., Giles H. (eds.) // Intergroup behaviour. — Oxford: Basil Blackwell, 1981. — P. 144-167.
  13. Tajfel N. Social categoriazation, Social identity and Social // Comparison / Differentiation between Social groups. — London. 1978, -P.146-156.
  14. Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psychology. -Cambridge. Univ. Press. 1981. -P. 216.

Тема 3. Социальный стереотип

  1. Понятие и причины
    возникновения социальных стереотипов.

  2. Социальные
    стереотипы в работе менеджера.

Методические рекомендации

  1. Особенности
    стереотипного мышления: конкретизация
    и упрощение. Возникновение и изменение
    стереотипов. Роль воспитания и обучения,
    группы и пропаганды (рекламы, СМИ,
    идеологии, религии) в формировании
    социального стереотипа.

  2. Какие социальные
    стереотипы встречаются Вам чаще всего,
    например, в рекламе, в продажах, в
    деятельности менеджеров по работе с
    персоналом? Какие из них мешают в
    профессиональной деятельности?

Каковы возможности
использования социальных стереотипов
в работе менеджера.

Этот вопрос
необходимо выполнить на примерах из
художественной литературы или
художественных фильмах, а так же
использовать известные Вам примеры из
жизни.

Список литературы

  1. Андреева Г.М.
    Социальная психология. Любое
    издание.

  2. Гладуэлл М.
    Переломный момент. Как незначительные
    изменения приводят к глобальным
    переменам. М., 2010, 256с.

  3. Гладуэлл М. Что
    видела собака. М., 2010, 393с.

  4. Майерс Д. Социальная
    психология. – СПб., 2002. Гл. 9.

  5. Назаретян А.П.
    Социальные стереотипы в
    информационно-смысловой системе
    личности. //Материалы всесоюзного
    симпозиума «Актуальные проблемы
    социальной психологии».Ч.1. Кострома,
    1986

  6. Стефаненко Т.Г.
    Социальные стереотипы и межэтнические
    отношения.// Общение и оптимизация
    совместной деятельности. М., 1987.

  7. Дахигг Ч. Сила
    привычки. М., 2012.

Тема 4. Лидерство и руководство в малых группах

1. Феномен
лидерства и руководства.

2. Руководство
как управление группой.

Методические рекомендации

1. Соотношение
понятий лидерства и руководства в
социальной психологии: общее и особенное.
Виды лидерства. Функции лидерства в
группе. Теории и типы лидерства. Природа
лидерства. Мотивация лидерства

2. Функциональный
анализ руководства. Стилевые модели
руководства. Факторы и критерии
эффективности руководства. Мышление
руководителя и принятие решений.

Менеджер: типология
и психологические требования. Власть,
авторитет менеджера и стили управления.

Список литературы

1. Алифанов С.А.
Основные направления анализа лидерства.
// Вопросы психологии. 1991. № 3. С. 90-96.

2. Андреева Г.М.
Социальная психология. Любое издание.

3. Берн Э. Лидер
и его группа. О структуре и динамике
организаций и групп. Екатеринбург, 2002

4. Большакова
А.Н. Социальная психология для менеджеров.
2004, 352с.

5. Гладуэлл М.
Переломный момент. Как незначительные
изменения приводят к глобальным
переменам. М., 2010, 256с.

6. Евтихов О.В.
Психология управления персоналом:
теория и практика. 2010, 319с.

7. Кабаченко
Т.С. Психология управления. 2005, 384с.

8. Капецио П.
Команды, которые выигрывают. М., 2005.

9. Келлерман Б.
Идущие за лидером. Как подчинённые
создают изменения и меняют своих лидеров.
2009, 383с.

10. Кричевский
Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой
группы. М., 1991. С. 173-192.

11. Мескон М.Х.,
Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента.
М., 1992. С. 463-484.

12. Ойстер
К. Социальная психология групп.М., 2004

13. Романова Н.П.
Харизматичность лидерства. Чита, 2005.

14. Ромашов О.В.
, Ромашова Л.О. Социология и психология
управления. М., 2002. Гл.7, 8.

15. Слаква С.П.
Психология малой группы. М., 2004

16.
Свенцицкий А.Л. Социальная психология
управления. Л., 1986.

Самые известные стереотипы общества и их роль в жизни людей

Речь пойдет о стереотипах – нормах, канонах, законах, обычаях, традициях, предрассудках общества. Большинство людей считают их правильными, и следуют им. Здесь важно различать понятие правильности стереотипа и условности (надуманности). А ведь выдуманные стереотипы порой управляют коллективным сознанием (и нами, в том числе). Стереотипы людей в первую очередь делятся на глобальные – характерные для масштабов планета, и узкие – те, которым мы следуем в школах, на работе, дома и т. д. Однако и те и другие становятся той иллюзией, у которой масса последователей.

Мужчин-моделей традиционно относят к геям

Что такое стереотип?

Понятие «стереотип» появилось на свет в 20-х годах прошлого столетия. Его ввел в научную литературу американский ученый У.Липпман. Он характеризовал стереотип, как маленькую «картинку мира», которую человек хранит в головном мозге для того, чтобы экономить усилия, которые требуются для восприятия более сложных ситуаций.  По мнению американского ученого, существует две причины возникновения стереотипов:

  1. Экономия усилий;
  2. Защита ценностей той группы людей, в которой он бытует.

Стереотип имеет следующие свойства:

  • Неизменность во времени;
  • Избирательность;
  • Эмоциональная полнота.

С тех времен многие ученые дополняли и вносили новшества в эту концепцию, но основная мысль не изменилась

На чем основаны стереотипы? Чтобы не утруждать себя излишними размышлениями, люди пользуются общеизвестными стереотипами. Иногда они находят свое подтверждение при наблюдении за людьми и тогда еще больше убеждаются в своей правоте. Стереотипы – это своего рода замена мыслительного процесса человека. Зачем «изобретать велосипед», если можно воспользоваться чужим умом. В разной мере каждый из нас подвержен стереотипам, разница состоит в том, кто из нас насколько верит данным «постулатам».

Стереотипы живут в нас, влияют на мировоззрение, поведение и способствуют неверному восприятию действительности: роль современных стереотипов в жизни человека и общества неоспорима. Стереотипы могут быть навязанные общественным мнением, и сформированные на основе собственных наблюдений. Общественные стереотипы наиболее губительны для мировоззрения людей. Они навязывают человеку неверных ход мыслей, и мешают ему думать самостоятельно. Однако без стереотипов общество не смогло бы существовать. Благодаря им мы знаем о следующих закономерностях:

  • Вода мокрая;
  • Снег холодный;
  • Огонь горячий;
  • От камня, брошенного в воду, разойдутся круги.

Раз мы знаем об этом, то нам нет необходимости убеждаться в этом каждый раз. Но стереотипы, которые действуют на уровне сознания и подсознания людей, как правило, мешают им жить. Надо учиться отличать стереотипы от действительного представления о предмете, понимать плюсы и минусы стереотипов людей.

Известные блоггеры воспринимаются как «недалекие» девушки

Взять хотя бы стереотип о долге. В этом чувстве нет ничего плохого или неправильного. Вопрос состоит лишь в том, продиктовано это понятие внутренними убеждениями человека, или навязано ему общественным мнением. Во втором случае человек чувствует разногласие между собственными понятиями и тем, что требует от него общество.

Стремление людей следовать стереотипам искажает их представления о действительности и отравляет существование. Очень часто человек судит о людях не по их поступкам, а по тому, что думают о них другие. Иногда человек, который время от времени ходит в церковь, приписывает себе все добродетели христианства. Хотя это далеко не так.

Очень часто случается, что люди не утруждают себя размышлениями о проблеме, они просто пользуются бытующим стереотипом и принимают его на вооружение

Например, это группы людей, которые делятся по следующим признакам:

  • Половым;
  • Возрастным;
  • Уровню образования;
  • Профессиональным;
  • Верование и т. д.

Допустим, блондинки, чтобы не утруждать себя, доказывая неверность сложившегося стереотипа, стараются соответствовать общепринятому мнению. Так проще жить. Или женщины, стараясь выйти удачно замуж, находят богатого жениха, с которым становятся глубоко несчастны, потому что при выборе не учли его человеческих качеств.

Нельзя проецировать сложившийся стереотип на всех людей в одинаковой степени. Исходить в своих суждениях нужно из личности человека, его достоинств и недостатков, жизненной позиции и т. д.

Какие бывают стереотипы?

Заметьте, речь идет о стереотипах! Ниже приведены примеры самых популярных социальных стереотипов, весьма распространенных в обществе:

Гендерные стереотипы: женщины и мужчины

Гендерные стереотипы – одни из самых ярких в современном обществе

Ниже приведен список распространенных гендерных стереотипов с примерами – поверьте, вы видите в нем много знакомого и устоявшегося в общественном представлении:

  1. Женщина – глупенькое, слабое и никчемное создание. Она предназначена для того, чтобы рожать, стирать, готовить, убирать и всячески обхаживать своего «повелителя» (мужчину). Она рождена на свет, чтобы научиться правильно наносить макияж, одеваться и хихикать, только тогда у нее есть возможность «охомутать» хорошего самца, который обеспечит ей и ее потомству достойную жизнь. Пока женщина живет за счет мужчины и слушается его во всем, она имеет право «питаться с его стола».
  2. Как только дама из первого пункта проявляет характер, она становится одинокой разведенкой. Можно привести пару примеров стереотипа одинокой женщины: 1) разведенная мать-одиночка – несчастна, одинока, забыта всеми;
    2) вдова – убитая горем и тоже несчастная женщина.
  3. Дама не должна быть сильной и бороться за собственное благосостояние без помощи мужчины. Иначе она карьеристка, у которой нет времени на семью, детей и мужа. Опять-таки – несчастна!
  4. Мужчина – «центр мироздания». Сильный, умный, красивый (даже с пузом и лысиной). Он обязан зарабатывать деньги для того, чтобы удовлетворять желания женщин.

На самом деле, мужчинам от женщин нужен только секс, но они придерживаются правил игры в «любовь», чтобы добиться того самого секса

  1. Мужчина не должен:
  • Говорить о своих чувствах;
  • Плакать;
  • Помогать женщине по дому.

Иначе, он не считает себя мужчиной.

  1. Мужчина должен:
  • Работать. И неважно, что там мало платят, и он не в состоянии содержать семью, он все равно устает на работе! А отсюда истоки следующей позиции;
  • Лежать на диване. Ведь он устал, он отдыхает;
  • Водить машину. Женщина на это, по мнению мужчин, права не имеет. Ведь она глупая!

В остальных случаях считается, что это – не мужчина, а никчемное существо, которое «позорит» мужской род. Приведенные примеры известных стереотипов при восприятии партнеров по общению подтверждают тот факт, что многие из нас за реальным человеком не видят сути: нашпигованные с самого детства штампами и клише, мы не готовы прислушаться к словам близкого человека и понять его ожидания.

Дети

Дети обязаны:

  • Слушаться родителей;
  • Воплощать мечты и несбывшиеся желания мам и пап в жизнь;
  • Учиться на «отлично» в школе, колледже и вузе;
  • Когда родители станут старенькими «принести им стакан воды».

Итак, дети непослушны и невыносимы, молодежь невменяема и распущена.

Старые люди всегда ворчат и всем недовольны

А вот к старости все люди болеют и жалуются на жизнь, иначе они, по меньшей мере, странно себя ведут.

Счастье

Счастье – это:

Все остальные – несчастные неудачники. Даже если человек абсолютно счастлив, живя в состоянии транса (в нирване), и у него ничего нет за душой, он неудачник!

«Правильное»…

Только в самых именитых институтах получают «правильное» образование. «Правильные» люди ходят на работу и сидят там от звонка до звонка. «Правильно», если ты живешь на родине, а не уезжаешь жить в другую страну. «Правильно» следовать модным тенденциям. «Правильно» купить дорогую вещь в бутике, а не такую же в обычном магазине. «Правильно» иметь мнение, которое совпадает с мнением большинства. «Правильно» быть таким, как все вокруг.

Для людей следование стереотипам губительно. Родители закладывают в наш мозг мысль о том, что нельзя выделяться из общества, нужно жить, как все. Каждый из нас в детстве боялся стать «белой вороной» и быть изгнанным из коллектива. Стать не таким, как все, значит жить по собственным правилам и думать своей головой – жить, напрягая мозг.

Кадр из фильма «Агенты А.Н.К.Л.» («The Man from U.N.C.L.E.», 2015), где актер Арми Хаммер играл принципиального и непробиваемого агента КГБ, Илью Курякина

Какими бывают профессиональные стереотипы: примеры

К профессиональным стереотипам относятся обобщенные образы профессионала конкретной профессии. Наиболее часто в связи с этим упоминаются следующие категории:

    1. Полицейские. Эти стереотипы особенно рьяно подогреваются американскими фильмами и российскими сериалами. Редкое, признаться, взаимодействие рядовых граждан с сотрудниками полиции в реальной жизни рождает кучу домыслов, которые успешно направляются в нужном направлении с телеэкранов. Большинство поклонников подобных фильмов убеждены: даже самый обычный полицейский отважен, самоотвержен, способен в одиночку победить целую банду головорезов.
    2.  Врачи. И в реальности есть способные вернуть к жизни буквально с того света профессионалы, но не стоит в случае проблем со здоровьем ожидать эффектного появления в больнице на каталке, с криками «Дорогу, дорогу! Мы его теряем» сопровождаемой всей бригадой скорой помощи – в жизни, поверьте, все намного банальнее, а умный и проницательный, способный принять мгновенное решение при критической для жизни пациента ситуации врач – увы, скорее, профессиональный стереотип.
    3. Стереотип умеющего разрешить от мелких бытовых до глобальных правительственных проблем адвоката – еще один пришедший из американских сериалов образ. Судопроизводство в этом представлении больше похоже на театр с судорожным заламыванием рук, слезами на глазах и срывающимся от волнения и трагизма происходящего голоса юристов.
    4. Яркий пример профессионального стереотипа известен нам еще с советских времен: рабочий и колхозница. Да-да, сельские труженики и простые работяги, пышущие здоровьем, с горящими от энтузиазма и жажды трудовой деятельности глазами, готовы на любые жертвы ради процветания промышленности, аграрных технологий, советского общества и государства в целом.
    5.  Современные студенты: не сильно стремящиеся к знаниям, но зато преуспевающие в распитии спиртных напитков и сексе, употреблению наркотиков и организации буйных вечеринок. Возможно, навязанный образ все же ближе к американскому обществу, но и российские студенты с восхищением поглядывают в ту сторону – эх, нам бы так…

Как бороться со стереотипами?

Как выясняется, стереотипы предназначены для того, чтобы разгрузить мозг человека от лишнего напряжения. В то же время стереотипы ограничивают мыслительную деятельность человека, не давая ей выходить за границы стандартного мировосприятия. Если пользоваться стереотипом «хорошо там, где нас нет», то человек уверен, что там, где он живет, не может случиться ничего хорошего. А в той мифической дали, где он никогда не был и не будет, все живут при коммунизме и абсолютно счастливы. Как следствие, не нужно даже стремиться стать счастливым, все равно ничего не получится.

Но нельзя же слепо верить всему, что говорят люди. И потом, у стереотипа всегда есть скрытый смысл. В данном случае, истинное значение данного стереотипа – человек всегда будет думать, что кто-то где-то прилагает меньше усилий, и живет намного лучше.

Это вызывает зависть и разочарование в своей «неудачной» жизни. Получается, что это мнение ошибочное

Главный способ борьбы со стереотипами – не верить им. Не верьте тому, что говорят люди, проверяйте информацию, и на основании сделанных выводов, стройте собственное мнение. Тем самым вы сможете опровергнуть устаревшие стереотипы и предотвратите появление новых.

Подумайте о том, сколькими стереотипами вы пользуетесь постоянно. Попробуйте найти те, которые не подтверждены фактами. Упомянутый стереотип о том, что «блондинки все глупые» – крайне спорное утверждение. Начните с того, что перечислите девушек и женщин со светлым волосами, которых вы хорошо знаете. Скольких из них вы назовете глупыми? Неужели все они такие бестолковые, как утверждает стереотип? Ищите опровержение утверждениям, которые не имеют под собой фактов.

Если вы пользуетесь стереотипом «дороже – значит лучше», ищите примеры того, что товары по приемлемым ценам бывают качественными и модными. В то же время дорогостоящие вещи не всегда отвечают стандартам качества.

Красивых и ухоженных женщин часто считают глупыми и рассчетливыми

Заключение

Итак, что такое стереотипы? Это неоднозначное проявление общественного мышления. Они живут и будут жить всегда, независимо от того, хотим мы этого или нет. Они несут в себе информацию, которую люди собирали и систематизировали веками. Некоторые из них основаны на реальных фактах, другие похожи на придуманные сказки, но они были, есть и будут. Решайте для себя, какой из стереотипов вреден для вашего мышления, а какой полезен. Пользуйтесь нужными, и избавляйтесь от вредных.

И, напоследок, предлагаем отвлечься от серьезной темы и посмотреть забавный видеоролик о стереотипах дворового футбола. Да, и такие бывают!

Какие бывают распространенные стереотипы и почему?

Автор: Дилан Бакли

Обновлено 4 мая 2021 г.

Медицинское освидетельствование: Венди Боринг-Брей, DBH, LPC

Одним словом, стереотипы проблематичны. Даже хорошие стереотипы ужасны. Почему? Потому что нет двух одинаковых людей. Наклеить ярлык на группу людей, которые, как предполагается, имеют одну конкретную характеристику, по сути, означает дегуманизировать их на основе одного аспекта их личности.Еще хуже, когда ты оказываешься на другом конце стереотипа, поэтому важно лучше понимать стереотипы и то, как они влияют на тебя.

Есть распространенные стереотипы, которые мы слышим каждый день — вот несколько примеров

Узнайте больше о стереотипах с лицензированным консультантом сегодня Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все сборы, связанные с платформой.

Источник: unsplash.com

Что такое стереотипы?

Стереотипы — это упрощенные представления об определенных группах людей.Чаще всего эти стереотипы не только ложны, но и оскорбительны. Мы все можем вспомнить несколько стереотипов, из-за которых мы плохо себя чувствуем. В этой статье мы рассмотрим некоторые распространенные стереотипы и их влияние.

Ты не стереотип

Независимо от того, кто вы и к какой группе принадлежите, вы никогда не должны позволять себе подчиняться стереотипам или верить в то, что вы меньше, из-за того, что кто-то говорит о вас. Стереотипы присущи многим людям, и вы, безусловно, пользуетесь поддержкой тех, кто сталкивается с такими же предрассудками.Ты не одинок. Вы человек, а не карикатура!

Если вы относитесь к тем, кто верит в определенные стереотипы, знайте, что вам нужно будет больше узнать о людях, чтобы разрушить эти убеждения и относиться к отдельным людям, а также к другим группам людей с уважением. В связи с этим давайте взглянем на некоторые из наиболее распространенных стереотипов в отношении определенных групп и того, что они говорят нам о людях.

Положительные и отрицательные стереотипы об американцах

Хотя все мы, вероятно, можем думать о некоторых негативных стереотипах о конкретных культурах, например о стереотипах против мексиканцев, итальянцев и африканцев, определенные стереотипы одинаково влияют на всех нас как нацию, как положительные, так и отрицательные.

Например, некоторые положительные стереотипы об американцах таковы, что мы:

  • Щедрый
  • Трудолюбивый
  • Оптимистичный

Конечно, вы, вероятно, можете вспомнить больше, чем нескольких членов вашей семьи, друзей и коллег, которые не попадают ни в одну из этих категорий. Что касается негативных стереотипов об американцах, то список гораздо длиннее:

.

  • Мы страдаем ожирением
  • Мы богаты
  • Мы громкие и высокомерные
  • Мы одержимы оружием
  • Мы трудоголики, которых работа больше волнует, чем проводить время с семьей
  • Мы не заботимся об окружающей среде
  • Мы материалистичны
  • У нас нет чувства стиля
  • Мы сильно необразованы
  • Нам наплевать на чужие культуры

Источник: unsplash.com

Чтение этого списка, наверное, вас немного рассердило, не так ли? Хорошо. Стереотипы ужасны, и если вы обнаружите, что они вас злят или даже просто не согласны с ними, то более вероятно, что вы не поймете, что делаете эти предположения. Вы узнаете людей, основываясь на том, кто они есть, а не на том, что, по мнению других людей, мы должны думать о них. Давайте посмотрим на другие положительные стереотипы ниже.

Положительные стереотипы о геях

Вы можете даже не осознавать, что существуют положительные стереотипы, потому что, когда вы слышите «стереотип», вы автоматически можете подумать, что это что-то негативное.Фактически, положительные стереотипы являются отрицательными, потому что, как упоминалось ранее, стереотип по своей природе заставляет вас верить во что-то, что не обязательно может быть правдой.

Возьмем, к примеру, ЛГБТК + людей. Вот некоторые примеры положительных стереотипов о геях:

  • Безупречно одет
  • Физически пригоден
  • Дружелюбный и общительный
  • Отлично в магазине

Итак, если вы никогда раньше не встречали гея, вы можете подумать при встрече с ним, что он должен быть дружелюбным все время или готов присоединиться к вам в походе по магазинам в торговый центр, чтобы помочь вам выбрать следующего ох- такое милое платье.Этот стереотип настраивает на нереалистичные ожидания. Геи такие же личности, как и все остальные, а это значит, что:

  • Они бывают всех форм, размеров и цветов
  • Не все любят делать покупки
  • Многие из них не интересуются модой

Итак, если вы действительно верите в эти вещи о геях, то вы можете быть разочарованы, встретив одного из них и узнав, что он такой же человек, как и все остальные. Возможно, ему нравится делать покупки, но он может быть не в такой хорошей физической форме или, может быть, он любит моду, но ненавидит людей.Когда вы рассматриваете этот список стереотипов, не кажется ли это смешным? Потому что это так. Вы не можете сгруппировать людей в блок и использовать это поле для их определения.

Положительные стереотипы о женщинах

Женщины часто считаются:

  • Материнский
  • Естественно заслуживает большего уважения, чем мужчины
  • Больше эмоций, чем мужчины

Поначалу они могут показаться хорошими, но если вы присмотритесь к ним поближе, вы обнаружите, что они более вредны, чем нет.

Есть распространенные стереотипы, которые мы слышим каждый день — вот несколько примеров

Узнайте больше о стереотипах с лицензированным консультантом сегодня

Источник: unsplash.com

Возьмем, к примеру, идею о том, что все женщины должны быть по-матерински. Если в комнате есть плачущий ребенок, мужчины будут ожидать, что за ним будут ухаживать женщины. Однако некоторые женщины не проявляют сочувствия к детям. На самом деле некоторые могут даже не любить детей. Некоторые женщины никогда не испытывают желания стать матерью, и они не чувствуют потребности заботиться о детях, когда слышат их плач.Таким образом, хотя можно легко предположить, что все женщины должны быть матерями, на самом деле это не так.

Кроме того, хотя также может показаться приятным предположение, что женщины по своей природе более заслуживают уважения, чем мужчины, рассмотрим следующий пример: мама, которая бросает своих детей ради своего парня, против отца-домоседа, который воспитывает детей. пока мама ходит на работу. Заслуживает ли мама в первом примере большего уважения просто потому, что она женщина? Точно нет.Женщин не следует уважать по умолчанию только потому, что они женщины.

Все предвзято, до точки

К сожалению, хотя многие из нас хотят оставаться непредвзятыми в отношении других людей и их культур, мы все предрасположены к вере в стереотип. Это в нашем подсознании. Социальные психологи считают, что мы склонны придерживаться негативных стереотипов, потому что всем нам нужно чувствовать, что мы принадлежим к нашей конкретной «фракции» или группе. По своей природе мы хотим, чтобы наша «группа» была довольна, поэтому мы судим всех, кто не является ее членом.

Стереотипы также «подтверждаются» нашим взаимодействием с другими людьми. Например, человек одной расы может полагать, что все люди другой расы будут враждебно настроены по отношению к нему просто из-за его расы. Однажды он впервые встречает человека другой расы, и тот выглядит сердитым. Это могло быть из-за того, что человек только что поссорился со своей женой, но наш исходный человек будет считать, что этот враждебный взгляд предназначен для него, что тем самым «подтверждает» его негативный стереотип.

В этом примере первый человек не может избавиться от своей предвзятости. У него могли быть другие негативные взаимодействия с людьми другой расы в прошлом, или он, возможно, вырос, слыша рассказы своей семьи или видя по телевизору вещи, в которых человек другой расы не был добр к человеку своей расы. Итак, уже имея эти идеи в голове при встрече с рассерженным человеком, он думает про себя, что стереотип верен, хотя на самом деле он встретил только одного человека. Этот человек для него представляет всю расу.

Покоряя стереотип

Может показаться невозможным победить наши стереотипы, но это возможно. Психологи говорят, что вы можете избавиться от привычки, обращая внимание на свое поведение, а затем исправляя его в данный момент. Например, предположим, что вы смеетесь над шуткой, унижающей чью-то расу или пол, а затем вам не нравится смеяться над этой шуткой. Это может побудить вас переоценить свои отношения с человеком, который рассказал анекдот, а также с теми, кто над этим посмеялся.

В следующий раз, когда вы попадете в аналогичную ситуацию, вы будете знать, что делать. Вы можете обнаружить, что медленнее смеетесь над шуткой или что она совсем не кажется вам смешной. Еще лучше то, что вы можете полностью изменить людей, которыми вы себя окружаете, чтобы никогда больше не оказаться в такой ситуации. Вы можете найти больше людей, которые думают так же, как новый и улучшили вас, которые также не сочтут такую ​​шутку смешной и которые поспешат отчитать тех, кто думает.

Источник: unsplash.com

Изменения начинаются изнутри, и каждый день — это новый день. Даже если раньше вы быстро судили людей, теперь вы всегда можете поработать над собой и изменить свое поведение в будущем. Единственная причина, по которой стереотипы сохраняются, заключается в том, что те, кто придерживается этих ложных убеждений, не только ничего не делают, чтобы остановить, но они также внушают своим детям верить в то же самое.

Может быть трудно изменить свой образ мышления, но это возможно. Чувство вины за то, как вы вели себя в прошлом, — это хорошо, потому что эта вина служит топливом, которое вам нужно, чтобы изменить свое поведение в будущем.

Как справиться со стереотипом, находящимся на приеме

Если вы не из тех, кто верит в стереотипы, а вместо этого подвержен их влиянию, вы можете сделать несколько вещей, чтобы помочь преодолеть их. Вот несколько вещей, которые вам следует сделать, если вы часто сталкиваетесь с дискриминацией и предрассудками.

Развивайте самоощущение

Негативные вещи, которые люди говорят о нас, всегда причиняют боль, но они повлияют на нас больше, если мы примем их близко к сердцу и поверим, что это правда или что мы заслуживаем меньшего отношения, чем другие.Вы должны ожидать, что все будут относиться к вам с уважением. Чтобы убедиться, что эти утверждения имеют меньшее влияние, нужно начать с того, чтобы укрепить себя и обрести сильное чувство собственного достоинства и уверенности в себе. Когда вы знаете, кто вы и насколько вы хороши, у вас меньше шансов поверить в то, что другие люди говорят о вас.

Открытое общение и уважение спроса

Когда кто-то плохо с вами обращается, он сам должен изменить свое поведение, но вы должны убедиться, что вас услышат.Установите связь с этим человеком и дайте ему понять, что то, что он делает, абсолютно неприемлемо. Требуйте уважения. Не позволяйте им относиться к вам иначе, чем они относились бы к любому другому человеку. Кто-то, кто придерживается определенных убеждений, может даже не осознавать, как он обращается с другими, пока не узнает об этих действиях и убеждениях.

Излечить эмоциональную травму на BetterHelp

На вас негативно повлиял стереотип, и вы обнаруживаете, что не знаете, как с ним справиться? Обратитесь к консультанту BetterHelp за советом и поддержкой.BetterHelp — это онлайн-платформа для консультирования, которая быстро и легко связывает вас с сертифицированными терапевтами.

Один из возможных способов работы над формированием самосознания — это когнитивно-поведенческая терапия, которая направлена ​​на изменение вашего образа мыслей и поведения, например на преодоление негативных стереотипов мышления о себе. Поскольку КПТ — более распространенный вид терапии, было проведено больше исследований. Она признана столь же полезной в Интернете, как и при личной встрече, и недавний обзор извлек данные из 95 исследований, чтобы обнаружить, что люди, скорее всего, завершат онлайн-когнитивно-поведенческую терапию и будут очень довольны их результатами.

Исследование также выявило некоторые преимущества, которыми вы, вероятно, сможете воспользоваться: онлайн-когнитивно-поведенческая терапия рентабельна, то есть зачастую дешевле, чем традиционные сеансы терапии. Для тех, кто беспокоится о негативных стереотипах, связанных с самой терапией, онлайн-терапия может показаться более легким шагом, если вы можете делать это, не выходя из собственного дома. Обратите внимание на следующие отзывы консультантов BetterHelp.

Отзывы консультанта

«За короткое время работы с Teneka я чувствую, что меня понимают и поддерживают больше, чем я думал.После нашего первого сеанса она привлекла мое внимание таким новым способом, о котором я никогда раньше не думал. Я действительно с нетерпением жду своих занятий и чувствую, что она помогла мне раскрыть глубокие проблемы и раны, которые я испытал в детстве, которые действительно изменили и сформировали мой взгляд на себя и свою жизнь. Мне нравится, что она честная, но позитивная. Исходя из низкого положения в жизни, часто именно этот небольшой светлый день может вывести кого-то из непреодолимой тьмы. Так благодарен, что мне повезло работать с Тенекой.«

«Перед тем, как связаться с Амандой, я был в очень плохом состоянии. Она была так полезна! Я начал свой путь к осознанности вместе с ней и с ее помощью приобрел множество инструментов КПТ. Теперь я могу лучше контролировать свои эмоции тревоги и стресса, справляться с прошлыми травмами и начать жить в мире. Я определенно чувствую, что она помогла мне не только вернуться к прежнему «я», но и помочь мне начать превращаться в лучшую версию себя. Она рядом с вами с инструментами, которые вам нужны, или просто чтобы выслушать, если вы скажете ей, что это то, что вам нужно.В эти времена хаоса замечательно чувствовать, что кто-то в вашем углу и на вашей стороне. Если вы страдаете от беспокойства, травмы или проблем с самооценкой, я очень рекомендую ее! »

Заключение

Стереотипы вредны. Будь вы тем, кто причиняет боль другим из-за стереотипов, или вы тот, на кого они влияют, облегчение есть. Вы можете изменить то, как видит мир, и то, как вы реагируете на эти убеждения.Сделай первый шаг.

стереотипов | Просто Психология

  1. Отношения
  2. Стереотипы

Стереотипы

Автор: доктор Сол МакЛеод, обновлено 2017 г.


В социальной психологии стереотип — это фиксированное, чрезмерно обобщенное представление о конкретной группе или классе людей. Создавая стереотипы, мы делаем вывод, что человек обладает целым рядом характеристик и способностей, которые, как мы предполагаем, есть у всех членов этой группы.Например, байкер «адский ангел» одевается в кожу.

Одно из преимуществ стереотипа состоит в том, что он позволяет нам быстро реагировать на ситуации, потому что мы, возможно, уже имели подобный опыт раньше.

Один недостаток состоит в том, что он заставляет нас игнорировать различия между людьми; поэтому мы думаем о людях то, что может быть неправдой (т. е. делаем обобщения).

Использование стереотипов — главный способ упрощения нашего социального мира; поскольку они уменьшают объем обработки (т.е. мышление) мы должны делать, когда встречаем нового человека.

Стереотипы приводят к социальной категоризации, что является одной из причин предвзятого отношения (т. Е. Менталитета «они» и «мы»), которое приводит к группам внутри и вне группы.

Положительные примеры стереотипов включают судей (фраза «трезвый, как судья» предполагает, что это стереотип с очень респектабельным набором характеристик), людей с избыточным весом (которых часто считают «веселыми») и телеведущих (обычно считается очень надежным, респектабельным и беспристрастным).Однако негативные стереотипы кажутся гораздо более распространенными.


Расовые стереотипы

Расовые стереотипы

Исследователи обнаружили, что стереотипы существуют в отношении разных рас, культур или этнических групп. Хотя термины «раса», «культура» и «этнические группы» имеют разные значения, в настоящий момент мы будем понимать, что они означают примерно одно и то же.

Самое известное исследование расовых стереотипов было опубликовано Кацем и Брэйли в 1933 году, когда они сообщили о результатах анкетирования студентов Принстонского университета в США.

Они обнаружили, что студенты придерживаются четких негативных стереотипов — немногие студенты затруднялись ответить на вопросник.

Большинство студентов в то время были белыми американцами, а фотографии других этнических групп включали евреев как проницательных и наемных, японцев как проницательных и хитрых, негров как ленивых и беспечных, а американцев как трудолюбивых и умных.

Неудивительно, что расовые стереотипы всегда благоприятствуют расе держателя и принижают другие расы.Вероятно, верно сказать, что каждая этническая группа имеет расовые стереотипы по отношению к другим группам.

Некоторые психологи утверждают, что это «естественный» аспект человеческого поведения, который, как видно, приносит пользу каждой группе, поскольку помогает в долгосрочной перспективе идентифицировать себя с собственной этнической группой и, таким образом, находить защиту и способствовать безопасности и успеху. группы.

Однако нет никаких доказательств этой точки зрения, и многие авторы утверждают, что это просто способ оправдать расистские взгляды и поведение.


Кац и Брэли (1933) —

Расовые стереотипы

Кац и Брэли (1933) —

Расовые стереотипы

Цель: исследовать стереотипное отношение американцев к разным расам.

Метод : Для исследования стереотипов использовался метод анкетирования. Студентам американских университетов был дан список национальностей и этнических групп (например, ирландцы, немцы и т. Д.), А также список из 84 личностных качеств. Их попросили выбрать пять или шесть черт, которые, по их мнению, были типичными для каждой группы.

Результаты : Наблюдалось значительное согласие по выбранным признакам. Белые американцы, например, считались трудолюбивыми, прогрессивными и амбициозными. Афроамериканцы считались ленивыми, невежественными и музыкальными. Участники были вполне готовы оценить этнические группы, с которыми у них не было личных контактов.

Заключение : Этнические стереотипы широко распространены и разделяются членами определенной социальной группы.


Оценка исследования

Оценка исследования

Исследования Каца и Брэли проводились в 1930-х годах, и можно утверждать, что с тех пор культуры изменились, и мы гораздо менее склонны придерживаться этих стереотипов.

Более поздние исследования, проведенные в 1951 и 1967 годах, обнаружили изменения в стереотипах и в степени их сохранения. В целом стереотипы в более позднем исследовании имели тенденцию быть более позитивными, но вера в то, что определенные этнические группы обладают определенными характеристиками, все еще существовала.

Также следует отметить, что это исследование полностью полагалось на устные отчеты и, следовательно, имеет крайне низкую экологическую значимость.

Тот факт, что участники исследования будут выдвигать стереотипы, когда их спросят, не означает, что люди постоянно действуют в соответствии с ними.Люди не обязательно ведут себя так, как будто стереотипы верны.

Ограниченная информация, которую дают эксперименты, также может создавать характеристики спроса (т.е. участники выясняют, о чем эксперимент, и изменяют свое поведение, например, дают результаты, которые хочет психолог).

Наконец, существует проблема социальной желательности анкетного исследования — люди могут лгать.


Стереотипная угроза

Стереотипная угроза

Стереотипная угроза возникает, когда человек находится в ситуации, когда он боится сделать что-то, что может
нечаянно подтвердить негативный стереотип.Это вызвано простым признанием того, что негативный групповой стереотип
может применяться к вам в данной ситуации.

Важно понимать, что человек может столкнуться с угрозой.
даже если он или она не верит стереотипу.

Стил и Аронсон (1995) провели эксперимент с участием афроамериканцев и белых
студенты колледжа, которые прошли сложный тест, используя предметы из
тест на пригодность (американский экзамен GRE Verbal) под один
из двух условий.

В состоянии угрозы стереотипа ученикам сказали, что
их результативность на тесте была бы хорошим индикатором
их основные интеллектуальные способности.В условиях отсутствия угрозы им сказали, что тест был
просто упражнение по решению проблем и не было диагностическим
способности.

Производительность сравнивалась в двух условиях, и результаты показали, что афроамериканские участники
хуже, чем их белые коллеги, в состоянии стереотипной угрозы, но в отсутствии угрозы
состояние их производительности равнялось с их белыми коллегами.

В другом исследовании (Shih, Pittinsky, and Ambady, 1999) азиатским женщинам тонко напомнили (с
анкета) об их азиатской или женской идентичности перед сдачей сложного теста по математике.

Результаты
показали, что женщины, напомнившие об их «азиатскости», показали лучшие результаты, чем контрольная группа, а женщины
напомнили об их женской идентичности хуже, чем в контрольной группе.

Согласно Стилу, стереотипная угроза порождает «тревогу со стороны внимания» (Steele & Aronson, 1995, p. 809), которая
вызывает эмоциональный стресс и «бдительное беспокойство», которые могут снизить производительность.

Студенты беспокоятся, что их
будущее может быть скомпрометировано восприятием общества и отношением к его группе, поэтому они не сосредотачиваются
внимание на вопросы теста.

Студенты, сдающие тест под угрозой стереотипов, также могут стать неэффективными
на тесте, перечитав вопросы и варианты ответов, а также перепроверив их ответы, более чем
когда не находится под угрозой стереотипов.

Это также может вызвать «атрибутивную двусмысленность» — человек получает низкую оценку и
спрашивает: «Это что-то обо мне или из-за моей расы?»

Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

Ссылки на стиль APA

Cardwell, M. (1996). Психологический словарь . Чикаго, Иллинойс: Фицрой Дирборн.

Кац, Д., и Брэли, К. (1933). Расовые стереотипы ста студентов колледжа. Журнал аномальной и социальной психологии , 28, 280-290.

Ши М., Питтинский Т. Л. и Амбади Н. (1999).Восприимчивость к стереотипам: заметность идентичности и сдвиги в количественных показателях. Психологические науки, 10 (1) , 80-83.

Стил, К. М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и результаты интеллектуального тестирования афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 (5) , 797.

Как ссылаться на эту статью:

Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2015, 24 октября). Стереотипы . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/katz-braly.html

Социальный стереотип — обзор

Дискурс стереотипов

Еще одна повторяющаяся тема в данных — это стереотипное представление молодежи о пожилых людях. Анализ обращения к социальным стереотипам и их использования в дискурсе и по отношению к конкретным последовательностям взаимодействия наглядно демонстрирует трудности в принятии решения о том, когда конкретное замечание, утверждение или приписывание считается стереотипным.В наших данных не было сделано никаких явных и абсолютно бескомпромиссных заявлений о том, что все пожилые люди (или более пожилые люди, чем в популяции в целом) характеризуются определенной чертой или набором черт. Были сделаны обобщенные или относительно инклюзивные заявления, но они, как правило, сопровождались тем, что Хьюитт и Стокс (1975; см. Также Holmes, 1984) называют отказом от ответственности или хеджированием. Например, уточняющие примечания , я думаю, имеют тенденцию к , а вроде все, кажется, функционируют как преграды в следующих комментариях: Я думаю, что пожилые люди склонны как бы бродить по (EK, GD5) и я, , думаю, что это верно в отношении пожилых людей… они действительно склонны трепаться на немного (KM, GD10).Респонденты также делали менее инклюзивные предложения о некоторых пожилых людях и стереотипных приписываниях, когда черты присваиваются конкретным членам категории, а не категории в целом. Например, DG (GD3) соответственно комментирует, что некоторые пожилые люди очень похожи на маленьких детей, они хотят быть в центре внимания как можно дольше, и вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик такой-то .

Рассчитывая приведенные выше примеры как примеры стереотипов, мы косвенно признаем, что при анализе дискурсивных проявлений стереотипов необходимо выйти за рамки идеи стереотипов как абстрактных познаний или убеждений.Трюизм в социальном изучении языка состоит в том, что значение высказываний может быть предметом переговоров во взаимодействии и реконструировано в зависимости от контекстов их использования. Следовательно, можно утверждать, следуя Ван Дейку (1987), что использование преград или заявлений об отказе от ответственности в сочетании с обобщенными утверждениями о пожилых людях может представлять собой тонкую форму предвзятого стереотипа. Таким образом, заявление об ограничении ответственности служит потенциальным средством сохранения лица в случае обвинений в предвзятом отношении, а не простым заявлением об отсутствии уверенности в правдивости своего замечания.

В приведенном ранее примере менее инклюзивного стереотипа респондент DG, возможно, использует ряд особенно банальных и штампованных описательных терминов (а именно, как маленькие дети, игра для сочувствия и , желая быть в центре внимания ) . Мы бы предположили, что эти дескрипторы сами по себе являются социально значимыми с точки зрения их способности нести особый и особенно уничижительный оттенок, когда они связаны со старостью. Более того, мы могли бы обосновать утверждение о том, что люди могут ориентироваться в таких общедоступных значениях, ссылаясь на то, как DG действовал, чтобы ограничить обобщаемость ее собственных наблюдений о пожилых людях.Последовательность ее замечаний началась в очень обобщенных терминах, просто заявив, что они (пожилые люди) играют ради сочувствия . Всеохватывающее введение к ее следующему предложению ( они очень похожи на ) было быстро заменено более осторожным некоторыми пожилыми людьми …, как если бы DG осознал проблемы, присущие ее первому, более глобальному, замечание. К этому времени, однако, нелестное представление о пожилых людях как об эмоционально зависимых и требовательных уже стало общественным достоянием как некий социальный факт (Berger & Luckman, 1967), который доступен другим для использования и использования. .Чтобы избежать обвинения в стереотипах в этих обстоятельствах, респондент должен провести значительную корректирующую и разъяснительную работу. По нашему мнению, потребуется дополнительная работа по исправлению, чтобы избежать заряда негативных стереотипов, чем это очевидно при простом смещении ссылки с них на или в приведенном здесь примере.

Решение считать или не принимать во внимание определенные замечания как стереотипные особенно сложно при рассмотрении примеров стереотипных приписываний, когда устанавливается связь между атрибутом и человеком или его деятельностью, например беседой.Двумя примерами стереотипных приписываний из корпуса данных являются утверждение DG (GD3) о том, что вы прекрасно знаете, что этот человек сварливый старик, поэтому и HP (GD3) комментируют разговоров типа стона . Решения здесь всегда являются предметом тщательного суждения. Приходится решать вопросы о значимости и способе выражения атрибутов, о том, в какой степени приписывание, по-видимому, основано на наблюдениях за индивидуальным поведением, в отличие от статуса цели как члена категории, и еще более сложным вопросом о высказывании. потенциальные, фактические, предполагаемые или непредвиденные социальные последствия.Решение об описании пожилого человека как «сварливого старого такого-то» основывалось главным образом на характере конкретного прилагательного и использованной форме выражения. Скорее менее важными были доказательства, указывающие на индивидуализированную / категориальную основу приговора. Что касается приписывания «стонущего типа разговоров», решение было принято в основном на основе изучения структурной взаимосвязи между темами (см. Следующий раздел). Следовательно, с точки зрения анализа стереотипов, проявляющихся в дискурсе, и в отношении практических суждений о последовательностях ситуативного взаимодействия, следует признать, что все такие решения являются активной интерпретацией имеющихся свидетельств, включая социальные последствия высказывания. .Таким образом, значение предположительно стереотипных заявлений должно восприниматься как неоднозначное по своей сути и открытое для оспаривания и переговоров.

Если решения о стереотипах в дискурсе всегда являются предметом суждения, которое необходимо защищать на основе аргументированных свидетельств и аргументов, свидетельства социальных стереотипов становятся тем яснее, чем больше замечание формулируется в обобщенном виде, а не в конкретных терминах. Отрывок 2 здесь особенно поучителен. Он иллюстрирует аспект процесса стереотипирования, который становится очевидным только при его изучении как аспект практического суждения и принятия решений в отношении ситуативных взаимодействий.Под этим подразумеваются дискурсивные процессы, с помощью которых люди приходят к все более четким категоричным утверждениям. Эти относительно четкие категоричные утверждения следуют за первоначально более ограниченными наблюдениями в отношении отдельных лиц или небольшого числа людей.

В выдержке 2, смещение референции от разговоров об отдельных людях к обсуждению более общих тенденций можно найти в комментариях как о молодых, так и о пожилых. Большинство ранних замечаний в отрывке относятся к отдельным людям, услышанным на магнитных лентах.Ссылки от третьего лица на девочку (строка 11) и молодая девушка (строка 32), учитывая дизайн исследования, неуверенно идентифицируют либо молодого реципиента на магнитных лентах стимулов, либо молодых оценщиков. Зная об этом, R (исследователь) неоднократно задает свои вопросы самим оценщикам (обозначенным как you ) между строками 14 и 17, чтобы убедиться, что они сами признают, что испытывали чувство неловкости в обсуждаемых беседах.По крайней мере, один молодой оценщик затем показывает, что она чувствительна к этой проблеме двусмысленного упоминания, изменяя свой способ ответа на R, чтобы указать на свои личные мысли (, я думаю, это было просто …) в строке 20. Теперь перейдем к ссылкам на пожилые люди, между строками 18 и 36 все негативные (и часто стереотипно звучащие) замечания RT сосредотачиваются на отдельных пожилых людях, обозначенных как она и ее (например, она произвела впечатление, будто хотела по этому поводу стонать кому-то (строки 27–28) и ее отношение к нему (строка 21).Однако в строке 37 RT начинает расширять возможности обобщения своих замечаний, указывая на то, что есть еще несколько подобных . В следующем предложении ссылка на несколько других заменена ссылкой от третьего лица во множественном числе они , что-то, что R повторяет, когда она просит RT подтвердить свое понимание того, что было сказано: вы думаете, что они на самом деле пытаются для этого (строки 40–41).

В начале отрывка есть индивидуальное приписывание (т. Е., 27–28), что, пожалуй, можно отнести к возрастным стереотипам. Доказательства стереотипов, казалось бы, стали более легко интерпретируемыми как таковые, однако, по мере того, как ссылка переходит на от третьего лица множественное число и более явно категоричные ссылки. Когда RT сообщает , что они пытались сделать другого неудобно смущенным (строки 38–39), все еще остается неясным, является ли предполагаемая ссылка всего лишь несколькими конкретными пожилыми людьми на магнитных лентах стимулов или пожилыми людьми в целом. Но в строке 42, когда К.М. вмешивается, чтобы показать свое согласие с развивающимися настроениями, говоря да, пытаясь заставить вас пожалеть их каким-то образом , становится все труднее избежать интерпретации ее ссылки на , на них (то есть на пожилых людей). люди) ни в чем, кроме межгрупповых и стереотипных.Это связано с тем, что ссылка теперь трижды удалена из оригинала, более осторожное замечание, касающееся всего нескольких пожилых людей. Стереотипность также усиливается тем фактом, что ссылка на и в строке 42 явно предназначена для выражения чувства человека или людей в целом. Другими словами, обе группы вовлеченных людей, по-видимому, стали упоминаться в глобальных, категориальных или межгрупповых терминах.

Очевидно, что приход к негативным стереотипным суждениям о возрасте подтверждает опыт неудовлетворенности в обменах между поколениями с участием последовательностей пожилых PSD.Этот момент часто иллюстрируется данными, когда добровольцы предлагают стереотипное замечание в качестве причины или объяснения своего дискомфорта или трудностей по отношению к пожилым людям с тяжелыми заболеваниями. Вышеупомянутый комментарий DG о старом человеке как сварливом старике попадает в эту категорию. Однако, как и в разговорах о грусти и сочувствии к пожилым людям с тяжелой жизнью, дискурс стереотипов не всегда используется для подтверждения ощущения дискомфорта или трудностей.Разговоры о нежелательном поведении пожилых людей также могут занижать оценку причиненных проблем. Это проиллюстрировано в GD3, когда и EB, и RHW утверждают, что разговоры с участием последовательностей пожилых PSD не являются трудными для слушателей, потому что они являются подпрограммой или , потому что они встречались до . Логика такого утверждения не совсем ясна до тех пор, пока RHW не заявит, что в некоторых отношениях нужно воспринимать с долей скептицизма . Тогда приходит понимание, что дискомфорт или трудности отрицаются, потому что респонденты не верят, что заявление раскрывающего (об одиночестве) является подлинным.Это один из самых ярких и тревожных примеров стереотипов, обнаруженных в исследовании. Это дополняется последним комментарием Д.Г., подтверждающим классический стереотип перевернутой буквы U о стариках как детях (см., Например, Coupland and Coupland, 1990).

Стереотипы, предрассудки и дискриминация | Протокол

7.2: Стереотипы, предрассудки и дискриминация

Люди очень разнообразны, и, хотя у нас много общего, у нас также есть много различий.Социальные группы, к которым мы принадлежим, помогают формировать нашу идентичность (Tajfel, 1974). Некоторым людям может быть трудно примирить эти различия, что может привести к предубеждениям по отношению к другим людям. Предубеждение — это негативное отношение и чувство к человеку, основанное исключительно на его принадлежности к определенной социальной группе (Allport, 1954; Brown, 2010). Предрассудки распространены против людей, принадлежащих к незнакомой культурной группе. Таким образом, определенные типы образования, контактов, взаимодействия и построения отношений с членами различных культурных групп могут снизить склонность к предубеждениям.Фактически, простое представление о взаимодействии с представителями разных культурных групп может повлиять на предрассудки. Действительно, когда участников эксперимента просили представить, что они позитивно взаимодействуют с кем-то из другой группы, это привело к усилению позитивного отношения к другой группе и увеличению положительных черт, связанных с другой группой. Кроме того, воображаемое социальное взаимодействие может уменьшить беспокойство, связанное с межгрупповым взаимодействием (Crisp & Turner, 2009). Какие примеры социальных групп, к которым вы принадлежите, способствуют вашей идентичности? Социальные группы могут включать пол, расу, этническую принадлежность, национальность, социальный класс, религию, сексуальную ориентацию, профессию и многое другое.И, как и в случае с социальными ролями, вы можете одновременно быть членом более чем одной социальной группы. Примером предрассудков является отрицательное отношение к людям, которые не родились в Соединенных Штатах. Хотя люди, придерживающиеся такого предвзятого отношения, не знают всех людей, которые не родились в Соединенных Штатах, они не любят их из-за их статуса иностранцев.

Можете ли вы вспомнить предвзятое отношение к группе людей? Как развились ваши предубеждения? Предубеждение часто начинается в форме стереотипа — то есть определенного убеждения или предположения о людях, основанных исключительно на их принадлежности к группе, независимо от их индивидуальных характеристик.Стереотипы становятся чрезмерно обобщенными и применяются ко всем членам группы. Например, человек, придерживающийся предвзятого отношения к пожилым людям, может полагать, что пожилые люди медлительны и некомпетентны (Cuddy, Norton, & Fiske, 2005; Nelson, 2004). Мы не можем знать каждого человека пожилого возраста, чтобы знать, что все пожилые люди медлительны и некомпетентны. Таким образом, это негативное убеждение распространяется на всех членов группы, даже несмотря на то, что многие из отдельных членов группы на самом деле могут быть бойкими и умными.

Другой пример хорошо известного стереотипа связан с представлениями о расовых различиях между спортсменами. Как отмечают Ходж, Бёрден, Робинсон и Беннетт (2008), чернокожие спортсмены-мужчины часто считаются более спортивными, но менее умными, чем их белые коллеги-мужчины. Эти убеждения сохраняются, несмотря на ряд громких примеров обратного. К сожалению, такие убеждения часто влияют на то, как к этим спортсменам относятся другие, и на то, как они относятся к себе и своим возможностям.Независимо от того, согласны вы со стереотипом или нет, стереотипы обычно хорошо известны в данной культуре (Devine, 1989).

Иногда люди действуют исходя из своего предвзятого отношения к группе людей, и такое поведение известно как дискриминация. Дискриминация — это негативное действие по отношению к человеку в результате его принадлежности к определенной группе (Allport, 1954; Dovidio & Gaertner, 2004). В результате негативных убеждений (стереотипов) и негативного отношения (предубеждений) к определенной группе люди часто плохо относятся к объекту предубеждений, например, исключая пожилых людей из своего круга друзей.Пример психолога, испытывающего гендерную дискриминацию, можно найти в жизни и исследованиях Мэри Уитон Калкинс. Калкинс получил специальное разрешение посещать аспирантские семинары в Гарварде (в то время, в конце 1880-х годов, Гарвард не принимал женщин), и однажды он был единственным учеником известного психолога Уильяма Джеймса. Она прошла все требования, необходимые для получения докторской степени, и психолог Хьюго Мюнстерберг назвал ее «одним из сильнейших профессоров психологии в стране».Однако Гарвард отказался предоставить Калкинс докторскую степень, потому что она была женщиной (Гарвардский университет, 2019). Вы когда-нибудь подвергались дискриминации? Если да, то как это негативное обращение вызывало у вас чувство?

При обсуждении стереотипов, предрассудков и дискриминации чаще всего используются негативные и проблемные мысли, чувства и поведение. Тем не менее, люди могут удерживать положительных мыслей, чувств и поведения по отношению к отдельным людям на основе членства в группе; например, они будут проявлять предпочтение к людям, которые похожи на них самих, то есть тех, кто принадлежит к одному полу, расе или любимой спортивной команде.

Виды предрассудков и дискриминации

Когда мы встречаем незнакомцев, мы автоматически обрабатываем три части информации о них: их расу, пол и возраст (Ito & Urland, 2003). Почему эти аспекты незнакомого человека так важны? Почему вместо этого мы не замечаем, дружелюбны ли они в глазах, улыбаются ли они, их рост, тип одежды, которую они носят? Хотя эти второстепенные характеристики важны для формирования первого впечатления о незнакомце, социальные категории расы, пола и возраста предоставляют обширную информацию о человеке.Однако эта информация часто основана на стереотипах. У нас могут быть разные ожидания от незнакомцев в зависимости от их расы, пола и возраста. Какие стереотипы и предубеждения вы придерживаетесь в отношении людей, принадлежащих к расе, полу и возрастной группе, отличной от вашей? Узнайте свои неявные ассоциации, пройдя здесь тест на неявные ассоциации!

Расизм

Расизм — это предубеждение и дискриминация в отношении человека, основанная исключительно на его принадлежности к определенной расовой группе (например, по отношению к афроамериканцам, американцам азиатского происхождения, латиноамериканцам, коренным американцам, американцам европейского происхождения).Каковы стереотипы различных расовых или этнических групп? Исследования показывают, что культурные стереотипы американцев азиатского происхождения включают холодность, хитрость и ум; для латиноамериканцев — холодных и неразумных; для американцев европейского происхождения — холодные и умные; а для афроамериканцев — агрессивных, спортивных и более склонных к нарушению закона (Devine & Elliot, 1995; Fiske, Cuddy, Glick, & Xu, 2002; Sommers & Ellsworth, 2000; Dixon & Linz, 2000).

Расизм существует во многих расовых и этнических группах.Например, у чернокожих значительно выше вероятность того, что их автомобили будут обыскивать во время остановок движения, чем у белых, особенно когда чернокожие едут в преимущественно белых кварталах (явление, часто называемое «DWB» или «вождение в то время как чернокожие»); Rojek, Rosenfeld, И Декер, 2012).

американцев мексиканского происхождения и другие группы латиноамериканцев также являются объектами расизма со стороны полиции и других членов сообщества. Например, при покупке товаров по личному чеку латиноамериканских покупателей с большей вероятностью, чем белых, попросят предъявить официальное удостоверение личности (Dovidio et al., 2010).

В одном случае предполагаемого преследования со стороны полиции, несколько полицейских в Ист-Хейвене, штат Коннектикут, были арестованы по федеральным обвинениям из-за, как сообщается, продолжающихся преследований и жестокого обращения с латиноамериканцами. Когда прозвучали обвинения, мэра Ист-Хейвена спросили: «Что вы делаете сегодня для латиноамериканского сообщества?» Мэр ответил: «Я могу съесть тако, когда пойду домой, я еще не совсем уверен» («Мэр Ист-Хейвена», 2012 г.). Это заявление подрывает важную проблему расового профилирования и преследования латиноамериканцев полицией, принижая латиноамериканскую культуру, подчеркивая интерес к продуктам питания, стереотипно связанным с латиноамериканцами.

Расизм распространен по отношению ко многим другим группам в Соединенных Штатах, включая коренных американцев, американцев арабского происхождения, американцев-евреев и американцев азиатского происхождения. Были ли вы свидетелями расизма по отношению к какой-либо из этих расовых или этнических групп? Вы знаете о расизме в вашем сообществе?

Одна из причин, по которой современные формы расизма и предрассудков в целом трудно обнаружить, связана с моделью двойственного отношения (Wilson, Lindsey, & Schooler, 2000). У людей есть две формы отношения: явные, сознательные и контролируемые, и неявные, бессознательные и неконтролируемые (Devine, 1989; Olson & Fazio, 2003).Поскольку придерживаться эгалитарных взглядов является социально желательным (Plant & Devine, 1998), большинство людей не проявляют крайних расовых предубеждений или других предубеждений в отношении показателей своих явных взглядов. Однако показатели неявного отношения часто демонстрируют признаки расовой предвзятости от легкой до сильной или других предрассудков (Greenwald, McGee, & Schwartz, 1998; Olson & Fazio, 2003).

Сексизм

Сексизм — это предрассудки и дискриминация по отношению к людям по признаку пола. Как правило, сексизм проявляется в том, что мужчины придерживаются предубеждений по отношению к женщинам, но любой пол может проявлять сексизм по отношению к своему собственному или противоположному полу.Как и расизм, сексизм может быть незаметным, и его трудно обнаружить. Распространенные формы сексизма в современном обществе включают ожидания гендерных ролей, такие как ожидание, что женщины будут заботиться о домашнем хозяйстве. Сексизм также включает в себя ожидания людей в отношении того, как должны вести себя члены гендерной группы. Например, ожидается, что женщины будут дружелюбными, пассивными и заботливыми, и когда женщины ведут себя недружелюбно, напористо или пренебрежительно, их часто не любят за нарушение своей гендерной роли (Rudman, 1998).Исследование, проведенное Лори Рудман (1998), обнаруживает, что, когда кандидаты-женщины занимаются саморекламой, они, скорее всего, будут рассматриваться как компетентные, но их могут не любить и с меньшей вероятностью примут на работу, потому что они из скромности нарушили гендерные ожидания. Сексизм может существовать на социальном уровне, например, в вопросах найма, возможностей трудоустройства и образования. Женщины с меньшей вероятностью будут приняты на работу или продвинуты по службе в профессиях, в которых доминируют мужчины, таких как инженерное дело, авиация и строительство (Blau, Ferber, & Winkler, 2010; Ceci & Williams, 2011).Вы когда-нибудь испытывали или были свидетелями сексизма? Подумайте о работе или карьере членов вашей семьи. Как вы думаете, почему существуют различия в работе женщин и мужчин, например, больше женщин-медсестер, но больше хирургов-мужчин (Betz, 2008)?

Эйджизм

Люди часто формируют суждения и ожидания о людях в зависимости от их возраста. Эти суждения и ожидания могут привести к эйджизму или предубеждениям и дискриминации по отношению к людям исключительно на основании их возраста. Обычно эйджизм проявляется в отношении пожилых людей, но эйджизм также может проявляться в отношении более молодых людей.Подумайте об ожиданиях, которые вы испытываете в отношении пожилых людей. Как чьи-то ожидания могут повлиять на чувства, которые они испытывают к людям из старших возрастных групп? Эйджизм широко распространен в культуре США (Nosek, 2005), и распространенное эйджистское отношение к пожилым людям состоит в том, что они некомпетентны, физически слабы и медлительны (Greenberg, Schimel, & Martens, 2002), а некоторые люди считают пожилых людей менее привлекательными. Однако некоторые культуры, в том числе некоторые азиатские, латиноамериканские и афроамериканские культуры, как за пределами, так и внутри Соединенных Штатов, вызывают у пожилых людей уважение и почтение.

Эйджизм также может возникать по отношению к более молодым людям. Какие ожидания вы испытываете к молодым людям? Ожидает ли общество, что молодые люди будут незрелыми и безответственными? Как эти две формы эйджизма могут повлиять на молодых и пожилых людей, претендующих на должность продавца?

Гомофобия

Другой формой предубеждения является гомофобия: предубеждение и дискриминация людей исключительно на основании их сексуальной ориентации. Подобно эйджизму, гомофобия — широко распространенное предубеждение в У.S. общество, которое терпят многие люди (Herek & McLemore, 2013; Nosek, 2005). Негативные чувства часто приводят к дискриминации, такой как исключение лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ) из социальных групп и избегание соседей и коллег из числа ЛГБТ. Эта дискриминация также распространяется на работодателей, сознательно отказывающихся нанимать квалифицированных соискателей из числа представителей ЛГБТ. Вы испытывали или были свидетелями гомофобии? Если да, то какие стереотипы, предвзятое отношение и дискриминация были очевидны?

Почему существуют предрассудки и дискриминация?

Предрассудки и дискриминация сохраняются в обществе из-за социального обучения и соблюдения социальных норм.Дети учатся предвзятым взглядам и убеждениям общества: своих родителей, учителей, друзей, средств массовой информации и других источников социализации, таких как Facebook (O’Keeffe & Clarke-Pearson, 2011). Если определенные типы предубеждений и дискриминации приемлемы в обществе, может существовать нормативное давление, чтобы соответствовать и разделять эти предвзятые убеждения, отношения и поведение. Например, государственные и частные школы все еще в некоторой степени разделены по социальному классу. Исторически сложилось так, что только дети из богатых семей могли позволить себе посещать частные школы, тогда как дети из семей со средним и низким доходом обычно посещали государственные школы.Если ребенок из малообеспеченной семьи получит стипендию для посещения частной школы, как могут относиться к ребенку одноклассники? Можете ли вы вспомнить время, когда вы придерживались предвзятого отношения или убеждений или действовали дискриминационным образом, потому что ваша группа друзей ожидала от вас этого?

Этот текст адаптирован из OpenStax, Psychology. OpenStax CNX.


Рекомендуемое чтение

Гринвальд, А.Г., МакГи Д. Э. и Шварц Дж. Л. (1998). Измерение индивидуальных различий в неявном познании: Тест неявных ассоциаций. Журнал личности и социальной психологии , 74 , 1464.

Причинный тест модели содержания стереотипов

Групповой процесс Межгрупповая связь. Авторская рукопись; доступно в PMC 2013 25 ноября.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC3839230

NIHMSID: NIHMS525929

Peter A.Caprariello

Университет Рочестера Клинические и социальные науки в психологии Meliora Hall RC Box 270266 Rochester, NY 14627 [email protected]

Эми Дж. К. Кадди

Гарвардский университет

Университет Принца Т. Капрариелло, Университет Рочестера Клинические и социальные науки в психологии Meliora Hall RC Box 270266 Rochester, NY 14627 [email protected]; См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Модель содержания стереотипов (SCM) утверждает, что социальная структура предсказывает определенные культурные стереотипы и связанные с ними эмоциональные предрассудки. Никакие предшествующие доказательства на уровне общества не позволяли манипулировать обоими структурными предикторами и измерять стереотипы и предрассудки. В настоящем исследовании участники ( n = 120) отреагировали на иммиграционный сценарий, изображающий группу с высоким или низким статусом, конкурентную или неконкурентоспособную, и оценили свой вероятный стереотип (сердечность и компетентность) и вызвали эмоциональные предрассудки (восхищение). , презрение, зависть и жалость).Семь из восьми конкретных прогнозов полностью подтверждаются, что подтверждает предсказанную SCM причинность социальных структурных эффектов на культурные стереотипы и эмоциональные предрассудки.

Ключевые слова: компетентность, конкуренция, эмоции, статус, стереотипы, теплота

Теоретики давно отметили, что социальные структурные отношения между группами ответственны за наблюдаемые модели стереотипов, предрассудков и дискриминации (Allport, 1954; Sherif, Harvey, White, Hood, & Sherif, 1961).В частности, две социальные структурные переменные, воспринимаемый статус группы и конкуренция, могут формировать основу для реакции членов внутренней группы на членов внешней группы на социальном уровне. Согласно модели содержания стереотипов (SCM; Cuddy, Fiske, & Glick, 2007; Fiske, Cuddy, & Glick, 2007; Fiske, Cuddy, Glick, & Xu, 2002), воспринимаемая межгрупповая конкуренция снижает стереотипную теплоту групп, в то время как воспринимаемая групповой статус обуславливает их стереотипную компетентность. Более того, систематические комбинации теплоты и компетентности предсказывают аффективные реакции на членов чужих групп, определяемых этими параметрами (Cuddy et al., 2007; Fiske et al., 2002)

Предполагается, что влияние социальной структуры на последующие стереотипы и эмоции носит причинный характер, но допущение о причинности еще предстоит проверить. В ряде исследований изучались отношения между тремя наборами переменных, хотя по большей части эти отношения были проверены на корреляционной основе (см.). Два экспериментальных исследования (Cuddy et al., 2007) подтвердили причинно-следственные связи между стереотипами, эмоциями и поведением. Однако социально-структурная гипотеза о том, что относительный статус и взаимозависимость определяют содержание стереотипов и эмоций, остается непроверенной.Настоящее исследование направлено на восполнение этого пробела.

Корреляционная поддержка гипотетических случайных связей между социальной структурой и групповой предвзятостью.

Статус и конкуренция последовательно коррелируют в ожидаемом направлении со стереотипами компетентности и теплоты, а также с конкретными эмоциями и поведением (Cuddy et al., 2007; Eckes, 2002; Fiske, Xu, Cuddy, & Glick, 1999; Fiske et al., 2007; Eckes, 2002; Fiske, Xu, Cuddy, & Glick, 1999; Fiske et al. al., 2002), даже межкультурно (Cuddy et al., 2009). Необходим экспериментальный подход для проверки причинной связи между социальной структурой и стереотипами.Теоретически важно убедиться, что конкурентные тенденции группы влияют на восприятие теплоты (или ее отсутствия). Не менее важно убедиться, что фактический статус группы по отношению к другим группам вызывает восприятие компетентности и вызывает эмоциональные реакции. Статус и конкуренция могут стать катализатором групповых предубеждений по ряду причин. Принимая во внимание структурные отношения между группами (то есть воспринимаемую конкуренцию-сотрудничество и разницу в статусе группы), членство в целевой группе предоставляет информацию, необходимую для быстрого ответа на два вопроса, которые помогают направлять взаимодействие.Во-первых, воспринимающим необходимо знать, намеревается ли социальная сущность помочь или причинить вред, и, во-вторых, может ли сущность осуществить свое намерение. Если предположить, что социальное восприятие работает на службе целей взаимодействия (Fiske, 1992), то из этого следует, что понимание намерений и возможностей внешней группы по реализации своих намерений будет основным мотивом в восприятии социальных объектов. Измерения теплоты и компетентности, по-видимому, являются универсальными и фундаментальными характеристиками социального восприятия (Cuddy, Fiske, & Glick, 2008; Fiske et al., 2007).

Конкуренция отвечает на вопрос о намерениях. Конкуренция противопоставляет желаемые ресурсы одной социальной группы другой, и для того, чтобы конкурировать, нужно стремиться максимизировать свои ресурсы по сравнению с другими. Восприятие конкурента (или конкурирующей группы) и знание их потенциально конфликтующих целей помогает оценить намерения группы как теплые или не теплые, чтобы распознать потенциальную угрозу для ресурсов (Fiske, 1993). Знание того, что группа намеревается соревноваться за ресурсы, предполагает, что члены группы имеют негативные намерения по отношению к другим (холодные, недружелюбные и ненадежные), а знание того, что группа намеревается сотрудничать, предполагает позитивные намерения по отношению к другим (тепло, дружелюбие и надежность).

Статус отвечает на вопрос о возможностях. Статус указывает на способность получать ресурсы от других. Группы с высоким статусом обычно также обладают высокой властью, что указывает на способность контролировать и предоставлять ресурсы. Однако и статус, и власть определяются их способностями регулировать ресурсы, и поэтому признание статуса неразрывно связано с воспринимаемой компетентностью (Fiske, 1993). Знание того, что группа не только намеревается извлекать ресурсы, но и имеет возможность сделать это, предполагает, что члены группы компетентны, в то время как отсутствие способностей предполагает обратное.

Статус, конкуренция и стереотипы теплоты и компетентности

SCM устанавливает причинно-следственные связи между социальной структурой, стереотипами и предрассудками. Данные корреляции показывают, что социальная структура предсказывает стереотипы, которые, в свою очередь, предсказывают эмоции (Cuddy et al., 2009; Fiske et al., 1999, 2002). Однако на сегодняшний день лишь несколько исследований манипулируют социальными структурными переменными, чтобы сделать вывод о причинном влиянии на последующие стереотипы и эмоции. Некоторые из этих исследований манипулировали статусом людей как членов групп.Например, в эксперименте, который манипулировал статусом и одеждой гипотетической сотрудницы-женщины, женщина, занимающая высокий статус и одетая сексуально, была воспринята как менее компетентная, чем в деловой одежде (Глик, Ларсен, Джонсон , & Бранститер, 2005). В другом эксперименте от кандидатов на вакансии, которые занимали должности с более высоким статусом, ожидалось, что они будут лучше работать и будут успешнее продвигаться по карьерной лестнице, что указывает на положительные ожидания, основанные на компетентности (Aquino, Stewart, & Reed, 2005).В эксперименте, который манипулировал статусом путем изменения стоимости дома целевого человека, жители более дорогих домов воспринимались как более компетентные (но не теплые), чем жители менее дорогих домов (Oldmeadow & Fiske, 2007). В эксперименте, который манипулировал статусом и конкуренцией между людьми, проявились воспринимаемая компетентность и теплота, как и предсказывал SCM (Russell & Fiske, 2008), но обстановка снова была индивидуальной.

Эксперименты на уровне группы показали, что некоторые группы с низким статусом считаются общительными и с низким уровнем компетентности, тогда как некоторые группы с высоким статусом считаются с низким уровнем общительности и высоким уровнем компетентности (Betancor, Rodriguez, Rodriguez, Leyens, & Quiles , 2005).Кроме того, стереотипно низкая компетентность работающих матерей (Cuddy, Fiske, & Glick, 2004), по-видимому, проистекает из пониженного статуса, связанного с совмещением карьеры и материнства (Ridgeway & Correll, 2004). Таким образом, экспериментальные данные свидетельствуют о том, что изменения в статусе являются причинными факторами в интерпретации способностей отдельного члена группы или способностей конкретной группы.

Соревнование также использовалось в течение многих лет, чтобы измерить его влияние на стереотипы, начиная с исследования «Пещера разбойников» (Sherif et al., 1961). В более поздних примерах конкуренция использовалась как реальная и символическая угроза, исходящая от подгруппы руандийского меньшинства; оба типа угроз усилили негативное отношение респондентов к группе (Stephan, Renfro, Esses, Stephan, & Martin, 2005). Аналогичным образом, эксперименты оперировали конкуренцией как способность иностранцев забирать рабочие места у граждан, и они обнаружили, что высококонкурентные иностранцы вызывают большую дискриминацию, чем иностранцы с низкой конкуренцией (Falomir-Pichastor, Munoz-Rojas, Invernizzi, & Mugny, 2004).В других экспериментах конкуренция между группами и способствовала стереотипным впечатлениям между участниками, в то время как межгрупповая конкуренция способствовала индивидуальным впечатлениям (Ruscher, Fiske, Miki, & Van Manen, 1991). Следовательно, конкуренция причинно снижает восприятие привлекательности и индивидуальности чужой группы. Но в этих исследованиях манипулировали только статусом, а не статусом и конкуренцией одновременно, и они не измеряли их соответствующее влияние на компетентность и сердечность.

Статус, конкуренция и особые эмоциональные предрассудки

Восприятие других групп как теплых по сравнению с холодными и компетентных по сравнению с некомпетентными влияет на эмоциональные реакции людей на эти группы. SCM описывает систематические, дифференцированные модели эмоциональных предрассудков, которые, как правило, являются результатом стереотипов высокой и низкой сердечности и компетентности (Fiske et al., 2002). Четыре эмоции — восхищение, презрение, зависть и жалость — возникают в результате четырех комбинаций стереотипов высокой и низкой теплоты и компетентности.Групповые эмоции часто активируются ситуационными оценками потенциального вреда или пользы от других групповых поз (Mackie, Devos, & Smith, 2000). Теоретическая поддержка отношений между этими конкретными эмоциями и четырех комбинаций стереотипов компетентности и теплоты может могут быть получены из основанных на социальных сравнениях подходов к эмоциям (например, Smith, 2000). Однозначные комбинации стереотипов теплоты и компетентности приводят к однозначным эмоциональным реакциям. Стереотипы высокой теплоты / высокой компетентности вызывают восхищение — эмоцию, которая вытекает из ассимиляции (т.е. неконкурентоспособность), восходящие (т. е. высокий статус) социальные сравнения (например, Fiske et al., 2002). В противоположном углу стереотипы низкой теплоты / низкой компетентности вызывают презрение, эмоцию, которая вытекает из контрастных (то есть соревновательных), нисходящих (то есть низкого статуса) сравнений (например, Dijker, Koomen, van den Heuvel, & Frijda, 1996). Амбивалентные комбинации стереотипов теплоты и компетентности приводят к более амбивалентным эмоциональным реакциям. Стереотипы низкой сердечности / высокой компетентности вызывают зависть — эмоцию, которая возникает из-за контрастирующих, восходящих социальных сравнений (напр.грамм. Смит, Пэрротт, Озер и Мониз, 1994). Стереотипы с высокой теплотой и низкой компетентностью вызывают жалость — эмоцию, которая проистекает из нисходящих ассимилятивных социальных сравнений (например, Cuddy et al., 2007). Мы прогнозируем, что в дальнейшем четыре комбинации высокой и низкой межгрупповой конкуренции и статуса, которые соответствуют четырем комбинациям высокой и низкой сердечности и компетентности, будут предсказывать одни и те же модели эмоций.

Настоящее исследование

Наши прогнозы предполагают причинное влияние социальной структуры на социальные стереотипы и эмоции, но доказательства, подтверждающие причинность, отсутствуют.На сегодняшний день ни одно исследование не позволило одновременно манипулировать как относительным статусом, так и конкуренцией на межгрупповом уровне и не выявить изменения стереотипов теплоты и компетентности и эмоциональных предрассудков. Таким образом, цель настоящего исследования — расширить предыдущие исследования, манипулируя социальными структурными переменными конкуренции и статуса, чтобы наблюдать последующие изменения в стереотипах черт и аффективных реакциях, тем самым проверяя предложенную причинную структуру СКМ. Для этого мы провели эксперимент с использованием гипотетических сценариев.Гипотетические сценарии позволяют нам полностью пересекать структурные переменные и наблюдать причинные изменения, поскольку они относятся к незнакомой этнической группе, без риска вмешательства из-за групповых отношений, ограниченных фактическими историческими и текущими обстоятельствами. Таким образом, различия в чертах компетентности и сердечности должны быть прямым результатом причинного влияния структурных переменных, лишенных ковариации с фактическими групповыми отношениями, что является решающим тестом SCM. Незнакомые этнические группы, описанные в сценариях, систематически различались как по своей конкуренции, так и по статусу, чтобы проверить гипотезу о том, что при прочих равных, культурные стереотипы по отношению к членам чужих групп являются результатом социальных структурных отношений между группами.В частности, мы тестируем следующее:

  • Соревнование в высокой группе снижает рейтинг тепла.

  • Групповая конкуренция не повлияет на рейтинг компетентности.

  • Высокий статус группы повысит рейтинг компетентности.

  • Статус группы не влияет на восприятие тепла.

  • Группы с низкой конкуренцией и высоким статусом вызывают восхищение.

  • Высококонкурентные группы с высоким статусом вызовут зависть.

  • Группы с высокой конкуренцией и низким статусом вызовут неуважение.

  • Группы с низкой конкуренцией и низким статусом вызовут жалость.

Метод

Участники

Сто двадцать студентов из частного северо-восточного университета были набраны из пула участников психологии в обмен на зачетные курсы. Участники заполнили следующие материалы как часть большой отдельной серии анкет. Из 120 участников 31 был мужчиной (26%) и 89 женщинами (74%).Средний возраст составлял 20,1 года (SD = 1,6). Национальность не регистрировалась.

Материалы

Виньетки

В анкетах была изображена незнакомая этническая группа, предположительно иммигрирующая в нашу страну в ближайшем будущем. В межсубъектном дизайне 2 × 2 анкеты варьировали конкуренцию (высокий, низкий) и статус (высокий, низкий) группы в ее родной стране и просили участников сообщить о своем восприятии группы.

Участники читают:

В связи с политическими и экономическими обстоятельствами, демографы предсказывают волны иммиграции в ближайшие несколько лет из этнической группы за пределами наших границ, называемой валлонцами.У себя на родине члены этой группы обычно имеют престижную работу, хорошо образованы и экономически успешны [работа с низким статусом, необразованность и экономическая неудача]. Однако они также берут власть и ресурсы у [делятся властью и ресурсами с] членами других групп. Когда члены этой этнической группы прибудут сюда, в какой степени люди здесь будут, вероятно, рассматривать приходящих членов группы следующим образом?

Полужирный текст в оригинале выделен жирным шрифтом; вариант указан в тексте в квадратных скобках.Затем участники оценили незнакомую этническую группу по прилагательным компетентности и сердечности (см. Ниже). Затем участники читают: «Когда прибудут представители этой этнической группы, до какой степени люди здесь будут испытывать по отношению к ним каждую из следующих эмоций?» И оценили свои эмоциональные реакции (см. Ниже).

Стереотипы теплоты и компетентности

Участники оценили свое восприятие теплоты незнакомой этнической группы (включая добродушных и теплых , ∝ =.93) и компетентность (включая компетентных и способных , = 0,87) с использованием 7-балльной шкалы (1 = крайне маловероятно, до 7 = весьма вероятно, ). Все прилагательные «теплота-компетентность» взяты из предыдущих исследований SCM (см. Cuddy et al., 2007; Fiske et al., 2002).

Эмоциональные предрассудки

Используя 7-балльную шкалу (1 = крайне маловероятно до 7 = чрезвычайно вероятно ), участники оценили вероятность того, что они и другие будут испытывать восхищение (включая восхищение и гордость , ∝ = .52), зависть (включая зависть и ревность , = 0,94), жалость (включая жалость и симпатию , ∝ = 0,74) и презрение (включая презрение и отвращение , ∝ = 0,61) в сторону входящей группы. 1 Все слова-эмоции взяты из предыдущих исследований SCM (см. Cuddy et al., 2007; Fiske et al., 2002).

Результаты

Влияние конкуренции и статуса на стереотипы сердечности и компетентности

Чтобы проверить первую гипотезу, мы представили оценки сердечности на 2 (Конкуренция: высокая, низкая) × 2 (Статус: высокая, низкая) ANOVA.Как и предполагалось, конкуренция оказала основное влияние на теплоту, так что конкурирующие группы были оценены как менее горячие ( M = 3,41), чем неконкурентные группы ( M = 3,99), F (1, 115) = 6,67, p <0,02, η P 2 = 0,06. Также, как предсказано гипотезой 2, не было никакого основного эффекта статуса на теплоту ( F <1,0) и никакого взаимодействия статуса × конкуренции ( F <1,0). представляет средние оценки компетентности и сердечности по состоянию.

Таблица 1

Средние оценки компетентности и сердечности по состоянию

(1,30772 77) 3,4 1,26)

Статус Конкуренция Компетентность Теплота
Высокая

Высокая
Высокий Низкий 4,83 (1,35) 4,13 (1,44)
Низкий Высокий 2.80 (1,03) 3,35 (0,95)
Низкий Низкий 3,21 (1,21) 3,84 (1,20)

Чтобы проверить третью гипотезу, мы отправили оценки компетентности в 2 (Конкуренция: высокая, низкая) × 2 (Статус: высокая, низкая) дисперсионный анализ (ANOVA). Как и предполагалось, статус оказывал основное влияние на компетентность, так что члены групп с высоким статусом были оценены как более компетентные ( M = 4,71), чем группы с низким статусом ( M = 2.99), F (1, 115) = 55,51, p <0,001, η P 2 = 0,33. Также, как предсказано гипотезой 3, не было никакого основного влияния конкуренции на компетенцию ( F, = 2,08) и не было значительного взаимодействия конкуренции × статус ( F <1,0).

Дифференциация эмоциональных предрассудков

Затем мы проверили гипотезы 4–8 о том, что комбинации конкуренции и статуса по-разному связаны с уникальными эмоциональными реакциями.Сначала мы стандартизировали средства эмоций, чтобы учесть различия в основных эффектах в общем уровне одобрения одной эмоции по сравнению с другой (например, средний рейтинг восхищения по группам составил 2,88 по 7-балльной шкале, тогда как средний рейтинг неуважения был 4,17 . Видеть ). Затем мы отправили оценки эмоций в смешанный дисперсионный анализ 2 (Соревнование: высокий, низкий) × 2 (Статус: высокий, низкий) × 4 (Эмоция: восхищение, презрение, зависть, жалость) с повторными измерениями фактора эмоций, который показал предсказанное Соревнование × Статус × Эмоциональное взаимодействие F (3, 345) = 4.59, p <0,01, η P 2 = 0,03.

Таблица 2

Стандартизированные рейтинги эмоций по условию

Статус Конкуренция Восхищение ψ Зависть ψ Жалость ψ Презрение ψ
Высокий Низкий 0,52 (0,82) +3 0.55 (0,85) –1 –0,43 (0,78) –1 –0,32 (0,91) –1
Высокая Высокая 0,16 (0,91) –1 0,65 (0,94) –1 –0,57 (.87) –1 0,13 (0,90) –1
Низкое Низкое –0,57 (.82) –1 –0,44 (.71) +3 0,65 (.91) +3 0.25 (1,15) –1
Низкий Высокий –0,13 (1,13) –1 –0,82 (.55) –1 0,40 (0,89) –1 –0,06 (0,99) +3
Нестандартизованное среднее 2,88 (1,15) 3,43 (1,85) 3,54 (1,40)

3

3

3

Мы провели отдельные контрастные анализы для каждой эмоции, чтобы проверить более сфокусированные прогнозы, присвоив вес +3 кластеру, который, по прогнозам, является высоким для данной эмоции (например,грамм. низкая конкуренция / низкий статус жалости) и веса –1 для каждого из кластеров, которые, по прогнозам, будут низкими для этой эмоции. представляет средние оценки эмоций по состоянию. Как и предполагалось, члены групп с низкой конкуренцией и высоким статусом были оценены как вызывающие значительно больше восхищения и гордости ( M = 0,52), чем члены всех других групп ( M = –0,18), t (116) = 3,59, p <0,001.

Кроме того, больше зависти вызывали члены высокостатусных групп с высокой конкуренцией ( M = 0.65), чем члены других групп ( M = –0,24), t (116) = 5,44, p <0,001. Точно так же члены групп с низкой конкуренцией и низким статусом вызвали больше жалости и сочувствия ( M = 0,65), чем другие члены группы ( M = –0,20), t (116) = 4,60, p < .001.

Однако, вопреки прогнозам, члены групп с высокой конкуренцией и низким статусом не отличались от среднего показателя трех других групп по показателям презрения и отвращения ( M s = –0.06 и 0,02 соответственно, т <–1,0). Фактически, членам группы было оказано меньше презрения, чем членам групп с высокой конкуренцией / высоким статусом и групп с низкой конкуренцией / низким статусом. Единственные члены группы, которые вызвали меньший рейтинг презрения, были членами групп с низким уровнем конкуренции / высоким статусом. Апостериорные контрасты показали, что разница между членами этой группы и других групп была значительной: t (115) = –2,02, p <0,05. То есть, хотя наше предсказание относительно того, кто вызовет неуважение , больше всего , не подтвердилось, мы обнаружили, что члены групп с низкой конкуренцией / высоким статусом (обычно внутригрупповая или социальная группа по умолчанию) вызывали наименьших .

Обсуждение

Результаты убедительно подтверждают структуру SCM, проливая свет, в частности, на причинно-следственные связи структур на уровне общества между группами при определении реакции на уровне общества на чужие группы. Кроме того, реакция внешней группы охватывает как когнитивные, так и аффективные переменные, и все они основаны на общих катализаторах относительной конкуренции и статуса. Эти семь из восьми эффектов демонстрируются на уровне общества, поскольку участников спрашивали об их восприятии того, как общество в целом отреагирует на незнакомую группу.

Один прогноз не полностью поддержан. Участники были в основном нейтральны в отношении презрения и отвращения (колеблются около середины, больше, чем в отношении других эмоций), очевидно, неохотно сообщали о презрении и отвращении к какой-либо из групп иммигрантов; возможно, это нежелание неудивительно, учитывая крайнюю негативность этих эмоций. Действительно, все рейтинги эмоциональных предубеждений попали в нижнюю половину шкалы (в «маловероятный» диапазон), что свидетельствует о нежелании придерживаться какой-либо из них.Большинство эффектов было вызвано меньшим сопротивлением прогнозируемым парам эмоций и групп, чем другим. В случае презрения и отвращения нулевой результат не противоречит предсказаниям модели из-за трех видов предшествующих данных. Во-первых, студенческие выборки и национальное репрезентативное выборочное обследование (Cuddy et al., 2007; Fiske et al., 2002) показали четкие сообщения об отвращении / презрении к группам с низким уровнем теплоты и низкой компетентности, которые также рассматриваются как группы с низким статусом и высоким -конкуренция (или хотя бы эксплуатация).Во-вторых, данные нейровизуализации показывают, что эти группы однозначно неспособны вызвать активацию в медиальной префронтальной коре, области, которая надежно реагирует на социальные стимулы. В этом смысле эти группы кажутся не совсем людьми. Но эти группы действительно активируют островок, область, вызывающую отвращение (Harris & Fiske, 2006). В-третьих, фактические рейтинги иммигрантских групп, считающихся низкостатусными и эксплуатирующими (например, нелегальные мигранты), действительно вызывают приписывание низкой теплоты и низкой компетентности, как здесь (Lee & Fiske, 2006).А неофициальные данные свидетельствуют о том, что американское общество в настоящее время относится к таким мигрантам с большим презрением и отвращением, стремясь исключить их из страны.

Настоящее исследование может иметь недостатки внешней достоверности, присущие большинству сценарных исследований. Использование гипотетических сценариев позволило нам полностью пересечь структурные переменные — конкуренцию и статус — и измерить две важные переменные результата — стереотипы и эмоции — без каких-либо искажающих переменных из-за групповых историй.Гипотетические сценарии также помогли нам избежать альтернативных объяснений из-за ожиданий или социальной желательности. Например, используя незнакомую внешнюю группу, мы можем навязать группе теоретические характеристики, независимо от предвзятого мнения участников о реальных группах. Кроме того, участникам не нужно ни казаться предвзятыми по отношению к гипотетическому сценарию (Kunda & Spencer, 2003), ни проводить различие между стереотипами и личными убеждениями (Devine & Elliot, 1995). Вместо этого мы демонстрируем причинные эффекты на уровне общества, спрашивая участников, как, по их мнению, другие члены группы отреагируют в целом.По аналогичным причинам другие межгрупповые исследователи также использовали схемы сценариев в своих экспериментах (например, Alexander et al., 1999; Castano & Giner-Sorolla, 2006). Примечательно, что валлонцы, франкоязычные бельгийцы, не слишком живы в умах американских студентов, лишенных географического положения. Таким образом, несмотря на свои потенциальные недостатки, гипотетический сценарий выполнил свою задачу, чтобы показать, как социальная структура может в этих обстоятельствах давать результаты, согласующиеся с причинными предсказаниями SCM.Из восьми предсказанных структурных эффектов SCM семь были полностью поддержаны здесь. Эти экспериментальные данные подтверждают причинно-следственную интерпретацию корреляционных результатов от предыдущих выборок студентов и не студентов в более чем дюжине стран для различных аспектов предсказаний от структуры к смещению (стереотипы, предубеждения) (Cuddy et al., 2009; Fiske et al., 2002). Что здесь уникально, так это одновременное экспериментальное манипулирование конкуренцией и статусом для обобщенной группы иммигрантов, а не для конкретной социальной группы (например, матерей или пожилых людей) на социальном уровне.Это является важной частью головоломки SCM.

Сноски

1 Альфа-коэффициенты для восхищения и презрения относительно низкие, согласно Розенталю и Рошноу (1991), но не в исключительных случаях, учитывая, что обе переменные состоят только из двух элементов (Кортина, 1993). В обоих случаях элементы, составляющие переменные, коррелируют друг с другом сильнее, чем с любыми другими элементами эмоций. Кроме того, разложение восхищения и презрения и повторный анализ отдельных элементов дают идентичные результаты.

Информация для авторов

Питер А. Капрариелло, Университет Рочестера Клинические и социальные науки в психологии Мелиора Холл RC Box 270266 Рочестер, Нью-Йорк 14627 [email protected]

Эми Дж. К. Кадди, Гарвардский университет.

Сьюзан Т. Фиск, Принстонский университет.

Ссылки

  • Александр М.Г., Брюэр МБ, Херрманн РК. Образы и аффекты: функциональный анализ внегрупповых стереотипов. Журнал личности и социальной психологии.1999; 77: 78–93. [Google Scholar]
  • Олпорт Г. Природа предрассудков. Аддисон-Уэсли; Ридинг, Массачусетс: 1954. [Google Scholar]
  • Акино К., Стюарт М., Рид А. Как ориентация на социальное доминирование и статус работы влияют на восприятие афро-американских бенефициаров позитивных действий. Психология персонала. 2005. 58: 703–744. [Google Scholar]
  • Betancor V, Rodriguez A, Rodriguez R, Leyens JP, Quiles MN. Влияние статуса на стереотипные измерения общительности и компетентности.Псикотема. 2005; 17: 297–302. [Google Scholar]
  • Кастано Э., Гинер-Соролья Р. Не совсем человек: инфра-гуманизация как ответ на коллективную ответственность за межгрупповые убийства. Журнал личности и социальной психологии. 2006; 90: 804–819. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cortina JM. Что такое коэффициент альфа? Изучение теории и приложений. Журнал прикладной психологии. 1993; 78: 98–104. [Google Scholar]
  • Cuddy AJC, Fiske ST, Glick P. Когда профессионалы становятся матерями, тепло не режет лед.Журнал социальных проблем. 2004. 60: 701–718. [Google Scholar]
  • Кадди А.Дж., Фиске С.Т., Глик П. Карта предвзятости: поведение, обусловленное межгрупповыми аффектами и стереотипами. Журнал личности и социальной психологии. 2007. 92: 631–648. [PubMed] [Google Scholar]
  • Cuddy AJC, Fiske ST, Glick P. Теплота и компетентность как универсальные измерения социального восприятия: модель содержания стереотипов и карта предвзятости. В: Занна М.П., ​​редактор. Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 40. Academic Press; Сан-Диего: 2008.С. 61–149. [Google Scholar]
  • Cuddy AJC, Fiske ST, Kwan V, Glick P, Demoulin S, Leyens J-Ph, et al. Связана ли модель содержания стереотипов с культурой? Кросс-культурные универсальности и различия стереотипных принципов. Британский журнал социальной психологии. 2009. 48: 1–33. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Дивайн П., Эллиот А. Действительно ли расовые стереотипы исчезают? Возвращение к принстонской трилогии. Вестник личности и социальной психологии. 1995; 21: 1139–1150.[Google Scholar]
  • Dijker AJ, Koomen W, van den Heuvel H, Frijda NH. Воспринимаемые антецеденты эмоциональных реакций в межэтнических отношениях. Британский журнал социальной психологии. 1996. 35: 313–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Экес Т. Патерналистские и завистливые гендерные стереотипы: проверка прогнозов на основе модели содержания стереотипов. Секс-роли. 2002; 47: 99–114. [Google Scholar]
  • Фаломир-Пичастор Дж. М., Муньос-Рохас Д., Инверницци Ф., Мугни Г. Воспринимаемая внутригрупповая угроза как фактор, сдерживающий влияние внутригрупповых норм на дискриминацию иностранцев.Европейский журнал социальной психологии. 2004. 34: 135–153. [Google Scholar]
  • Fiske ST. Мышление нужно делать: портреты социального познания от дагерротипа до лазерной фотографии. Журнал личности и социальной психологии. 1992; 63: 877–889. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fiske ST. Контроль над другими людьми: влияние власти на стереотипы. Американский психолог. 1993. 48: 621–628. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фиске С.Т., Кадди А.Дж., Глик П. Универсальные измерения социального восприятия: теплота и компетентность.Тенденции когнитивной науки. 2007; 11: 77–83. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fiske ST, Cuddy AJC, Glick P, Xu J. Модель (часто смешанного) стереотипного содержания: Компетентность и теплота соответственно вытекают из воспринимаемого статуса и конкуренции. Журнал личности и социальной психологии. 2002; 82: 878–902. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fiske ST, Xu J, Cuddy AJC, Glick P. (Дис) уважение против (анти) симпатии: статус и взаимозависимость предсказывают амбивалентные стереотипы компетентности и теплоты.Журнал социальных проблем. 1999; 55: 473–489. [Google Scholar]
  • Глик П., Ларсен С., Джонсон С., Бранститер Х. Оценка сексуальных женщин на должностях с низким и высоким статусом. Психология женщин Ежеквартально. 2005. 29: 389–395. [Google Scholar]
  • Harris L, Fiske ST. Обесчеловечивание низшего из низшего: нейровизуализационные реакции на экстремальные группы. Психологическая наука. 2006; 17: 847–853. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кунда З., Спенсер С. Когда на ум приходят стереотипы и когда они окрашивают суждения? Целенаправленная теоретическая основа для активации и применения стереотипов.Психологический бюллетень. 2003. 129: 522–544. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lee TL, Fiske ST. Не чужая группа, но еще не внутренняя группа: иммигранты в модели стереотипного содержания. Международный журнал межкультурных отношений. 2006. 30: 751–768. [Google Scholar]
  • Mackie DM, Devos T, Smith ER. Межгрупповые эмоции: объяснение тенденций наступательных действий в межгрупповом контексте. Журнал личности и социальной психологии. 2000. 79: 602–616. [PubMed] [Google Scholar]
  • Oldmeadow J, Fiske ST.Системные оправдывающие идеологии умеренный статус = стереотипы компетентности: роль веры в справедливый мир и ориентация на социальное доминирование. Европейский журнал социальной психологии. 2007; 37: 1135–1148. [Google Scholar]
  • Ridgeway CL, Correll SJ. Материнство как статусная характеристика. Журнал социальных проблем. 2004. 60: 683–700. [Google Scholar]
  • Rosenthal R, Rosnow R. Основы поведенческих исследований: методы и анализ данных. 2-е изд. Макгроу-Хилл; Бостон: 1991. [Google Scholar]
  • Ruscher J, Fiske ST, Miki H, Van Manen S.Индивидуализирующие процессы в конкуренции: межличностные или межгрупповые. Вестник личности и социальной психологии. 1991; 17: 595–605. [Google Scholar]
  • Russell AM, Fiske ST. Все относительно: социальное положение и межличностное восприятие. Европейский журнал социальной психологии. 2008; 38: 1193–1201. [Google Scholar]
  • Sherif M, Harvey OJ, White BJ, Hood WR, Sherif CW. Межгрупповой конфликт и сотрудничество: эксперимент в пещере грабителя. Университет Оклахомы Пресс; Норман: 1961 год.[Google Scholar]
  • Smith RH. Ассимиляционные и контрастирующие эмоциональные реакции на восходящие и нисходящие социальные сравнения. В: Сулс Дж., Уиллер Л., редакторы. Справочник социального сравнения: теория и исследования. Kluwer Academic / Plenum Publishers; Нью-Йорк: 2000. С. 173–200. [Google Scholar]
  • Смит Р., Парротт В. Г., Озер Д., Мониз А. Субъективная несправедливость и неполноценность как предикторы враждебных и депрессивных чувств зависти. Вестник личности и социальной психологии. 1994; 20: 705–711.[Google Scholar]
  • Стефан В., Ренфро К.Л., Эссес В., Стефан К., Мартин Т. Влияние чувства угрозы на отношение к иммигрантам. Международный журнал межкультурных отношений. 2005; 29: 1–19. [Google Scholar]

Чтение: стереотипы, предрассудки и дискриминация

Термины «стереотип», «предрассудки», «дискриминация» и «расизм» часто используются как синонимы в повседневной беседе. Давайте исследуем различия между этими концепциями.Стереотипы — это упрощенные обобщения о группах людей. Стереотипы могут быть основаны на расе, этнической принадлежности, возрасте, полу, сексуальной ориентации — практически любой характеристике. Они могут быть положительными (обычно в отношении собственной группы, например, когда женщины предполагают, что они менее склонны жаловаться на физическую боль), но часто могут быть отрицательными (обычно в отношении других групп, например, когда члены доминирующей расовой группы предполагают, что подчиненная расовая группа группа тупая или ленивая). В любом случае стереотип — это обобщение, не учитывающее индивидуальных различий.Откуда берутся стереотипы? На самом деле новые стереотипы создаются редко; скорее, они заимствованы из подчиненных групп, которые ассимилировались в обществе, и повторно используются для описания новых подчиненных групп. Например, многие стереотипы, которые в настоящее время используются для характеристики чернокожих, ранее использовались в американской истории для характеристики иммигрантов из Ирландии и Восточной Европы.

Предрассудки и расизм

Предубеждение относится к убеждениям, мыслям, чувствам и отношениям, которых кто-то придерживается в отношении группы.Предрассудки не основаны на опыте; напротив, это предубеждение, происходящее вне реального опыта. Документальный фильм 1970 года под названием «Глаз бури», в котором Джейн Эллиот иллюстрирует путь развития предрассудков, показывая, как определение одной категории людей как высших (дети с голубыми глазами) приводит к предубеждениям против людей, которые не относятся к категории привилегированных.

Хотя предрассудки не обязательно специфичны для расы, расизм является более сильным типом предрассудков, используемых для оправдания веры в то, что одна расовая категория каким-то образом превосходит или уступает другим; это также набор практик, используемых расовым большинством для ущемления расового меньшинства.Ку-клукс-клан — это пример расистской организации; вера его членов в превосходство белых на протяжении более столетия поощряла преступления на почве ненависти и разжигание ненависти.

Институциональный расизм относится к способу, которым расизм встроен в ткань общества. Например, непропорционально большое количество арестованных, обвиненных и осужденных чернокожих мужчин может отражать расовое профилирование, форму институционального расизма.

Колоризм — это еще один вид предрассудков, при котором кто-то считает, что один тип тона кожи лучше или хуже другого в пределах расовой группы.Исследования показывают, что более темнокожие афроамериканцы подвергаются большей дискриминации, чем светлокожие афроамериканцы (Herring, Keith, and Horton 2004; Klonoff and Landrine 2000). Например, если белый работодатель считает, что черный работник с более темным оттенком кожи менее способным, чем черный работодатель с более светлым оттенком кожи, это колоризм. По крайней мере, одно исследование показало, что колоризм влияет на расовую социализацию: темнокожие подростки мужского пола с более темной кожей получают больше предупреждений об опасности взаимодействия с представителями других расовых групп, чем темнокожие подростки мужского пола со светлой кожей (Landor et al.2013).

Дискриминация

В то время как предубеждение относится к предвзятому мышлению, дискриминация состоит из действий против группы людей. Дискриминация может быть основана на возрасте, религии, состоянии здоровья и других показателях; Расовые законы против дискриминации направлены на решение этого комплекса социальных проблем.

Дискриминация по признаку расы или этнического происхождения может принимать различные формы, от несправедливых жилищных норм до предвзятых систем найма. Открытая дискриминация давно стала частью U.История С. В конце девятнадцатого века владельцы бизнеса нередко вешали таблички с надписью «Требуется помощь: ирландцам не нужно обращаться». А южные законы Джима Кроу с их знаками «Только для белых» являются примером открытой дискриминации, которая сегодня недопустима.

Однако мы не можем стереть дискриминацию из нашей культуры, просто приняв законы, отменяющие ее. Даже если волшебной таблетке удастся искоренить расизм в душе каждого человека, само общество поддержит его. Социолог Эмиль Дюркгейм называет расизм социальным фактом, имея в виду, что он не требует продолжения действий отдельных лиц.Причины этого сложны и связаны с образовательной, уголовной, экономической и политической системами, которые существуют в нашем обществе.

Например, когда газета идентифицирует обвиняемых в преступлении лиц по признаку расы, это может усилить стереотипы об определенном меньшинстве. Другой пример расистских практик — это расовое управление , при котором агенты по недвижимости направляют потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них в зависимости от их расы. Расистские взгляды и убеждения часто более коварны, и их труднее определить, чем конкретные расистские практики.

Предрассудки и дискриминация могут пересекаться и пересекаться во многих отношениях. Чтобы проиллюстрировать это, вот четыре примера того, как могут иметь место предрассудки и дискриминация. Беспристрастные недискриминационные люди — непредубежденные, терпимые и принимающие люди. Беспристрастными дискриминаторами могут быть те, кто бездумно практикует сексизм на своем рабочем месте, не рассматривая женщин на определенных должностях, которые традиционно занимали мужчины. Предвзятые недискриминационные люди — это те, кто придерживается расистских убеждений, но не действует в соответствии с ними, например, владелец магазина расистского толка, обслуживающий клиентов из числа меньшинств.К предвзятым дискриминаторам относятся те, кто активно делает пренебрежительные замечания в адрес других или увековечивает преступления на почве ненависти.

Дискриминация также проявляется по-разному. Приведенные выше сценарии являются примерами индивидуальной дискриминации, но существуют и другие типы. Институциональная дискриминация возникает, когда социальная система развивается с укоренившимся лишением избирательных прав группы, например, историческое неприятие военными США сексуальности меньшинств (политика «не спрашивай, не говори» отражала эту норму).

Институциональная дискриминация может также включать повышение статуса группы, например, в случае привилегии белых , которые представляют собой выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы.

В то время как большинство белых людей готовы признать, что небелые люди живут с рядом недостатков из-за цвета их кожи, очень немногие готовы признать преимущества, которые они получают.

Расовая напряженность в США

Смерть Майкла Брауна в Фергюсоне, штат Миссури, 9 августа 2014 года иллюстрирует расовую напряженность в Соединенных Штатах, а также совпадение предрассудков, дискриминации и институционального расизма.В тот день Браун, молодой безоружный темнокожий мужчина, был убит белым полицейским по имени Даррен Уилсон. Во время инцидента Уилсон велел Брауну и его другу идти по тротуару, а не по улице. Хотя свидетельства очевидцев различаются, они согласны с тем, что между Уилсоном и Брауном произошла ссора. Версия Уилсона гласит, что он стрелял в Брауна в целях самообороны после того, как Браун напал на него, в то время как Дориан Джонсон, друг Брауна, также присутствовавший в то время, утверждал, что Браун сначала убежал, а затем повернулся, подняв руки в воздух, чтобы сдаться, после чего Джонсон неоднократно стрелял в него (Nobles and Bosman 2014).Три вскрытия независимо друг от друга подтвердили, что в Брауна стреляли шесть раз (Lowery and Fears, 2014).

Стрельба привлекла внимание к ряду межрасовых противоречий в Соединенных Штатах. Во-первых, члены преимущественно черного сообщества рассматривали смерть Брауна как результат того, что белый полицейский произвел на чернокожего мужчину расовое профилирование (Nobles and Bosman 2014). Через несколько дней выяснилось, что только три члена городской полиции из пятидесяти трех человек были черными (Nobles and Bosman, 2014).В течение следующих нескольких недель национальный диалог изменился, и некоторые комментаторы указали на общенациональное осаждение расового неравенства и идентифицировали красную черту в Фергюсоне как причину несбалансированного расового состава в сообществе, в местных политических учреждениях и в полиции (Bouie 2014). Redlining — это практика регулярного отказа от ипотечных кредитов для домохозяйств и предприятий, расположенных в основном в сообществах меньшинств, в то время как осаждение расового неравенства описывает влияние как практического, так и узаконенного расизма из поколения в поколение, ограничивающего возможности чернокожих людей накапливать богатство.

Расовый дисбаланс Фергюсона может частично объяснить, почему, хотя в 2010 году только около 63 процентов его населения были черными, в 2013 году чернокожих задерживали на 86 процентах остановок, 92 процентах обысков и 93 процентах арестов (Офис генерального прокурора Миссури 2014). Кроме того, фактическая сегрегация в школах Фергюсона, разрыв в благосостоянии по расовому признаку, разрастание городов и уровень безработицы среди чернокожих в три раза выше, чем среди белых, усугубили существующую расовую напряженность в Фергюсоне, а также стали отражением расового неравенства в масштабах страны (Bouie 2014).

Несколько идентификаторов

Игрок в гольф Тайгер Вудс имеет китайское, тайское, афроамериканское, коренное и голландское происхождение. Люди с множеством этнических групп становятся все более распространенными. (Фото любезно предоставлено familymwr / flickr)

До двадцатого века смешанные расовые браки (называемые смешанными браками) были чрезвычайно редкими и во многих местах незаконными. В конце двадцатого века и в двадцать первом веке отношения изменились к лучшему.В то время как сексуальное подчинение рабов действительно приводило к появлению детей смешанной расы, эти дети обычно считались черными и, следовательно, являлись собственностью. Не существовало концепции множественных расовых идентичностей, за исключением, возможно, креолов. Креольское общество развивалось в портовом городе Новый Орлеан, где культура смешанной расы выросла из французских и африканских жителей. В отличие от других частей страны, «цветные креолы» имели большие социальные, экономические и образовательные возможности, чем большинство афроамериканцев.

Все чаще в современную эпоху отмена законов о смешанном браке и тенденция к равноправию и правовой защите от расизма неуклонно снижают социальную стигму, связанную с расовой экзогамией (экзогамия относится к браку вне основной социальной ячейки человека). В настоящее время дети от расово смешанных родителей признают и отмечают свою этническую принадлежность. Игрок в гольф Тайгер Вудс, например, имеет китайское, тайское, афроамериканское, индейское и голландское происхождение; он в шутку называет свою этническую принадлежность «каблинасианином» — термин, который он ввел для обозначения нескольких своих этнических принадлежностей.Хотя это тенденция, она еще не проявляется во всех аспектах жизни нашего общества. Например, в ходе переписи населения США совсем недавно были добавлены дополнительные категории для людей, которые могут идентифицировать себя, например, небелые латиноамериканцы. Все большее число людей выбирают несколько рас, чтобы описать себя в переписи 2010 года, открывая путь к переписи 2020 года, чтобы предоставить еще больше возможностей для выбора.

Флаг Конфедерации против Первой поправки

Для некоторых флаг Конфедерации является символом гордости за историю Юга.Для других это мрачное напоминание об унизительном периоде прошлого Соединенных Штатов. (Фото любезно предоставлено Eyeliam / flickr)

В январе 2006 года две девочки вошли в среднюю школу Берлесона в Техасе с кошельками с большими изображениями флагов Конфедерации. Школьные администраторы заявили девочкам, что они нарушают дресс-код, который запрещает носить одежду с несоответствующей символикой или одежду, дискриминирующую по признаку расы. Чтобы остаться в школе, им нужно было, чтобы кто-нибудь забрал их кошельки или оставил их в офисе.Девочки решили пойти домой на день, но затем оспорили решение школы, обратившись сначала к директору, затем к окружному суперинтенданту, затем в Окружной суд США и, наконец, в Апелляционный суд Пятого округа.

Почему школа запретила кошельки и почему она стояла за этим запретом, даже когда против нее подавали в суд? Почему девушки, анонимно указанные в судебных документах как А. и A.T., прибегают к таким строгим юридическим мерам, чтобы защитить свое право носить кошельки? Дело, конечно, не в кошельках: их украшает флаг Конфедерации.В данном случае стороны присоединяются к длинной череде людей и организаций, которые боролись за свое право выставлять такой показ, заявляя, что такой показ подпадает под гарантию свободы слова Первой поправкой. В конце концов, суд встал на сторону округа и отметил, что флаг Конфедерации несет достаточно значительную символику, чтобы нарушить нормальную школьную деятельность.

Хотя многим молодым людям в Соединенных Штатах нравится верить, что расизм по большей части ушел в прошлое, этот случай показывает, насколько живы сегодня расизм и дискриминация.Если флаг Конфедерации является синонимом рабства, есть ли место для его демонстрации в современном обществе? Те, кто борется за свое право вывесить флаг, говорят, что такое отображение должно быть охвачено Первой поправкой: право на свободу слова. Но другие говорят, что флаг эквивалентен разжиганию ненависти, что не охвачено Первой поправкой. Считаете ли вы, что установка флага Конфедерации должна рассматриваться как свобода слова или язык вражды?

Дальнейшие исследования

  • Насколько далеко должны распространяться права Первой поправки? Узнайте больше об этом в Центре Первой поправки.
  • Узнайте больше об институциональном расизме в Южном юридическом центре по вопросам бедности.
  • Узнайте больше о том, как развиваются предрассудки, посмотрев короткометражный документальный фильм «Глаз бури».
  • Вы знаете кого-нибудь, кто практикует привилегии белых? Вы это практикуете? Изучите концепцию с помощью этого контрольного списка, чтобы увидеть, насколько она верна для вас или других.

Подумай над

  1. Как красная линия и расовое управление способствуют институциональному расизму?
  2. Приведите пример стереотипов, которые вы видите в повседневной жизни.Объясните, что должно произойти, чтобы это можно было устранить.
  3. Рассмотрим этот видео-пример, объясняющий, почему некоторые говорят, что белые соул-певцы имеют несправедливое преимущество перед черными певцами. Приведите три примера привилегий белых. Вы согласны или не согласны с этим аргументом? Можете ли вы привести другие примеры привилегий белых?

Практика

1. Стереотипы могут быть основаны на:

  1. гонка
  2. национальность
  3. пол
  4. все вышеперечисленное

2.Что такое дискриминация?

  1. Предвзятые мысли против отдельного человека или группы
  2. Предвзятые действия против отдельного лица или группы
  3. Убеждение, что раса, отличная от вашей, уступает
  4. Другое слово для стереотипов

3. Что из следующего является лучшим объяснением расизма как социального факта?

  1. Его нужно искоренить законом.
  2. Это похоже на волшебную пилюлю.
  3. Для продолжения действий отдельных лиц не требуется.
  4. Ничего из вышеперечисленного

4. Как европеоид в Соединенных Штатах, разумная уверенность в том, что вы будете иметь дело с авторитетными фигурами той же расы, что и вы, является результатом:

  1. теория пересечения
  2. теория конфликта
  3. белая привилегия
  4. теория козла отпущения

Показать глоссарий

колоризм:
убеждение, что один тип тона кожи превосходит или уступает другому в пределах расовой группы
дискриминация:
предвзятые действия против группы лиц
институциональный расизм:
Расизм, укоренившийся в социальных институтах
предубеждение:
предвзятые мысли, основанные на ошибочных предположениях о группе людей
расовое рулевое управление:
действие агентов по недвижимости, направляющих потенциальных домовладельцев в определенные районы или из них на основании их расы
расизм:
набор взглядов, убеждений и обычаев, которые используются для оправдания убеждений в том, что одна расовая категория каким-либо образом превосходит или уступает другим
redlining:
Практика регулярного отказа в выдаче ипотечных кредитов домохозяйствам и предприятиям, проживающим преимущественно в общинах меньшинств
осаждение расового неравенства:
Влияние расизма де-факто и де-юре на поколения, ограничивающего возможности чернокожих накапливать богатство
стереотипов:
излишне упрощенные представления о группах людей
белый привилегия:
выгоды, которые люди получают, просто будучи частью доминирующей группы

Самопроверка: раса и этническая принадлежность

Вы добьетесь большего успеха в самопроверке, если выполнили три чтения в этом разделе.

12.1 Социальная категоризация и стереотипы — Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Определите стереотипы и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Просмотрите, как стереотипы влияют на наше поведение.

Размышление о других с точки зрения членства в группах известно как социальная категоризация — естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы распределяем людей по социальным группам. Социальная категоризация происходит, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), старом человеке (по сравнению с молодым человеком), черным человеком (по сравнению с азиатом или белым человеком) и т. Д. (Allport, 1954/1979) . Так же, как мы классифицируем объекты по различным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальным группам. Как только мы это сделаем, мы начнем реагировать на этих людей больше как члены социальной группы, чем как личности.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Джон и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета.На этом этапе мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а как двух лиц. Джон выражает свое мнение, а Сара выражает свое. Однако представьте, что по мере продолжения разговора Сара поднимает вопрос о задании, которое она выполняет для своего женского курса. Оказывается, Джон не считает, что в колледже должна быть программа обучения женщин, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин.Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при найме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает совершенно противоположным — утверждая, что женщины были объектами сексизма на протяжении многих, многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, начавшееся на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Джон начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной.Короче говоря, Сара сейчас аргументирует свою точку зрения не столько за себя, сколько как представитель одной из своих групп, а именно женщин, а Джон действует как представитель одной из своих групп, а именно мужчин. Сара чувствует, что ее позиции правильные, и она считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом. То же самое и с Джоном. Вы можете видеть, что эта социальная категоризация может создать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. И Джон и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забывая, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше как члены группы реагируют с противоположными взглядами.

Представьте себе, что пока Джон и Сара все еще разговаривают, в студенческий союз появляются студенты из другого колледжа, каждый в шляпах и куртках той школы. Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, заставляя и Джона, и Сару думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может побудить их лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная баскетбольная команда, прекрасный кампус и умные ученики) по сравнению с характеристиками другой школы.Теперь, вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчин и женщин), Джон и Сара могут внезапно воспринимать себя членами одной и той же социальной категории (студенты в своем колледже).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими людьми на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И то, какие группы мы используем для социальной категоризации, может меняться со временем и в разных ситуациях.Я думаю, вы согласитесь с тем, что вы с большей вероятностью отнесете себя к члену своего колледжа или университета, когда ваша баскетбольная или футбольная команда только что выиграла действительно важный матч или на церемонии вручения дипломов, чем в обычный вечер. с твоей семьей. В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы с большей вероятностью классифицируете себя соответственно.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых размышлений с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007).Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд-презентацию и магнитофонную презентацию трех мужчин и трех студенток колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе. Во время презентации каждый член дискуссионной группы сделал предложение о том, как рекламировать спектакль колледжа. Утверждения контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования утверждения, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковыми по длине и качеству.Кроме того, одной половине участников сказали, что по окончании презентации их попросят вспомнить, какой человек сделал какое предложение, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест памяти (это было совершенно неожиданно для участников, которым не были даны инструкции по запоминанию).Участникам был показан список всех сделанных заявлений, а также фотографии каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и тем не менее, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 12.1 «Ошибки в именах», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, а утверждения, фактически сделанные женщину чаще относили к другим женщинам в группе, чем к мужчине.Очевидно, участники распределили выступающих по полу, что привело их к путанице внутри пола, а не к межгендерной.

Интересно, что если предположить, что категоризация происходит постоянно, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения. Те, кому не давали никаких инструкций, подвергались такой же категоризации, как и те, кому велели помнить, кто и что сказал. Другое исследование, использующее эту технику, показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основании принадлежности к множеству других групп, включая расу, академический статус (ученик против учителя), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 12.1 Неправильное имя

Инструкции Внутри гендерных ошибок Между гендерными ошибками
Память 5,78 4,29
Нет памяти 6,57 4,36
Тейлор, Фиск, Эткофф и Рудерман (1978) продемонстрировали, что люди распределяют других по категориям спонтанно. Даже без каких-либо инструкций по классификации люди все же сбивали других с толку своим полом.

Вывод прост, хотя и очевиден: социальная категоризация происходит вокруг нас все время. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что у людей могут возникнуть трудности , а не , думая о других с точки зрения членства в группах (см. Рис. 12.3).

Рисунок 12.3

Если вы похожи на большинство людей, у вас возникнет сильное желание классифицировать этого человека как мужчину или женщину.

Преимущества социальной категоризации

Тенденция категоризировать других обычно весьма полезна.В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы потерялись в городе, вы можете поискать полицейского или таксиста, которые помогут вам сориентироваться. В этом случае социальная категоризация, вероятно, будет полезна, потому что офицер полиции или водитель такси могут знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той степени, в которой стереотипы, которых придерживается индивид относительно этой категории, верны.Если бы сотрудники полиции на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой категоризации не было бы информативным.

Утверждалось, что в большинстве стереотипов есть зерно истины, и, похоже, это так. Существует корреляция между тем, как члены группы воспринимают стереотипы своих собственных групп, и тем, как люди из других групп воспринимают те же стереотипы (Judd & Park, 1993; Swim, 1994). Отчасти эта истина может быть связана с той ролью, которую люди играют в обществе.Например, стереотипы (которых придерживаются многие люди) о том, что женщины «лелеют» и что мужчины «доминируют», могут возникать отчасти потому, что в среднем мужчины и женщины оказываются в разных социальных ролях внутри культуры (Eagly & Штеффен, 1984). В большинстве культур мужчины с большей вероятностью будут занимать должности с более высоким статусом, такие как врачи и юристы, тогда как женщины с большей вероятностью будут играть роль домохозяек и работников по уходу за детьми. В этом смысле стереотипы, по крайней мере частично, верны для многих представителей социальной категории с точки зрения их фактического поведения.Поскольку мужчины с большей вероятностью будут лидерами, чем женщины, они могут в среднем более доминировать; и поскольку женщины чаще заботятся о детях, в среднем они могут действовать более заботливо, чем мужчины.

С другой стороны, мы иногда классифицируем других не потому, что это дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации) для более тщательных действий. Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).Согласно этому подходу, размышления о других людях с точки зрения принадлежности к их социальной категории — это функциональный способ взаимодействия с миром — все усложняется, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Отрицательные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения принадлежности к их социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который классифицирует, категоризирует других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным людям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр отрицательных и часто очень несправедливые результаты для тех, кто попадает в категорию.

Одна из проблем состоит в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Такое чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфель и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который представил картину потенциальных результатов категоризации.Как вы можете видеть на рис. 12.4 «Акцентуация восприятия», в эксперименте участники оценивали длину шести линий. В одном из условий эксперимента участники просто видели шесть линий, в то время как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна состояла из трех более коротких линий, а другая — из трех более длинных.

Рисунок 12.4 Акцент на восприятии

Строки C и D считались одинаковыми по длине в условиях без классификации, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда строки были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

Тайфел обнаружил, что линии воспринимались по-разному при их классификации, так что подчеркивались различия между группами и сходства внутри групп. В частности, он обнаружил, что, хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда строки не были категоризированы, линия C воспринималась как значительно длиннее, чем линия D в состоянии, в котором строки были категоризированы.В этом случае категоризация на две группы — «группу коротких линий» и «группу длинных линий» — вызвала искажение восприятия, так что две группы линий рассматривались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны рассматривать людей, принадлежащих к одной социальной группе, как более похожих, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить о людях из разных социальных групп как о более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция считать членов социальных групп похожими друг на друга особенно сильна для членов чужих групп, что приводит к однородности внешних групп — тенденция рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов внутренних групп (Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Я уверен, что у вас тоже был такой опыт, когда вы обнаруживали, что думаете или говорите: «О, они, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список черт-терминов и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, о черных), либо о членах другой группы (например, о белых) и разместить эти черты. на стопки, представляющие разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, а также других подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем внутренние.Точно так же, как белые люди использовали меньше стопок черт для описания черных, чем белых, молодые люди использовали меньше стопок черт для описания пожилых людей, чем молодых людей, а студенты использовали меньше стопок черт для членов других университетов, чем для своих членов. Университет.

Однородность внешней группы происходит отчасти потому, что мы не так много контактируем с членами внешней группы, как с членами внутренней группы, а качество взаимодействия с членами внешней группы часто более поверхностное.Это мешает нам действительно узнать о членах внешней группы как об отдельных лицах, и в результате мы склонны не осознавать различия между членами группы. В дополнение к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видим и взаимодействуем с ними, мы обычно классифицируем членов чужих групп, таким образом заставляя их казаться более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, тогда становится очень легко применить наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, истинна ли характеристика конкретного человека. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, то они могут также думать, что все они обладают одинаковыми характеристиками — все они «эмоциональные» и «слабые». И женщины могут иметь аналогичные упрощенные представления о мужчинах (они «нечувствительны», «не хотят брать на себя обязательства» и т. Д.). В результате стереотипы связываются с самой группой в виде набора ментальных репрезентаций (рис. 12.5). Стереотипы — это «картинки в нашей голове» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения кажутся правильными и естественными, хотя они часто являются искаженными сверхобобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens, & Rocher, 1994).

Рисунок 12.5

Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией профессоров колледжа и ее стереотипами как типом нейронной сети или схемы. Изображение также включает одно изображение (или образец) конкретного профессора колледжа, которого знает студент.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются через множество различных процессов. Такое разнообразие причин вызывает сожаление, потому что из-за этого стереотипы и предрассудки еще более склонны к формированию и их труднее изменить.Во-первых, мы узнаем наши стереотипы отчасти через общение с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и из поведения, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы о подходящих занятиях и поведении для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в рамках данной культуры.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам американских колледжей список из 84 черт-терминов и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 12.6 «Текущие стереотипы, поддерживаемые Студенты колледжа»). Участники были склонны к согласию относительно того, какие черты были верными для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабы и русские). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 12.6 Текущие стереотипы студентов колледжей

Американцы % Черный % итальянцы %
Материалистический 53,6 Музыкальный 27,6 Верность семейным связям 62,7
Ленивый 30,4 Любовь к удовольствиям 26 Любить традиции 47.5
Индивидуалистический 28,6 Громко 20,7 Страстный 39
Любовь к удовольствиям 28 Агрессивный 15,5 Религиоведение 37,3
Трудолюбивый 23,2 Художественные 13,8 Быстрое закаление 35,6
Немцы % евреев % Китайский %
Интеллектуальный 45.8 Очень религиозный 52,5 Интеллектуальный 60,3
Трудолюбивый 37,3 Интеллектуальный 49,2 Верность семейным связям 41,4
Националистический 30,5 Любить традиции 32,2 Зарезервировано 36,2
Научные 27,1 Проницательный 30.5 Трудолюбивый 32,8
Методическая 20,3 Верность семейным связям 28,8 Любить традиции 31

Стереотипы (как и любое другое когнитивное представление) после того, как они укоренились, имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на представителей стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Yaacov Trope и Eric Thompson (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов представителям категорий, относительно которых у них были сильные стереотипы (как если бы они уже знали, каковы эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтвердили стереотипы, которые они уже.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, которая их опровергает. Когда мы видим, как члены социальных групп проявляют поведение, мы склонны лучше запоминать информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, которая опровергает наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы считаем, что женщины — плохие водители, и мы видим, что женщина плохо водит машину, то мы склонны помнить об этом, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Это, конечно, еще один пример общего принципа ассимиляции — мы склонны воспринимать мир так, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем свои убеждения, чтобы соответствовать реальности вокруг нас.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто высказываются по телевидению, в фильмах, в чатах и ​​блогах, и мы узнаем много наших убеждений из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, аналогичных нашим, и мы говорим об этих убеждениях, когда собираемся вместе с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предрассудки сильны в значительной степени потому, что они являются важными социальными нормами, которые являются частью нашей культуры (Guimond, 2000).

Поскольку они настолько когнитивно доступны и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакцию на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была настолько мощной и потому, что активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальное суждение (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы сильнее всего относятся к людям, которые больше всего нуждаются в переменах, — к людям с наиболее предвзятыми взглядами (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предрассудки часто действуют вне нашего понимания, а также из-за того, что люди часто не хотят признавать, что они их придерживаются, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем разделе мы рассмотрим два из этих подходов — процедуру фиктивного конвейера и тест неявной ассоциации (IAT)

.

В фокусе исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей при измерении стереотипов и предрассудков заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях.Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что они придерживаются стереотипов или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой фиктивного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущей экспериментальной сессии.Как только участники убедятся, что исследователь может оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честны в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не уловит. врущий. Процедура фиктивного конвейера предполагает, что люди могут часто маскировать свои негативные убеждения публично — люди выражают больше предубеждений, когда они находятся в поддельном конвейере, чем когда им задают те же вопросы более прямо.

Другие косвенные меры предубеждения также часто используются в социально-психологических исследованиях, например, для оценки невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер заключается в том, чтобы попросить участников сесть на стул рядом с человеком из другой расовой или этнической группы и измерить, как далеко сидит этот человек (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974). Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах разных социальных групп, можно использовать меры времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят вынести серию суждений об изображениях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок. Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предрассудков человека.

Самая популярная неявная мера предубеждения по времени реакции — тест на неявную ассоциацию (IAT) — часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух компьютерных клавиш: одну левой рукой, а другую — правой. Кроме того, категории организованы таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу.Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также показывают слова, относящиеся к гендерным стереотипам (например, сильный, лидер, или сильный, для мужчин и воспитывающий, эмоциональный, или ). weak для женщин). Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение мужчины или женщины?») И отвечают на вопросы о стереотипах («Это слово сильное ?»), Нажимая кнопку «Да» или кнопку «Нет» с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране «совпадающим» образом, так что мужская категория и «сильная» категория находятся на одной и той же стороне экрана (например, с правой стороны), участники могут выполнять задачу очень хорошо. быстро и делают мало ошибок. Это просто проще, потому что стереотипы совпадают или связаны с изображениями таким образом, что это имеет смысл. Но когда изображения расположены так, что женщины и сильные категории находятся на одной стороне, тогда как мужчины и слабые категории находятся на другой стороне, большинство участников делают больше ошибок и реагируют медленнее.Основное предположение заключается в том, что если два понятия связаны или связаны, на них будет быстрее реагировать, если они классифицируются с использованием одинаковых, а не разных ключей.

Процедуры неявных ассоциаций, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, действительно придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, которые связаны с белыми, а не с черными лицами в IAT, предполагая, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к черным.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, отвечая другим людям, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации. Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования, использующие неявные меры, действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже несмотря на то, что мы можем пытаться контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предрассудки легко активируется, когда мы видим представителей разных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

Есть ли у вас скрытые предрассудки? Попробуйте IAT самостоятельно, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, которые используются для вынесения суждений, на самом деле могут быть верными в отношении оцениваемого лица, во многих других случаях это не так. Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которые мы придерживаемся о социальной группе, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо.Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить какую-либо одну женщину так, как если бы она была такой.

В конце концов, стереотипы становятся самореализующимися пророчествами, так что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность (Снайдер, Танке, & Бершайд, 1977; Word, Занна, & Купер, 1974). Как только мы поверим, что из мужчин получаются лучшие лидеры, чем из женщин, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам так, что им труднее руководить.Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные представления об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно — даже ожидания учителей относительно академических способностей своих учеников могут повлиять на успеваемость учеников в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что вы лично не ведете себя подобным образом, а можете и не поступить.Но исследования показали, что стереотипы часто используются вне нашего осознания, поэтому нам очень трудно их исправить. Даже когда мы думаем, что ведем себя совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы, чтобы потворствовать дискриминации (Chen & Bargh, 1999). А когда мы отвлекаемся или испытываем нехватку времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Более того, чтобы не допустить, чтобы наш стереотип окрашивал нашу реакцию на других, требуются усилия.Мы испытываем больше негативных эмоций (особенно тревожности), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашего беспокойства по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудки (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003). Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы непреднамеренно не создавать стереотипы о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в интересах общества

Стереотипная угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши представления о себе, и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными и заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше справляться с задачами. Поскольку азиатские учащиеся знают о стереотипе, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед тем, как они будут сдавать сложный тест по математике, может улучшить их успеваемость (Walton & Cohen, 2003).С другой стороны, иногда эти убеждения негативны, и они создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы работаем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости заключается в том, почему черные ученики хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью остаются в школе по сравнению с белыми учениками, даже если другие факторы, такие как семья доход, образование родителей и другие соответствующие переменные контролируются.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть следствием активации негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся осведомлены о (неточном) стереотипе, что «черные интеллектуально ниже белых», этот стереотип может создать негативное ожидание, которое может помешать их результатам интеллектуальных тестов из-за страха подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что темнокожие студенты колледжей хуже (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) справлялись с математическими вопросами, взятыми из экзаменационных документов выпускников (GRE), когда тест был описан для них как «диагностический». их математических способностей »(и, следовательно, когда стереотип был уместен), но на их результаты не повлияло, когда те же вопросы были сформулированы как« упражнение в решении проблем.А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать их расу перед тем, как они сдавали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, тогда как оценки белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, относящихся к выполняемой задаче, создают угрозу стереотипов — снижения производительности, вызванные знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизованные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может негативно повлиять на чернокожих студентов.

Исследования показали, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, на кого нацелены негативные стереотипы. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латыни справляются хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи успевают хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно имеют привилегированный социальный статус, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины хуже справились с тестом по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем черные, в спорте: связанная с этим задача, когда они были описаны как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза возникает в ситуациях, которые представляют собой серьезную угрозу для самоуважения, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных людей находится под угрозой. В таких ситуациях наблюдается расхождение между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими низкую успеваемость. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, скорее всего, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны люди, которые испытывают угрозу стереотипов, демонстрируют нарушение когнитивной обработки, которое вызвано повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Угроза стереотипов, однако, не абсолютна — мы сможем преодолеть ее, если постараемся.Что важно, так это уменьшить беспокойство о себе, которое возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики самого себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что стереотипная угроза существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное влияние (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

Основные выводы

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному отрицательному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут создавать дискриминацию.
  • Стереотипы и предрассудки начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности внешней группы.
  • Как только наши стереотипы и предрассудки утвердятся, их будет трудно изменить, и они могут привести к самореализующимся пророчествам, таким образом, что наши ожидания в отношении членов группы воплощают стереотипы в реальность.
  • Стереотипы могут влиять на нашу работу по важным задачам через угрозу стереотипов.

Упражнения и критическое мышление

  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 12.2 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку.Какие у вас стереотипы и предубеждения о них? Как вы думаете, ваши стереотипы верны?
  2. К каким социальным категориям (если таковые имеются) вы относите других? Почему вы (или нет) категоризируете? Является ли ваше поведение справедливым или несправедливым по отношению к людям, которых вы классифицируете?
  3. Подумайте о задаче, которую одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей (или плохой). Считаете ли вы, что культурные стереотипы в отношении вашей группы когда-либо влияли на вашу результативность при выполнении задания?

Список литературы

Aboud, F.Э., Дойл А.-Б. (1996). Родители и сверстники влияют на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Олпорт, Г. У. (1954/1979). Природа предубеждения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер А. Л., Аронсон Дж., Дарли Дж. М., Родригес К. и Рубль Д. Н. (2010). Восхождение к угрозе: уменьшение угрозы стереотипов путем переосмысления угрозы как вызова. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.09.014.

Аронсон, Дж., Лустина, М. Дж., Гуд, К., Кео, К., и Стил, К. М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипу. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Барден, Дж., Мэддакс, У. В., Петти, Р. Э. и Брюэр, М. Б. (2004). Контекстуальная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

Барг, Дж. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: доводы против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер Р. С. и Либен Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предрассудков. В Р. В. Кайле (ред.), Достижения в развитии и поведении ребенка, (Том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевьер.

Браун Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология .Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун Р., Круазе Ж.-К., Бонер Г., Фурне М. и Пейн А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предвзятых убеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Бутц Д. А. и Плант Э. А. (2006). Восприятие членов внешней группы как неотзывчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: Непосредственная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Крисп, Р. Дж., И Хьюстон, М. (ред.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Игли, А. Х., и Стеффен, В. Дж. (1984). Гендерные стереотипы проистекают из распределения женщин и мужчин по социальным ролям. Журнал личности и социальной психологии, 46 (4), 735–754.

Фиск, А. П., Хаслам, Н., и Фиск, С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Fyock, J., & Stangor, C. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес, П.М., Блэнтон, Х. и Уильямс, К. Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипа и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканок. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Айзенштадт, Д., Пищинский, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологическая наука, 14 (5), 516–519.

Гимонд, С. (2000). Групповая социализация и предубеждения: социальная передача межгрупповых отношений и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С. А., Оукс, П. Дж., И Тернер, Дж. С. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность внутренних и внешних групп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В справочнике по мотивации и познанию: межличностный контекст (Vol.3. С. 182–222). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Хиршфельд, Л. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и построение ребенком человеческих родов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс, М., Шмадер, Т., и Мартенс, А. (2005). Знание — это половина дела: преподавание угрозы стереотипам как средство повышения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс Э. Э. и Сигалл Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джадд К. М. и Парк Б. (1993). Определение и оценка точности социальных стереотипов. Психологический обзор, 100 (1), 109–128.

Джусим, Л., Робустелли, С. Л., и Каин, Т. Р. (2009). Ожидания учителя и сбывающиеся пророчества. В K. R. Wenzel & A. Wigfield (Eds.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Ли Ю.Т., Джуссим, Л. Дж., И Макколи, К. Р. (1995). Точность стереотипов: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор Л. и Браун Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предрассудки? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл П. У. и Джонс Э. Э. (1980). Поляризованные оценки участников вне группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Линвилл П. У., Саловей П. и Фишер Г. У. (1986). Стереотипы и воспринимаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутри группы и вне группы. В Дж. Ф. Довидио и С. Л. Гертнер (ред.), Предубеждение, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Макрэ, К. Н., Боденхаузен, Г. В., Милн, А. Б., & Джеттен, Дж.(1994). Вне головы, но снова в поле зрения: стереотипы восстанавливаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Мадон, С., Гайлл, М., Абуфадель, К., Монтьель, Э., Смит, А., Палумбо, П., и Джусим, Л. (2001). Этнические и национальные стереотипы: пересмотренная и переработанная принстонская трилогия. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010. DOI: 10.1177 / 0146167201278007.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К.Г. (2003). Снижение угрозы стереотипа о женской математике за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Мейснер, К. А., и Бригам, Дж. К. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти для лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Остром Т. М. и Седикидес К. (1992). Эффекты внегрупповой однородности в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э. и Рудман, Л. А. (2010). Предрассудки по отношению к женщинам-лидерам: обратная реакция и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной и психологии личности, 4 (10), 807–820. DOI: 10.1111 / j.1751–9004.2010.00306.x.

Ричсон, Дж. А., и Шелтон, Дж.Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: Влияние межрасового контакта на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер М. и Конвей Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной перспективы. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер Т., Джонс М. и Форбс К. (2008). Интегрированная модель процесса стереотипных угроз влияет на производительность. Психологический обзор, 115 (2), 336–356.

Сехрист, Г. Б., & Стангор, К. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер М., Танке Э. Д. и Бершайд Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: О самореализующейся природе социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Y. T. Lee, L. J. Jussim, & C. R. McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к пониманию групповых различий (стр. 275–292). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Stangor, C., & Duan, C. (1991). Влияние многократных требований к памяти для информации о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Стангор, К., Линч, Л., Дуан, К., и Гласс, Б. (1992). Категоризация людей на основе множества социальных характеристик. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил К. М. и Аронсон Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж. (2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипа на самооценку у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Плавь, Дж. К. (1994). Воспринимаемые и метааналитические размеры эффекта: оценка точности гендерных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 (1), 21–36.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

Тайфель Х. и Уилкс А. Л. (1963). Классификация и количественное суждение. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С. Е., Фиск, С. Т., Эткофф, Н. Л., и Рудерман, А. Дж. (1978). Категориальные и контекстные основы памяти и стереотипов личности. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок П. Э. и Митчелл Г. (2008). Калибровка предубеждений в миллисекундах. Social Psychology Quarterly, 71 (1), 12–16.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, C.O., Zanna, M.P., & Cooper, J. (1974). Невербальное посредничество самоисполняющихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Изербыт, В., Шадрон, Г., Лейенс, Дж., И Роше, С.(1994). Социальная возможность суждения: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *