Учебник этика и психология семейной жизни: Хрестоматия по этике и психологии семейной жизни. DjVu + читать

Содержание

В школах научат ценить семью

Над пособием работали три года. Идеями, как привить юным россиянам семейные ценности, делились Национальная родительская ассоциация, Фонд апостола Андрея Первозванного и Российская академия образования. На Комитете Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей министр просвещения Сергей Кравцов 24 марта объяснил законодателям, для чего нужен новый учебник.

Хорошее дело — брак

Главная задача нового школьного курса — утверждение семейных ценностей, говорят авторы. В последнее время с этим в России большие проблемы. Так, по данным Единой межведомственной информационно-статистической системы, в 2020 году в стране распалось 73 процента браков. Для сравнения, 30 лет назад этот показатель был всего 42 процента, а 70 лет назад — 4 процента.

Чаще всего разводятся в Сахалинской, Магаданской и Калининградской областях — более 50 распавшихся пар на 10 тысяч человек. А самые крепкие семьи в Ингушетии и Чечне — 10 разводов на 10 тысяч человек.

Уже много лет эксперты настаивали на введении в школах курса по семьеведению. Однако государство начало двигаться в этом направлении только в 2018 году. Необходимость этого подтвердило и общероссийское голосование по поправкам в Конституцию в 2020 году, отметила уполномоченный по правам ребёнка Анна Кузнецова. Значительная часть изменений в главный закон страны тогда касалась именно семьи и детей. А сама семья провозглашалась главной ценностью в государстве.

О каких ценностях расскажут

Попытки привить российским школьникам семейные ценности были и ранее. Ещё в 1918 году учеников разных полов впервые усадили за одну парту. Единственным предметом, которым мальчики и девочки занимались по-отдельности, был труд. Но и там готовили именно к семейной жизни: девочек — вести хозяйство, мальчиков — обращаться с инструментами.

В 80-х годах появилась дисциплина «Этика и психология семейной жизни». Но скоро её вытеснили, как тогда казалось, более нужные предметы: например, математика или информатика.

В «продвинутых» советских школах занимались даже половым просвещением: с мальчиками разговаривали урологи, с девочками — гинекологи, напомнила «Парламентской газете» заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Прошло 40 лет, и Россия откатилась в этом вопросе далеко назад, считает депутат.

Фото: АГН Москва

«Лично я, как и большинство россиян, — за сексуальное просвещение старшеклассников, — сказала Пушкина. — А пока этого нет, мы так и будем иметь проблему подростковых беременностей, а распространение ВИЧ в России будет иметь характер эпидемии».

Депутат призналась, что пока ещё не видела учебник семьеведения, но очень надеется, что и о сексуальном просвещении его авторы не забыли. Некоторые подробности будущего курса ранее раскрыла Анна Кузнецова. По её словам, учить семейной жизни будут с 9 класса. Начнут с поиска ответа на вопрос «Зачем людям отношения?», в 10 классе школьники узнают о процессе деторождения, а в 11-м — познакомятся с современными методами воспитания детей.

Появление курса семьеведения можно только приветствовать, заявил «Парламентской газете» заместитель председателя Комитета СовФеда по науке, образованию и культуре Виктор Смирнов. Но одной главы в учебнике по обществознанию на эту тему мало, поэтому такую работу необходимо продолжить, считает сенатор.

Читайте также:

• Программу воспитания хотят внедрить во всех российских школах к 2030 году
• Минтруд включил предложения омбудсмена Кузнецовой в программу Десятилетия детства
• Гумерова: план мероприятий по реализации Десятилетия детства должен носить общенациональный характер

Вводить семьеведение отдельным предметом сейчас невозможно — школьная программа и так перегружена, полагает первый зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин. Хотя такой курс в школе действительно нужен, сказал «Парламентской газете» депутат.

«Я не думаю, что после такого курса все бросятся создавать семью, — поделился размышлениями Смолин. — Но возможно, дети научатся большему взаимоуважению, разовьют эмпатию. А это одно из главных условий счастливой семейной жизни».

Тренд задают регионы

Учить семьеведению во многих регионах начали ещё до появления нового учебника. Пионерами стали Пензенская область и Татарстан. В 2012 году Пензенский институт развития образования разработал такое методическое пособие для учителей. Тогда же в Татарстане семьеведение ввели в десятых классах некоторых школ как факультатив.

В 2017 году предмет стал обязательным в Северной Осетии. А в этом году он появился и во всех 183 школах Ульяновской области. Там навыки семейной жизни начинают прививать с 10 класса. В Башкирии семьеведению начинают учить уже с восьмого класса, правда, факультативно.

Все эти программы должны быть сохранены, считает Олег Смолин. Ведь Россия — многонациональная страна, и семейные традиции в разных регионах разные. Общий курс будет знакомить с основами семейного права, которые одинаковы для всех субъектов, а учителя на местах дополнят эти знания конкретным смыслом, в том числе с учётом национальных традиций.

«Пятерка» за нравственность | Программа: ПРАВ!ДА? | ОТР

Сергей Чесноков

координатор Общероссийского общественного движения «За жизнь!»

Михаил Шнейдер

директор московской гимназии № 45 им. Л.И. Мильграма, член президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания

Леонид Перлов

учитель высшей категории, почетный работник общего образования России

Ирина Волынец

председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»

«Воспитывать – не значит говорить детям хорошие слова,
наставлять и назидать их, а прежде всего самому
жить по-человечески».

Алексей Острогорский

Николай Матвеев: Здравствуйте! Это программа «ПРАВ!ДА?» на Общественном телевидении России. Меня зовут Николай Матвеев. И вот тема сегодня:

В обязательной школьной программе может появиться учебный курс «Нравственные основы семейной жизни». По замыслу инициаторов, он поможет подросткам освоить «систему базовых семейных ценностей, свойственных отечественной культуре, и подготовит их к созданию крепкой многодетной счастливой семьи». Такое пособие для старшеклассников было разработано представителями Русской православной церкви и предложено ими Министерству образования. Положительного решения по этому вопросу в министерстве пока не принято, но предложение и не отвергнуто. По словам чиновников, оно требует широкого общественного обсуждения.

Поможет ли школьный курс укреплению семьи? Должна ли школа как государственный институт учить морали и нравственности? Как прийти к компромиссу в вопросах светского и религиозного воспитания?

Николай Матвеев: И вот вам вовсе не анекдот, а реальный факт. В начале ноября в Пермском крае учительница ударила пятиклассника по голове учебником «Духовно-нравственная культура».

Андрей Кураев: Этот учебник не травмоопасен.

Николай Матвеев: Не травмоопасен?

Андрей Кураев: Там мягкая обложка, и он немножко весит.

Николай Матвеев: Тогда первый вопрос вам, отец Андрей. Может ли школа, где происходят такие эпизоды, научить нравственности, морали? Я уж не говорю о духовности.

Андрей Кураев: Знаете, в школе как в массовом общественном институте могут возникнуть любые эпизоды. И это не аргумент против школы или против преподавания того или иного предмета.

Николай Матвеев: Ну, против конкретного учителя, который, берясь преподавать такие предметы, позволяет себе взять учебник и ударить человека по голове.

Андрей Кураев: Тоже я не буду спешить тут кричать «вон из профессии!». Всякие ситуации бывают. Главное – как учитель и коллектив этой школы это оценивают: считают ли они, что это нормально и так далее или видят в этом повод для того, чтобы как-то самодисциплинироваться.

Николай Матвеев: А вы как учитель как оцениваете?

Михаил Шнейдер: Я думаю, что детей лучше не трогать.

Андрей Кураев: Конечно.

Михаил Шнейдер: Поэтому я бы все-таки предложил этой даме… Это дама была, учительница, да?

Николай Матвеев: Да-да-да.

Михаил Шнейдер: Я бы предложил ей какую-то другую профессию.

Николай Матвеев: Был бы мужчина – мне кажется, были бы последствия другие.

Михаил Шнейдер: В любом случае, детей не надо трогать. Это безнравственно как минимум.

Ирина Волынец: Да. Но в то же время у нас был еще недавно случай, когда учитель написал на лбу ученика слово «дурак», о чем стало известно, потому что дети сняли это и выложили в YouTube. Учителя заставили уволиться. Но тем не менее остальные родители и, кстати, родители ребенка, у которого на лбу написали вот это слово нехорошее…

Николай Матвеев: Все согласились с этим, да?

Ирина Волынец: Все выступили в поддержку этого учителя, потому что он замечательный педагог. И я считаю, что, конечно, это недопустимое поведение, с одной стороны. Но все мы живые люди, и нужно относиться с пониманием. У учителя тоже могут сдать нервы.

Андрей Кураев: Чтобы щелкнуть по лбу учебником, нужна одна секунда. А чтобы написать «дурак», нужно намного больше времени.

Ирина Волынец: В том числе и родители ребенка, которому написали это, стали писать письма, ходатайства, чтобы учителя вернули в школу.

Николай Матвеев: От себя только добавлю. Хорошо, что учитель по второй профессии не татуировщик. Сейчас мы поймем, что собственно это за учебник такой «Нравственные основы семейной жизни».

«Нравственные основы семейной жизни» – учебное пособие для десятого и одиннадцатого классов средней школы. Авторы – священник Дмитрий Моисеев и монахиня Нина (Крыгина). Имеют степени кандидатов биологических и психологических наук. Учебник был выпущен в 2010 году издательством Екатеринбургской епархии РПЦ.

Николай Матвеев: Сергей Валентинович, насколько я знаю, вы владеете информацией. Расскажите, что это за пособие.

Сергей Чесноков: Я представляю такой фестиваль международный «За жизнь!», на котором этот учебник был награжден в качестве одного из победителей еще в 2011 году. То есть мы еще шесть лет назад разглядели в нем нечто интересное, а именно курс «Этика и психология семейной жизни», который был в советское время, можно так выразиться, 2.0, только под другим названием уже – «Нравственные основы семейной жизни».

Николай Матвеев: Вы читали этот учебник?

Сергей Чесноков: Да. То есть этот курс имеет преемственность от советского курса, который был очень интересен. И многие его в том числе прослушали. И в данном случае взято очень много ценного из прошлого курса, но он уже подан…

Андрей Кураев: А примеры? Что же там взято?

Леонид Перлов: Я, честно говоря, знаю этот курс.

Андрей Кураев: По-моему, вы врете.

Леонид Перлов: На мой взгляд, ничего там особо из него взято не было.

Андрей Кураев: Совершенно верно.

Сергей Чесноков: Это однозначно преемственность.

Леонид Перлов: В чем она состоит?

Андрей Кураев: В советском учебнике был урок «Муж – глава семьи»? Был в советском учебнике урок?

Николай Матвеев: Хорошо, можно я по-другому сформулирую вопрос?

Леонид Перлов: В чем она состоит?

Андрей Кураев: А, военно-патриотическое воспитание!

Николай Матвеев: Вряд ли в Советском Союзе инициаторами появления такого курса в школе были религиозные деятели. Наверное, все-таки это были представители светской части общества.

Сергей Чесноков: Я бы сказал, что…

Николай Матвеев: Каким образом сейчас выступают именно религиозные деятели, если это преемственность от Советского Союза?

Сергей Чесноков: Я бы сказал, что это, наверное, единственный недостаток учебника, что авторы его – священник и монахиня. И почему-то именно на этом факте очень часто заостряется внимание. Тогда как и тот, и другой – кандидаты наук. Один – кандидат биологических наук, другой – психологических наук. И я думаю, что увод вообще разговора об этом учебнике в сторону – церковь его инициировала, не церковь – это увод от сути предмета. Суть предмета в том, нужен ли такой курс вообще о семейной жизни или не нужен?

Андрей Кураев: Это подмена темы. Одно дело – нужен ли курс, другое дело – этот учебник?

Николай Матвеев: Давайте обсудим сначала учебник, а потом курс. Пожалуйста.

Леонид Перлов: Давайте обсудим сначала учебник. Учебник по нравственным основам и канонам семейной жизни, написанный, извините, монахиней, лично у меня не вызывает желания по этому учебнику знакомить детей с нравственными основами семейной жизни.

Николай Матвеев: Почему?

Андрей Кураев: Она разведенная монахиня.

Леонид Перлов: О!

Николай Матвеев: У нее есть ребенок.

Леонид Перлов: Я знаю, что она разведенная и есть ребенок. И мама, жена, которая собственную семейную жизнь заменила на жизнь монашескую в качестве примера матери семейства, жены, матери собственного ребенка лично у меня не вызывает желания…

Николай Матвеев: Но не все тренеры, воспитавшие чемпионов мира, были чемпионами мира.

Леонид Перлов: Как пример для подражания, как пример для подражания. Кроме того, вы знаете, на мой взгляд, это узурпация понятия нравственности. Ведь у нас сейчас сложилась ситуация, когда патриотизм у нас исключительно военный, а нравственность исключительно православно-христианская, даже не просто христианская, а православно-христианская. На каком основании? Честно говоря, я не понимаю. Я человек не воцерковленный и не верующий совсем.

Сергей Чесноков: А вы читали учебник?

Леонид Перлов: Да, я сейчас отвечу на этот вопрос. Тем не менее семьей своей доволен, воспитал без этого троих очень приличных, уже взрослых детей. И у меня замечательные внуки. Я читал.

Николай Матвеев: Это вы говорите как отец. А вот теперь скажите как учитель.

Леонид Перлов: А теперь скажу как учитель. В сегодняшней школе многоконфессиональной и многонациональной любой, хоть маломальский конфессионально окрашенный курс – это бомба. У нас, увы, ситуация такова, что малейший окрас разделит класс на своих и чужих.

Николай Матвеев: А если бы этот текст был написан абсолютно с одинаковыми запятыми, с точками, с теми же формулировками и смыслами светским человеком, отношение было бы другое?

Сергей Чесноков: Да, это очень интересный вопрос.

Леонид Перлов: Светский человек не написал бы курс с теми же смыслами, запятыми и точками – именно в силу того, что он светский человек. Мне пока за многие годы, десятилетия работы в школе попался только один учебник. Я бы не назвал даже это учебником. Книга для школы, для гимназии, «История религий», написана Ельчаниновым, Флоренским и Булгаковым. Это 1909 год. Книжка называется «История религий». Я ее регулярно использую при подготовке своих уроков.

Сергей Чесноков: Ну, все священники, вроде бы.

Леонид Перлов: Так вот, этот курс об истории религий, а не об истории религий или конфессий. Все, что я видел с тех пор, конфессионально окрашено.

Николай Матвеев: Культурологический подход?

Леонид Перлов: Да.

Николай Матвеев: Ответьте, пожалуйста. Вы знакомы с текстом?

Леонид Перлов: Да, я отвечу. Я читал этот учебник в выдержках.

Сергей Чесноков: Раз вы читали, то вы, наверное, обратили внимание, что там говорится не о православии, не о церкви, а там говорится очень мягко о религии вообще и говорится о традиционных конфессиях, которые имеются в нашей стране. И ни одна из этих конфессий не выпячивается.

Леонид Перлов: Православная конфессия в учебнике.

Сергей Чесноков: Ну, это субъективно, на мой взгляд.

Леонид Перлов: И основная канва этого учебника – это нравственные основы семейной жизни, с точки зрения православно-христианской.

Сергей Чесноков: Я ознакомился с публикациями на тему, потому что сейчас уже эта тема начала обсуждаться. И, к сожалению, я слышу только слова, но я не вижу доказательств со страницами, с цитатами.

Леонид Перлов: Пожалуйста, если нужны доказательства, я вам представлю. Просто формат передачи это не позволяет.

Сергей Чесноков: Я буду рад продолжить эту дискуссию уже в плоскости доказательной.

Николай Матвеев: Хорошо, хорошо.

Леонид Перлов: Кстати, когда появится в открытом доступе?

Николай Матвеев: Вам в любом случае знаком текст «Домостроя». Вот настроения «Домостроя» там есть? «Мужчина – главный. Женщина – на вторых ролях, хранительница очага. Мужчина – добытчик».

Леонид Перлов: Социальная роль мужчины и женщины там определена.

Николай Матвеев: Определена.

Леонид Перлов: И совершенно однозначно.

Сергей Чесноков: Я думаю, что…

Николай Матвеев: Хорошо, хорошо.

Андрей Кураев: Позвольте я зачитаю на эту тему цитату из этого учебника.

Николай Матвеев: Пожалуйста.

Андрей Кураев: Правда, она не из «Домостроя». Это круче. «Социальные исследования показали, что мужчины превосходят женщин в способности ориентироваться в пространстве. У мальчиков уже в 6 лет имеется специализация правого полушария мозга в отношении пространственных функций, а значит – лучшая организация этих видов деятельности. А у девочек нет даже в 13 лет. Многие исследования, проведенные в США и России, относительно умственных способностей людей разного пола. Был сделан вывод о том, что среди мужчин больше высокоодаренных людей и, вместе с тем, больше умственно отсталых индивидов. То есть диапазон умственных способностей у мужчин значительно шире, чем у женщин».

Николай Матвеев: Ирина Владимировна, вы как единственный представитель женщин здесь, среди нас, как относитесь к этому? Как успешный человек. Вы все-таки…

Ирина Волынец: Спасибо за комплимент.

Андрей Кураев: Это, кстати говоря, 34-я страница. Вы просили ссылки на страницы.

Ирина Волынец: Но не только успешный человек, политик, общественный деятель, а еще жена и мама. И я очень рада, что именно отец Андрей сейчас зачитал эту цитату. Конечно же, на мой взгляд, недопустимо вот такое сравнение женщины с мужчиной – как существа, которое проигрывает явно в интеллектуальном плане. И вообще надо смотреть в корень.

Николай Матвеев: Но в «Единой России» меньше женщин, чем мужчин, по-моему.

Ирина Волынец: Меньше. И во всех органах управлениях, и среди чиновников женщин традиционно меньше, потому что большинство как раз занимается, наверное, вопросами деторождения, воспитания детей. И, наверное, это нормально, да?

Леонид Перлов: Не факт. Это в нашей стране.

Ирина Волынец: Но мы должны смотреть в корень вопроса. Если у нас не предвидится в ближайшее время смены системы образования… А сегодня наша система образования сняла с себя воспитательную функцию. Как вообще мы можем говорить о введении курса нравственности? Я категорически против того, чтобы сейчас это вводилось отдельным предметом.

Изучений истории религий – да, но в рамках истории. Пожалуйста, у нас есть часы истории. Никто из родителей не против того, чтобы изучали все религии. Я православная, но я не хочу, чтобы православие стало камнем раздора, камнем преткновения среди родителей, среди которых есть представители и других конфессий тоже. Дома, пожалуйста, можно воспитывать, образовывать, объяснять все что угодно. В школе, так как у нас Россия многоконфессиональная страна, должны быть представлены все религии, которые есть не только на территории Российской Федерации, а вообще все религии, которые были когда-то, которые сегодня есть во всем мире. И следующий момент очень важный: этику и психологию семейной жизни, наверное, можно ввести, но только в факультативном порядке, с согласия родителей. То есть это должно быть добровольно. Нагрузка сейчас огромная в школе.

Николай Матвеев: Позиция понятна. У англичан есть такое выражение: «Не занимайтесь воспитанием детей. Они все равно будут похожими на вас. Займитесь воспитанием себя».

Ирина Волынец: Они будут делать то, что вы делаете, а не то, что вы им рассказываете. Да-да-да, совершенно верно.

Николай Матвеев: Вот смотрите. Пришел химик, дяденька хороший, воспитанный, пришел выпускник педуниверситета. Ну, пусть химию преподает. Зачем воспитывать-то моего ребенка? Вот пусть научит его химии, а воспитанием своего ребенка займусь я. Кому доверить воспитывать?

Олег Решетников: Можно?

Николай Матвеев: Сейчас, секундочку. Я бы хотел вас спросить…

Ирина Волынец: Возможно ли образовывать, не воспитывая? Это очень важный вопрос.

Николай Матвеев: С этим разберемся. Я хотел у вас спросить. Вот мы только что услышали формулировку о позициях мужчины и женщины. Я вырос в военной среде. В вооруженных силах много женщин. Я видел примеры, когда женщина – власть в семье, а мужчина на задних ролях, но при этом они – гармоничная семья, они счастливы. То есть получается, что этот учебник не дает права на жизнь таким семьям?

Олег Решетников: Ну, сразу как психолог хочу прокомментировать, что приведенная цитата – это из разряда «мифы психологии». И как раз дают в курсе такие утверждения будущим психологам, чтобы они понимали, что это устойчивые шаблоны существующие, но никогда не были верифицированы, доказаны и не имеют никаких для этого научных оснований. Если мы говорим о современном образовании, то мы должны с вами четко понимать, что у российского образования, у тех ФГОСов, о которых мы с вами говорим, есть три задачи: это задачи предметные, это задачи личностные, это задачи метапредметные – научить учиться.

И вот мы сегодня можем смешать две вещи – компетенции и нравственные ценностные ориентации. Да, действительно, образование… И, кстати сказать, если мы говорим о западном опыте, то практически все страны западные (Япония, Корея, другие страны) ведут курс, который называется «Социальные компетенции», ведут его с первого по выпускной класс.

Николай Матвеев: В чем суть?

Олег Решетников: И они обязательно включают в себя… Ну, например, то, что ведется в Великобритании – это общество, личность, здоровье, эмоции, профессии. И в эти курсы, в эти знания как раз входит очень много элементов вообще общения, потому что семья – это не просто что-то уникальное, отличное от всех наших общественных отношений, а она строится на тех же принципах общения, взаимодействия, любви, на которых строятся и другие наши коммуникации.

Что принципиально важно понимать? Вот этот курс дает компетенции. Поэтому он преподается в любой школе, в любой стране мира. Потому что люди должны, по крайней мере, понимать (то, о чем говорит отец Андрей), что это не существует, что это миф, а вот это существует, вот это научные факты; вот это компетенции (умение общаться, взаимодействовать), которым вы сегодня научитесь в школе, а завтра вы перенесете в семью, завтра вы перенесете на работу, завтра вы их перенесете в общественные отношения. Поэтому, с моей точки зрения (сейчас я подчеркиваю – исключительно как психолога), я считаю, что, безусловно, компетентность в вопросах семейного воспитания – это архиважно. Не говоря уже о том, что сегодня…

Николай Матвеев: То есть подобный курс «Нравственное поведение в семье»…

Олег Решетников: А вот нравственная ориентация – это вопрос выбора. Выбор каждой личности, самостоятельный и отдельный. И насколько школа… Ну, в моем представлении школа вообще не может нести прямую ответственность, как это будет этот нравственный выбор сделан. Но нести ответственность за то, что человек был проинформирован…

Сергей Чесноков: То есть школа не должна воспитывать, да?

Олег Решетников: Школа воспитывать должна. Есть портрет выпускника. Можно открыть наши стандарты и посмотреть.

Николай Матвеев: Секундочку. Отец Андрей, пожалуйста.

Андрей Кураев: Вот я за то, чтобы школа воспитывала, только не сейчас. Я считаю, что сегодня нет политических условий для появления такого курса. Я имею в виду следующее. Сегодня у нас какие-то идиотские, искусственные, тепличные условия созданы для церковного официоза. Это означает, что любой текст, презентованный церковью, пройдет в школу, не обращая внимания на любые негативные отзывы профессионалов.

Леонид Перлов: Это было неоднократно.

Андрей Кураев: Неоднократно было, в том числе с моим учебником.

Николай Матвеев: С вашим учебником?

Андрей Кураев: Да-да-да. Так что поэтому я знаю, что я говорю.

Сергей Чесноков: А разве этот текст вносился церковью?

Андрей Кураев: Мы прекрасно знаем, что да.

Сергей Чесноков: Вот этого я не нашел

Андрей Кураев: Да, да, да! Ну не надо здесь врать, ладно?

Леонид Перлов: Ну, ресурс, конечно, был церковный.

Николай Матвеев: Вы о том, что официальная ли это позиция РПЦ или частная инициатива, да?

Андрей Кураев: Простите, если бы дело было не в церкви, то этот учебник не прошел бы. Вы знаете хоть один учебник, который прошел бы со ссылками на телегонию?

Сергей Чесноков: Я могу сказать, что этот учебник…

Андрей Кураев: В тексте этого учебника содержится антинаучный тезис о телегонии.

Сергей Чесноков: Подобные вещи легко вычищаются.

Андрей Кураев: А почему они не были вычищены? Чем были коррумпированы эксперты?

Сергей Чесноков: Для этого и имеет место обсуждение.

Николай Матвеев: Сейчас, секундочку.

Сергей Чесноков: И я могу сказать, что этот курс еще в 2010 году появился как совершенно частная инициатива ученых. И они уже прошел обкатку…

Андрей Кураев: Не ученых, а епархии. Не надо! Я сам был у истоков этого курса. Ну не надо!

Сергей Чесноков: Это другой курс.

Николай Матвеев: Друзья, сейчас, секундочку! Пожалуйста, услышьте меня. Мы можем обсуждать сколько угодно недостатки учебника. А теперь давайте сам принцип обсудим. Нравственные основы семейной жизни. Как угодно, социальной компетенцией это называть…

Олег Решетников: Это разные вещи. Вы развели.

Николай Матвеев: Направления. Ну, скажем уже. Правильно? Здесь – семейная жизнь. Нравственные основы поведения в обществе. Те же самые социальные компетенции.

Ирина Волынец: Но на основе чего вот эти нравственные основы?

Николай Матвеев: Давайте выяснять. Надо ли это в школе? И если надо, то в какой форме?

Леонид Перлов: Разрешите?

Николай Матвеев: Сейчас, секундочку, я дам вам слово. Пожалуйста, по очереди.

Михаил Шнейдер: Относительно нравственных основ и всего остального. Безусловно, школа не может… Ну, слово «воспитание» вообще мы очень любим. В большинстве иностранных языков, европейских, кстати, нет прямого аналога. Я бы все-таки вот о чем говорил. Безусловно, образование – дело идеалистическое. В том смысле, что само слово «образование» – мы знаем, от слова «образ».

И, кстати, то, что в наших стандартах не хватило смелости разработчикам написать «образ выпускника», а написали «портрет» – это тоже понятно. Потому что портрет – это нечто мертвое, вот то, что мы сегодня зафиксировали и, так сказать, на этом остановились. А образ – это то, что предполагает некий эталон, к которому человеку стоит стремиться, ну, если, конечно, он хочет. Если не хочет, то это его выбор. Но возможность для этого должна быть. И собственно, там, где во главу угла стандартов поставлен образ выпускника, то понятно, что есть некое перечисление качеств личности, которые согласованы обществом и которые могут служить неким ориентиром для взрослых, детей. Но это именно согласованные обществом позиции.

Николай Матвеев: Ну хорошо, давайте частный пример. Я решил своего сына воспитывать в духе бунтарства, идти против системы.

Михаил Шнейдер: Вот вы уже нарушили Конвенцию о правах ребенка, потому что вы решили, не спросив его или ее.

Леонид Перлов: Почему? А если спросил?

Николай Матвеев: Хорошо, спросил: «Хочешь быть, как я, бунтарем?» – «Да, хочу!»

Михаил Шнейдер: Понимаете, наша проблема в том, что мы вообще очень любим слова, за которыми часто ничего не стоит, или во всяком случае нет никаких согласованных моделей. Вообще что такое нравственность? Кто это определил? Помимо конфессий, есть еще агностики, есть атеисты. И вообще есть разные люди. Кто определил вообще, в чем состоит нравственный идеал? Да, можно говорить, в свое время коммунисты решили проблему очень просто, они переложили декалог на понятный партии язык, получился моральный кодекс строителя коммунизма. А вместо соответственно каких-то мягких технологий появился, понятно, серп и молот. И в результате что там с нравственностью, традиционной или нетрадиционной, но мы уже прекрасно знаем…

Николай Матвеев: Так, может, вернуться к декалогу, и все?

Михаил Шнейдер: Да, можно, наверное, от этого уйти, но это вопрос на самом деле другого – а что с этим делать в школе. Во-первых, я категорически не согласен с тезисом: «Ты учитель химии, значит, учи химии».

Николай Матвеев: В первую очередь.

Михаил Шнейдер: Вы знаете, это может быть, даже будучи пока еще директором большой школы, я всегда говорю о том, что главное, чтобы вышли здоровыми и ориентирующимися в обществе, а насколько они там будут часто выигрывать олимпиады – это вопрос второй. Конечно, хорошо, когда их выигрывают. Но нельзя сделать это целью жизни школы. И поэтому я вообще не понимаю, как может быть учебник нравственности, потому что тогда надо признать, что авторы этого учебника взяли на себя миссию всевышнего. Ибо я, правда, агностик, но так все-таки понимаю, что только всевышний в понимании религиозных людей может устанавливать некие нравственные критерии.

Николай Матвеев: Поясните для людей, которые не понимают. Значит, что-то есть, но что именно, мы не знаем, да?

Михаил Шнейдер: А здесь предлагается, я, кстати, не видел учебника, но я помню прекрасно, что курс этики и психологии семейной жизни вообще про другое. Мало того, там был блок медицинский…

Сергей Чесноков: В чем разница, нравственность или этика?

Михаил Шнейдер: …Когда девочек и мальчиков сажали отдельно и рассказывали некоторые вещи, против которых активно выступает значительная часть нашего общества. Я сейчас не буду говорить – правильно, неправильно, это дело вкуса. Но тогда он был введен по вполне понятным причинам. И самая известная причина была на самом деле отнюдь не политическая. А просто количество, извините, абортов в Советском Союзе достигло такого уже уровня, когда надо было что-то с этим делать.

Сергей Чесноков: Сейчас у нас хорошая ситуация?

Михаил Шнейдер: Я же не об этом, что она сейчас хорошая или плохая, но то, что общество сегодня по многим параметрам более просвещенное, чем тогда – это абсолютно точно. Хотя бы потому, что сейчас очень много источников информации. Поэтому я считаю, что такой курс отдельный не нужен, а вот в школе создавать определенные модели поведения детей и включать в обсуждение различных ситуаций, то, что в бизнесе называется кейсы, и не только в бизнесе, в образовании, и учителей в это включать, и обсуждать, и родителей в это включать.

Николай Матвеев: Ясно. Пожалуйста.

Леонид Перлов: Во-первых, я сначала учитель, а потом географии. То, чем я занимаюсь профессионально – это педагогика, это не география. Вся остальная моя работа – это работа воспитательная. Своим обликом, своей манерой, своим поведением, своим голосом, своим примером – делай, как я. Так, как я это делаю, и как у меня получается. Педагогическая работа – составляющая главная в профессии учителя. Что касается нравственности, этики, ответ на ваш вопрос, социальное проявление нравственного комплекса – это и есть этика. Как она проявляется в обществе?

Сергей Чесноков: Это примерно синонимы.

Леонид Перлов: Не совсем.

Сергей Чесноков: Я не думаю, что это принципиальный вопрос, как назвать – нравственная этика.

Леонид Перлов: Это принципиальный вопрос, давайте вернемся к рассматриваемому объекту, к этому курсу. Этот курс декларирует определенную нравственную систему, как единственно возможную и правильную. Это недопустимо ни в коем случае, потому что нравственных систем, единственно возможных и правильных, просто быть не может по определению. В свое время на этом сильно погорел Карл Маркс: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». Единственный аргумент, почему оно всесильно – потому что оно верно.

Николай Матвеев: Позиция понятна, но как-то же нужно объяснить, что такое хорошо и что такое плохо, с чего-то же надо начинать?

Леонид Перлов: Да, разумеется. Целый ряд постулатов на тему, что такое хорошо и что такое плохо, десять, Андрей Вячеславович, изложены в соответствующем религиозном документе. Причем не только в христианстве заповеди присутствуют. И многие из них сегодня вполне вписываются в светскую систему этическую, в светскую систему нравственную. То, что убивать нехорошо, грабить тоже, и жены ближнего своего тоже, в общем, не пожелай.

Андрей Кураев: Главный спорный блок этого учебника связан с заповедью «Не убий».

Леонид Перлов: Да. Совершенно правильно.

Андрей Кураев: Распространяется ли она на эмбрион или нет?

Леонид Перлов: Совершенно правильно. С какого возраста считается, убил или не убил?

Николай Матвеев: И что там сказано в учебнике по этому поводу?

Сергей Чесноков: Там приведены как раз научные данные о начале жизни с момента зачатия.

Леонид Перлов: Там приведены антинаучные.

Сергей Чесноков: Это как раз самые что ни на есть научные данные, мы на эту тему издали недавно целый ряд исследований, и пока никакой критики в ответ не получили – раз.

Леонид Перлов: Так там нечего критиковать, поэтому и не получили.

Сергей Чесноков: Это не имеет никакого…

Андрей Кураев: Простите, что бессмертная душа творится в минуту зачатия…

Сергей Чесноков: Это религия, а я говорю про науку.

Леонид Перлов: В учебнике этот тезис.

Сергей Чесноков: А я говорю про науку.

Николай Матвеев: Друзья, давайте выслушаем точку зрения, она важна. Пожалуйста.

Сергей Чесноков: Да, это научные данные, потому что взять конференцию 65 года, советское атеистическое время, по возрастной морфологии, там описываются периоды жизни человека – эмбриональный, переходный, плодный – это первые три этапа жизни человека, новорожденный – это только четвертый этап жизни. То есть это совершенно научная картина мира, 65 год.

Николай Матвеев: Простите, пожалуйста, в случае, например, с непрерывным этим колесом перерождения материи, что мешает тогда предложить доэмбриональный период существования человека?

Сергей Чесноков: Ну потому что человеческого существа еще нет.

Леонид Перлов: Есть, только оно в другом воплощении.

Сергей Чесноков: Есть отец и мать, а здесь появляется ребенок, уже новое существо, оно появляется в момент зачатия. То есть это именно уже уникальное существо с уникальным набором ДНК, хромосом, и которое больше никогда уже не повторится. То есть это собственно и есть основание, есть заключение кафедры эмбриологии на эту тему.

Николай Матвеев: Когда, в какой момент рождается жизнь, на ваш взгляд?

Леонид Перлов: Мы не для этого собрались.

Сергей Чесноков: Это как раз спорный вопрос в этом учебнике. Давайте его обсуждать.

Ирина Волынец: Да, это очень сложный вопрос. И мне кажется, что в этом учебнике, если мы говорим о том, что он все-таки будет когда-то, наверное, этого вопроса быть не должно. Почему? Потому что многие родители думают по-разному.

Леонид Перлов: Иначе.

Ирина Волынец: И не хочется, чтобы этот важный вопрос был камнем преткновения, потому что наша задача – дать нашим детям как можно больше возможностей, чтобы думать самостоятельно.

Андрей Кураев: Поэтому мы не даем права думать на эту тему.

Ирина Волынец: Нет, мы даем им право думать на эту тему. Мы должны дать им возможность узнать о разных точках зрения.

Сергей Чесноков: Да, согласен, вот здесь я полностью согласен.

Ирина Волынец: Эту точку зрения нужно привести. Но нужно написать о том, что есть еще и иная точка зрения, потому что, к сожалению, мы сегодня…

Сергей Чесноков: Геккеля, положить рядом Геккеля.

Ирина Волынец: …Объясняем нашим детям, что они должны думать. Но при этом мы забываем их научить, как думать. А все-таки главная задача образования и воспитания – научить думать наших детей.

Далее, все-таки я считаю, что необходимо разделить эти понятия, нравственность и этика. Хотя я считаю, что они не тождественны, конечно же. И психология межличностная. И при этом не обязательно психология между мужчиной и женщиной, между мальчиком и девочкой, а вообще просто психология, потому что у нас, к сожалению, огромное количество неполных семей, травмированных семей. Семьи, в которых ужасное отношение, не могут дать правильную модель поведения и развития ребенку. И нужно показать ему, что еще бывает по-другому. Опять-таки, при этом не дискриминируя его родителей, не говорить, что «у тебя все ужасно».

Николай Матвеев: Секундочку, когда человек 23 часа в сутки проводит в среде, о которой мы говорим – неудачная, приходит, и ему 40 минут рассказываем, как правильно.

Ирина Волынец: Вот именно поэтому мы должны дать шанс каждому нашему ребенку. Мы знаем огромное количество примеров, когда…

Андрей Кураев: У меня вопрос насчет «дать шанс ребенку».

Ирина Волынец: Я сейчас закончу свою мысль, секунду.

Андрей Кураев: Скажите мне, хоть один учебник, кроме обсуждаемого…

Ирина Волынец: В асоциальных семьях вырастают гении, бывает такое.

Андрей Кураев: Бывает.

Ирина Волынец: И в приличных семьях вырождают – вырождают, не зря оговорка, дети…

Андрей Кураев: Все понятно, не надо на банальности время тратить. У меня вопрос конкретный. В каком из школьных учебников, известных вам, за исключением обсуждаемого, у ребенка есть шанс узнать точку зрения, что аборт – это убийство?

Ирина Волынец: В нашей школьной программе…

Андрей Кураев: Телевизор об этом не скажет, ваш телевизор, контролируемый вашей партией, им про это не скажет.

Ирина Волынец: Знаете, я не состою ни в одной партии.

Андрей Кураев: Да, а здесь про «Единую Россию» что-то.

Ирина Волынец: Нет, я в «Единой России» занималась одним проектом, но я не являюсь членом какой-либо партии, я являюсь председателем общественной организации.

Андрей Кураев: Хорошо, про учебник. Вам знакомы школьные учебники, где дети могут узнать эту точку зрения?

Ирина Волынец: У нас сегодня нет такого учебника. Я не сказала о том, что в учебнике не должно этого быть, я сказала, что в учебнике должны быть изложены разные точки зрения, для того чтобы у ребенка была возможность, может быть, под воздействием своих родителей, если это будет ему интересно, учителей, которым он доверяет, сформировать свою точку зрения.

Андрей Кураев: Да, это две научных парадигмы – старая и новая. То есть это нормально.

Ирина Волынец: Потому что мы если будем какие-то тезисы излагать однозначном в таком безапелляционном порядке, то мы таким образом можем расколоть наше общество. Потому что родители имеют, я подчеркиваю, разные точки зрения.

Николай Матвеев: Ваша мысль понятна. Исходя из этого, у меня родился следующий вопрос. Мне объясняли, когда я получал высшее образование, что разница высшего и среднего специального в следующем. Во втором случае, среднее специальное, тебя просто научат делать гвоздь. Вот лекало, вот действие, ты должен делать гвоздь, и делай его до конца своей жизни. В высшей школе тебе расскажут, какие виды гвоздей бывают, кто изобрел эти гвозди, выберешь, научные теории об этом. В общем, весь спектр мысли и знания. Я понимаю, это задача высшей школы.

Но средняя школа здесь какой функционал должна выполнять? Касаемо высшей школы или средней специальной? То есть если исходить из вашей мысли, мы должны человеку объяснить всю парадигму. Есть понятие «аборт», к нему есть отношение у мусульман такое, у православных такое, у буддистов такое, а вообще в истории так относились к абортам. А вот для тебя это убийство или нет, ты должен вывод делать сам, да?

Михаил Шнейдер: Подождите, а почему надо обязательно вывод-то делать? Мы сейчас оперируем какими-то опять конечными истинами. Наука уже давно истинами конечными не оперирует, а оперирует моделями. Даже точные науки. Я совершенно с Ириной Владимировной согласен, просто учебники должны быть другие. Вот если мы хотим, чтобы ребенок сформировал то, что называется критическое мышление, дайте ему разные тексты в одном учебнике. Или, точнее, это должен быть учебно-методический комплекс или комплект, как это сейчас по многим предметам у нас уже существует, и тогда действительно можно об этом поговорить. Но это не значит, что учитель должен спросить: «Вася, а ты как считаешь, аборт – это убийство или нет?» И не дай бог, если Вася разойдется во мнениях с Марьей Ивановной.

Андрей Кураев: Не надо, пусть не задает вопрос.

Михаил Шнейдер: Но, к сожалению, проблема в другом. Мы все время хотим все свести к тому, что оно вот так и больше никак. А если мы хотим, чтобы… Во-первых, ребенок может в течение будущей своей взрослой жизни поменять свои представления о чем-то. Ну давайте чисто технически, тупо, вульгарно рассмотрим вопрос в связи с учебником. Итак, сказано: аборт – это плохо. Понятно, почему под это подкладывается данная теория, аборт – это плохо. Хорошо, признаем…

Сергей Чесноков: Нет, там по-другому. Там говорится, с какого момента жизнь.

Николай Матвеев: Это приводится только для того, чтобы доказать, что аборт – это плохо?

Михаил Шнейдер: Итак, понятно, это подкладывается для того, чтобы сказать: аборт – это плохо. Предположим, мы все здесь считаем, что аборт – это плохо. Давайте вспомним историю Советского Союза, где в определенное время аборт был запрещен, запрещен под страхом уголовного наказания. Скажите, пожалуйста, это привело к тому, что количество абортов снизилось?

Николай Матвеев: По-моему, это привело к росту женской смертности.

Леонид Перлов: К росту криминальных абортов и женской… Извините.

Михаил Шнейдер: Ваш ответ понятен. Скажите, пожалуйста, количество абортов снизилось?

Сергей Чесноков: Во-первых, снизилось количество абортов, во-вторых, снизилось количество смертей женщин.

Михаил Шнейдер: Статистика прямо противоположная.

Сергей Чесноков: Нет, снизилось, потому что женщины умирали от последствий абортов, и это число смертей снизилось.

Михаил Шнейдер: Последствия аборта – это не то же самое, что умереть от аборта.

Сергей Чесноков: Это не то же самое. От последствий абортов в ситуации, когда аборты разрешены, умирает огромное количество женщин.

Михаил Шнейдер: То есть вместо того, чтобы это делать в нормальных медицинских условиях, женщины отправлялись незнамо к кому и умирали.

Сергей Чесноков: Да, и число смертей снизилось.

Михаил Шнейдер: А число смертей…

Сергей Чесноков: Во время сталинского запрета число снизилось.

Николай Матвеев: Можно эту тему закроем единственным маленьким фактом. Отношение к статистике поменялось. Если человек умер не на официальном операционном столе, значит, он умер не от аборта. В случае с женщиной, погибшей у знахаря, это была смерть в результате кровотечения.

Сергей Чесноков: Совершенно согласен.

Николай Матвеев: Что вызвало это кровотечение – никто не фиксировал. Все-таки здесь цифры, что количество смертей именно женских в результате некачественно оказанных медицинских услуг увеличилось – это результат советской истории. Пожалуйста.

Олег Решетников: Я бы хотел привести пример. Будучи студентом психологического факультета, я учился по лучшему в стране учебнику общей психологии Юлии Борисовны Гиппенрейтер, профессора МГУ.

Николай Матвеев: Так вы уже оцениваете. Мы только что договорились не оценивать.

Олег Решетников: Но для нас в Советском Союзе – а учился я в Советском Союзе, заканчивал институт – все было оценочно, строго рекомендовано, а моя оценка, моя личная – это действительно был замечательный учебник на тот момент.

Николай Матвеев: Вы давите на учеников.

Олег Решетников: И вот после, уже когда началась перестройка, Юлия Борисовна написала книгу, просто исходя из своего личного опыта, «Как разговаривать с ребенком». Эта книга выдерживает каждый год несколько переизданий, у нее самый огромный тираж среди всех педагогических книг. Эта книга настольная книга в каждой семье, без всякого административного ресурса.

Николай Матвеев: В чем секрет ее успеха?

Олег Решетников: Без того, чтобы ей стать учебником в школе. Эта книга, как родителям разговаривать со своими детьми. Как понять своих детей. Это действительно та книга, которая…

Николай Матвеев: В основе научный подход?

Олег Решетников: В основе ее личный опыт как бабушки, как мамы, в основе, конечно, безусловно, знание психологии. Это все единая личность, мы сейчас говорим о цельности человека – единая личность. Но я хочу не восславить Юлию Борисовну, дай бог ей здоровья, я хочу сказать, это пример того, что нужны тексты, которые будут не дискуссии. У нас бесконечные дискуссии в обществе, более чем достаточно, на мой взгляд. Вернее, их, наверное, не бывает достаточно и недостаточно, но их хватает. Нужны такие тексты, к которым люди, что называется, сами потянутся. Не через ресурс, не через школы, не через министерства, не авторитетом церкви проталкивать эти книги, а чтобы люди приходили в книжный магазин и по своим…

А у них колоссальный интерес к тому, как разговаривать с ребенком, как объяснить детям то, что происходит в обществе вокруг, с ними. И как им к этому надо быть готовыми. Ведь ни институт, ни школа не готовят к той жизни, это еще Сартр говорил, что школа – это институт, который готовит к жизни, которой не существует на самом деле. Поэтому, конечно…

Леонид Перлов: Смотря какая школа.

Сергей Чесноков: Данный учебник как раз соответствует этому требованию.

Олег Решетников: Нужны тексты, по которым бы мы не спорили, а по которым бы люди пришли и сказали – дайте мне…

Сергей Чесноков: За данный текст голосуют родители, потому что они покупают.

Олег Решетников: Отлично, если они голосуют.

Сергей Чесноков: И голосуют учителя, потому что в 60 регионах этот учебник уже факультативно апробирован.

Леонид Перлов: Это самое интересное, с этого места поподробнее.

Сергей Чесноков: В 60 регионах, начиная с 2010 года, данный учебник уже факультативно имеет хождение.

Леонид Перлов: А вы в курсе дела, что для этого нужен соответствующий гриф? Он имеет этот гриф?

Сергей Чесноков: Имеет, на уровне регионов.

Леонид Перлов: Итак, учебник получил гриф, не министерский.

Сергей Чесноков: Факультативно, да.

Леонид Перлов: Факультативного курса на уровне региона. Регионы в курсе дела?

Сергей Чесноков: Да-да-да.

Леонид Перлов: Я, извините, помимо всего прочего, еще и сопредседатель Межрегионального профсоюза «Учитель». Ни одного сигнала о том, что этот курс преподается в школе, в регионах – а у нас не один десяток регионов…

Николай Матвеев: То есть мы присутствуем при сенсации.

Олег Решетников: Сергей Валентинович, у меня нет критического отношения, «книгу не читал, не осуждаю». Я просто хочу понять реально, вы хотите, чтобы этот учебник что, получил гриф министерства, был бы рекомендован, был бы открыт для широкой дискуссии? Буквально для понимания.

Сергей Чесноков: Я могу сказать, что я хочу. Лично я хочу, чтобы с разговора об этом учебнике начался разговор о том, нужен ли вообще такой предмет в школе, это первое. Второе – я считаю, что этот учебник должен пройти это обсуждение, потому что пока я вижу, что само обсуждение вскрывает отнюдь не какие-то религиозные моменты, я их не услышал, а вскрывает мировоззренческие. Например, новая парадигма.

Николай Матвеев: А кто преподает?

Олег Решетников: Спасибо.

Николай Матвеев: Секундочку, кто преподает? Вот 60 регионов, кто там учитель? Вот этот предмет кто ведет?

Сергей Чесноков: Педагоги.

Николай Матвеев: Какие? Профиль педагога – филолог, историк?

Сергей Чесноков: Гуманитарные науки, общественные науки.

Ирина Волынец: Это штатные преподаватели школьные или приходят специально?

Сергей Чесноков: Штатные.

Леонид Перлов: Они проходили обучение соответствующее?

Сергей Чесноков: Я говорю, что мне трудно в каких-то вопросах, потому что я не автор этого учебника. Было бы хорошо, чтобы здесь был автор.

Николай Матвеев: Друзья, отец Андрей, хочу вас спросить, а вот человек, который ведет этот нужный, как мы сегодня выяснили, предмет, он каким должен сам быть – счастливым человеком, довольным жизнью?

Андрей Кураев: Смотрите, здесь говорили о том, что в этом учебнике и его судьбе нет ничего конфессионального. Я вновь говорю, конфессиональность состоит в том, что первое, видите, экспертной оценки нормальной не было, он вводится какими-то кулуарными путями. Второе – в учебнике есть откровенно антинаучные тезисы, типа ссылки на телегонию, и опять же, почему-то ученые эксперты об этом молчат. Почему – потому что никто не хочет ссориться с митрополитом Кириллом.

Николай Матвеев: Для тех, кто не понимает, объясните, что такое телегония.

Андрей Кураев: Телегония – это идея о том, что если девушка имела интимные отношения с негром, то через 30 лет от белого мужа все равно родит негритенка.

Ирина Волынец: Может родить.

Андрей Кураев: Может родить, да.

Николай Матвеев: И даже эти аспекты там поднимаются?

Леонид Перлов: Это не обсуждается там как дискуссионный вопрос, это констатируется.

Андрей Кураев: Теперь сам курс. Я против того, что там есть слово «нравственный». Если бы это было просто, скажем, условно говоря, «мой дом». Ведь это действительно проблема, школа не готовит к реальной жизни. Дальше, это общий недостаток и православной педагогики, и советской. И там, и там рисовалась некая икона, икона подлинного человека – подлинного советского человека, подлинного христианина – который живет в каком-то идеальном обществе, идеальном вакууме, где есть только инструкция, декалог или заповеди строителя коммунизма. И вот все на нее ориентируются и честно исполняют.

Видите ли, в этом учебнике, о котором мы говорим, я думаю, что главный недостаток все-таки для меня в одном. Я видел и почасовое расписание. Только один урок за два года относится на обсуждение конфликтов в семье. То есть рассказы про Петра и Февронию, про замечательную царскую семью – это пожалуйста. Про военно-патриотическое воспитание тоже есть.

А вот реально-то? А если не удалось? Если принц оказался не совсем принцем, что дальше? Горшки о пол – и сразу разошлись? Как этот конфликт преодолевать? Да об этом, мне кажется, вообще все два года и надо было бы говорить. Дальше. «А у меня не идеальная семья, у меня не получилось, в итоге я стал матерью-одиночкой, – скажем, эта девочка. – Куда мне обратиться за помощью? Как дальше не считать, что жизнь на этом закончена?» Смотрим фильм «Москва слезам не верит».

Николай Матвеев: В конце концов, как встретить, как найти своего Гогу (он же Георгий)?

Леонид Перлов: Родился больной ребенок. Как жить дальше?

Андрей Кураев: Да-да-да. Об этом почти ничего в этом учебнике. Вот это меня печалит.

Николай Матвеев: Ирина Владимировна, а если стоит перед преподавателем задача – ну, я не знаю, сноска, срез – научить любить. Вот что такое любовь? Вот вы бы преподавали, вам бы поручили вести «Нравственные основы семейной жизни», и у вас прямо целая глава «Любовь». Как вы бы объяснили?

Ирина Волынец: Ну, вряд ли, конечно, я взяла бы на себя такую ответственность – научить детей любить. Если я прирожденный педагог и люблю детей… А вообще это единственная, наверное, компетенция, которую невозможно заменить ничем. То, наверное, своим примером, своим отношением к ним я уже воспитываю в них это чувство. Можно рассказывать сколько угодно о том, какой прекрасной бывает любовь, как правильно это делать. Но если дети не чувствуют этого тепла от тебя, этого света, то все это бесполезно. Ни в каком учебнике это прописать невозможно.

Николай Матвеев: Хорошо, а более практичный вопрос? А система оценивания какая? Кому тройки-то ставить?

Ирина Волынец: Опять-таки – кому и за что ставить тройки? Поэтому я и настаиваю на том, что предмет должен быть факультативным и ни в коем мере не оцениваться, тем более не выводиться на ЕГЭ.

Николай Матвеев: А как заинтересовать-то, если оценок не будет?

Леонид Перлов: А это от учителя зависит.

Ирина Волынец: Это как раз зависит от учебной программы, от учителя, от самих детей, кстати. А их отношение зависит от отношения…

Николай Матвеев: Давайте мы одну цитату послушаем о любви и продолжим. Пожалуйста.

Апостол Павел, Первое послание коринфянам: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

Николай Матвеев: Ну, смотрите. Хоть основа и религиозная, но вполне себе. Вот бери прямо по всем глаголам и рубрикатор разрабатывай. В чем проблема?

Леонид Перлов: Можно? Не первый раз читаю. Действительно, звучит здорово и исчерпывающе. Но бывает по-всякому. Бывает, что любовь не долготерпит. Бывает, что не милосердствует.

Николай Матвеев: А любовь ли это?

Леонид Перлов: Да. Вот в том-то и дело. Любовь и это. По-всякому бывает. Одиножды одна из авторов учебника по каким-то причинам семью свою не сохранила…

Николай Матвеев: Потому что она выбрала монашеский путь. Одно другому не мешает.

Леонид Перлов: А там была любовь? Или ее не было?

Николай Матвеев: А?

Леонид Перлов: Там была любовь, когда семья образовывалась, или ее не было? Если она была, а потом ушла…

Николай Матвеев: Ну, это ее личный вопрос. Ее в студии нет.

Леонид Перлов: Или она была и осталась? Вопрос о долготерпении и о милосердии по отношении к собственным близким – к мужу, к своему ребенку. Где это? Любовь не ищет своего? А там все свое, искать не надо. Если она есть, там все свое: и твое свое, и твоего партнера. Это тоже твое. Сорадуется истине? Да, безусловно. Все покрывает? Не факт. Всему верит? До определенного…

Николай Матвеев: Вы сейчас спорите с апостолом Павлом.

Леонид Перлов: Да, совершенно правильно, вот именно этим я и занимаюсь, не будучи христианином.

Сергей Чесноков: Мне другое интересно…

Ирина Волынец: Очень важный момент, не связанный с богословием. Любой детский психолог подтвердит, что для ребенка любовь эквивалентна проведенному с ним времени. То есть у ребенка вообще немножко другое мировосприятие.

Николай Матвеев: Вы как психолог подтверждаете?

Леонид Перлов: Учителя математики, у них больше всего часов.

Олег Решетников: И русского языка. Ну, как детский психолог… Безусловно, время проведенное, но время, проведенное не рядом, а вместе. Если уж цитаты великих, тогда позвольте спрятаться и за другую цитату: » Жизнь ведь тоже только миг, только растворенье нас самих во всех других как бы им в даренье». Вот растворенье в других, даренье другим – вот это время зачтется в любовь. А просто время…

Николай Матвеев: Напомните автора, пожалуйста. Автора напомните.

Олег Решетников: Борис Пастернак.

Леонид Перлов: Это профессия учителя.

Ирина Волынец: Но опять-таки с приведением примеров из каких-то литературных произведений, каких-то героев для того, чтобы проиллюстрировать, чтобы детям вообще было понятно, о какой такой великой любви идет речь.

Николай Матвеев: Вот! Вы подобрались к очень значимому вопросу.

Михаил Шнейдер: Смотрите, ничто не препятствует тому, чтобы на уроке, ну, на занятии… Я тоже против того, чтобы это было все-таки поголовным и обязательным. Ну, может быть, кстати, детям будет и интересно, и придут.

Ирина Волынец: Но заодно придется им объяснять, что такое «милосердствует».

Михаил Шнейдер: Но что мешает на этом тексте рассмотреть потом разные ситуации? То есть здесь мы видим некий идеал. Правильно? И насколько он вообще достижим? Я все-таки всегда, по крайней мере последние 25 лет, я все равно убежден, что стремление к идеалу – это некоторая предпосылка хотя бы к тому, чтобы не делать гадостей. Ну, мы говорим о всяких компонентах любого предмета, но в каждом предмете мы тоже найдем этический компонент. То же самое, что нравственность не то же самое… Хорошо, пусть будет нравственное содержание. Об этом писали, например, ну понятно. Гуманитарные предметы вроде бы к этому просто склонны. Но что, нет этического компонента в химии? Например, как использовать можно результаты научной деятельности химиков, физиков? Ну, это избитые уже примеры. Можно так, а можно эдак.

Сергей Чесноков: «Желаешь невозможного – получаешь максимум». То есть идеал дает возможность…

Николай Матвеев: Все! Друзья, у нас совсем мало времени. Отец Андрей, а что мешает? Вот сценаристы – я считаю, что эти люди сейчас имеют самое большое влияние на умы людей. Вот сценаристы не могут просто так сказать: «Вот это хорошо, а это плохо». Они должны придумать историю, они должны придумать эту ситуацию, драматическую линию. Вот что мешает, если нам так важно рассказывать об отношениях в семье, например, сделать внутри литературы срез «Отношение к семье в творчестве разных писателей», в историческом курсе – «Отношения в семье при Петре» и так далее.

Леонид Перлов: Это делается давным-давно.

Николай Матвеев: Есть. Вот видите. На географии – «Отношение к семье в разных странах», например.

Леонид Перлов: Это делается.

Николай Матвеев: Это делается. Получается, может быть, и нет смысла? Вот как убедительнее? Отдельным курсом? Или убедительнее через частности вот эти по разным предметам?

Андрей Кураев: Для того чтобы говорить о частностях, все равно нужно для этого время. Я думаю так. Понимаете, недостаток этого учебника главный все-таки в том, что его писали люди моего поколения для своих родителей, которые, как цензоры, сидят в голове и так далее, чтобы там все было правильно. Это не учебник для детей. Там сами дети не проглядывают сквозь текст. И их очень сложный мир почти не знаком этой замечательной матушке и так далее. Мне кажется, такой курс нужен. Я убежден, что он нужен. Но делать его надо было, простите, через «Дом-3», вот чтобы ровесники между собой… Снимать какие-то сцены и потом давать их в классе: «Ребята, обсудим. Вот ваши ровесники во что вляпываются».

Николай Матвеев: То есть какие-то игровые ситуации, да?

Сергей Чесноков: Занижение будет, конечно, нравственной планки.

Андрей Кураев: А что поделаешь? Зато хоть что-то дойдет.

Ирина Волынец: Но мы должны говорить на том языке, на котором разговаривают дети.

Николай Матвеев: А вы считаете, что дети разговаривают на языке «Дома-2»?

Ирина Волынец: Нет, я не считаю, что они разговаривают на языке «Дома-2», но у них сейчас свои технологии. И вообще это отличная идея – подобраться к ним, к их душам через то, что им понятно и близко. Потому что если это будет как проповедь, дети будут закрывать уши, даже если мы насильно заставим их…

Николай Матвеев: Тогда надо Оксимирону зачитать про отношения в семье.

Ирина Волынец: Кстати, есть такая идея – ввести на уроке литературы…

Николай Матвеев: Баттлы?

Ирина Волынец: Да, баттлы. И дети, кстати (мы уже с ними общались), с удовольствием восприняли эту информацию. Конечно, это не заменяет основу основ – Пушкина, Чехова. Тем не менее, это очень интересно.

Леонид Перлов: Коллеги, дискуссия на уроке стара как мир. Об этом писал еще…

Николай Матвеев: Друзья, все! У меня последний вопрос, вопрос адресован всем. Это блиц. Просьба отвечать коротко. Мы сейчас обсуждали, как оно должно быть, как было бы лучше. А как будет на самом деле? Скажите.

Михаил Шнейдер: А на самом деле будет то, что природосообразно. А что не природосообразно – того не будет. Можно издать учебник, можно даже всех заставить его читать, но закончится все тем же самым, то есть дети будут все равно… В самом плохом случае дети будут жить двойной жизнь, как это не раз в нашей истории уже было.

Николай Матвеев: Спасибо.

Леонид Перлов: Вы вспомните всю русскую классику. Образ преподавателя и навязанного предмета, неорганичного предмета – он всегда полукарикатурен или карикатурен. Кстати, увы, что касалось преподавателя Закона Божия, такое тоже случалось. Так вот, любой навязанный предмет, независимо от его содержания, ждет вот эта судьба. Дети не будут заниматься ни одним предметом, который им навяжут в качестве обязательного. Не будут. Более того, очень жаль того педагога, который будет в силу тех или иных причин вынужден этим заниматься.

Николай Матвеев: Позиция понятна, спасибо.

Олег Решетников: В продолжение скажу, что, да, дети выберут тот путь, тот учебник, те ответы, которые на их вопросы им лично отвечают, им понятно, им близко и так, как они смогут завтра уже применить в своей жизни.

Николай Матвеев: спасибо.

Сергей Чесноков: Природа не терпит пустоты. И в нашей организации когда раздается критика, что тот проект плохой, тот проект чем-то плохой, я всегда говорю: «Сделайте свой лучше». Пока есть этот учебник. Другого пока нет.

Леонид Перлов: Если нет хорошего, то это не значит, что надо совать негодное.

Николай Матвеев: Пожалуйста.

Ирина Волынец: Для того чтобы безапелляционно не заявлять, что вот это надо или не надо, я считаю, что родителям нужно дать информацию о том, что есть такой учебник. Понятно, что будет ли он внедрен на общероссийском уровне – это во многом зависит от нашего Минобра. Но если его внедрять таким образом, то только после широкого общественного обсуждения, чтобы мы на выходе не пожали прямо противоположное к тому, что заложено в учебнике. Я считаю, что в обозримом будущем все-таки будет введен курс психологии, доступный для детского понимания, в школе. Но опять-таки он должен быть на факультативном начале, то есть на факультативных основах.

Леонид Перлов: Был уже.

Николай Матвеев: Спасибо. Ваше мнение.

Андрей Кураев: Этот курс должен быть максимально в религиозном смысле стерилизован – в интересах самой церкви. Потому что когда к этим подросткам приходит педагог, который не скрывает своих намерений наложить на них ряд сексуальных табу, на поведение подростков, естественно, он вызовет негативную реакцию у большинства из ребят. И получается, что церковь пришла к ним, чтобы как-то их ограничить, навязать им свою волю. И это ребятам очень не понравится. Поэтому в интересах самой церкви дистанцироваться как можно дальше от такого курса и такого учебника.

Николай Матвеев: Что же, это были мнения экспертов, ни одно из них «ПРАВ!ДА?» вам не навязывает, в итоге решение принимать вам самим. Будьте с нами на ОТР. Всего доброго!

зачем нужен этот предмет — Учёба.ру

Появление нового предмета под названием «Нравственные основы семейной жизни» произойдет, как это в последнее время принято, исключительно по инициативе и просьбе родителей. В октябре глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС), в которую входят 70 родительских объединений со всей страны, обратилась в Министерство образования и науки с идеей о необходимости введения в школы такого предмета. И хотя в пресс-службе ведомства заверили, что пока твердого решения нет и «вопрос внесения дополнительного курса в школьную программу требует широкого обсуждения с педагогическим и родительским сообществом», скорее всего его появление в расписании — дело времени.

Начиная с 2015 года Русская православная церковь выступает с инициативой о придании курсу семейных ценностей статуса обязательного предмета, по нему уже готовы учебники и методические пособия, составленные в Екатеринбургской епархии РПЦ. Авторами курса являются священник и монахиня, в миру — два кандидата наук: биологических — священник Дмитрий Моисеев и психологических — монахиня Нина (Крыгина), игуменья Среднеуральского монастыря во имя иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

По замыслу авторов, курс для старшеклассников «Нравственные основы семейной жизни» должен помочь школьникам освоить систему базовых семейных ценностей, свойственных отечественной культуре, и подготовить их «к созданию крепкой многодетной счастливой семьи». В презентации курса указано, что его цель — «введение старшеклассников в традиционную для нашего Отечества систему семейных ценностей, подготовка к созданию крепкой, счастливой семьи». В задачи курса входит также «снижение рисков на пути к созданию будущей крепкой и счастливой семьи; обучение основам психологической безопасности в семье, а также помощь старшеклассникам в решении жизненных проблем».

пока крепка семья, государство будет сильным

Авторы курса исходят из того, что семья — это основа любого государства, «пока крепка семья, государство будет сильным». При этом указывают на серьезный кризис семьи в нашей стране: «начиная с 90-х годов, в России социологи фиксируют отрицательный прирост населения; уже почти 20 лет смертность в России превышает рождаемость; количество заключаемых браков равно количеству разводов; треть детей воспитывается в неполной семье; разрушается престиж и традиционный уклад семейной жизни; о семье формируются ложные мнения и установки, насаждается ориентация на культ потребления и получения удовольствий под девизом „Бери от жизни все!“. И в содержание этого культа совершенно не вписывается забота о ближнем и о детях».

Но теперь представители РПЦ решили взять ситуацию под контроль. «Для того чтобы укрепить основы семьи, поддержать будущие семьи, мы решили ввести в нашей школе преподавание этого курса, — указывают авторы в презентации нового предмета. — Физиками и химиками станут единицы из тысячи, хотя соответствующие дисциплины изучаются по нескольку лет. Семью же будут создавать почти все, а в школах об этом ничего не говорится».

Программа предмета «Нравственные основы семейной жизни» рассчитана на 34 часа, по одному часу в неделю, в 10 и 11 классе. Уже готовы учебники, хрестоматия, контрольные задания, диагностические материалы, тематический словарь и «дополнительные материалы для любознательных». Курс снабжен мультимедийным приложением — в основном это фильмы-беседы со старшеклассниками о браке, семье, детях, которые ведет протоиерей Илия Шугаев. Авторы просят не путать их курс с предметом «Этика и психология семейной жизни», который был введен в школы в советское время, потом его несколько раз пытались воскресить, но безуспешно. «В самом названии курса половина слов иностранного происхождения и недоступны для непосредственного осознания русскоязычного населения. Поэтому, на наш взгляд, более подходящая версия названия — „Нравственные основы семейной жизни“. Это название, которое предполагает ведение диалога не только в дискурсе чисто научного знания, но и в дискурсе отечественной духовно-нравственной традиции», — указывают составители курса.

Но дело не только в иностранных словах. Главная претензия к старому советскому курсу по основам семейной жизни — наличие в нем основ сексуальной грамотности. Выяснилось, что многие современные родители, педагоги и чиновники категорически против того, чтобы детям в школе рассказывали о сексе. Они уверены, что разговоры «об этом» приводят только к распущенности. Авторы «Нравственных основ семейной жизни» все же планируют поднять половой вопрос, но вместо того, чтобы рассказать подросткам о правилах безопасного секса, они расскажут о его вреде. «Программой предусмотрены беседы о предбрачном периоде. Мы будем дискутировать по поводу его оптимальной продолжительности и о том, как влияет ранний сексуальный опыт на счастье будущей семьи». Планируют разработчики курса поговорить и о свадьбе — «дне рождения новой семьи, когда ранее чужие друг для друга люди не просто становятся родней, а „…оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут (два) одна плоть“. На этом занятии школьникам расскажут не столько о плоти, сколько о различиях гражданского и церковного брака, раскроют духовный смысл Таинства венчания».

какова роль мужчины и женщины в семье, исходя из того, что написано в Священном Писании

На уроках старшеклассники будут разбираться в том, кто должен быть главой семьи, точнее «какова роль мужчины и женщины в семье, исходя из того, что написано в Священном Писании: „Нехорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника…“».

Школьникам расскажут также о христианской семье, о святых покровителях семьи, о святых семействах: «На этих примерах и на примерах известных вам семей вы раскроете для себя секреты супружеского долголетия», — обещают составители курса, монахиня и священник.

Не будем обсуждать скользкий вопрос, как люди, которые выбрали монашество, то есть отказ от всего земного, в том числе от семьи, могут учить кого-то «секретам супружеского долголетия». Предположим, они действительно знают эту тайну и умеют грамотно преподнести ее детям. Вопрос не столько к авторам, сколько к родителям, которые будто бы просят чиновников сделать ввести предмет «Нравственные основы семейной жизни» вместо обязательного курса «Полового воспитания», например.

Знают ли они, что средний возраст начала половой жизни в России составляет 16 лет и меньше? Чуть более 5% девочек начинают половую жизнь в 12 лет, около 35% — в 14-15 лет, гораздо раньше, чем в других странах Европы (в безнравственных Нидерландах, например, — в 17,7 года). Что на каждую тысячу российских девушек в возрасте 15-19 лет приходится 24 случая родов, а в Швеции и Германии, где детям в школе рассказывают не о нравственности в семье, а о безопасном сексе, эта цифра в четыре раза меньше. По абсолютному числу абортов Россия уступает только Китаю, а по относительным показателям, то есть по числу абортов на одно рождение и числу абортов на одну женщину репродуктивного возраста, находится на первом месте в мире. Что каждый пятый аборт в стране делает девочка-подросток в возрасте от 10 до 18 лет. Ну и еще, что Россия объявлена страной с крупнейшей эпидемией ВИЧ в мире — по темпам прироста новых случаев этого заболевания наша страна опережает большинство государств мира, даже страны Южной Африки. Но это риторические вопросы, задавать которые, видимо, считается безнравственным.

Шапиро Борис Юрьевич

заведующий кафедрой практической психологии, кандидат психологических наук, доцент

Направление подготовки: Психология 

Повышение квалификации и (или) профессиональная переподготовка:

  • «Менеджмент в сфере образования» (МВШСЭН, 2012 г., 112 час.) 
  • «Developing innovative e-learning solutions» (МВШСЭН,2012г.,16 час.) 
  • «Новые перспективы и методы в социальных науках», РАНХиГС, 2017 г. 
  • «Психолого-педагогические условия повышения эффективности инклюзивного образования студентов с ОВЗ», программа повышения квалификации РАНХиГС, 2017 г.

Общий стаж работы: 45
Стаж работы по специальности: 40


Электронный адрес: [email protected]


Сфера интересов


Индивидуальное и семейное консультирование, Психосоциальная работа с больными детьми и их семьями; Подготовка к семейной жизни и половое воспитание молодежи.


Биография:


Образование: 

  • 1970 — Московский государственный педагогический институт им. В.И. Ленина, диплом учителя биологии на английском языке
  • 1979 — ФПК факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова
  • 1992 – Сертификат по консультативной психологии
  • 1991-1993 Сертификат Российско-Американского Института профессионального развития — курс «Системная семейная психотерапия» (400 час.) 
  • 1995 — Стажировка в Лондонской школе экономических и политических наук 
  • Ученая степень и звание: кандидат психологических наук (1978), доцент.


Послужной список: 


1995 — 2017 —  Московская  высшая школа социальных и экономических наук, проректор по учебной работе; 

1970 – 1995: лаборант – ассистент – старший преподаватель — доцент МГПИ/МПГУ. 

Награжден медалью имени Императрицы Марии Федоровны «За социальное служение» 


Знание иностранных языков:  английский


Области преподавательской работы: Консультативная психология и психотерапия, Семейная психология


Членство в профессиональных организациях:

  • действительный член Академии педагогических и социальных наук;
  • член Общества семейных консультантов и психотерапевтов и Европейской ассоциации психотерапевтов;
  • член редколлегии журнала «Социальные технологии и исследования (СОТИС)». 

Избранные публикации 

  • Психологические аспекты  подготовки  молодежи к  семейной жизни. — М.: об-во  “Знание”, 1983
  • Этика и психология  семейной жизни / Под ред. К.А. Войновой и Б.Ю. Шапиро. — М.: МГПИ, 1987
  • Половое “анти-воспитание” и  его социально-психологические   последствия / “Народное образование”, 1993,  № 7. С. 49-53
  • Теоретико-методологические аспекты подготовки специалистов социально-педагогической сферы для работы  с детьми, имеющими отклонения  в развитии (в соавт. с В.М. Астаповым и О.И. Лебединской). — М.: МИПКРО, 1995
  • Половое воспитание, сексуальное образование и подготовка к семейной жизни // Российская энциклопедия социальной работы. В 2-х тт. — М.: ИСР 1997, т. 2. С. 131-137
  • Cоциальные работники за безопасность в семье (в соавт.) / Под ред. М.И. Либоракиной. — М.: “Рик Русанова”, 1999 
  • Насилие в семье: с чего начинается семейное неблагополучие: Научно-методическое пособие (в соавт.) / Под ред. Л.С. Алексеевой. – М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000
  • Педагог как консультант: социально-психологическая помощь подросткам, попавшим в трудную жизненную ситуацию / Мир психологии, 2001 № 2. С. 233 – 243.
  • Психологическое консультирование в организации // Модели и методы управления персоналом: Российско-британское учебное пособие / Под ред. Е.Б. Моргунова. – М.: “Бизнес-школа “Интел-Синтез”, 2001. С. 363 – 387.
  • Психосоциальное консультирование как технология социальной работы / Вестник психосоциальной и психокоррекционной работы, № 3, 2001. С. 3 — 17
  • Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной  практики. Учебное пособие. – М.: «Академия», 2002, 2005, 2007, 2009, 2010; 6-е изд.: М.: Юрайт, 2012, 2015 (в соавт. с М.В. Фирсовым)
  • Консультирование в практической психосоциальной работе  / Социальные технологии и исследования, №1 2003, с. 40-49.
  • Подготовка волонтеров для работы по профилактике ВИЧ-инфекции среди молодежи. Пособие для тренеров. – М.: АБВ_Принт, 2005. 197 стр. (в соавт. с Е.Б. Царапкиной)
  • Все в твоих руках. Пособие для волонтеров программ по профилактике ВИЧ/СПИДа среди сверстников. – М.: АБВ_Принт, 2005. 92 стр. (в соавт. с Е.Б. Царапкиной)
  • Психологические особенности родительского отношения к ребенку с ограниченными возможностями (В помощь родителям). Часть 1. Семьи с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Часть 2. Стили семейного воспитания и формирование личности ребенка. — М.: Контакт-1, 2009 (в соавт. с О.Б. Зерницким).  
  • Social Work Education: British Experience and Russian Reality // “What Future  for Social Work Education?” (Eds.  — S. Ramon and D. Kirton). ATSWE Papers No 3. London, 1996, pp. 39-43
  • Managing the Development of Social Work in Russia (in co-auth.), in Harlow, E. and Lawler, J. (Eds.) (2000) Management, Social Work and Change. Aldershot, Ashgate Publ., рр. 133-149
  • School-based Sex Education in Russia: The Current Reality and Prospects / Sex Education, Vol. 1 No 1 2001, pp. 87-96
  • М. В. Фирсов, Б. Ю. Шапиро. Психология социальной работы : учебник и практикум для СПО /. — 6-е изд., перераб. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2018. — 386 с. — (Серия : Профессиональное образование). — ISBN 978-5-534-02428-9.
  • Шапиро Б.Ю., Соловьев А.В., Моргунов Е.Б., Колков В.В., Головина Г.А. Социально-психологические условия реализации права детей-инвалидов на образование в контексте их профессионального будущего. – СОТИС, 2016. №1. С. 41-54
  • Фирсов, М. В., Шапиро Б.Ю. Психология социальной работы: учебник и практикум для СПО /— 6-е изд., перераб. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2019. — 386 с. — (Серия : Профессиональное образование). —ISBN 978-5-534-02428-9. / Гриф УМО СПО.


Участие в конференциях:

  • «Убийство родителями новорожденных детей: причины и профилактика» (2012),
  •  «Пути России» (2013), 
  • “International Collaboration in HE» (Manchester, 2013), 
  • «Коучинг в Росcии: коучи, коучеры и кучеры» (Ward Howell, 2013), 
  • «Воспитание и обучение детей младшего возраста» (2015)


Гранты, НИРы, государственный заказ и прочее:


Грант «Социально-психологические условия реализации права детей-инвалидов на образование в контексте их профессионального будущего»


Видео лекций:

«В 60 регионах России в различных формах используют преподавание данного курса»


Вот что рассказала о своей работе Инга Владиленовна на круглом столе VI форума всероссийской программы «Святость материнства», который прошел в Минске в 2018 году:


 


– Уважаемые коллеги, я являюсь представителем Международного научного общественного совета по духовно-нравственной безопасности. Этот Совет начинал работу в 2009 году. 34 члена этого совета – представители ученого сообщества различных регионов Российской Федерации. Одной из задач была проработка программ по духовно-нравственному воспитанию и образованию. Мы активно взаимодействовали с Русской Православной Церковью по благословлению святейшего патриарха Кирилла, курировали работу отца Андрея Кураева, который написал и выпустил в издательстве «Просвещение» учебник «Основы религиозной культуры и светской этики», учебник по православной культуре. Я была методистом в данной работе, и мы объехали очень много регионов с отцом Андреем, наблюдая реакцию педагогов, школ. После советского времени впервые в школах вводился курс религиозной направленности, хотя, конечно, все говорили о том, что это культурологический курс. И вот одновременно встает вопрос о разработке семейного курса. В Уральском регионе была группа, которая уже в течение 50 лет вела такую работу, создавая методические рекомендации для педагогов. Зная мои определенные способности координатора, они обратились с просьбой помочь в разработке курса. Тогда я сказала, что нужен учебник. Их тогда не было. Вы помните книгу «Этика и психология семейной жизни», 1985 год. И когда мы стали обращаться в издательство, они сказали: «Вы знаете, такой курс написать невозможно. Наше издательство отказывается». Было создано свое издательство, и мы стали работать над курсом. Был подготовлен по всем стандартам учебник для 10-11 классов. Мы понимали необходимость подготовки педагогических кадров, поэтому решили ее так: подготовили методические рекомендации для педагогов 10 класса, хрестоматию для педагога, и то же самое – для 11 класса. Для школьников был подготовлен диск с тестами. Плюс дополнительный словарный материал. Для педагогов в течение 18 лет было подготовлено: 150 фильмов и 80 аудиозаписей. Предполагалось, что короткие фильмы очень быстро введут школьников в тему, которую педагогу подчас будет трудно освещать. Это бывает и песенный материал. Я сегодня для всех привезла такие диски — 150 фильмов. Вы, наши белорусские коллеги, сможете тоже использовать их в своей деятельности. Можно обратиться на наш сайт, заказать полностью все эти комплексы. На сегодняшний день в 60 регионах России в различных формах используют преподавание данного курса. Это очень хорошо, идет обратная связь, семинары проводятся в течение всего года. Есть сайт, на котором можно посмотреть все семинары, которые проводятся по данному курсу в различных регионах Российской Федерации. Обращаюсь к нашим коллегам из Белоруссии. И, конечно, мы тоже хотим получить ваш опыт. Такая широкая деятельность позволила нам выстраивать взаимоотношения с государственными структурами, общественными организациями. Я бы хотела поблагодарить Фонд Андрея Первозванного, который дал нам такую возможность: чтобы эти учебники печатались бесплатно. И школы получали их бесплатно, очень многие регионы. И Наталья Викторовна со страниц тех учебников обращалась со своим словом к учащимся, педагогам и родителям. В 2017 году был получен грант Министерства образования. В 20 регионах России 300 школ, 12 тысяч учащихся получили эти учебники бесплатно. Работа продолжается. Мы объединили свои усилия в рамках взаимодействия между Фондом и Российской академией образования. Я тоже была приглашена в эту группу.


С чего мы начали работу? Мы провели мониторинг по всем школам Российской Федерации. Людмила Алексеевна Вербицкая написала письмо в 85 регионов с запросом от Министерства департаментов образования, какая работа в России ведется по данному направлению. Мы получили срез, провели мониторинг, проанализировали. Встречи, которые проходили благодаря Фонду Андрея Первозванного в течение нескольких лет, позволили познакомиться с педагогическим сообществом России и собрать весь наработанный материал, программы, методические рекомендации. Мы собрали все в единую базу, можно обратиться и получить ее, познакомиться с опытом России, различных ее регионов. В работе с Российской академией над учебником «Семьеведение» мы использовали весь этот опыт за 2016, 2017, 2018 годы. Артур Александрович уже сказал, что идет работа над подготовкой методических рекомендаций в рамках курса «Семьеведение». Это курс, который учитывает многонациональный состав Российской Федерации для того, чтобы дать рекомендации по каждой теме. И мы поняли, что запрос на наш курс во многих регионах поступает уже с 8 класса. Поэтому программа «Семьеведение», которая разрабатывается в Российской академии образования, начинается уже с 9-11 классов.


В курсе по нравственным основам семейной жизни есть темы, которые касаются брака у мусульман, евреев, православных. Вчера мы слышали выступление архиепископа католической церкви, в котором была озабоченность по поводу ситуации в мире. В России пока сохраняются некоторые базовые ценности. Я помню нашу прошлую встречу в Санкт-Петербурге, в конце которой выступали, по-моему, представители Кипра. Они вышли и со слезами на глазах сказали: «Мы слушаем вас и завидуем. Вы говорите о проблемах в России, а мы…», – они показали слайд: люди без пола держатся за руки. Мораль: неважно, какого ты пола, просто пользуйся, предохраняйся. Сегодня 28 стран приняли брак на государственном уровне, регистрируются нетрадиционные браки. Более 20 стран стоят на пороге легализации таких браков. И если бы мы внимательно рассмотрели, то увидели бы, какие безобразия происходят на уровне дошкольного воспитания. Курс семьеведения позволил бы нашим детям избежать множества проблем.

Уроки брака. В российских школах появился новый предмет — семьеведение

В Совете Федерации предложили ввести в школах уроки «Семьеведения». Как оказалось, этот предмет уже преподается и учебники по нему есть.

Сенатор Елена Попова (член комитета по социальной политике) предложила ввести в школах предмет «семьеведение». Цель благая — «обучать общению в семье, правильному разрешению возможных конфликтных ситуаций». «Семьеведение» предлагается изучать и в младшей, и в старшей школе. По словам сенатора, уполномоченные по правам ребенка из разных регионов высказались за введение этого предмета на факультативной основе. И сейчас в аппарате омбудсмена по правам ребенка ждут, что регионы, где уже введены (!) подобные уроки, поделятся опытом и предложениями, чтобы потом полноценный проект передать в министерство просвещения.

Государство давно озабочено количеством разводов в стране, демографической ситуацией и пренебрежительным отношением молодежи к семейным ценностям. И уже лет десять активными чиновниками и народными избранниками разного уровня предпринимаются попытки так или иначе привить «правильные ценностные навыки» школьникам. Поток таких инициатив отливается в основном в предложения разнообразить школьную жизнь новыми учебными дисциплинами. Они, как правило, без особых процедур внедряются на факультативной основе (какой с нее спрос) и называются разнообразно: «основы семейной жизни», «этика и психология семейной жизни», «нравственные основы семейной жизни», «мир семьи». По словам председателя научно-координационного совета по вопросам семьи и детства Российской академии образования профессора Артура Реана, «уроки брака» уже активно практикуются в 38 субъектах федерации (в 9 — на региональном уровне, в остальных — на уровне муниципалитетов либо отдельных школ). Надзорные инстанции не смущает, что утвержденных министерством просвещения учебников по внедряемым дисциплинам нет, отдельных преподавателей, естественно, тоже.

Семейные ценности детям по самодеятельным, по сути, пособиям прививают учителя литературы, истории, биологии. Пионеры «уроков семейной жизни» — Пензенская область и республика Татарстан. В Татарстане инициатором эксперимента по введению «семьеведения» стала общественная организация «Российская семья». Уже в 2012 году предмет введен в десятых классах некоторых школ как факультатив. Учебник, по которому занимаются дети, составлен руководительницей организации — инициатором ценного начинания Лидией Карцевой (она социолог, преподает в Казанском институте культуры). Ознакомившись с ним, можно узнать, например, что «брак — есть парное отношение, исторически изменяющаяся форма отношений между мужчиной и женщиной, посредством которого общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и определяет статус детей». Женственность учебник определяет как «одну из социальных ролей, выполняемую индивидом в обществе», а женское — как «совокупность морфологических, т. е. анатомических, физиологических, генитальных признаков женского пола».

Кроме Татарстана, вооруженного пассионарной Лидией Карцевой, за внедрение «семьеведения» в школах на просторах Отечества активно борются еще три организации: Национальная родительская ассоциация, Фонд апостола Андрея Первозванного и Российская академия образования. Две последние инстанции совместно сформировали программу «Семьеведение в системе образования РФ (2016–2020 гг.)». В соответствии с ней проводится мониторинг преподавания новой дисциплины в регионах. Фонд Андрея Первозванного продвигает и два комплекта учебников: «Нравственные основы семейной жизни» (для 10–11 кл.), написанные иереем, священником храма в Екатеринбурге Дмитрием Моисеевым и монахиней Ниной Крыгиной, и «Семьеведение» (для 1–11 классов) пензенских авторов Е. Купецковой, Г. Редя, И. Смирновой.

Учебник священника и монахини написан в классической православной традиции: в нем есть такие темы, как «Иерархичность семейных отношений», «Главенство мужа», «Святые семейства, святые покровители семьи», «Жизнь — дар Божий». Пензенские авторы, напротив, старались придерживаться положения Конституции о светскости образования в РФ: в их школьном учебном курсе значатся такие темы, как «Психологический микроклимат семьи — характер, наследственность и воспитание», «Роли мужчины и женщины в браке», «Права и обязанности членов семьи».

Национальная родительская ассоциация особо преуспела в сотрудничестве с министерством просвещения (в организацию входит большой штат НКО, у нее 83 региональных представительства). «Можно сказать, что мы были в числе инициаторов, тех, кто говорил, что родительству нужно учить, — рассказала „Огоньку“ Марианна Шевченко, директор по развитию Национальной родительской ассоциации. — Мы работаем в партнерстве с министерством просвещения, в 2014 году направили в регионы разработанные нами методические рекомендации по организации курсов родительского просвещения. А в прошлом году собрали лучшие практики и трансформировали эту тему в школьный курс и создали методические рекомендации для общеобразовательных учреждений. Они уже разосланы в регионы, которые должны помочь каждой школе найти ресурсы и выстроить эту работу. Конечно, вопрос кадровый острый. Понятно, что выделенных специалистов, которые будут преподавать предмет, нет. Но мы считаем, что преподавание этой дисциплины должно быть максимально вариативно. Наша принципиальная позиция — единого учебника не должно быть. Самое страшное, что можно сделать, это формализовать все это. Пусть будут разные формы: и мастер-классы, и лекции, и интерактивы. Наша главная задача — подготовить детей к семейной жизни. Чем меньше иллюзий у них будет на эту тему, чем менее закрытой будет эта тема, тем правильнее будут выстроены и демографическая история в России, и семейное счастье каждого конкретного человека».

«Нет никакой целесообразности вводить этот курс, — считает Наталья Любомирская, научный руководитель по лицейским программам Института образования Высшей школы экономики. — Объяснять детям, что в браке нужно друг друга любить и уважать, что нужно уважать старших и любить родителей — это какая-то глупость. Тому, какой должна быть семья, дети учатся в собственной семье. И никакие лекции этот опыт не изменят. Воспитывать позитивное отношение к семье уроками смешно».

Но по факту получается совсем другое: о введении в школу «семьеведения» надо говорить уже не как об инициативе отдельных энтузиастов и диковинном намерении, а как об уже внедренной «явочным путем» данности. Вот одна из последних новостей: в этом году уроки по новой дисциплине планируют ввести во всех школах Башкирии, а педагоги, которые будут вести предмет, пройдут специальное онлайн-обучение.

Уже не смешно.

История созданных списков литературы | Список литературы, содержащий слова: «семейная психология

Список литературы

Генератор кроссвордов

Генератор титульных листов

Таблица истинности ONLINE

Прочие ONLINE сервисы

 

Список литературы

1. Айгумова, З. И. Психология биэтнических семейных отношений / З.И. Айгумова. — М.: Прометей, 2016. — 634 c.
2. Айгумова, Захрат Идрисовна Психология биэтнических семейных отношений. Монография / Айгумова Захрат Идрисовна. — М.: Прометей, 2016. — 718 c.
3. Биркгофф, Г. Математика и психология / Г. Биркгофф. — М.: [не указано], 2015. — 315 c.
4. Вагин Психология выживания в современной России / Вагин, Игорь. — М.: АСТ, 2018. — 352 c.
5. Вачков, И.В. Королевство Разорванных Связей, или Психология общения для девчонок и мальчишек / И.В. Вачков. — М.: Ось-89, 2015. — 176 c.
6. Верб, Л. Я. Под одним кровом. Советы семейного психолога / Л.Я. Верб. — М.: Питер, 2017. — 256 c.
7. Духовно-нравственные основы семьи: Этика и психология семейной жизни: Ч. 1: Остров духовной жизни// Ч. 2: Семья в русской литературе: Хрестоматия для учителей (сост. Кислицина Т.Г.; под общ.ред. док.филол.наук Троицкого В.Ю.) Изд. 2-е, испр.. Серия: Библи. — Москва: Мир, 2019. — 256 c.
8. Еникеев, М.И. Основы общей и юридической психологии / М.И. Еникеев. — М.: ЮРИСТЪ, 2017. — 631 c.
9. Зазыкин, В.Г. Психология в рекламе / В.Г. Зазыкин. — М.: ДатаСтром, 2015. — 469 c.
10. Людмила, Григорьевна Жедунова Основы психологии семьи и семейного консультирования 2-е изд., пер. и доп. Учебник для академического бакалавриата / Людмила Григорьевна Жедунова. — М.: Юрайт, 2017. — 124 c.
11. Мастюкова, Е.М. Профилактика и коррекция нарушения психического развития детей при семейном алкоголизме: пособие для психологов / Е.М. Мастюкова. — М.: Владос, 2015. — 612 c.
12. Наши праздники: советские, общегосударственные, трудовые, воинские, молодежные и семейно-бытовые праздники, обряды, ритуалы. — М.: Политиздат, 2018. — 168 c.
13. Оксана, Германовна Прохорова Основы психологии семьи и семейного консультирования 2-е изд., испр. и доп. Учебное пособие для вузов / Оксана Германовна Прохорова. — М.: Юрайт, 2017. — 262 c.
14. Посысоев, Н. Н. Основы психологии семьи и семейного консультирования / Н.Н. Посысоев. — М.: Владос, 2018. — 598 c.
15. Посысоев, Н.Н. Основы психологии семьи и семейного консультирования / Н.Н. Посысоев. — М.: Книга по Требованию, 2019. — 328 c.
16. Посысоев, Н.Н. Основы психологии семьи и семейного консультирования. Учебник для академического бакалавриата / Н.Н. Посысоев. — М.: Юрайт, 2019. — 259 c.
17. Прохорова, О.Г. Основы психологии семьи и семейного консультирования. Учебное пособие для вузов / О.Г. Прохорова. — М.: Юрайт, 2018. — 821 c.
18. Роджерс, К. Брак и его альтернативы: позитивная психология семейных отношений / К. Роджерс. — М.: Этерна, 2019. — 624 c.
19. Роджерс, Карл Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений / Карл Роджерс. — М.: Этерна, 2017. — 543 c.
20. Румия, Калинина Введение в психологию семейных отношений / Калинина Румия. — М.: Речь, 2016. — 719 c.
21. Старшенбаум, Г. В. Как стать семейным психологом / Г.В. Старшенбаум. — М.: Психотерапия, 2017. — 480 c.
22. Теплицкий, А.Ю. Зеленый коридор. Таможенные правила. Трудовое законодательство. Жилищное право. Семейное право. Нотариат / А.Ю. Теплицкий, А.Б. Гурович, Е.Г. Карпова. — М.: Л. ИКА Здравствуйте, 2018. — 128 c.
23. Терентiй, Травнiкъ Межа. Психология семейных отношений / Терентiй Травнiкъ. — М.: Издательские решения, 2017. — 531 c.
24. Цуканова Оригами. Увлекательные занятия для семейного досуга / Цуканова, Валентина. — М.: Спорт и Культура — 2000, 2015. — 357 c.
25. Шнайдер, Л. Б. Основы семейной психологии / Л.Б. Шнайдер. — Москва: Огни, 2018. — 928 c.
26. Шнейдер, Л. Б. Основы семейной психологии / Л.Б. Шнейдер. — М.: МПСИ, МОДЭК, 2017. — 928 c.
27. Шнейдер, Л. Б. Практикум по психологии семьи и семейному консультированию / Л.Б. Шнейдер, Е.М. Соломатина. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, 2013. — 496 c.
28. Шнейдер, Л.Б. Основы семейной психологии. Учебное пособие / Л.Б. Шнейдер. — М.: Московский психолого-социальный университет (МПСУ), 2014. — 329 c.
29. Шнейдер, Лидия Бернгардовна Практикум по психологии семьи и семейному консультированию. Учебное пособие. Гриф Российской Академии образования / Шнейдер Лидия Бернгардовна. — М.: Московский психолого-социальный университет (МПСУ), 2017. — 652 c.
30. Элдер, А. Как играть и выигрывать на бирже. Психология. Технический анализ. Контроль над капиталом / А. Элдер. — М.: Альпина бизнес букс; Издание 4-е, 2017. — 471 c.


Внимание: данные, отмеченные красным цветом, являются недостоверными!


Книги, использованные при создании данного списка литературы:

Айгумова З. И.Психология биэтнических семейных отношений

Айгумова Захрат ИдрисовнаПсихология биэтнических семейных отношений. Монография

Биркгофф Г.Математика и психология

Вагин, ИгорьПсихология выживания в современной России

Вачков, И.В.Королевство Разорванных Связей, или Психология общения для девчонок и мальчишек

Верб Л. Я.Под одним кровом. Советы семейного психолога

[автор не указан]Духовно-нравственные основы семьи: Этика и психология семейной жизни: Ч. 1: Остров духовной жизни// Ч. 2: Семья в русской литературе: Хрестоматия для учителей (сост. Кислицина Т.Г.; под общ.ред. док.филол.наук Троицкого В.Ю.) Изд. 2-е, испр.. Серия: Библи

Еникеев, М.И.Основы общей и юридической психологии

Зазыкин, В.Г.Психология в рекламе

Людмила Григорьевна ЖедуноваОсновы психологии семьи и семейного консультирования 2-е изд., пер. и доп. Учебник для академического бакалавриата

Мастюкова Е.М.Профилактика и коррекция нарушения психического развития детей при семейном алкоголизме: пособие для психологов

[автор не указан]Наши праздники: советские, общегосударственные, трудовые, воинские, молодежные и семейно-бытовые праздники, обряды, ритуалы

Оксана Германовна ПрохороваОсновы психологии семьи и семейного консультирования 2-е изд., испр. и доп. Учебное пособие для вузов

Посысоев Н. Н.Основы психологии семьи и семейного консультирования

Посысоев Н.Н.Основы психологии семьи и семейного консультирования. Учебник для академического бакалавриата

Прохорова О.Г.Основы психологии семьи и семейного консультирования. Учебное пособие для вузов

Роджерс К.Брак и его альтернативы: позитивная психология семейных отношений

Роджерс КарлБрак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений

Румия КалининаВведение в психологию семейных отношений

Старшенбаум Г. В.Как стать семейным психологом

Теплицкий, А.Ю.; Гурович, А.Б.; Карпова, Е.Г.Зеленый коридор. Таможенные правила. Трудовое законодательство. Жилищное право. Семейное право. Нотариат

Терентiй ТравнiкъМежа. Психология семейных отношений

Цуканова, ВалентинаОригами. Увлекательные занятия для семейного досуга

Шнайдер Л. Б.Основы семейной психологии

Шнейдер Л. Б.Основы семейной психологии

Шнейдер Л. Б., Соломатина Е. М.Практикум по психологии семьи и семейному консультированию

Шнейдер Л.Б.Основы семейной психологии. Учебное пособие

Шнейдер Лидия БернгардовнаПрактикум по психологии семьи и семейному консультированию. Учебное пособие. Гриф Российской Академии образования

Элдер, А.Как играть и выигрывать на бирже. Психология. Технический анализ. Контроль над капиталом

В нашем каталоге

Околостуденческое

Психология качества жизни: благополучие и позитивное психическое здоровье (Исследование социальных показателей № 83) (твердый переплет)

$ 285,99

Скоро в продаже — доступно для предварительного заказа


Другие книги серии

Это книга номер 83 из серии Исследования социальных показателей .

Описание


Второе издание будет обновлением и дальнейшим развитием литературы, касающейся субъективного благополучия, счастья и удовлетворенности жизнью. В нем будет новый существенный раздел, посвященный обзору большей части литературы о субъективном благополучии в конкретных жизненных сферах (социальная жизнь, материальная жизнь, досуг, трудовая жизнь, общественная жизнь, духовная жизнь, семейная жизнь, здоровая жизнь, секс. жизнь, жизнь в путешествиях и т. д.) В 1-м издании исследования в этих различных сферах жизни обсуждались лишь кратко. Второе издание сохранит ту же организационную структуру, что и первое издание; то есть Часть 1 будет посвящена введению (определения и различия; примеры показателей субъективного благополучия, счастья и удовлетворенности жизнью; и мотивы, лежащие в основе субъективного благополучия). Часть 2 будет посвящена психологическим стратегиям, которые позволяют людям оптимизировать субъективное благополучие, участвуя в психологических процессах, связанных с отношениями между жизненными сферами и между ними (например,g., общественная жизнь, семейная жизнь, любовная жизнь, духовная жизнь, общественная жизнь, финансовая жизнь и т. д.) Эта часть будет содержать четыре главы, относящиеся к этим различным «междоменным» процессам: восходящий вторичный эффект, нисходящий вторичный эффект. , горизонтальное перетекание и компенсация. Часть 3 книги будет посвящена психологическим стратегиям «внутри домена», направленным на оптимизацию субъективного благополучия. К ним относятся переоценка на основе личной истории, переоценка на основе самооценки, переоценка на основе социального сравнения, выбор цели, реализация и достижение цели и переоценка.В четвертой части книги основное внимание будет уделено процессам баланса — тому, как люди пытаются достичь баланса в своей жизни, используя психологические процессы в определенных жизненных областях (внутридоменные стратегии) ​​и процессы, которые связывают одну область с другой (междоменные стратегии).

Об авторе


М. ДЖОЗЕФ (ДЖО) СИРДЖИ — психолог по менеджменту (доктор философии, Массачусетс, 1979 г.) и профессор по маркетингу в Вирджинском политехническом институте и государственном университете (Технологический институт Вирджинии).Он опубликовал множество публикаций в области маркетинга, деловой этики и качества жизни (QOL). Он стал соучредителем Международного общества исследований качества жизни (ISQOLS) в 1995 году, был его исполнительным директором / казначеем с 1995 по 2011 год и со-директором по развитию (с 2011 года по настоящее время). Премия «Выдающийся научный сотрудник» ISQOLS. В 2003 году ISQOLS удостоил его звания Заслуженного исследователя качества жизни за выдающиеся достижения в исследованиях и рекорд продолжительности жизни в исследовании качества жизни. Он также занимал пост президента Академии маркетинговых наук (2002–2004 годы), от которой он получил награду «Выдающийся научный сотрудник» в начале 1990-х годов и премию Гарольда Беркмана за службу в 2007 году (награда за заслуги перед профессором маркетинга).В начале 2000-х он участвовал в создании Общества макромаркетинга и Консорциума индикаторов сообщества и был членом правления этих двух профессиональных ассоциаций. В 2005 году он стал соучредителем журнала «Прикладные исследования качества жизни», официального журнала Международного общества исследований качества жизни; и он был соучредителем редактора (1995-настоящее время). Он также работал редактором раздела QOL в Journal of Macromarketing (1995-2016). В 2008 году он получил награду Pamplin Teaching Excellence Award в Вирджинском технологическом институте / премию Holtzman Outstanding Educator и университетский сертификат отличия в преподавании.В 2010 году ISQOLS наградил его за выдающиеся достижения и пожизненное служение обществу. В 2010 году он получил премию «Лучшая статья» журнала «Исследования счастья» за свою теорию сбалансированной жизни; в 2011 году он получил премию «Лучшая статья» в журнале «Исследования путешествий» за свою теорию достижения целей, связанных с удовлетворением от путешествий. В 2012 году он был награжден премией EuroMed Management Research Award за выдающиеся достижения и новаторский вклад в исследования благополучия и качества жизни. В 2019 году Общество макромаркетинга удостоило его награды Роберта У.Премия Nason за выдающийся и постоянный вклад в область макромаркетинга. В настоящее время он является главным редактором журнала Macromarketing (с 2020 г. по настоящее время). Он также был редактором серии книг ISQOLS / Springer по международным справочникам по качеству жизни (2008-15 гг.), «Показатели качества жизни сообщества: лучшие примеры» (2004 г.). -15), Прикладные исследования в области качества жизни: лучшие практики (2008-12). В настоящее время он является соредактором серии книг Springer о благополучии человека и разработке политики (с 2015 года по настоящее время).




Подробнее о продукте
ISBN: 9783030718879
ISBN-10: 3030718875
Издатель: Springer
Дата публикации: 9 июля 2021 г.
Страниц: 793
Язык: Английский
Серия: Исследование социальных показателей
Категории

Этика семьи

Наши семьи — это наша первая и самая важная площадка для обучения этике.Но что такое семья? И каковы наши этические обязательства перед членами нашей семьи и более широким моральным сообществом? После краткой вводной главы, посвященной основным этическим концепциям и теориям, очерки в этом сборнике предоставляют читателям этический анализ вопросов, начиная от однополых браков и заканчивая спорным предложением «лицензировать» родителей. Главы охватывают любовь, секс, брак, родителей и детей, отношения между семьей и более широким моральным сообществом, а также влияние новых технологий на этические проблемы, присущие семейной жизни.Книга предназначена для того, чтобы открыть эту захватывающую территорию прикладной этики для тех, кто интересуется философией, семейными исследованиями, социальной работой, а также для всех, кто хочет более глубокого понимания этических сил, действующих в этом самом базовом социальном институте.


Стивен Скейлс — адъюнкт-профессор философии Таусонского университета в Таусоне, штат Мэриленд. Доктор Скейлз получил степень бакалавра гуманитарных наук в Новой школе социальных исследований в 1986 году и докторскую степень по философии в Калифорнийском университете в Сан-Диего в 1995 году.В настоящее время доктор Скейлс входит в состав Исполнительного комитета Общества по этике в учебной программе. Он опубликовал статьи по семейной этике и этической педагогике.

Линда Оравеч — доцент кафедры семейных исследований и общественного развития в Таусонском университете. Ее исследовательские интересы включают насилие в семье и сообществе, этнические семьи и семейную политику.

Адам Поттхаст — доцент кафедры профессиональной этики в Миссурийском университете науки и технологий в Ролле, штат Миссури, где он читает курсы этики, политической философии и смысла жизни.Он также является соавтором «Этики для чайников» (выходит в июне 2010 г.) с Кристофером Панзой из Университета Друри.

«Этика семьи — это не только этика. И дело не только в семье. Он представляет собой междисциплинарный и современный научный подход к многочисленным социальным и философским противоречиям, которые затрагивают различные традиции, противоположные системы правосудия и текущие медицинские и технологические разработки. Это можно было бы легко использовать для нескольких курсов философии, включая этику, социальную и политическую философию и человеческую природу.Кроме того, он хорошо вписался бы в любой курс этики на факультете семейных исследований. Студенты будут удивлены, обнаружив во многих из этих глав элементы их собственной жизни ».
— Д-р. Алекс Гук, Университет Стивенсона

«В« Этике семьи »Весы, Пойттхаст и Оравец предлагают профессорам теологии сборник философских эссе, которые имеют реальный потенциал для расширения семейной этики в новых важных направлениях», Джули Х. Рубио в INTAMS review 18, 2012, pp. 113-114, p.133

«Этот всеобъемлющий анализ этических проблем, присущих семейной жизни, знаменует собой захватывающий рубеж для этических исследований.Документы переносят нас от искусственных репродуктивных технологий к конфуцианскому сыновнему почтению, от этики однополых браков до требований справедливости между поколениями между детьми и родителями. Это благодатная почва для изучения изучающими этику, и этот том — отличный путеводитель в этом путешествии ».
— Д-р. Вольфганг В. Фукс, Таусонский университет

«Праведный разум», Джонатан Хайдт

Эти моральные системы не являются невежественными или отсталыми. Хайдт утверждает, что они распространены в истории и во всем мире, потому что соответствуют природе человека.Он сравнивает их с кухнями. Мы обретаем нравственность так же, как приобретаем пищевые предпочтения: мы начинаем с того, что нам дают. Если вкус приятный, мы его придерживаемся. Если нет, мы его отвергаем. Люди принимают Бога, авторитет и карму, потому что эти идеи соответствуют их нравственным вкусовым рецепторам. Хайдт указывает на исследование, показывающее, что люди наказывают мошенников, принимают множество иерархий и не поддерживают равное распределение выгод, когда взносы неравны.

Чтобы увидеть эти идеи, не нужно ехать за границу.Вы можете найти их в Республиканской партии. Социальные консерваторы рассматривают благосостояние и феминизм как угрозу ответственности и стабильности семьи. «Чайная партия» ненавидит перераспределение, потому что оно мешает людям получать то, что они зарабатывают. Вера, патриотизм, доблесть, целомудрие, закон и порядок — эти республиканские темы затрагивают все шесть моральных основ, тогда как демократы, согласно анализу Хайдта, почти полностью сосредотачиваются на заботе и борьбе с угнетением. Это поразительное послание Хайдта слева: когда дело доходит до морали, консерваторы имеют более широкий кругозор, чем либералы.Они предлагают более разнообразную диету.

В этом Хайдт расходится с другими психологами, которые анализировали неудачи левых на выборах. Обычный аргумент этих психоаналитиков состоит в том, что консервативные политики манипулируют нейронными корнями избирателей — например, играя на нашем стремлении к власти, — чтобы обманом заставить людей голосовать против их интересов. Но Хайдт рассматривает успех на выборах как своего рода тест на эволюционную пригодность. Он полагает, что если избирателям нравятся послания республиканцев, то в посланиях республиканцев есть что-то достойное внимания.Он упрекает психологов, которые пытаются «объяснить» консерватизм, рассматривая его как патологию. Консерватизм процветает, потому что он соответствует тому, как люди думают, и это то, что его подтверждает. Рабочие, голосующие за республиканцев, не дураки. По словам Хайдта, они «голосуют за свои моральные интересы ».

Один из этих интересов — моральный капитал — нормы, практики и институты, такие как религия и семейные ценности, которые способствуют сотрудничеству, ограничивая индивидуализм. С этой целью Хайдт приветствует левых за регулирование корпоративной жадности.Но его беспокоит, что в других отношениях либералы слишком опрометчиво растворяют моральный капитал. Программы социального обеспечения, которые заменяют государственную помощь супружеской и родительской поддержкой, подрывают экологию семьи. Политика в области образования, позволяющая ученикам подавать в суд на учителей, подрывает авторитет класса. Мультикультурное образование ослабляет культурный клей ассимиляции. Хайдт согласен с тем, что старые методы иногда нужно пересматривать и менять. Он просто хочет, чтобы либералы действовали осторожно и защищали социальные опоры, поддерживаемые традициями.

Другой аспект человеческой натуры, который консерваторы понимают лучше, чем либералы, согласно Хайдту, — это местнический альтруизм, склонность больше заботиться о членах вашей группы — особенно о тех, кто принес для нее жертвы, — чем о посторонних. Спасение Дарфура, подчинение Организации Объединенных Наций и уплата налогов для обучения детей в другом штате могут быть благородными, но неестественными. Что естественно — жертвовать вашей церкви, помогая своему P.T.A. и сплотиться как американцы против внешней угрозы.

Как далеко должны зайти либералы, чтобы внедрить эти принципы? Хайдт говорит, что изменение должно быть более чем символическим, но он не излагает конкретную политическую повестку дня. Вместо этого он выделяет широкие области культуры и политики — например, семью и ассимиляцию, — в которых либералам следует искать компромисс. Он призывает консерваторов таким же образом поддерживать либеральные идеи. Цель таких компромиссов не только в том, чтобы выиграть выборы. Чтобы общество и правительство соответствовали природе человека.

Самое сложное, считает Хайдт, — это заставить либералов открывать свои умы. Как ни странно, он сообщает, что, когда он говорит об авторитете, лояльности и святости, многие люди в аудитории отвергают эти идеи как семена расизма, сексизма и гомофобии. И в опросе 2000 американцев Хайдт обнаружил, что либералы, называющие себя, особенно те, которые называли себя «очень либералами», хуже предсказывали моральные суждения умеренных и консерваторов, чем умеренные и консерваторы предсказывали моральные суждения либералов.Либералы не понимают консервативных ценностей. И они не могут признать эту ошибку, потому что так убеждены в своей рациональности, непредубежденности и просвещенности.

Нормально функционирующая семья — HealthyChildren.org

Есть ли способ узнать, нормально ли функционирует моя семья?

Многие родители задают себе этот вопрос, но однозначного ответа нет, поскольку могут быть такие широкие определения термина «нормальный».

Тем не менее, есть несколько характеристик, которые обычно отождествляются с хорошо функционирующей семьей.Некоторые включают: поддержку; любовь и забота о других членах семьи; обеспечение безопасности и чувства принадлежности; открытое общение; заставлять каждого члена семьи чувствовать себя важным, ценным, уважаемым и уважаемым.

Вот еще несколько качеств, которые следует учитывать при оценке того, насколько хорошо функционирует ваша собственная семья.

  • Достаточно ли в вашей семье юмора и веселья, несмотря на вполне реальные потребности повседневной жизни?
  • Есть ли в вашей семье правила, которые были четко сформулированы и равномерно применяются, но гибки и реагируют на новые ситуации и изменения в семье?
  • Являются ли ожидания семьи в отношении каждого человека разумными, реалистичными, взаимно согласованными и в целом оправданными?
  • Достигают ли члены семьи большинства своих личных целей и удовлетворяются ли их личные потребности?
  • Имеют ли родители и дети искреннее уважение друг к другу, демонстрируя любовь, заботу, доверие и заботу, даже когда есть разногласия?
  • Способна ли ваша семья повзрослеть и измениться, чтобы никто не стал расстраиваться или недоволен?

Сохранение здоровой семьи

Чтобы создать поддерживающую, эмоционально здоровую семейную среду, вам необходимо уделить некоторое внимание и энергию на следующие вопросы:

  • Вы относитесь к каждому ребенку как к личности? У каждого ребенка свой темперамент, свой взгляд на окружающий мир и свой способ взаимодействия с ним.Родители могут одинаково любить своих детей, но, естественно, будут иметь разные отношения с каждым из них. Настройте свои отношения с каждым из ваших детей индивидуально, усиливая их сильные стороны и таланты и избегая нелестных сравнений с их братьями и сестрами или друзьями.
  • Есть ли у вашей семьи обычный распорядок дня? Детям и родителям полезно иметь предсказуемый распорядок дня. Утренний график, время приема пищи и время отхода ко сну легче для всех, если они следуют определенному образцу.Дети также ценят семейные ритуалы и традиции в дни рождения, праздники и каникулы.
  • Является ли ваша семья активным участником вашей большой семьи и общества? Семьи работают лучше, когда они чувствуют связь и поддержку со стороны друзей и родственников. Обычно такие отношения требуют, чтобы родители прилагали активные усилия, чтобы объединиться с другими людьми в социальном плане или для реализации гражданских проектов.
  • Реалистичны ли ваши ожидания от себя и других членов семьи? Самосознание, знания и навыки вашего ребенка постоянно меняются.Наблюдайте, читайте и разговаривайте с другими, чтобы узнать, чего можно разумно ожидать от вашего ребенка на каждой стадии развития. У родителей тоже есть ограничения на то, что они могут сделать с учетом имеющихся у них ресурсов и времени. Нет «суперродителей», есть только люди, которые стараются изо всех сил.
  • Способствует ли время, которое вы проводите с членами своей семьи, хорошим отношениям между вами? Большую часть времени, которое вы, ваш ребенок и ваш супруг проводите вместе, вы должны быть веселыми, расслабленными, значимыми и относительно бесконфликтными.
  • Как родитель, один или пара, заботитесь ли вы о своих потребностях? Вы должны вести здоровую личную жизнь (включая правильную диету, упражнения и сон). Выделяйте время, пусть краткое, на то, что вам нравится. Ваши дети будут процветать, когда будут удовлетворены ваши собственные эмоциональные потребности. У них лучше всего получается, когда их воспитывают родители, которые находятся в гармоничных отношениях друг с другом.
  • Принимаете ли вы моральную и социальную ответственность за свою жизнь? Вы — самый важный образец для подражания для своего ребенка.Продемонстрируйте свою систему ценностей не только словами, но и действиями.

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться вместо медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Ваш педиатр может порекомендовать лечение по-разному, исходя из индивидуальных фактов и обстоятельств.

Скрытый мозг: NPR

Скрытый мозг: NPR

Скрытый мозг Скрытый мозг помогает любопытным людям понять мир — и самих себя.Используя науку и рассказывание историй, ведущий программы Hidden Brain Шанкар Ведантам раскрывает бессознательные паттерны, которые управляют человеческим поведением, предубеждения, которые формируют наш выбор, и триггеры, которые определяют ход наших отношений.

Смех: лучшее лекарство

Пэтти Рэмдж опирается на свой Ford Pinto в 1978 году.С тех пор автомобиль стал одним из самых печально известных транспортных средств в американской истории, известным своей конструкцией, которая сделала его уязвимым в авариях на малой скорости.

Беттманн / Беттманн Архив


скрыть подпись

переключить подпись

Беттманн / Беттманн Архив

Эффект ореола: почему так трудно понять прошлое

Социальный психолог Кейт Пейн говорит, что мы склонны сравнивать себя с людьми, у которых больше, чем мы, а не с теми, у кого меньше.

Маркус Батт / Getty Images / Ikon Images


скрыть подпись

переключить подпись

Маркус Батт / Getty Images / Ikon Images

Почему никто не чувствует себя богатым: Психология неравенства
Тайные друзья: использование силы воображения
Убийство «монстра платы за услуги» американского здравоохранения

Мальте Мюллер / Getty Images / fStop

В поисках смысла на работе: как мы формируем свою работу и думаем о ней

alicemoi / Getty Images / RooM RF

Ютта Кусс / Getty Images / fStop

Юная Майя Шанкар.

Предоставлено Майей Шанкар


скрыть подпись

переключить подпись

Предоставлено Майей Шанкар

You 2.0: Утрата и обновление

Дерек Амато стал музыкальным ученым после травмы.

Дерек Амато


скрыть подпись

переключить подпись

Дерек Амато

Мальте Мюллер / Getty Images / fStop

Вы 2.0: Наше стремление к счастью

Ник Шеперд / Getty Images / Ikon Images

Творчество и разнообразие: как общение с разными людьми влияет на наше мышление

Fanatic Studio / Гэри Уотерс / SCIEN / Getty Images / Science Photo Libra

В самый жаркий момент: как сильные эмоции меняют нас

Шон Гладуэлл / Getty Images

В 2019 году в книжные магазины поступил роман нового автора, Гейл Шеперд. Подлинная история Линди Б. Хокин -е годы рассказывают историю молодой белой девочки, выросшей на Юге. Книга была хорошо принята, но это не та книга, которую Шеперд намеревался написать. В своих первоначальных набросках белый писатель Шеперд создала Линди, которая была американкой вьетнамского происхождения и занималась проблемами расы на глубоком Юге. На этой неделе мы рассмотрим, что значит быть рассказчиком во времена язвительных культурных дебатов, и спросим, ​​можно ли вообще рассказывать чужую историю?

Культурные войны и невыразимая история Линди Б.Хокинс

Актеры читают во время записи эпизода мыльной радио-оперы «Musekeweya» в Кигали, подготовленной неправительственной организацией Radio La Benevolencija. Дважды в неделю люди по всей Руанде собираются группами, чтобы вместе послушать.

Стефани Аглиетти / AFP / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

Стефани Аглиетти / AFP / Getty Images

Ромео и Джульетта в Руанде: как мыльная опера пыталась изменить нацию

В семнадцать лет Фред Клей был приговорен к тюремному заключению за преступление, которого он не совершал.Для определения его вины использовались различные ошибочные психологические идеи.

Кен Ричардсон / Кен Ричардсон


скрыть подпись

переключить подпись

Кен Ричардсон / Кен Ричардсон

Ночь, которая длилась всю жизнь: как злоупотребляли психологией в деле об убийстве подростка

Томас Джефферсон владел сотнями рабов, но он также писал, что «все люди созданы равными.»Как он уладил противоречия между своими ценностями и повседневной жизнью?

ericfoltz / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

ericfoltz / Getty Images

Основополагающее противоречие: позиция Томаса Джефферсона о рабстве

Экономист Амир Суфи говорит, что долг играет большую роль в рецессиях, чем мы обычно признаем.

erhui1979 / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

erhui1979 / Getty Images

Покупайте, занимайте, воровайте: как долг превратился в «сахарную лихорадку» для решения наших экономических проблем

Лучано Лозано / Getty Images / Ikon Images

Деревенский разум: понимание наших скрытых предубеждений

Олутосин Одуволе в своем доме в Нью-Джерси в 2016 году.

Шанкар Ведантам / NPR


скрыть подпись

переключить подпись

Шанкар Ведантам / NPR

Рэп на суде: как слова начинающего музыканта привели к тюремному заключению

Сантьяго Мехиа / The San Francisco Chronicle / Getty Images

Воздух, которым мы дышим: скрытая предвзятость и полицейская стрельба
Окончание средней школы во время рецессии может быть хорошим делом, результаты исследования

Загрузить больше историй

Как консультирование борется со стрессом и уделяет приоритетное внимание психическому здоровью

Цитируйте это

Деннис Релохо-Хауэлл (2021, 1 июня).Как консультирование борется со стрессом и уделяет приоритетное внимание психическому здоровью. Психрег по консультированию . https://www.psychreg.org/counselling-stress-mental-health/

Время чтения: 3 минуты

Хотя определенный стресс иногда может быть полезным, многие люди испытывают слишком много негативного стресса в своей жизни. Это может быть результатом различных причин, включая психические заболевания, плотный график и неуправляемые отношения.

Консультирование может помочь вам определить приоритетность вашего психического здоровья, но слишком многие люди все еще не решаются его попробовать.Если вы не уверены, подходят ли вам консультационные услуги, вот несколько причин, по которым вам стоит попробовать их.

Разговор помогает

Многие люди ежедневно накапливают стресс, не имея выхода, чтобы избавиться от накопившегося стресса. Это приводит к психическим расстройствам, депрессии и высокому уровню беспокойства. Сильный стресс также может вызывать физические симптомы, включая проблемы с желудком и головные боли.

Какой бы ни была причина стресса в вашей жизни, консультационные услуги в Лондоне могут повысить ваш позитивный настрой и избавиться от нежелательного стресса.

Национальная служба здравоохранения утверждает, что простой разговор с кем-нибудь о повседневных стрессах может дать вам выход для стресса. Иногда разговор вслух о своей ситуации с кем-то может открыть вам новую перспективу. Вы даже можете найти ответ на возникшую у вас проблему, просто поговорив о ней.

Получение совета

Простое общение с кем-нибудь может помочь в борьбе со стрессом, и большинство консультантов также предлагают советы о том, как справиться со стрессом самостоятельно. Советы, которые они вам дают, могут быть любыми, от дыхательных упражнений до письменных упражнений.Хотя эти упражнения и советы могут помочь уменьшить стресс в перерывах между сеансами консультирования, вам, скорее всего, все равно придется посещать сеансы.

Однако некоторые консультанты не дают советов, а просто помогают вам найти свой собственный совет. Вы можете обнаружить, что в конце концов вам не нужен их совет, даже если он его предлагает. Просто убедитесь, что вы нашли нужный вам тип консультирования, спросив перед первым сеансом о том, как они поступают.

Восстановление отношений

Некоторые консультанты предлагают групповые занятия, которые могут помочь вам восстановить нарушенные отношения.Семейное консультирование может быть полезным, если вы и ваш партнер накапливаете стресс. Это также может помочь восстановить общение для пар, которым не хватает общения.

Эти занятия могут быть полезны парам, членам семьи и даже друзьям, чтобы уменьшить напряжение и стресс в отношениях. Некоторые члены семьи предпочитают проводить групповые занятия. Это может быть для матерей и дочерей, отцов и сыновей и даже для всей семьи. Иногда совместное обсуждение проблем может помочь семьям найти решения вместе, так что вся семья может стать небольшой группой поддержки.

Помогая другим

Если вам нужна помощь в преодолении стресса и поиск кого-то, с кем можно поговорить, вашим друзьям и семье тоже может понадобиться помощь! Если у вас есть маленькие дети, лучшее время для разговора о психическом здоровье сейчас.

Большинство консультантов предлагают занятия как для детей, так и для подростков. Вы также можете поделиться советами, полученными от консультанта, с друзьями и семьей.

Если вы найдете конкретного консультанта, который вам нравится, возможно, вы захотите порекомендовать его своим близким.Многие люди пошли бы на консультацию, если бы знали, что больше людей, которым они доверяют, также ищут его. Если вы расскажете своим близким о своем психологе, это покажет, что вы заботитесь не только об их физическом благополучии, но и об их психическом состоянии.

На вынос

Со всеми преимуществами, которые может дать консультирование, почему бы не попробовать его? Если вы слишком нервничаете, почему бы не назначить сеанс? Сделайте свое психическое здоровье приоритетным, чтобы сосредоточиться на важных для вас вещах.С правильными консультационными услугами вы будете на пути к жизни без стресса!


Деннис Релохо-Хауэлл является основателем Psychreg .

ПОСМОТРЕТЬ ПРОФИЛЬ АВТОРА


Заявление об ограничении ответственности: Psychreg предназначен в основном для информационных целей. Материалы на этом веб-сайте не предназначены для замены профессиональных рекомендаций, диагностики, лечения или терапии.Никогда не пренебрегайте профессиональными психологическими или медицинскими советами и не откладывайте обращение за профессиональным советом или лечением из-за того, что вы прочитали на этом веб-сайте. Прочтите наш полный отказ от ответственности здесь.

10 вещей, которые знают только фанаты комиксов о Лесли Ларре

Когда Стейси Фарбер сыграла в сериале « Супермен и Лоис », имя ее персонажа заставило многих фанатов комиксов задуматься. «Лесли Ларр» подозрительно походил на «Лесла-Лар». Хотя у персонажа не было тонны экранного времени, она появлялась достаточно часто, чтобы фанаты могли понять, что Лесли на самом деле вдохновлена ​​Леслой.

СВЯЗАННЫЙ: Супермен и Лоис: 10 вещей, которые знают только фанаты комиксов о Лане Лэнг

Лесла-Лар — не особо известный персонаж для современных фанатов.Как и многие классические персонажи, связанные с Суперсемейкой, она была создана Джерри Сигелом и Джимом Муни. Лишь несколько раз появлялась в комиксах DC, она дебютировала в выпуске 1961 года Action Comics . Поклонники классических комиксов будут знать это о ней, а поклонники Супермена и Лоис могут найти некоторые интересные намёки на персонажа сериала.

10 Лельса-Лар жила в бутылочном городе

Superman и Supergirl Поклонники знают, что, несмотря на уничтожение Криптона, эти два супергероя на самом деле не последние в своем роде.Криптонианцы часто попадают на Землю из других частей Вселенной, из-за застрявшего в фантомной зоне времени или благодаря путешествиям во времени. Как и герои, она криптонианка, не получающая свои силы от Икс-криптонита, как в адаптации сериала.

Она из торгового города Кандор на Криптоне.Однако этот город не остается на Криптоне. Вместо этого он в какой-то момент сжался Brainiac и хранится в бутылке. Пока не будет найдено подходящее место для изменения размера города, оно хранится в Крепости Одиночества.

9 ее родителей неизвестны

И Кларк Кент, и Кара Дэнверс (или Линда Ли Дэнверс в некоторых комиксах) знают, кто их биологические родители.В некоторых сюжетных линиях их родители даже переживают разрушение Криптона. В других, например, в телесериале CW, у них есть доступ к искусственному интеллекту, который похож на их родителей. У Леслы-Лар нет ни того, ни другого.

Она растет сиротой, никогда не зная своей настоящей семьи.Фактически, «Лар» даже не ее фамилия. Она использует фамилию своего лучшего друга, чтобы наладить связь с семьей.

8 Лучший друг Леслы-Лар — криптонский преступник

Лесла встречает свою лучшую подругу, когда росла в Кандоре.Зора Ви-Лар немного возмутительница спокойствия и воровка. Она принимает на себя личность Чёрного Пламени, надев маску, чтобы скрыть свою личность, пока она совершает свои преступления. Зора Ви-Лар питает слабость к Лесле и делится с ней своим именем, прежде чем она окажется в ловушке в Фантомной зоне на долгие годы.

Когда Зора Ви-Лар возвращается из Призрачной Зоны и возвращается в Кандор, она оставляет свою преступную жизнь позади.Она даже приносит извинения за конфликты с Супергёрл.

7 Лесла-Лар был ученым

Ее любовь к машиностроению и электротехнике означает, что Лесла-Лар невероятно умна.Она тратит много времени на создание новых устройств, которые помогут ей в ее схемах.

СВЯЗАННЫЙ: Супермен и Лоис: 10 вещей, которые знают только фанаты комиксов о паре

Этот научный фон, вероятно, является частью вдохновения для создания Superman & Lois ‘ Лесли Ларра, персонажа, работающего над тем, чтобы заставить X-Kryptonite работать на людях.Она единственный персонаж, которого зрители видели, действительно использующий оборудование, чтобы дать людям криптонианские способности.

6 Она изначально была злодейкой-супергерл

Как и все шоу Arrowverse , Superman & Lois заимствует некоторых персонажей комиксов из других объектов.В то время как Arrow , а позже Batwoman , много заимствует у Batman , а Supergirl на самом деле довольно много заимствует у Superman , а Superman & Lois заимствует у Supergirl . Это удивляет поклонников комиксов, когда истории и персонажи адаптируются.

Лесла-Лар не идет против Супермена в комиксах.Вместо этого она завидует тому, насколько человечество восхищается Супергерл и нацелено на нее. Все ее сюжеты сосредоточены на борьбе с Супергёрл.

5 Она когда-то поменялась местами с Супергёрл

Лесла-Лар — такой выдающийся ученый в комиксах, что она действительно нашла способ поменяться местами с Супергёрл.Она создает устройство, которое позволило ей заставить Супергерл поверить в себя, Леслу, чтобы она могла взять на себя жизнь другой женщины.

Кара прожила жизнь Леслы в Кандоре, не зная о своей реальной жизни.Лесле почти удалось сделать обмен постоянным. Собака Крипто понимает, что происходит обмен.

4 Лесла-Лар тоже захватила жизнь Лены Лютор

Когда Лена Лютор представлена ​​в комиксах, она не всегда использует свою фамилию, предпочитая отделиться от брата, во многом как попытка Лены творить добро, несмотря на ее семью в сериале «Супергёрл» CW . Она и Лесла-Лар тоже очень похожи.

СВЯЗАННЫЙ: Supergirl: 10 самых трогательных сцен из всей серии

Когда у нее есть возможность, после освобождения из тюрьмы на Кандоре, Лесла-Лар берет на себя жизнь «Лены Торул», надеясь найти свой путь к использованию технологии Лютора, поскольку она объединилась с группой криптонианцев, которые были в ловушке фантомной зоны.У нее не получается.

3 Она была убита

Криптонианцы, которых Лесла-Лар освобождает из Призрачной Зоны, планируя с ними союз, являются преступниками.Они не согласны с ее идеей заключить союз и немедленно убить ее.

Но это еще не конец. Пока ее тело было уничтожено, ее сознание продолжало жить.Лесла-Лар годами по сути является призраком. За это время ее ревность к Супергерл только растет, и она все еще ищет способ связаться с Карой.

2 Супергёрл, одержимые ее призраком

Если обменяться жизнями с Кэрой недостаточно, она также обладает Супергёрл.Так одержимая Кара в ее призрачной форме, Лесла-Лар обманывает себя, полагая, что эти двое — давно потерянные сестры, и находит способ поместить свое бестелесное сознание в тело Кары.

Конечно, как и все другие ее схемы, Лесла-Лар удается ненадолго.Родители Кары, которые еще живы в Серебряном веке, понимают, что их дочь — не она, и вызывают самозванца. Кара может полностью изгнать Леслу-Лар из своего тела, когда они это сделают.

1 Лесла-Лар не появлялась в комиксах со времен кризиса

Сюжетная линия, в которой Кара изгоняет сознание Леслы-Лар из своего тела, кажется, ее последняя.Это происходит в выпуске Superman Family в 1981 году. Всего пять лет спустя вся вселенная комиксов DC перезагрузилась в результате кризиса на бесконечных землях .

Хотя истории многих персонажей переписывались, когда мир начинался заново, Лесла-Лар не был одним из них.Лесли Ларр, вдохновленный ею — и появившийся в Arrowverse после своего собственного Crisis — в Superman & Lois — ее первое появление с тех пор.

ДАЛЕЕ: Какой персонаж Супермена и Лоис вы основываете на своем знаке зодиака?


Следующий
10 самых странных слабостей героев в комиксах Marvel

Об авторе


Аманда Брюс
(Опубликовано 733 статей)

Аманда — писатель-фрилансер из Флориды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *