Верховный суд брачный договор: Ничего личного. Верховный суд разъяснил, как можно при разводе распорядиться личным имуществом — Верховный Суд Российской Федерации

Содержание

ВС РФ разъяснил трактовку брачного договора супруга-банкрота о передаче имущества жене — Верховный Суд Российской Федерации


Москва. 1 октября. INTERFAX.RU — Брачный договор между супругами, один из которых находится в процедуре банкротства, связывает только супругов, но не влияет на кредиторов, пояснил Верховный суд (ВС) РФ.


Если статус имущества как общего имущества супругов для кредиторов должника не изменился, то его нужно реализовать в процедуре банкротства; оснований для его исключения из конкурсной массы нет, говорится в определении, опубликованном в картотеке арбитражных дел.


В рамках дела о своем банкротстве (возбуждено 12 мая 2016 года) Юрий Тарасов обратился в Арбитражный суд Алтайского края, чтобы исключить из конкурсной массы земельный участок площадью 88 тысяч квадратных метров.


Как следует из материалов дела, Тарасов и его супруга Римма Шумакова (женаты с 1998 года) заключили в суде мировое соглашение, по которому супруга безвозмездно получила в собственность земельный участок и нежилое помещение.


Арбитражный суд Алтайского края и апелляция отказали Ю.Тарасову и оставили земельный участок в конкурсной массе. Они исходили из того, что суд общей юрисдикции фактически утвердил брачный договор между супругами, о котором не знали кредиторы; статус общей совместной собственности супругов на земельный участок не изменился; имущество, находящееся в собственности супругов, подлежит реализации в процедуре банкротства одного из них.


Кассация отменила эти решения, посчитав, что вывод судов о заключении супругами брачного договора противоречит существу судебного акта об утверждении мирового соглашения. Она не согласилась с выводом о сохранении режима совместной собственности супругов на спорное имущество после утверждения мирового соглашения, указав на отсутствие оснований для его включения в конкурсную массу должника.


Тогда финансовый управляющий Тарасова оспорил это решение в Верховном суде. Определяя судьбу совместно нажитого имущества без расторжения брака, супруги по сути заключили соглашение о разделе общего имущества (пункт 2 статьи 38 Семейного кодекса). Учитывая схожесть признаков такого соглашения с признаками брачного договора, к спорной сделке нужно применять правила этой договорной конструкции, посчитал ВС.


Ст. 46 Семейного кодекса предусматривает специальные гарантии прав кредиторов супругов: являясь двусторонней сделкой, спорное соглашение связывает только супругов, при этом ухудшение имущественного положения супруга-должника в результате исполнения такого договора не влечет правовых последствий для не участвовавших в нем кредиторов должника, указал ВС.


ВС назвал ссылку кассации на принцип общеобязательности судебного постановления суда общей юрисдикции в этом деле ошибочной. Как установили суды первой и апелляционной инстанций, единственной целью заключения мирового соглашения, предусматривающего отчуждение недвижимого имущества, являлось его сокрытие от кредиторов; на момент его утверждения (менее чем за два месяца до возбуждения дела о банкротстве) должник имел признаки банкротства, говорится в определении.


Поскольку статус спорного имущества как общего имущества супругов для кредиторов должника не изменился, оно подлежало реализации в процедуре банкротстве; у кассации не было оснований для его исключения из конкурсной массы, заключил ВС.


Верховный суд отменил решение кассации и оставил в силе решения судов первых двух инстанций.

Крайне неблагоприятное положение \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Подборка наиболее важных документов по запросу Крайне неблагоприятное положение (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Крайне неблагоприятное положение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 44 «Признание брачного договора недействительным» СК РФ»В связи с чем суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями статей 33, 40, 42, 44 Семейного кодекса Российской Федерации и разъяснениями, содержащимися в пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», пришел к выводу, что условия брачного договора ставят истца в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он полностью лишается права собственности на имущество, совместно нажитое в период брака с ответчиком, иного имущества, перешедшего к нему по условиям брачного договора, истец не имеет. Ввиду чего удовлетворил исковые требования ФИО1, отменив решение суда первой инстанции и произведя раздел спорной квартиры в равных долях между сторонами в соответствии с положениями статей 33, 34, 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации.»

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 40 «Брачный договор» СК РФ»Разрешая требования истца о признании недействительным брачного договора от 17 декабря 2018 года, заключенного между Г.Н.Б. и Г.Н.В., в части распоряжения правом собственности на 283/341 доли в праве общей долевой собственности на спорный объект, суд не усмотрел оснований для удовлетворения данных исковых требований, указав, что ссылка истца на то, что брачный договор ставит Г.Н.Б. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он лишается почти всего имущества, не влечет за собой признание недействительным брачного договора, так как в силу пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации по указанному основанию брачный договор может быть оспорен только супругом, каковым истец не является. Суд пришел к выводу, что при заключении брачного договора ответчики реализовали принадлежащие им права, установленные статьей 40 Семейного кодекса Российской Федерации, а воля их была направлена на урегулирование материальных прав каждого из супругов, на приобретенное каждым из них имущества и сохранение законных прав и интересов обоих сторон брачного договора, право собственности на имущество, переданное Г.Н.В., зарегистрировано в установленном законом порядке. Истец же в порядке статей 12, 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательства, с безусловностью свидетельствующие о том, что при заключении брачного договора у супругов Г-вых отсутствовала направленность на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, свойственных данной сделке, преследовалась иная цель, в том числе, избегание Г.Н.Б. возможности взыскания обществом убытков виде налоговых доначислений вследствие неправомерных действий Г.Н.Б., как руководителя общества, в проверяемом периоде и в целях препятствования возврата обществу незаконно полученного объекта недвижимости, тем более, как установлено судом, объект недвижимости был приобретен Г. Н.Б. правомерно, участником налоговой проверки Г.Н.Б. не являлся, проверка была окончена 14 сентября 2018 года, когда Г.Н.Б. сложил с себя полномочия директора и учредителя ООО «Ассоль». Суд посчитал, что то обстоятельство, что Г.Н.Б. направлял требования о погашении задолженности по арендной плате, однозначно не свидетельствует о мнимости договора дарения, поскольку указанные требования могли быть направлены Г.Н.Б. по поручению супруги, как лицом, являющимся профессионалом в сфере предпринимательства, или по иным причинам. В связи с этим суд сделал вывод об отсутствии правовых оснований для признания данного договора мнимой сделкой.»

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Крайне неблагоприятное положение

Нормативные акты: Крайне неблагоприятное положение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
«Семейный кодекс Российской Федерации» от 29. 12.1995 N 223-ФЗ
(ред. от 04.02.2021, с изм. от 02.03.2021)3. Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

Верховный суд защитил брачный договор от банкротства // Дело Валентины Молдован

Верховный суд отказался игнорировать содержание брачного договора, о котором кредиторы супруга не знали до его банкротства. В деле супруги брачным договором установили, что денежные средства в банке принадлежат тому супругу, на имя которого открыты вклады. Гражданская коллегия также указала, что судам следует отдельно анализировать источник этих денежных средств. Если будет установлено, что денежные средства получены от использования личного имущества небанкротящегося супруга, то они в любом случае должны признаваться личным имуществом этого супруга и не включаться в конкурсную массу.

Арарат Тавадян и Валентина Молдован, находясь в браке, в 2013 году заключили брачный договор, которым предусмотрели, что денежные средства на банковских вкладах являются собственностью того из супругов, на имя которого эти вклады были открыты. В 2014 году Надежда Колофидина выдала Валентине Молдован заем, который возвращен не был.

В 2017 году Надежда Колофидина обратилась с заявлением о признании Валентины Молдован банкротом. В отношении нее была введена процедура реализации задолженности. Когда кредиторы Валентины Молдован попытались обратить взыскание на денежные средства на вкладах, открытых на имя Арарата Тавадяна, супруги сослались на заключенный брачный договор.

Надежда Колофидина обратилась в суд, требуя признать денежные средства на вкладах совместно нажитым имуществом и разделить их между супругами в равных долях. Она ссылалась на то, что супруги не уведомляли ее о наличии брачного договора.

Суд первой инстанции отказал Надежде Колофидиной. Он указал, что супруги не обязаны уведомлять кредиторов о наличии брачного договора, если он заключен до момента возникновения обязательства (п. 1 ст. 46 СК РФ). Кроме того, Надежда Колофидина не вправе предъявлять требования, поскольку Валентина Молдован не наделяла ее полномочиями на обращение в суд в защиту прав и свобод супруги.

Апелляция и кассация, напротив, поддержали Надежду Колофидину. Они указали, что у нее есть интерес в предъявлении соответствующего иска — она рассчитывает пополнить конкурсную массу должника. Валентина Молдован не могла ссылаться на положения брачного договора, так как не уведомила кредиторов о его существовании.

Верховный суд, в свою очередь, с позициями апелляции и кассации не согласился и поддержал интересы супругов. Он сослался на пункт 9 Постановления Пленума о банкротстве граждан[1] и указал, что если супруги разделили имущество во внесудебном порядке, то кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, вправе игнорировать содержание брачного договора. По мнению гражданской коллегии, из системного толкования этого положения и п. 1 ст. 46 СК РФ следует, что супруги обязаны уведомлять о брачном договоре лишь тех кредиторов, чьи требования возникли до раздела имущества. А в данном деле требования Надежды Колофидиной возникли после заключения брачного договора. Поэтому вывод нижестоящих судов в этой части является неверным.

Верховный суд также обратил внимание нижестоящих судов на то, что им в любом случае необходимо установить источник денежных средств, находящихся на вкладах Арарата Тавадяна.

Супруги при рассмотрении дела ссылались на то, что часть денежных средств на вкладе получены Араратом Тавадяном в качестве дивидендов по акциям, которые являются его личной собственностью. Верховный суд сослался на сложившуюся в его практике теорию трансформации: доход от использования или продажи личного имущества также должен признаваться личным имуществом (о критике этой теории см. блог Романа Бевзенко). По мнению ВС, суды не учли, что в таком случае эти денежные средства не могут признаваться совместным имуществом супругов.

Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию, указав исследовать вопрос об источнике происхождения денежных средств.

 

 

 


 

[1] Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан».

ВС запретил в брачных договорах отступные при изменах и побоях | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

Верховный суд (ВС) РФ счел ничтожными условия брачных договоров, в которых оговариваются отступные при изменах, пьянстве или хулиганстве одного из членов семьи. Высшая инстанция посчитала, что соблюдение норм о запрете ставить одного из супругов при разводе в неблагоприятное положение, является важнее, чем договоренности об условиях расторжения брака.

Суть спора

ВС РФ анализировал положения брачного договора между Сафаряном А.А. и Карапетян Л. Г., который удостоверил нотариус Люберецкого нотариального округа Московской области.

Условия предусматривали, что при расторжении брака по инициативе Сафаряна А.А., либо если семья прекращает существование из-за его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, акции, банковские счета переходят в собственность его супруги Карапетян Л.Г.

Спустя 20 лет брака Сафарян А.А. обратился в суд с заявлением о его расторжении, и мировой суд его удовлетворил. Спустя еще пять лет Гагаринский суд Москвы по иску Карапетян разделил между бывшими супругами имущество, основываясь на положениях заключенного между ними брачного договора.

Суд признал за Карапетян Л.Г. право собственности на квартиру и на обыкновенные, именные бездокументарные акции ОАО «Искож» номинальной стоимостью 0,04 рубля каждая в количестве 50 тысяч 150 штук.

Тогда Сафарян А.А. решил в судебном порядке признать условия брачного договора ничтожными и добился в этом успеха. Гагаринский суд Москвы признал недействительным брачный договор, а Мосгорсуд оставил это решение в силе.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Сафаряна А.А., суд первой инстанции исходил из того, что условия брачного договора поставили его в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он лишился всего совместно нажитого имущества. Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами.

Бывшая супруга бизнесмена пыталась найти защиту в Верховном суде РФ и даже сначала одержала маленькую победу – судья Нечаев решил, что это дело должно быть пересмотрено. Однако судебная коллегия по гражданским делам своего коллегу не поддержала и отказалась отменить постановление о признании брачного договора недействительным.

Позиция ВС РФ о брачных договорах

Судебная коллегия по гражданским делам сочла правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций. В решении ВС РФ ссылается на нормы Семейного кодекса, в том числе на положения, запрещающие ставить одного из супругов после развода в невыгодную ситуацию.  
Пункт 1 статьи 33 Семейного кодекса РФ допускает изменение режима совместной собственности супругов условиями брачного договора, который нотариально удостоверен. При этом брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов, признает ВС РФ.

Он согласен с тем, что супруги могут определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения семейных расходов. Также суд не отрицает право членов семьи определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака и включить в свой договор любые иные положения, которые касаются их имущественных отношений.

«Между тем брачный договор не может содержать условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства (пункт 3 статьи 42 Семейного кодекса РФ)», — говорится в решении.

Кодекс позволяет суду признать недействительным брачный договор, если его условия ставят одного из членов в крайне неблагоприятное положение. Также законодатель предусмотрел возможность признать ничтожными условия брачного договора, если они опять же являются крайне неблагоприятными для одного из супругов, напоминает суд.

Он считает, что в данном случае даже не действуют нормы пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 года №15, которые разъясняют, что если брачный договор изменил режим совместной собственности, то суд при разделе имущества должен руководствоваться условиями такого договора.

«Однако следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака», — парирует коллегия.

Решение ВС РФ

Брачный договор между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. предусматривал, что в случае взаимного решения о расторжении семейных уз все нажитое имущество сохраняет правовой режим общей совместной собственности.

Переход имущества к жене предусматривался только в случаях расторжения брака по инициативе мужа: либо если он изменил супруге, пристрастился к алкогольным напиткам, хулиганил или вел себя иным недостойным образом.

Разделы договора оговаривали, что в таком случае Карапетян получает совместное имущество, банковские вклады и проценты по ним, акции и другие ценные бумаги и проценты по ним, долю в имуществе и доходы коммерческих организаций, а также приобретенную супругами во время брака посуду, кухонную утварь и технику.

«Исходя из анализа положений пункта 1.4 и раздела 2 брачного договора в их совокупности, а также учитывая то, что при заключении оспариваемого брачного договора стороны исходили из всего совместно нажитого имущества, суд пришел к правильному выводу о том, что условия брачного договора ставят Сафаряна А. А. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он после расторжения брака полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака», — указала судебная коллегия ВС РФ.

Доводы бывшей супруги об отсутствии диспропорции в распределении имущества, поскольку в собственности Сафаряна остались акции ОАО «Искож», а также автомобиль, счета в банке и некоторые предметы домашней обстановки судьи сочли несостоятельными.

«Доводы Карапетян являются несостоятельными, поскольку согласно условиям брачного договора все имущество, за исключением подарков, в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. переходит в собственность Карапетян Л.Г.», — указывается в решении.

Суд также оговаривает, что наличие такого имущества и подарков он не установил.

«Исходя из того, что супруги не имели в совместной собственности имущества, право на которое по условиям брачного договора не перешло или не должно перейти к Карапетян Л.Г., суд пришел к правильному выводу о лишении Сафаряна после расторжения брака всего совместно нажитого имущества. При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что условиями брачного договора Сафарян А.А. поставлен в крайне неблагоприятное положение, соответствует установленным судом обстоятельствам и указанным выше нормам материального права», — установил ВС РФ.

Он считает, что суды первой и апелляционной инстанций правильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и надлежащим образом применили нормы материального права, существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дела ими допущено не было.

Мнение эксперта   

«Как это можно прокомментировать? Боюсь, что у меня есть стойкое ощущение, что я читаю судебный акт не Верховного суда России — современной страны, признающей (формально) свободу личности, значимость частной воли, ценность частного интереса и защищающей его.

У меня ощущение, что я читаю судебный акт Верховного суда РСФСР. Все незнакомое, нетипичное, выделяющееся своей необычностью — ничтожно. Что, придумали что-то, чего нет в законе? Да как посмели! Ничтожно! Защитить женщину? Раздавленную, сломленную, униженную? Ничтожно!

Нежелание думать о праве и анализировать правовые аргументы сочится из каждой строчки актов по этому делу (правда, очень порадовал только заместитель председателя Верховного суда РФ Нечаев, который передал дело на пересмотр, но судебная коллегия его не поддержала)», — отмечает профессор Российской школы частного права Роман Бевзенко.

Он обращает внимание, что судьи так и не указали в своем постановлении, в чем же заключалось крайне неблагоприятное положение мужа, совершившего адюльтер, которое нивелирует брачный договор.

На взгляд Бевзенко, суд должен был решить вопрос соразмерности допущенного нарушения и ответственности за него. А в случае несогласия с размером, его можно было снизить, но не полностью отменять брачный договор, считает юрист.

«Вот такой вот ужас: ценность брачных договоров в части условий, защищающих женщину, равна нулю. Я не удивлюсь, когда услышу, что после таких решений наших судов не только коммерческие контракты, корпоративные организации, наследственные механизмы будут структурироваться по английскому праву. Брачные договоры тоже надо делать по праву той юрисдикции, где они будут признаваться и защищаться судами. Увы, но сегодня Россия к числу таких юрисдикций не относится», — подчеркивает Роман Бевзенко.

Алиса Фокс

Брачный договор не может регулировать личные отношения супругов, а также личные отношения между ними и детьми — Ольга Ступак — LegalHighSchool

О брачном договоре как основе вечной любви или хотя бы сохранении нервов говорила в своей лекции в Legal High School Ольга Ступак, судья Кассационного гражданского суда в составе Верховного Суда. Она отметила, что разрешение любого спора между бывшими супругами начинается с определения правового режима их имущества — независимо от того, будет ли идти речь о его разделении, наследовании или соответствии брачного договора нормам действующего законодательства. В первую очередь речь идет о том, урегулирован ли в брачном договоре правовой режим имущества в соответствии с действующим законодательством, не нарушены ли при этом нормы Семейного кодекса (СК) Украины.

Лектор напомнила, что правовой режим имущества определяется статьями 57 и 61 СК Украины, и отметила, что одним из основополагающих принципов в отношении имущества супругов является презумпция общей совместной собственности, закрепленная статьей 60 СК Украины. При этом Верховный Суд Украины в свое время несколько отступал от этой презумпции, отметив, что для того, чтобы имущество считалось общей совместной собственностью, необходимо наличие трех критериев: приобретение во время брака, приобретение за общие средства или вследствие общих трудовых усилий супругов, приобретение в интересах семьи. Таким образом, по мнению лектора, Верховный Суд Украины возложил на истца бремя доказывания того, что объект, приобретенный во время брака, является объектом общей совместной собственности супругов. В мае 2017 года (дело №6-843цс17) Верховный Суд Украины, уточняя свое заключение, вернулся к классическому пониманию презумпции, такой вывод применяется и Верховным Судом.

Рассматривая особенности брачного договора, Ольга Ступак напомнила слушателям Legal High School, что это вид гражданско-правового договора, но регламентация его в СК Украины создает в таком договоре определенные особенности, обусловливающие и предмет его регулирования, и субъектный состав, а также вызывающие последствия относительно его действительности или недействительности. В частности, сторонами такого договора могут быть или нареченные, которые подали заявление на регистрацию брака, или супруги, что, по мнению лектора, делает невозможным участие в договоре или влияние на него третьих лиц (в частности, родителей).

Лектор рассказала о предмете регулирования брачного договора и позиции Верховного Суда по реализации некоторых аспектов брачных договоров. При этом она подчеркнула, что брачный договор не может регулировать личные отношения супругов, а также личные отношения между ними и детьми; уменьшать объем прав ребенка ставить одного из супругов в невыгодное материальное положение. Кроме того, брачным договором не может передаваться в собственность одному из супругов имущество, право на которое подлежит государственной регистрации.

Ольга Ступак отметила, что обычно брачный договор вступает в силу в день свадьбы, а в случае его заключения супругами — в день нотариального удостоверения. При этом могут быть установлены сроки его действия, а также сроки продолжительности отдельных прав и обязанностей. Также говорилось о форме заключения брачного договора и отмечено, что супруги вправе отказаться от брачного договора, а его действие по выбору супругов прекращается с момента заключения или в день подачи нотариусу заявления об отказе от него.

Говоря об основаниях недействительности брачного договора, лектор напомнила, что они установлены Гражданским кодексом Украины для всех договоров и отдельно предусмотрены статьей 203 ГК Украины. При этом лектор сослалась на практику Верховного Суда по признанию недействительными брачных договоров из-за их несоответствия требованиям СК Украины.

Недвижимость в Астрахани — БРАЧНЫЙ КОНТРАКТ. Верховный суд России признал незаконными такие условия в брачных контрактах, как неверность, ссора или развод

Верховный суд России принял принципиально важное решение: ни муж, ни жена не обязаны соблюдать незаконные пункты брачного договора. Такой контракт можно разорвать.

 

Сегодня брачные договоры становятся популярными, особенно — среди состоятельных людей. Многие супруги, насмотревшись, видимо, голливудских фильмов, пытаются связать таким договором свою вторую половину: чтобы, условно говоря, не пил, не курил, не гулял.

Многие уверены, что в брачном договоре можно прописать наказания за измену, распад семьи и на основе такого договора забрать при разводе у супруга имущество.

Видимо, именно такими представления о брачном договоре руководствовалась супружеская пара из Москвы, составляя брачный договор.

В этом документе супругов С. и К. были прописаны особые условия для мужа. По договору мужчина лишался всего совместного нажитого имущества, если он бросал семью. Или же если семья распадалась из-за его пьянства, измен или хулиганских действий, читай — домашних дебошей. Любопытно, что супруги решили составить такой брачный договор не сразу после свадьбы, а спустя 13 лет совместной жизни. Свадьба состоялась весной 1988 года, а к нотариусу супруги пришли весной 2001 года. Муж подписался под условиями, фактически обязывавшими его быть примерным семьянином.

Здесь стоит оговориться, что требования к брачным контрактам в разных странах существенно отличаются. Скажем, в США подобного рода требования к супругам вполне допустимы. И суд обязательно заставит платить неверного супруга в точном соответствии с условиями договора.

Именно таким «американским» путем и пыталась пойти жена в деле, которое рассмотрел Верховный суд РФ. Вполне понятно, почему мужчина подписал такую бумагу. Вряд ли стоит вступать в брак или продолжать жить вместе, если намерен изменять, пить и драться. Однако договор, скрепленный печатью, не спас их семью. Со временем между супругами что-то разладилось. В 2008 году они развелись. Не хватило чуть больше месяца до фарфоровой свадьбы — 20-летия брака. Что именно произошло, мы не знаем.

После развода муж успешно оспорил договор, лишавший его имущества в случае измен и дебошей

Но, видимо, мужчина в чем-то провинился, так как бывшая супруга точно в соответствии с условиями контракта попыталась оставить его без всего. Вот тогда и возник спор по поводу договора. Все судебные инстанции признали договор ничтожным. В итоге дело дошло до Верховного суда России, который признал подобные решения верными.

«… брачный договор не может содержать условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства», — говорится в определении Верховного суда страны.

Напомним, что возможность заключать брачные контракты появилась после вступления в силу Семейного кодекса РФ в 1995 году. Но долгое время договорные отношения были скорее экзотикой. Считалось, что подобные документы вносят меркантильный дух в нежные отношения. Наши люди к такому не привыкли.

Впрочем, как уверяют правоведы, хороший расчет любви не помеха, а контракт позволяет прописать сложные материальные вопросы в тот момент, когда двое любящих людей в состоянии договориться полюбовно. Увы, нередко в браке наступает момент, когда люди уже не в состоянии о чем-то договориться. Желательно такого избежать, но брачный договор ведь нужен не только для плохих дней. Наоборот, он позволяет избежать материальных недоговоренностей и не омрачать отношения.

Но, чтобы потом не возникло проблем с брачным контрактом, надо правильно его составить. По словам экспертов, брачный договор регулирует только имущественные отношения между супругами и не может содержать в себе условия, которые бы касались личных отношений супругов. К сожалению, любящие люди не могут прописать в контракте, что они, например, должны любить друг друга, уважать друг друга, сохранять верность друг другу и др. Все это подразумевается, но формальной печатью не скрепляется.

Брачный договор не может своими условиями ставить кого-то из супругов в крайне неблагоприятное положение

Да, поясняют юристы, нередко бывают случаи, когда один супруг пытается с помощью брачного договора ограничить права другого супруга. Например, жена ставит условие, что в случае измены мужа все общее, совместно нажитое имущество во время брака достанется ей. Формально — вроде бы речь об имуществе. Однако всем же понятно, что тут дело не в вещах. Как объясняют эксперты, такие требования в брачном договоре не приемлемы, так как согласно российскому законодательству ограничение правоспособности и дееспособности граждан другими гражданами запрещено.

Поэтому суды встали на сторону провинившегося мужа. Они признали, что условия брачного договора поставили мужчину в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он лишается всего совместно нажитого имущества. Поэтому супружеский контракт был признан недействительным. Его как бы и не было. Верховный суд России с такой позицией согласился.

«Так как брачный договор регулирует имущественные отношения между супругами, то, следовательно, предметом договора является имущество как совместное, так и каждого из супругов, — пояснили «РГ» в Федеральной нотариальной палате. — А значит, вы сможете указать, что, например, на вашей даче вы сможете в случае развода проживать по очереди, все бытовые приборы заберет жена, а гараж достанется мужу. По обоюдному соглашению при заключении брачного договора супруги могут изменить установленный Семейным кодексом режим совместной собственности».

Закон разрешает супругам включать в брачный договор любые условия, касающиеся их имущественных отношений, в том числе порядок и способы несения семейных расходов. Можно прописать в договоре порядок предоставления денежного содержания друг другу (как в браке, так и после его расторжения), определение имущества, передаваемого каждому из супругов при расторжении брака, прочие условия, не противоречащие положениям Семейного кодекса и иным законам.

Например, брачный договор не может ограничить право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания.

Семейный контракт можно заключать как в отношении имеющегося на данный момент, так и в отношении приобретаемого в будущем имущества. По статистике, число брачных контрактов постоянно растет. По данным Федеральной нотариальной палаты, в 2016 году в России было заключено более 72 тысячи брачных договоров, в полтора раза больше, чем годом ранее. Как отмечает пресс-служба ФНП, такой рост во многом обусловлен еще и тем обстоятельством, что многие супруги с помощью брачного договора стремятся оградить своего любимого человека от материальных проблем, которые могут случиться с их бизнесом. Так, к брачному договору сейчас охотно прибегают индивидуальные предприниматели, фермеры, представители других профессий, отвечающие имуществом по своим обязательствам или долгам. И здесь важно, что брачный договор можно заключить в любой момент существования брака, а не только перед его заключением.

Законом не допускается отказ от исполнения договора только одного из супругов. Но расторгнуть брачный контракт можно по суду, если окажется, что какие-то условия договора не соответствуют закону.

Брачный договор как еще один риск для кредиторов. Законодательные проблемы и решения от экспертов

Статья 46 СК РФ – не гарант прав и интересов кредиторов

В целях защиты кредиторов от недобросовестных должников, состоящих в браке, законодатель предусмотрел различные правовые механизмы, в том числе, предусмотренные статьей 46 Семейного кодекса Российской Федерации.

Статья 46 СК РФ предусматривает обязанность супругов уведомлять кредиторов о заключении, изменении или о расторжении брачного договора. Данная норма направлена на защиту интересов третьих лиц, имущественные права которых могут быть нарушены положениями брачного договора, а также на обеспечение стабильности гражданского оборота[1].

Указанная статья предполагает и ответственность за неисполнение данной обязанности. В случае, если супруг не исполнил обязанность по уведомлению кредитора, оба супруга будут отвечать перед кредитором вне зависимости от содержания брачного договора. Из этого следует, что содержание брачного договора не влияет на отношения супруга-должника с кредиторами, и кредитор вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее по брачному договору другому супругу. Президиум Московского областного суда в одном из своих определений отмечает, что на спорное имущество может быть обращено взыскание вне зависимости от положений брачного договора[2]. Для целей удовлетворения требований неуведомленных кредиторов будет применяться режим общей совместной собственности.

Однако статью 46 СК РФ нельзя признать абсолютным гарантом прав и интересов кредиторов. На практике участники гражданских правоотношений сталкиваются с тем, что рассматриваемая статья по существу не раскрывает многие правовые вопросы: она носит достаточно общий характер и создает широкое поле для злоупотреблений со стороны супругов. Некоторые граждане даже обращались в Конституционный Суд РФ с целью признать статью 46 СК РФ неконституционной, так как она нарушает принцип правовой определенности, не конкретизирует порядок и сроки уведомления кредиторов (например, Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2012 N 1178-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Стульникова Сергея Викторовича и Стульниковой Ольги Юрьевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации», Определение Конституционного Суда РФ от 19.12.2019 N 3437-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Израиля Кримана Владимира на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации»)[3]. По результатам обращений граждан Конституционный Суд РФ не обнаружил правовой неопределенности в рассматриваемой статье, а, следовательно, и нарушения конституционных прав и свобод граждан.

Надлежащая форма уведомления кредиторов

В первую очередь, обратимся к порядку уведомления кредиторов. На наш взгляд, надлежащее уведомление кредиторов должно осуществляться в простой письменной форме с соблюдением правил статьи 165.1 ГК РФ. Например, супруг после подписания брачного договора направляет кредитору заказное письмо с уведомлением или ценное письмо с описью вложений.

Другим способом надлежащего уведомления кредиторов может выступать направление извещений через нотариуса, удостоверившего брачный договор. Согласно статье 86 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» нотариус передает заявления и (или) иные документы физических и юридических лиц другим физическим и юридическим лицам[4]. Нотариус может выдать свидетельство о направлении документов адресату, в том числе, о невозможности их передачи, что и будет надлежащим доказательством информирования кредиторов. То есть после заключения, изменения или расторжения брачного договора супруги могут попросить нотариуса направить соответствующие извещения кредиторам, что представляется достаточно удобным способом уведомления.

В то же самое время данный механизм не страхует от недобросовестности супругов или одного из супругов, так как нотариус руководствуется только той информацией, которая ему была предоставлена сторонами. В силу объективных причин у нотариуса отсутствует физическая возможность получить надлежащие сведения о всех существующих кредиторах. В этой связи остается неразрешенным вопрос, должен ли супруг нести какую-либо ответственность перед другим супругом за непредоставление полного списка кредиторов нотариусу.

Данная проблема непосредственно связана с отношениями самих супругов. Должны ли супруги контролировать друг друга при извещении кредиторов и возможно ли это на практике? Ведь может сложиться ситуация, при которой один супруг уведомил своих кредиторов, а второй недобросовестный супруг уклонился от данной обязанности в силу различных причин. Предположим, что имущество в соответствии с условиями брачного договора поделено пополам между супругами. Раздел имущества произведен пообъектно, что позволяет легко отчуждать его. Недобросовестный супруг выводит имущество. Добросовестный супруг продолжает владеть и пользоваться своим имущество. В любой момент не исключено появление кредитора, заявляющего требование к недобросовестному супругу и ссылающегося на отсутствие уведомления о заключении брачного договора. Такой кредитор может реально существовать, либо искусственно появиться по инициативе недобросовестного супруга.

Такие действия могут привести к крайне несправедливой ситуации. Добросовестному супругу придется отвечать по обязательствам другого супруга перешедшим к нему имуществом, так как кредитор будет руководствоваться правилом об игнорировании положений брачного договора, а имущество у недобросовестного супруга будет отсутствовать на момент спора. Следовательно, добросовестный супруг окажется в невыгодном положении и лишится имущества, на которое претендовал при заключении брачного договора. Действующее законодательство пока не разрешает данную проблему ввиду отсутствия четко сформулированных правил уведомления кредиторов и ответственности в случае нарушения данной обязанности.

Глобально существует два варианта законодательного регулирования рассматриваемых отношений: подробная регламентация процедуры уведомления и закреплении ответственности супруга за недобросовестное поведение перед другим супругом, либо изменение существующего правила для кредиторов.

В первом случае можно рассмотреть возможность применения статьи 431.2 ГК РФ о заверении об обстоятельствах в совокупности с правилом о взыскании убытков. Для уведомления кредиторов о заключении договора необходимо, во-первых, выявить весь объем кредиторов, во-вторых, проконтролировать исполнение обязанности.

Действующая редакция статьи 46 СК РФ не содержит положений, регламентирующих ответственность супругов друг перед другом. В итоге супруги могут не отвечать за свою добросовестность, а у нотариуса отсутствуют полномочия проверять исполнение супругами обязанности по уведомлению кредиторов. Поэтому, уведомление кредиторов через нотариуса будет действенным механизмом только в том случае, если супруги в полном объеме проинформируют нотариуса о своих кредиторах.

Каждый из супругов официально письменно сообщает другому сведения о своих обязательствах и кредиторах (в некоторых зарубежных юрисдикциях список активов и пассивов является обязательным приложением к брачному договору и искажение информации в нем может повлечь признание такого договора недействительным полностью или в части). Такой список как раз и может рассматриваться в качестве заверения о наличии в данный момент у каждого из супругов определенного круга кредиторов.

Если недобросовестный супруг не включил в список отдельных кредиторов, а также если после заключения, изменения или расторжения брачного договора не уведомил всех своих кредиторов о содержании изменений в его имущественном положении, то добросовестный супруг вправе требовать возмещения убытков, причиненные таким «сокрытием» или «неуведомлением». Такое положение в законе применительно к процедуре уведомления кредиторов может помочь добросовестному супругу защитить свои интересы и побудит недобросовестного супруга исполнить обязанность надлежащим образом.  Предлагаемое правило уже сегодня может применяться, если судебная практика пойдет по такому пути. К сожалению, продажа недобросовестным супругом выделенного ему имущества может привести к невозможности реального исполнения судебного решения о возмещении убытков.

Вторым вариантом регулирования может являться перенос бремени контроля на кредиторов. В этой связи можно согласиться с точкой зрения о необходимости введения публичных реестров удостоверенных брачных договоров[5], причем обязанность регистрации брачного договора необходимо возложить на нотариусов [6]. После заключения, изменения или расторжения брачного договора нотариус должен будет внести все необходимые сведения в публичный реестр удостоверенных брачных договоров, включая содержание самого брачного договора. Создание публичных реестров брачных договоров позволит заинтересованным лицам своевременно получать действительную информацию о существующих обременениях и уменьшить количество споров, возникающих между кредиторами и супругами-должниками. Указанное правило можно считать вторым вариантом выхода из сложившейся ситуации.

Следует отметить, что создание публичного реестра брачных договоров еще не отменяет обязанность супруга уведомить кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора и не возлагает риски на кредиторов по ознакомлению с брачным договором. Очевидно, что кредиторы не будут проверять публичный реестр каждый день с целью узнать имущественное положение своего должника. В данной ситуации невозможно избежать этапа уведомления кредиторов о самом факте заключения брачного договора.

Однако в дальнейшем при получении информации о заключенном брачном договоре кредиторы смогут ознакомиться с основными положениями брачного договора, а также отслеживать все возможные изменения, вносимые в брачный договор (получать, например, уведомления по подписке с использованием электронных средств связи). Введение публичного реестра удостоверенных брачных договоров сможет защитить новых кредиторов, которые будут намерены совершить сделку с супругом, заключившим брачный договор. В этом случае кредиторы имеют возможность ознакомиться с содержанием реестра и запросить соответствующую информацию у супругов заблаговременно.

Попытки супругов обойти закон – проблемы и решения

Существует мнение, что обязанность уведомления кредиторов не возникает при заключении соглашения о разделе общего имущества супругов, даже если такое соглашение изменяет положения брачного договора. Кецко Е.В., Шумкова А.С. отмечают, что супруги в любое время могут заключить соглашение о разделе общего имущества, не уведомляя кредиторов об этом, так как это не считается внесением изменений в брачный договор[7]. Так некоторые супруги пытаются обойти закон и избежать реализации имущества в процедуре банкротства. До определенного времени это действительно было проблемой, ведь статья 46 СК РФ содержит формулировку «гарантии прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора», как бы намекая супругам на возможность заключить иной договор, не подпадающий под рассматриваю норму, вывести свои активы и оставить кредиторов ни с чем.

В итоге такое правовое регулирование привело к тому, что супруги стали тайно от своих кредиторов выводить активы посредством заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества, избегая юридических последствий, предусмотренных статьей 46 СК РФ.

Однако в дальнейшем судебная практика пошла по пути расширительного толкования пункта 1 статьи 46 Семейного Кодекса Российской Федерации. Так, Верховный Суд РФ в своем Определении от 24 сентября 2018 года N 304-ЭС18-4364 приравнял соглашение о разделе общего имущества супругов к брачному договору и заключил, что к таким отношениям статья 46 Семейного кодекса Российской Федерации должна быть применима[8]. Суд исходил из того, что брачный договор и соглашение о разделе общего имущества имеют схожую правовую природу. Отличие состоит лишь в том, что соглашение о разделе имущества может быть заключено после расторжения брака. Поэтому обязанность уведомления кредиторов возникает и в случае заключения соглашения о разделе общего имущества.

Данный подход суда видится обоснованным и справедливым, так как выстраивает баланс интересов между кредиторами и супругами-должниками и не позволяет последним злоупотреблять своими правами.

Нерегулируемые сроки уведомления кредиторов – новые риски

Срок уведомления кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора также не регламентирован статьей 46 СК РФ. Полагаем, что в данном случае могут быть применимы положения статьи 314 ГК РФ о сроке исполнения обязательства. У должника существует обязанность уведомить своего кредитора о заключении, изменении или расторжении брачного договора, вытекающая из прямого указания закона. К сроку реализации данной обязанности можно применить статью 314 ГК РФ по аналогии, так как она связана с исполнением обязательств перед кредитором. Таким образом, кредитора следует уведомлять о содержании брачного договора в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора.

Срок уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора непосредственно связан с вопросом, в какой момент возникает у супруга данная обязанность. Супруг обязан уведомить своего кредитора о брачном договоре до возникновения обязательственных с ним правоотношений или после?

В Определении Верховного Суда РФ от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 момент возникновения обязанности по уведомлению кредиторов стал камнем преткновения среди судов первой, апелляционной и кассационной инстанций при разрешении указанной проблемы[9]. В ситуации, описываемой в определении Верховного Суда, 29 мая 2013 года супруги заключили брачный договор. 02 апреля 2014 года супруга заключила договор займа. 18 сентября 2017 года супруга была признана банкротом. В определении Арбитражного суда г. Москвы отражено, что кредиторы не были уведомлены о заключении брачного договора.

Учитывая данные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу, что долговые обязательства супруги возникли после заключения брачного договора, следовательно, обязанность по уведомлению кредиторов не может быть возложена на супругов. Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с данным выводом и заключили, что кредиторы юридически не связаны изменением режима имущества супругов ввиду отсутствия надлежащего извещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ не смогла согласиться с подобным толкованием статьи 46 СК РФ. Суд заключил, что обязанность по уведомлению кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора может быть возложена на должника только после возникновения обязательств.

Таким образом, суд установил правило, согласно которому уведомление кредиторов о наличии брачного договора до возникновения обязательств является правом должника, которым он может воспользоваться по своей инициативе в любое время. Из этого следует, что кредитор не вправе требовать исполнения обязательств от должника, избегая наличие брачного договора, если обязательство возникло после заключения брачного договора. С подобным толкованием можно согласиться, ведь до возникновения обязательств супруги уже изменили режим совместно нажитого имущества. Поэтому, в такой ситуации кредитор не может ссылаться на статью 46 СК РФ и юридически связан положениями брачного договора, так как супруг (супруги) вступили в обязательственные правоотношения с кредитором с уже измененным режимом имущества.

Неурегулируемый объем раскрытия положений брачного договора

Другая проблема порядка надлежащего уведомления кредиторов связана с объемом раскрытия положений брачного договора. Некоторые правоведы, используя метод буквального толкования, полагают, что статья 46 СК РФ подразумевает обязанность лишь уведомить о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора. Например, Шершень Т.В. пишет: «Действующее семейное законодательство лишь обязывает супруга информировать своего кредитора (кредиторов) о самом факте заключения, изменения или расторжения брачного договора»[10].

С данной точкой зрения сложно согласиться, так как наличие у кредитора информации только о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора не гарантирует соблюдение его прав в полной мере. Согласно части 2 статьи 46 СК РФ кредитор (кредиторы) супруга-должника вправе требовать изменения условий или расторжения заключенного между ними договора в связи с существенно изменившимися обстоятельствами в порядке, установленном статьями 451-453ГК РФ. Кредитор может прийти к одному из перечисленных решений в части 2 статьи 46 СК РФ, только ознакомившись с положениями брачного договора.

На наш взгляд, надлежащим уведомлением кредиторов следует считать не только информирование о факте заключения, изменения или расторжения брачного договора, но и раскрытие самого содержания брачного договора. Иной подход умалял бы институт защиты законных прав третьих лиц, а статья 46 СК РФ теряла смысл. В этой связи представляется важным предложение Левушкина А.Н. о дополнении пункта 1 статьи 46 СК РФ положениями об обязанности письменного уведомления кредиторов о содержании положений брачного договора [11].

Также необходимо учитывать, что супруги всегда могут внести изменения в положения брачного договора. Это приводит к невозможности со стороны кредиторов отследить, какой из брачных договоров (или в какой редакции) является действующим. Поэтому, уведомлять кредиторов необходимо обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора, что также требует внесения соответствующих поправок в рассматриваемую норму.

Таким образом, статья 46 СК РФ нуждается в дальнейшем реформировании в целях реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора и устранении правовой неопределённости. В первую очередь, видится необходимость регламентации в статье 46 СК РФ порядка уведомления кредиторов о заключении, изменении или расторжении брачного договора. На наш взгляд, в рассматриваемую статью необходимо внести следующие изменения: «Супруг обязан в семидневный срок с момента заключения, изменения или расторжения брачного договора уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора в письменной форме. Надлежащим уведомлением кредиторов о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора следует считать раскрытие содержания брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора».

Аналогичные правила федеральному законодателю следовало бы закрепить и в отношении иных соглашений, подразумевающих раздел общего имущества и влияющих на законные интересы кредиторов, в том числе, соглашения о разделе имущества. Кроме того, действующее семейное законодательство не содержит гарантий прав добросовестного супруга, который может пострадать от недобросовестных действий второго супруга. В этой части в статью 46 СК РФ следует внести положения об ответственности второго супруга перед добросовестным супругом в случае ненадлежащего уведомления кредиторов или уведомления не всех кредиторов. Аналогичные правила также необходимо установить для соглашений о разделе имущества.

Правовой анализ показал, что возможным решением проблемы уведомления кредиторов может стать создание публичного реестра удостоверенных брачных договоров, который позволит отслеживать, в том числе, все возможные изменения, вносимые супругами в брачный договор. Развитие современных технологий, скорость и возможность доступа к электронным базам данных позволяют создавать ранее невозможные инструменты и упрощать защиту прав и законных интересов участников гражданского оборота. К сожалению, вопрос существования публичного реестра брачных договоров в настоящее время остается открытым.

Источник изображения: Steve Buissinne / Pixabay

_____________________________________________________________________________________

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. N 839-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Козловой Марины Николаевны и Козлова Сергея Сергеевича на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[2] Постановление президиума Московского областного суда от 18.05.2011 N 141 по делу N 44г-41/11 // СПС «КонсультантПлюс».

[3] Определение Конституционного Суда РФ от 19.06.2012 N 1178-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Стульникова Сергея Викторовича и Стульниковой Ольги Юрьевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»; Определение Конституционного Суда РФ от 19.12.2019 N 3437-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Израиля Кримана Владимира на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[4] Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462-1) // СПС «КонсультантПлюс».

[5] Цветков А.С. Актуальные вопросы практики применения брачного договора в нотариальной деятельности // Современное право. 2017. N 1. С. 27 — 31.

[6] Потапова Н.В. Брачный договор. Информационное обеспечение интересов кредиторов и иных третьих лиц // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2013. № 3 (36). С. 103.

[7] Кецко Е.В. Некоторые вопросы реализации гарантий прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора //     Вестник РГГУ. Серия: экономика, управление, право. 2014. № 9 (131). С. 89; Шумкова А.С. К вопросу о гарантиях прав кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного договора в России // Молодой учёный. 2018. № 37 (223). С. 82.

[8] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 24.09.2018 N 304-ЭС18-4364 по делу N А03-7118/2016 // СПС «КонсультантПлюс».

[9] Определении Верховного суда Российской Федерации от 26 января 2021 года №5-КГ20-150-К2 // СПС «Консультант Плюс».

[10] Шершень Т.В. Брачный договор и гарантии прав кредиторов супруга-должника // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2007. №8 (13). С. 88.

[11] Левушкин А.Н. Брачный договор в Российской Федерации, других государствах — участниках Содружества Независимых Государств и Балтии: учебно-практическое пособие. // М.: Юстицинформ. 2012. 208 с.

Брак | Wex | Закон США

Определение

Законный союз пары как супругов. Основными элементами брака являются: (1) правоспособность сторон вступать в брак друг с другом, (2) взаимное согласие сторон и (3) брачный договор в соответствии с требованиями закона.

См. Также гражданский брак.

Обзор

Согласно традиции английского общего права, на основе которой возникли наши правовые доктрины и концепции, брак представлял собой договор, основанный на добровольном частном соглашении между мужчиной и женщиной стать мужем и женой.Брак рассматривался как основа семейной ячейки и жизненно важен для сохранения нравственности и цивилизации. Традиционно муж был обязан предоставить убежище, оплачивать предметы первой необходимости, такие как еда и одежда, и жить в доме. Обязанности жены заключались в поддержании дома, жизни в доме, сексуальных отношениях с мужем и воспитании детей пары. Сегодня основная концепция о том, что брак является юридическим договором, все еще сохраняется, но из-за изменений в обществе юридические обязательства изменились.

Брак в основном регулируется штатами. Верховный суд постановил, что штатам разрешено разумно регулировать институт, определяя, кому разрешено вступать в брак и как брак может быть расторгнут. Вступление в брак изменяет правовой статус обеих сторон и дает мужу и жене новые права и обязанности. Однако одна власть, которой нет у штатов, — это запретить брак без уважительной причины. Например, в деле Ловинг против Вирджинии Верховный суд постановил, что запрет межрасовых браков является неконституционным, поскольку нарушает пункт Конституции о равной защите.Таким образом, заключение брака является гражданским правом.

Большинство штатов ограничивают людей одним живым мужем или женой за раз и не выдают разрешения на брак никому с живым супругом. Когда человек вступает в брак, он должен быть официально освобожден от отношений в результате смерти, развода или расторжения брака, прежде чем он или она сможет снова жениться. Другие ограничения для отдельных лиц включают возраст и близкие отношения.

В 1996 году президент Клинтон подписал Закон о защите брака (DOMA), который для федеральных целей определял брак как «только законный союз между одним мужчиной и одной женщиной как мужем и женой» (1 U.S.C. § 7). DOMA также предусматривало, что «Ни один штат, территория или владение Соединенных Штатов или индейского племени не обязаны приводить в действие какие-либо публичные акты, записи или судебные разбирательства в отношении любого другого штата, территории, владения или племени, уважающих отношения между лицами одного пола, которые рассматриваются как брак в соответствии с законами такого другого государства, территории, владения или племени, либо право или требование, вытекающие из таких отношений »(28 USC § 1738C). (См. Коллизионное право, Конституционное право).В деле 2013 года «Соединенные Штаты против Виндзора» Верховный суд США признал закон DOMA неконституционным.

В 2015 году решение Верховного суда по делу Обергефелл против Ходжеса ознаменовало историческое изменение в законодательстве о браке в Соединенных Штатах, объявив, что отказ однополым парам в свободе вступать в брак является нарушением Конституции США. Это решение аннулировало все законы штата и поправки к конституции, запрещающие однополые браки.

Кроме того, в некоторых случаях брак может быть недействительным или недействительным.

Последнее обновление в июне 2017 года Тала Эсмаили.

Верховный суд отклоняет апелляцию клерка округа, который не выдавал лицензию на брак однополым парам

Верховный суд США в понедельник отклонил апелляцию Ким Дэвис, бывшего клерка округа Кентукки, которая привлекла внимание всей страны пять лет назад, когда она процитировала ее религиозные убеждения в отказе выдавать разрешение на брак однополым парам.

Хотя суд, по-видимому, единодушно отказался рассматривать ее апелляцию, двое из консервативных судей заявили, что решение 2015 года, согласно которому однополые браки являются законом страны, равносильно «бесцеремонному обращению с религией».«Дэвис», возможно, была одной из первых жертв «решения, но она не будет последней», — написал Кларенс Томас для себя и Сэмюэля Алито. их лицензии на брак, и она была ненадолго заключена в тюрьму за неуважение, когда продолжала отказывать после того, как суд постановил их предоставить. Позже Кентукки изменил закон штата, так что разрешения на брак больше не выдавались на имя клерка округа.

В защиту Сама в суде Дэвис утверждала, что как государственный служащий она была защищена от судебных исков, связанных с ее служебными обязанностями.По ее словам, пары не претендовали на какое-либо конституционное право на получение разрешения на брак от какого-либо конкретного должностного лица. Ее адвокаты сообщили Верховному суду, что дело было о том, «заставляет ли закон делать выбор по принципу« все или ничего »между однополым браком, с одной стороны, и религиозной свободой, с другой».

Но юристы гей-пар сказали, что вопрос гораздо более узкий — имеют ли государственные чиновники неприкосновенность, когда они действуют так, как они знают, нарушают закон.

«Ни один разумный чиновник не мог бы предположить, что закон штата позволяет ей освободить себя от обязанности выдавать свидетельства о браке», — утверждали они.

Томас и Алито, которые не согласились с решением суда о браке 5-4, заявили, что оно «позволяет судам и правительствам заклеймить религиозных приверженцев, которые считают, что брак заключается между одним мужчиной и одной женщиной, фанатиками, что значительно облегчает их озабоченность по поводу религиозной свободы. уволить.»

Постановление о браке дало привилегию «новому конституционному праву над интересами религиозной свободы, защищаемыми Первой поправкой», — заявили они. «Суд создал проблему, которую только он может решить.»

В следующем месяце Верховный суд рассмотрит дело из Филадельфии, которое представляет противоречие между религиозной свободой и антидискриминационными законами. Католическая благотворительная организация оспаривает решение города, запрещающее ей участвовать в программе по помещению детей в приемные семьи, потому что благотворительная организация заявила, что не будет размещать их среди однополых пар.

Американский союз гражданских свобод осудил комментарии Томаса и Алито.

«Это ужасно, что через пять лет после исторического [решения о однополых браках] еще два судьи считают однополые пары менее достойными брака, чем другие пары », — сказал Джеймс Эссекс, директор проекта группы по ЛГБТ и ВИЧ.«Когда вы выполняете работу от имени правительства — в качестве наемного работника или подрядчика — нет лицензии на дискриминацию или отказ от людей, потому что они не соответствуют религиозным критериям. Наше правительство не могло бы функционировать, если бы все, кто занимается государственным бизнесом, должны выбирают свои собственные правила ».

Эссекс сказал, что та же проблема стоит на кону в деле Филадельфии: «Мы будем бороться против любых попыток открыть дверь для узаконенной дискриминации в отношении ЛГБТК».

Пит Уильямс

Пит Уильямс — корреспондент NBC News, освещающий работу Министерства юстиции и Верховного суда в Вашингтоне.

Верховный суд объявляет однополые браки законными во всех 50 штатах: двусторонний: NPR

Сторонники однополых браков радуются у здания Верховного суда в Вашингтоне, округ Колумбия, в пятницу после того, как Верховный суд США вынес решение об однополых браках. Высокий суд постановил, что однополые пары имеют право вступать в брак во всех 50 штатах.

Алекс Вонг / Getty Images


скрыть подпись

переключить подпись

Алекс Вонг / Getty Images

Сторонники однополых браков радуются у здания Верховного суда в Вашингтоне, округ Колумбия.С., в пятницу после того, как Верховный суд США вынес решение об однополых браках. Высокий суд постановил, что однополые пары имеют право вступать в брак во всех 50 штатах.

Алекс Вонг / Getty Images

Государства не могут препятствовать однополым парам вступать в брак и должны признавать их союзы, говорится в постановлении Верховного суда, которое в течение нескольких месяцев было предметом спекуляций. Решение было 5-4.

Судья Энтони Кеннеди, которого считают решающим голосом в деле, написал мнение большинства.Все четыре судьи, проголосовавшие против постановления, написали свои особые мнения: главный судья Джон Робертс и судьи Антонин Скалиа, Кларенс Томас и Сэмюэл Алито.

«Они требуют равного достоинства в глазах закона», — писал Кеннеди об однополых парах по делу. «Конституция дает им это право».

Сравнивая постановление с другими знаковыми решениями, Нина Тотенберг из NPR говорит: «Это, вероятно, прямо там с Браун против Совета по образованию, и Роу против.Уэйд — хотите вы или ненавидите — и сегодня Обергефелл против Ходжеса . Это был исторический момент ».

Верховный суд признал однополые браки законными во всех 50 штатах

Заключение включает более 100 страниц; мы встроили его в конец этого поста.

Обновление в 11:30 по восточному времени: «Наша любовь равна», — говорит Обергефелл.

Пятничное постановление «подтверждает то, что миллионы людей по всей стране уже знают, что это правда в их сердцах: наша любовь равна», — говорится главный истец Джим Обергефелл, который оспорил запрет Огайо на однополые браки.

Обергефелл продолжил: «Четыре слова, выгравированные на передней панели Верховного суда -« равное правосудие перед законом »- применимы и к нам».

Он подал иск, потому что ему не разрешили указывать свое имя в свидетельстве о смерти его покойного мужа Джона Артура после того, как Артур умер от БАС. Держа в руках фотографию Артура, когда он говорил в пятницу, Обергефелл сказал: «Ни один американец не должен терпеть такое унижение».

Обергефелл каждую неделю ездил из Цинциннати в Вашингтон, чтобы убедиться, что он будет в суде, когда будет объявлено решение по его делу.

Обновление в 11:15 по восточноевропейскому времени: Обама говорит: «Как грома». постоянные споры из-за однополых браков.

Обама говорит, что постановление «укрепит все наши сообщества», предлагая достоинство и равный статус всем однополым парам и их семьям.

Президент называет правление «победой Америки.«

Обновление в 10:37 утра по восточному времени: Подробнее о правлении и реакции Обамы

« Древние истоки брака подтверждают его центральное значение, но он не изолирован от изменений в законодательстве и обществе », — написал Кеннеди. Его мнение описывает историю того, как идеи брака развивались вместе с изменением ролей и правового статуса женщин.

Сравнивая эту эволюцию со взглядами общества на геев и лесбиянок, Кеннеди отметил, что в течение многих лет «правдивое заявление того же … сексуальные пары о том, что было в их сердцах, должны были оставаться невысказанными.«

«Природа несправедливости состоит в том, что мы не всегда можем видеть ее в наше время», — написал Кеннеди после того, как рассказал о судебных тяжбах, с которыми сталкиваются однополые партнеры.

Верховный суд заявил, что право на вступление в брак является основополагающим, а Кеннеди написал, что в соответствии с защитой 14-й поправки «однополые пары не могут быть лишены этого права и этой свободы».

В своем несогласии Робертс написал, что суд предпринял «экстраординарный шаг», решив не разрешить штатам решать этот вопрос самостоятельно, заявив, что Конституция не определяет брак.

Назвав решение суда «глубоко разочаровывающим», Робертс сказал, что те, кто находится на стороне победителя, должны праздновать победу. «Но не празднуйте Конституцию», — написал он. «Это не имело к этому никакого отношения».

Судья Скалиа заявил, что «крайне непредставительная комиссия из девяти Верховного суда» нарушила «принцип даже более фундаментальный, чем отказ от налогообложения без представительства».

Мы рассмотрели эти разногласия в отдельном посте.

Приветствуя эту новость в Твиттере, президент Обама написал: «Сегодняшний день — большой шаг на нашем пути к равенству.Пары геев и лесбиянок теперь имеют право вступать в брак, как и все остальные. #LoveWins.

Продолжение нашего исходного сообщения:

Судьи приняли решение по делу Обергефелл против Ходжеса, которое связано с тремя другими делами об однополых браках, возбужденными в судебной системе. Вместе они касаются десятка пар которые оспорили запреты на однополые браки в Огайо, Мичигане, Кентукки и Теннесси — единственных штатах, где запреты на браки между гомосексуальными и лесбийскими парами были поддержаны федеральным апелляционным судом.

Пятница отменила это решение Апелляционного суда 6-го округа. Как говорится в резюме Верховного суда, «история брака — это история как преемственности, так и перемен».

Судьи попросили решить, требует ли 14-я поправка от штатов а) разрешать однополые браки и б) признавать такие союзы, которые были заключены в других штатах.

14-я поправка, напомним, была ратифицирована вскоре после гражданской войны. Это связано с У.S. гражданство — и с обеспечением равной защиты для всех граждан.

До пятничного постановления однополые браки уже были узаконены в 37 штатах и ​​округе Колумбия — либо законодательными актами, либо действиями избирателей, либо федеральными судами, которые отменили запреты штатов.

Как сообщила Нина Тотенберг из NPR, когда Верховный суд слушал текущее дело в апреле, консервативные судьи задали адвокатам вопросы:

«Судья Скалиа спросил, смогут ли министры отказать в браке с двумя геями.Ответ был таков, что это должно быть разработано в соответствии с законами штата. Он сказал, но это может случиться — может случиться так, что священник будет вынужден жениться на двух геях в нарушение своих убеждений.

«Судья Алито спросил, а почему бы не жениться на четырех геях вместе? Почему только на двоих?»

Постановление, объявленное в пятницу, добавляет новое определение к проблеме, которая остается спорной, даже несмотря на то, что все большее число американцев заявляют, что они поддерживают равные брачные права для однополых пар.Недавний опрос Gallup показал, что 60 процентов американцев — рекордно высокий показатель — поддерживают предоставление однополым бракам тех же прав и привилегий, что и традиционные.

Эта цифра включает «37 процентов республиканцев, 64 процента независимых и 76 процентов демократов», как мы сообщали в прошлом месяце. И в него вошли все возрастные группы, кроме одной: 65 лет и старше.

Суд отметил изменение мышления, заявив:

«Еще в 20 веке многие штаты осуждали однополую близость как аморальную, а гомосексуальность рассматривался как болезнь.Позже в этом веке культурные и политические события позволили однополым парам вести более открытую и публичную жизнь. Последовал обширный публичный и частный диалог, а также изменения в общественном отношении. Вопросы о правовом обращении с геями и лесбиянками вскоре дошли до судов, где их можно было обсудить в рамках официального дискурса закона ».

Для сторонников однополых браков решение Пятницы стало долгожданным доводом до конца. Постановление Верховного суда 2013 года, которое отменило федеральный закон о защите брака и потребовало, чтобы U.S. Правительство предоставляет одинаковые льготы как гомосексуальным, так и гетеросексуальным парам.

Microsoft Word — 0504rr.doc

% PDF-1.6
%
1 1 объект
>
поток
Acrobat Distiller 5.0.5 (Windows) 2005-12-15T23: 03: 39Z2009-01-15T08: 35: 16-06: 002009-01-15T08: 35: 16-06: 00PScript5.dll Version 5.2application / pdf

  • sweddel
  • Microsoft Word — 0504rr.doc
  • uuid: 665dacfe-22e1-40a1-aa8d-3519ec0bcb08uuid: bcf258b5-d4cb-43c7-aab0-73f5f8ec087e

    конечный поток
    эндобдж
    2 0 obj
    [
    / Индексированное / Устройство RGB 255 3 0 R
    ]
    эндобдж
    3 0 obj
    >
    поток
    J, g] g + e / h _! _ GCtO = 0f) $ P% cIi8Zdfc5 & 3j_8 $ 7g.S: 71 (MN] ZQX / + Cbu.lK «p74pe1T% s.DY% & \ 1TdJhr54.M9au6> 79n6`Q: 4
    PbLSZTLEE (8E @ ‘* 1mg_ * eTnN *; *’ V3 + gm-EEetX%; Bo $ ur2ss * N` .- !. kG_q6GDD ‘
    dKoL! 8Ka # EV, @ V! \ j8ZFbp6EE0nf; (&; QU6bUD ‘) c @ \
    9-d \ DA = cZ0Q> gIM $$; cd2O @ & a; X, Nn_a

    Обергефелл против Ходжеса | Краткое содержание, история, постановление и факты

    Обергефелл против Ходжеса , судебное дело, в котором 26 июня 2015 года Верховный суд США постановил (5–4), что штат запрещает однополые браки и признание однополых браков. половые браки, совершенные надлежащим образом в других юрисдикциях, являются неконституционными в соответствии с положениями о надлежащей правовой процедуре и равной защите Четырнадцатой поправки к U.С. Конституция.

    Два вопроса, представленные в этом деле, — конституционность запретов на однополые браки («вопрос о браке») и конституционность запретов на признание однополых браков (вопрос «признания») — были среди различных вопросов, которые были совместно представлены в нескольких связанных делах, рассмотренных коллегией из трех судей Апелляционного суда Соединенных Штатов шестого округа в августе 2014 года. В единственном заключении, опубликованном в ноябре, коллегия постановила (2–1), среди прочего, что Четырнадцатый Поправка, а также собственные прецеденты Верховного суда не противоречили законам штата и поправкам к конституции, которые определяли брак как правовые отношения только между одним мужчиной и одной женщиной или отрицали юридическую силу однополых браков, заключенных за пределами штата.Истцы по делам немедленно подали в Верховный суд для рассмотрения дела, которое было удовлетворено в объединенном деле Obergefell v. Hodges в январе 2015 года, ограничиваясь вопросами брака и признания. Устные аргументы были заслушаны 28 апреля.

    Судья Энтони Кеннеди, написавший от имени большинства, утверждал, что право на вступление в брак является фундаментальным правом, «неотъемлемым от свободы человека» и, следовательно, защищено положением о надлежащей правовой процедуре, которое запрещает заявляет о лишении любого человека «жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры.«В силу тесной связи между свободой и равенством право на вступление в брак также гарантируется положением о равной защите, которое запрещает штатам« отказывать любому человеку… в равной защите закона ». Затем Кеннеди подробно заявил, что «причины, по которым брак является фундаментальным», включая его связь с личной свободой, «применимы с равной силой к однополым парам». Такие соображения, заключил он, вынуждают суд постановить, что «однополые пары могут осуществлять основное право на вступление в брак.К его мнению присоединились судьи Стивен Брейер, Рут Бейдер Гинзбург, Елена Каган и Соня Сотомайор. Основное особое мнение было написано главным судьей Джоном Дж. Робертсом-младшим, к которому присоединились судьи Антонин Скалиа и Кларенс Томас, оба из которых также написали свое особое несогласие, как и судья Сэмюэл А. Алито-младший.

    How Does Равенство в браке влияет на пожилых людей?

    Когда Верховный суд распространил равенство брака на однополые пары, в брак приходит все величие, благословение и проблемы.Что этот новый конституционный прецедент означает для пожилых людей? Для пожилых людей это означает, что однополые супруги теперь присоединятся к другим супружеским парам и будут пользоваться, среди прочего, следующими правами:

    1. Право супруга на получение чека социального обеспечения своего умершего супруга, если он будет более крупным из двух.
    2. Право иметь преимущественную силу при назначении опекуном, если другой супруг становится умственно недееспособным.
    3. Наследование прав на «выборную долю», которые в большинстве штатов, включая Флориду, означают, что супруг не может быть лишен наследства без брачного соглашения иным образом.
    4. Наивысшее право выступать в качестве доверенного лица в сфере здравоохранения для супруга, который не назначил заместителя, принимающего решения в отношении медицинского обслуживания.
    5. Наивысшее право наследования в случае смерти умершего супруга, не оставив завещания.
    6. Родительские права усыновленного ребенка, поскольку до постановления суда во многих штатах только по одному мужчине или женщине было разрешено быть родителем в однополом союзе.
    7. Право на супружеские пособия ветерана, включая деньги на оплату ухода за выжившим супругом любого ветерана, служившего в военное время.
    8. Достоинство быть указанным как «супруга» в свидетельстве о смерти. Главный истец по делу Верховного суда подал иск по этой причине. Джеймс Обергефелл, суд отметил, что «[b] устав, они должны оставаться чужими даже после смерти, разделение, наложенное государством, Обергефелл считает« болезненным на все остальное время »».
    9. Отсутствие брачного договора, право на поддержку в случае развода.
    10. Брак, заключенный в одном штате Соединенных Штатов, должен уважаться в каждом штате.

    Есть и минусы:

    1. Если один из супругов должен иметь право на государственную помощь, основанную на финансовых потребностях, включая Medicaid и определенные льготы VA, активы супруга теперь будут засчитаны в счет супруга-заявителя.
    2. Отсутствие брачного договора, обязанность по уплате алиментов при расторжении брака.
    3. Отсутствие брачного соглашения, требование обеспечивать оставшуюся в живых супругу, даже если кто-то желает, например, передать все свое имущество своим собственным детям.
    4. До тех пор, пока не будут подготовлены юридические документы, супруг (а) будет иметь преимущественное право выступать в качестве медицинского и финансового агента, даже если недееспособный супруг предпочел бы, чтобы ответственным было другое лицо.
    5. В программах финансовой помощи любого рода обычно учитываются активы обоих супругов. Это будет означать, что пожилой человек одного пола, состоящий в браке, который желает вернуться в колледж, получить необходимые услуги от агентства социального обслуживания, получить талоны на питание, жилищную помощь или подать заявку на любую другую помощь, основанную на финансовых потребностях, может больше не соответствовать требованиям. .

    Институт брака больше не является исключительным правом мужчин и женщин. Скоро мы потеряем термин «однополые браки», потому что мы осознаем, что эти права и обязанности применимы ко всем людям независимо от пола. Сейчас просто брак.

    Информация о браке в штате Нью-Йорк

    Лицензия на брак

    Примечание:

    Ниже приводится общая информация. Пожалуйста, свяжитесь с продавцом, у которого вы планируете приобрести лицензию, для получения информации о конкретных требованиях, часах работы и дополнительной информации.

    Где можно получить разрешение на брак?

    Пара, намеревающаяся вступить в брак в штате Нью-Йорк, должна лично подать заявление на получение разрешения на брак к любому городскому служащему в штате. Заявление на получение лицензии должно быть подписано обоими заявителями в присутствии городского служащего. Представитель не может подать заявку на получение лицензии от имени заявителя. Это применимо даже в том случае, если представителю была выдана доверенность.

    Нотариально заверенные аффидевиты о выдаче свидетельства о браке, подписанные заявителями, не могут заменять их личную явку.

    Есть ли период ожидания?

    Да. Хотя разрешение на брак выдается немедленно, церемония бракосочетания не может состояться в течение 24 часов с момента получения разрешения.

    24-часовой период ожидания может быть отменен судьей или судьей Верховного суда штата Нью-Йорк или окружным судьей округа, в котором проживает одна из сторон, состоящих в браке, или если такой стороне не менее семнадцати лет. , судья Суда по семейным делам такого округа.

    Как долго действует лицензия?

    Свидетельство о браке действительно в течение 60 календарных дней, начиная со дня его выдачи.

    Сколько стоит лицензия?

    Если разрешение на брак выдается городским служащим штата Нью-Йорк за пределами города Нью-Йорка, оно стоит 40 долларов. Этот сбор включает выдачу свидетельства о регистрации брака. Этот сертификат автоматически отправляется выдающим клерком заявителям в течение 15 календарных дней после возврата заполненной лицензии должностным лицом (лицом, проводящим церемонию бракосочетания).Он служит уведомлением о том, что запись о браке находится в досье. Пары, не получившие свидетельство о регистрации брака в течение четырех недель после свадьбы, должны связаться с городским служащим, выдавшим лицензию.

    Если лицензия должна быть выдана клерком города Нью-Йорка, обратитесь в офис клерка города Нью-Йорка, чтобы узнать о текущих сборах и требованиях. С офисом городского секретаря можно связаться по телефону (212) NEW-YORK или через его веб-сайт в Брачном бюро Нью-Йорка.

    Требуется ли медицинский осмотр до вступления в брак?

    Для получения разрешения на брак в штате Нью-Йорк не требуется добрачный осмотр или анализ крови.

    Кто может жениться?

    Возрастные требования

    • Если любому заявителю не исполнилось 17 лет, разрешение на брак не может быть выдано.
    • Если одному из заявителей 17 лет, такие заявители должны представить письменное согласие обоих родителей и судьи Верховного суда или судьи Суда по семейным делам, имеющего юрисдикцию над городом или городом, в котором подано заявление. .
    • Если обоим кандидатам исполнилось 18 лет, согласия не требуется.
    • Только один из родителей может дать согласие на брак несовершеннолетнего, если:
      • Другой родитель отсутствовал в течение одного года до подачи заявления;
      • Родители разведены, и на момент выдачи указа о разводе родитель получил единоличную опеку над ребенком;
      • Другой родитель признан недееспособным; или другой родитель умер.
      • Родители, опекуны или другие лица, дающие согласие на брак несовершеннолетнего, должны лично явиться и подтвердить или оформить свое согласие перед городским служащим или другим уполномоченным должностным лицом. Если нотариально заверенные показания под присягой сделаны в присутствии должностного лица за пределами штата Нью-Йорк, они должны сопровождаться сертификатом аутентификации при подаче согласия в штате Нью-Йорк.

    Подтверждение возраста и личности

    Лицо должно предоставить доказательство возраста, представив выдающему секретарю документ, связанный с возрастом, с указанием даты рождения, например, перечисленных ниже.Офис каждого клерка устанавливает свои собственные требования, пожалуйста, свяжитесь с офисом, где вы планируете приобрести лицензию.

    1. Свидетельство о рождении
    2. Писание о крещении
    3. Запись о натурализации
    4. Запись переписи

    Лицо должно установить личность. Документы, удостоверяющие личность:

    1. Водительские права
    2. Паспорт
    3. Фотография работы ID
    4. Иммиграционная справка

    Семейные ограничения

    В штате Нью-Йорк не может заключаться брак между предком и потомком, братьями и сестрами (полнокровными или полукровными), дядей и племянницей или племянником, тетей и племянницей или племянником, независимо от того, являются ли эти лица законными или незаконнорожденными. потомство.

    Предыдущие браки

    Информация о предыдущих браках должна быть указана в заявлении о выдаче разрешения на брак. Это включает в себя то, живы ли бывший супруг или супруги, и разведены ли заявители, и если да, то когда, где и против кого был предоставлен развод или развод. Заверенная копия декрета о разводе или свидетельство о расторжении брака может потребоваться клерк, выдающий разрешение на брак.

    Варианты фамилии

    Каждый человек имеет право принять любое имя, под которым он или она желает быть известным, просто используя это имя последовательно и без намерения обмана.Фамилия человека не меняется автоматически при вступлении в брак, и ни одна из сторон брака не обязана менять свою фамилию. Сторонам брака не обязательно носить одну и ту же фамилию.

    Одна или обе стороны в браке могут изменить фамилию, под которой он или она хотят быть известны после заключения брака, путем ввода нового имени в соответствующее поле, предусмотренное в свидетельстве о браке. Новое имя должно состоять из одной из следующих опций:

    • фамилия другого супруга;
    • любая бывшая фамилия любого из супругов;
    • имя, объединяющее в одну фамилию всю или часть предбрачной фамилии или любую бывшую фамилию каждого из супругов;
    • комбинированное имя, разделенное дефисом, при условии, что каждая часть такой комбинированной фамилии является фамилией до брака или любой предыдущей фамилией каждого из супругов.

    Использование этой опции обеспечит запись вашего изменения имени. Свидетельство о браке, содержащее новое имя, если таковое имеется, является доказательством того, что использование нового имени или сохранение прежнего имени является законным. Следует связаться с местным офисом Управления социального обеспечения, чтобы его записи и ваша идентификационная карта социального обеспечения отражали изменение имени. Там нет платы за эту услугу.

    Чтобы изменить имя в водительских правах штата Нью-Йорк или в удостоверении личности, не относящемся к водителю, обратитесь в Департамент транспортных средств.

    Независимо от того, решите ли вы использовать или не использовать эту опцию во время подачи заявления на выдачу разрешения на брак, вы все равно имеете право принять другое имя через использование в будущем. Однако ваше разрешение на брак не может быть изменено для записи фамилии, которую вы решите использовать после вступления в брак.

    Если вы планируете использовать свою фамилию в браке на работе, обязательно измените свое имя в записях социального обеспечения. Таким образом, вы получите кредит на все свои доходы. Это просто и абсолютно бесплатно.Обратитесь в любой офис социального обеспечения. Вы можете найти адрес и номер телефона местного отдела социального обеспечения на http://www.ssa.gov. Вам потребуются документальные свидетельства, подтверждающие как ваше старое, так и новое имя.

    Где можно заключить брак?

    Брачную лицензию штата Нью-Йорк можно использовать только в пределах штата Нью-Йорк. Обратите внимание, что если вы выезжаете из штата Нью-Йорк для заключения брака, ваше разрешение на брак штата Нью-Йорк не будет подано в штате Нью-Йорк.

    А как насчет церемонии?

    Не требуется никакой особой формы или церемонии, за исключением того, что стороны должны заявить в присутствии уполномоченного государственного должностного лица или уполномоченного члена духовенства и, по крайней мере, одного другого свидетеля, что каждый принимает другого в качестве своей супруги.Минимального возраста для свидетелей не существует. Однако при выборе свидетеля выберите хотя бы одного человека, который, по вашему мнению, будет компетентен давать показания в суде относительно того, чему он или она был свидетелем.

    Кто может проводить брачную церемонию?

    Чтобы быть действительным, церемония бракосочетания должна быть проведена любым из лиц, указанных в Разделе 11 Закона штата Нью-Йорк о семейных отношениях. К ним относятся:

    • Действующий или бывший губернатор;
    • мэр города или села;
    • бывший мэр, городской секретарь или один из заместителей городского секретаря города с населением более одного миллиона жителей;
    • брачный чиновник, назначенный городской или сельской управой или городским общим советом;
    • судья или судья следующих судов: U.S. Апелляционный суд второго округа, Окружные суды США для Северного, Южного, Восточного или Западного округов Нью-Йорка, Апелляционный суд штата Нью-Йорк, Апелляционное отделение Верховного суда штата Нью-Йорк, Нью-Йорк Верховный суд штата, Претензионный суд, Суд по семейным делам, Суррогатный суд, Гражданский и Уголовный суды города Нью-Йорка (включая судей по жилищным вопросам Гражданского суда) и другие суды протокола;
    • сельское, городское или уездное правосудие;
    • член духовенства или служитель, который был официально рукоположен и получил полномочия проводить брачные церемонии от руководящего церковного органа в соответствии с правилами и положениями церковного органа;
    • член духовенства или служитель, не уполномоченный руководящим церковным органом, но избранный духовной группой для руководства их духовными делами;
    • другие должностные лица, указанные в статье 11 Закона о семейных отношениях.

    Лицо, проводящее церемонию, должно быть зарегистрировано в городе Нью-Йорк, чтобы проводить церемонию в пределах города Нью-Йорка. Должностное лицо не обязательно должно быть резидентом штата Нью-Йорк. Капитанам судов не разрешается проводить церемонии бракосочетания в штате Нью-Йорк.

    Где взять копии записей?

    Для копий свидетельств о браке, выданных в любом месте штата Нью-Йорк, за исключением пяти (5) районов города Нью-Йорка, заверенную копию свидетельства о браке можно получить в офисе городского клерка, выдавшего лицензию, или у Департамент здравоохранения штата Нью-Йорк.Плата составляет 10 долларов, если вы получите заверенную копию у городского клерка, выдавшего лицензию. При подаче заявления в Департамент здравоохранения штата Нью-Йорк размер сбора составляет 30 долларов США. Чтобы получить заверенную копию, напишите по адресу:

    .

    • Департамент здравоохранения штата Нью-Йорк
      Бюро регистрации актов гражданского состояния, подразделение
      P.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *