Взаимоотношение детей и взрослых: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Сочинение на тему: “Взаимоотношение детей и взрослых в повести Л. Н. Толстого “Детство” 📕

Николенька Иртеньев, главный герой трилогии Л. Н. Толстого, показан в своем развитии, мы можем наблюдать, как он растет, развивается, как меняются его взгляды. Герой сначала думал, что взрослые должны только любить его. И не удивительно, ведь мальчик рос в радостной теплой атмосфере.

Но он рано научился задумываться над поступками окружающих и анализировать сои. Он совестлив, стыдится своих нехороших поступков и мыслей, например, в случае с испачканной скатертью или, проявляя недовольство Карлом Ивановичем, когда тот его будит. Он думает о

людях хуже, чем они есть на самом деле, поэтому страдает.

Николеньке пришлось пережить потрясения и страдания: сначала нависла угроза расстаться с Карлом Ивановичем, потом он волновался по поводу разлуки с семьей на время учебы, но самое страшное – он пережил смерть мамы. Автор, размышляя о человеке и обществе, раскрывает перед читателем внутренний мир своего героя, его думы, сомнения. Особенно мальчика занимает сопоставление мира взрослых и детей.

Однажды посреди игры он задумался, что игра не похожа на жизнь, он вырастет и игр не будет: “А игры не будет, что ж тогда останется?” Мир взрослых кажется

ребенку скучным, однообразным, холодным. Он нисколько не привлекает его. Мало того, в мире взрослых он замечает непозволительную для себя фальшь, которая овладевает и им. Николенька, написав на поздравлении бабушке, что любит ее, как родную мать, терзается стыдом оттого, ведь это неправда.

Но взрослые хвалят его, и это противоречие озадачивает ребенка. Николай наблюдает за взрослыми и изучает их поведение. Он остро чувствует настроение Карла Ивановича в главе “Классы” по сдвинутым бровям и по тому, как он швырнул свой сюртук в комод, и как сердито подпоясался, и как сильно черкнул ногтем по книге диалогов, чтобы обозначить то место, до которого мы должны были вытвердить.

Николенька не может отвечать урок из-за переживаний, он думает о предстоящей разлуке с домашними и из-за волнения плачет и портит слезами тетрадь по чистописанию. Карл Иванович сердится, ставит Николеньку на колени, угрожает линейкой и требует просьбы о прощении. Мальчик чувствует, что Карл Иванович сам осознает свою несправедливость.

А вызвана она тем, что с ним самим, как считает Карл Иванович, тоже несправедливо поступают. С большим стыдом повзрослевший воспитанник вспоминает, как рассердился на няню из-за того, что она отшлепала его мокрой скатертью, которую он случайно облил квасом. Особенно обидным это стало потому, что мальчик был в хорошем настроении и не ожидал от Натальи Савишны такого. Он расплакался от обиды и злости и стал строить планы отмщения “дерзкой Наталье”.

Но уже через несколько минут няня возвращается и просит прощения у мальчика “Она вынула из под платка конверт, сделанный из красной бумаги, в котором были две карамельки и одна винная ягода, и дрожащей рукой подала его мне. У меня недоставало сил взглянуть в лицо доброй старушке: я, отвернувшись, принял подарок, и слезы потекли еще обильнее, но уже не от злости, а от любви и стыда”. Мальчик сразу раскаялся в недавних мыслях. Детство, описанное Толстым, не так безоблачно, как кажется на первый взгляд. Душа Николеньки испытывает влияние среды и воспитания.

Мальчик проходит сквозь испытания и взрослеет. Ему стыдно за свои поступки и мысли, значит, он совестлив. Все детские чувства и переживания мальчика, описанные Толстым, оставили на всю жизнь глубокий след в его душе.

Так происходит становление характера героя, так он получает свои представления о нравственности.

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Взрослые и дети. Взаимоотношения родителей с детьми

Как влияют связи и разрывы на отношения взрослых детей и родителей

Психологическая литература полна материала о взаимоотношениях детей и родителей в период взросления, вплоть до 18-летнего возраста. Но как строятся отношения между взрослыми детьми и родителями? Чтобы прояснить ситуацию по этому вопросу, МГУ несколько лет назад провел пилотажный опрос, в котором приняли участие 50 русских мужчин и женщин. Их возраст составлял 25-30 лет, проживали все в Москве или области. Каждый участник исследования делился с автором опроса своими настоящими взаимоотношениями с родителями. В результате удалось установить четыре различных категории отношений родителей и повзрослевших детей.

1. Сотрудничество и взаимопонимание.

В таких отношениях постоянно чувствуется двухсторонняя забота и всесторонняя помощь. Родители и дети – равноправные партнеры. В таком варианте у детей не возникает напряженности в отношениях, их наоборот, не хватает времени, которое они могут выделить для общения с родителями.

Следующие три типа, речь о которых пойдет ниже, объединены одним общим показателем – отсутствием равенства в отношениях. В каждой категории нет стремления к партнерству, а каждая сторона стремится руководить друг другом. И только консультация психолога в Воронеже помогает разрешать возникающие вопросы.

2. Родительское насилие, подавляющее стремление руководить

Что главное в таких отношениях? Излишняя опека и излишний контроль. В этом возрасте повзрослевшим детям уже не нужна родительская опека, но родители не могут смириться с этим и навязывают ее силой. В чем причина такого поведения? Это может быть полная уверенность в том, что дети, по-прежнему ничего не могут сделать самостоятельно. Или в таком поведении выражается «кричащая» жертвенность: «Я тебе всю свою жизнь посвятила, а теперь ты обязан…»

При таких взаимоотношениях о понимании и близости между родными людьми речи не идет. Со стороны родителей наблюдается все тот же уничижающий контроль в любых житейских вопросах, и не важно, о чем идет речь, о личной жизни или о хозяйственно-бытовых вопросах, для достижения свой цели родители используют нотации, крик, приказы, взывания к чувству стыда и вины. В таком случае поможет помощь психолога в Воронеже.

В такой ситуации дети не спешат идти к психологу, подобную ситуацию они предпочитают «разруливать» с помощью подруг или друзей, или, что намного страшнее, обращаются за поддержкой к «зеленому змею». Жаловаться на своих велико возрастных детей к психологу могут прийти родители, а не дети. И так часто бывает, что консультация психолога в Воронеже бывает одним из важных моментов.

3. Недоверие или завуалированное руководство

Обычно в таких отношениях сложно выявить открытое насилие. Однако с родительской стороны постоянно наблюдаются попытки вмешательства в различные аспекты жизни: в отношения между мужем и женой, в воспитание внуков, в желание поскорее выдать дочь замуж и т.д. Давление оказывается не напрямую, а завуалировано, замаскировано: случайно сказанные слова, соответствующая мимика или взгляд. Такие отношения могут закончиться полным физическим и эмоциональным разрывом, когда общение между родственниками прекращается на несколько лет.

4. Зависимое положение детей от родителей

В этом случае проявляется попытка детей руководить родителями. Со стороны инфантильных взрослых детей постоянно исходят просьбы, требования, призывы к помощи, поиск защиты у родительского плеча. При этом взрослые дети подсознательно во всем стараются угодить, подчиниться, не обидеть, чтобы получить то, что им нужно: совет, поддержку, понимание. В другом случае со стороны детей звучат постоянные командные нотки в сторону родителей, общение строится на указания и командах.

Все четыре категории не отражают полной картины. Жизнь многообразна, и ее сложно помесить в определенную схему. Однако стоит заметить, что поведение в каждой категории совершено не зависит от того, имеют ли взрослые дети свои семьи или нет, проживают они вместе с родителями или живут отдельно. Во взаимоотношениях поколений эти факторы определяющими не являются.

Типы взаимоотношений, описанные выше, позволяют взглянуть на реальную жизнь под другим углом. И возможно, поводов для волнения совсем бы не возникнет. А что говорят по этому поводу классики семейной психотерапии.

Системная теория семьи была дополнена понятиями отрыва и процесса трансляции в поколениях. Изучению этого вопроса посвящены работы М.Боунэна. Трансляция позволяет понять, что на протяжении трех поколений, функционирование членов семьи происходит по схожей схеме. Реакции на отдельные ситуации, отношение к определенным вопросам передаются из поколения в поколении. И происходит это на уровне взаимоотношений. Отрываясь, взрослый ребенок утрачивает возможность постоянного контакта с семьей. Но может возникнуть ситуация, спровоцированная внешними или внутренними факторами, когда происходит полный отрыв от семьи. Подобный отрыв – это нормальное явление, оно необходимо для начала автономного существования, для создания своей собственной семьи.

Отделение от семьи может происходить по нескольким направлениям: эмоциональное, физическое, психологическое, социальное. На жизнь человека огромное влияние оказывает интенсивный эмоциональный отрыв. Как утверждает М. Боуэн, множество физиологических, социальных, психологических проблем может спровоцировать интенсивный эмоциональный отрыв. Причиной для неблагополучия эмоциональный отрыв быть не может, но практика показывает, что потеря вертикальных семейных связей отрицательно влияет на жизнь следующих поколений.

Можно вспомнить высказывание В.Сатира: «Взрослые обрекают себя на множество проблем, когда между ними и родителями сохранятся детско-родительские отношения. Такие отношения следует менять. Встав взрослыми, дети должны сосуществовать с родителями на равных. В семье каждый должен уважать личность другого, и при необходимости всегда прийти на помощь». Стать самостоятельным и равноправным, можно только тогда, когда есть самоуважение и уважение других.

Многие личностные и социальные проблемы являются следствием низкой самооценки и взятой из семьи манере поведения, которые закладывались в раннем возрасте (до 6 лет). После этого происходит только закрепление самооценки. Если в этот период любые эмоциональные проявления ребенка родители игнорируют, не обращают внимания на достигнутые успехи, у ребенка возникает пренебрежительное отношение к самому себе. Во взрослой жизни это может привести к множеству проблем, особенно страдают от этого самые близкие люди. В. Сатир подчеркивает, что когда во взаимоотношениях возникают скрытые барьеры, зажатые чувства, происходит отдаление от родственников и отвержение части себя. В итоге получается замкнутый круг, так как то, что уже случилось, не изменишь. В таких ситуациях часто требуется помощь психолога в Воронеже.

На консультациях психолога в Воронеже часто приходится прибегать к методу, изобретенному В.Сатиром. Он касается «семейной реконструкции». Для этого группа показывает человеку, как выглядит его семейная история. При этом у человека возникает новый взгляд на своих родителей, без их социальных ролей отца и матери, и это дает силы для более глубокого понимания и всестороннего прощения самых родных людей. Это помогает расшатать сложившиеся стереотипы по отношению к семье, к себе. Восстанавливаются родственные связи, укрепляется «корневая система» между близкими людьми. Приняв свои «истоки» собственное «Я» человека становится богаче, появляется возможность «подпитываться» ресурсами семьи.

Семейная психотерапия нашла отражение и в работах Б. Хеленгера. Им изобретен метод «Построение семьи». Согласно этому методу, все члены семьи, когда-либо исключенные из родственного круга, в силу определенных обстоятельств или особого поведения, восстанавливаются в семейной системе. Даже если человека уже нет среди живых, происходит восстановление памяти о нем, а задача заключается в том, что бы для него найти в сердце достойное место. Есть свое мнение у Б. Хеленгера о взаимоотношениях с родителями. По его утверждению, у ребенка может быть гармония с собой лишь тогда, когда он контактирует с родителями на позитивной волне. Он принимает родителей, и этот процесс не зависит от каких-либо личностных качеств отца и матери. Сложно себе представить, как это будет выглядеть в действительности, когда человек решит, что вот это в родителях я приму, а это противоречит моим понятиям. Родителей стоит принимать без каких-либо условий, такими, какими они есть. И если это принятие состоялось, человеку проще уйти от родителей в «самостоятельное плавание», у него пропадает необходимость искать поводы для недовольства родителями и считать, что они ему чем-то обязаны.

Отношения между родителями и взрослыми детьми имеют драматическую составляющую. И эта ситуация отягощается тем, что при встрече, дети и родители по-прежнему не ощущают реальности времени: одни считают что детям всего 5 лет, другие ведут себя как пятилетние дети, хотя на самом деле им давно за…

Очень часто мы полагаем, что наша естественная реакция на близких и родных людей кажется нам единственно верной. Однако, если более глубоко «проникнуть» в проблему, обнаружится, что мудрости, гибкости, толерантности, которых так не хватает при общении с семьей, нам еще придется поучиться.

Психолог онлайн Лысенко Леонид Сергеевич.

Взаимоотношения между родителями и детьми в семье

Библиографическое описание:

Взаимоотношения между родителями и детьми в семье / Н. Ф. Абраменкова, В. А. Асланиди, М. В. Лукина [и др.]. — Текст : непосредственный // Аспекты и тенденции педагогической науки : материалы III Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2017 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2017. — С. 186-189. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/273/13334/ (дата обращения: 19.07.2021).



С момента появления малыша на свет начинаетсяразвитие взаимоотношений между родителями и ребёнком. С маленькими детьми обычно отношения складываются легко. Ребёнок очень сильно зависит от мамы, она всегда заботиться о нем. Между ними теплая и прочная связь. Родители и дети связаны ежедневным и частым общением друг с другом. Такие контакты способствуют развитию доверия, душевного единения, согласованности действий и стремлений в жизни. В основе отношений лежат чувства родительской любви и заботы, чувства материнства и отцовства и привязанности детей к родителям. Чтобы никогда не потерять доверие и теплые чувства друг к другу, родители должны поддерживать ребёнка во всех возникающих у него сложностях и трудностях. Но часто этого и не происходит. Взрослому очень непросто, находясь дома, отрешиться от своих проблем и переключить своё внимание на ребенка. Отсюда непонимание, появление у ребёнка чувства обиды, неудовлетворенность своими взаимоотношениями с родителями. Нежная и хрупкая душа ребенка требует к себе особого бережного отношения, а самое главное, он каждую минуту должен видеть, осознавать, чувствовать, что его любят таким, каков он есть. По мнению российского психолога Ю. Б. Гиппенрейтер, ребенок должен чаще слышать слова: «Как хорошо, что ты есть на свете!», «Мы так рады видеть тебя!».

Малыш должен быть уверен, что он очень нужен в этом мире. Ему необходимо знать, что бы рядом всегда были любящие и понимающие взрослые.

Мир взрослого и мир ребёнка — две вселенные, но в семье эти два мира должны не просто существовать, а взаимодействовать друг с другом. «Дети — это мира нежные загадки и в самих загадках кроется ответ…» эти строки М. Цветаевой имеют глубокий смысл. Люди всегда рады видеть маленьких детей. Их появление вызывает множество улыбок и внимания. Дети являются сильным источником счастья. Но ребёнок является величайшей загадкой, он не похож на взрослых, так как мыслит, чувствует, воспринимает окружающее не так как они. Взрослым необходимо знать и понимать это.

К сожалению, в последние годы происходит подмена истинных ценностей ложными, искажение морали — всё больше отделяет общество от того высокого и вечного, на чем всегда держалась жизнь. Согласно концепции гуманистической психологии (А. Маслоу, К. Роджерс и другие) стремление человека к защищенности является одной из важных жизненных потребностей. Защита прав и интересов детей в России отражена в Конституции РФ, федеральных законах «Об образовании РФ» и «Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ», в Указе № 701 «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы». Первичным институтом защиты ребенка выступает семья. Только вместе с семьей можно решить великую задачу — воспитать достойного, успешного, здорового духовно и физически человека.

Для ребенка семья — основная среда обитания, развития и психологического становления. Именно в семье, в период раннего детства ребенок учится познавать мир, постигает основные механизмы познания, основы взаимоотношений между людьми. Именно в детстве закладываются основные навыки и умения, психологические качества характера человека, которые он лишь развивает в течение всей последующей жизни. Институт семьи крайне важен для ребенка, так как период детства характеризуется частичной изоляцией от общества. Родители для ребенка являются основным источником постижения человеческих отношений (взаимоотношений родителей и детей, отношений родителей и старшего поколения). На становление личности ребенка влияют не только отношения родителей к самому ребенку, но также и отношения родителей между собой. Так, если ребенок получает достаточно внимания от отца и матери, оба родителя принимают одинаково активное участие в его воспитании, ребенок окружен заботой и любовью. Но бывает, что между самими родителями возникают напряженные отношения, то такая ситуация найдет свое отражение в дальнейшей жизни ребенка. Атмосфера семьи может оказать влияние на личностное становление (психологические проблемы, внутренние противоречия, комплексы, страхи), на становление его отношений в социуме (тяготение к одиночеству во избежание проблем взаимоотношений). Можно утверждать, что нездоровая семейная атмосфера, сложные взаимоотношения родителей и детей найдут свое отражение в будущей жизни ребенка. Ошибочно думать, что ребенок не воспринимает отношения взрослых, что ему не дано понять большинства проблем взрослой жизни. Как правило, ребенок больше восприимчив не к ситуациям, конфликтам, предметам, обстоятельствам, а к эмоциональному фону, сопровождающему ту или иную ситуацию его жизни. Следует понять, что ребенок является своего рода подражателем, основы его характера, поведения, отношения к людям он перенимает у своих родителей, притом начиная постигать азы отношений с младенчества (тон голоса в разговоре с теми или иными членами семьи, четкие модели поведения в определенных ситуациях). В итоге, к сознательному возрасту, когда ребенок проявляет первые личностные черты, родители сталкиваются ни с чем иным, как с проявлением собственных черт характера, манер и стилей поведения.

Взаимоотношения родителей и детей во многом определяются внешними факторами, к которым относятся материальное благополучие, жилищные условия, социальный статус семьи. К внутренним факторам, определяющим взаимоотношения между родителями и детьми, относятся культура и воспитание родителей, духовность и нравственность, осознание духовной ценности семьи, брака, отношений между близкими. Взаимоотношения родителей и детей во многом определяются образом жизни семьи, благополучием и достатком, чувством спокойствия и уверенности, защищенности каждого члена семьи, его желанием поддерживать и развивать семью. Современные мамы и папы стараются дать ребёнку то, что сделает его обеспеченным, защищенным, предоставит ему преимущество перед другими. И очень мало заботятся о внутреннем мире ребенка. Беседы с детьми об их времяпрепровождении дома показали, что дети предоставлены сами себе. Конечно, родители наблюдают за ними со стороны, но в своих действиях дети одиноки. Чаще всего ребёнку даётся планшет, раскраски, множество игрушек. Но это быстро надоедает, и дети всеми способами стараются привлечь внимание, так как им необходимо общение с родителями. Родители же не всегда стремятся понять мотивы поступков ребенка, поддержать его интересы, способности. Проанализировав свои наблюдения за взаимоотношениями родителей и детей, мы пришли к выводу, что родители не обладают знаниями теоретических основ воспитания самостоятельности у ребенка, не знают эффективных методов воспитания самостоятельности у ребенка в семье, не придают значения созданию благоприятной среды для проявлений самостоятельности ребенка, не уделяют внимание появлению у ребенка эмоционального предвосхищения результатов деятельности. Родители не умеют строить взаимоотношения с ребенком, часто оценивают деятельность ребенка неадекватно, не поддерживают его самооценку, с трудом определяют эмоциональное состояние ребенка, часто выбирают неадекватные способы общения с ним, не умеют устанавливать партнерские взаимоотношения с ребенком. Определив степень трудности во взаимоотношениях родителей и детей, мы решили оказать родителям помощь в правильном построении отношений с своими детьми. Были проведены мастер — классы для совместного досуга родителей и детей. Очень понравились родителям памятки по проведению партнёрских и подвижных игр. С помощью психолога, провели ряд лекций, бесед о необходимости изменения отношений с детьми.

До родителей доводилось понимание, что у детей свои взгляды на жизнь, что они что-то говорят, часто непонятное. Это всё нужно оценивать и серьёзно воспринимать. Если ребёнок сказал что-то глупое, то не нужно смеяться или ругаться. Наоборот, нужно осмыслить это, и, если необходимо, попытаться направить его в нужное русло. Нельзя смеяться над ребёнком или не слушать его. Когда ребёнок видит, что его выслушивают и пытаются понять, то он начинает раскрываться, потому что видит, что его принимают таким, какой он есть. Такие отношения между родителями и детьми — начало правильного воспитания. Если родители так обращаются с ребёнком, то он начинает чувствовать защиту, и в трудную минуту он будет обращаться к родителям. Такое поведение родителей является началом уважения к детям. Когда ребёнок видит, что родители его полностью понимают, то он не будет бояться подходить и задавать вопрос. В такой момент родителям необходимо отложить все свои дела и ответить на поставленный вопрос. Если родители выслушивают ребёнка, отвечают на вопросы, то у них появляется возможность стать для ребёнка старшим или наставником, к которому всегда можно обратиться и выслушать мудрый совет. Необходимо делиться своим жизненным опытом и накопленными знаниями, чтобы ребенку было легче справляться с проблемами. Не следует указывать ребенку как именно нужно поступать в различных ситуациях, достаточно просто интересоваться и принимать участие в жизни ребенка, чтобы он учился самостоятельно преодолевать трудности и получал собственный жизненный опыт. Рекомендовано чаще обнимать своего любимого ребенка. В объятиях он чувствует любовь и защиту. Детям такого возраста нужны тактильные контакты.

Исследования детских психологов показывают, что востребованность в объятиях у малышей в день — не менее восьми. Ребенка нужно хвалить. Чем чаще, тем лучше. Лесть и фанатизм в этом деле будут лишними — ребенок сразу почувствует фальшивые нотки. В теории воспитания и обучения детей данной возрастной категории считается, что похвала повышает самооценку, а также мотивирует детей на добрые дела и самосовершенствование. Малыши-дошкольники должны расти оптимистами. Детей нужно научить воспринимать окружающий мир позитивно, поскольку мир к позитивным людям относится благосклонно. Любая, даже неприятная ситуация, должна становиться уроком, давать жизненный опыт. Взрослым нужно обязательно интересоваться жизнью ребенка, расспрашивать его о жизни вне дома, о взаимоотношениях со сверстниками. Ребёнок с самого раннего возраста должен научиться доверять родителям. Положительным моментом такого общения является обучение ребенка разговорной речи и умению вести диалог. С детьми нужно много говорить. Любое образование начинается со слов. Он должен научиться слышать взрослого, уметь высказать свои проблемы. Детям следует прививать чувство ответственности. В силу своего возраста он не всегда понимает, что значит отвечать за свои поступки, за порученное дело. Научите его этому в семье. Как учить? Только своим собственным примером. Пусть малыш отвечает за уборку своих вещей, пусть учится ухаживать за домашними питомцами. Подрастая, он будет знать, что в жизни любому человеку приходится за что-либо нести ответственность за других людей, за свои дела и поступки.

Необходимо развивать у ребенка стремление к изучению нового, удовлетворять и поощрять его стремление к знаниям. Пусть ребенок играет в разные полезные игры развивающего характера, смотрит энциклопедии, читайте ему интересные книги, стимулируйте тягу к познанию нового. «Действительное понимание общественного опыта возможно лишь при условии включения ребёнка в проблемные ситуации, где он сам действует как субъект, сам видит вопросы и проблемы, над которыми трудились другие люди и трудятся современники и сам включается в процесс решения, в общий поток творческих поисков и усилий. Без такой самостоятельной включенности ребёнка в творчество не может быть истинного понимания или адекватного усвоения никаких фрагментов человеческой культуры, как созидаемой и воспроизводимой непрерывно процессом предметной деятельности людей» — к такому выводу приходит Н. П. Батищева. (1905 год).

Самое главное — любите своего ребенка, каким бы он не был. Любите его капризного и хандрящего. Не провоцируйте и не шантажируйте малыша любовью. От этого у детей начинают развиваться комплексы и возникает страх лишиться маминой любви. Мы все в ответе за детей, которых воспитываем собственными поступками, своими взглядами на мир. И великое счастье для ребёнка — идти по жизни с добрым и мудрым человеком, будь то мама, папа или хороший педагог — которые помогут быть малышу тем, как предназначено ему стать с момента рождения. Ведь каждый ребёнок имеет право быть счастливым сегодня, завтра, а не в будущем далеком. И задача педагогов социально педагогического отдела — оказание помощи родителям в создании в семье доверительных отношений и взаимопонимании.

Литература:

  1. https://detstrana.ru/article/deti-3–7/vospitanie/vzaimootnosheniya-mezhdu-roditelyami-i-detmi/

2. Минина А. В. Структура и содержание педагогической компетентности родителей в воспитании самостоятельности у детей дошкольного возраста / Образование. Наука. Инновации: Южное измерение. Ростов-на-Дону: ИПО ЮФУ. 2013. № 2 (28). С. 93–98.

3. Sergeiyurev.com — блог о саморазвитии, духовной психологии и творчестве.

Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, родитель, взаимоотношение родителей, отношение, отношение родителей, семья, жизненный опыт, жизнь ребенка, интерес детей, член семьи.

Похожие статьи

Взаимоотношение родителей и детей в семье

ребенок, родитель, взаимоотношение родителей, семья, отношение родителей, отношение, интерес детей, жизнь ребенка, жизненный опыт, член семьи. Семейные отношения и их влияние на формирование личности…

ребенок, семья, ситуация, родитель, супруг, отношение, друг…

семья, семейная жизнь, отношение, ребенок, городская семья, супруг, член семьи, родитель, городской образ жизни, свободное время.

Особенности взаимоотношений родителей… Ключевые слова:семейные отношения, подросток, ребёнок, полная семья, неполная семья

Проблемы

взаимоотношений младшего и старшего ребенка

Взаимоотношение родителей и детей в семье

Отношения ребенка с родителями определяет его отношение к семье, его отношение к противоположному полу, его отношение к себе, к прошлому и будущему.

Влияние детско-

родительских отношений на становление…

ребенок, современная семья, родитель, семья, отношение, отношение ребенка, воспитание детей, Адлер, семейное воспитание, становление личности.

Взаимоотношение родителей и детей в семье

Исследование

взаимоотношений родителей и детей

Ключевые слова: коррекция девиантного поведения, социальная работа, отношения родителей и детей. Study of Relationships between Parents and Children.

Конфликтные

отношения между родителями и детьми

ребенок, родитель, семья, проблема, отношение, конфликт, друг, идеальная семья, материнская любовь, метод воспитания.

Партнерские

взаимоотношения с родителями воспитанников как…

Родители, дети, педагоги: взаимопонимание и взаимодействие. ребенок, родитель, семья, семья учащихся, школа, педагог, учебно-воспитательный процесс, семейное воспитание. Взаимодействие детского сада и семьи в воспитании ребенка.

семья, член семьи, ребенок, родитель, член, отношение

Взаимоотношение родителей и детей в семьеребенок, современная семья, родитель, семья, отношение, отношение ребенка, воспитание детей, Адлер, семейное воспитание, становление личности.

ребенок, родитель, взаимоотношение родителей, семья

Взаимоотношения между родителями и детьми в семье. ребенок, родитель, взаимоотношение родителей, семья, отношение родителей, отношение, интерес детей, жизнь ребенка, жизненный опыт, член семьи.

Сочинение на тему: “Взаимоотношение детей и взрослых в повести Л. Н. Толстого “Детство” 👍

Николенька Иртеньев, главный герой трилогии Л. Н. Толстого, показан в своем
развитии, мы можем наблюдать, как он растет, развивается, как меняются его
взгляды. Герой сначала думал, что взрослые должны только любить его. И не
удивительно, ведь мальчик рос в радостной теплой атмосфере. Но он рано
научился задумываться над поступками окружающих и анализировать сои. Он
совестлив, стыдится своих нехороших поступков и мыслей, например, в случае с
испачканной скатертью или, проявляя недовольство Карлом Ивановичем, когда
тот его

будит. Он думает о людях хуже, чем они есть на самом деле, поэтому
страдает.
Николеньке пришлось пережить потрясения и страдания: сначала нависла угроза
расстаться с Карлом Ивановичем, потом он волновался по поводу разлуки с
семьей на время учебы, но самое страшное – он пережил смерть мамы. Автор,
размышляя о человеке и обществе, раскрывает перед читателем внутренний мир
своего героя, его думы, сомнения. Особенно мальчика занимает сопоставление
мира взрослых и детей. Однажды посреди игры он задумался, что игра не
похожа на жизнь, он вырастет и игр не будет: “А игры не будет, что ж тогда
/>
останется?” Мир взрослых кажется ребенку скучным, однообразным, холодным.
Он нисколько не привлекает его. Мало того, в мире взрослых он замечает
непозволительную для себя фальшь, которая овладевает и им. Николенька,
написав на поздравлении бабушке, что любит ее, как родную мать, терзается
стыдом оттого, ведь это неправда. Но взрослые хвалят его, и это противоречие
озадачивает ребенка.
Николай наблюдает за взрослыми и изучает их поведение. Он остро чувствует
настроение Карла Ивановича в главе “Классы” по сдвинутым бровям и по тому,
как он швырнул свой сюртук в комод, и как сердито подпоясался, и как сильно
черкнул ногтем по книге диалогов, чтобы обозначить то место, до которого мы
должны были вытвердить. Николенька не может отвечать урок из-за переживаний,
он думает о предстоящей разлуке с домашними и из-за волнения плачет и портит
слезами тетрадь по чистописанию. Карл Иванович сердится, ставит Николеньку
на колени, угрожает линейкой и требует просьбы о прощении. Мальчик чувствует,
что Карл Иванович сам осознает свою несправедливость. А вызвана она тем, что
с ним самим, как считает Карл Иванович, тоже несправедливо поступают.
С большим стыдом повзрослевший воспитанник вспоминает, как рассердился на
няню из-за того, что она отшлепала его мокрой скатертью, которую он случайно
облил квасом. Особенно обидным это стало потому, что мальчик был в хорошем
настроении и не ожидал от Натальи Савишны такого. Он расплакался от обиды
и злости и стал строить планы отмщения “дерзкой Наталье”. Но уже через
несколько минут няня возвращается и просит прощения у мальчика “Она
вынула из под платка конверт, сделанный из красной бумаги, в котором были
две карамельки и одна винная ягода, и дрожащей рукой подала его мне. У меня
недоставало сил взглянуть в лицо доброй старушке: я, отвернувшись, принял
подарок, и слезы потекли еще обильнее, но уже не от злости, а от любви и
стыда”. Мальчик сразу раскаялся в недавних мыслях.
Детство, описанное Толстым, не так безоблачно, как кажется на первый взгляд.
Душа Николеньки испытывает влияние среды и воспитания. Мальчик проходит
сквозь испытания и взрослеет. Ему стыдно за свои поступки и мысли, значит, он
совестлив. Все детские чувства и переживания мальчика, описанные Толстым,
оставили на всю жизнь глубокий след в его душе. Так происходит становление
характера героя, так он получает свои представления о нравственности.

II Проблема взаимоотношений взрослых и детей в произведениях русских писателей 19 и 20 вв

Содержание.

I.
Введение. Взрослые и дети. Тема детства
в отечественной литературе.

II.
Проблема взаимоотношений взрослых и
детей в произведениях русских писателей
19 и 20 вв.

1. Самсон Вырин и Дуня (А.Пушкин
«Станционный смотритель»)

2. Тарас Бульба и его сыновья
(Н.Гоголь «Тарас Бульба»)

3. Дядя и его племянник (И.Бунин
«Цифры»)

4. Мальцев и Костя (Платонов « В
прекрасном и яростном мире»)

5. Алеша и Акулина Ивановна (А.
Горький «Детство»)

6. Образ Коли Корякина (В. Тендряков
«Расплата»)

III.
Заключение. Мир Детства, внутренний мир
ребенка — ключ ко многим волнующим
проблемам нашей жизни.

I. Введение.
Взрослые и дети. Тема детства в
отечественной литературе.

Все мы не раз сталкивались с
проблемой взаимоотношений взрослых и
детей. Происходит это потому, что часто
взрослые и дети не понимаю друг — друга.
Именно на почве этого непонимания
возникают споры, ссоры, уходы из дома,
суицид… Нужно хоть чуть – чуть понять,
почувствовать другого человека, его
внутренний мир, поставить себя на его
место. Большая ответственность ложиться
на взрослых, именно они должны делать
первые шаги на пути к примирению со
своим ребенком. И они должны ставить
себя на место ребенка и хоть иногда
смотреть на мир его глазами. Взрослые
должны разговаривать с детьми на равных,
проявлять внимание и уважать их мнение.
Но и у ребенка есть возможность изменить
отношения со старшими, изменить их
детской открытой любовью, пониманием
сути вещей, мира. Если родители прислушаются
к их искреннему голосу, то еще раз
убедятся, что « устами младенца глаголет
истина».

Взрослые, общаясь с детьми,
зачастую не осознают важных различий
между психикой взрослого человека и
психикой ребенка, который еще не научился
в полной мере противостоять угрожающим
явлениям окружающего мира и различать
действительно опасные и нейтральные
раздражители. Фриц Риман в своей книге
«Основные формы страха» писал по этому
поводу: «В обычных условиях взрослые,
в отличие от детей, имеют гораздо более
богатый выбор вариантов ответов и сил
для противостояния страху: они могут
продумать ситуацию, познать и изучить
факторы, вызывающие страх, могут понять,
откуда исходит источник страха, и
благодаря такому пониманию получить
соответствующую помощь, и, наконец, они
могут правильно оценить возможность
угрозы. Всеми этими свойствами не
располагает ребенок. Он слишком мал,
чтобы распознать и различить объект
своего страха, он внутренне беспомощен,
он не знает, как долго это может продлиться
и что случилось».

Острые конфликты могут возникать
из-за эмоциональной глухоты родителей.
Дети всех возрастов особенно ранимы в
минуты тонких эмоциональных переживаний,
душевного подъема, возвышенных
устремлений, непонятных взрослым.
Непонимание и непринятие таких переживаний
взрослыми ведет к обоюдному отчуждению.
Обе стороны утрачивают способность
слушать и понимать друг друга.

Тема детства в отечественной
литературе – одна из вечных тем, в
течение своей эволюции подвергавшаяся
пересмотру и получавшая различные
интерпретации. Особенно громко она
стала звучать с освоением художественным
творчеством воспитательных теорий
просветителей и прочно утвердила свои
позиции в качестве приоритетной с рубежа
XVIII–XIX веков.

Важным нам представляется в этой
связи рассмотрение отражения мира
детства в художественной литературе,
поскольку она отражает духовные
настроения всего общества и наиболее
ярко характеризует наличие морально-этических
ценностей цивилизованного мира.

Для анализа проблемы воплощения
мира детства и образов детей в
художественном произведении нами были
отобраны произведения : А. Пушкин
«Станционный смотритель», Н.Гоголь
«Тарас Бульба», И. Бунин «Цифры»,
А.Платонов «В прекрасном и яростном
мире», М.Горький «Детство», В. Тендряков
«Расплата» , как одних из наиболее ярких
представителей художников слова, пишущих
для детей и о детях.

II.
Проблема взаимоотношений взрослых и
детей в произведениях русских писателей
19 и 20 вв.

В рассказе А.С. Пушкина: «Станционный
смотритель» говорится о сложном
взаимоотношении дочери и отца. Пушкин
поведал нам историю о Самсоне Вырине
и его дочери Дуни.

Самсон работал станционным
смотрителем, занимал самый низкий чин,
все могли его избить, издеваться над
ним, никто не уважал таких людей. Но,
несмотря на все эти невзгоды, Самсон
был счастлив. После смерти жены у Самсона
осталась маленькая дочка. Самсон
бесконечно любил ее, ведь она была
единственным напоминанием о его любимой,
родной, но в то же время такой далекой
жене. Самсон окружал дочку заботой и
лаской, они всегда жили душа в душу. Он
вырастил из нее настоящую хозяйку,
умницу, красавицу. Она поддерживала в
доме порядок и уют. Рядом с ней Самсон
расцветал. Но… дочь выросла, она стала
совсем взрослой и самостоятельной.
Самсон уже не мог удержать ее. Она убежала
с Минским и вышла за него замуж, в первый
раз в жизни он пошла против воли отца.
Мир для ее отца поблек, Дуня была для
него смыслом всей жизни, только ради
нее он жил. Без нее он стал угасать и
быстро не по годам постарел. Его дом
опустел без хозяйки. Он никак не мог
смериться с тем, что дочь ушла, он очень
хотел ее вернуть. Он сделал попытку. Но
получил лишь оскорбления. Боль и тоска
целиком поглотили его. Его душу разрывало
от грусти и тоски, его предал самый
дорогой и близкий человек. Отзывчивое
и бесконечно доброе сердце Самсона не
выдержало … он умер.

Прошло
время, все уже забыли о старом смотрителе
Самсоне, но как то раз приехала богатая
барыня в карете с детьми. Стала она
искать Самсона, а узнав, что нет его
больше, умер он, «потекли слезы по ее
щекам и нестерпимая боль пронзила ее.
Она направилась на кладбище и упала на
могилу Самсону. Девушка лежала, рыдая,
вцепившись руками в черную землю могилы».
Это была Дуня. Она осознала свою вину,
поняла ошибки, но поздно, нет больше ее
отца, он уже ее не простит. Она его
сгубила. А если бы чуть раньше она
приехала и извинилась и померилась бы
с отцом, он, может, прожил бы еще долгую
и счастливую жизнь.

Печальная и очень поучительная
история. Какие же все — таки сложные
взаимоотношения родителей и детей.
Считаю, что это произведение как никакое
другое раскрывает всю сложность темы.
Эта повесть учит нас понимать и уважать
друг друга, учит извиняться и признавать
свои ошибки, когда это так тяжело сделать.
Дуня потому и не приехала к отцу раньше,
потому что всем всегда тяжело осознавать
свои ошибки. Она боялась его гнева, ей
было стыдно признать свою вину. Самсону
не стоило так переживать, а лишь
попробовать понять свою дочь, понять,
почему она сбежала. Ему не стоило так
себя изводить, он должен был принять
решение Дуни, ведь его дочь — пусть она
даже так далеко- но все равно она любит
своего родного отца.

Очень сложны взаимоотношения
героев повести Гоголя: « Тарас Бульба».

Тарас очень строго воспитал
своих детей. Он хотел вырастить из них
настоящих казаков. Как было тогда
принято, он отправил их в двенадцать
лет учиться далеко от дома. Тарас их не
нежил, не баловал, до места своего учения
они ходили пешком, приходили лишь на
каникулы. На это влиял сложный суровый
характер Тараса и обычаи казаков. Тарас
не делал своим сыновьям никаких поблажек,
он считал, что если сыновья растут не
такие, как он хотел, то уж лучше пусть
сгинут. У его старшего сына Остапа был
сильный характер, он был серьезным,
всегда добивался своих целей, всегда
отстаивал свое мнение, он был умен и
горд, ну а заслужив наказание, он шел
опустив голову и требовал наказания.

Андрий – младший сын, был более
избалован, не хотел учиться. В бою Андрий
за себя не отвечал, сражался точно
пьяный, без обдумывания своих действий.
Этой своей безответственностью он
сначала потерял доверия отца, а во время
войны предал свой народ, веру, семью.

Тарас не мог такое стерпеть и
убил своего сына, и произнес лишь: « Я
тебя породил, я тебя и убью!»

Андрий, конечно, предатель, но
Тарас мог бы и попробовать понять сына,
его любовь к прекрасной полячке. Но, не
смотря на то, что Тарас убил своего
родного сына, считаю, что он прав. Андрий
виноват не только перед отцом, но и
перед своим народом, своей семьей – он
предатель. Он перешел на сторону врага,
он предал своих близких, а это
непростительно.

Предательство в семьях встречается
и по сей день, часто из-за этого страдают
люди, которые просто верят и любят. Когда
родители бросают своих детей в детдоме
– они их предают. Детское доброе, наивное
и отзывчивое сердце не способно распознать
предательство и чаще всего дети быстро
прощают своих бессовестных бывших
родителей, ведь ребенку нужно совсем
немного – капельку любви и заботы.

Конфликт взрослого и ребенка
показан на страницах рассказа И. Бунина
«Цифры». Иван Алексеевич Бунин,
замечательный русский писатель, всегда
испытывал искренний интерес к внутреннему
миру людей. Внимательно вглядывался он
в жизнь человека, и переплетение светлых
и темных сторон этой жизни. Во многих
повестях и рассказах писатель обращался
к вечным темам. Одна из них — взаимоотношения
детей и взрослых. Рассказ написан в
форме исповеди взрослого человека
маленькому мальчику. Дядя вспоминает
об одном дне, когда между ним и племянником
произошла ссора. В этой семье забота о
ребенке присутствовала, мальчика любили,
но не уважали его мнение, не думали о
интересах и желаниях ребенка, их
целесообразности, серьезности, а считали
свои взрослые интересы, иногда фальшивые
и глупые, более важными. Он слезно просил
дядю научить его писать цифры, но тот
отказывался под предлогом своей
занятости, а сам в это время занимался
совсем ненужными делами, не учил он
мальчика из-за своей лени, гордости,
взрослой напыщенности. У них происходили
ссоры. Конфликт дяди и племянника автор
рассматривает с двух разных точек
зрения. Радость мальчика была погашена
гордостью и раздражительностью взрослого.
Маленький человек стремился поскорее
познать этот мир, изучить цифры, а
взрослые, считая это баловством,
откладывают все «на потом».

Ссоры случаются очень часто,
иногда они происходят по пустякам, а
иногда и на очень серьезной почве. Ссоры
между родителями и детьми, да и ссоры
вообще, часто приводят к страшным
последствиям и необдуманным поступкам.
В порыве ярости человек может совершить
много глупостей, а ссора с близким и
родным человеком является прямым путем
к ярости и стрессу.

В этом рассказе автор не
любит себя прежнего, он осознал все свои
ошибки, он понял как он был слеп и глуп,
когда был таким и как много познал, когда
изменил свой внутренний мир. Он упрекает
себя в том, что раньше был сухим, черствым,
не понимал обычных радостей жизни, и не
сразу понял, что он нужен своему
племяннику, понял, что надо — было не
лениться, а сразу помочь ему раз уж он
так тянется к знаниям, нужно его учить
и поощрять тягу к учению.
». Дядя, рассматривая свой поступок с
высоты прожитых лет, стыдится его. Он
понимает, что иногда взрослые мимоходом,
не задумываясь, причиняют ребенку боль.
Воспитывать детей нужно лаской, добротой,
а не навязыванием своих взглядов — вот
главная идея, которую хотел донести до
читателя Бунин. Этот
рассказ как для взрослых, так и для
детей. Читая его, взрослые для себя
возьмут то, что нужно прислушиваться к
мнению детей, нельзя притуплять их тягу
к новому. А дети поймут, что не стоит
капризничать и закатывать истерики на
пустом месте, не стоит навязываться
занятому взрослому, ведь это может
перейти в ссору.

В произведении Платонова «В
прекрасном и яростном мире», на первый
взгляд, не говорится о проблеме
взаимоотношений взрослых и детей, но
это нужно постараться увидеть. Главный
герой рассказа — машинист Мальцев.
Вождение поездов — его призвание. Автор
изображает работу Мальцева как творческий
процесс: «Он вел состав с отважной
уверенностью великого мастера, с
сосредоточенностью вдохновенного
артиста, вобравшего весь внешний мир в
свое внутреннее переживание и поэтому
властвующего над ним». Именно способность
к внутреннему зрению по воле случая
играет в одной из поездок для Мальцева
роковую роль. В его локомотив попадает
молния. Под воздействием электромагнитной
волны Мальцев слепнет, но какое-то время
не чувствует этого. Он продолжает видеть
мир в своем воображении. Эта иллюзия
чуть не стала причиной крушения
пассажирского состава.

Образ «прекрасного и яростного
мира» писатель вынес в заглавие рассказа
не случайно. Поэзия этого мира захватывает
не только Мальцева, но и его помощника
(рассказчика). «Машина «ИС», единственная
тогда на нашем тяговом участке, одним
своим видом вызывала у меня чувство
воодушевления; я мог подолгу глядеть
на нее, и особая растроганная радость
пробуждалась во мне, столь же прекрасная,
как в детстве при первом чтении стихов
Пушкина».

Платонов подчеркивает, что жизнь
по законам красоты подразумевает глубоко
нравственное отношение человека к
людям. В начале рассказа Мальцев
совершенно равнодушен к людям, работающим
рядом с ним. «Он чувствовал свое
превосходство перед нами, потому что
понимал машину точнее, чем мы, и он не
верил, что я или кто другой может научиться
тайне его таланта». Отношение к людям
рассказчика иное. Несмотря на обидное
равнодушие со стороны Мальцева, он не
только доказывает его невиновность, но
и изобретает план, возвращающий машиниста
к активной жизни. Деятельная доброта —
вот самая существенная черта характера
рассказчика. В развязке рассказа эта
черта оказывает очищающее воздействие
на душу Мальцева. Но
почему же Мальцев не позвал Костю на
помощь, когда ослеп? «Все: линию, сигналы,
пшеницу в степи, работу правой машины
— я все видел »- сказал Мальцев. Его
осудили за то, что он «сознательно»
рисковал жизнью сотен человек, едущих
в поезде. Доказать, что Мальцев временно
ослеп, было практически невозможно, так
как машинист говорил: «Я привык видеть
свет, и я думал, что вижу его, а я видел
его тогда только в своем уме, в воображении.
На самом деле я был слепой, но я этого
не знал «. По счастливому стечению
обстоятельств Мальцев получает свободу.
С ним проводят эксперимент: повторно
ослепляют молнией искусственно созданной
установкой Тесла. Мальцев получает
свободу и слепнет, кажется, навсегда. И
здесь ему помогает Костя — берет с собой
в дорогу, позволяет слепому Мальцеву
управлять машиной и — чудо! Мальцев
прозрел.

Это
произведение можно рассмотреть совсем
с другой стороны, с иным смыслом. Мальцева
можно увидеть как отца, а его помощника
Костю как сына, которые в конце рассказа
поменяются местами. Мальцев относился
к Косте серьезно, уважительно, но его
игнорировал, не обращал на него внимания,
не доверял его работе и всегда все после
него проверял сам. Костю он не допускал
к управлению и контролировал каждый
его шаг по отношению к машине.

Подобные ситуации происходят
во многих семьях. Взрослые, как и Мальцев,
не дают своим детям самостоятельные
шаги, всегда контролируют и перепроверяют
все без исключения действия своего
ребенка. В конце концов, ребенок привыкает
к такому контролю и формируется его
характер. Этот ребенок уже не сможет
быть самостоятельным, он не будет
стараться что – то сделать, ведь он
знает, что родители всегда прейдут,
проверят, исправят. Но ведь родители не
всю его жизнь будут его контролировать,
когда- то все же придется расстаться.
В конце произведения Мальцев и Костя
меняются местами. Мальцев становится
бедным и беззащитным, а Костя становится
заботливым сыном-отцом. « Я боялся
оставить его одного, как родного сына,
без защиты против действий внезапных
и враждебных сил, нашего прекрасного и
яростного мира». Но, хоть и боялся, он
понял, что доверие, вера в возможности
другого помогут ему, такому маленькому
и беззащитному, становится сильнее. Так
и должен поступать родитель по отношению
к своему ребенку, если он хочет вырастить
его самостоятельным, сильным, успешным
счастливым. Кроме веры взрослого в
ребенка, важна и вера детей во взрослых,
в целесообразность, справедливость и
доброту.

В повести А.М. Горького «Детство»
показаны сложные отношения взрослых и
детей, трудности, с которыми сталкивался
главный герой на пути к взрослению. В
“Детстве” Горький талантливо описывает
видение мира, как будто он запомнил в
точности все, что происходило с ним
самим в детстве. Окружающий мир открывается
перед Алешей отдельными, малосвязанными
сценами, смысл и трагическое значение
которых он еще не может определить и
оценить. На маленького героя обрушиваются
ужасные стечения обстоятельств: умирает
его отец, и тут же, у гроба отца, лежит
рожающая мать. Все это с первых страниц
пронзает стихией страшной жизненной
правды. В семье маленького Алеши было
слишком много недопонимания, особенно
со стороны взрослых. Вокруг царила
атмосфера зла и бесчувственности. Алеше
очень тяжело жилось в этой семье, он не
мог понять от чего все такие хмурые,
нагруженные, почему всех интересуют
только деньги, материальные богатства,
а не духовные, почему вокруг нет чистой
души, почему… Алеша только в бабушке
находил успокоение, только она была
добра, любила его и была открыта душой.
Бабушка— Акулина Ивановна. Человек
богатой души, колоритной внешности,
обладающий той мудростью, которая
свойственна русскому народу. Она вселяла
в него надежду, что мир не так уж плох.
Бескорыстной любви учился Алеша именно
у бабушки, так как дедова семья, куда он
невольно попал, жила по суровым правилам,
установленным дедом. Вроде бы и в нем
изредка проглядывает человек добрый,
но защелкивается скорлупа… и не перечь,
не то расправа будет розгами. Бабушка
хорошо знала характер деда, не боялась
его, в отличие от других членов семьи.
За любого она могла стать горой, если
дед не прав. Ее теплом наполнялся дом,
ее любовью и светом, живой энергией. Всю
душу вкладывала она в заботу о своих
детях и внуках. Никому не нужный Цыганок,
подброшенный под калитку дома, был
принят бабушкой, как родной, она выкормила
и выходила мальчика. Работая от зари до
поздней ночи по дому, бабушка видела
каждого и все, что происходило вокруг,
уделяла внимание всем, кто в ней нуждался.
Алеша редко выходил на улицу, потому
что встречал там ребят, которые только
и говорили о драках в его доме и всегда
находили повод посмеяться над мальчиком,
из-за чего он всегда с ними дрался. А в
следующий раз его уже не пускали за
ворота. До того как Алеша стал жить в
доме деда, он никогда не видел, чтобы
детей били. Но здесь сам мальчик стал
относиться к числу тех, кого за любую
провинность били. Дед наказывал таким
способом всех детей в доме. Поначалу
мальчик сопротивлялся, пытался доказывать
деду, что тот не прав, но вскоре смирился
и с этим. После таких наказаний он
несколько раз болел. Очень обижало Алешу
также и то, что дед бил бабушку, когда
считал, что та лезет не в свое дело. Он
не раз говорил своему деду об этом, но
тот злился еще больше.
Алешино мнение никто не уважал, его не
слушали.

Все,
что она говорила, было теплым и ласковым,
поэтому мальчик с первого дня подружился
с бабушкой, она стала для него самым
верным и близким другом, самым понимающим
человеком. Позже он понял, что бабушка
была тем человеком, который отдает свою
любовь бескорыстно, она любит мир таким,
какой он есть. М. Горький трепетно
вспоминает о бабушке, и, возможно, именно
бескорыстное отношение к людям помогло
писателю в дальнейшем перенести тяжелые
минуты жизни. Алеша был добрым мальчиком.
Он сочувствовал обиженным, обездоленным
людям, а среди злых старался найти
хороших и искренних. Мальчик тянулся к
людям и каким-то неведомым чувством
понимал, какой человек добрый, а какой
злой. За время жизни с дедом и бабушкой
Алеша повстречал только несколько
по-настоящему добрых, открытых людей.
Те, к кому он был больше всех привязан,
— это Цыганок и Хорошее Дело. Этих двух
людей он вспоминал очень часто. В
представлении мальчика Цыганок был
сказочным героем, а Хорошее Дело всегда
давал ценные советы, которые впоследствии
помогли Алеше. Он подолгу общался с ним.
Иной раз они просто сидели и молчали,
думая о чем-то своем. Хотя Хорошее Дело
никто не любил и Алеше запрещали встречи
с ним, их дружба продолжалась, а мальчик
даже и не думал прерывать ее. Ведь Алеша
спокойно мог все рассказать ему,
поделиться своими тайнами, чувствами,
зная, что его всегда поймут. Таким
образом, этот старый человек в какой-то
мере научил его жить и понимать других
людей. Выживал Алеша только с помощью
своих душевных качеств. Он был еще очень
наивен и добр, он всех любил, несмотря
ни на что. Он верил, что все не так уж
плохо. Ему было всего 4 года и душа у него
была раскрыта и распахнута для всех. Но
такое тяжелое детство сказалась на нем
в дальнейшем. Такое встречается и
сегодня. Во многих семьях царит такое
непонимание и неуважение. Дети не
понимают родителей, родители — детей.
Дети очень наивные, добрые и отзывчивые,
не понимают, почему взрослые такие
хмурые и злые. Родители же, более опытные,
осознают всю серьезность и суровость
этого мира. Для примирения сторон, нужно
и тем и другим проявить понимание. Если
у ребенка были проблемы, то это отразится
и на его дальнейшей жизни, ведь именно
семья закладывает в характере ребенка
гражданина и человека. Для ребёнка семья
— это целый мир, в котором он живёт,
действует, делает открытия, учится
любить, ненавидеть, радоваться,
сочувствовать. Будучи её членом, ребёнок
вступает в определённые отношения с
родителями, которые могут оказывать на
него как положительное, так и негативное
влияние. Вследствие этого ребёнок растёт
либо доброжелательным, открытым,
общительным, либо тревожным, грубым,
лицемерным, лживым.

В современном обществе
взаимоотношения взрослого и ребенка,
и особенно отношения родителей и детей
приобретает важное значение. К сожалению,
приходится констатировать тот факт,
что родители разучились общаться со
своими детьми. Современный ритм жизни
все чаще сводит общение к минимуму, к
общению «на ходу». И поэтому очень часто
дети остаются один на один со своими
проблемами, с тем миром, в котором они
вынуждены жить. Как хорошо, когда среди
свинцовых мерзостей жизни, есть такое
яркое, живое, творческое, к которому
будет тянуться душа маленького человечка,
и которое будет потом, всю взрослую
жизнь поддерживать и придавать силы.

Отсутствие «взрослости» во
взрослых, безответственность с которой
они подходят к воспитанию своих детей.
Отзывается горькими уроками, жестокой
расплатой, которую несут сыновья и
дочери. Об этом непростая, даже жестокая
повесть В. Тендрякова «Расплата».

Во всех произведениях В.Ф.
Тендрякова главным является нравственный
конфликт, от которого, как лучи солнца,
расходятся различные идеологические
и мировоззренческие пути и сюжетные
перепутья. Писатель, заставил задуматься
над самыми трудными проблемами
человеческой жизни, «решить» которые,
впрочем, сам Тендряков не сумел. Однако
его публицистический темперамент ярко
проявил себя в художественной практике:
сложные психологические коллизии,
обстоятельства, в которых оказываются
герои, постоянные споры, драматические,
а то и трагические развязки, страстное
авторское слово – все это сконцентрировалось
в неповторимом стиле тендряковской
прозы, вошедшей в золотой фонд русской
литературы.

С
болью в душе воспринимается образ Коли
Корякина. Мы видим перед собой высокого
худенького подростка с «вытянутой шеей,
острым подбородком, бледной невнятной
гримасой и сведенными пальцами на острых
коленках». Ему нет еще и шестнадцати, а
он уже убийца – убийца родного отца…
Но ни один Коля виноват в этой трагедии.
Взрослые, которые окружали мальчика,
не предотвратили беду, думая больше о
своих проблемах. Никто из них вовремя
не попытался заглянуть в душу взрослеющего
ребенка. Никто не понял, что труднее
всего ему в этой трагической ситуации.

В
первую очередь, конечно, виноват отец
Коли. Он своей разгульной, пьяной,
жестокой жизнью провоцировал ежедневно
сына на преступление. Не снимается
вина и с матери – тихой, слабой,
многострадальной женщины. Ради сына
она должна была собрать все свои
внутренние силы и волю, чтобы развестись
с жестоким мужем и дать возможность
мальчишке расти в нормальной домашней
обстановке. Спокойное детство ребенка
– это первая обязанность матери. Неужели
она не понимала, что взрослеющий сын
уже не сможет выносить издевательства
отца и, рано или поздно, бросится на
защиту матери?

Причастны
к этой трагедии и супруги Глуховы,
которые все эти годы знали о несчастьях,
происходящих в семье Корякиных. Они,
конечно, заботились о материальном
благосостоянии в семье и о том, чтобы
Рафаил Корякин не потерял работу. Этим
Людмила Глухова замаливала свою давнюю
вину перед Анной. Но не подумали супруги
Глуховы о том, что каждый вечер Рафаил
Корякин пьяным и жестоким являлся перед
сыном.

Многие
годы дебоши и издевательства над семьей
со стороны Рафы Корякина происходили
на глазах у соседей. Но соседи в современном
мире живут по принципу: «Моя хата с
краю…»

Знали
и в школе, что семья Корякиных
неблагополучная. Но Коля в последнее
время, благодаря Соне Потехиной, изменился
в лучшую сторону. Поэтому школа и ослабила
свое внимание по отношению к семье.
Учитель Аркадий Кириллович Памятнов –
прекрасный, высоконравственный человек.
Он учил детей добру и тому, что надо
бороться со злом, быть решительным и
бескомпромиссным. Конечно, со злом надо
бороться. Но, к сожалению, жизнь такова,
что надо идти на компромиссы, быть гибким
в решении проблем. Бывают очень сложные
жизненные ситуации, которые невозможно
решить, сразу выбрав правильный ответ.
Уметь находить компромиссы, применять
гибкость в решении проблем – это и
называется жизненной мудростью. Благодаря
этим навыкам, беде труднее человека
застать врасплох. Человек становится
жизнестойким. А жизнестойкость – главное
качество в современном мире. Учитель
Памятнов это понял и признал свою ошибку.

Да, Коля Корякин виноват. Но
виноват не один. Эту трагедию можно было
предотвратить.

III.
Заключение. Мир Детства, внутренний мир
ребенка — ключ ко многим волнующим
проблемам нашей жизни.

Тема детства в отечественной
литературе – одна из вечных тем, в
течение своей эволюции подвергавшаяся
пересмотру и получавшая различные
интерпретации. Появление пристального
внимания к миру ребенка традиционно
относят к веку Просвещения, когда ребенок
– объект воспитания – получает
специальную детскую литературу, которая
призвана способствовать его превращению
из «пустого места» и «tabula rasa» (по мысли
Дж. Локка) в человека взрослого, т. е.
зрелого, наделенного возможными
добродетелями.

В литературной традиции тема
детства восходит к опытам овладения
наукой воспитания детской души и
формирования человека, полезного
обществу и семье. Тема детства прошла
большой путь эволюционного развития
от зарождения в строго нравоучительной
духовной средневековой литературной
традиции до проникновения в потаенные
уголки детской души и возведения ребенка
на пьедестал романтиками, видевшими в
неиспорченной воспитанием юной душе
потенциальную возможность постижения
истины, недоступной для огрубевшего
восприятия взрослого. Сокровенную тайну
для взрослого представляет внутренний
мир ребенка – самоценной личности –
чистый и хрупкий. Именно детской
незамутненной душе доступно ясное
видение истинных ценностей мира. Так
романтизм принципиально по-новому
осмысливает тему детства.

Своеобразие восприятия мира,
свойственное нам в детстве, не исчезает
бесследно. Где-то там, в укромных уголках
«взрослого сознания», оно продолжает
жить. Время от времени заявляет о себе.
В сновидении, фантазиях, игре, искусстве
мы на время возвращаемся к картине
своего детского мира. Может быть затем,
чтобы отдохнуть от однообразия
обыденности. Часто творческие идеи
посещают человека именно тогда, когда
его сознание на время «освобождается»
от ограниченности реальности.

Детство не проходит. Оно живет
в нас и с нами как подлинный и верный
друг. Приходит к нам на помощь в минуты
усталости и разочарования. В минуты,
когда творческая мысль бьется над
неразрешимой проблемой. Возвращается
к нам, когда мы, оставив реальность,
погружаемся в мир искусства или в мир
сновидений. Детство необходимо нам. Это
не только воспоминание. Это часть нашей
взрослой, сегодняшней жизни.

Мир Детства, внутренний мир
ребенка — ключ ко многим волнующим
проблемам нашей жизни. Открытие
таинственного «племени» детей,
живущего в мире взрослых по своим
собственным законам, имеет важные
теоретические и практические последствия.
Творческие, интеллектуальные, нравственные
возможности ребенка неисчерпаемы. Можно
сказать словами Е.В. Субботского, что
«мы живем над залежами драгоценных
«полезных ископаемых» психики, зачастую
и не подозревая о них».

Литература.

1. Абраменкова В.В. Социальная
психология детства: развитие отношений
ребенка в детской субкультуре. М.;
Воронеж, 2000.

2. Бунин И.А. Рассказы, М,1975

3.
Гоголь Н.В.Тарас Бульба,1973, Художественная
литература. Москва

4. Горький М. Рассказы. – М., 1981.

5. Дольто Ф. На стороне ребенка.
М., 1997.

6. Мид М. Культура и мир детства.
М., 1988.

7. Пушкин А.С.Повести Белкина,
М.,1980

8. Петрунина Н.Н. Проза Пушкина и
пути ее эволюции // Русская
литература.-1987.-№1.-с.50.

9. Платонов Андрей Платонович «В
прекрасном и яростном мире», Эксмо, 2012

10. Раков Ю. По следам литературный
героев. М.: «Просвещение», 1974

11. Субботский Е. В. Ребенок
открывает мир. М., 1991.

12. Тендряков В.. Повести.
Букинистическое издание, М, 1986

13. Эпштейн М., Юкина Е. Образы
детства // Новый мир. № 12. 1979.

14. Эриксон Э. Детство и общество.
СПб., 2000.

Сочинение на тему Взаимоотношения родителей и детей 11 класс ЕГЭ

Родители и дети — это поколения, между которыми существует значительная разница в возрасте. Именно поэтому на протяжении жизненного пути их взгляды в отношении многих вопросов расходятся.

Так устроено природой, что мамы и папы, в силу своего опыта и возраста, имеют возможность оберегать своих детей от окружающих трудностей, остерегать от ошибок, защищать, воспитывая и помогая им с самого детства.

С ранних лет ребенок не просто привыкает к родителям, а считает себя единым целым с ними, семьей. Это и есть норма.

Однако нередко дети из-за неправильно построенных взаимоотношений внутри семьи чувствуют непонимание. Они осуждают родителей, считая их врагами, если не чувствуют удовлетворения потребностей, например, без максимально свободного времени из-за невыполненного домашнего задания. Им начинает казаться, что мама и папа ограничивают их свободу. В результате подобного недопонимания у большинства членов этих семьей возникают конфликтные ситуации. Но они временные. Так как при правильном подходе родители выстраивают взаимоотношения таким образом, чтобы ребенок принял ситуацию, поверил взрослому и определил верный путь.

Идеальные семьи такие, в которых царит между детьми и их наставниками взаимопонимание. Ребенок чувствует опору, он видит, что его ценят и любят. Из-за понимания этого он счастлив.

Даже воспитательные моменты, в которых присутствуют недомолвки, не дают ему думать о враждебности, обмане.

Дети поддаются благотворному влиянию взрослых в атмосфере гармонии, глядя на уравновешенных, трудолюбивых, образованных родителей, так как видят их истинное лицо и отношение к себе.

Особый интерес вызывает ситуация, когда в семье воспитывается не один ребенок. Тогда возникает опасность возникновения конкуренции, ревности между детьми. В этом случае нужен грамотный подход и анализ своего поведения взрослым. Необходимо дать понять детям, что каждый из них любим.

Умение прощать ребенка, направлять его на верный путь, доверять — это действенные способы в воспитании, установлении доверительных отношений на любом возрастном этапе ребенка, которые помогут вырастить ответственного, самостоятельного человека с достойными качествами.

Сочинение рассуждение Проблема отношений между родителями и детьми

Проблема отношений между родителями и детьми волнует многие поколения. Нельзя сказать, что раньше все было благополучно. Взять хотя бы произведение «Отцы и дети», непонимание между взрослыми и детьми прослеживается на протяжении всего романа. В произведении «Дубровский» явно показан авторитарный стиль Кирилы Петровича. С другой стороны были семьи наполненные любовью и уважением это можно проследить на примере семьи Ростовых в романе «Война и мир».

Каждое поколение повзрослевших людей считает, что молодежь стала намного хуже, а вот в их детство и юность было совсем иначе. С этим можно поспорить. Как и много лет назад наши прапрадеды играли на гармошке и гуляли до первых петухов, так и нынешняя молодежь гуляет только в руках у нее не гармошка, а гитара или сотовый с музыкой.

Сейчас, как и раньше отношения в семьях разные. Они берут свои корни в тех семьях, где росли и воспитывались люди, создавшие новые семьи. Какие-то появились новые отношения. Требования жизни меняются, меняются и отношения родителей и детей.

Дети отражение своих родителей, поэтому не стоит удивляться в кого пошел ваш сын или дочь. Нет смысла их обвинять, что они чего не добились или не слушаются вас. Подумайте, а вы всегда слушались своих родителей и оправдали их надежды. Может лучше не обвинять и не ругать молодежь, а просто помочь не навязчиво и грубо. Приучить своих детей не слепо слушать, что говорят взрослые, а прислушиваться и брать для себя самое лучшее. Будет приятно, что решивший все ребенок придет посоветоваться, как ему поступать. Пусть он сделает все по своему, но при этом учтет ваши рекомендации, а может и вовсе откажется от своей затеи.

Главное в отношениях доверие и уважение к выбору другого человека. Если родители не интересовались жизнью своего ребенка, а когда он стал подростком стали учить жизни, естественно встретят бурную негативную реакцию.

Чтобы добиться полного взаимопонимания с детьми надо постоянно быть гуще их жизненных событий.

ЕГЭ 11 класс

Другие сочинения:

Взаимоотношения родителей и детей

Несколько интересных сочинений

Взаимоотношения, основанные на доверии: как и зачем строить их с детьми — журнал

Доверие — это открытые, позитивные взаимоотношения между людьми. Когда человек доверяет кому-то, то он уверен в порядочности и доброжелательности другого. Доверие считается основой всех социальных институтов, в том числе семьи. Родители часто стремятся контролировать все действия своих детей, чтобы уберечь их от возможных опасностей. Например, могут читать переписку своих детей, следить за ними, из-за чего полностью теряют доверие ребенка. Как строить с ребенком отношения, основанные на доверии, и зачем это нужно — разбирались с психологом Тасей Осадчей.

Роль доверия в жизни человека

Базовое доверие формируется у ребенка еще на первом году жизни. Это доверие тесно связано с матерью или лицом, ее заменяющим. В первый год жизни ребенок не может ни физически, ни эмоционально выжить без человека, которому он полностью себя доверяет.

Базовое доверие тесно связано с явлением безусловной любви. Безусловная любовь — это любовь без условий, когда ребенка любят просто за то, что он есть. Впоследствии наличие или отсутствие безусловной любви и базового доверия влияет в целом на доверие человека к вселенной.

Для формирования чувства доверия также важно, чтобы мама (или другой значимый взрослый) проявляла свои чувства и эмоции: смеялась, когда весело, и грустила, когда плохо. Так ребенок научится доверять не только другим, но и самому себе: верить собственным глазам и чувствам.

Доверие между родителями и детьми — миф или реальность?

Доверие между родителями и ребенком — это однозначно реальность, которая необходима всем семьям. Тем не менее, доверие между родителями и детьми отличается от доверия между двумя взрослыми. Трудно возразить, что у родителей и детей разные права и обязанности, а потому отличается и уровень их ответственности. До определенного возраста родители несут полную ответственность за ребенка и за то, как обеспечен его комфорт.

Трехлетняя девочка вполне точно может выбрать, какое ей надеть платье: синее или фиолетовое. Однако если на улице резко похолодало и на следующий день уже не 25 градусов тепла, а только 15, то ребенок в таком возрасте вряд ли примет правильное решение о соответствующей одежде. Поэтому родители могут и должны подключить свою ответственность и кроме платья надеть на ребенка свитер.

Это не значит, что ребенку не доверяют, а только что хотят комфорта для него. Проявлением доверия в этом случае может стать такая фраза: «Ты надела свитер, потому что сегодня прохладно. Если тебе станет жарко, можешь его снять». Родители доверяют ребенку, но и обеспечивают его комфорт, а ребенок слышит честное объяснение ситуации, что тоже стимулирует доверие.

Отношения родителей и детей должны строиться на доверии, когда они делятся своими мыслями, эмоциями и переживаниями. С другой стороны, доверие между ребенком и взрослым отличается от доверия между двумя взрослыми, поэтому не нужно вовлекать детей в некоторые темы, например в проблемы в отношениях между родителями.

Доверие имеет свои пределы. Рассказать, что маме грустно и как она себя чувствует — это хорошо, но дверь в родительскую спальню нужно держать закрытой.

Доверие между родителями и детьми — это поиск баланса и установление конкретных границ. С возрастом эти границы меняются и спектр тем, о которых нужно говорить, и выборов, которые может делать ребенок, будет расширяться. Никому не придет в голову давать новорожденному ребенку мясо, потому что он просто к этому не готов. То же и с балансом доверия и ответственности.

Доверие VS вседозволенность: как найти границу

Доверие часто путают с вседозволенностью. Кажется, что если полностью доверять ребенку, то его станет невозможно контролировать. Чтобы контролировать не приходилось, а доверять стало легче, стоит выстраивать очень четкие границы для ребенка.

Границы — это понимание того, какое поведение и в каких условиях является приемлемым и неприемлемым. Так у ребенка будет свая свобода, но в понятных для него пределах.

Таких границ должны придерживаться и родители. Если у ребенка есть своя комната, то прежде чем войти, стоит всегда стучать, и если ребенок не хочет пускать родителей в свою комнату, то это его право, поскольку это его личные границы.

Чтобы избежать вседозволенности, ребенок должен также понимать, что все его действия имеют определенные последствия. Если он сказал кому-то неприятные вещи, то должен понимать, что этот человек будет на него обижен. Родители должны не решать конфликты вместо ребенка, а давать ему инструменты или советы по поведению в той или иной ситуации. Это и есть доверие, уверенность в том, что ребенок сможет справиться сам. Если ребенок будет понимать последствия своих действий, то будет чувствовать себя самостоятельным, а родители будут доверять тем решениям, которые он принимает. Это умение непременно понадобится и во взрослой жизни.

Шаг за шагом: строим отношения, основанные на доверии

Люди в основном не доверяют друг другу без причины. Взрослые вряд ли будут делиться своими секретами с малознакомыми людьми или рассказывать соседям о том, где они хранят деньги. Во взаимоотношениях между родителями и детьми ситуация ровно такая же: доверие не рождается из ничего.

Учиться доверять ребенку и делать так, чтобы он доверял родителям — это долгий путь, но он точно положительно отразится на семейных отношениях и на будущей жизни ребенка. Так что же делать, чтобы создать отношения, основанные на доверии?

  1. Быть честными. Честные родители искренне говорят о своих чувствах. Если папа или мама злятся, то они должны об этом сказать и объяснить почему. Как ребенок научится быть честным, если его родители сами не искренни?
  2. Принимать ребенка таким, какой он есть. Чтобы ребенок научился доверять родителям, им следует понять, что нет хороших или плохих переживаний. Ребенок должен знать, что все его эмоции важны, иметь возможность поделиться ими с родителями и не бояться, что его перестанут любить, если ему грустно или больно. Ребенок точно будет чувствовать, любят ли его даже в грязной одежде и с песком в голове, а в подростковом возрасте — с разбитым сердцем и плохими оценками.
  3. Строить четкие границы. Понятные для ребенка границы помогут ему проявлять свою свободу и снимут большую часть тревоги родителей. Маленький ребенок должен знать, с каких полок ему можно брать вещи, а с каких нет, а подросток — в котором часу стоит возвращаться домой и почему. Эти границы должны быть конкретными и однозначными. Не может быть такого, что сегодня что-то позволяют, а завтра за это наказывают.
  4. Общаться с ребенком. Родители порой удивляются, что ребенок не рассказывает о том, что происходило с ним в саду или школе, а на вопрос «Как прошел день?» отвечает просто «Нормально». В этом случае родителям стоит обратить внимание на себя. Подумайте, знают ли ваши дети, чем вы занимаетесь и как проходят ваши дни? Если нет, то нужно начать с себя и каждый день рассказывать о своем дне, потому что только так дети научатся делать то же самое. Ребенок учится пользоваться ложкой, видя, как это делают его родители. Общаться он учится так же.
  5. Всерьез воспринимать переживания ребенка. Например, у ребенка отобрали игрушку, и он приходит в слезах к родителям. Они не реагируют на это, потому что проблема им кажется ненастоящей. Да, в 35 лет — это не проблема, но в 5 — настоящая катастрофа. К переживаниям ребенка нужно относиться серьезно, а не обесценивать их, и, при необходимости, помочь найти выход из ситуации.

Развивать искренние отношения, основанные на доверии, стоит с самого рождения ребенка. Настоящее принятие ребенка и общение с ним помогут развить открытые и честные отношения в семье. Доверие между родителями и ребенком — одна из важнейших составляющих становления здоровой личности.

Отношения между взрослыми детьми и их родителями

Роли родителя и ребенка не просто привязаны к определенной фазе жизни. Каждый из нас есть и всегда останется чьим-то ребенком. Точно так же родитель является чьим-то родителем до старости. Бесконфликтной семьи почти не существует. Различные уровни конфликта являются частью родительско-детских отношений в любом возрасте.

Внутри семей, в которых алкоголь употреблялся в изобилии, существует риск того, что функциональные межпоколенческие отношения не могут быть достигнуты даже в течение десятилетий.Роли остаются неясными, а чувство вины и долга по-прежнему тяготит тех, кто вырос в этих семьях. Взрослые дети алкоголиков могут оказаться в двойном положении: им придется заботиться о собственном потомстве, а также о своих родителях, здоровье которых может ухудшаться. Есть ли у взрослых детей алкоголиков шанс или даже право освободиться от забот, причиненных их родителями? В данной статье обсуждается роль бабушек и дедушек, их возрастающая потребность в уходе и, возможно, все еще продолжающееся употребление алкоголя.

Понятие старости изменилось за последние несколько десятилетий. Пожилые стали более активными, по-прежнему осуществляя свои чаяния, исходя из собственных отправных точек. Употребление алкоголя также является частью жизни все большего числа стареющего населения. Масштабы различных типов отношений между родителями и дедушками расширились. Предположение предыдущих поколений о взаимности в поддержке и заботе между поколениями рушится: уже не очевидно, что бабушки и дедушки участвуют в воспитании своих внуков, выступая в качестве надежной поддержки, к которой можно обратиться в случае необходимости, например, по присмотру за детьми или финансовые проблемы.С другой стороны, бабушки и дедушки не всегда могут рассчитывать на помощь своих детей, когда они станут старше и, возможно, станут слабее. Кроме того, проблемы с алкоголем бабушек и дедушек еще больше затрудняют и без того «ослабленные» отношения между поколениями в сфере ухода.

Многие родители сталкиваются с вопросом, способны ли их собственные родители из-за употребления алкоголя заботиться о детях или даже встречаться с ними. Ситуация может вызвать негодование, потому что в соответствии с культурными традициями, в которых выросло нынешнее взрослое поколение, «бабушка и дедушка» обычно олицетворяют стабильность, тепло и безопасность.

Имеют ли бабушки и дедушки право встречаться со своими внуками, если они ранее находились в состоянии алкогольного опьянения в присутствии ребенка, когда родители находились в другом месте? Право ребенка на безопасную среду для роста всегда является самой важной проблемой. Это также относится к ситуациям, когда родители считают, что было бы важно получить помощь бабушек и дедушек, например, в уходе за детьми из-за таких обстоятельств, как озабоченность работой или семейные проблемы. Ребенок может подвергнуться травмирующим переживаниям также из-за повышенного риска для пожилых людей, связанного с употреблением алкоголя (например,грамм. судороги, нарушения памяти или несчастные случаи).

В то же время дети имеют право на отношения со своими бабушками и дедушками. Стоит разобраться с ситуацией на практике. Один из способов — устроить хотя бы короткие встречи, убедив дедушку и бабушку в трезвости. Также можно согласовать с ребенком определенные меры безопасности: например, способ уйти, если в поведении бабушек и дедушек проявляются определенные признаки. После посещения бабушек и дедушек ребенка можно спросить на «его родном языке» о подробностях произошедших событий.Поиск подходящего способа оставаться на связи и устраивать встречи в интересах всех сторон.

Справляться с зависимыми от психоактивных веществ пожилыми родителями всегда тяжело и тяжело. К сожалению, иногда это приводит к тому, что приходится прекращать все контакты с бабушками и дедушками своих собственных детей. В некоторых случаях негативные последствия разрыва с бабушкой и дедушкой мягче, чем боль, возникающая от общения. Друзья или, в идеале, поддержка со стороны сверстников могут помочь в поиске решений.

Будьте реалистичны в том, что вы умеете делать! Вы не должны жертвовать своей взрослой жизнью. Бесполезно помогать родителям протрезветь без их собственной мотивации. Хорошее практическое правило заключается в следующем: освободитесь от обязанности заставлять родителей трезветь, но поддержите их в том случае, если вы найдете подходящий момент, и они будут искренне мотивированы. Не позволяйте своим родителям выпивать, даже если они используют, например, финансовые проблемы в качестве компромата. Помните, что в первую очередь вы несете ответственность за собственное благополучие.Ваше благополучие — одна из самых важных вещей в жизни вашего ребенка!

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Переписку следует направлять Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Томпсон. St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на Psychol Aging. См. другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений. Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом.Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей.Хотя эта связь часто является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990). Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности.Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта. Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004).Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за расхождений в потребностях развития родителей и их детей. Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004). ; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями. Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия.Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории для группировки напряженности, обнаруженной в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Hagestad, 1987; Morgan, 1989, Talbott, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье.Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990).Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряжение в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996).Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения. Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей. Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном индивидуальном напряжении, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу. Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991).В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996). Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у своих взрослых детей.Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений. В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002).Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения.Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998). Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность.В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью. Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными из-за своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям.Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям.Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006). Родители также сообщают о большей двойственности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами. В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста.Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, на основе литературы, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

148

32

12

Повторный брак

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
9013
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в новой литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых ребенка, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых ребенка, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь, ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 ( отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности, ) до 7 ( очень верно, ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили обо всех родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряжение в отношениях было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении по крайней мере одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

12

9067

Отношения
напряженности
Индивидуальные
напряжения
Аффективная
солидарность
Отношения 904

Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **

8

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить вариации по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

взрослый по сравнению с ребенком

8 1,00

между семьей

Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 2.80 * 6.00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 3 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 901 901 9018 2 логарифм вероятности 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

90 100

9018 *

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2 Модель 2 Модель 2
B SE B F B SE B F B SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семьями08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,1208 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17

0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно большей соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали по крайней мере небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные различия или различия в уровне развития в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для индивидуальных напряжений, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложении в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и обычно более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослого и не достигли независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность, по-видимому, менее пагубна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и меньшей аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством в зрелом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских отношениях и отношениях взрослого и ребенка. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя эта связь часто является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за расхождений в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряжение в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном индивидуальном напряжении, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у своих взрослых детей. Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными из-за своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей двойственности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, на основе литературы, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

148

32

12

Повторный брак

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
9013
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в новой литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых ребенка, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых ребенка, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь, ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 ( отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности, ) до 7 ( очень верно, ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили обо всех родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряжение в отношениях было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении по крайней мере одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

12

9067

Отношения
напряженности
Индивидуальные
напряжения
Аффективная
солидарность
Отношения 904

Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **

8

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить вариации по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

взрослый по сравнению с ребенком

8 1,00

между семьей

Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 2.80 * 6.00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 3 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 901 901 9018 2 логарифм вероятности 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

90 100

9018 *

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2 Модель 2 Модель 2
B SE B F B SE B F B SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семьями08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,1208 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17

0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно большей соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали по крайней мере небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные различия или различия в уровне развития в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для индивидуальных напряжений, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложении в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и обычно более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослого и не достигли независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность, по-видимому, менее пагубна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и меньшей аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством в зрелом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских отношениях и отношениях взрослого и ребенка. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя эта связь часто является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за расхождений в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряжение в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном индивидуальном напряжении, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у своих взрослых детей. Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными из-за своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей двойственности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, на основе литературы, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

148

32

12

Повторный брак

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
9013
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в новой литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых ребенка, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых ребенка, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь, ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 ( отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности, ) до 7 ( очень верно, ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили обо всех родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряжение в отношениях было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении по крайней мере одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

12

9067

Отношения
напряженности
Индивидуальные
напряжения
Аффективная
солидарность
Отношения 904

Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **

8

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить вариации по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

взрослый по сравнению с ребенком

8 1,00

между семьей

Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 2.80 * 6.00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 3 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 901 901 9018 2 логарифм вероятности 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

90 100

9018 *

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2 Модель 2 Модель 2
B SE B F B SE B F B SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семьями08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,1208 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17

0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно большей соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали по крайней мере небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные различия или различия в уровне развития в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для индивидуальных напряжений, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложении в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и обычно более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослого и не достигли независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность, по-видимому, менее пагубна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и меньшей аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством в зрелом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских отношениях и отношениях взрослого и ребенка. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Social Psychology Quarterly. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected]ik. Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя эта связь часто является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и того, связана ли напряженность с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми, имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за расхождений в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Кроме того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряжение в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильном индивидуальном напряжении, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у своих взрослых детей. Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Под аффективной солидарностью понимаются положительные отношения между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными из-за своих дочерей, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о большем внимании к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей двойственности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, на основе литературы, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

148

32

12

Повторный брак

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
9013
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 0,32 0,32
Европейский американец 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники заполнили меру из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( очень много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в новой литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 (, очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых ребенка, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых ребенка, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослом ребенке ) и 4 ( отец, сообщающий о взрослом ребенке) .Мы классифицировали семьи по возрасту и полу взрослых детей: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь, ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( плохое, ) до 5 ( отличное, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует действительности, ) до 7 ( очень верно, ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца), а дети сообщили обо всех родителях, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряжение в отношениях было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному выборочному t-критерию ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , с. <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении по крайней мере одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

12

9067

Отношения
напряженности
Индивидуальные
напряжения
Аффективная
солидарность
Отношения 904

Индивидуальное напряжение 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **

8

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить вариации по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

взрослый по сравнению с ребенком

8 1,00

между семьей

Родство Индивидуальное
B SE B F B SE B F
Поколение / пол родителя 2.80 * 6.00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 3 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 901 901 9018 2 логарифм вероятности 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

90 100

9018 *

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2 Модель 2 Модель 2
B SE B F B SE B F B SE F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
Разница между семьями08 0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 ** 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0,1208 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17

0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно большей соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали по крайней мере небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные различия или различия в уровне развития в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для индивидуальных напряжений, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью воспримут наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложении в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между отцами и матерями могут исчезнуть по мере взросления, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители видят отношения. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и обычно более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Как предполагалось, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослого и не достигли независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти выводы еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность, по-видимому, менее пагубна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и меньшей аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные и связанные с развитием вариации напряженности во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством в зрелом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс Э. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских отношениях и отношениях взрослого и ребенка. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с гендером, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Пересмотр разрыва между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

5 способов, которыми родители и взрослые дети могут улучшить свои отношения

Отношения между родителями и их взрослыми детьми могут быть невероятно значимыми, если над ними работать намеренно.Но слишком часто старые привычки говорить и общаться мешают родителям и детям налаживать и поддерживать взаимовыгодные отношения. Вот пять способов улучшить вашу.

1. Говорите друг с другом как взрослые. Проведя десятилетия в общении друг с другом, родители и взрослые дети рискуют попасть в не соответствующие возрасту модели общения. Взрослые дети могут говорить и действовать моложе, чем они есть, особенно во время разногласий.Родители, в свою очередь, могут перестать разговаривать со взрослыми детьми, как если бы они разговаривали с ребенком, выдвигая неуместные требования или предлагая нежелательные советы. Если это произойдет, родители и дети могут сделать шаг назад и начать говорить как взрослые.

2. Возьмите на себя ответственность за отношения. И родители, и взрослые дети несут ответственность за формирование, поддержание и управление отношениями. Эти усилия включают в себя установление контакта, поиск компромиссов и переговоров, а также поиск взаимно приятных способов общения.Когда ребенок или родитель чувствуют себя вправе просто ждать, пока другой приложит усилия для построения и поддержания отношений, может возникнуть обида.

Источник: Pexels: Ketut Subiyanto

3. Научитесь конструктивному конфликту. Нездоровые конфликтные стили могут кальцинироваться в детстве, и их трудно исправить. Безмолвное лечение, пассивная агрессия, кричащие драки, игнорирование проблем и чувство вины — это лишь некоторые из деструктивных паттернов, которые негативно влияют на отношения.Часть ответственности за отношения заключается в том, что каждая сторона видит свою роль в этих конфликтных циклах и начинает замечать, как они могут реагировать по-разному. Шаги в этих конфликтных танцах могут измениться, но они не изменится, если вовлеченные стороны не приложат согласованных усилий, чтобы узнать, почему продолжают происходить знакомые споры, и решат изучить новые способы быть вместе.

4. Уважайте границы друг друга. Границы двусторонние, и родители и дети могут испытывать негодование, когда другой нарушает их границы.Родители должны решить, какой у взрослых детей есть доступ к информации и какой уровень поддержки они готовы предоставить. Взрослые дети тоже должны решить, какой уровень конфиденциальности и участия они ищут и принимают от родителей, особенно в сферах карьеры, отношений, образа жизни и финансов. Если родители и дети хотят улучшить непростые отношения, оба могут проверить, насколько хорошо они уважают границы друг друга.

5. Примите обратную связь. Отношения укрепляются, когда обе стороны могут принять обратную связь о том, как ощущаются отношения. Родители могут посоветовать ребенку позвонить пораньше вечером, выразить разочарование по поводу использования телефона во время личного разговора или указать, что они хотели бы, чтобы во время разговора спросили о собственной жизни. Взрослый ребенок, в свою очередь, может сказать родителю, какие разговоры кажутся ему комфортными или неудобными, или попросить поменять определенный тон на другой тон во время разговора.Принятие обратной связи — краеугольный камень здорового управления отношениями, и это означает принятие ответственности за свою роль в причинении вреда или раздражению другого человека.

Изменить сложно

Все эти улучшения требуют, чтобы и родители, и дети посмотрели на свои отношения и спросили себя: «Это работает для меня?» «Что я могу сделать, чтобы эти отношения наладились?» и «Есть ли старые способы быть вместе, из которых мы выросли?» Намного легче поддерживать статус-кво, даже когда это приводит к разочарованию.Изменения всегда труднее, но это также самый быстрый путь к большему удовлетворению в отношениях.

Изображение в Facebook: Halfpoint / Shutterstock

Отношения между результатами доверенного взрослого и подростка: протокол обзорного обзора | Систематические обзоры

Мы будем использовать Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и протоколов метаанализа (PRISMA-P) [17, 18], чтобы составить график и детализировать процессы и результаты обзора и обеспечить применение структурированного метода.

Группа проверки

Группа проверки состоит из опытных исследователей, имеющих опыт работы в области общественного здравоохранения, подросткового возраста и систематических проверок, а также лиц, принимающих политические решения / лиц, принимающих решения, в задачу которых входит улучшение здоровья и благополучия населения Шотландии.

Критерии включения и исключения

Будут применяться критерии конкретного дизайна исследования, популяции, вмешательства / воздействия и исхода (SPIO), как подробно описано ниже.

Дизайн исследования

В обзоре будут рассмотрены все дизайны исследования и типы публикаций, в том числе количественные (e.грамм. испытания, обсервационные исследования) и качественные исследования, а также неопубликованная (серая) литература и отчеты, чтобы снизить вероятность систематической ошибки публикации. Многие соответствующие отчеты могли быть написаны благотворительными организациями (например) с целью улучшения результатов для детей, потенциально включая обширные знания и опыт. Поэтому было сочтено важным, чтобы такая экспертная работа не исключалась. Однако включение будет ограничиваться отчетами или исследованиями, в которых представлены данные о результатах, а не только обсуждениями или мнениями (если они не имеют отношения к определениям и ролям, как указано выше).

Население

Подростки — это возраст от 10 до 19 лет, согласно определению Всемирной организации здравоохранения «второе десятилетие» подросткового возраста [19], когда отношения между взрослым, которому доверяют (например, учителем, членом семьи, работником службы поддержки), являются сообщается в отношении исходов в подростковом возрасте. Если соответствующие результаты выходят за рамки этих лет (например, последующие воздействия в зрелом возрасте), мы будем искать доказательства того, что доверенный вклад взрослых имел место в подростковом возрасте.Точно так же, если возрастной диапазон участников включает и выходит за пределы подросткового возраста, эти исследования будут включены.

Мы изучим полученные данные в отношении возрастного диапазона изучаемых групп населения, чтобы установить, например, есть ли взаимосвязь между сроками проведения вмешательств, возрастом подростков и сообщаемыми результатами.

Вмешательства

Включенные вмешательства — это любое исследование, в котором вмешательство (или воздействие, более широкие отношения с) взрослым, которому доверяют, оказывает влияние на здоровье или результат обучения подростка.Это может включать исследования, где:

  1. 1)

    Качественно описана взаимосвязь между результатами для взрослых и подростков, которым доверяют.

  2. 2)

    Взаимосвязь между результатами доверенного взрослого и подростка представлена ​​количественно (например,грамм. поперечные / продольные ассоциации, РКИ, другие контролируемые испытания, тематические исследования).

Для целей данного обзора взрослый, которому доверяют, определяется как человек, к которому «дети и молодые люди могут обратиться за помощью и будут относиться к ним серьезно» [20]. Далее это определяется как поддержка со стороны конкретного, надежного (взрослого) человека, который действует ответственно, а не (социальная) поддержка как более общая концепция [5].Признано, что может быть много разных способов, которыми такой человек или отношения определяются или называются в литературе; например, в одной статье, посвященной неблагоприятному детскому опыту, этот человек определяется как «всегда доступный» взрослый [21]. В другой литературе таких фигур называют «естественными наставниками» [22]. В рамках результатов обзора мы постараемся составить список терминов и определений для доверенных взрослых, используемых во включенных документах, чтобы облегчить сравнение и помочь в определении основных компонентов роли.Для этой части процесса мы можем ссылаться на неэмпирические данные, которые обеспечивают релевантное понимание терминов и определений, используемых в данной области.

Задача проверки будет сосредоточена на влиянии, которое такой человек или отношения могут оказать на здоровье и результаты образования молодых людей во втором десятилетии их жизни.

Результаты

Основное внимание уделяется здоровью подростков (включая общее благополучие, здоровое поведение и психическое здоровье) и результатам, связанным с образованием (достижения, годы обучения и т. Д.)). Результаты в более позднем возрасте (например, во взрослом возрасте), неявные или явные, также будут включены в качестве вторичных данных при условии, что доверенные данные взрослых присутствовали в подростковом возрасте.

Ограничители и исключения

Для обеспечения валюты и доставки в ограниченные временные рамки будут включены только исследования за последние 10 лет (т.е. 2007 г. и далее), а также серая литература за последние 5 лет (т.е. 2012 г.) . Несмотря на то, что будет применяться ограничение на английский язык, географические границы не будут установлены.Признано, что определения вреда, поддержки и результатов здоровья / образования необходимо будет принимать в контексте конкретного географического (странового) местоположения [2]. Мы исключим исследования, в которых основное или единственное внимание уделяется людям с конкретными, ранее существовавшими потребностями в области здоровья или обучения (например, аутизмом) из-за их уникальных требований.

Мы также исключим исследования, которые посвящены исключительно программам для родителей, которые направлены на развитие родительских навыков (как правило, для родителей детей младшего возраста), а не на изучение роли взрослого, которому доверяют, для детей-подростков.

Протоколы, которые не сообщают о результатах, будут исключены.

Критерии включения и исключения приведены в таблице 1.

Таблица 1 Критерии включения и исключения

Источники данных и стратегия поиска

Электронный поиск

С использованием Тезаурус и система индексации MEDLINE для определения соответствующих заголовков MeSH и ключевых / текстовых слов, связанных с доверенными взрослыми и подростками (см. Дополнительный файл 1: Приложение 1).При необходимости он будет адаптирован для использования во всех включенных базах данных. Ожидается, что не вся литература будет относиться именно к термину «взрослый, которому доверяют», и, возможно, потребуется использовать альтернативный круг ведения или свидетельства такой роли, которые запрашиваются в отдельных документах / отчетах.

В обзоре будет использоваться широкий спектр баз данных, включая MEDLINE, ERIC, Education Abstracts, Web of Science, ASSIA, Sociological Abstracts, PsycINFO, Social Services Abstracts, IBSS, Cochrane Library, ProQuest Public Health и SCIE Social. Уход онлайн.

Поиск в других ресурсах

Мы будем выполнять поиск в Google / Google Scholar и связываться с экспертами в этой области, чтобы получить доступ к серой литературе и другой соответствующей работе, не полученной с помощью поиска в базе данных.

Мы будем просматривать списки литературы и выполнять поиск по цитированию включенных исследований, чтобы найти дополнительную соответствующую литературу.

Система управления библиографическими данными (RefWorks ™) будет использоваться для хранения и организации результатов поиска.

Выбор исследования

После выявления и удаления дубликатов (с помощью RefWorks ™) названия и отрывки идентифицированных работ будут проверены с использованием широких критериев включения, касающихся результатов здоровья или образования надежных взрослых и подростков.Все статьи, которые соответствуют этим первоначальным критериям, будут проходить полную проверку. Два из трех рецензентов (JP, RW, DM) будут проверять статьи вслепую независимо на всех этапах процесса проверки, а любые разногласия разрешаются другим членом группы проверки. Этому будет способствовать использование Covidence.

Полнотекстовые статьи / отчеты будут извлечены и проверены с использованием конкретных критериев дизайна исследования, популяции, вмешательства и исхода (SPIO), как указано выше. Исследования, не соответствующие критериям включения, будут исключены с указанием причины исключения.Будет подготовлена ​​блок-схема с подробным описанием и обобщением процесса выбора с указанием количества включений и исключений на каждом этапе.

Извлечение данных и управление ими

Данные отдельных исследований будут извлечены в заранее разработанную электронную таблицу, включая год и место проведения исследования, дизайн исследования, популяцию исследования, тип вмешательства / поддержки, результаты и комментарии рецензента (например, относящиеся к актуальность, строгость, исключения). Последнее поле документирует любые существенные недостатки конструкции или качества доказательств.Данные будут извлечены независимо и перепроверены двумя рецензентами.

Оценка исследования

Мы будем использовать инструмент оценки смешанного метода [23], чтобы указать на ценность отдельного исследования. Это будет включать оценку целей / задач исследования, релевантности и репрезентативности совокупности / выборки, показателей отклика, достоверности результатов и предвзятости / ограничений. Оценка исследования будет оцениваться независимо двумя рецензентами и перепроверяться для достижения консенсуса оценки с третьим рецензентом, если это необходимо.Мы признаем, что ограничения качества отчетности (а не качества метода) могут присутствовать, особенно в серой литературе. Поэтому мы не планируем исключать исследования на основании оценки качества, кроме как при проведении метаанализа, когда будут включены только данные, полученные из исследований, которые полностью соответствуют критериям оценки. Если это возможно, с отдельными авторами свяжутся для получения дополнительной информации.

Мы представим сводную таблицу с подробным описанием того, были ли критерии оценки полностью, частично или не выполнены, и укажем, где это было основано только на опубликованных отчетах из-за отсутствия дополнительной информации.

Анализ данных

Описательный анализ

Будет проведено числовое резюме и тематический анализ результатов. Цифровое резюме предоставит обзор включенных исследований. Тематический анализ качественных данных будет включать подход картирования разума [24] для построения диаграмм ассоциаций и связей между результатами отдельных исследований. Такое представление, когда в центре внимания находятся доверенный взрослый и подросток, может помочь показать связи (и в данном случае потенциальные средства поддержки), ранее не очевидные в чисто письменных форматах [24].Это поможет дать ориентировочный синтез результатов обзора и поможет разработать начальную схему, которая может предложить пути, посредством которых присутствие доверенного взрослого может повлиять на результаты в подростковом возрасте. Эта структура будет доработана в ходе консультаций в стиле семинара с ключевыми заинтересованными сторонами (например, полевыми экспертами, подростками, учителями), чтобы обеспечить соответствие практике и политике. Группа заинтересованных ключевых заинтересованных сторон уже была определена в результате усилий группы по анализу.Ожидается, что их вклад обеспечит основу, с помощью которой первоначальный анализ и результаты обзора могут быть связаны, например, с руководством по вмешательствам взрослых, которым доверяют. Мы также стремимся создать удобную для пользователя карту доказательств [25] в виде наглядного рисунка, чтобы проиллюстрировать и обобщить результаты, а также обеспечить, чтобы результаты обзора были «доступными, усваиваемыми и пригодными для использования» [26]. Оба эти процесса станут частью распространения обзора, наряду с более формальными презентациями и публикациями как для ученых, так и для практиков.

Статистический анализ

Меры воздействия вмешательства

Это применимо к экспериментальным / интервенционным исследованиям (например, РКИ). Если результаты исследования достаточно однородны и поддаются объединенному синтезу (результаты измеряются таким же образом и в одинаковые моменты времени), будет выполнен метаанализ. Мы будем использовать программное обеспечение Review Manager 5 (RevMan5), чтобы помочь в этом процессе.

Мы рассчитаем отношения рисков для дихотомических исходов или стандартизированные средние различия для непрерывных исходов.Для дихотомических результатов (например, курильщик / некурящий; уровень образования) будет рассчитан коэффициент риска (ОР) и их 95% доверительный интервал (ДИ). Для непрерывных результатов (например, шкалы благополучия Лайкерта) будут использоваться средние различия (MD) с 95% доверительным интервалом или стандартизованные средние различия (SMD) (в случае разных шкал измерения).

Если имеется достаточно релевантных данных, относящихся к однородным группам или типам вмешательства (например, наставничество в школе), будет рассмотрен кластерный анализ.Кластерные рандомизированные испытания будут анализироваться отдельно от индивидуально рандомизированных испытаний, чтобы предотвратить недооценку стандартной ошибки оценки эффекта из-за проблем с единицей анализа. Мы будем использовать метод эффекта дизайна, описанный Элдриджем и Керри [27]. Некоторые кластерные испытания не могут быть скорректированы для кластеризации в их анализе, поэтому мы можем попытаться оценить коэффициент внутрикластерной корреляции (ICC).

Если авторы не предоставят необходимые данные в статье, мы напишем им, чтобы запросить эти данные.Если мы не сможем получить данные, мы будем использовать скорректированные результаты и руководствоваться процессами, объединяющими скорректированные и нескорректированные результаты в смешанном исследовательском синтезе [28].

Неоднородность

Мы будем оценивать неоднородность путем визуального осмотра лесных участков и с помощью статистического теста на неоднородность I 2 I 2 [29]. I 2 значений в диапазоне от 0% (однородность) до 100% (неоднородность) будут рассчитаны для количественной оценки изменчивости эффекта исследования.Значение I 2 более 50% будет считаться точкой отсечения для значительной неоднородности [29]. По возможности будет проведен анализ подгрупп для изучения и объяснения неоднородности исследований [30].

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *